Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
29 февраля 2012

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Знакомый сегодня рассказал на работе. Далее от первого лица.

Купил салат "Дальневосточный" в пластиковой коробочке. Пришел домой, заправил майонезом, и собрался есть. Тут ко мне подходит котэ, и явно хочет понюхать сей шедевр кулинарного искусства.

Я посадил его на стол и придвинул поближе контейнер – на, смотри. Мне не жалко.
Кот подошел, начал нюхать, и тут неожиданно и резко сделал "Бууууэээээээээ" прямо в салатик.

Сижу и думаю, может он не свежий был, и это хорошо что кот туда проблевался?
ПОДАРОЧЕК ОТ МЫШЕЙ

Одна из живших в нашей деревне бабулек умерла ещё летом. Её внук решил использовать оставшуюся в наследство территорию и недвижимое имущество для проведения шумных гулянок. В пятницу вечером в калитку ветхого забора заезжают несколько джипов с "реальными пацанами" и мажорными девицами. Шашлыки, бухло, музыка на полную. В воскресенье вечером автобусная остановка, находящаяся напротив нашего дома, превращается в помойку - гора пустых бутылок, одноразовой посуды, пакетов и т.п.

В эти выходные хозяин приступил к разбору покосившейся бабушкиной избушки. Видимо решил построить на этом месте что-то более соответствующее статусу "реального пацана". Вещи из дома полетели на ту же помойку - автобусную остановку. В куче останков разломанной мебели, кастрюль, матрасов лежал катушечный магнитофон "Яуза-6". Хотя корпус магнитофона сильно прогрызен мышами, и я знал, что внутри будут продукты мышиной жизнедеятельности, вспомнил про просьбу приятеля Стаса собирать старые радиолампы. Стас подрабатывает тем, что реставрирует старую бытовую электронику. Потом продаёт киношникам для использования в качестве декораций для создания антуража времён СССР, либо креативным личностям, желающим воссоздать комнату в стиле "как на фотографии у моего дедушки". Тем более это была модель "Яузы", где в качестве индикатора уровня записи применяется достаточно редкая лампа 6е3п, лично я такую в руках только один раз держал, хотя с ламповой техникой работал много.

Что ж, отвёртки всегда в кармане, снимаю крышку. Как и ожидал, внутри мышиное гнездо. Куча г..на, рваных газет и... купюра в 500 евро. Практически не погрызенная, видимо мышкам не понравилась. В обменнике такую, конечно, не возьмут, а в валютный отдел сбербанка я её отнёс. Вот, мол, от грызунов пострадал. Девушка-операторша не брезгуя взяла, наверное и не такое приносили. Что-то полчаса колдовали, в конце признали подлинной и выдали эквивалент в рублях, проценты, правда, сняли.

Встретимся со Стасом, обязательно ему "проставлюсь".
ПРО БАРАШКА ФЁФУ

Овцебыки – это бараны такие размером с быка. Последний крупный пережиток ледниковой эпохи. Тогда многое вокруг было очень большое, свирепое, рогатое и зубатое. Эти барашки привыкли обороняться от тварей, по сравнению с которыми саблезубый тигр – малый котёнок. И сейчас бы отбились, да только вымерли давно все их ночные кошмары, кроме самого мелкого - человека. Метод обороны видимо унаследован генетически, потому что больно уж нелеп. При появлении охотника овцебыки мгновенно сбиваются в плотный круг, наружу торчат сплошным частоколом рога самых мощных баранов, толстые и гнутые. Задорный молодняк неизменно оказывается внутри этого кольца вместе с овцами, даже если пытается высунуться наружу. Кто покрепче, оттирает всякую мелюзгу назад и держит фронт, как может. Проверенный способ, но для охотника благодать. Отстреливали овцебыков спокойно, по одному, сколько патронов хватало. Бараны стойко держались, хоть до последнего. Стада овцебыков выбили в своё время по всей Канаде, потом стали возобновлять из уцелевших российских. В нашей стране иногда просто здорово, что ничего толком не доводится до конца.

Но это присказка, сказка впереди. Однажды её потребовал мой сын. Дети любят страшные сказки. Как будто чувствуют, на какой планете им выпало родиться. Не знаю, что там думает передовая педагогическая мысль по этому поводу, но моя детская компания росла на неадаптированных текстах сказок Андерсена. Их и взрослому-то читать жутко, а ребёнку легче. Девочек может и надо беречь с малых лет розовой чепухой – всё равно к юности они станут всеведущими. А парню лучше объяснить пораньше, что бывают в жизни глупейшие ситуации, когда нужно стоять, где стоишь, даже если ты способен бежать подальше резвее тех, кто рядом.

Я рассказал тогда сыну про овцебыков, и про зверей, которые их окружали, и про людей, которые их выбили. Но сказка всё-таки должна приукрашивать действительность. В моё повествование сам собой вкрался барашек по имени Фёфа. Он был самый маленький в этом стаде, но уже очень крупный, лохматый и неуклюжий. Фёфа оказался в центре отстрелянного стада и остался в живых под телами – должен же быть хоть какой-то смысл в этом бараньем упрямстве.

Рассказал я ту сказку много лет назад и давно забыл о ней. А под Новый год разбирал с сыном его детские рисунки и наткнулся на странный комикс – огромный грациозный зверь с толстенными рогами выслеживает охотников, поднимает на рога их палатки и втаптывает нахрен в щепки их ружья. Перекошенные ужасом физиономии охотников, все уносят ноги куда подальше. И крупная грозная надпись неровными буквами: «ФЁФА ВЫРОС!»
3
Вчера в Большом театре исполнялась опера Родиона Щедрина "Мертвые души" (по произведению Гоголя). В "царской ложе" сидели супруга Р.Щедрина балерина Майя Плисецкая и приглашенный ею знаменитый польский композитор Пендерецкий. Последний был удивительно похож внешне на главу Центризбиркома Чурова. Пораженные знакомством Чурова с великой балериной, которые вели промеж собой светский разговор, балетоманы направляли театральные бинокли больше не на сцену, а на этих двух персонажей.
Наконец, в самый разгар представления, кто-то из зрителей не выдержал, вскочил с места и, обратив свой гневный взор к царской ложе, заорал на весь зал:
- Чуров, почем торгуешь мертвыми душами!?
Представление пришлось прервать и объяснить чересчур политически активному гражданину ху из ху. Тот все понял и успокоился. А вот Пендерецкий так ничего и не понял и весь спектакль нервно озирался по сторонам.
4
История про проездные...
Алматы.94-95 года,учились мы тогда в классе 5-6,мы трое друзей,ходили в ДЮСШ заниматься футболом.1-ая тренировка,нас предупредили,что в раздевалке воруют личные вещи,в особенности проездные.Было принято совместными решениями,что проездные положим ко мне в кеды под подстилки. Какое же было наше удивление после тренировке,когда я разулся. Из трех проездных билетов, осталось размытая бумажка.Делать было нечего пошли пешком домой...(а идти очень прилично дома,и пол месяца впереди).
Тут, у пацана на работе, комп начал жить своей жизнью...Сам блокируется, потом сам вводит пароль и не может войти т.к. пароль не тот... в любом текстовом редакторе и не только с кем то постоянно общается... и Вы знаете, все пишет в тему, как будто ведет диалог...парниша систему пару раз переустанавливал... ничего не помогает... все управление уже вокруг него стоит офигивает... решили погуглить... а гугл ему сходу в строку вводит САМ "тебя Сбшники вздрючат"... все в шоке, вызвали админа, тот антивирусниками все проверил, все чисто...никаких вирусов ни подключений
Выяснилось )) в соседнем отделе у парня клава беспроводная законектилась к нему (у парня мыша без провода той же фирмы) короче все что тот пишет, у этого выводится, тот комп блокирует у этого тоже блокируется и т.д. короче все валялись ))) хотели уже батюшку пригласить )))
6
Сочинение

Я хочу стать программистом, когда вырасту большим, потому что это классная работа и простая. Поэтому в наше время столько программистов и все время становится больше.

Программистам не нужно ходить в школу, им нужно учится читать на компьютерном языке, что бы они могли с компьютером разговаривать. Думаю, что они должны уметь читать тоже, что бы знать в чем дело, когда все напереполох.

Программисты должны быть смелыми, что бы не пугатся, когда все перепуталось так что никто не разберет, или если придется разговаривать на английском языке по-иностранному, что бы знать, что надо делать.

У программистов должно быть хорошее зрение, что бы видеть сквозь одежду и что бы не боятся секретарш, потому что с ними приходится работать. Еше мне нравится зарплата, которую программисты получают. Они получают столько денег, что не успевают их все тратить. Это происходит потому, что все считают работу программиста трудной, кроме программистов, которые знают, как это просто.

Нет ничего такого, что бы мне не понравилось, кроме того что девочкам нравятся программисты и все хотят выйти за них замуж, и поэтому женщин надо гнать, что бы не мешали работать.

Надеюсь, что у меня нет аллергии на офисную пыль, потому что на нашу собаку у меня аллергия. Если у меня будет аллергия на оффисную пыль, программиста из меня не получится и придется искать настоящую работу.
7
В это воскресенье по каналу "Россия" была программа "Честный детектив. Велограбеж средь бела дня". Там поведали стране о банде налётчиков, которые в прошлом году грабили магазины и банки, передвигаясь по городу на велосипедах. В одном из отделений на которые напали их и повязали "органы".
Корреспондент спрашивает у работницы банка "как всё было"? Работница - красивая брюнетка лет 25. Она спокойно рассказывает:
- Подошёл ко мне молодой человек в маске, схватил за волосы, затем этот молодой человек обернул волосы вокруг своей руки, потом наклонил мою голову и приставил нож к горлу. Другие молодые люди стали угрожать...Потом молодой человек не отпуская ножа стал орать....
И так далее говорила ни разу не назвав налётчика другим словом кроме "молодого человека". Скажите в каком городе, кроме Петербурга, она стала бы называть этого (вырезано цензурой) молодым человеком? Культурная столица есть культурная столица!
Решил поставить себе самый лучший и стабильный медиа-плеер. Оказалось, это Daum PotPlayer.
Первая ассоциация - "потный даун". Не-не, лучше что нибудь другое!))
9
В прощённое воскресение, в аккурат перед великим постом, зашёл к Семён Василичу
попросить прощения под блин с маслом да и просто поболтать, его старый друг,
а заодно и настоятель сельского прихода отец Сергий.

Махнули по рюмочке, закусили, простили друг друга.

- Готов ли душой к посту великому? - поинтересовался батюшка.

- Готов отец Сергий, при полном союзе души и тела! - отвечал Семён Василич.

- А что это тогда сосисок в промышленных масштабах аккурат перед праздником из города навёз? - не унимался Сергий.

- Да какие же это сосиски! Форма одна без содержания - парировал Василич и вручил одну упаковку для проверки.

Настоятель нацепил очки, вдумчиво почитал состав продукта, шевеля по привычке губами,
да и классифицировал сей продукт как чисто химический, ни к растительному миру ни к животному не относящийся.

Шандарахнули ещё по две рюмашки для ровного счёта, попрощались, да и пошли по своим делам.

Василич коз кормить, а батюшка на автобус до города, дабы до вечерней молитвы успеть вернуться.
Сидим сегодня в "Петровиче" (таки Москва). Вкушаем борщ и кофе. За соседним столиком большая тёплая весьма компания. Водка и речи льются рекой. В потоке сознания периодически появляются целые айсберги мудрости:
"Послушай, если в жизни соблюдать все правила, то за год сопьешься!"
"Ну конечно я чту Субботу - водочки мне еще, пожалуйста!"
"Ой, таки что ты переживаешь, что голова твоя полна вопросов? Пока есть вопросы - ты живешь!, Когда одни ответы - доживаешь!"
Это не история,а просто описание "невезухи"за полдня.Нужно ехать к врачу, за 18км,в райбольницу.Все началось,как вышел из дома.Через 20 метров вспомнил,что забыл мобильник. Пришлось возвращаться, благо от остановки до дома недалеко, а заодно прихватил спрей для освежения полости рта. На остановке творилось, что-то невероятное.Сколько живу,народу столько не собиралось.У нас с недавних пор пенсионерам начали выдавать талоны на бесплатный проезд в район по 6 шт. на месяц.Тоесть на3 поездки.А тут уже конец месяца, на улице потеплело, не пропадать же добру.И рынулись все пенсионеры, кому надо,а кому и не очень.Народу набилось-селедки в бочке меньше.Ну ничего,утряслись,доехали.Меня,знакомые,попросили забрать мазь из аптеки.А аптека эта в начале города, до больницы еще километров 5.Ну,чтобы потом не возвращаться, вышел возле аптеки.Покурил и устраняя запах табака, освежил спреем рот.А в ящичке где лежал освежитель,валялся уже лет восемь,газовый балончик.У нас раньше была маленькая и вредная на улице собачка.Лаяла на всех подряд попадающихся собак,провоцируя ответный лай,а то и нападения.Вот балончик и приобрели,чтобы отганять больших собак.Балончик по форме,похож на спрей для освежения-только цвет серый.С утра,полностью не проснувшись,в попыхах да еще и в потемках,я взял не тот баллон.И вот я,абсолютно здравый,трезвый человек брызгаю себе в рот ядовитый газ.Во рту сильно обожгло.Поняв,что натворил-здорово испугался.Мое счастье,что срок хранения газа давно истек.Отделался жжением на пару часов,да головной болью.А дальше обратно невезение.Мазь оказывается не сделали,нет какого-то компонента.Потерял время и деньги.Городским автобусом доехал до больницы,а там привезли школьников на мед осмотр. Лишь через два часа попал к врачу. Домой доехал,слава богу,нормально.
Была в еврейском центре лекция "Евреи и водка". После лекции администратор выносит слушателям поднос со стаканами. А в стаканы налита она, беленькая. Все радостно зашумели, стали спрашивать, а почему в афише про угощение ни слова?
Администратор: -А тогда всем не хватило бы. Кстати, следующая лекция "Евреи и деньги". Но вы так особо ни на что не рассчитывайте...
2004 год, волею судьбы оказался участником организации концерта Пола Маккартни на Дворцовой площади  Питера. Повторяем схему  уже отработанную раннее с его концертом на Красной площади, ничего нового, поэтому  удалось от работы уделить внимание и некоторым забавным моментам. Вот один из них.
 
Площадь окружена милиций, ЧОПами, ФСО, 32 трейлера с аппаратурой в стороне, огромные экраны для трансляции, пока пустые кресла, палатки для участников, VIP-гостей, мысли в голове, чтобы не было дождя и сколько запросят, чтобы его разогнать...
То, что мероприятие не сорвется и событие состоится сомнений нет, не  малый гонорар исполнителю оплачен, хотя это копейки по сравнению с его официальными на тот момент 1.5 миллиардами долларами состояния.
    Много гостей уже из VIPов -самых-самых - приехало, по-свойски, скромно без сопровождения гуляют  вместе с организаторами мероприятия, все безопасно, ждут саундчек (soundcheck), чтобы послушать великого композитора и певца при пустой площади, как это было и в Москве.
Показывается эскорт Маккартни, его и охраны лимузины, около площади машины притормаживают, сбавляют скорость, проезжают мимо фанатов за ограждением, Маккартни еще не выходит, но охрана из машин и с площади – крупные отборные парни их лучших охранных агентств  строятся вдоль обеих сторон его длинной машины и параллельно трусцой бегут к месту остановки.
Избранные – организаторы и гости на площади тоже смотрят на происходящее действо, ждут певца, чтобы с ним по-избранному сфотографироваться на память, и один из «небожителей», глядя на эту пафосную кавалькаду, в раздумье, как бы обращаясь и к стоящим рядом да и к себе, произносит очень обыденную фразу
- Смотри-ка, я ведь, раз в несколько покруче стою (…тогда он точно указал во сколько раз…), а как все , без понтов, без охраны…
 
P.S…И это была правда и полуправда, ведь  именно присутствие Маккартни
сделало это возможным, сделало в этот момент всех великих и важных  - толпой зрителей и почитателей,  а единственной точкой всеобщего  внимания - был только один великий человек-история - сэр Пол Маккартни  !
 
Буся — это кот. Роскошный кот. Серо-голубой. С редкими, но широкими, темно-серыми полосками пересекающими спину, белоснежной манишкой и с белыми носочками на лапах. А еще у Буси есть длиннющие белые выбросы, которые люди почему-то считают усами. Почему усами Буся не знал. Но хорошо знал, что усы это нечто иное. Усы, темно-каштановые, густые и совсем не такие красивые, как у Буси, росли под носом у его единственного друга — приятеля Петровича. Петрович, между прочим, стриг и расчесывал их, и дергал, когда пребывал в состоянии задумчивости или смотрел один из ящиков с движущимися картинками. Буся же свои «усы» в упор не замечал, хотя и заботился о своей внешности не меньше какой-нибудь попсатой телезвезды. И вылизывал себя Буся на досуге до посинения. А досуга у него было столько, что девать было некуда. Поэтому шерсть Буси всегда лоснилась и переливалась не только всеми оттенками нежного серо-голубого цвета, но, пожалуй, всего спектра радуги. Буся собой гордился. И прежде всего своей не очень длинной, но густой шерстью. Она была бы еще гуще и красивее, если бы Петрович мог прислушаться к мнению самого Буси и перестал раз в полгода мыть его в ванне какими-то отвратительно пахнущими, ужасно пенищамися жидкостями. Но Петрович к Бусе в таких случаях не прислушивался и Буся от этих помывок глубоко страдал. Даже аппетит на время терял. Страдал не столько от воды, сколько от этого дикого, на его взгляд и нюх, запаха, который впитывался в его шерсть так глубоко, что Буся стирал себе язык чуть не до основания, вылизывая эту гадость.

И еще у Буси были обалденные глаза. Под цвет его роскошной шерсти. Серо-голубые с нежными зелеными искринками. Те редкие особи женского рода, которые иногда навещали Петровича, выпадали в осадок от таких глаз. В приливе внезапно нахлынувшей нежности они тянули к Бусе свои гладкие, безволосые и холеные ручонки и пытались погладить его, а то и потрепать за мясистую холку. Эти телячьи нежности и еще какой-то дикий аромат, исходивший от этих истерических созданий, Бусе не нравились. Он их терпеть не мог. И он, естественно, пытался укрыться за кожаным диваном от всех этих докучливых гостей. Там, сидя в уютном и защищенном от всех неприятностей гнёздышке, он тихо возмущался тем, что его — хозяина квартиры, пришедшие в грош не ставят, заставляя позорно прятаться. И ещё ему было стыдно за Петровича, который откровенно унижался перед гостями, становился каким-то суетливым и не в меру улыбчивым и приторным. Лёжа за диваном в такие минуты и часы он откровенно презирал Петровича. Но такие унижения случались очень редко, и Буся всё прощал своему приятелю, другу и кормильцу.

Больно задевало самолюбие Буси и то, что все пришедшие, и особи женского и особи мужского пола принимали Бусю за даму.

— Какая очаровательная кисочка! Какая милая кошечка! — Такое обращение Бусю бесило.

Надо пояснить, что Буся, вообще-то, не был Бусей. Его полное имя — Арбуз. Кошелев Арбуз — так он значился в документах в ветеринарной клинике, где здоровенный, как шкаф, амбал Айболит лишил Бусю его индивидуальности и половой принадлежности. Давно. Когда ещё Буся был размером с теннисный мяч. Потом Арбуз почему-то трансформировался в Буза. И, наконец, стал Бусей.

Какого-либо серьезного академического образования Буся не имел. Да и родословной тоже. Зато имел основательный и серьезный характер. Он чувствовал себя хозяином жизни. По крайней мере, на своей территории. Его резиденция — двухкомнатная 78-метровая квартира была центром Вселенной. Оставшуюся Вселенную Буся любил подолгу обозревать со своего 19 этажа. Там, внизу, бегали людишки, автомобили, шавки и большие псы. Там сражались с сугробами, сеяли травку и цветочки какие-то людишки в оранжевых жилетах, лопочущие между собой на языке, отличным от того, которым говорил с Бусей Петрович. Там было много разного. И Бусе нравилось наблюдать за всей этой мелкой и бестолковой суетой, сидя на подоконнике. Ему нравилось смотреть. Ему нравилось плевать на всё это свысока, с его колокольни. Там, внизу, в этом суетливом, пустом и дурно пахнущем бензином и собаками мире он никогда не бывал. И не хотел быть. И совсем не хотел, чтоб кто-то из представителей того мира посягал на его территорию. На его Петровича.

Свою территорию Буся любил. И по мере своих сил старался, чтобы она была идеальной, чистой и комфортной. Он никогда и никуда не лез. Ну, разве что по ночам обходил дозором квартиру. Не только по полу. Но и по столам, шкафам, столешницам на кухне. Пробовал на зуб цветы и растения. Не засохли ли? Буся нигде не гадил, кроме, как в лоток. Он никогда ничего не воровал со стола. А зачем? Петрович всё нарежет, приготовит и подаст. Он точил свои когти исключительно на специальной когтедралке. И не имел дурной привычки царапать коврики или обои. Он не спал на мягкой мебели. Не потому что берег её, а потому, что она дурно пахла свиной кожей и какой-то химией, которой её периодически натирал Петрович. И он, конечно, никогда не лазил в постель к Петровичу. Фу! Пусть он серьезно пострадал от рук этого коновала из ветклиники, но мужское достоинство он сохранил!

И Буся любил этот мир, эту жизнь, этот размеренный уклад. И, конечно, Петровича. И скучал, когда Петрович был на работе. И волновался, когда он задерживался. И смерть как не любил, когда Петрович уходил, или уезжал из дома в выходные дни. И главное — он не требовал от Петровича ответных чувств. Ему было достаточно того, что Петрович дома. Ну, разве иногда, так, больше для порядка, мог потереться о ноги Петровича, выгнув спину, как предписано природой котам. Это Буся делал не ради себя, а чтоб порадовать Петровича. И был тот максимум в выражении эмоций, который Буся себе позволял. Никаких посиделок на руках Петровича, никаких почесываний за ухом, поглаживаний и прочих нежностей Буся не любил. И Петрович понимал это и старался не докучать Бусе. Он ценил независимость любимца, и не предпринимал попыток нарушить табу, установленное котом. Таким был Буся. Такой была его жизнь. По своему насыщенная и совсем не скучная.

Что касается Петровича, то Петрович стал Петровичем лет семь-восемь назад. До этого он был Сашей, Александром. А когда-то давно, когда у него была жена, был и Зайкой и Киской. Та жизнь в сибирском городке осталось где-то далеко в прошлом. С его бывшей женой и теперь уже взрослым сыном. А между прошлым и сегодняшним днём были и скитанья, и неудачный производственный бизнес. И долги, и безденежье. Всё было. И лишь пять лет назад, когда он стал незаменимым главным технологом очень крупного производства, у него появились квартира, положение, уважительное «Петрович» и, одновременно, Буся.

Бусю, а точнее маленького серого с гноящимися глазами котенка Петрович изъял у охранника, изловившего его в цехе разделки туш крупного рогатого и не очень крупного безрогого скота. Откуда он там взялся никто не знает. Но судьба готовила будущему Бусе либо утопление в реке, как Муму, либо что-то еще более неприятное. И Петрович, только-только переехавший в новую шикарную «двушку» спас его.

Петрович после первого неудачного брака сделавшийся убежденным бобылём. Особой любви к братьям меньшим в себе тоже не замечал. Но принеся домой серое беззащитное создание растаял. Поил его молоком, отпрашивался с работы и возил к ветеринару. И даже книжки купил о кошках. И в интернете всё вычитывал всякие умные вещи про котов. Буся сделался частью жизни Петровича. На первой взгляд небольшой частью, но на самом деле той, которую большеголовые люди называют системообразующей. Иначе говоря, Петрович не мыслил себя и своей жизни без Буси. И не раз, и не два он отказывал себе в удовольствии смотаться куда-нибудь в Испанию или в Эмираты. Он даже и думать не хотел о том, как можно бросить Бусю одного. Уважаемый и достаточно жесткий на работе, дома он становился настоящим Петровичем, которого обожал Буся.

Что же касается главного — еды, то здесь Бусе мог бы позавидовать кто угодно. Продавщицы «своего» магазина, где продают мясо и мясные изделия для своих же тружеников по специальным ценам, ежедневно готовили для Петровича особый небольшой сверточек с парными лакомствами. Они Бусю никогда не видели. Да и Петрович — большущий босс — никогда о нём ничего не говорил. Но все заочно Бусю любили. Можно сказать — души в нём не чаяли. И результат этой самой любви Петрович в целлофановом фирменном пакете привозил Бусе ежедневно. И Буся это ценил, хотя и не знал, какими мудреными словами называются все эти лакомства. Буся ценил их свежесть и вкус. Конечно же, Петрович поначалу потчевал котенка кошачьими консервами, разработанными, якобы, специально для котят у которых, судя по рекламному ролику, желудок меньше напёрстка. Но когда Буся распробовал свежую вырезку и печенку, интерес к «Вискасам» и прочим концентратам он утратил окончательно. Петрович же тоже считал, что его любимец должен питался исключительно натуральными продуктами без консервантов и прочей дряни. Исключение составляла лишь генетически измененная консервированная кукуруза и травинки молодого проросшего овса. Буся любил кукурузу и раз в неделю в один из выходных дней, Бусе дозволялось съесть несколько желтых ароматных ядрышек. Травку же он неумело щипал, и пытался жевать склоняя голову набок, чтоб в работу включались боковые зубы. Это он делал тогда, когда того требовал его желудок. Буся четко усвоил то, что он хищник. А его добыча — это свежая вырезка. А травка так. Только для того, чтоб устроить желудка профилактику.

И, наконец, еще один герой. Невольный опекун и воспитатель Буси - Евгений Ильич.

Дородный, седой мужчина в возрасте, который уже не считается расцветом сил, Ильич был уважаемым наладчиком. Его вотчина — различные куллеры, механизмы, печи, клипсовальные машины и всё, что движется, щёлкает и скрипит. А еще дача, рыбалка. И совсем чуть-чуть — внуки. И, конечно же, живительная влага после работы в компании с коллегами по ремеслу. Или с соседями по гаражному дворику. Но соседи — только по выходным.

Как-то в конце января, когда прошли все горячки с выпуском праздничной продукции и «отходняки» после зимних праздников, Ильича по громкоговорящей связи затребовал к себе главный технолог. Ильич, кряхтя от натуги, поднялся по железной лестнице в кабинет шефа, ломая голову над тем, чего это его дёргают, когда всё идёт, как по маслу.

Петрович, задав для виду несколько традиционно пустых производственных вопросов, поинтересовался семьей Ильча и его планами, чем несказанно удивил последнего. Наконец, рассеяно выслушав ответы, Петрович объяснил сбивчиво, что он хочет от Ильича. Это была просьба. Обычная человеческая просьба. Надо было приглядеть за котом, поскольку Петрович на девять дней уезжал в Таиланд. К морю. Ильич к котам любви не питал. Другое дело собаки. Но отказать шефу не мог. Хотя бы во имя хороших отношений и вследствие того, что они практически были соседями. Разделяли их дома каких-то 200-250 метров. Да и просьбу обременительной нельзя было назвать. Зайти после работы на 10 минут, ополоснуть лоток и покормить котяру. Все дела. Именно поэтому Ильич согласился. А когда Петрович протянул несколько пятитысячных купюр Ильичу со словами: «На расходы» — Ильич уже полюбил этого самого котика, и даже предложил свои услуги — подкинуть шефа в аэропорт, поскольку ехать в Таиланд одетым как капуста негоже. И потом шеф всю дорогу до аэропорта инструктировал Ильича какие кусочки и в какой последовательности резать и давать Бусе. — Главное — твердил всю дорогу шеф, — будь с Бусей поласковей. Не разговаривай громко — он этого не любит. И не гладь его. Когда шеф ушел из зала регистрации в таможенный терминал, Ильич, наконец, пришел в себя от наставлений и вздохнул свободно.

А дальше были будни. Не совсем удачные. Видимо, технологи что-то нахимичили с фаршем. Колбаса не клипсовалась. Оболочка все восемь дней рвалась. И директор рвал и метал. Магазины засыпали нареканиями и претензиями. Начались возвраты продукции. Ильич взмок от натуги и нескончаемых настроек оборудования. Домой он приезжал лишь в двенадцатом часу ночи. И всё чаще задумывался о пенсии и покое.

В один из дней в столовой за обедом напарник выдохнул: — Завтра приедет Петрович и всё встанет на места. Кончится этот аврал, слава Богу!

Реакции Ильича он не увидел. А увидел перед собой лишь опрокинутый стул и пустоту. А огромная туша Ильича со скоростью ракеты, ломая и круша всех и вся на пути, мелькнула уже за окнами столовой.

Как Ильич несся в своей старенькой «Тойоте» по городу, не разбирая знаков и уходя в занос на поворотах, как проскочил мимо консьержки в подъезд к лифту, оставив её с открытым ртом и застрявшим в нём вопросом, Ильич не помнил. И не видел. Да и попасть в замочные скважины не мог, обливаясь потом и лихорадочно соображая, куда спрятать труп кота. Наконец дверь поддалась. Ильич, в белом халате с красочным лейблом на груди, ворвался в прихожую и рванул направо, в кухню. Первое, что он увидел — это был кот. Судя по положению в пространстве — живой. Серый, взлохмаченный, с остекленевшими огромными, черными глазами, вытаращенными на холодильник. Кот лишь на короткое время повернул к Ильичу голову лишь для того, чтоб убедиться в том, что в квартире что-то шевелится. Дальше его взгляд опять намертво приклеился к огромному холодильнику. Он даже не пошевелился и продолжал сидеть серой грушей на половой плитке кухни. Ни единого взгляда на Ильича. Ни единого звука! Как безжизненная мумия. Он даже ухом не повел, когда Ильич, задыхаясь и сопя, перешагнул через него. Он просто сидел и гипнотизировал верхнюю дверь огромного белого шкафа, очевидно одной силой воли и силой съежившегося желудка, пытаясь открыть её.

То, что не удалось коту, удалось Ильичу. Он рывком распахнул дверцу. И обмер. Холодильник не работал. Он был отключен. И темном его чреве ничего, кроме трехлитрового стеклянного баллона с огурцами не было. Вдруг кухню наполнил душераздирающий рёв кота. Вау-у-у-у!!! Звук, поднявший ввысь, вздыбил реденькую седую шевелюру Ильича и повис под потолком. Вау-у-у-у! Ильич рывком распахнул нижнюю дверцу морозильного шкафа и стал выкидывать пластмассовые ящики. Ничего! В следующее мгновенье затрещали и захлопали все ящик всех кухонных шкафов. Вой усилился. Но съестного в кухне больше не стало. Ильичу стало совсем плохо, и начались перебои с дыхалкой, когда он глянул на кота. Глаз у кота не было. Одни черные зрачки. Причем каждый был в диаметре больше, чем голова кота. И они буравили Ильича, так, что у него отнялись ноги. Ещё немного и это исчадие ада кинется на него. А из открытого рта без перерывов и сбоев несся дикий рёв. Ильич видел два белых клыка и такой же белый язык.

Придерживая банку, Ильич толстыми и тупыми, как поленья пальцами рванул пластиковую крышку и, сунув в горлышко два пальца, ухватил маринованный огурец. Краем глаза он увидел, что кот вмиг оказался на четырех широко расставленных лапах. Его уши прилипли к голове. Пасть была раскрыта так, что Ильич решил, что кот вывернул себе челюсть. Не рискуя нагибаться, Ильич метнул огурцом в сторону кота. Но как только кувыркающийся овощ начал свой полет, он был сбит жесточайшим ударом кошачьей лапы. В следующий миг кот уже впился клыками в огурец, и, придавив его лапами, отодрал от него увесистый кусок. Еще миг и кусок, не будучи даже разжеванным исчез в утробе кота. Когда Ильич отпустил банку и закрыл, наконец, рот, от огурца остались одни воспоминания. А кот с жадностью вперился взглядом теперь уже в банку. Только после второго огурца кот присел. И Ильич тоже грохнулся на стул.

Вечером визит к Бусе Ильич уже нанес с запасом мясных деликатесов и под прикрытием собственной жены, вооруженной шваброй. Полчаса понадобилось для наведения в квартире порядка и уничтожения последствий лёгкой котячьей диеты. Закрывая дверь, Ильич видел, как Буся с удовольствием вылизывает себя сидя на подоконнике. Это его успокоило. Однако червь, вызванный стрессом, напоминал о себе разыгравшейся на ночь поджелудочной железой.

На следующий день до обеда Ильич настраивал оборудование с таким остервенением, что настроенные им аппараты готовы были клипсовать не только колбасную оболочку, но и корабельную сталь, наверное. Но час пробил. В два часа из динамиков раздался скрипучий голос директорской секретарши, которая пригласила Ильича в кабинет главного технолога. Позвоночником Ильич слышал злое торжество в этом усиленном динамиками скрипе. По дороге на эшафот Ильич, наконец, принял решение:

— Всё! Заявление на стол и на покой. В гробу я видел всех. И кота тоже!…

К двери главного технолога Ильич подошел решительно. Накрученный до нужной кондиции. И даже злой. Петрович встретил его такой улыбкой, которую он не видел ни на физиономии Жана Габена, ни на лице Раджа Капура.

— Привет Ильич!- поднялся навстречу и протянул сразу две руки для рукопожатия Петрович. — Огромнейшее тебе спасибо! Садись!

Ильич, едва попав кормой на стул, всё-таки благополучно присел. На его лице то пробивалась, то угасала то ли улыбка, то ли ухмылка, то ли оскал. Взгляд был как у боксера-тяжеловеса, загнанного ударами противника в угол и пытающегося улыбкой сбить с понталыку своего визави.

А Петрович тем временем достал из-под стола огромную пеструю статуэтку слона.

— Это тебе. Презент от меня! А это — от Буси! — Петрович тянул ему конверт.

— Ты б зашел к нам сегодня в гости после работы. Расскажешь, как ты привел к спортивной форме Бусю и как сделал его ласковым. Представляешь, он ко мне на колени вечером залез и потребовал, чтоб его гладили! Я в осадок выпал! — Петрович настырно запихивал конверт в карман рабочего халата Ильича.

— Зайдешь? Расскажешь? И по рюмашке пропустим!!!?
Люди. Человеки. Братья по виду. К нам (в Лондон) едут Олимпийские игры, что само по-себе, конечно, и не ново, но настолько нестандартно что наш мэр Борис последние семь месяцев писает исключительно кипятком, местный бизнес уже заполонил эфир олимпийской рекламой, а газеты и журналы ежедневно печатают фотографии атлетов и атлеток в стиле Плейбой.

Пожалейте вашего Лондонского корреспондента и если занесёт вас нелёгкая к нам на праздник тела и дружбы народов, то примите к сведенью пару-тройку небесполезных советов и сохраните в целости и сохранности мои и ваши нервные клетки - они не восстанавливаются.

Если в метро вас пытается испепелить взглядом половина толпы, это не потому что вы офигенно красиво и грациозно позируете на эскалаторе. Это - потому что вы стоите слева. Стоять надо справа, слева хай-вей для тех, кому очень надо. Правило, разумеется, неписаное, но свято исполняющееся всеми, кроме туристов - написанные правила у нас исключительно для принятия к сведению.

На Бейкер-стрит нету дома номер 221б. Вообще. И никогда не было. И таблички нет, потому что Шерлок Холмс, персонаж популярный, но вымышленный. Для самых неутомимых в отеле Парк Плаза на Бейкер Стрит есть бар "Шерлок Холмс". Там вам продадут стакан пива за шесть фунтов и ещё раз объяснят насколько дремучи ваши заблуждения. Бар-музей Холмса есть на Чаринг-Кроссе. Не спрашивайте почему.

Если ваш Английский язык ограничивается словами "Ван бир плиз", готовтесь к тому, что на нужное пиво вам придётся указать пальцем, ибо паб, где есть только один вид пива - не паб. Эль, питьё богов и рыцарей из Айвенго, будет подан тёплым, тёмным да и то не во всех барах. Для поддержания должного уровня алкоголя в крови используйте "Пайнт оф лагер, плиз" (Пинту светлого, пожалуйста) с кивком головы в сторону пивных кранов, оно всё равно здесь всё на один вкус. Да, заметьте, что даже через 20 лет после Маргарет Тэтчер, пол-пинты в пабе могут брать исключительно лэди. Но не волнуйтесь, в Лондоне большинство барменов либо из восточной Европы и понимают по-русски, либо из Австралии. С последним помочь не могу, так как сама уже 10 лет мучаюсь.

Если вы заблудились в центре Лондона, как котёнок в трёх соснах, никогда не разговаривайте с незнакомцами с картами, ибо для указания нужного направления они так-же полезны, как кастрюля из шоколада для приготвления борща. Спросите лучше у ближайшего кэбмена - они знают всё. Проверено. Можно, конечно, попробовать найти местного, но это сложно. К тому-же можете нарваться на меня, а как меня достали туристы в Лондоне, я уже писала.

Не пытайтесь шутить с англичанами. Наш национальный спорт это с совершенно серьёзным выражением лица пошутить с вами, но так что-бы вы это не поняли. Половина смешных историй об отсутствии у англичан чувства юмора на ан.ру - тонкие шутки англичан над иностранцами. Верьте мне, я имею печальный опыт и юношеский разряд по бросанию Оксфордского Словаря в местных шутников. Как ни-будь по случаю поделюсь.

Из пункта А в пункт Б в Лондоне проще всего добираться на метро. В метро будет тепло, сухо и полно схем движения и полезной информации. Узнать что-ни будь простое в метро, как попробовать налить стакан воды из брандсбойта. Если у вас есть айфон или подобная игрушка, не пожалейте, засандальте в неё одну из интерактивных карт транспорта нашего города и у вас всё получится. Все настоящие Лондонцы именно так и передвигаются.

Да, и пока не забыла - не стойте слева на эскалаторе в метро. Метро в Лондоне, кстати, называется не "Андерграунд", несмотря на то, что так оно обозначено на всех станциях. Метро - это "Тьюб" (Труба), по форме туннелей и символике. В метро можно есть, пить, петь и плясать ( в особо отведённых для этого местах), но нельзя пить алкоголь и оставлять без присмотра сумки. Упаси вас бог заговорить с кем ни-будь в метро - в метро надо попытаться закрыться от всех газетой (газеты в метро две, бесплатные: одна утром, одна вечером) или устремив взгляд в собственный внутренний мир отречься от земного до нужной вам остановки.

И коротко о главном: в "СтарБакс", "Неро" и "Коста Кофе" просто кофе не заказывают, особенно рано утром в очереди злых и сонных офисных работников. "Ангус Стейк-Хаус", "Гарфанкель" и "ТФИ Фрайдей" - для любителей острых ощущений от комбинации камня на желудке и облегчённого кошелька. Если вы мечтате посмотреть на Берримора и патриархально-церемониальный уклад английской жизни: вам в Шотландию. В Лондоне шумно, людно и быстро даже без Олимпийских игр, поэтому приезжайте - не пожалеете. Только в метро на эскалаторе слева не стойте.

Вчера<< 29 февраля >>Завтра
Лучшая история за 05.10:
Покрасила сама брови, сделала а-ля естественные, густые. Получилась херня. Муж пришёл с работы, ничего не сказал по этому поводу, но весь вечер "на веселье", целует, обнимает. Думала, я ему нравлюсь такой. А перед сном он мне говорит: "Спокойной ночи, Брежнев Леонид Ильич. Поцелуемся?!"
Рейтинг@Mail.ru