Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
25 октября 2018

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
История рассказанная работником автомобильного завода.
От Русской Православной Церкви пришёл заказ на микроавтобус. Завод поставил автобус по характеристикам заказчика.
Но что-то напутали (ошибки случаются не только с космическими кораблями) и РПЦ прислало рекламацию и просьбу объяснить почему высота сидений не соответствует заказанным размерам. Последовал исчерпывающий ответ: "БЕС ПОПУТАЛ".
Думаю, Церковь должна будут согласиться с доводами производителей.
Подслушано на работе:
- Сначала он был нормальным программистом, но потом постепенно мудировал в менеджера...
2
Сидим с внуком семи лет, пьем чай. Вспомнила частушку, которую иногда мама напевала когда мы пили чай: "чаю, чаю накачаю, сахару натрахаю". Внук смотрит на меня круглыми глазами и говорит: - бабушка, а ты знаешь, что ты сейчас сказала? Я: - что? Он выдает мне два!!! значения того, что я сказала. У меня "уши повяли". Я объясняю, что я сказала просто налить чаю и насыпать сахару. Но раньше сахар песок был редкость, был кусковой сахар и потому его разбивали. Ничего зазорного в этой частушке нет. Но как надо было за четверть века испохабить нашу жизнь, что наши внуки с рождения считают маты прикольными; все знаменитости не считают зазорным оголиться на весь мир и в чем мама родила зарабатывать миллионы, и это сейчас модно. Но зато Дума принимает законы о запрете матов. Для кого??? Очень "смешная" жизнь, прямо рай!
Может для кого-то это был ничем непримечательный очередной детский школьный праздник, но для нас - детей из детдома это была возможность вырваться "за забор" и хоть на мгновение почувствовать себя обычным ребёнком. Большой праздник, где смешались почти 500 детей: детдомовцы, усыновлённые детдомовцы и обычные "домашние" дети.

Нас разделили на маленькие группы по 10 человек - "звёздочки". Мы должны были соревноваться между собой в эрудиции, декламации и просто умению быстро и весело выполнить задание ведущего. Полный актовый зал школьников и взрослых, пришедших сегодня в юридический институт на праздник.

Уже за полчаса до начала нам объявили, что у каждой "звёздочки" должно быть своё название и поскольку сегодня тема "Древний Рим", то и название должно быть соответствующим, ну или хотя бы просто использовать девиз из латыни.
Быть пятыми "Ромулами" или третьими "Цезарями" никто не хотел. Все ринулись вспоминать латинские слова из школьного курса. Тем же, кто не мог вспомнить ничего путного, студенты подсказали, что словари по латыни есть в кабинетах лингвистики и права. Кабинет филологии оказался закрыт поэтому мы воспользовались словарём из кабинета римского права.

Зал ещё провожал овациями первую группу, покидавших сцену представителей участников соревнований, когда наша предводительница-"звеньевая", в свою очередь, вышла из строя и звонким режущим слух девичьим голосом объявила, что наш отряд называется "педофил". Зал замер. Казалось даже лампочки в люстрах перестали мерцать. Стопка бумаг, выроненная ведущей, зависла в воздухе и не решалась упасть на пол. Было слышно как трещит кирпичная кладка института, готовясь принять на себя удар. Мгновенье тишины сменилось едва сдерживаемым нарастающим подхихикиванием изо всех уголков зала и многозначительными переглядываниями взрослых. Звеньевая зачем-то решила уточнить: "потому что мы любим детей всего мира". Зал грохнул. Взрослые ржали, не скрывая эмоций. Дети, конечно, не понимали причины, но поддались общему приступу веселья и смеялись вместе со всеми.

Следующая звеньевая, дождалась небольшой паузы в истерике зала и решила не совершать ошибок своей предшественницы после чего громогласно объявила: "наш отряд называется "любители мам", что по латыни звучит", но повторный взрыв смеха договорить ей уже не дал...
Фирочке Хаймович таки очень сильно повезло. Вы будете смеяться, но она наконец вышла замуж. Нет, сначала ей, конечно, не то, чтобы не везло, сначала Фирочку Хаймович никто за невесту не считал. Когда выдавали замуж ее двоюродную сестру Хасю и пришло время бросать букет невесты, Фирочка даже не подняла свой тухес от стула и продолжала кушать куриную ножку.

— Ай, я вас умоляю, мне почти сорок и за всё это время если мужчины и смотрели на меня, то только за спросить, сколько стоит эти биточки.

Фирочка работала в столовой камвольной фабрики и таки знала за биточки всё, включая цену.

Фирочка жила со своей мамой Броней Яковлевной и швейной машинкой, которая все равно не работала. Хотя Броня Яковлевна тоже не работала. Из работающих во всей квартире была только Фирочка.

И все бы продолжалось так, как оно есть, если бы Фирочке не повезло.

И ей таки так повезло, что все не понимали, как. Фирочка вышла замуж не за какого-то гоцн-поцн с рынка, а за настоящего доктора в белом халате и золотом пенсне. Доктора звали Самуил Абрамович Шварц, но Фирочка звала его Муля, и он откликался.

За этим доктором до Фирички целых пять лет охотились все более или менее приличные незамужние невесты и даже Роза Шуйт вздыхала о нем высокой грудью, а Розе Шуйт таки есть чем вздыхать, чтоб вы себе там ни думали.

Одним словом, пока все портили себе нервы и хотели сделать себе личную жизнь, эту жизнь сделала себе Фирочка Хаймович, невысокая полная девушка тридцати семи лет с незавидной жилплощадью и двумя табуретками имущества. И кто бы мог подумать!

Вы меня, конечно спросите, как эта самая Фирочка смогла сделать всем больную голову, а себе семейную радость? Так я вам отвечу, как Фирочка смогла сделать всем беременную голову, а себе семейную радость. Я вам, конечно же, отвечу. И я знаю, что я вам отвечу правду, а вы можете думать себе, что хочите.

Однажды доктор Шварц зашел к Фирочке по поводу сердца. Не ее сердца, а сердца Брони Яковлевны, ее мамы, которая не работала, как и их швейная машинка. У мамы немного схватило сердце, а доктор Шварц пришел ее лечить по линии горполиклиники. Но получилось, что он пришел за мамино сердце, а получил Фирочкино. Когда доктор Шварц зашел с жары потный, как портовой грузчик, снял свою белую шляпу и выписал маме валокордин, Фирочка предложила ему холодный красный борщ, которые вы все называете свекольник, и за это название моя бабушка побила бы вас вениками и не давала бы плакать.

Но если вы хотите так его называть, делайте, что хочите, можно подумать, мне есть за это дело.

Так вот, Фирочка накормила красным борщом доктора. И доктор понял, что это то, что он искал всю свою докторскую жизнь. В смысле, это холодный красный борщ и Фирочка. И когда он вытер рот салфеткой, он захотел жениться на Фирочке и стал ходить к ней с цветами и крепдешиновыми платьями в подарок.

Фирочка не то, чтобы ломалась, в ее возрасте это смешнее цирка, поэтому согласилась и теперь ей завидует даже Роза Шуйт, не смотря на объемы и томные вздохи.

Ну, так вы хочите узнать что за такой красный борщ давала Фирочка доктору? Ну, так я вам расскажу. Можете тоже приготовить и сделать себе счастливую жизнь, главное будьте здоровы и вовремя кушайте.

Вам нужна ботва. Берете буряк, отрезаете ботву, и она у вас есть. Положите ее в сторону, а сами помойте под проточной водой сам буряк, поставьте вариться в каструльке. Когда сварится, очистите от кожуры и натрите на терке. Главное не выливайте отвар, надо процедить его через марлю и пусть себе остывает молча.

Пока вы трете буряк, сварите яйца вкрутую. Потом очистите и нарежьте кубиками.

Промываем и нарезаем перышками ботву, которая до этого была в стороне.

Нарезаем свежие огурцы, зеленый лук и укроп.

Когда все уже готово, смешиваем все это вместе: буряк, яйца, зелень, ботву, огурцы. Солим, перчим, не стесняемся.

Потом все проще некуда. Положили ложкой по тарелкам получившееся и залили холодным отваром, в который предварительно выжали лимон.

Кладем в каждую тарелочку сметанку, нарезаем черный хлебушек и ждем подходящего доктора, чтобы осчастливить его этим вот покушать и личной жизнью. И чтоб вы мне были здоровы.

Александр Гутин
5
Только что. Еду в поезде. На одной из станций заходит в вагон коробейник. Предлагает парфюм. Слышно по коридору его голос:
- Духи. Косметика. Девушка, возьмите помаду Качественная. Не пожалеете. Производство (ТАДААМ) ПОЧТИ Франция!!!

Это как?:)))

Переглядываемся взглядом с попутчиками в купе и начинаем хохотать.
Мама пошла учиться водить, когда нам с братом было лет 7-8. Помню, после получения прав, она как-то сказала, что съездит на почту. Папа взял нас с братом за ручки, подвел к окну и сказал: "Сейчас я вам покажу, дети, докуда доедет ваша мама".

Инета еще не было, чатов и форумов тоже. А троли были всегда ;)
Как Леха Коле мотоцикл продал.

Рассказ длинный, сумбурный и с невыразительным, без кульминации, финалом. Поэтому, если собирались улыбнуться - пробуйте с самого начала. Я вас предупредиждал.

Коля – это Лехин школьный друг, тот, который ему в предыдущей истории про них, уебаловом спину вылечил. С виду немного припизднутый, но возможно эту изюминку в Колин худосочный облик добавляли толстенные линзы очков и косоглазая хитринка за ними. По медицинским показаниям, вряд ли Колек рассчитывал на этом «Урале» когда-нибудь покататься, но уж слишком заманчивой была цена. Мы к ним еще вернемся.

Это сейчас у Лехи грузовик – фура, и фаршированная «Тундра» «под жопу» из самой Америки. Леха под ее боковыми зеркалами проходит не нагибаясь – не высокий Леха.
А тогда у Лехи «Тундры» не было – был «Урал». Мотоцикл. Добрый был советский мотоцикл, бензина жрал тогда, как сейчас шестилитровая «Тундра» - мы на нем на рыбалку гоняли. Леха его однажды даже "прокачал", впихнул "коробку" от похожего «Днепра». А хули не впихнуть, мы ж с хохлами делаем почти одну и ту же херню. Я скажу вам по секрету, многие из нас и сами сильно хохлы – из переселенцев мы. Но не из этих, которые накануне изнасиловали «дальневосточный гектар», бесплатно расхватав побережья и заповедники , а тех кто из Одессы в позапрошлом веке на пароходах сюда пришли Южным путем, и расселялись потом на быках по всему дикому Приморью.
В начале прошлого, в конце позапрошлого столетия нас сюда завезли, чтобы мы остатки Чжурчжэ́ней вытеснили. Мы то, за почти полтора века, это зробили, ну а сами подзалипли. И теперь обратно не на одну из Родин, ни к кацапам ни к хохлам не уехать, не уплыть - не на хуй.
В Приморье, короче, дело было.
Так вот про коробку. В отличие от Уральной, Днепровская могла доставить всему мотоциклу задний ход, Леха даже пару раз продемонстрировал мне, как у него ловко получается «трогать» не вперед, а «в зад». Он смешно закатывал за облако глаза, всем своим видом показывая что этот фокус элементарен как полет бабочки, с деланной легкостью что-то переключал где-то у себя между ног, крутил газ и ехал назад, заодно успевая проконтролировать заслуженный восторг в моих глазах. И про мотоцикл пока все.

Пришли девяностые, нам с Лехой стало не до рыбалок, нужно было обустраивать семейные гнезда и сживаться с рынком. Гнезда мы свили в одном и том-же многоквартирном доме и уже тремя братьями.
Время упомянуть Олега.
Мы все трое оказались братьями. Причем если Леха с Олегом были родными, то я не совсем. У меня с ними были разные отцы, и матери, кстати, тоже. Я им троюродным оказался. Зато, заместо кровного родства, мы работали в одной советской бригаде из четырех человек, позднее в кооперативе и большинство интересов на долгие годы были общими. Это я для полноты картины.

Втроем, будучи монтажниками, и имея доступ к социалистическому металлу, мы прямо на сырой земле сварили один на всех большой стальной гараж, загнали в угол Лехин «Урал», а рядом пришвартовали мою «копейку», решающую тогда наши насущные, транспортные проблемы. Жига к тому моменту у меня только появилась, а вот ЛИсу, моему кобелю западносибирской лайки, на тот момент было уже года полтора. Беззлобный, энергичный и жизнерадостный он изнывал от скуки в двухкомнатной квартире и жаждал охотничьих приключений.
Ну я и накинул братьЯм промысловую идею, про то как каждому из нас, из своих небогатых баб, на скорую руку, с помощью меховых шуб сделать по королевне. Красоты и гонору им, нашим бабам, было не занимать, а вот одеты они все были - как попало. Девяностые, знаете ли. В магазинах – шаром покати. Даже при хорошей зарплате, что-то стоящее купить было невозможно.
Мы, с тогдашней моей женой, однажды зимой поехали за женскими сапогами за 400 км., в Хабаровск. Восемь часов в поезде, час в ледяном трамвае к вещевому рынку. Раннее утро, темень и мороз жуткий, с ветром. На фоне снега, и то с трудом, рассмотрели в зимнем мраке - тетку, в черной шубе и валенках, перед кучей обувных коробок – скачем к ней на околевающих ногах.
- Женские сапоги! – кричит из темноты тетка. Ли не Чудо?!
-Тридцать восьмой! Жена меряет один – впору. Мерить второй - нет сил. Цвета не видно, тетка говорит, что черные. Какой к черту фасон?! Уже хорошо, что черные! - Мех натуральный, и кожа такая же! – кричит тетка.
В темноте выплачиваем ей среднюю месячную зарплату и обратно, на час в ледяной трамвай, и еще на восемь в поезд.
Удачно съездили, к вечеру второго дня уже дома были. Если бы в добавок ко всему, второй сапог оказался тридцать восьмым, а не тридцать девятым – вообще бы замечательно вышло.
Пока левая нога жены привыкала ко второму, тридцать девятому сапогу, ее импортная, искусственная шуба, купленная лет пять назад в чековом «Альбатросе», еще за «морскую» валюту, несмело запросилась в утилизацию.
В это самое время, промысловый зуд, унаследованный мною от отца охотника, лениво накидывал решение проблемы.
Первым, в очереди на сырье для новой шубы, стоял енот. Изо всех пушистых обитателей Приморья, добыча этого промыслового зверька мне казалось самой ненапряжной.
На самом деле данный зверек называется енотовидной собакой, и хотя его мех дешевле лисицы, ценность его пуха местное население оценило очень давно. В детстве и я участвовал в обработке шкур под разные нужды. Если речь шла о пухе, шкуру изнутри обмазывали замешанной на воде кашей из печной золы, сворачивали в рулон, и после того как она отлежится и «расквасится» зольной щелочью, выдирали из шкуры пух вместе с шерстью. Это была уже женская работа. Затем кропотливо отделяли шерстинки от пуха, сучили нити, сматывая их в огромные клубки, и вязали пуховые платки. Я не трогал оренбургских, но пуха нежнее этого я не могу себе представить.

Ну так – значит) Ружей у меня и у Олега никогда не было, а Лехино мы брать не стали не только потому, что осенью на полевых дорогах можно нарваться на охотоведов, а еще и от того, что стрельба и не предполагалась. Предполагалось, что врожденные инстинкты моего, доселе не натасканного охотничьего пса, все сделают сами. Бегун из енота неважный. Случается, его догоняет даже выносливый мужик с лопатой. Но это днем и по полю, а вот ночью в кустах, и в нашей приханкайской трехметровой траве, где легко может затеряться стадо гиппопотамов, вся надежда была только на Лиса.
Да, нужно упомянуть еще один енотовидный каприз. Если енот чувствует, что догнавшие злодеи его одолевают, он прикидывается глубоко дохлым, а позже если подвернется момент, сваливает втихую, от утративших бдительность охотников. Про эту их особенность я знал, и в случае удачи нам оставалось, просто упаковать «дохлого» енота в мешок.

В один из осенних и прохладных вечеров мы втроем, не считая собаки, загрузились в «копейку» и выехали в сторону соевых полей. Кто первым заметил сверкнувшие в свете фар глаза – не помню, я надавил на газ и метров через пятьдесят резко затормозил, прижавшись к обочине. Леха, сидевший впереди вместе с Лисом, распахнул тому дверь, Олег с фонариком и мешком выскочил сам, я крикнул Лису: - Ищи! А Леха младшему брату: - Фас!
Лис мгновенно и почти бесшумно исчез в сухом камыше, у Олега сделать так же не получилось. Вернее – исчезнуть получилось мгновенно, но только матерясь, и падая в глубокую канаву. Охота становилось интересной. Видимо разглядев что-то на дне, Олег еще раз сказал: -Блядь! - и громко постучал потухшим фонариком. Чуть погодя на дне оврага снова блыкнул свет, Олег ответил нам что живой, и скоро стало тихо.
Они вернулись к машине минут через пятнадцать довольные и с увесистым мешком.
Мы поздравили друг - друга «с полем», еще пару часов погоняли «копейку», тщетно, но с хорошим настроением, вглядываясь в темноту. Десяток енотов на одну шубу, прикидывали мы по дороге, помноженные на трех баб и очевидную вероятность добычи одного енота в день, до наступления морозов давали нам фору примерно в один месяц.
По приезду мы рассмотрели добычу и определили, что мех у енота еще не «выходной». Решили, что будем держать добычу живой до самых морозов. Вот только где держать мы пока не придумали, а так как сильно хотелось спать, мы пересадили енота из мешка в Лехин «Урал». Точнее в его коляску, «до завтра». Защелкнули на ней штатный полог, и сверху накинули пару досок.
Если бы один из наших компаньонов по кооперативу – бывший комбайнер, рассказал свою историю чуть раньше – не получилось бы истории с Лехиным мотоциклом. А Серый позже вот что рассказал:
Работая комбайнером, в одном из районных сел, они собирали урожай сои. И комбайн Серега получил новый. - Охуэнный,- говорит. Вид из кабины – как с капитанского мостика. Он сам тоже был из переселенцев, но уже социалистических времен. А потому как ассимилироваться еще не успел, от его рассказа, украинским говором - когда даже трагедия может разорвать от смеха, мы просто молча ползали под столом. В общем, старожилы его научили. Сказали, обкашиваешь поле с краев - по периметру, и двигаешься к центру, и еноты двигаются туда же. Потом бегаешь по оставшемуся островку травы, топчешь енотов и собираешь их в мешок. Он так почти и сделал. Только без мешка. Мешка не было, поэтому трех добытых енотов, к концу страдного дня, он закинул в кабину комбайна и вернулся к ним только утром. Зря он их не накормил перед этим.
К утру они втроем съели все, что можно съесть в кабине. Точнее, они съели всю кабину изнутри, а потом жестоко насрали.
Если бы Серега оставил в зажигании ключ, они бы наверно и уехали. –И че, че потом? – с трудом продолжали ползать мы.
- Да ни чого, видкрив двери и сказав, пишли вид сюди на хуй!

К нашим вернемся.
Назавтра, клетки для содержания диких животных так и не появились, но охота продолжала свербить и звала в путь. Все повторилось как и накануне, разве за исключением веселого падения Олега в овраг, и далеко за полночь надежный «Урал» принял на борт второго вонючего пассажира.
А, вот еще что забыл! Енотова «вонючесть» является непременным атрибутом его театрального испускания духа, очевидно для того, чтобы наверняка убедить охотников в своей искренности. Не помню какой из факторов отбил нам охоту окончательно, но на следующий день за енотами мы не поехали. И через день – тоже.
Еще через день Олег объявил нам с Лехой, что пленников нужно бы накормить, а мы объявили ему в ответ, чтобы он их и накормил.
По отношению к Олегу это было справедливо, во-первых и во вторых - потому что он был самым молодым, а в третьих, он с самого детства жил в режиме кормления несметного количества собственных аквариумных рыбок.
Чуть позже Олег завел и черепаху, но опережая события скажу, что она плохо кончила. Сначала ее несколько раз выкидывал в мусорное ведро его маленький сын, и хотя черепаха благополучно возвращалась назад раскапываемая всей семьей в придомовой мусорке, выделенный ей лимит жизней видимо исчерпала, расслабилась и крепко заснула.
Бедолаге тогда еще казалось, что не навсегда. Однако, Олег о черепашьей особенности – иногда выспаться всласть, не догадывался, и пытался кормить черепаху принудительно. Весь тот май он вдувал ей в пасть коктейльной трубкой одуванчиковый сок, до тех пор, пока черепашка не завонялась. Но даже если черепаха и захлебнулась благодаря стараниям неутомимого кормильца, она не могла бы упрекнуть Олега в том, что ее доконал авитаминоз.

Дабы разбавить нескончаемым оптимизмом эту историю, отмечу, что ни одно животное, кроме упомянутой черепахи, больше не пострадало.
За пару недель, отъевшись на Олеговых харчах, еноты благополучно отрастили зимние шубы, разгрызли «ураловский» полог, и сделав под гаражом подкоп вернулись в живую природу. Почему наши еноты так скромничали с Лехиным Уралом не понятно, может ждали пока отрастет мех?
Им даже дорогу не пришлось переходить, поскольку гараж своей задней стенкой упирался в те же самые бескрайние, приханкайские луга. Каждый из нас, троих охотников не считая собаки, остался при своем накладе. Я спокойно пережил пару израсходованных канистр бензина, Олег – расходы на енотовы харчи. А Леха? Лехе, против его воли, мы с Олегом доверили самому распоряжаться тем, что осталось от енотов.
Да, чуть не забыл рассказать как Леха Коле мотоцикл продал.
Да так и продал, не дорого совсем - потому что с говном.
Года три назад мне почти ежедневно приходилось мотаться в Гусь-Хрустальный район Владимирской области. В один день, на трассе районного значения на дороге стоял «Нива», а рядом с ней мужик в камуфляже махающий рукой с просьбой остановится.
-Слышь, друг, ты собаку не видел? - вопросительно произнес он и описал приметы.
-Нет! - заверил его я, - не встречал, потерялась что ли?
-За зайцем погналась, сутки почти нету! - сокрушенно махнул он рукой.
-Так может дома уже? - дал я ему надежду.
-Да ты что, я же в Балашихе живу, какой дома?
-А что, особо породистая? - выяснял я причину такого беспокойства, - дорогая что ли? - пробивалась чисто коммерческая жилка.
-Да причем здесь это?! Да она, она... Она член семьи, понимаешь?!
Я понял, не дурак, тем более что в его глазах светилась такая тоска и печаль, что мне поневоле захотелось чтобы мои дети так же обо мне беспокоились.
-Ладно друг, давай номер телефона, если где увижу или узнаю позвоню обязательно! - заверил его я.
Возвращался я почти через сутки, машина все еще была на дороге, правда сместилась на несколько километров. Здесь я уже остановился сам, через какое-то время и мужичок тот из лесу вывернул. Осунувшийся, похудевший, небритый.
-Так и не нашел? - вместо приветствия начал я разговор
-Нет! Самое страшное если вдруг где в капкан или петлю попала, с голоду ведь помрет или от боли! - со слезой в глазах, ответил он.
-Сам то что ешь, пьешь?
-Да у меня то кое что есть, да и в магазин я всегда смотаться могу, а как она там? КАК!!!
После этих слов у меня тоже возникло неподдельное желание ломануться в лес и искать эту собаку. Но кто нибудь из вас видел «муромские леса», говорят, что именно в них совершил свой подвиг Иван Сусанин. Но думы про собаку не покидали меня еще дня три и я не выдержав позвонил, номер-то он мне давал.
-Нашел? - после здрасти, произнес я. - собаку нашел?
-Ты не поверишь, она сама домой пришла. Сама!!!
-Как домой?! - опешил я, - ты же говорил, что в Балашихе живешь?
-Вот туда и пришла, вчера вечером пришла! Я из подъезда выхожу, а она сидит!
-Что и зайца принесла? - все еще не веря его словам, ляпнул я не понять что.
-Не, зайца не принесла! - хохотнул он, - дорога то дальняя, видимо в дороге и перекусила!
Так я к чему все это рассказал, да к тому, что если вы зайдете в Яндекс карты и по прямой прикинете линейкой, то там верст двести будет, а она дошла и дом нашла. И это потому, что она ЧЛЕН СЕМЬИ, точно я вам говорю. И какой у них там в головах или еще где, стоит навигатор, только им и известно. Но хороший это точно, природу-то мы своими дорогами, машинами и прочей хренью изменили довольно сильно, а он работает, но главное при этом все же быть членом семьи, знать, что тебя там любят и ждут. Поэтому с того дня, я не очень то верю, в слезные истории, что кошечка или собачка в одном городе потерялась. В десяти шагах от дома. Да она может просто туда идти не хочет.
Как я служил проводником.
Будучи студентом 3 курса я получил заманчивое предложение поработать летом в стройотряде………проводником. Меня не смутило обстоятельство организации стройотряда на базе другого института. Да какая разница. В результате 1979 год, я боец МОПИ (это педагоги), факультет физвоспитания. В составе спортсмены из разных видов спорта – гимнастки, боксеры, волейболисты, легкоатлеты и т.д.
Это было Советское время. Пассажир был мелким дополнением в глобальной системе функционирования Железной дороги. Поэтому некоторые его потребности не могли быть учтены перспективными планами развития отрасли.
Ну что нужно пассажиру? Сесть в вагон и чтоб было место где прилечь (желательно на чистое белье), попить чайку, что – то скушать, отправить естественные надобности, доехать до места назначения, и спокойно выйти.
Очень часто ничего из перечисленного Железная дорога предоставить не могла, да и не собиралась. Начнем по пунктам.
Сесть в вагон. Все мы смеялись над шуткой сатирика о восьмом вагоне. В одной из поездок у моего вагона обнаружили дефект в колесных парах (в отличии от автомобиля – их меняют сразу два). Вагон отцепили, вместо него прицепили старый польский, что пару лет стоял в отстое. И поставили его сразу за локомотивом. Под номером 2. И продали около 12 билетов в вагон № 1. Я веселый парень, и всем кто в 1-30 ночи хотел попасть в мой вагон с билетами в №1, советовал размещаться на сцепке – ведь именно там должен быть первый вагон. Причем все места у меня были заняты, и более того были два военных с одним осужденным, которые требовали отдельное купе (это в плацкартном – то вагоне).
А сколько раз посадка в вагон осуществлялась в пожарном порядке? Да не счесть. Подходят две девушки с чемоданами в городе на Неве. А билеты у них за прошлое число. Это было часто (напоминаю – поезд ночной 1-30), но здесь им их продали 15 минут назад, и налицо ошибка кассы. Предлагаю девушкам обменять билеты. Бегут в кассы. Бегут назад (по прежнему с чемоданами). Осталось пять метров – вагон трогается. Пытаются догнать – не получается. Кричат рвите стоп-кран! Спрашиваю у Вас есть 15 рублей? (Штраф за срыв стоп-крана). У нас есть билеты – кричат они. Этого мало – отвечаю я – нужно присовокупить 15 рублей. Поезд, кстати, едет медленно, просто у них сил маловато и плюс чемоданы. 100 метров незабываемого диалога – Рвите стоп-кран – у Вас есть 15 рублей? – Вы сволочь - у Вас есть 15 рублей? – У нас есть билеты - у Вас есть 15 рублей? – Вы бандит - у Вас есть 15 рублей? – Пожалейте несчастных женщин - у Вас есть 15 рублей? – Я Вас ненавижу - у Вас есть 15 рублей? – Чтоб Вы все провалились……….. Стоп-кран я в итоге сорвал и мой второй вагон (из Питера он был последним) застыл у самого края платформы. Самое смешное – они были мне благодарны. Но и меня осуждать нельзя - когда ездишь 28 дней подряд – единственное развлечение это пассажиры.
Пункт второй – место. В это время ввели новый вид обслуживания - продажу билетов в поезде. Т.е. человек едет до Москвы с юга и ему прям в поезде продают билет дальше от Москвы до самых до окраин. Но это 1979 год. Мобильники, интернет, факсы есть только у загнивающих. У нас даже простых телефонов на всех не хватает. В результате мы имеем пару – тройку двойников (два человека на одно место) каждый рейс из Москвы. Причем оба уверены, что правильный билет только у него. Предложение проводника решить вопрос в кулачном бою обычно отметался. А жаль – в дороге так скучно. Правда зайцам от спортивного решения вопроса уклониться было трудно. Механик – бригадир (это официальное название – а так – просто бригадирша) разрешала из Питера брать зайцев (безбилетных) только до Бологого. Дальше они должны идти в кассу( стоянка 30 минут) и приобретать билеты до Москвы. И никаких проблем. НО! Все проводники доводят до сведения зайцев, что билетов мало – два, три не больше. И надо быть первым. Одновременно с остановкой поезда открываются двери и проводится старт забега. Делаются ставки, причем место остановки вагона относительно кассы не очень важно. Ведь пассажиры очень разные. И не из каждого вагона есть стартующие. Пару раз мои зайцы (это из последнего вагона) выигрывали. Я срывал банк. Было весело.
Ну вот пассажир попал на место. Ну и где же белье? По тогдашним правилам белье застилалось только в купейном вагоне. В плацкарте проводник обязан разнести сам. Наш состав Московского формирования. Значит в городе-герое должны мне выдать белье на поездку туда и обратно. И мне выдают 60 комплектов. В плацкарте 54 места. Туда-сюда надо 108 плюс 1 для проводника (имеет право менять белье каждую поездку). М-да, задача для первого класса. Но решается очень просто. Два скандала хуже чем один. Поэтому из Москвы выдаем белье (сами приходят – не баре чай) всем кому надо. А надо 54 человекам. А в Питере, при отправлении, объявляю - что по инструкции обязан разносить сам. И разношу оставшихся 5 комплектов - женщинам с детьми, просто молодым и симпатичным. А потом кричу – белья больше нет и закрываю дверь. Шум, крик, гам, угрозы, жалобы. А ничего не действует. БЕЛЬЯ НЕТ. Правда один раз отдал свой, уже частично попользованный, комплект – женщина угрожала что будет спать на данном, конкретном белье вне зависимости – одна или со мной – мне выбирать. Я выбрал независимость.
Продолжаем движение. Хочется чайку. Но чтоб сей продукт был доступен в вагоне должна быть вода. В больших баках между потолком и крышей. А в 1981 году (это мой второй сезон) в конце августа Железная дорога приняла решение запустить дополнительный поезд в Мурманск (пассажирский, естественно – где вы видели дополнительные скорые?). А вагоны взять из резерва. Ну то, что они стояли там несколько лет – никого не волновало. Ну должны они быть в исправном состоянии (кому правда, неизвестно). И при попытке их заправить водой все имели душ прямо в вагоне - с потолка лила вода нескончаемым потоком. В итоге в водой был только каждый третий вагон. Да и титан (железнодорожное название чайника) был в рабочем состоянии не у всех. В результате в первом рейсе дополнительного поезда только два(!) титана работали во всем составе (17 вагонов). Кипяток был на вес золота. В некоторых местах (149 остановок от Москвы до Мурманска) сохранились с незапамятных времен таблички с надписью «Кипяток» над кранами, торчащими из зданий ЖД. И я лично видел желающих получить кипящую воду – но даже простой воды не было в тех кранах.
Но, спросите Вы, как же без воды функционировали места общего пользования в вагонах? Да никак – отвечу я Вам. В тех вагонах, что не смогли заправить в Москве, туалеты были закрыты. Правда их пассажиры смогли принять душ в Петрозаводске – вагоны пытались снова заправить водой ведь не каждый проводник был в состоянии объяснить заправщикам, что его бак на крыше напоминает садовый душ. В моем вагоне вода была. Титан, правда, не работал и я четыре раза в день бегал в командирский вагон за кипятком (ну глупая идея ехать в поезде с грудным ребенком при отсутствии молока в груди – ему не объяснишь, что молочная смесь разводится в теплой воде, а ее нет(воды) и чтоб сберечь свои уши я носился за кипятком). За то в нашем вагоне был открыт туалет. Один. Я сразу решил, что я молодой, жить мне хочется и отравлять организм аммиаком (входит в состав мочи) мне не нравится. А запасов аммиака у трех вагонов( справа и слева воды не было) было очень много. Я честно два раза в день мыл единственный туалет. Но я сразу понял, что наш народ победил в Великой Отечественной Войне не за счет меткости, в унитаз практически никто не попадал.
А как же решался вопрос питания? Ведь ехать около двух суток? А никак. Поезд дополнительный – вагона ресторана не положено! Да ведь люди сели в поезд вечером, поужинали чем бог послал, а тут утро. И они к проводнику (ну то, что кипятка им не обломится вы в курсе) – а где у вас можно покушать? Да на перроне любой станции – получают они ответ. А ведь это не житница СССР – Украина. Это Карелия, и ничего кроме сырых, свежесобранных грибов перрон предложить не может. Правда посреди перрона стоит палатка с «наборами в дорогу», синими вареными курами и свежими огурцами. Но! Семнадцать плацкартных вагонов по 54 места в каждом опустошают такую палатку за 10 минут. Причем счастливчиков можно пересчитать на пальцах одной руки. Народ зверел от голода. Ну ведь ничего не возможно купить – даже хлеба!
Вспоминаю один случай. Мучительное утро вторых суток в этом поезде. Осталось ехать часов пять, но терпение пассажиров на исходе. И тут поезд останавливается на каком-то полустанке. Напротив вагон-ресторан встречного поезда, где за решетчатой дверью предприимчивая официантка выставила два ящика кефира. Половина вагона бросается ко мне и требует открыть дверь. Тщетно я их убеждаю, что в служебном расписании нет остановки и что поезд может отправиться в любой момент. Мне поставили ультиматум: Открывай, а то убьем и сами откроем.
И глядя в их полубезумные от голода глаза, я понял – не открою – убьют. Пассажиры облепили дверь (это очень хорошо, что она была решетчатая) и пытались урвать с боем себе кефир. А я метался за их спинами и думал – быть беде. И вот, без всякого гудка, поезд трогается и медленно набирает скорость. Я кричу – мы уже едем, но меня никто не слушает. Битва за еду продолжается. Тогда я одного за другим хватаю пассажиров и поворачиваю лицом к проплывающему мимо родному вагону. К ним возвращается разум и они на ходу влезают в вагон. Но одна мамаша не реагирует на мои действия. У нее в руках пять бутылок кефира и она пытается получить сдачу с десятки. Но как назло у официантки меньше четвертного билета денег нет. Мимо проплывает дальний конец вагона со стоящим на мусорном контейнере ребенком, который дико и непрерывно вопит: мама! Мама! Мама! Но женщина непреклонна – она должна получить сдачу. Тогда я хватаю ее за плечи и начинаю тащить по направлению к удаляющейся двери. То ли от диких криков своего ребенка, то ли от моих дружественных тычков пониже спины матрона потихоньку приходит в себя и пытается догнать единственную открытую во всем составе дверь. Но тщетно. Состав набрал приличную скорость и , даже я, бросивший счастливую обладательницу кефира, и включивший максимальную скорость бега, понимаю – мы отстали от поезда. Причем у меня с собой никаких документов нет. А пассажиры ставшие (или не ставшие) счастливыми обладателями кефира разбрелись по вагону и дела им нет до нашей трагедии. Ребенок, правда не выключался и продолжал вопить, что предавало дополнительную нервозность нашим бесплодным усилиям догнать уплывающую подножку.
И вдруг я слышу звук интеллигентного срыва стоп-крана. Да-да, стоп-кран можно сорвать интеллигентно. Ведь воздушная магистраль проходит сквозь весь поезд и машинист тоже пользуется ею, когда затормаживает состав. Просто он не пытается выпустить сразу весь воздух из магистрали, а стравливает его потихоньку.
И этот божественный звук означал, что поездка наша продолжается. Это проводник соседнего вагона заинтересовался мелькающими в проеме его окна головами. В одной из них он опознал мои кудри. А в то время волосы у меня на голове росли часто и беспорядочно, не в пример сегодняшнему состоянию, когда я свободно могу в солнечную погоду пускать зайчики во все стороны. И он справедливо решил, что если я не в состоянии догнать вагон, то нужно несколько уменьшить скорость состава, чтоб соблюсти спортивный принцип и дать шанс всем участникам процесса (в том числе и машинисту, лихорадочно пытавшемуся увеличить скорость) проявить себя. В результате произошло воссоединение меня с вагоном, матери с ребенком, кефира с пустыми желудками.
Апофеозом путешествия является высадка из вагона. Не всегда все проходит гладко. Представьте себя проснувшимся в пять утра в вагоне, стоящем на перроне Московского вокзала. Причем в отличии от легендарного жителя улицы Басеянной, вы ничего не забыли, это проводник проспал( а спать то ему и не положено) и есть только десять – пятнадцать минут до отправки состава в парк. Причем эта наглая рожа утверждает, что будить никого не обязан и отправкой пассажиров из пресловутого парка заниматься не будет.
Но бывают и счастливые случаи. Две симпатичные жительницы окраин Москвы пожаловались, что вот их дом только что показался в окошке – а ведь поезд проследует до вокзала, а потом им еще возвращаться на электричке. Какие проблемы – восклицает галантный проводник и срывает стоп-кран (интеллигентно). Воздушный поцелуй так пьянит. Хотя идиллию портят люди на платформе, желающие побыстрее и бесплатно (ха-ха рубль вход) доехать до вокзала.
Больше всего не везло зайцам. Их неопределенный статус (вроде деньги заплатили, но билета нет) позволяет проводнику осуществлять их высадку в любом удобном (для проводника) месте. Так людей, мечтавших посетить столицу нашей Родины, высаживали вместо Ленинградского вокзала на платформе Ржевская и кричали вслед – да тут метро рядом. При внезапной ревизорской проверке проводник узнает об грозившей опасности после отправления поезда (есть специальные сигналы) и срывает стоп-кран. Путешествие зайцев заканчивается толком не начавшись. Их высаживают на ту же платформу, где они только что обрели надежду добраться до пункта назначения. Причем я был знаком с проводником, который узнал о присутствии ревизоров в составе после полутора часов поездки. И он высадил зайцев в лесу и на вопрос ревизора – что за люди с чемоданами бредут вдоль состава – ответил – Так это ж грибники.
Но только не надо думать, что пассажир - это пугливое и от всего шарахающее создание. Отнюдь, это не так. Он знает свои права и готов их отстаивать где угодно и перед кем угодно. Причем границы своих прав он пытается определить сам. Когда я слушал интерпретацию некоторых пассажиров о своих обязанностях удивлению моему не было конца. Когда один человек сходил по большому в мое ведро для мусора, я узнал, что неплохо иметь в вагоне для экстренных случаев медицинские утку и судно. Пассажиры, с трудом пробиравшиеся по тамбуру, заблеванному ехавшими с ними же командировочными, заявляли, что не хило и полы помыть. Мои оправдания, что как помоешь, так они снова облюют, не нашли понимания. В момент когда они выходят должно быть чисто и точка. А одна руководительница группы детей заявила, что заваренный мною чай (в депо дали Грузинский 2 сорта) не выдерживает ни какой критики, и что свинство с моей стороны пить нее на глазах более качественно заваренный напиток. Мои объяснения, что это Neskafe, неизвестный ей и большинству соотечественников в то время сорт кофе, и стоимость стакана напитка составляет один рубль ни к чему не привели. Я хочу, чтоб мне и моим детям за 8 копеек принесли хорошо заваренный чай – заявила обладательница группового билета.
Я знал, что сода, добавленная в заварку, придает напитку насыщенный цвет. Но пропорции мне были не известны, и поэтому я насыпал в заварной чайник чайную ложку соды. Темно-коричневый оттенок образовался, но при этом возник мерзкий запах. В общем, кроме старшей группы этот псевдо чай никто пить не стал, да и она была вынуждена выцедить весь стакан, так как я стоял рядом и непрерывно вопрошал – Сейчас нормально? Цвет хороший? А какой насыщенный аромат! А какой божественный вкус!
Хотя англичане, посетившие нашу страну и передвигавшиеся по ней в моем вагоне, по достоинству оценили чай, заваренный из листьев чайного куста, выращенного в Грузии. Правда смягчающим обстоятельством можно считать их возраст 12-13 лет, огромное количество денег в их карманах (после обмена у них было ровно по одному рублю на англичанина) и то, что чай им достался на халяву – брать денег с детей мне показалось не этичным.
Так где же я зарабатывал деньги, если даже с капиталистов не брал «чаевых»?
Первый заработок проводника –зайцы. Причем брать их нужно осторожно. Процесс напоминает рыбную ловлю, причем на удочку. В нашей бригаде была гимнастка с очень красивой внешностью. Так у нее клевали зайцы наглые, но с полным отсутствием денег в кармане. В результате в Калинине (первая остановка после Москвы) они приобретали под руководством соседей проводников (спортивная специальность – бокс) навыки десантирования в незнакомую местность под огнем противника.
Иногда при ловле рыбы необходима сеть. Когда наш состав в конце августа отправлялся из Ленинграда в середине дня пустым – забрасывалась сеть. «Заряжающие» бегали по Московскому вокзалу и уговаривали людей уехать прям сейчас. Только никто не предупреждал, что доедут они только до станции Ржевская. И высадка не на платформу, а в балластный грунт – Московский правда.
Один раз два проводника (я и Женя Минеев по кличке Минет) применили метод рыбхоза, где сначала разводят, а потом спускают воду и собирают руками. На практике это выглядело следующим образом: мы были с бодуна и в очень плохом настроении. Поэтому на посадке бросили вагоны и пошли пить кофе на Ленинградский вокзал. После пятнадцати минутного отсутствия мы застали удивительную картину. В этот пятничный томный вечер (а съездить во вторую столицу на выходные всегда считалось хорошим тоном) в каждый из двух вагонов набилось больше восьмидесяти человек. Быстрое отделение зерен от плевел (нет денег – иди пешком) дало приемлемый результат. Когда на станции Клин вошли ревизоры они обнаружили у Жени 15 зайцев, у меня 17. Практически все третьи полки были ими заняты. На вопрос ревизоров а не слишком ли мы стремимся обогатиться – я нагло ответил, что все безбилетники сироты и у них просто нет денег на дорогу и я их посадил в вагон из чувства сострадания. Попытка в этом убедиться привела их в ужас. Предварительно проинструктированные курсанты морского училища заявили ревизорам, что ни денег, ни документов у них нет, но всякий обратившийся с таким вопросом может легко получить в рожу.
Слушай, как ты с ними будешь ладить? – Ну впрочем это не наше дело, с вас обоих сто пятьдесят рублей. Все попытки воззвать к чувству милосердия ни к чему не привели. Ну вы можете заниматься благотворительностью, а нам семьи еще кормить – таков был ответ профессиональных противников деда Мазая.
А не всегда ревизоры такие покладистые. Некоторые принципиально денег не берут, а пишут акты на проводников и механиков-бригадиров. Бригадиров за это переводят в проводники, проводников-профессионалов – в отстой, охранять старые вагоны, студентов выгоняют из вузов. Т.к. я ездил не от своего вуза – ничего не боялся. Но и старался не зарываться. Когда эти живодеры садились в состав и начинали проверку, мои пара-тройка зайцев имела статус почти законных пассажиров. Ну при желании меня можно было вывести на чистую воду, но это требовало времени и усилий, тогда как в других вагонах зайцы отлавливались косяками и почти без напряжения. Однажды я с удовольствием наблюдал за профессиональной работай ревизора с еврейской фамилией. На моих глазах (я привел зайца, вынутого им из топочного отделения вагона у со страху убежавшего по составу) он достал одного из служебного рундука и одного из багажного служебного отделения, где обычно хранятся одеяла. Как он их почуял - не знает никто. Всех трех спрятала девушка-студентка. Когда у нее кончилась фантазия – она пришла с просьбой помочь спрятать еще одного. Его я засунул в люк под крышу около туалета. Может быть и его ревизор вынюхал , но есть одна тонкость – места там мало, человек сидит непосредственно на люке и при открывании сваливается прямо на голову проверявшего. Рисковать мало кому охота, тем более что известен случай перелома ноги ревизора куском рельсы, заботливо подложенным в люк злобным проводником.
Второй по весомости – водка. Причем это самый тяжелый вид заработка. Ведь чтоб прилично заработать, с пассажирами надо пить. Тогда волшебная жидкость кончается и они не вставая с места заказывают у тебя еще. Причем количество взятого с собой пассажиром в дорогу продукта не имеет никакого значения – на половине пути собутыльники обязательно увидят пустое донышко последней бутылки. В Мурманске мы с Женей наблюдали посадку группы подводников с огромной авоськой, набитой бутылками. Издалека виделось, что они прихватили с собой из кругосветного похода плавающую мину – горлышки торчали сквозь отверстия сетки как рожки смертоносного устройства. Ну это не наши клиенты – очень уж сильны запасы - молвил мой сосед. Не надо пессимизма – не успеет солнце склонится к горизонту (а в тех краях летом оно не заходит вовсе) – как они робко будут стучать в нашу дверь и молить об утолении их жажды – ответил ему я. Действительно часов через пять трое громил с грохотом ворвались в мое купе и матюкаясь потребовали водки. Как я мог отказать этим решительно настроенным мужчинам, тем более, что денег у них была немаленькая кучка? В результате соседний вагон стоял на ушах до самой Москвы. Спасало лишь то, что с этой маленькой частью экипажа путешествовал их капитан, и негромко сказанное им слово «отбой» погружало в тишину это табор подводников на несколько часов. Затем все начиналось сначала.
Некоторые проводники увлекались совместной трапезой с пассажирами до такой степени, что забывали об экономической составляющей и начинали угощать всех попало направо и налево. Однажды в Петрозаводске (на обратном пути) я отправился за сухим вином для попутчицы-собеседницы. И вдруг услышал очень странную просьбу соседки проводницы - профессионалки купить ей портвейна (а проводники кроме водки и чая ничего не пьют). Отчего же так – спросил я – вы перешли на португальское пойло. Да мы с Сашей (бой-френд) купили два ящика водки на продажу да и от Москвы до Мурманска всю ее выпили. Сорок бутылок за два дня? – Ну кого-то еще угощали, наверно – ничего не помню. Денег вот осталось только на портвейн. Да и то ладно.
Да, проводники и проводницы стараются в рейс с собой взять человека, который будет согревать тебе постель. Это только кажется, что выбор огромен. Примерно половина вагона одинакового с тобой пола, и для нормально ориентированного человека потное, волосатое , пахнущее перегаром мужское тело с его приставаниями – ну пойдем выпьем – вызывает отторжение и желание победы амазонок везде в мире.
Хоть и вторая половина полом противоположна – но в основном состоит из детей, мамаш и бабушек. Мамаши, конечно привлекательны, но им не на кого бросить дитятко, что бы уединиться в страстном порыве с проводником. Редко встречающиеся молодые, незакомплексованные девушки опекаются всем купе – ой хотите чаю, вина, сигаретку, поиграть в карты. А у проводника - работа и нет времени ухаживать – он должен действовать как Гай Юлий Цезарь – пришел, увидел, засадил.
Хотя бывают и странные исключения – это когда пассажирки домогаются проводника.
На пути в Мурманск я должен был сойти в Лодейном поле и отправиться обратно в Москву для сдачи гос. экзамена по «Научному Коммунизму». Вагон оставил на соседа Сашу, которому еще на посадке приглянулась девушка из моего вагона. Этот циничный проводник увлек прекрасную незнакомку в мое (уже пустое) купе и заперся там на всю ночь.
Он не знал, что в это время в его собственном вагоне назревала драма. Одной из его пассажирок захотелось большой и страстной любви. Ну может не очень большой – но прям сейчас. Она понимала, что в дополнительном поезде с кучей плацкартных и общих вагонов уединиться можно только в туалете. Но это только Сильвия Кристель в «Эмануэль» смогла получить оргазм в этом дурно пахнущем месте. Значит надо искать человека с отдельной площадью – купе. Так мой проводник мужчина – это я помню – я ему отдавала билет. И она бросилась штурмовать купе Саши. А он в это время в моем купе сминал редуты и брал форпосты и гордо втыкал знамя победителя. Тогда эта страдалица пошла в соседний вагон с проводником – женщиной и поделилась своей проблемой.
Та ей доходчиво объяснила – у нас в составе всего три мужика – Автор, вернувшийся в Москву, Саша – проводник и Саша – электрик (у которого тоже свое купе). Все! Тогда к электрику – решила жаждущая любви и ворвалась в его купе и поставила ультиматум – хоть ты и маленького роста и неказист – но ты должен погасить огонь моей страсти. Электрик пытался предложить вместо себя огнетушитель - но дама заявила, что хочет его горячее тело. Все возражения отметались – и тогда электрик решил спасти свою честь бегством. Более двух часов он скрывался по составу и только обманом смог вернуться в свое купе и там забаррикадироваться.
Утром началось расследование. Завтракали студенты – проводники (Автор, Саша и три девушки) обычно вместе (ну и обедали и ужинали то же). И тут в момент завтрака появляется электрик и громким голосом спрашивает моего соседа - где он был ночью? Тот мнется и молчит – а вдруг электрика в его собственном вагоне ночью выходила из строя, а он ничего не знает.
И тут девушки его сдают – а он в Сережкином (вот как зовут Автора) вагоне трахался с Сережкиной пассажиркой.
И тут побагровевший от гнева электрик визгливо кричит – Сначала своих пассажирок обслужи – потом ходи по соседним вагоном.
Больше этот человек отойти от своего вагона даже на метр не мог. Он сразу слышал –Саша, сначала своих пассажирок!
И это неплохой девиз для жизни -СНАЧАЛА СВОИХ.

Вчера<< 25 октября >>Завтра
Лучшая история за 23.01:
Было мне лет 14 и мне очень хотелось завести котёнка, а родители были против. Обычные слёзные уговоры не помогали.
Помог случай. Забеременела моя одноклассница. Мама приходит с родительского собрания, на котором разбирали сей вопиющий случай, под впечатлением от новости. А в середине 80-х это был просто нонсенс. Я к ней подхожу и тихим голосом спрашиваю:
- Мама, а ты кого хочешь, чтобы я домой принесла: маленькую девочку, маленького мальчика или маленького котёнка?
На следующий день в нашей семье появился кот Кешка.
Рейтинг@Mail.ru