Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
02 декабря 2015

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Знакомый рассказал. Несколько лет назад у них в городе турецкие строители сдали объект - школу.
Но очень скоро выяснилось, что крыша протекает. И довольно сильно.
В очередное ненастье директор не выдержал, позвонил руководителю фирмы и пожаловался на недостатки. Ответ был железно аргументирован: "Крыша протекает? Так что же вы хотите? Дождь ведь на улице!"
Приходит на кухню дочь (6 лет) и спрашивает: "Мама, что такое мумия?" Эээ... Начинаю объяснять: вот был Египет, были фараоны, потом они мерли, их хоронили, и т.д. и т.п. Вижу - не втыкает. "Ну иди в комнату, спроси у папы". Ржу про себя: хана папе щас! Диалог из комнаты: "Пап, что такое мумия?" - "Мужик сушёный!" - "Ааа, понятно".
2
НА 21 МЛН. ДОЛЛАРОВ СЕМЬЮ НЕ ПРОКОРМИШЬ
Под занавес карьеры баскетболисту NBA Лэтреллу Спрюэллу клуб "Minnesota Timberwolves" предложил новый трёхлетний контракт стоимость 21 млн. долларов. Эта сумма оказалась намного ниже, чем ожидал сам игрок, ведь раньше он получал больше. В итоге баскетболист отверг предложение клуба, прокомментировав это фразой: "У меня есть семья, которую надо кормить".
Бездарно доиграв сезон, Лэтрелл Спрюэлл стал свободным агентом. Ряд клубов пытался приобрести игрока в качестве свободного агента, но их менеджеры не смогли договориться с ним о стоимости контракта.
Целый сезон баскетболист провёл в поисках клуба, но в итоге был вынужден завершить карьеру.
Живем с женой вместе 30 лет. По совету друзей, для перезагрузки семейных отношений, стал называть ее "любимой". Результат не замедлил себя ждать: за последнюю неделю узнал что такое женщина сверху, анальный секс, минет и многое другое. Теперь вот сижу, соображаю, и где эта б. всему этому научилась…
Рассказывают, что режиссёр Леонид Гайдай, создав свой киношедевр "Бриллиантовая рука", в конце фильма вмонтировал ядерный взрыв. Когда строгая цензура потребовала убрать нелепую концовку, Гайдай попросил, чтобы это было единственным куском фильма, который коснулись ножницы цензоров. Те нехотя согласились.
И вот другой Леонид - Брежнев - стал первым зрителем, увидевшим эту кинокартину. Говорят, "Бриллиантовая рука" ему очень понравилась. Но только фильм закончился, он разочарованно произнёс: "А где же обещанный ядерный взрыв?"
Приятель работает фотографом. Тематические фотосессии, лавстори, любой каприз за деньги клиента. Клиенты попадаются разные, истории порой рассказывают совершенно невероятные. Вот одна такая:

Думал в этот раз таможенный контроль пройти быстро. Летел налегке, только с ручной кладью. Какие могут быть задержки?
- А вы ничего не забыли? - строго спросил таможенник.
Лихорадочно повспоминал все, что клал в сумку, но все подозрительное было использовано задолго до полета.
- Никак нет.
- А по-моему, вы что-то забыли.
- Да я вообще на память не жалуюсь.
- А где ваш кот?
- Наверное, дома (зачем я соврал, у меня же нет кота. А зачем он спросил?)
- У вас Альцгеймер?
- Неужели я так старо выгляжу?
- По документам, вы везли с собой кота!
- Это какая-то шутка. У меня вообще нет кота!
- Но вы же сказали, что есть!
- Значит больше нет!
- Сочувствую. А труп где?
- Чей?
- Альцгеймера.
- Откудa я знаю? Он умер много лет назад.
- Тогда зачем вы везли с собой его труп?
Мне стало дурно. Я в своей жизни перепробовал многое, но летать с трупом Альцгеймера мне в голову не приходило. Эту принципиальную позицию я попытался донести до таможенника. Таможенник задумался.
А потом "догадался"
- Я понял. У вас Альцгеймер, и вы назвали кота Альцгеймером, чтобы окружающие поняли, в чем ваша проблема. Правильно?
Я не нашел, что ответить.
- Значит правильно. Вы просто не помните. На вас записан кот по имени Альцгеймер.
- Какой идиот называет кота Альцгеймером?!
Таможенник сочувственно посмотрел на меня.
- Послушайте, у меня нет Альцгеймера. (Хотя я уже начал сомневаться). И кота нет. Нет, не было, и видимо уже не будет (вот в этом я точно был уверен теперь) У меня даже багажа с собой нет!
- Почему?
- По кочану! - озверел я. - Нет и все! Его кот сьел!
- Вот вы, голубчик, и попались с котом. То он есть, то он нет... устроили, понимаешь, квантовую физику.
- Слушайте. Может вы меня просто пропустите? У меня же ничего запрещенного. А кота себе оставьте.
- Да щаз. А потом скажите, что мы у вас кота украли. Недавно одна дамочка змею в аэропорту забыла. Визгу было... три пограничницы уволились. Так что забирайте своего кота и по-быстрее. А то у меня смена заканчивается.

Кот был черный, с приплюснутым носом и злобным взглядом. Еще бы, с такой-то фамилией. Первые три дня дня он жил в книжном шкафу, а потом, прочитав все книги и не найдя упоминаний о себе, стал обживать территорию. Мы смирились друг с другом на десятый день, когда в доме появилась мышь, и я полчаса гонял ее по квартире, пытаясь загнать к коту.
A эта ученая тварь лежала на диване и наблюдала за процессом.
А на 11 день (сразу после мыши) в квартире появилась маленькая крикливая девушка, которая угрожала мне судом, гринписом и бабушкой за то, что украл ее кота. Она, видите ли, весь аэропорт обыскала. Я же не виноват в том, что у нас оказались одинаковые фамилии, и что в Америке тоже есть Петербург.

- Не жалко было с котом расставаться?
- Да я и не расставался. Она сказала, что не повезет кота опять за тридевять земель, чтобы еще какой-то идиот его похитил. Так и оставила у меня. А потом и сама переехала. Ей даже фамилию менять не пришлось.
Такая вот у нас лав стори.

Роман Розенгурт
Проводя по два-три часа в день в автолайнах, я невольно выдумал себе такую странную игру – считать мужиков и баб, кого сколько. Захожу, считаю: 8 женщин, 4 мужика. Это нормально: парни вымирают, вот уже который месяц их количество совершенно не растет в общественном транспорте. Я даже блокнот себе завел: вписываю в столбец дату, время, номер автолайна – и далее количество мужчин и женщин. Например: 30.11.13 – 19.38 – маршрутка № 98 – 18 Ж: 10 М.
И вот однажды 1 декабря 2013 года я влетел в автолайн и, заняв удобное для обзора место, с ходу принялся подсчитывать пассажиров по половому признаку: «Одна-две-три-четыре… пятнадцать женщин и…»
И ни одного мужика, кроме меня!
Вот тебе и раз! Я привстал, чтобы посмотреть, кто за рулем 39 автолайна. Так я и думал – на водительском месте сидела восточной внешности пожилая дама!
Никогда еще я не сталкивался с подобным соотношением пассажиров в автолайне. Я судорожно достал свой аналитический блокнотик и, борясь с волнением, записал: «01.12.13 – 10.44 –маршрутка № 39 –15 Ж:1 М», – поставив при этом три восклицательных знака напротив записи. Сунул блокнот во внутренний карман и уставился в окно. Ладно, сейчас наверняка войдут мужики, подумал я.
Остановки мутно проносились мимо нас, автолайн останавливался, некоторые женщины выходили – и входили другие женщины! Только женщины! Ни одного мужика! Ни одного! Меня начала охватывать какая-то липкая подлая паника.
И вот наконец-то я прибыл на площадь Горького, чуть ли не выкатился из дверей и бросился прочь от проклятого 39-го. Смутно помню, как я бежал по улице, судорожно разыскивая глазами лиц мужского пола, но тщетно!
Навстречу мне двигались исключительно женщины, старые и молодые, красивые и не очень, худые и полные, крашенные и натуральные, и даже седые! Тут я вдруг увидел прогуливающихся беззаботным шагом полицаев. Подбежав к ним, я взахлеб принялся рассказывать о том, что исчезли мужчины, ну совершенно исчезли из нашего города, кругом одни бабы, красивые, средние или даже страшки, но бабы, где же мужики?!
– Женщина, успокойтесь! – обратилась ко мне полицай, баба, конечно же.
– Я вам не женщина!!! И даже не девушка, – закричал я, – у меня, в отличие от вас, есть яйца!
И я ухватил себя за промежность, словно показывая им…
О боже, между ног было пусто… Я тут же ударил себя в грудь и обнаружил две титьки как минимум 4-го размера. Тут я повалился наземь, теряя сознание…
Сквозь обморок я слышал: «Уже третий случай за сегодня, что-то бабоньки сегодня плохо себя чувствуют», – сказал хрипловатый женский голос. А другой, писклявый, ответил: «Зима пришла, я сама вся не своя»…
Лежал я как-то по молодости лет в челюстно-лицевой. С переломом челюсти. Ну так, трещина. Но шину поставили. Три недели на жидком пюре и бульонах. Жрать постоянно охота. С глотка пива улетаешь. Историй там - на книгу хватит. Друг сказал, мол, у вас тут бойцовский клуб.
Крендель со мной лежал. Попал он в аварию. Был в другой больнице с переломом бедра и сотрясением. Перед выпиской оттуда выпили с сопалатником и подрались. Он с переломом челюсти сюда прямиком.
Тут ему скучно стало. С охраной договорился, пошел в спортбар. К утру вернуться хотел. Через двое суток узнали, что он с тяжёлым сотрясением в третью больницу угодил.
8
В нашем городе есть детский магазин "Выбражулька". Как-то иду по торговому центру, вижу впереди детский бутик, а возле него по виду вроде как хозяин стоит. Навстречу мне женщина, которая что-то ищет взглядом. Мужик: что ищете? - Я ищу Выбражульку. Мужик: - Да, это я тут стою воображаю!
9
Недавно был в Берлине. Вечером зашел в бар, не в «Элефант», как Штирлиц, но чем-то похожий. Сижу пью кофе. А у стойки три молодых и очень пьяных немца. Один все время что-то громко вскрикивал и порядком мне надоел.
Я допил кофе, поднялся. Когда проходил мимо стойки, молодой горлопан чуть задержал меня, похлопал по плечу, как бы приглашая участвовать в их веселье. Я усмехнулся и покачал головой. Парень спросил: «Дойч?» («Немец?»). Я ответил: «Найн. Русиш». Парень вдруг притих и чуть ли не вжал голову в плечи. Я удалился. Не скрою, с торжествующей улыбкой: был доволен произведенным эффектом. РУСИШ, ага.

А русский я до самых недр. Образцовый русский. Поскреби меня — найдешь татарина, это с папиной стороны, с маминой есть украинцы — куда без них? — и где-то притаилась загадочная литовская прабабушка. Короче, правильная русская ДНК. Густая и наваристая как борщ.

И весь мой набор хромосом, а в придачу к нему набор луговых вятских трав, соленых рыжиков, березовых веников, маминых колыбельных, трех томов Чехова в зеленой обложке, чукотской красной икры, матерка тети Зины из деревни Брыкино, мятых писем отца, декабрьских звезд из снежного детства, комедий Гайдая, простыней на веревках в люблинском дворе, визгов Хрюши, грустных скрипок Чайковского, голосов из кухонного радио, запаха карболки в поезде «Москва-Липецк», прозрачных настоек Ивана Петровича — весь этот набор сотворил из меня человека такой широты да такой глубины, что заглянуть страшно, как в монастырский колодец.

И нет никакой оригинальности именно во мне, я самый что ни на есть типичный русский. Загадочный, задумчивый и опасный. Созерцатель. Достоевский в «Братьях Карамазовых» писал о таком типичном созерцателе, что «может, вдруг, накопив впечатлений за многие годы, бросит все и уйдет в Иерусалим скитаться и спасаться, а может, и село родное вдруг спалит, а может быть, случится и то и другое вместе».

Быть русским — это быть растерзанным. Расхристанным. Распахнутым. Одна нога в Карелии, другая на Камчатке. Одной рукой брать все, что плохо лежит, другой — тут же отдавать первому встречному жулику. Одним глазом на икону дивиться, другим — на новости Первого канала.

И не может русский копаться спокойно в своем огороде или сидеть на кухне в родной хрущобе — нет, он не просто сидит и копается, он при этом окидывает взглядом половину планеты, он так привык. Он мыслит колоссальными пространствами, каждый русский — геополитик. Дай русскому волю, он чесночную грядку сделает от Перми до Парижа.

Какой-нибудь краснорожий фермер в Алабаме не знает точно, где находится Нью-Йорк, а русский знает даже, за сколько наша ракета долетит до Нью-Йорка. Зачем туда ракету посылать? Ну это вопрос второй, несущественный, мы на мелочи не размениваемся.

Теперь нас Сирия беспокоит. Может, у меня кран в ванной течет, но я сперва узнаю, что там в Сирии, а потом, если время останется, краном займусь. Сирия мне важнее родного крана.

Академик Павлов, великий наш физиолог, в 1918 году прочитал лекцию «О русском уме». Приговор был такой: русский ум — поверхностный, не привык наш человек долго что-то мусолить, неинтересно это ему. Впрочем, сам Павлов или современник его Менделеев вроде как опровергал это обвинение собственным опытом, но вообще схвачено верно.

Русскому надо успеть столько вокруг обмыслить, что жизни не хватит. Оттого и пьем много: каждая рюмка вроде как мир делает понятней. Мировые процессы ускоряет. Махнул рюмку — Чемберлена уже нет. Махнул другую — Рейган пролетел. Третью опрокинем — разберемся с Меркель. Не закусывая.

Лет двадцать назад были у меня две подружки-итальянки. Приехали из Миланского университета писать в Москве дипломы — что-то про нашу великую культуру. Постигать они ее начали быстро — через водку. Приезжают, скажем, ко мне в гости и сразу бутылку из сумки достают: «Мы знаем, как у вас принято». Ну и как русский пацан я в грязь лицом не ударял. Наливал по полной, опрокидывал: «Я покажу вам, как мы умеем!». Итальянки повизгивали: «Белиссимо!» — и смотрели на меня восхищенными глазами рафаэлевских Мадонн. Боже, сколько я с ними выпил! И ведь держался, ни разу не упал. Потому что понимал: позади Россия, отступать некуда. Потом еще помог одной диплом написать. Мы, русские, на все руки мастера, особенно с похмелья.

Больше всего русский ценит состояние дремотного сытого покоя. Чтоб холодец на столе, зарплата в срок, Ургант на экране. Если что идет не так, русский сердится. Но недолго. Русский всегда знает: завтра может быть хуже.

Пословицу про суму и тюрьму мог сочинить только наш народ. Моя мама всю жизнь складывала в буфете на кухне банки с тушенкой — «на черный день». Тот день так и не наступил, но ловлю себя на том, что в ближайшей «Пятерочке» уже останавливаюсь около полок с тушенкой. Смотрю на банки задумчиво. Словно хочу спросить их о чем-то, как полоумный чеховский Гаев. Но пока молчу. Пока не покупаю.

При первой возможности русский бежит за границу. Прочь от «свинцовых мерзостей». Тот же Пушкин всю жизнь рвался — не пустили. А Гоголь радовался как ребенок, пересекая границу России. Италию он обожал. Так и писал оттуда Жуковскому: «Она моя! Никто в мире ее не отнимет у меня! Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр — все это мне снилось. Я проснулся опять на родине...». А потом, когда русский напьется вина, насмотрится на барокко и наслушается органа, накупит барахла и сыра, просыпается в нем тоска.

Иностранцы с их лживыми улыбочками осточертели, пора тосковать. Тоска смутная, неясная. Не по снегу же и подлецам. А по чему тоскует? Ответа не даст ни Гоголь, ни Набоков, ни Сикорский, ни Тарковский. Русская тоска необъяснима и тревожна как колокольный звон, несущийся над холмами, как песня девушки в случайной электричке, как звук дрели от соседа. На родине тошно, за границей — муторно.

Быть русским — это жить между небом и омутом, между молотом и серпом.

Свою страну всякий русский ругает на чем свет стоит. У власти воры и мерзавцы, растащили все, что можно, верить некому, дороги ужасные, закона нет, будущего нет, сплошь окаянные дни, мертвые души, только в Волгу броситься с утеса! Сам проклинаю, слов не жалею. Но едва при мне иностранец или — хуже того — соотечественник, давно живущий не здесь, начнет про мою страну гадости говорить — тут я зверею как пьяный Есенин. Тут я готов прямо в морду. С размаху.

Это моя страна, и все ее грехи на мне. Если она дурна, значит, я тоже не подарочек. Но будем мучиться вместе. Без страданий — какой же на фиг я русский? А уехать отсюда — куда и зачем? Мне целый мир чужбина. Тут и помру. Гроб мне сделает пьяный мастер Безенчук, а в гроб пусть положат пару банок тушенки. На черный день. Ибо, возможно, «там» будет еще хуже.

© Алексей Беляков
Ну так вот. Внемлите, отроки. И не перебивайте...

Давно это было. Ещё в восьмидесятые.

Проходил я тогда службу в одном военно-инженерном училище. Считалось то училище самым что ни на есть образцовым. Бывало, приедет какой-нибудь грозный проверяющий с инспекцией. Ходит он по территории, выискивает недостатки, а придраться-то и не к чему. Всё окрашено, размечено и отранжировано. Поштучно, по номерам и по комплектности расставлено. Прошито, пронумеровано и опечатано. Травка (если надо - и в декабре) зеленеет; краники в умывальных комнатах при казармах, что то солнышко, блестят – поэзия!

Желает тогда проверяющий посмотреть на выправку личного состава. Не вопрос. Команда «Становись!», и вот уж «коробки» строевые такие чудеса слаженности являют – куда там танцевальному коллективу певца негритянской национальности М. Джексона.

Или, скажем, строевой смотр. Это ж заглядение! Подворотнички белее белого, стрелки на брюках того и гляди, чтоб не порезаться. Бляхи так начищены, что случись во время смотра затмение, никто его толком и не заметит. У сержантов лычки во исполнение директив Генштаба и Эвклида строго параллельны, расстояние от края погона, микрометром мерь, чётко по нормативу. Все бриты, стрижены, рожи радостные, но взгляд волевой. Ну прям хоть сейчас на плакат: «Красив в строю – силён в бою!».

Доволен проверяющий, но виду не подает. Ещё пуще строгости добавил, говорит: а как, мол, обстоят дела с теоретической подготовкой?

Пожалуйста! Спрашивай кого хочешь – Устав аж от зубов отскакивает. Вот, к примеру, курсант Зелимханов Ибрагим - он тот Устав страницами без запинки наизусть шпарит (правда так и норовит своё «Иншалла» вставить, есть ещё над чем поработать командирам).

Но опять же в нашу эпоху не столько знание Устава войны выигрывает, сколько научно-технический прогресс, тем более, что училище-то инженерное.

А у нас и с этим полный порядок – в оборудованных по последнему слову лабораториях профессора, катээны, адъюнкты и простые курсанты колдуют на тему создания новой и усовершенствования уже стоящей на вооружении козьей морды, которая при первой же необходимости будет неотвратимо продемонстрирована любому агрессору.

Заходит проверяющий в одну такую лабораторию, а там до хрипоты спорят: куда б половчее засандалить ещё один тройной интеграл в хитроумную формулу, что целиком учебную доску занимает. Дискуссия идёт жаркая, за малым не дерутся, невзирая на звания, даже на высокого гостя ноль внимания. Что и говорить, наука - вещь серьёзная.

Устал проверяющий. Самое время обедать. Ну так пжалте в столовую. А училищная столовая - что твой Метрополь. Ну может и не Метрополь, но близко к тому. Скатерти, как давешние подворотнички на смотре, белоснежные, полы сорока водами вымыты, тараканы беспощадно депортированы. Меню, конечно, без изысков, но сытное.

После харчей оно уже и не до строгостей, тут либо спать, либо веселиться.

Ну если в плане веселия, извольте – самодеятельность. Курсант Садыкбаев на домбре-двухструнке исполняет и свои соплеменные мелодии, и «Калинку», и токкату заодно с фугой в ре-миноре (автор - Бах, аранжировка - Садыкбаев), а то и «Пёрплов» (правда, только для своих, это с проверяющими не прокатывает). Сержант Гвинитадзе искромётно лезгинку отжигает, а у рояля, то бишь у аккордеона и барабана, курсанты Акопян и Алиев соответственно. Или там КВН - курсанты Пицук, Дацюк и Охнаровский как начнут на своём наречии балакать – смысла даже не поймёшь что говорят, а смешно до коликов.

Так и день миновал.

А на следующие сутки ждёт проверяющего уже персональный отдых за пределами училища – охота с рыбалкой и банька на дровах. А после парной - чай с вареньем, водкой, коньяком и прочими вкусностями.

И пишет по оконцовке такой проверяющий в свой Московский штаб докладную: так и так, проинспектированный ВВУЗ в очередной раз подтвердил, что боевая и политическая подготовка находится на самом высоком уровне.

Ясное дело, что от таких результатов Генералу – начальнику нашего училища, везде почёт и уважение. На любом совещании Генерала в пример остальным ставят. Газеты его фоты на передовицах печатают, журналисты допытываются – откройте, говорят, секрет вашего успеха. А Генерал скромно улыбается, типа нет никакого секрета, а есть только лишь тяжёлый повседневный ратный труд.

Лукавил Генерал, был секрет. Ну не ста процентов успеха, конечно, но, так скажем, немаловажный.

Дело в том, что тесть нашего Генерала был в ту пору чуть ли не членом Политбюро. Плюс со многими очень важными персонами из Минобороны Генерал лично корешился ещё со своих лейтенантских, а то и с курсантских времен.

Положа руку на сердце, и строевая, и наука, и прочее – всё реально было на высоте, ну может чутка я прибрехнул.

Всё... За исключением физической подготовки.

Нет, не то, чтобы все до единого военнослужащие училища были слабосильными дафлетами. Имели место спортсмены, бегающие стометровку в сапогах, как тот Бен Джонсон, или иной какой знатный бегун, и выжимающие гири, как тому Бену Джонсону даже и не снилось. Но вот в целом...

Что, кстати, было не удивительно, учитывая что кафедрой физо заведовал не по годам шустрый, но очень уж старичок, ветеран Броуновского движения, экс-заслуженный мастер спорта по всем видам спорта, имевший устоявшуюся кличку «Стаканыч».

Да ладно бы просто старичок. Беда была в том, что Стаканыч пил горькую, напрочь забив на всё остальное. Запил он на следующий же день после коронации М.С. Горбачёва, как объяснял сам Стаканыч – в знак протеста. И никакой «сухой закон» помехи ему не создавал.

Злоупотребления его были активными, то бишь с обязательным привлечением других преподавателей несчастной кафедры («Я ж не алкаш какой-нибудь, сам на сам бухать» - говорил он), что ну никак не способствовало спортивным успехам.

Ужаснее всего для Генерала было то, что он ничего с этим не мог поделать. Ибо не то, что уволить, но даже критиковать Стаканыча не имелось решительно никакой возможности по причине наличия у него куда как более крутых, чем у Генерала, связей и знакомств. При том, что Стаканыч был вообще личностью легендарной в спортивных и околоспортивных кругах, а слава его уходила корнями в далёкое-предалёкое прошлое - по некоторым неподтвержденным данным карьеру свою Стаканыч начинал инструктором по плаванию у самого Чапаева...

Генералу только и оставалось, что ожидать окончания схватки Стаканычевского организма с неумолимым временем и алкоголем (пока Стаканыч выигрывал по очкам), а до той поры - лавировать, разными способами отводя внимание проверяющих от бедового положения с физподготовкой.

И до поры это успешно удавалось. Но всё проходит очень быстро. А хорошее – даже ещё быстрее...

В один год произошла масса неприятных событий: набирала обороты перестройка, досрочно помер политбюрошный Генеральский тесть, на Красную Площадь приземлился хулиган-провокатор Руст... Даже в далёкой африканской стране Бурунди, и то состоялся внеочередной государственный переворот.

В итоге многие и многие достойные люди наверху (в Москве, конечно, не в Бурунди, хотя и там тоже) полишались должностей, а их места заняли молодые, да рьяные. И, как результат - наш Генерал остался практически без поддержки.

А дальше всё пошло в соответствии с народными мудростями: «Пришла беда – отворяй ворота» и «Где тонко, там и рвётся».

Не успели в главном военном ведомстве завершиться кадровые мастурб... или как их там? А! – пертрубации, как получает училище телеграмму: «НВ РКТ ВСЕМ МАНДЭЦ ПРИКАЗЫВАЮ ОБЕСПЕЧИТЬ ТОТАЛЬНУЮ ПРОВЕРКУ ФИЗПОДГОТОВКИ ТЧК ЗА НЕСДАЧУ НОРМАТИВОВ МЕРЫ БУДУТ ПРИНЯТЫ САМЫЕ ЖЕСТОКИЕ ТЧК С ПЛАМЕННЫМ ПРИВЕТОМ ЗПТ ВАШ НОВЫЙ ГЛАВКОМ ВСКЛ».

Стаканыч, до убитого алкоголем и непомерными годами сознания которого телеграмма была доведена в первую очередь, ушёл на новый круг запоя. Хотя телеграмму и прокомментировал: «Плевал я, хоть стреляйте... Керенский, помнится, тоже слал... А пруссаки как полезли... А мы их – тапками, тапками... Три дни штурмовали... А маршал говорит – сутки на кураж, но потом всех вас, скотов, к стенке без жалости... Патрон кусай! Багинеты примкнуть!... ».

В общем, стало ясно, что с таким начфизом за короткое время из полутора тысяч разгильдяев сотворить команду спортсменов-разрядников нечего и мечтать.

Надо было искать иные, нетривиальные пути выхода из ситуации.

И вскоре выход был найден:

- Через оставшиеся в Мин.обороны каналы руководство разузнало ФИО, звание, должность, семейное положение и прочие компроментирующие данные на направляемого к нам проверяющего, а также сведения о номерах поезда и вагона, в котором он поедет.

- Из бессрочной опалы был экстренно отозван капитан Бурым – завзятый баламут, балагур и пьяница, которому объявлялось о снятии с него всех ранее имевшихся взысканий и о индульгенции на будущие залёты в течение года в случае успеха операции.

- С капитаном состоялся подробный инструктаж с постановкой задач, по окончании которого ему с секретного склада были выданы неразменный червонец и запасная печень.

- После этого капитан был телепортирован в движущийся из Москвы поезд.

Капитан Бурым с заданием справился. В точке прибытия представители принимающей стороны перегрузили тела капитана и проверяющего из вагона в машину и отвезли к месту опохмела. А проводница на деньги, вырученные от продажи пустых бутылок, оставшихся от досуга двух офицеров, купила своему сыну импортный кассетный плеер.

На протяжении суток проверяющего всячески ублажали и опекали, не давая ему при этом достигнуть трезвого состояния. На другой день он был вывезен на территорию училища. Проверяющий икал, глупо хихикал, по-отечески называл сухопутных курсантов матросиками и лихо подписывал все ведомости.

Командование праздновало победу.

Но тут...

... Генералу позвонил один из оставшихся знакомых, близкий к новому Главкому, и сообщил, что к нам на всякий случай направлен дублёр проверяющего, который уже вылетел самолётом и вот-вот прибудет.

Это было фиаско.

Капитан Бурым объективно не восстановил потраченные силы, механизм заброски живого человека в движущийся по небу объект, по всей видимости, находился в стадии предварительного расчета математической модели. В общем, что-то предпринимать было уже поздно...

Новый проверяющий быстро добрался до места, наотрез отказался от застолья, аннулировал все прежние ведомости, провел повторную проверку, выставил училищу суммарный «неуд» по физо, после чего убыл, даже не прихватив с собой тушку ужаленного изумрудным аспидом коллеги.

Генералу только и оставалось, что уповать на Божью и нового Главкома милость. Хотя он и подключил всех немногих оставшихся друзей и знакомых, чтобы как-то снизить накал критики в свой адрес.

Что там сработало – неизвестно, но через некоторое время из Штаба спустился на удивление либеральный приказ:

1. Выгнать к чёртовой бабушке запойного Стаканыча, невзирая на заслуги, а прочих преподавателей кафедры – достойно покарать;

2. Провести повторную проверку физподготовки через шесть месяцев;

3. Генерала до поры не увольнять, однако же довести до его сведения, что если по результатам повторной проверки ситуация не изменится - он будет отправлен на досрочный пенсион с правом ношения военной формы в пределах своей квартиры.

Вскоре личному составу был представлен новый Начфиз – майор Ли.

Ну натурально фамилия у него такая была – Ли. Чи китаец, чи кореец, при том, что имя-отчество у него были вполне себе русскими.

Вот это, доложу я вам, был спортсмен! Всем спортсменам спортсмен!

Не знаю, как оно на самом деле, но здорово смахивало на то, что закончил этот Ли с отличием какой-нибудь сверхсекретный военно-спортивный университет Краснознамённых Ниндзя имени 26 тысяч Нанкинских комиссаров. Уж до чего юркий и проворный - что там твои шаолини и джекичаны вместе взятые!

А как он полосу препятствий бегал! Это ж не передать!

Ну так скажу – если на сцене Большого театра выстроить стандартную нашу армейскую полосу препятствий... Да чтоб ансамбль, засевший в траншее перед сценой, вдарил бы что-нибудь на тему полёта – валькирий там, или шмеля... Да выпустить не неё (в смысле, на полосу) майора Ли...

Уверен, что после такого выступления публика по обе стороны Атлантики рукоплескала бы, как одуревшая. Мировая пресса заговорила бы об очередной недосягаемой высоте, взятой Советским балетом. А юный Коля Цискаридзе считал бы дни до призыва и обивал бы пороги военкомата, только чтоб его побыстрее взяли в армию и научили такие же финты выписывать. Так что, лажанулись хореографы из Большого, проворонили талант.

Ну да Бог с ним, с балетом. Организатором майор Ли оказался тоже отменным.

В рекордные сроки курсанты и офицеры под его руководством достигли должного уровня в беготне на разные дистанции, в подтягивании на перекладине и прочих занимательных спортивных дисциплинах.

Вскоре состоялась обещанная Главкомом повторная проверка, по итогам которой училищу была выставлена общая оценка «хорошо». При том, что проверяющих спиртным не поили, деликатесами не кормили и вообще демонстративно действовали без показухи.

Тут уж даже сам новый Главком удивился столь разительным метаморфозам. Генералу обратно уважуха попёрла. На всех совещаниях ему одни только решпекты. Да ладно совещания, газета «Красная Звезда» Генерала нашего отметила, как безоговорочно победившего в номинации «Прорыв года».

Само собой, Генерал понимал, что своими успехами он обязан исключительно майору Ли. Задумал тогда Генерал Начфиза как-то по особому поощрить.

Ну благодарности с занесением, разные дипломы-грамоты, часы «Командирские», представление на подполковника досрочно – это само собой, это даже не обсуждается. А вот что-то такое, чтоб для души – поди придумай...

Оно ж только в сказках Царь беспроблемно выдает Герою по накладной и счёт-фактуре полцарства и дочь-царевну. В реальности у Генерала имелись лишь сыновья, а училище, хоть ты тресни, поделить на дроби физически не получалось.

И призвал тогда Царь... тьфу ты, Генерал Начфиза. И сказал Генерал: Не могу я дать тебе ни злата, ни серебра. Но ежели пожелаешь – назначу тебя Начпродом! Получишь власть великую над многимя активами: складами тучными и хозяйствами приусадебными (со свинарником!). Холопами отпишу тебе всех поваров, завскладов и прочих материально ответственных лиц. А коль понадобится рабсила – бери без меры. И глаза закрою на все нюансы. А там уж злато-серебро само покатит.

И отвечал ему Начфиз: Не надо мне ни ни складов, ни свиноферм, ни татей кухонных. А желаю я, батюшка товарищ Генерал-майор, организовать при училище секцию восточных единоборств. И чтобы все что ни на есть воины ходили бы в сию секцию, и называли бы меня «Сенсеем», а я бы их учил тому как ближнему своему харьку качественно и грамотно начистити. А большего-то мне и не надо.

И повелел тогда Генерал: Быть по сему! Ну или как-то так.

В общем, появился в училище кружок единоборств...

Нельзя сказать, что мы до этого никакого представления о рукопашном бое не имели. Занятия проводились, и весьма качественные. Ясно, что не так, как в Рязанской десантуре или у Благовещенских морпехов, много проще. Хотя на мой взгляд, чем проще, тем эффективнее.

Я, кстати, по сей день свято убежден, что единственно действенным был, есть и останется такой прием, как «Защита от агрессивного взгляда ударом пехотной лопатки по наглой морде противника». А всякие там высокохудожественные «Ки-й-йя!» – суть понты.

Ну так вот...

Кружок-то организовался. Да только записываться в него никто не спешил. Максимум человек пятнадцать стали в секцию на постоянной основе ходить. А дальше всё, ступор, насыщение рынка.

Нет, конечно поначалу многим было интересно посмотреть, что там и как. Но когда с третьего-десятого посещения выяснялось, что удары по голове и конечностям вкупе с изнурительными тренировками не способствуют усвоению постулатов векторной алгебры и прочих заумных дисциплин, за несдачу которых могут запросто отчислить, к затее Начфиза быстро охладели.

Майор Ли негодовал!

А потом в его китайско-корейской башке возник по-восточному коварный план...

В один день на училищной Доске объявлений появился листок: «В субботу в спортзале состоятся соревнования по боевому ушу. Сбор в 15.30 в клубе. От каждого курса предоставить по 6 участников».

Чтобы это не восприняли как шутку, Генерал провёл особое совещание, на котором в приказном порядке обязал командиров всех уровней хоть в армянский лаваш раскататься, но состязания личным составом обеспечить!

Приказ-то он приказ, исполнять его надо беспрекословно, точно и в срок. Но поди найди боевых ушуистов, да ещё в таком количестве. Понятно, что те, которые к Ли в секцию ходят, само собой участвуют. А остальных где брать?

Есть в Русской армии во все века славная традиция – добровольцы. Но и тут дело застопорилось. Это ж не Родину защищать, а просто так, на потеху промеж собой дубаситься. Дурков нема.

Но вот один мудрый начальник курса нашёл стимул. Говорит своим курсантам: «Кто примет участие, тому сразу же опосля соревнований - увольнительная. А ежели кто вдруг сдуру победит хоть в одной схватке – увольнение на сутки!».

А тогда с дисциплиной-то было жуть как строго, не то, что сейчас. Редко кто более раза в месяц в город выходил, иные по кварталу в казарме кулючили. А уж увольнительная с ночёвкой – это просто из сферы недосягаемых утопий.

Так что когда высветились такие заманухи, добровольцев набрали более чем достаточно. Передовой опыт тут же подхватили и другие начальники.

В назначенный день сперва в клубе прогнали лекцию про героическое сопротивление свободолюбивых народов Дальнего Востока японским милитаристам, и про то, какая вообщем-то добрая и даже оздоровительная штука - ушу.

Потом для, так сказать, возбуждения боевого духа, показали художественный фильм «Хонгильдон» - это когда корейский юноша призывного возраста, что тот Орлёнок, с места взлетает выше солнца и лупсует врагов налево-направо.

Далее, уже в спортзале, состоялись показательные выступления Начфизовской секции и краткое объяснение основных движений и ударов.
И, наконец, сами бои...
Это было ну чисто в книжках и фильмах про древний Рим и Спартака! Добровольцы рубились отчаянно, не щадя ни себя, ни других. Очень уж стимул мощный («Я ж Натаху свою два месяца не щупал, сука, на тебе!»... «А я вообще к казарме прирос, получи, гад!»...). Даже подготовленные и натренированные Начфизовские бойцы нет-нет, но огребали от изголодавшихся до воли «гладиаторов».
Зрелище и страшное и красивое одновременно. Хотя и не совсем, вернее совсем не ушу, пусть и боевое.
По окончании состязаний командование слово своё сдержало – всем участникам увольнительные записки были выписаны. Правда, не все в тот же день смогли пойти в город, очень уж наглядно динамика боя отразилась на фейсах.
Месяца не проходит, и на тебе – новое объявление: «Состоится соревнование по таэквондо...» на тех же условиях, по шесть рыл с роты.
Опять изыскали охотников до увольнительных. И снова – бои, и снова - неимоверный успех у масс и расцвет теневого тотализатора.
Через какое-то время опять, бац! - «Состязание по тайскому боксу...»
Особо прохаванные, оценив тенденцию, стали записываться в секцию, чтоб хотя бы знать куда и как грамотно бить.
Майор Ли аж светился от счастья, что сработала его хитрость. Но на достигнутом и не думал останавливаться. И каждый раз он какой-то новый вид единоборств выискивал, а там названий этих - до адской жути! Ему-то что, только успевай ватманы с объявлениями на доску прибивать.
Сценарий один и тот же: сперва познавательная лекция, затем показательные выступления, потом «Хаджиме!» - и понеслось...
А гадский Ли даёт очередную затраву – мол, кто у меня в секции более трёх месяцев провёл, тот от боёв освобождается, если сам не пожелает обратного.
Добровольцев здорово поубавилось, спрос на увольнения резко упал. Дошло до дичи полнейшей – курсанты стали жребий тянуть, кому на очередное мочилово идти. Ну как при царском режиме, ей-Богу!

Покатили тогда Генералу жалобы.
Профессорско-преподавательский состав возмущён. Мы, мол, всё-таки инженеров готовим - ну как завтра война, а у нас курсанты толком не знают, с какой стороны к двойному дифференциалу подступиться! Успеваемость стремительно падает, на лекциях сидят товарищи с лицами пьяных пчеловодов – глаза и скулы заплывшие.

Замполиты и курсовые офицеры тоже недовольны – дисциплина хромает, личный состав все вопросы привык мордобоем решать.

Но Генерал на всё это - полный игнор.

Ещё бы! Училище как раз заняло первое место по рукопашному бою в Округе. А самого Генерала уже не то, что в «Красной Звезде», бери круче – в программе «Время» показали, исхвалили всего вдоль и поперек.

Напротив, после такой славы полюбил он Начфиза пуще прежнего. Одно на каждом совещании Начфиза спрашивает: «Как там у вас дела? Макивары не прохудились ли? Киманы не пообтрехались? А то может заказать вам какой дополнительный инвентарь? Палок бамбуковых? Трезубцев там, или сетей? А то может пару-тройку диких тигров для полного комплекта? Вы только скажите!»

А майор Ли, чуя, что масть ему вовсю прёт, продолжает развивать свой успех: «Что это у нас в научных лабораториях адъюнкты балду гоняют? Я их давеча опросил, так они, даром что учёные, уракен от урамаваши отличить не могут! Надо бы их тоже массово привлечь к единоборствам».

И ведь хер ты Генерала переубедишь, что всё хорошо в меру. Уже и минуя его, выходили через голову, так сказать, на самые верха вплоть до Главкома – ничего, никакого эффекта.

Стал народ училищный роптать. Всё как по классику – верхам по-кайфу, а низам кунг-фу это регулярное уже в печенках сидит...

В старые-то времена оно попроще было. При тех же Романовых примется какой монарх-новатор чудить, а гвардейцы и прочее мурло до поры терпят. Но как допечёт, соберутся и айда гуртом венценосцу импичмент объявлять – кто со шпагой, кто с шарфом, кто с табакеркой полпудовой на цепочке.

Ныне эпоха другая, резать-душить и до геморроидальных приступов доводить вроде как не комильфо. А вот подставу организовать, когда другие меры результата не приносят – это самое то.

Оставалось только ждать подходящего момента...

... А тем временем в СССРе бардачина заваривалась нешутейная! Ну кто ж мог подумать, что натовцы будут наши воинские части как свои диснейлэнды запросто посещать. Так ещё и стало это за великую честь почитаться. А политики наши не нарадуются – во, мол, как нас гласность-то нахлобучивает, нет у нас теперь врагов, скрозь одни партнёры...

Дождались и мы заокеанского «счастья» - приходит в училище депеша: «В свете нового мЫшления и внезапного приступа дружбы народов надлежит вам обеспечить визит группы американских офицеров». Сам Главком подрядился делегацию сопровождать.

Ну, закипела работа! Одно дело своих встречать-привечать, а тут – американцы!

Чистили-блистили всё, как никогда до этого. А ну как какой внучатый племянник дяди Сэма заметит, что отдельно взятая ножка отдельно взятого табурета испачкана? То-то будет над чем ехидно посмеяться Президенту США в его Овальном кабинете...
Мало наших усердных дураков, так ещё и особисты, из Москвы присланные ну просто душу вынули - вплоть до того, что бычки в урны не кидать, а уносить с собой, после чего проводить их захоронение на глубину не менее метра, желательно за пределами училища.

Замудохали всех с этой подготовкой вусмерть. И это при том, что всё мероприятие на один только день запланировано.

У руководства тоже голова кругом: Как действовать? Как встречать? Хлебом-солью или просто так? Да надо бы кого-то из своих штатовцам в гиды определить. А кого? Первый Зам в больницу с язвой слёг, отмазался. Зампотыл толстый и круглый, что тот сказочный колобок, товарного вида не имеет. От Замповооружению даже после пятой шайки в бане напалмом и порохом за версту несёт, могут не так понять. Против Зампонауке резко высказались особисты...

Как-то сама собой нарисовалась кандидатура Замполита училища. А что - молодой, активный, с фантазией. Даже по-английски мал-мал волокёт. Ну распиздяй местами, так это даже плюс - путь видят наши заатлантические коллеги, что и у нас демократизация махрово колосится.

После долгих и мучительных прений и согласований с Москвой решили-постановили: курсантов в кокошники не наряжать, хлеб-соль-чарку гостям не подносить, действовать строго по Уставу, ответственным за экскурсию назначить Замполита.

Наступает день Х и час Ч.

Подъезжает к училищу целая канитель чёрных бибик. Выходят из них Главком нашенский, американы американские в своей чуднОй форме, гражданский с ними какой-то.

Только минули они КПП, как звучит могучий рёв Генерала: «СМИР-Р-Р-НА!!!». Аж стрижи пернатые в воздухе крылья к бокам плотно прижали, потому как команда «Смирно» - она всех касается. Даже штатовцы прониклись, по струнке вытянулись и а-ля воинское приветствие изображают. У одного только даже не фуражка - пилотка на бестолковке, а остальные к пустым головам ладошки приладили. Хотя у них вроде так и положено.

Подходит наш Генерал к Главкому чётким строевым и докладывает: За время Вашего отсутствия никаких скандалов не случилось, и в целом, и по-мелочи - всё ничтяк.

Главком его выслушал и скомандовал «Вольно». «ВО-О-О-ЛЬНО!!!» - продублировал Генерал, и те стрижи, в количестве не менее пяти единиц, так и попадали наземь от перенапряжения.

Покатило знакомство. Вот, товарищи, полюбуйтесь - живые американцы: кемэл... тьфу ты, кёнэл Томсон; мажор Джеррисон, офицер-воспитатель в ихнем понтовом ... как там его... в Вест-Пойнте; этот, черненький на личико – секунд-люфтенент Ватзефакингз какой-то. В штатском - переводчик Степан Абдуллаевич Краузе. Главкома и так все знали.

Генерал тоже представил свою челядь. Особо выделил молодого Замполита, мол, именно он будет вас сопровождать и всё показывать.

Амеры бошками закивали: «Ес, ес, вэри гуд!» и ручонками машут, типа погнали уже смотреть чё тут и как, нехера тормозить.

... И понеслась Кубань в хату...

Десятка шагов не сделали, как упёрлись в Доску объявлений.

А на ней висит яркий, невесть откуда взявшийся плакат: «Завтра, в субботу, в 17.30 состоится соревнование по СУМО. От каждого подразделения...» и т.д.

Амеры в русском вроде как не секут, но бойкий толмач мигом всё дословно перевёл. У штатовских глаза округлились: «Ва-а-ау! Риали?! Сумо? Джяпан Сумо?! Дыс ыз инпосибля!».

Наши – в замешательстве, понять не могут о чём речь. Главком на Генерала очами зыркает, Генерал на Зампотыла. И тэ дэ по ранжиру...

Главком тайком шепчет на ухо Генералу: «Твой Начфиз никак совсем сбрендил? Докладывали мне, да я, дурак, не верил. Ах ты ж Конфуциё-мать!..»

Генерал лепечет: «Это какое-то недоразумение... Ну, товарищ Ли, дзэнбздец тебе...».

В общем, возникла крайне неприятная пауза.

Тут Замполит, видя, что ситуацию надо спасать, перехватывает инициативу и вполголоса спрашивает переводчика: «Скажи-ка мне, браза, интуристы к нам точно на один день приехали?».

Тот говорит: «Истинно так, Христом Богом клянусь. Завтра утром всё, салям алейкум, нах хаузе цурюк».

«Ну тогда переводи!» - бодро заявляет Замполит: «Видите ли, господа, в прежние времена нами чисто теоретически рассматривалась возможность вооруженного столкновения с Японией. На освобожденной территории надо было бы как-то организовывать досуг граждан ЯпССР. А сумо, как известно – неотъемлемая часть японской культуры. Поэтому было принято решение готовить специалистов в данной отрасли. Потом от этих планов отказались, однако привязанность к сумо осталась... Да что и говорить – даже некоторые старшие офицеры до сих пор ни дня без тренировки не проводят».

«Вау!» - говорит кёнэл Томсон: «Я отслужил в Японии десять лет и там полюбил сумо. Но никогда бы не подумал, что и в России... А скажите, вот этот прекрасный мистер...» - и тычет пальцем в сторону Зампотыла-колобка: «...Неужели тоже суматори? А то я думал, что это просто очень полный человек».

И пока командование продолжает находиться в прострации, Замполита несёт: «Отнюдь! Вопреки сложившимся на Западе стереотипам Советская армия тучных офицеров без повода не держит. Указанный Вами полковник Борзинцов – самый что ни на есть главный мастер по сумо. Правда теперь он не практикует. Хотя нет-нет, но и может показать Кузькинз мазэр любому... как там? Сумоторию? Вот именно ему... А сейчас давайте не будем задерживаться возле такой вообщем-то банальной мелочи, и проследуем далее. Вас ждёт ещё масса сюрпризов и открытий».

Амеры дружно проследовали.

Главком кивком головы одобрительно протелепатировал Генералу, мол, а Замполит-то твой - молодец! И неодобрительно: а Начфиз-то гандон и сволочь, чуть не подвёл под монастырь...

Генерал взмахом густых бровей также телепатически ответил: по поводу Замполита – херню не держим, а на тему Начфиза – выясним и накажем со всей пролетарской строгостью...

Вроде как, слава Богу, отбрехались.

Ну а дальше погнала плановая бижутерия: осмотр казарм и аудиторий-лабораторий, любование спортгородком, созерцание строевой подготовки и прочие аттракционы.

Генерал, оставив гостей на попечение Замполита-молодца, решил немедленно разобраться с крамольным объявлением и срочно вызвал к себе Начфиза. Но тот божится: «Ничего я ни сам не писал, ни приказаний на то не отдавал. Никаких состязаний и в планах не было, клянусь Буддой, Лао-Цзы и великими братьями Сунь-Ят-Сеном и Джо-Да-Сеном! Это не иначе как козни интриг».

«Ладно» - говорит Генерал: «Подождём. Если всё прокатит, то, считай, тебе повезло. За малым не оконфузились...».

К тому времени основная программа экскурсии закончилась. Предполагалось, правда, ещё и посещение столовой с дегустацией блюд. Но штатовцы когда узнали, что борщ не на кока-коле сварен, чизбургеров в меню нет, да и забавные игрушки к каждой порции не выдаются, от наших харчей наотрез отказались. Зря только столовую мыли.

На после обеда был запланирован строевой смотр, ну и так кое-что, по-мелочи.

Пошли все американцев в гостиницу провожать. И тут вдруг кёнэл Томсон говорит: «А нельзя ли сумо-бои перенести на сегодня? А-то чёта меня прям плющит на это дело позырить...».

Блин, да что ж такое... Опять наши напряглись, как трансформаторы, на Замполита-спасителя с надеждой смотрят.

А тот (откуда у него в башке всё это берется?!) выдаёт: «А известно ли вам, достопочтенные сэры, такое понятие, как толерантность? Сегодня ведь что за день недели? Правильно, пятница. А пятница, да буде вам известно – священный день для всех мусульман. У нас в училище несут почётную службу ребята и с Кавказа и из Средней Азии. Мы должны уважать их традиции. Может это у вас там в Америке с правами человека как-то по-другому, не знаю... Так что сегодня ну никак нельзя».

Гости натурально обалдели, ажно рты раззявили. Главком сияет - ну до чего, мол, красавэла, этот Замполит, в чистую уел переносчиков демократии.

Мажор Джеррисон, пытаясь спасти престиж своей страны, заявляет: «А устраивая мероприятие в субботу вы нарушаете права иудеев!»

Замполит этот вялый довод лихо парирует: «Таки где вы видели у нас хоть одного иудея? Не хотят они в наше училище записываться, уж как мы не старались... А на нет, как у нас говорится, и суда нет».

Ввиду отсутствия контраргументов на том прения и закончились. Америкосы отправились в гостиницу свои фаст-фуды трескать да донесения в ЦРУ стряпать.

Наши ликуют. Главком Генерала поздравляет, Замполиту намекает на необходимость изыскания шила для продырявливания погона на предмет новой звёздочки.

В шестнадцать-ноль опять нарисовываются американцы. И с ходу: «Этеншен! Найс ньюс! Мы тут договорились на самом высочайшем уровне, и наш визит продлён ещё на день. Так что вы сможете оказать нам честь и показать выступления ваших сумоистов»...

Это был попадос. Такой попадос, что попадосней некуда. Международного уровня. Попадосинг. Попадосгейт.

Дальнейшие мероприятия того дня прошли кое-как, без энтузиазма.

Не успели за амерами закрыться ворота, как созывает Генерал экстренный курултай. На повестке дня единственный вопрос: «Как избежать завтрашнего позора?»

С самого начала договорились: розыск отщепенцев, изготовивших подлое компроментирующее объявление, оставить на потом. Равно как и придумывание кар излишне говорливому Замполиту, рейтинг которого упал так же быстро, как и даве поднялся.

Сперва был заслушан Начфиз Ли, доложивший краткую суть сумо, как такового.

Оказалось, что дело не особо хитрое – необходимы товарищи попузатее; их попочно-паховая область должна быть обмотана тканью неким затейливым способом; по сигналу они должны выпихивать друг дружку за пределы поля, действуя строго своей массой, воздерживаясь от ударов по мордасам, сусалам и мундиалям. Нужна ещё особого вида площадка из глины и песка...

Генерал тут же дал команду выдать Начфизу новые простыни для обеспечения внешнего антуража. С площадкой решили не заморачиваться и использовать имеющиеся татами и спортивные маты.
С личным составом дело обстояло несколько сложнее ввиду дефицита объёмных и массивных курсантов.

Генерал сказал Начфизу: «Идите, товарищ Ли, готовьтесь. Сделайте всё возможное и невозможное. А насчет бойцов... Если в ближайший час сидящие здесь великие умы не придумают что-то дельное, они поступят в ваше распоряжение. Устроим, так сказать, бои ветеранов. Ступайте!»

«Итак!...» - продолжил Генерал, как только Начфиз удалился: «Товарищи офицеры, у вас есть ровно шестьдесят минут, чтобы решить проблему. Исходные данные вам известны. На кону – имидж державы и ваш личный позор в виде задорного пхания пузиками на радость супостатам. Сейчас я заведу будильник, после чего начинается мозговой штурм. Мне нужны идеи. Три-два-один... Поехали!».

Ну поехали так поехали. По-первоначалу робко, а потом разошлись...

Разумеется, самым заманчивым было - используя дружбу родов и видов войск попросить ребят из РВСН или подплава как бы случайно пульнуть одну ма-а-аленькую ракетку мегатонны в полторы, не больше, в сторону какой-нибудь никому не нужной Оклахомы, а там уж за общим бардаком никто про сумо и не вспомнит. Однако, взвесив все за и против, пришли к выводу, что согласование с ракетчиками займёт слишком много времени, до завтра точно не успеть.

Или вот идейка! – набуцкать сегодня же вечером наших американов, благо отчаянных бойцов, взращённых Начфизом, предостаточно. Однако Генерал был категорически против. Это, говорит, международный конфликт и уголовщина, уж лучше вернуться к варианту с Оклахомой.

Во ещё вариант! Бляде... то бишь проверенных и соответствующим образом проинструктированных дев направить в стан противника, аки тех библейских Далил! И пусть они в течение суток сосу... в смысле – ублажают наших гостей, не выпуская их за пределы гостиницы. Но Генерал и тут недоволен. Это, говорит, аморально и не по-советски. Хотя, говорит, определенное рациональное зерно имеется.

Другие идеи, как то: объявить карантин по поводу бубонной чумы, холеры, или иной какой заразы; просто закрыть ворота КПП и тупо не открывать; обвесить все стены плакатами «Янки, гоу хом!»; изобразить забастовку сумоистов с требованием усиленного питания и проч., Генералу тоже не улыбнулись.

А часики-то тикают, вот уж и семь минут осталось до трагического «Бззы-ы-ынь!».

А Генерал-то шутить не любит и не умеет.

Иссякли все, сидят, молчат. Только Зампотыл-колобок, с легкой руки Замполита заочно записанный в сумоторические корифеи, обхвативши голову руками, всё бубнил: «Долбаный Замполит! Да чтоб он сдох! Сдох! Гадёныш!..».

И тут Генерал как подорвался с места! Стал бегать по кабинету и бормотать: «Так-так-так... А ведь это мысль!... Значит, Замполит сдох... А Замполит ведь хороший!.. Его американцы любят!.. Опочил во цвете... Вечная память... И тогда что?... Ага... ага... конь на Е2... слон на Н6... И пешка в дамки... А ежели?.. Да ну нет...»...

«Итак, товарищи офицеры!» - провозглашает Генерал: «Поздравляю, Вы все тупари! Решение найдено мною! Надо убить Замполита!»

Ну тут все как загалдели! Что ж вы раньше-то молчали, товарищ Генерал-майор! Давайте прибьём гада, давно пора! Особенно если это делу поможет!

Замполит совсем поник, мол, делайте, что хотите, я ведь старался как мог.

Генерал командует: «Фу! Фу!!! Отставить! Я не в том смысле! Речь идёт о, так сказать, виртуальной смерти! Сейчас объясню...»

Назавтра на Доске объявлений висел новый плакат: «Скоропостижно скончался незабвенный Заместитель начальника училища по политической работе. Скорбим, помним». Плакат содержал фото Замполита с чёрным уголком, а также краткое описание его славного боевого пути от сперматозоида до подполковника.

Прибывшим штатовцам было объявлено, что у нас форс-мажорный траур. Соответственно, ни о каких там сумошных соревнованиях и речи быть не может.

Американцы поскорбели, удивляясь столь неожиданным жизненным перипетиям, дипломатично уклонились от участия в погребальной церемонии и поминках (хотя сценарий был разработан мощнейший) и не солоно хлебавши укатили обратно в своё США.

Главкому, понятно, объяснили всё заблаговременно. Тот, покачав головой, обозвал всех ... - плохо так обозвал, непечатно. Но затею в принципе одобрил.

В общем, подстава удалась на славу, сработала на все сто.

Кружок единоборств остался, но дикие побоища прекратились навсегда.

Начфиз Ли вскоре после этого был переведен в Москву с повышением.

Хотя о "смерти" Замполита знал очень ограниченный круг лиц, но оставлять его в училище было глупо – рано или поздно все всё узнают и жизни не дадут, засмеют.

Замполита взял под свою опеку Главком - очень уж импонировала ему способность Замполита выкручиваться из трудных ситуаций. Он лично обеспечил его перевод в Москву, в Главный Штаб. Там Замполит быстро развернулся - полковника получил и даже докторскую защитил на тему что-то типа: «Особенности проведения политических занятий в эпицентре ядерного взрыва». В 93-м он уволился и ушёл в политику. Сейчас нет-нет, да и мелькнёт его рожица в телевизоре.

Генерал благополучно вышел на пенсию. Дом себе купил под Краснодаром, индоутей разводит. Они у него, говорят, выдрессированы, по подразделениям рассчитаны, каждое утро: построение, постановка задач и, шагом марш, на занятия, жирок нагуливать.

Так что никто из невольных жертв подставы внакладе не остался, никому она жизни не испортила.

Авторов объявления так и не нашли. На встречах выпускников и сослуживцев каждый себе в актив этот «подвиг» записывает. Их послушать, так человек сто объявление писало и ещё столько же приклеивало его на доску. Правды уже не сыщешь. Да и не надо.

Такая вот история...

Вчера<< 2 декабря >>Завтра
Лучшая история за 07.09:
Мэр Квебека отказывается убрать свинину из меню школьных столовых и объясняет, почему:

"Мусульмане должны понять, что они должны интегрироваться и научиться жить в Квебеке. Они должны понять, что это они должны изменить свой образ жизни, а не канадцы, которые так щедро приветствовали их.

Мусульмане должны понять, что канадцы не расисты, не ксенофобы. Канада приняла много иммигрантов, прежде чем мусульмане появились здесь. Так же, как другие народы, канадцы не готовы отказаться от своей идентичности или своей культуры.

И, если Канада приняла кого-то на свою землю, то это не мэр приветствует иностранцев, а канадский народ в целом. И, наконец, они должны понимать, что в Канаде (Квебеке) с его христианскими корнями, новогодними елками, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru