Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
12 апреля 2010

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Петербург – петушки.

- Вот, что, мужики, - сказал Саша, едва мы налили по первой рюмке на
загородной турбазе.
- А нам, что ли, уши закрыть? - обиделась Ленка.
- Можете слушать, - разрешил оратор, - так, вот… - Саша достал
худосочную книжицу и помахал ею перед нашими лицами, - попрошу меня не
перебивать!
С этого момента, собственно говоря, и началась настоящая история нашего
знакомства. В то время Саша работал в одной из петербургских газет и
был, несомненно, перспективным журналистом. Мы случайно повстречались в
коридорах издательства и быстро выяснили, что объединяют нас три общих
страсти – рыбная ловля, любовь к алкоголю и чтению, так что дальнейшее
общение мы уже продолжили за выпивкой на рыбалке.
У Саши существовала непростая методика культивирования собственного
таланта, приносившая, по словам сведущих людей, изрядные хлопоты
окружающим. Еще до нашего знакомства, сочиняя бессмертные репортажи,
Саша любил бродить босиком по деревенской росе. Однако, пригороды Питера
- это вам не Ясная Поляна, и в одно недоброе утро, он провалился в
заброшенную силосную яму, в которой просидел с вывихнутой лодыжкой до
полудня, пока даже самые беспечные из его собутыльников не осознали, что
Сашин мобильник замолк неспроста.
Позднее он медитировал на надувном матрасе, и течением его занесло в
середину купающегося в реке колхозного стада. Бурёнки, стоявшие по шею в
теплой воде, с интересом тянулись мокрыми носами к заезжему журналисту,
а проснувшийся Саша, не имеющий опыта общения с животными крупнее
хомячка, от безысходности принялся читать им собственные вирши.
Разомлевшие коровы со слезами в глазах тупо сжевали зеленые борта
матраса, и Саша чуть не утонул вместе с поникшим плавсредством посреди
впечатлительных поклонниц.
Потом его слегка поколотили на ферме, куда он по недомыслию сунулся за
сатисфакцией, потому, что у двух самых сентиментальных коров случилось
несварение желудка, от того, что они съели обрывки матраса и фермерам
пришлось раскошелиться на ветеринара. В общем, к моменту нашего
знакомства друзья стали с опаской относится к его чудачествам.
. И вот сейчас Саша прочитал книжку Венедикта Ерофеева «Москва -
Петушки» и со всей серьезностью проникся её содержанием:
- Венечка безусловно талантище, - вещал Саша в наполненную рюмку, -
какая глубина мысли в этой фразе: «и немедленно выпил». Вы только
вдумайтесь, за этими тремя словами целая жизнь, судьба великого
писателя! Мы вяло кивали головами, искренне недоумевая, что может быть
«великого» в этой книге, за исключением озвученной фразы.
Вот тогда-то и достал Саша компоненты коктейля «Слеза комсомолки»,
названия которых он почерпнул из ерофеевского гимна алкоголизму:
- Раз Ерофеев это пил, а после творил шедевры, значит, напиток
способствовал его гению.
- Ерофеев жил при социализме, выпей-ка лучше с нами водки, - говорили мы
хором.
Но Сашу было не унять:
- «Вы жалкие, ничтожные люди», - сыпал он цитатами, путаясь в авторах и
жанрах,- этот напиток открывает чакры и прочищает космические каналы.
Только через муки пития можно получить доступ к вселенской базе данных,
- и Саша принялся за составление коктейля из прочитанной книжки.
- Ты где взял эту дрянь? - столпились вокруг него наши барышни.
- Масло вербены я купил в магазине.
- Нет, Саша, вот, это: «Лосьон для лица «Лаванда» содержит витамин С,
натуральное лавандовое масло и 35% спирта», - зачитала Ленка,
отпечатанное на этикетке, -
«Очищает кожу, обладает антисептическими свойствами». Саша, зачем тебе
чистая кожа?
- Это я у бабушки взял, у неё ещё много разных напитков осталось, -
отвечал Саша, помешивая отраву сухой веточкой.
- А может быть лак для ногтей не нужно? – волновалась человеколюбивая
Ленка
- Я буду делать всё только по рецепту, - проявил Саша свою
несговорчивость, - потому что космический канал моего таланта может не
раскрыться, - и добавил с мутную жидкость зубной эликсир, - подай-ка мне
лучше Кока-Колу.
- Колу это ты напрасно, - сказал молчавший до этого Олег, - хороший
напиток испортишь.
Саша дрогнул лишь на секунду,
- В рецепте сказано развести лимонадом, - и он плеснул в пузырящуюся
смесь коричневую Колу.
Потом Саша сделал так, как задумал - он налил в пластмассовый стаканчик
зловонный раствор и немедленно выпил. Комсомолки мгновенно заплакали, и
почти тотчас у Саши начали прочищаться каналы для связи с космосом.
Сначала у него заслезились глаза, потом бурным потоком заструились
разноцветные сопли, а изо рта обильно выступила мыльная пена. Канал,
остававшийся до поры не задействованным, Саша прочищал позднее, сидя на
корточках в дальних кустах и до рассвета устанавливал связь с Марсом,
оглашая окрестности звуками мантр.

- А ведь как символично получилось, - тяжело одолевая спазмы, говорил
нам зеленоватый Саша следующим днем, - вон в тех кустах, он слабо
взмахнул рукой, - растут такие синие цветочки - ирисы. Мы их в детстве
называли «петушками» и делали из их листьев свистульки.
Он устало свесил больную голову, задумался, а потом с трудом добавил:
- Пожалуй, Кола на самом деле была лишней, - и, охваченный
воспоминаниями, содрогнулся, резво подскочил и бросился в приветливые
кусты, где росли синенькие петушки.
Кстати, это был последний год, когда на турбазе росли ирисы – следующей
зимой их подморозило, растения высохли, пожелтели и больше никогда не
цвели. По крайней мере, Саша ссылается именно на эту версию и
утверждает, что он тут вовсе ни при чём.

Михаил
Были когда-то мы с моим тогдашним соседом юными аспирантами-раздолбаями.
Я – биолог, а он – программист. Решили было модель водной экосистемы
соорудить, раз уж так совпало. Ну и ходили к нему в институт, где стояли
(кто постарше, помнят) здоровенные советские ЭВМ. И вот идем мы по
коридору его института, по какому-то чужому факультету. А выглядел сосед
весьма солидно, одевался строго – костюм, галстук, рубашка
накрахмаленная, даже если (особенно если) с тяжкого похмелья. Выглядеть
всегда старался невозмутимо.

Так вот, вдруг подбегает к нему какая-то взволнованная студентка.
Вцепляется в его рукав и начинает что-то лопотать. Я разбираю не всё,
понимаю лишь, что речь идет о несданном зачете, какой-то связанной с
этим катастрофе, необходимости ликвидировать задолженность вот прям
здесь и сейчас, причем добиться этого она любой ценой готова... Сосед
дает ей увлечь себя в аудиторию, подмигивает мне – подожди, мол. Через
некоторое время та же невозмутимо, поправляя галстук, выходит. Следом
появляется студентка с нарушенной прической, что-то на ходу застегивая,
и срывающимся голосом спрашивает: а... а... ЗАЧЁТ???

Хладнокровно повернувшись к ней, сосед менторским тоном произносит:
"Голубушка, помилуйте... Во-первых, так зарабатывать зачёты – глубоко
аморально. Во-вторых, я всего лишь аспирант. В третьих – с другого
факультета. Нельзя так поступать, милочка, идите учить!" Отворачивается
и направляется дальше по коридору...

_____
P.S. История, конечно, некрасивая, но ведь это не развод наивной
девочки, не принуждение, а столкновение двух аферистов ("вор у вора
дубинку украл"). Барышня сама такую инициативу проявила. Что позволяет
мне увидеть в произошедшем и некоторую чёрно-юмористическую сторону.
Ох, умеют женщины уесть, умеют... Ничего не скажешь...

Звонит тут знакомая, узнаёт, как дела. Выясняет, что гриппую,
расспрашивает, значит, о симптомах. Ну, я и говорю: да башка, мол,
ничего не сображает, язык совсем не ворочается, колбасит нипадеццки...

А она спокойно так, безо всякой паузы отвечает: ну, это-то всё
понятно... а новые-то, необычные симптомы какие-нибудь есть?
Только что. Щелкаю по каналам и натыкаюсь на передачу про торнадо на
дискавери. Америкосы как обычно что-нибудь спасают, ну там - весь мир
или планету, а тут торнадо идет на маленький городок.
Все снято в привычном стиле "Экшн Вживую" - страшные рожи, камера
дергается, отчаяные крики и проч.
Все смотрят на торнадо, который правда пока представляет просто сильный
ветер, но по их версии он "идет на этот город и разрушит его".
Зачем-то им надо подъехать ближе. Страсти накаляются, камера дергается
все сильнее, крики всё истеричнее. И вот наконец они решают, что настал
момент когда надо ворваться в эпицентр этого торнадо-убийцы, который вот-вот до основания разрушит целый город.
И ТУТ.... Отчаяный крик!!!
"Джон!!!" Мы не сможем там проехать!!!"
"Там - ОДНОСТОРОННЕЕ ДВИЖЕНИЕ!!!!!!!!!"
Занавес.
После того как в московском метро с турникетов убрали монетоприемники и
поставили валидаторы появилась байка про "божью помощь". Подходит,
дескать, к турникету, ближайшему к старушке-контролеру, молодой человек
студенческой наружности в вязанной шапочке с отворотом, три раза истово
крестится, и со словами "господи, помоги пройти, отвешивает поклон,
почти касаясь лбом валидатора. Турникет откликается зеленым светом, и, с
божьей помощью, молодой человек проходит, опять перекрестившись.
Рассказывали, что бабушка-контролер раз двадцать безуспешно пробовала
повторить трюк, шепча что-то вроде: "вот нагрешила-то, господи, даже в
метро не пускают". Она же не догадывалась, что у этого ёрника за
отворотом шапочки магнитный проездной лежал.
Мне эта байка понравилась, на легкую свою богохульность несмотря. Я уж и
забывать про нее начал, за давностью. А тут недели три назад мне на
работу к обеду надо было. Вхожу в метро на станции "Орехово", сразу в
кассу за проездным.
Пусто почти, только в холле стайка подростков вьется. Ржут, толкаются,
чего-то замышляют и на старенькую контролершу посматривают. Один
худенький и верткий паренек шапку вязанную снял, карточку за отворот
затырил, шапку надел - и к турникету. Я сразу байку вспомнил. Парень
останвился, перекрестился три раза не в ту сторону и поклонился с
размаху. С размаху лбом об верхний угол турникета. Бздумммм, - отозвался
турникет железным гулом, перекрывая шум подходящего поезда. Бздумм, -
ответило ему эхо.
Бабулька с криком: "Что ж ты делаешь, зараза", - как молодая сорвалась с
места к пареньку. Зараза же ножки раскинул, на холодном полу сидит и
только глазами вращает. Даже не глазами, а глазищами, потому что он их
вытаращил с юбилейный рубль, который с Лениным был, если кто помнит. А
вокруг головы у парнишки, как бы птички колечком чирикают. Насчет птичек
мне может и показалось, но паренек их точно видел - он так сильно
приложился, что и у меня в голове зазвенело. Две девчонки-милиционера на
звук подошли, помогли парню встать. Одна наручники с ремня отцепила и
ему протягивает: на, мол, ко лбу приложи холодное. Зараза, как наручники
увидел, так на выход и рванул, под гогот своих друзей, милиционеров и
скрипучий смех контрольной бабушки. Парень спешил не зря. На выходе его
лоб приняла тяжёлая метрополитеновская дверь, вовремя отпущенная
заботливой рукой выходящего пассажира. Бздумм, - стекло не дало такого
раскатистого звука, как железная коробка турникета и эхо не
откликнулось. Со второй попытки, чуть пошатываясь на бегу, новоявленный
чудотворец туловищем распахнул дверь и скрылся в подземном переходе.
- Спаси тя господь, сынок, - пробурчала ему вслед бабка на контроле,
правильным, отточенным годами движением перекрестилась, а я сел в поезд
и уехал.
Вот таким замысловатым образом я пришел к выводу, что надо ускорить
введение школьного предмета "основы православной культуры", или черт его
знает, как он будет называться. Потому что креститься надо правильно, и
тогда любой турникет распахнет свои клешни перед тобой.
РЕАЛИСТИЧНЫЙ ВЗГЛЯД
В зоомагазине я подслушал, как женщина расхваливает мужу какую-то
особенную кошачью миску для воды.
- Смотри, в ней даже фильтр имеется! - подчеркнула она.
У того был совсем иной взгляд на вещи: "Дорогая, наш кот пьёт из
унитаза".
Джеймс Дженкинс. США
Случилась история лет шесть назад, когда я еще читал лекции на дневном
отделении. Лекционные залы тогда не были отремонтированы (как сейчас).
Трибуны стояли без микрофонов, плюс к тому же и шатались из-за чего
лекторы сидели за обычными столами "в президиуме" на которых
раскладывали лекционные материалы.

Студенты сидели за обычными партами, у большинства не было передних
панелей, загораживающих ноги. Поэтому, если девушки в первом ряду
надевали мини юбки и ставили ноги на металлическую приступочку, лектор
неизбежно знакомился с актуальными коллекциями диких орхидей, димов,
интимиссими и т. п., что юные нимфы прекрасно осознавали.

На лекциях молодых преподавателей первые ряды были заполнены девушками
весьма плотно, но мое внимание привлекла только одна группа молодых
прелестниц. Я дал ей условное название трио "Светофорчик" .

Как бы не менялись модели надеваемых ими трусов, эта троица всегда
соблюдала четкую последовательность: красный, желтый зеленый. Так они и
сидели из лекции в лекцию, записывая, впрочем, весьма усердно и по делу.

Вначале это очень забавляло, я замечал, они замечали, что я замечал. Т.
е. все занимались своим делом.

Потом, как и всё, что повторяется периодически, "Светофорчик" вошел в
привычку и я на него уже не отвлекался. Девушки это поняли.

И вот, на одной из лекций я почувствовал некий дискомфорт, причина
которого была в этом светофорчике. Что-то нарушало логику ситуации.
Причину логического сбоя я долго объяснить себе не мог, ведь формально
ничего не изменилось и последовательность цветов в этот раз была такой
же: красный-желтый зеленый. Но, когда во время одной из пауз я позволил
себе вглядеться повнимательнее, то увидел, что последовательность голов
над цветами изменилась. Паршивки поменялись местами, но
последовательность цвета своих трусов оставили такой же.

Курс этот уже выпустился. Участницы трио были, видимо, из хороших и
успешных семей (да и сами они, как я понял, отличались и умом, и
старательностью). Двоих из них я периодически встречаю в бизнес-центре,
расположенном неподалеку от нашего института. Видимо работают в каких-то
консалтинговых компаниях. Методом исключения примерно понимаю в каких,
т. к. многие из консультантов, сидящих в б. ц. нами использовались.

Девушки расцвели, похорошели (породистые женщины спокойно хорошеют до
30-35 лет). Ни грамма лишнего веса (фигуры не подурнели). Здороваются.
Молодцы.
Рабочие Carlsberg в Дании бастуют ради бесплатного пива.

Рабочие пивоваренного завода Carlsberg уже несколько дней бастуют в знак
протеста против новых правил, которые установили ограничения на
количество бесплатного пива, дозволенного к употреблению в течение
рабочего дня.

Согласно правилам, вступившим в силу с начала этого месяца, работники
могут выпивать только во время обеденного перерыва.

В забастовке принимают участие более 250 человек.

Представители рабочих говорят, что менеджмент, принимая столь
ответственное решение, не посоветовался с ними.

"Carlsberg протолкнул [эту идею] через наши головы. Они не хотят
диалога", - заявил Микаэль Кристиансен, представляющий бастующих.

По словам Кристансен, до сих пор на производстве не было происшествий,
связанных с алкоголем, а следовательно, не было нужды что-либо менять.

Забастовка повлияла на доставку пива в датскую столицу, так как к стачке
присоединились и водители, развозящие готовую продукцию.

В компании настаивают, что не намерены отменять своего решения.

Стачка началась в среду и пока непонятно, когда закончится.

"Мы не знаем, как долго будет продолжаться забастовка, но надеемся, что
все закончится, как можно скорее", - заявил директор по коммуникациям
Carlsberg Йенс Бекке.

Прочитано на сайте Би Би Си.
ВЕЙ’З МИР

Вэй`з мир! (идиш - "Б-же мой!") – Фраза, которую еврей может сказать в
любой ситуации. Особенно, если ситуация возникла неожиданно и не
вызывает особенного оптимизма.

Верблюда я впервые увидел в зоопарке. Было это в далеком детстве, скорее
всего весной. Верблюд был двугорбый. Один горб у него был голый, на
другом шерсть торчала клочьями. Наверное он линял. Верблюд издавал
жуткие звуки – смесь мычания и рычания. Потом он повернулся ко мне и
навскидку плюнул. По моей новой рубашке расползлось отвратительное
пятно, которое как оказалось позже отстирать было невозможно. Пришлось
рубашку выбросить.

Снова я увидел верблюда через много лет в Израиле. На
http://world.lib.ru/b/b_a/pictureweekly.shtml вы тоже можете
полюбоваться этим животным. Израильский верблюд оказался значительно
цивилизованнее своего зоопарковского сородича, не кричал и не плевался.
Но доверия у меня так и не вызвал. И как станет ясно из истории ниже не
только у меня.

Мать моего приятеля (светлая ей память) была женщиной героической. В
октябре 1941 года она вывезла из Харькова буквально последним поездом
себя и своих детей, сестру и ее детей (мужчины воевали), своих родителей
и родителей мужа, а еще дедушку, которому было хорошо за восемьдесят.
Дедушку сразу положили на третью полку. Там он и лежал совешенно молча и
не реагируя даже на бомбежки. Через несколько недель эшелон добрался до
Средней Азии. По крайней мере там было тепло. В вагоне открыли окна. На
каком-то полустанке к вагону подошел верблюд и просунул в окно голову.
Дедушка, который прожил всю жизнь в местечке на границе Украины и
Польши, открыл глаза, посмотрел на верблюда и горестно сказал: - Вэй`з
мир! Куда мы заехали?!

Abrp722
9
Уважительная причина.
Сразу после развала Союза, моя мать, еще молодая и крайне энергичная
женщина, потеряла работу. Заводы-фабрики тогда закрывались одна за
другой, сельское хозяйство также пришло в упадок. Без работы остались
многие. И стали открывать для себя новые сферы деятельности. Вот и мама
- занялась торговлей. А продавала она - хрен с томатом в майонезных
баночках. Все наше немногочисленное семейство ей помогало - кто-то
чистит корешки, кто-то моет банки, кто-то варит томат. Для несведущих
поясню - им разводят измельченное корневище. Томата, кстати, требовалось
много. Что бы на всю зиму хватило. Сварили мы как-то 300 (триста)
трехлитровых банок. Короче, все при деле. Только папик наш - как ни
пришей рукав к одному месту. Запил по-черному на почве утраты
коммунистических идеалов. Короче, помощи от него никакой. Я маме говорю:
"Разводись с ним. Дети, то есть мы, уже взрослые, тебя поддерживаем,
поживешь для себя, сколько можно терпеть мужнино пьянство?" Маман
сначала задумалась, потом опомнилась и говорит: "Как же я с ним
разведусь, в его подвале мои триста банок с томатом стоят, мне их больше
хранить негде!" Так не развелась....

P.S. И правильно сделала. Папик со временем пить бросил.
Однажды английский наследный принц Чарльз выступал перед австралийскими
школьниками и случайно выронил листок. Слова, которые он произнес с
досады были следующие: " OН God, my bloody bit of paper", что в переводе
с английского означало: "Ах ты %лядь! %банный листок". На листке,
кстати, по утверждениям прессы было написано - "сквернословие -
презренная и глупая привычка".
Это было конец 70-тых. Я поступил в Иркутский политех. Тогда же было пик
социализма и в Вузах преподавали историю славной КПСС, ну и тому прочее
и эту историю вела сама завкафедрой гум. наук, женщина такая видная,
крупная, в молодости была красивой, наверное. Сейчас забыл её имя Она и
лекцию читала и семинарию вела. Я один раз лекцию посетил, и потом
пришел на первую семинарию. И вот она зашла и начала с нами знакомиться.
Да забыл сказать, что я из Монголии, там учился в спецшколе и по-русски
не было проблем. Мои одногруппники, тоже монголы, что-то стараются
по-русски сказать, но туговато получаются. Она немного сердится,
говорит, что она работала у нас, и знает, что в школах преподают
русский. Пришёл мой черёдь. Ну встал, назвался, своих ребят стал
представлять. И тут она начала меня хвалить за знание русского, а других
ребят укорять, мол из одной страны приехали, а такая разница знаний
русского языка, и мне поставил отл. оценку. Это были мои последные
посещение занятий по КПСС, т. е. целый я прогулял. И вот экзамен. Я на
зачёт не пришёл, поэтому должен был сдавать зачёт и экзамен
одновременно, правда с другой группой. Взял билет и вроде готовлюсь, а в
голове ессно, ни фига. Препод. мучает одного парня, русского, спрашивает
почему так много прогулов, а он мямлит что-то о больной жене, ребёнке ну
и т. п. Тут она подзывает меня, сажает рядом с этим парнем, а у меня
чистый лист бумаги. Ну она тоже почему прогулы-мрогулы, то сё. А меня
терять нечего. Отвечаю, мол, дурака валял и поэтому прогуливал. Она на
меня так странно посмотрела, видно не ожидала такого ответа, думала,
тоже буду оправдываться. Обращаеться к тому парню и говорит, вот ты смог
прогуливать, смог бы вот так честно признаться, а не врать всякую
ерунду. И поставила мне тройку, видно за честность. Вот была радость.
В одном примечательном вузе, названия которого я, движимый инстинктом
самосохранения, называть не буду, у многих преподов, аспирантов и
студентов есть такое хобби – коллекционировать публичные высказывания
своего ректора. Вот лишь некоторые из них.
"Некоторые тут зачастую считают, что в них есть необходимость. Нет, в
них есть обходимость, чтобы без них обходиться."
"Всё зависит только от серого существа, которое у вас вот тут!" (стуча
себе по голове)
"Не беспокойтесь, я вас всех похороню!" (данное и не сдержанное обещание
оплачивать похороны померших сотрудников)
"Каждый профессор должен поиметь двух аспирантов."
"Зачастую мои распоряжения плохо игнорируются. Пора ввести штатные
должности смотрящих по кафедрам."
"Мы тратим 5000 квадратных метров долларов в год на одного студента, а
на аспиранта, соответственно, больше!"
"Они сделали многое, чтобы вы прошли сквозь стены нашего университета"
(о родителях новоиспеченных первокурсников)
"Вы думайте, так сказать, что вы победоносно, так сказать, на вершина!"

Вчера<< 12 апреля >>Завтра
Лучшая история за 25.09:
- Инструкция к электрофону! — провозгласил Дмитрий.
- В мусор!
- Паспорт на магнитофон!
- В утиль!

В любом доме есть "ящик для документов". Старая обувная коробка, где погребены старые справки, паспорта к украденным лет двадцать назад наручным часам и корочки несуществующих уже организаций.
Периодически места для новых ненужных бумаг в "ящике" перестает хватать. Тогда хозяева устраивают "чистку".

Из пожелтевшей инструкции вылетела белая с лиловым бумажка.
- "Квитанция на ремонт обуви", - прочитал Дмитрий.
- Помнишь, Танькины туфли относил. Когда в поселке жили. Старикан там работает, Ашотом зовут.
- Ага, она тогда каблук на ступеньках ЗАГСа подвернула. Ревела, мол, примета плохая. Потом забегался, забыл.
- А потом переезд в город. Думаешь читать дальше
Рейтинг@Mail.ru