Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
02 января 2012

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Спецом встал из-за праздничного стола, чтобы поделиться:
Брат задерживался, наконец подошёл. В строгом чёрном костюме, в галстуке,
жена его - тоже в чёрном вечернем платье. Какой-то корпоратив у них был
что ли.
Мать ему:
- Всё, ты уже дома - сними, что ли, пиджак, галстук...
Отец подхватывает:
- Ложись лицом в салат )))
1
БОНТОН

Попал я лет двадцать назад в диалектологическую экспедицию на Северном
Урале. Путешествовали, понятное дело, по самым отдаленным деревням.
Здесь жили в основном кержаки, и они даже обычные «общерусские» слова
использовали в необычном значении. Но я ими здесь злоупотреблять не
буду.
Село, в котором мы остановились, оказалось известным по пиву очень
высокого качества. Секрет поколений! Больше такого нигде не было. Отказ
испробовать этот напиток считался для хозяев смертельным оскорблением,
смертным грехом, хотя не все из экспедиции (8 человек) любили пиво,
кроме того, половина состояла из женщин. Но все мы, естественно,
оказались за столом, помимо местных женщин – то ли по традиции, то ли
из-за недостатка места. Разливали откуда-то углу из жбана по
двухлитровым банкам, которые подавали на стол, а уже из них по
полулитровым кружкам.
Пиво оказалось исключительным – московский новодел, как говорится,
отдыхает (вместе с Чехией и Баварией). Но привлек мое внимание вот какой
эпизод. Была в нашей группе влюбленная парочка – Маша и Гена. Суровый
кержак дед Егор вдруг сразу же набросился на Гену – за то, что тот
первый налил пиво своей девушке, а не себе. «Ты же ее уважаешь -
(изящный аналог «любишь»)? А между тем поверху всякая хворь может
плавать – оряха или неслюдинь какая. Сверху надо слить с банки в свою
кружку, а потом уже девушке наливать! А в свою кружку потом дольешь! У
нас сотни лет так в деревне делается ».
Речь деда произвела на нас впечатление и как-то незаметно отложилась в
памяти.
Но вот проходит 20 лет, и попадается мне в руки журнальчик с советами
какого-то известного французского ресторатора. Так вот, он считает
неправильным наливать вино (в частности гарсонам) первоначально дамам.
Ведь сверху бутылки могут плавать остатки раскрошенной пробки и прочей
заразы.
Я так понимаю, мы обошли Европу в бонтоне примерно на полтысячи лет.
2
Университет готовится к аттестации и лицензированию. Срочно
переделывается уже имеющаяся документация (в Ростове требовали такое-то,
а в Красноярске смотрели это), делаются самые разнообразные и никому не
нужные бумаги – планы самостоятельной работы студентов (если б они
работали!), методики различных рейтингов (в которые никто не заглянет) и
пр. Кто знает – тот понимает, а кто не сталкивался – не объяснишь.
На кафедре религиоведения ночами не спали – премию перед Новым Годом
всем хочется ;) – но сделали в срок (до комиссии еще 5 месяцев). Всю
огромную стопку вернули на доработку «из-за небрежного отношения к
заполнению». На вопросы «Почему?» последовало разъяснение. Помимо
прочих бумаг, есть «Рабочая программа дисциплины» с пунктом 8.2.
«Литература для практических занятий». К этому пункту предъявляется
требование – издания должны быть не больше пятилетней давности. Библия
2003 года устарела!!!
На экономических кафедрах думают о «Капитале» Маркса, который не
переиздавался с советских времен…
31 декабря, близится полночь и Новый, 2012, год. По телевизору
праздничная хрень в самом разгаре. Сидим с приятелем, старым
антисоветчиком. Естественно пока женщины накрывают на стол и пудрят
носики беседуем о политике и совершаем "предварительные затяжечки"
коньячку. Градус повышается. Доходит до политики. Приятель начинает
обличать советскую власть, я лениво возражаю, что было много плохого, но
и хорошее забывать нельзя. Тема разговора медленно вышла на голубые
огоньки (праздничные программы в СССР) 60-х, 70-х и 80-х. Тут его
понесло: вот пример тупости совка: одни и те же исполнители, "правильные
песни", герои труда и т. д. из года в год. Я молча включаю Первый канал
- физиономии мерзкой попсы во всей красе, тоже самое и на РТР и на НТВ
далее по списку. Сюжеты новогодних празднований за гранью добра и зла.
Спрашиваю, а сейчас как? Эти "милейшие" лица лет 18 в новогоднюю ночь.
Сценарии пошлость полная, а главное, если раньше песни были написаны
профессиональными композиторами и поэтами и исполнители были в голосе,
то сейчас чем хуже, тем лучше. Спор сошел на нет. Убедил. Хотя все это
грустно. С Новым годом... очередным.
Многие тут пишут про котов. Хорошее пишут. Никто не говорит о том, что
коты гадят. И запах стоит при этом невыносимый. Коты (и кошки) живут в
подъезде. Их маленькими туда принесли, и в коробку посадили, и кормили
двумя квартирами… И выкормили. И теперь запах в подъезде стоит… И
ковриков у дверей ни у кого нет. Это у мамы моей в подъезде так.
А теперь – история. Выхожу из маминой квартиры, вижу – лужа посреди
площадки, возле двери соседа сидит кот с довольной мордой. Быстро (чтобы
не удрал) хватаю кота, сую мордой в лужу, затем им же лужу вытираю и
отбрасываю. Спустившись на этаж ниже, обнаруживаю также мокрый пол и
понимаю, что уборщица только что помыла лестничную клетку.
В общем, безвинно пострадавший кот еще и оказался соседским, домашним.
То-то он и не сопротивлялся. Удивился, видно, сильно.
5
Некоторые отношения, однажды начавшись, остаются с тобой на всю жизнь. И
это лучшее, что может случиться с отношениями между мужчиной и женщиной.
Причем, никто из них может даже не ставить задачу – их сохранить. Но
существует некое сродство душ и понимания жизни, которое не позволяет
разорвать нить. Клубок судеб разматывается, и эта нить тянется через
десятилетия, связывая вас воедино.

У Валентины была шикарная фигура. Прекрасно это осознавая, она носила
только обтягивающие наряды. Мужики останавливались на улице и провожали
плывущую по тротуару Валентину жадными взглядами. Ее формам было тесно.
Ее хотелось освободить от одежды, раздеть немедленно, позволить пышному
телу дышать свободно. Этой груди необходимо вздыматься волнами. А бедрам
положено трепетать под грубыми мужскими ладонями. Она училась на том же
факультете, что и я, на курс старше. И я неизменно ощущал содрогание,
когда мы встречались в вузовских коридорах. Она одаривала меня
благожелательной улыбкой. А я прятал взгляд, поскольку слишком очевидно
было, что даже взглядом мне хочется ее облапить.

Однажды я не выдержал. Подошел. И прямым текстом заявил:

- Как насчет свидания?

- Неожиданно, - она вновь улыбнулась, но по-другому, так бывает
улыбается грациозная кошка, показав острые зубки. – Я не против.

- Может, в пятницу?

- Давай. У меня лекция. Но я, так и быть, могу ее прогулять. Только ради
тебя.

Никогда не знаешь, во что выльются отношения. Честно говоря, мне
представлялась тогда только постель. Я собирался вдоволь наиграться ею,
а потом вернуться к Даше. Но в пятницу, гуляя по парку, мы
разговорились, и вдруг выяснилось, что у нас полно общих тем. Она, как и
я, увлекалась литературой и историей. Обладала отменной эрудицией –
заслуга образованных родителей. К тому же, у нас было похожее чувство
юмора, и мы начали сразу же беззлобно подтрунивать друг над другом - и
смеяться.

Я проводил ее до дома, долго не мог с ней расстаться, мне нравилось с
ней общаться, а когда наконец покинул, все думал: как удивительно – еще
сегодня утром Валька была фигуристой недоступной красоткой, а сейчас
превратилась в живого человека, компанейского, своего в доску. Вот
только моя страсть таинственным образом растворилась. Может, оттого, что
мужчине нужна загадка, чтобы испытывать к женщине влечение. Валентина
для меня загадкой уже не была – раскрытая книга, на той же странице, что
и я. В меру циничная, в меру деловая, знающая себе цену, с отличным
чувством юмора. Романтика с такой девушкой, понял я, просто невозможно.
Ей скажешь, что любишь. А она в ответ рассмеется.

Мы созвонились. И уже в воскресенье она приехала ко мне в гости.

- Может, займемся сексом? – предложила Валя в ответ на мое предложение
«выпить чаю».

- Давай, - после короткой паузы согласился я.

Пока я ее раздевал, мы вдоволь напотешались друг над другом. Нам
казалось, все это какой-то цирк. Тело у нее, и вправду, было шикарным.
Ничего лишнего. И все настолько качественно создано Господом Богом, что
сразу ясно – кто настоящий Творец. Я некоторое время ласкал ее. Потом
рукой решил провести по животу. И она захихикала:

- Ты что делаешь, щекотно?

Наверное, с другой я бы почувствовал себя уязвленным. Но это была Валюха
– свой человек. Я тоже засмеялся, и принялся ее щекотать куда активнее…

- Черт! – сказал я через некоторое время, когда она лежала подо мной, а
я, приподнявшись на руках, смотрел между ее больших грудей на свой едва
привставший член. – Со мной такое впервые.

- Бедный, - она снова засмеялась. Но тут же прикрыла рот ладошкой.
Сделала серьезное лицо. Хотя глаза веселились. – Это я во всем виновата.
Ложись. Сейчас.

Я лег на спину. И она принялась ласкать ртом мой вялый член. Ее действия
возымели эффект – вскоре член напрягся, пришел в боевую готовность. Я
уложил ее на спину, вошел в нее и стал ритмично двигаться. Постоянно
думая при этом: «Да что за бред, шикарная ведь девчонка, и фигура, и
лицо – безумно красивая девушка, может со мной что-то не так? » И тут же
мой член снова обмяк. И ей пришлось опять приложить усилия, чтобы его
поднять. Так продолжалось несколько раз. В течение полутора часов. Пока
я наконец не кончил.

Я натянул трусы и уселся в кресло, глядя на нее выжидательно. Поскольку
мы удивительным образом понимали друг друга без слов, она сказала:

- Это был худший секс в моей жизни.

И тут нам стало так смешно, что мы начали хохотать, не переставая. И
никак не могли успокоиться. Про такие случаи говорят: «смешинка в рот
попала».

Разумеется, я не мог удовлетвориться «самым худшим сексом в ее жизни»,
мне нужно было доказать Вале, что я настоящий самец. И в течение
следующих нескольких недель я вполне вернул пошатнувшуюся репутацию.
После нескольких успешных раз она стала меня возбуждать все больше. Да и
она уже не смеялась, а тянулась навстречу, приоткрыв рот и жарко дыша…

Затем я познакомился в Валиными родителями. Семья показалась мне
замечательной. Папа имел собственный цветочный бизнес. Но главным его
увлечением был Николай второй. Он коллекционировал книги о последнем
русском царе, и, казалось, знал о нем все. Мама была домохозяйкой. Но
настолько интеллигентной, красивой и милой женщиной, что напоминала не
русскую домохозяйку в цветастом халате и бигудях, а классическую
американскую из пятидесятых годов – у которой и газон возле дома должен
быть ухожен, и вид всегда такой, словно через час на светский раут.

Еще у Вали был старенький дедушка, увлеченный шахматист. Мы провели с
ним немало часов за шахматами. В основном, выигрывал он. Но пару раз мне
удалось свести партию к ничьей.

На этом свете живет множество мерзавцев. Дедушка однажды пошел в
продуктовый за кефиром. И не вернулся. У подъезда собственного дома его
зверски избили два пьяных подонка. Он умер не сразу. Попал в больницу с
проломленным черепом. И там вскоре впал в кому и скончался. На суде
убийцы вели себя вызывающе нагло. И получили по полной. Меня всегда
удивляло, почему люди такого сорта устраивают подобное представление на
суде? Неужели не понимают, что тем самым роют себе яму? Для меня их
поведение необъяснимо. Как необъяснима мотивация их поступков.

В общем, семья Вали настолько разительно отличалась от Дашиной, что я
поразился, каким может быть отношение. Я к такому не привык. Мне было в
их доме и уютно, и тепло. И понимали меня с полуслова. И никакого
напряжения в общении я не испытывал. Проблема была только одна: Дашу я
любил, а Валю нет.

Можно сколь угодно долго убеждать молодых людей, что думать необходимо
головой, и выбирая себе спутницу, нужно, прежде всего, смотреть на ее
семью. Они никогда не прислушаются к советам умудренным опытом
родителей. Потому что для юного создания всегда на первом месте чувства.
Если, конечно это настоящий человечек, а не грезящий только
материальными благами моральный урод, воспитанный моральными уродами -
родителями. И все же, как страшно за дочерей, как хочется, чтобы им
встретился равный, близкий по духовному развитию и по интеллектуальному
уровню человек. Но любовь зла. Может так статься, придется бить козлов и
отваживать от собственного дома…

Мы встретились с Валей - и никогда больше не расстались. Но и мужчиной и
женщиной друг для друга не стали. Ее родители так и не поняли наших
отношений. Им казалось – вот они, две половинки единого целого, казалось
бы – нашлись, хватайтесь друг за друга и плывите в океане жизни. Но мы
не были созданы стать парой, мы должны были стать друзьями. И стали ими,
в конечном счете.

Потом я наблюдал бессчетное число Валькиных романов, нисколько ее не
ревнуя. Только иногда критиковал за беспутность. Бывало, ругал, когда
она находила совсем кретина – рисуя его грандиозным мачо. Женский вкус –
загадка. В конце концов, пройдя через крайне неудачное замужество с
алкоголиком, который почему-то показался ей похожим на меня (она
специально подчеркнула этот момент), Валя вышла замуж за художника. У
них родилась дочь.

А потом Валька с мужем переехали в США. И мы потерялись на некоторое
время. Но лишь для того, чтобы снова встретиться на Нью-Йорке. Помню,
какой я испытал шок, когда увидел ее шикарную фигуру. И свернутые шеи
американских мужиков. Один черный даже зацокал языком.

«Как на Вальку похожа, - подумал я, и тут же: - Екарный бабай, это же
она! »

И побежал, расталкивая толпу, по 42-й Стрит, крича во все горло:

- Валя! Валька, постой!

Еще когда только попал в Штаты, я думал, что вот – неплохо бы разыскать
свою старую подругу. Ведь она где-то живет в этой стране. Но осознавая
масштабы Америки, понимал, что это пустые мечты. И вот – словно притянул
ее на Манхэттен…

Она буквально онемела. Американские мужики продолжали глазеть, теперь
уже с завистью, когда мы обнимались, и я целовал ее чуть ли не взасос от
радости. Хотя погодите – взасос, так случайно получилось.

- Ну, где ты?! Как ты?! Давай рассказывай! - так и не выпустив ее из
объятий, сияя, спрашивал я.

- Да здесь же, рядом… Степ, отпусти, неудобно…

И в кафе на углу она потом рассказывала мне, как жила все эти годы. Что
поначалу было тяжело. Но сейчас все хорошо, купили сначала машину, потом
дом. Правда, теперь все в кредитах. В общем, стандартная эмигрантская
история. А я поведал ей о своих злоключениях…

Мы как будто нарочно следовали друг за другом по миру. Сначала я за ней
поехал в США. Потом она за мной – в Россию. Так бывает, когда судьбы
тесно связаны.

Муж ее в Штатах сначала впал в депрессию. Его живопись никого не
интересовала. Его картины не продавались. Его не брали даже
иллюстратором в заштатные издания. Потом он познакомился с каким-то
ценителем. И тот устроил ему небольшую выставку в собственной галерее.
Там его и открыл некий местный знаток. О Валькином муже стали писать в
газетах. Картины стали продаваться. Как раз в этот период мы и
встретились. Затем он немного изменил стиль письма – и его полотна вдруг
стали очень и очень востребованы. По мере того, как росли гонорары, стал
портиться характер Валькиного мужа. Прежде тихий скромный человек, он
превратился в домашнего тирана. Требовал, чтобы к нему относились, как к
гению. И для него стало настоящим шоком, когда Валя в один прекрасный
день заявила, что уходит от него. Как?! От него?! От великого таланта?!
Участь жены гения, знаете ли, не всем подходит… Некоторые предпочитают
жизнь обыденную, но спокойную… Последовала утомительная судебная тяжба,
длившаяся несколько лет. Наконец, Валентина, забрав четверть всех денег,
которые не успели забрать адвокаты, и дочь, выехала в Россию. После
многочисленных судов и общения с юристами, Штаты ей резко разонравились.
Она говорила, ей там душно.

Я к тому времени уже давно жил на Родине. Мы регулярно созванивались,
переписывались. И потому я встречал ее в аэропорту в Москве.

Она появилась из стеклянных дверей терминала «Шереметьево 2» в шикарной
шубе и темных очках в пол лица, похожая на миллионершу. С белокурой
дочерью - дылдой, вымахавшей на голову выше матери. Сейчас девочка
делает карьеру модели. С ее ногами и ростом туда ей - прямая дорога.
Была ранняя весна. Снег уже растаял. И в шубе Вальке, должно быть, было
очень жарко. Но она не могла появиться на Родине иначе. Ей нужно было
всем, и в первую очередь себе, показать, что она не назад возвращается,
а приехала в свое отечество из-за океана победительницей. Я ее отлично
понимал.

Когда мы свернули на Ленинградское шоссе, я повернулся к «миллионерше» и
спросил:

- Валька, пива хочешь?

- Пива? – переспросила она удивленно.

- Ну, да. Нашего, русского, пива.

- Нашего, русского, очень хочу, - сказала она и засмеялась, так же
просто, как когда-то очень давно.

Я притормозил у палатки и купил ей бутылку холодного пива.

Она сделал большой глоток и зажмурилась по-кошачьи:

- Сто лет пива не пила. Хорошо-то как.

- Это Родина, Валь, с возвращением, - я улыбнулся. Я был рад, что она
приехала. Мне ее очень не хватало.

Вчера<< 2 января >>Завтра
Лучшая история за 06.09:
Расскажу, как я едва не умер. Пошел к зубному врачу запломбировать зуб. Весьма симпатичная врач, закончив сверление, натолкала мне полный рот ваты и начала месить пломбу. В это время в соседнее кресло садится молоденькая девочка. А там врачом мужик. Он флегматично протирает очки, и спрашивает девушку:
- Ну-с, милочка, на что жалуемся?
Та, не задумываясь, выпаливает:
- Доктор, у меня внизу две дырки, и задняя болит...
Моя врач бросила инструменты и пулей вылетела в коридор. У меня вся вата изо рта переместилась в горло, я почувствовал, что сейчас задохнусь. А врач ласково спросил девочку:
- Милочка, а вы уверены, что пришли к нужному врачу?...
Рейтинг@Mail.ru