Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "sbo"

Все тексты от "sbo"

19.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Придет серенький волчок и укусит

Многие, наверно, видели в Московском зоопарке волка, который вместе с волчицей жил в открытом вольере, отделенном от посетителей бетонным рвом и стенкой высотой метра четыре. Высокая стенка была со стороны волков, а со стороны посетителей - примерно по пояс.
Волки там скорее всего степные, маленькие, меньше овчарки, с узкой грудью. А когда они весной линяют и шерсть клочками висит - вообще жалкие дворняжки. Никакого сравнения с полярными волками, которых я в тундре встречал. Те размером с северного оленя, весом за 80 килограммов и ростом до метра в холке. А резцы больше, чем клыки у моего боксера.
Мы с дочкой весной приехали в зоопарк, прошлись мимо волков (вслух: "Смотри, дочка, это волк!" Про себя: "Да какой это волк! Овчарка какая-то") и пошли дальше. Через несколько минут обернулись на крики и вернулись обратно к вольеру с волками.
Кричала полупьяная компания из нескольких парней и пары девушек, которые перед этим там стояли. Двое держали парня, нога которого свисала в вольер, остальные криком пытались отогнать волка.
Парень перед этим решил показать свою молодецкую удаль девицам и засунул ногу в вольер, подразнить волка. Он был обут в модные по тем временам в узких кругах сапоги-казаки, с острым носом и высоким каблуком.
Вот на этом каблуке, зажав его в клыках, и висел волк, смиренно согнув лапки на груди, как зайчик на утреннике.
Парень уже был трезвый как стеклышко и бледный, как шпорцевая лягушка. Он не мог даже пошевелить ногой, на которой висело с полсотни килограммов живого веса, и только что-то шептал собутыльникам, наверно, держите крепче, братцы! Перспектива оказаться в вольере наедине с волком, которого он только что дразнил, как шавку, ему совсем не нравилась.
Девицы визжали, волк продолжал скромно висеть, а за этой картиной с интересом, наклонив голову, со стороны наблюдала волчица.
Через несколько минут на крики прибежал милиционер и, оценив ситуацию, начал резиновой дубинкой тыкать волку в морду. Тому это не понравилось, он отпустил каблук и мягко приземлился на дно рва. Поднялся к волчице и они на пару легли на солнышке, наблюдая за окрестностями. Безобидные облезлые собачки на отдыхе.
До сих пор жалею, что я не видел самого волчьего прыжка, когда пьяный придурок решил засунуть ногу в немытой обуви к нему домой. Тому надо было пролететь метров пять-шесть по воздуху и с лету поймать каблук.
После этого над вольером протянули провода и пустили ток.
Многие, наверное, думают, что это для защиты людей от злых волков. Но я-то знаю, что это защита волков от дураков.

Мамин-Сибиряк (с)

05.04.2016, Новые истории - основной выпуск

Мужик.

Прочитал тут несколько выдуманных историй про "настоящих мужиков" и вспомнилось.
Вырос я на Урале, в Гурьеве (нынешний Атырау). В то время весной в реку поднимались на нерест из Каспия осетровые, поэтому в мае к реке даже подходить запрещалось, не то что рыбачить. Но браконьерам закон не писан, каждая севрюга килограмм по десять весом, да половина с икрой черной, поэтому вечером на берегу собирались группы мужиков до десятка человек, рыбачить. По реке сновали катера рыбоохраны, вылавливали якорями снасти и разгоняли браконьеров. Обычно на них было несколько вооруженных ракетницами инспекторов, поэтому при виде катера народ разбегался в кусты.
В этот раз то ли компания была большая и сплоченная, то ли рыба слишком хорошо шла, но толпа катера не испугалась. Мало того, когда он направился к берегу, в воду с матом полетели камни, и катер остановился, инспектора попытались пригрозить рыбакам оружием, но только их распалили. Тогда катер дал задний ход от берега и уплыл дальше под ехидные комментарии толпы.
Минут через пять-десять ниже по течению послышалось тарахтение моторной лодки. Вскоре она уже проплывала мимо нас. На личных моторках тогда по реке плавать было запрещено, поэтому все лодки знали наперечет. Это плыл... не помню уже, как его звали... пусть будет Вася. Вася тоже был инспектором рыбоохраны, с тяжелым характером, неуживчивый, принципиальный - не договоришься. Обычно он плавал один.
В толпе, раззадоренной победой над целой командой рыбоохраны, послышались смешки в его адрес, потом кто-то громко крикнул в сторону лодки что-то непристойное. Вася это услышал и тут же заложил вираж в сторону берега. Когда "Казанка" подлетала к берегу, Вася заглушил мотор и тут же выскочил из лодки.
"Кто это сказал?" - громко крикнул он и бегом направился в сторону толпы. Он бежал большими шагами, в болотных сапогах с широкими голенищами, которые громко бУхали при каждом прыжке.
И браконьеры, которые только что не испугались нескольких вооруженных людей, поджав хвосты, бросились врассыпную в кусты, как тушканчики от степного волка.
Вася в болотных сапогах вряд ли кого-нибудь догнал бы, поэтому он остановился, крикнул что-то приглашающее всех желающих вернуться к нему (ответом ему была полная тишина), развернулся и пошел к лодке. Достал "кошку" (большие крюки на веревке), сделал несколько рейсов вдоль берега вверх и вниз по течению, выгреб в лодку все найденные снасти и поплыл дальше по своим делам.
Вроде бы ничего героического, но я до сих пор помню мужичка в болотниках, бесстрашно бегущего прямо в толпу поджидающих его браконьеров. Немного я в жизни видел настоящих мужиков.
Недавно был весной в Гурьеве, осетровых там уже практически нет. Рыбаков стало много, а Вась никогда много и не было.

Мамин-Сибиряк (с)

04.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Краска для волос

У меня была красивая жена.
Даже не столько красивая, сколько эффектная. Ей шло абсолютно все, даже полное отсутствие косметики и мятые футболки. Когда она в таком виде выходила в магазин, можно было не сомневаться, что один-два мужика попытаются познакомиться. Когда она была в полном боевом окрасе, подходить рисковал уже не каждый.
Ей также шел любой цвет волос. Мне даже интересно было, как она будет выглядеть с новым оттенком, поэтому я иногда сам покупал краску для волос. Она была блондинкой, брюнеткой, темно-каштановой, цвета красного дерева и, наверное, даже цвета маренго (если бы я еще знал, как этот цвет выглядит). Внешность менялась, но в любом облике она была хороша.
Вот только рыжей я ее ни разу не видел. Я несколько раз предлагал ей купить рыжую краску, но она почему-то отказывалась. «Я уже была как-то раз рыжей, больше не хочу».
Однажды мы гуляли по местному рынку и проходили мимо прилавка с разнообразными париками. И тут я увидел ярко-огненный парик, цвета пламенеющего заката. «Давай померяем!» - предложил жене. Она обреченно вздохнула: «Ну ладно, давай».
Продавщица протянула парик, жена его надела и обернулась к нам. Первой отреагировала торговка. Она восхищенно присвистнула и не смогла скрыть восторга: «Ух ты, такая блядь получилась!»
Больше я с рыжим цветом не приставал.

Мамин-Сибиряк (с)

20.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Пони бегает по кругу

Не знаю, как сейчас, а раньше в Московском зоопарке недалеко от перехода со старой территории на новую всегда стоял маленький, размером с деревянную лошадку, пони с фотографом. На пони сажали маленьких детей, фотограф их щелкал и через полчаса выдавал фотографии.
Пони был смирный, флегматично-меланхоличный, с вечно опущенной головой с длинной гривой, поэтому детей на него сажали без опаски. Он напоминал скорее даже не лошадь, а ослика Иа из нашего бессмертного мультфильма про Винни-Пуха.
А рядом был большой круг, по которому пара больших красивых коней катала детей и взрослых в разукрашенной повозке.
Мы ходили в зоопарк с первой дочкой, потом со второй. Ничего не менялось - пони все так же неподвижно стоял с грустно опущенной большой головой, кони все так же катали посетителей по кругу.
Теплым весенним днем мы с дочкой в очередной раз поехали в зоопарк. Обошли старую территорию и уже подошли к переходу на новую. И тут сзади раздалось восторженное ржание. Мы обернулись и увидели незабываемую картину - пони удирал от фотографа! Он скакал, подняв голову и задрав хвост, грива развевалась по ветру, и громко ржал, как настоящий жеребец. И столько радости было в этом ржании! За много лет я ни разу не слышал, что этот пони издал хотя бы звук, он всегда был безмолвным. И тут он, видимо, отрывался за все годы молчания. Даже бегущий следом фотограф с криками "Стой!" не мог его перекричать.
Крики слышали не только люди, но и кони. Они остановились, перебирая ногами, и тоже громко заржали. Я думал, они сейчас побегут следом, но кучер уже сильно натянул вожжи, не позволяя им двигаться. Им оставалось только ржать. В этом крике была слышна поддержка пони, радость за него и даже легкая зависть - он так смог, а они - нет. В этот момент остро ощущалось, что и высокие стройные кони, и маленький нелепый пони - абсолютно одной породы.
Пони вместе с бегущим следом фотографом убежал по кругу за какое-то препятствие и пропал с виду. Мы увидели его в следующий приезд на том же месте. Пони стоял, все также флегматично опустив голову, а на него один за другим сажали маленьких детей. Но теперь я знал, что за этой флегматичностью и неказистой внешностью скрывается свободолюбивая душа романтика.

Мамин-Сибиряк (с)

06.01.2017, Новые истории - основной выпуск

День перед Рождеством

Лет пять назад отмечали мы Новый год с семьей приятелей. После оливье, шампанского и салютов они сообщили, что второго января собираются поехать к родителям, на Украину. «А поехали с нами!» «Поехали!» И через день двумя машинами мы отравились в дорогу.
Нормальные герои всегда идут в обход, поэтому мы поехали через Беларусь. На самом деле, причина была в том, что приятель служил там, откуда выезд за границу категорически запрещен. Я только на третий год знакомства узнал, где он служит. За границей он бывал, но только по долгу службы, самостоятельно такие вещи не разрешались.
В то время никаких штампов и отметок в документах на границах между Россией и Беларусью и между Беларусью и Украиной не ставилось, так мы побывали и в Беларуси.
Родители у приятеля и его жены жили в пригороде Киева. Мы поселились там, потом съездили в Одессу, прошлись по Потемкинской лестнице, постояли на углу Дерибасовской и Ришельевской, заехали на Привоз, на обратном пути покатались на горных лыжах.
Рождество мы отмечали у родителей. С утра сходили с ними в церковь, а потом взяли «Киевские» торты фабрики «Рошен» и отправились с приятелями поздравлять их родственников и знакомых.
Вначале зашли к крестной приятеля. Нас встретила старушка, мы поздравили ее и вручили торт. «Заходьте, сидайте.» «Мы пойдем, бабушка.» «Як жетак? Заходьте, трохи посидьте.»
Пришлось зайти. Через десять минут стол был полный. И колбаса, и сало, и домашние соления, и горилка, разумеется, куда же без нее?
Уйти мы смогли только через час. Пошли к сестре приятельницы. С порога «Христов воcкрес, мы на минутку, с Рождеством, вот вам тортик!» Ха, тортиком захотели отделаться! «Заходьте, посидим хвилиночку. Зараз вареники поставили.»
Ушли через час.
У нас было шесть тортов. К вечеру мы перепробовали примерно столько же видов вареников, домашней колбасы и еще больше сортов сала, и белого, и розового, и с прожилками, и копченого, и с перцем, и какого там только не было. А какое же сало без горилки?
Домой к родителям приятельницы мы уже не шли, а практически катились. Я уже мог не открывать калитку, а просто пройти через забор, как знаменитый Волк из мультфильма, вот только петь сил уже не было.
Родители нас встретили возле порога. «Нагулялися? Мабуть, исти хочете? Сидайте за стол!» И они открыли дверь в комнату, где стоял трехметровый стол, полностью заставленный едой и напитками.

Мамин-Сибиряк (с)

26.07.2013, Новые истории - основной выпуск

Риторика

Многие еще помнят Виктора Степановича Черномырдина, который был не только председателем правительства в течение многих лет, но и непревзойденным оратором.
Напомню только маленькую часть его перлов:
• Вечно у нас в России стоит не то, что нужно.
• Все это так прямолинейно и перпендикулярно, что мне неприятно.
• Если делать — так по-большому!
• Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.
• Отродясь такого не видали, и вот опять!
• Раньше полстраны работало, а пол не работало, а теперь ммммммм… всё наоборот.
• У кого руки чешутся? У кого чешутся — чешите в другом месте.
• Как кто-то сказал, аппетит приходит во время беды.
• Какую бы общественную организацию мы ни создавали — получается КПСС.
Или великое и вечное:
• Мы хотели как лучше, а получилось как всегда.
Про то, как он разговаривал, лучше него самого никто не скажет:
• Я ничего говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.
• Сказал бы, этими вот, как говорится, руками.
Я думаю, многие догадываются о причинах его красноречия. Ему частенько не хватало знакомых связывающих слов, которые приходилось заменять другими, часто с непредсказуемым результатом.
Черномырдин много лет проработал в газовой отрасли. В начале 80-х годов, в должности замминистра газовой промышленности, Виктор Степанович прибыл к нам на Таймыр. Вместе с полным вертолетом свиты он прилетел на Факел, где готовились к летней навигации и приему грузов для строительства очередной нитки газопровода.
Виктор Степанович был не в духе. Проходя по поселку и причалам, он то и дело останавливался и в свойственной ему манере распекал руководство объединения и своих подчиненных. Если бы кто-нибудь в то время смог запикать все его эпитеты, то из всей речи остались бы только имена и должности на фоне сплошного «пипипипи…».
Так они дошли до одиноко работающего рядом с причалами сварщика. Наступило короткое северное лето, половина народа была в отпусках, поэтому вместо того, чтобы варить газовую трубу в плети по сдельным расценкам, дядя Вася, сварной шестого разряда, занимался тем, что варил сани для перевозки негабаритных грузов. Сани он обещал закончить сегодня, поэтому работать придется до позднего вечера. Надо бы перекурить, и так больше часа маску не снимал. Дядя Вася достал папиросу, сел на сани и закурил.
В это время комиссия в полном составе как раз проходила мимо него. Черномырдин остановился, остальные встали в почтительном отдалении. Дядя Вася попал под горячую руку. Черномырдин посмотрел на спокойно сидящего сварщика, набрал воздуха и начал: «Какого … ты тут расселся? Сидишь, …, … греешь! Ты что, б…., сюда, …., отдыхать прилетел? Где вас …. таких … работников ... набрали?» Он завелся и еще долго распинался в том же духе. Дядя Вася сделал последнюю затяжку, докуривая папиросу, погасил окурок, обернулся к Черномырдину и громко, но флегматично, сказал: «Мужик, пошел на х…!»
Наступила и повисла мертвая тишина. Дядя Вася спокойно надвинул на лицо маску и продолжил варить сани. После долгой паузы Черномырдин обернулся к свите и сказал: «Товарищи, пройдемте дальше!», и комиссия пошла в указанном направлении.

Мамин-Сибиряк (с)

25.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Ралли Калуга-Москва

Ехал я несколько дет назад из Брянска в Москву на машине.
Обратил внимание, что в тот день на дороге встречалось много гаишников. Регулярно встречные машины подмигивали, да и я часто моргал фарами.
На полпути, сразу за Калугой, увидел указатель направо - "Тихонова пустынь". Вроде что-то слышал про этот монастырь, решил заехать. Свернул, доехал до пустынного поселка с таким названием, объехал его вдоль и поперек, ни монастыря, ни указателя к нему не нашел. Нарвал веточек вербы (была суббота перед вербным воскресеньем) и поехал обратно на трассу. Забегая вперед - монастырь Тихонова пустынь находится ближе к Калуге, по другую сторону дороги, и указателей там не было.
Перед выездом на перекресток (за трассой дорога тоже продолжалась в другую деревню) стоял автомобиль какого-то местного жителя, а прямо перед ним - автомобиль ГИБДД. Полицейский подошел к машине и о чем-то разговаривал с водителем. Я начал их объезжать, полицейский махнул палкой, чтобы я остановился, и продолжил разговаривать с водителем Жигулей.
На горизонте засверкали огоньки, которые быстро приближались. Через минуту мимо нас пронеслась кавалькада из нескольких машин полиции и восьми членовозов между ними. Я жестом показал полицейскому, махнув вперед - можно ехать? Возможно, решив, что я собираюсь поехать прямо, он махнул - можно. Я выехал на дорогу, свернул, объехав машины и поехал в сторону Москвы. И тут увидел в зеркалах заднего вида опять красно-синюю гирлянду. Снизил скорость, ушел на правую полосу и пропустил еще одну колонну из нескольких полицейских машин с мигалками и одного членовоза между ними. А потом разогнался и поехал за ними.
Колонна ехала со скоростью больше 160 км в час. Дорога была абсолютно пустая. Это меня вначале удивило, потом я увидел, что все автомобили стоят вдоль обочины в определенных местах, под присмотром гаишников. Тут я подумал - а вдруг остановят? А у меня превышение скорости на лишение прав с запасом тянет. Потом решил - а ведь наверняка сейчас никто с радаром не стоит. А так, даже если и остановят, ну максимум штраф, да и то - попробуй докажи, что я свыше девяносто ехал. Колонну я точно не обгонял, а ведь их не остановили, значит, они по правилам ехали. И я спокойно поехал в некотором отдалении от колонны.
До Москвы доехали за час. Никогда я так быстро от Калуги не доезжал. Но главное развлечение оказалось не в скорости.
На каждом перекрестке стояли полицейские, которые не выпускали другие машины на трассу, и отдавали честь проезжающей колонне. Через несколько секунд проезжал я, и они автоматом, провожая взглядом машину, продолжали отдавать честь.
Никогда еще я не нарушал ПДД по лишенческой статье, и чтобы при этом все встречные гаишники отдавали мне честь!

Мамин-Сибиряк (с)

10.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Мухи и котлеты

Тогда я еще был совсем молодым. В то лето, в середине девяностых, я только перешел на работу с промысла в контору. Перед выходными вызвал меня главный инженер объединения и выдал ценную бумагу - записку киповцам, чтобы мне выдали полтора литра спирта. Да не технического и не "Рояля" какого-нибудь, а настоящего, чистого, как слеза младенца, которым только контакты серебряные протирать.
С этим спиртом мне надлежало полететь вместе с комиссией Госгортехнадзора в составе Юрия Юрьевича, начальника отдела по надзору за горными и газодобывающими производствами, и Гришей, инспектором из этого отдела, который нас курировал. Был август, самый разгар отпусков на Севере, поэтому эту ответственную миссию - сопроводить комиссию и сделать все, чтобы было как можно меньше предписаний - доверили мне.
Утром вместе со спиртом, двумя бутылками водки из своих запасов, Гришей и Юрием Юрьевичем мы вылетели на вертолете на газовый промысел. По пути неожиданно сели в Дудинке и там на борт поднялись еще два инспектора, один пожилой, второй помоложе. Прилетели, поднялись на второй этаж общежития, где была гостиница, там я оставил инспекторов и спустился на первый этаж, где обитал начальник промысла. Открыл сумку: "У меня с собой есть". В ответ он открыл холодильник, в котором стоял целый ряд водочных бутылок: "У меня тоже есть!"
Я пошел наверх, позвать комиссию, типа посидеть с дороги. Зашел к ним - у них тоже было! Стол уже был заставлен закуской и бутылками . "Заходи, присаживайся!" И мы присели.
К вечеру начальник промысла напился, его выпроводили, чтобы не портил компанию. И мы продолжили пить впятером. Тут я наглядно увидел разницу в классе между начальником и подчиненными. Кто-то пьянел больше или быстрее, кто-то меньше. Юрий Юрьевич дошел до нужной кондиции и остановился на этом уровне. Следующие стаканы уже никак не влияли на степень опьянения, она всегда оставалась одинаковой.
А вот мне нельзя было пьянеть. Первый раз с таким заданием, один с четырьмя инспекторами - да когда такое было, они больше двух вообще никогда не ездили! И не пить было нельзя, пару раз попробовал не допить налитое - заметили, поставили на вид.
Поэтому я пил со всеми четырьмя на одном уровне. Потом двое отправились спать, я пил с оставшимися. Потом была смена караула - двое проснулись, следующие пошли спать, а я продолжал пить уже с новой сменой. Водки во мне было уже столько, что я мог подойти к зеркалу, открыть рот и увидеть уровень жидкости. Я даже наклониться боялся, чтобы не перелить. При этом спиртное не брало абсолютно.
Когда выспались все (кроме меня, конечно), мы сели играть в преферанс. До этого я в него играл только с компьютером, живьем это был первый раз в жизни. Новичкам везет - в итоге я обыграл всех, даже у Юрия Юрьевича выиграл полторы тысячи. Я уже и рад был поддаться, но как это сделать, не умея играть?
На второй день Гриша вспомнил, где он работает, или просто решил развеяться. *А давайте что-нибудь проверим! Хотя бы в цех сепарации сходим."
И тут дедушка преподал ему урок. Он взял тетрадку, подсел к окну и отодвинул занавеску. Общежитие было крайним, окно даже не выходило в сторону промысла. Окно смотрело в сторону большого, больше километра в длину, озера, которое было неподалеку, за невысокими кустами.
На берегу озера слева был песчаный берег, на котором стоял старый экскаватор, оставшийся от строителей.
"Так, что это у нас? Экскаватор? А он у вас зарегистрирован? Пишем!"
Кто бы его регистрировал! Его строители и бросили, потому что он нерабочий был, мы сами потом починили и изредка использовали.
"А что вы тут, песок добываете? А разрешении на добычу полезных ископаемых у вас есть? А карьер для песка отведенный? Пишем - горный отвод отсутствует, незаконная добыча полезных ископаемых! Вы, наверное, и НДПИ не платите?"
Какое разрешение, если отведенный карьер находился в 10 км от поселка, и песок там закончился еще при строительстве. А отсюда мы иногда брали несколько машин песка, после паводка или дождей подсыпку делать. И ведь даже сказать нечего, возле экскаватора видны следы самосвала.
"А что это у нас за озеро? Что за речка из него вытекает? Это же приток Мессояхи! И рыба на нерест наверняка заходит? Это у вас прямо на берегу рыбохозяйственного водоема первой категории производственная деятельность осуществляется! Пишем!"
"Что там справа за сарай в воде на сваях стоит? Водозабор?....." Дедушка закончил писать четвёртую страницы и сказал: "Гриша, учись, пока я живой. "Пойдем куда-то, поглядим чего-то!" Зачем куда-то идти? Наливай!"
Потом-то я понял, что на самом деле они приезжали не нас проверять, а дедушку на пенсию проводить, но тогда-то я этого не знал. От одной мысли, что сейчас мы привезем такие предписания, за каждое из которых можно полконторы выгонять, мне стало как-то не себе. К слову, через пару часов эти листочки при мне выбросили в ведро.
На третий день мы отправились по грибы. Была прекрасная погода, светило солнце, комаров уже не было, тундра уже начинала окрашиваться в осенние цвета. Деревьев там не было, полярные ивы и березы не выше колена, поэтому подберезовики было видно издалека. Мы взяли по два ведра, чтобы не возвращаться, и отправились на прогулку. Я шел рядом с Юрием Юрьевичем, о чем-то разговаривал, и тут он меня спросил: "Скажи, мы тебя сильно за... заколебали?"
Я не сдержался: "Если честно, то уже вот где сидите!", и провел рукой ровно по границе, где плескалась водка.
"Да ладно, не обращай внимания! Ты лучше посмотри по сторонам - солнце светит, тепло, погода изумительная, никто не кусает, грибов полно! А красота-то какая, как сопки далеко видно! Это же главное. Мы тебе мозги покомпоссируем и уедем, а это-то все останется!"
И тут я подумал: "А ведь он прав!" Дошел до первого же оврага, быстренько по нему спустился и пошел в сторону озера возле общежития. Там, в кустах на берегу, был вкопан стол и скамейки. Я начинал работать на этом промысел, там было много молодежи после институтов, с которыми я работал. У одного был день рождения, собирались там отмечать, меня звали, но как я мог отойти, я же с комиссией сижу?
Подошел я туда, и мы до позднего вечера жарили шашлыки и пели песню под гитару. Было весело. Вернулся я в уже темноте. "Ты где был? Мы тут уже розыск объявили!"
А мне было уже море по колено: "Отдыхал! Наливайте!"
Прошло много лет. Юрия Юрьевича уже нет, но я изредка вспоминаю этот урок. Надо иногда остановиться, оглядеться и понять, что есть вещи проходящие, которые сейчас кажутся очень важными, но быстро забудутся, а есть - те, которые останутся навсегда.

Мамин-Сибиряк (с)

18.01.2017, Новые истории - основной выпуск

В круге света

Дали мне на сдачу китайскую зажигалку с фонариком. Дело было в Находке, Китай под боком, такие зажигалки там копейки стоили. Тогда я еще курил, поэтому зажигалка была не лишней. Проверил зажигалку - горит, фонарик - светит.
Работы тогда было много, в день по три совещания. Последнее начиналось в одиннадцать вечера в штабе, под который мы снимали квартиру на третьем этаже в старом доме с высокими потолками.
В тот вечер я вышел из квартиры последним. Начал спускаться по ступенькам в полной темноте, ни одна лампочка не горела. В тишине было слышно, как внизу открылась дверь и кто-то начал подниматься по широкой лестнице. И судя по энергичному цокоту каблучков, кто-то молодой и интересный.
А насколько интересный? Заговорить, что ли? Ага, в полной темноте из тишины (я был в кроссовках) сказать что-нибудь басом, типа "Бог в помощь!"
И тут я вспомнил про зажигалку. Достал из кармана и приготовился заранее осветить перед ней путь. Типа, вон он я - путеводная звезда! А там и первую фразу какую-нибудь можно сказать.
И вот, когда мы с разных сторон подошли к промежуточной площадке между лестничными пролетами, я жестом фокусника нажал на кнопочку и направил луч света на площадку прямо перед ней.
И мы вдвоем уставились на световое пятно. В круге была отчетливо, как в диафильме, видна картинка обнаженного мужика, совокупляющегося с грудастой девицей.
Пауза длилась долго. Мы тупо стояли и смотрели на картинку. Потом я выключил фонарик и в полной темноте и тишине осторожно пошел к выходу. Я так и не смог придумать первой фразы. А что подумала девушка, перед которой в полной темноте кто-то включил такоэ, я до сих пор стараюсь не представлять.

Мамин-Сибиряк (с)

24.07.2013, Новые истории - основной выпуск

Когда хвост виляет собакой

Наверняка все слышали анекдоты про чукчей. И хотя мало кто воспринимает их всерьез, северные оленеводы действительно очень похожи на персонажей этих анекдотов, такие же наивные и доверчивые, как дети.
В девяностые для них наступили нелегкие времена. Колхозы начали разваливаться, продукты и товары завозить почти перестали, некому стало сдавать свою продукцию, в основном – оленину и рыбу. Тогда они начали регулярно приезжать на оленьих упряжках в вахтовые поселки, привозить на продажу мясо-рыбу, а также песцовые шкурки. Китайские и греческие шубы еще не заполонили прилавки, и пушнина пользовалась большим спросом. На вырученные деньги оленеводы покупали муку-сахар и прочие продукты, бензин, патроны и, разумеется, водку, которая в то время была чем-то вроде местной валюты, на нее можно было много чего поменять.
Большинство работающих на промысле старалось их не обижать, это как ребенка обидеть, у них и так жизнь тяжелая была. Скорее наоборот, привозили им из города старую одежду, покупали в магазине пакетики с конфетами: «Отвези детишкам». Но – в семье не без урода. Завелся и у нас такой.
Как-то поздним вечером в вагончик, где жил этот товарищ с соседом, постучали. Тот отрыл дверь, за которой стоял немолодой ненец-оленевод:
- Шкурка нада?
- Сколько их у тебя?
- Две привез.
- Обе возьму. Даю две бутылки водки.
Цена была совсем небольшая, поэтому немного поторговались, но сошлись все равно на двух: - Хорошо, неси.
Тот принес две бутылки водки: - Давай свои шкурки!
- Подожди, моя проверять будет.
- Да что там проверять? Вот бутылки, давай шкурки.
- Моя прошлый раз мешок рыбы привозил, ты три бутылки водки давал, в двух вода оказалась. Проверять буду.
- Да ладно, это не я был, а кто-то другой, наверное. Хорошая водка, смотри! Вот здесь пробка немножко помятая, так я тебе другую дам!
- Хорошо, только моя все равно проверять будет.
Он отвернул пробку, понюхал бутылку, потом проверил вторую: - Забирай шкурки.
Довольный покупатель зашел в вагончик и похвастался соседу: - Смотри, песцовые шкурки раздобыл, и всего-то за две бутылки!
- Опять ты их дуришь? Дай хоть посмотрю на шкурки.
Он взял шкурки, встряхнул, провел рукой по белоснежному меху. Затем развернул мехом наружу, внимательно присмотрелся и вдруг начал хохотать. Грубыми широкими стежками толстыми черными нитками к шкуркам зайца-беляка были пришиты песцовые хвосты.

Мамин-Сибиряк (с)

Рейтинг@Mail.ru