Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "Vladimir Sidorov"

Все тексты от "Vladimir Sidorov"

16.10.2009, Новые истории - основной выпуск

Мне интересно – долбоебизм, это генетическое, или с годами
приобретается? Думаю, что с годами, поскольку за своими родителями я
ничего подобного никогда не замечал. А вот я - да, стопроцентным, ну,
этим самым, долбоебом, сегодня ночью оказался.

Уже и спать улегся вроде, и какой-то себе десятый сон видел, как вдруг
вспомнил, что мусорный бак не выкатил к дороге, а завтра с утра его
мусоросборщики должны были почистить. Так, не просыпаясь, и поперся в
гараж, - исполнять хозяйские обязанности.

Зашел в гараж, и толкнул за собой дверь. Легонько я ее так толкнул,
нежно.... Даже оглянуться назад успел, чтоб увидеть, как эта дверь
делает нежный “чвак” о замочную скважину. Тут я, наконец, и проснулся,
выяснив, что стою посреди гаража в одних трусах и шлепках. И все, ничего
больше с собой нет – ни телефона, ни ключей. Рожа небритая, правда,
есть, только я рожей запертые двери открывать не умею. А засада полная –
из дома-то в гараж дверь открывается, а обратно – х... не открывается,
в общем.

Нет, я конечно, узником замка Иф не стал – на улицу выйти нет проблем, а
вот обратно в дом – фиг. Летом может быть, я б и наплевал, завалился б
на газон дрыхнуть до утра. Только сейчас не лето, середина октября, и
дождь моросит. И градусов 7 тепла за бортом... за гаражом, то есть.

Я сначала думал в машине переспать, чтоб утра дождаться – да хрен там,
заперты обе машины были, не прошел номер. С отчаяния кошкин домик
раскурочил, он у нас на всякий случай в гараже стоит. Обивку от него
отодрал, на пол побросал, стал пристраиваться. Маму свою пять раз
обругать успел за это время – что ей, сложно меня лилипутом было родить?
Был бы я маленький, завернулся б сейчас в эти обрывки, и спал бы как
младенец в люльке.... В общем, попристраивал я куски поролона себе под
жопу и на голову с полчаса, потом понял, что сдохну на бетонном полу до
утра, и что мне пора сдаваться.

Высунул нос наружу – дождь льет. Я и так околел, а снаружи – вообще
кошмар. Делать-то все равно нечего, выскочил под дождь, и прямиком к
парадной двери нашего дома, в звонок звонить. Минут пятнадцать перед
дверью джигу-джигу плясал – не проснулись ни жена, ни сын.

Ну, и что дальше делать? Соседям стучать? А, да хрен с ним, почему нет?
– в крайнем случае, полицию пускай вызовут, в участке мне все теплее
будет, а с утра жена оттуда заберет.

Так, в трусах и побежал к ближайшему дому, и давай в него тарабанить. Не
знаю, был ли эффект, - мне в какой-то момент показалось, что огонек там
в окошке зажегся, но как-то сразу погас. Сейчас понимаю, - если б я
одетый был, может они б полицию и вызвали, а так, увидев голого придурка
под дверью, они просто заперлись покрепче, от греха подальше.

А мне ж холодно!!! Для сугрева я по улице пробежался, и повыл немного,
мало ли, может, откликнется кто? Откликнулись, ага! Чья-то собака мне
подвыла вслед, и дальше себе спать пошла.

Двинул обратно в гараж. Озираюсь, вдруг соображаю – на стене две
раскладных лестницы висят. Последний шанс! На улицу опять выбежал –
точно, на третьем этаже окно открыто. Во повезло, а! Как дурак, хватаю
лестницу поменьше, и в своих насквозь промокших трусах бегу обратно под
дождь. Пристроил лестницу к окошку, - метра два не дотягивается.
“Фигня”, - как дурак, думаю, - “забегу... ” И рванул со всей дури
наверх...

Скажите, кто-нибудь из вас по мокрой крыше бегал? Я тоже раньше нет, а
тут вот побежал. И хорошо так побежал, чуть-чуть до подоконника не
дотянулся. Увы, чуть-чуть не считается, не смог я ухватиться... И,
плавненько-плавненько, а потом все быстрее и быстрее, я покатился вниз.
Как каракатица покатился, только что руками и этими долбаными мокрыми
трусами за все хватался. И ухватился-таки, за лестницу, - да так с ней и
навернулся. Пока летел, надеялся, что соседям в окно упаду, может, хоть
тогда полицию вызовут... Какой-там, об дерево уе... ударился, и в куст
сполз. Все-таки я прирожденный нинзя, наверно, - без всякого шума сполз,
- ни одна зараза мной не озаботилась.

Все, решил, - погибать буду. Это мозгом я решил, а ноги меня обратно в
гараж понесли. А дальше на полном автомате, я вытащил из гаража большую
лестницу, пристроил ее к окну, добрался-таки туда, сетку от мошкары
порвал, и в окошко, уже совсем полумертвым вваливаюсь.

Ничего уже не соображаю, только чувствую, что тепло вокруг меня наконец,
из комнаты. И вдруг слышу: “Папка, папка! – ты самый лучший индеец!...”
Полусвесившись с подоконника, разлепляю глаза – передо мной мой
семилетний сын. И зенки у него сияют:

“Я”, - говорит, - “все видел! Ты так классно в индейцев играл, возьми
меня завтра с собой, ПОЖАЛУЙСТА! Я тоже хочу быть таким же крутым, как
ты!”

18.11.2009, Новые истории - основной выпуск

На днях увидел рекламу про автомобили "Субару" по телевизору, и она мне
одну историю из жизни напомнила.
Я тогда в Вашингтоне жил, сам работал в Мэриленде, а жена - в
Джорджтауне. Джорджтаун – это эдакий вашингтонский Арбат с окрестностями
– район крайне благородный и фешенебельный. Фиг только где место для
парковки там в будний день найдешь. И как-то мне нужно было к жене на
работу заехать. Повезло, чуть ли не напротив ее здания свободное место
на паркометре обнаружилось. Я туда, конечно сразу – нырк. Но вот,
засада, мелочи с собой нет. Глазами покрутил, вроде
супостатов-штрафователей не наблюдается. Бумажки наличностью в кошельке
болтались, а прямо через дорогу – передвижной ларек с сосиками. Ну я
туда: “Друг!” - говорю черному парнишке-продавцу явно эфиопского
происхождения, - “Разменяй, а, мне паркометр накормить надо!” Разменял
три доллара без вопросов, и бегом обратно.

Да только хрен там, не успел. Обратно через дорогу перебежал, а у моей
“Корсики” уже пепелац пристроился, и детина поперек себя шире, штраф
выписывает.

Я ему сразу:

- Дяденька, не надо штрафа, а! Я тока сейчас припарковался, вот, денюжку
разменивать через дорогу бегал!

Какой там. Это двухцентнеровое афро-американское чудо не то что отвечать
мне не стало, оно не стало даже на меня смотреть. Оно посмотрело сквозь
меня, и продолжило выписывать штраф.

Да, не больно-то я расстроился, ну – штраф и штраф. Вот только с
монетками что делать, в кармане их теперь таскать, что ли? Огляделся по
сторонам, смотрю, машин за пять еще одна стоит с красным флажком на
паркометре. Ну, я и вприпрыжку к ней. К этому времени, гроза парковок
уже закончил колдовать над моей машиной, упихал штрафной квиток мне под
дворник, залез в свой трехколесный пепелац (как не раздавил его только?)
и поплюхал к этой следующей жертве. Только я раньше него успел добежать,
и, этот чужой паркометр четвертаками накормил. Тут-то меня штрафодав
наконец соизволил заметить. Ну, это мягко сказано, что заметил, на самом
деле. Он от такой моей наглости остолбенел даже. Меня оглядел, рот
раззявил и спросил (ребят, его суровый черно... ну, сами знаете какой,
сленг я на русском не передам, конечно, но звучало это примерно так):

- Ты чо мужик, это чо, твоя тачка шоли?
- Дяденька, нет, не моя! – и улыбаюсь ему в ответ как дурак, а сам по
сторонам оглядываюсь.

Точно, метрах в пятнадцати еще одна ненакормленная машинеха стоит. Ну, я
и бегом к ней. И опять раньше успел, чем этот злыдень. Когда он
подкатил, я как раз три монетки запихал, и, не дав мужику рот открыть,
побежал к следующей потенциальной жертве. И ей монеток в паркометр
накидал, а сам улыбаюсь до ушей. Ребят, видели б вы рожу штрафодава в
этот момент. Не, если б не в Джорджтауне дело было, и не светлым днем, я
б точно перепугался, а так-то чего? Стою, улыбаюсь, жду чего скажет.
Услышал в свой адрес примерно следующее:

- Ты, сэр, ты какого себе, мужик, ваще, ты чо, - я тут на работе, сэр,
ты кто такой ваще, ты чо мне мешаешь, казел?

Капитально братьку мозги переклинило.

- Я, дяденька, гуляю здесь, - говорю, - И вам помогаю работать, монетки
вот в паркометры кидаю, чтоб вы не перетрудились.

Мужик со своего трехколесного пепелаца слез, и очень сурово мне
приказал:

- Стой здесь, - говорит, и давай сам по шипелке-радиостанции бубнить.
Начальству, не иначе.

Я стою, конечно, мне ж интересно. В это время у штрафодава по его
шипелке происходит примерно следующий диалог (извиняюсь, ответов почти
не слышал):

- Джордан, у меня ситуация. Мне какой-то джентльмен мешает работать, он
кидает монетки во все неоплаченные паркометры...
- Бэвэвэвэ! Шшшшшш! Он кто шшш такой? бывэвэвэ... шшшш...
- Я выписал ему штраф за просроченную парковку...
- Шшшшш.. Номер его машины... шшшш.... Бэвэвэвэвэ.... шшшш...
- Такой-то такой-то, что делать дальше?
- Шшшш... испу... нахуй.... шшшш, права бэвевеве...

Штафодав поворачивается ко мне:

- Ваши права, сэр!
- Какие права, дяденька, я ж не за рулем сейчас, а вам зачем?
- Я должен составить рапорт, вы мешаете мне работать сэр. Ваше имя!
- Вова, - говорю, - меня зовут Вова, а прав я вам не дам, - может, вы их
украдете у меня. Вы ж не полицейский.
- Я вызову сейчас полицию!
- Дяденька, вызывайте, конечно, скучно же а то...

Не знаю, сколько бы у нас этот дурацкий разговор продолжался, но тут
девчонка запыхавшаяся прибежала, прямо к нам, точнее к своей машине. В
ситуации она сразу не разобралась, поэтому кинулась с просьбами к этому,
к крупному:

- Ой, простите, пожалуйста, я уже уезжаю, всего на минутку задержалась,
не выписывайте штраф, пожалуйста, я сейчас монеток накидаю...

А девчушка прикольная была, - маленькая, черноволосая, хохотушка явно, и
вообще, егоза. Она пока с этим начальником паркометров говорила, все
время подпрыгивала с ножки на ножку, явно ей по жизни все неврепеж.
Егоза ж, чего с нее взять?

Тут я вмешался:

- Вова, - говорю ей, - Зовут меня так, в смысле. Вы насчет машины вашей
не переживайте, я уже вам монеток накидал. Говорите, у вас самой тоже
монетки есть? Держите вот еще, - и в ладошку ей остаток своих
четвертаков всучиваю, - видите, там еще неоплаченные паркометры стоят?
Накидайте в них монеток, пожалуйста, а то мне пора, а дяденьке все
меньше работы будет.

Девчонка сразу все просекла, заржала, штрафодаву козу показала, и
помчалась к следующей машине, паркометр кормить. Ну, и я тоже ушел, мне
ж к жене нужно было...

Так вот, о рекламе. Рекламка, которую я недавно увидел, буквально о том
же была. Там Субару-Импрезу расхваливали, в том смысле, что тот, кто
любит "Импрезу", тот любит всех, кто ездит на таких же. А суть сюжета
простецкая – парень на глазах у штрафодавки кормит паркометр, и как
потом выясняется, не у своей машины. Сам же садится в свою "Импрезу",
стоящую рядышком, и укатывает. Накормленная чужая машина, разумеется,
тоже Импреза. Штрафодавка, правда, не очень из себя выходит по сценарию,
только плечом подергивает, и рожу корчит.

Мне что интересно, эти Субару-рекламщики сами все из пальца высосали,
или это мое мелкое хулиганство американским фольклором стало?

13.05.2010, Новые истории - основной выпуск

За те двенадцать лет, что я прожил в Штатах, я ни разу не видел здесь ни
одной бездомной собаки. Не знаю точно, почему так, но вот нет тут
бездомных собак, и все.
Зато бездомных кошек в Штатах полным-полно. Их, правда, не очень-то от
домашних отличишь – все ухоженные и упитанные, к людям не то что
доверчивые, а просто наглючие.
Я к такому раскладу привык быстро, и, в общем, совсем не удивился, когда
ко мне семь лет назад, в только что купленный дом в Ричмонде, завалилось
это трехцветное наглое создание. Завалилось оно совершенно по-хозяйски,
заставило себя сначала почесать, снисходительно помурлыкало над моими
стараниями, а потом сообщило, что желает пожрать.
Пожрать было выдано. Создание сервированный обед откушало хоть и
несколько брезгливо, но тоже вполне снисходительно, а потом намекнуло,
что все, в моих услугах оно пока больше не нуждается. И расположилось
почивать на веранде под солнышком, всеми четырьмя лапами кверху, только
срамное место себе хвостом прикрыло.
Ну и зашибись, я тогда тоже пошел своими делами заниматься.
В общем, наглое рыжее кошко у меня на веранде прижилось. Не знаю, чем
оно занималось днями, я ж на работе в это время был, но каждое утро и
вечер оно исправно принимало воздушные ванны перед моим домом, и
собирало с меня дань в форме еды и почесываний.
И так бы оно все и продолжалось, если б меня в один из выходных черт не
дернул с утра траву перед домом постричь. Я как раз налаживался
запустить газонокосилку, когда увидел довольно необычную парочку.
Впереди плелась зареванная пигалица лет шести, с каким-то большим
плакатом в руках. За ней следом шел, по всей видимости, ее отец. И оба
на два голоса кричали: «Сквирки, Сквирки (типа, Царапка), ты где?»
Девчонка меня первой заметила, и заливаясь слезами, подбежала, и тут же
поведала, что у нее потерялась кошка, что эту кошку наверное съел
большой сердитый волк, и что ее зовут Царапкой потому что она в дверь
царапает, а теперь больше не царапает, потому что она пропала, и не
видел ли я ее? И плакат мне свой тычет. А на плакате намалеванное
цветными карандашами пучеглазое нечто, толи мутировавший Чебурашка, толи
испорченный ананас с ножками и ушами. Не, я б ни за что не догадался о
чем речь, если б не цвет пятен на чебурахо-ананасе. А был он в точь в
точь, как у того кошака, которое у меня прописалась.
Я так девчушке и ее отцу сказал, что точно не знаю, но что-то похожее у
меня сейчас на веранде дрыхнет. Девчонка даже дослушивать не стала,
сразу помчалась смотреть...
Ага, оно самое оказалось. Ой, какое тут было море соплей и восторгов!
Девочка сгробастала ничего не соображающую ото сна кошку в охапку, ее
отец мне долго жал руку, назвался Стэном, и благодарил за помощь в
розысках.
Удалились они втроем, совершенно счастливые. То есть, отец с дочкой были
счастливые, про кошку я не так уверен.
Я б про все это благополучно забыл, наверное, если бы история не
получила неожиданное продолжение.
Примерно через два дня, уже довольно поздно вечером, у меня вдруг
зазвенел телефон. Я взял трубку, звонила женщина. Представилась,
извинилась за беспокойство, и сказала, что она обзванивает всех соседей,
потому что у ее дочки пропала кошка. Кошку зовут Салли, она трехцветная,
и никогда раньше не убегала, а теперь ее уже два дня как нет. И не видел
ли я такую кошку, случайно?
Я честно ответил, что трехцветную кошку видел, потому что она у меня на
веранде с месяц жила, но что ее хозяева нашлись, и что зовут эту кошку
не Салли, а Царапка.
Удивился тогда еще, сколько в моей деревне трехцветных кошек теряется.
А еще через день мне позвонил какой-то мужик, и тоже спросил насчет
трехцветной кошки, которая пропала у его жены. Эту третью кошку тоже
как-то звали, совершенно другим уже именем.
А еще через неделю, выезжая с утра на работу, я увидел приколотый к
дереву до слез знакомый портрет трехцветного наглого создания, со
слезным воззванием внизу: «У нас пропал член семьи, его зовут Томми,
если вы его видели, пожалуйста, верните за вознаграждение!» И номер
телефона.
Вот тогда до меня и дошло, наконец. Я позвонил Стэну, и спросил, как
поживает их любимица. Стэн сказал, что дочка счастлива, что кошак
нашелся, и что теперь ее из дома больше не выпускают, а то, не дай бог,
опять потеряется...
Стэн бы долго еще распространялся на тему, как он мне благодарен, но я
его прервал. Просто предложил кошака выпускать погулять, и чего-то
наплел ему насчет авитаминоза, который с их любимцем обязательно
случится, если его взаперти держать.

Еще через неделю убедился, что Стэн меня послушал. Потому что наглое
разноцветное создание вдруг нарисовалось у меня на веранде снова. И
снова потребовало почесываний и кормежки. А звонки от отчаявшихся
соседей прекратились.

Мне одно было интересно – неужели это кошко и правда на разные имена
отзывается? Я-таки поэксперементировал – каждый раз его новым способом
подзывал, и Машкой, и Санькой, и Прошкой. Исправно оно отзывалось на
все. А и то – его ж за это кормят, чего не отозваться-то?

Оно, кстати, до сих пор живо. Уж не знаю, сколько из моих соседей его
сейчас за своего домашнего кошака считают, и сколькими разными именами
кличут. Думаю, что много таких соседей, а че б иначе это разноцветное
создание таким жирным под старость лет-то стало?

А какого оно полу, я так и не знаю, да и зачем мне? – пусть оно так и
будет, в одном доме пусть оно девушкой по имени Царапка числится, в
другом дамой по имени Салли, а в третьем джентльменом по имени Томми.
По мне, так это просто рыже-черно-белое, наглое, очень ласковое, и очень
кошачее существо.

06.05.2010, Новые истории - основной выпуск

Рубен, он армянин, из Еревана. Только давно уже в Москву перебрался,
женился на девчонке из моей родной Казани, сестре моего друга, в
приданное получил ее дочку от ее первого, не удавшегося брака, сам нажил
с ней пацана, а теперь вот живет в Москве, и в ус, которого у него и
нет, кстати, ни разу не дует.

Нет, пацан - это не единственное, что себе Рубик нажил. Он ведь по
природе авантюрист и коммерсант. И как-то у него все легко в плане
бизнеса получается, - другой бы прогорел сто раз, а у Рубика все гладко
проходит, хоть кризис там, хоть не кризис. В общем, является сейчас
Рубик единоначальным владельцем небольшой сетюшки магазинов "все для
пола". Да не, не того пола, что вы подумали, - Рубик торгует паркетом,
ламинатом, линолеумом и всем прочим, что уважаемые москвичи хотят на
своих квартирах под ногами иметь.

Рубик, он парень замечательный. Очень легкий в общении, юморной, даже
безбашенный иногда. Это все в жизни. А вот в бизнесе он страшно
скрупулезный, дела свои ведет так, что ни один комар носа не подточит. И
с налоговой по этой причине он в жизни проблем никогда не имел, до тех
пор, пока к нему одна девчушка-инспекторша не зачастила.

Та девчушка совсем молоденькая была, лет 25, а может, и того меньше. В
первый раз, когда она с проверкой пришла к Рубику, выглядела она,
считай, что снежной королевой - официальная до оледенения, и серьезная
до железобетонности. Представилась, попросила документы. Ну, а Рубику-то
че? Документы нужны? - на, бери, проверяй себе.

Часа два тогда девчушка проверяла, потом все вернула, сухо
поблагодарила, и ушла. Рубик бы на то дело и внимания н обратил, если б
та же девчушка через неделю назад не вернулась. Во второй раз она куда
менее надменной выглядела, извинилась, и попросила ей снова все
документы дать, дескать, она боится, что что-то пропустила. В этот раз
она над изучением бумажек уже не два, а четыре часа провела. Ну, а
Рубику-то по-прежнему что? Он же знает, что все у него в порядке.
В общем, опять та девчонка его поблагодарила, документы вернула и ушла
себе.

А еще через три недели она вернулась опять. Уже совсем не снежной
королевой, и даже не налоговой инспекторшей, а расстроенной такой
девчонкой. Опять бумажки попросила, и уткнулась в них снова. Тут Рубику
интересно стало, что ж такое-то? Он в кабинет, где эта девчонка сидела,
тогда заглянул, и обомлел, потому что девчонка эта, бывшая снежная
королева, гроза коммерсантов, и краса налоговой инспекции, сидела, и
горько, по-детски плакала над рубиковыми бумажками.
Тут, Рубиково сердце, понятным делом, не выдержало, не каждый же день
ревущую налоговую инспекторшу, а тем более, такую симпатичную, у себя в
кабинете видишь?

Ну, он ее и спросил:

- Елена Александровна, что случилось, а? Я как-то помочь могу?

А она зареванное свое лицо от рубиковских бумажек подняла, хлюпнула еще
пару раз, и пробормотала:

- Рубен Вартанович, я на стажировке ведь. Мне велели неточности в
документах найти и оштрафовать вас, а если я не смогу ничего найти, то
меня выгонят. А еще начальник говорит, что если я с ним пересплю, то он
все устроит и без этого, а я не могу так!.... И залилась в три ручья.

Рубик, он, конечно, бизнесмен. Но он же и армянин еще. В общем, вида
ревущей молодой красавицы-инспекторши он не выдержал. Обнял ее, и
спросил:

- Елена Александровна, а на сколько ты меня оштрафовать должна, а?

- На десять тысяч, Рубен Вартанович, - ответила та, и опять заревела.

- Ладно, не реви, а, - сказал Рубик. Давай, в ресторан поедем,
поужинаем. Я голодный, ты голодная. А мы пока едим, придумаем, за что
меня оштрафовать ма десять тысяч, ладно?

Ну, и придумали что-то.

Ленку после этого в налоговую напостоянку приняли, правда, ненадолго. Не
смогла она в такой конторе работать, уволилась оттуда через пару
месяцев. И пошла к Рубику в его половую сетюшку. Сейчас она у него чуть
ли не главным менеджером числится, все время в разъездах, в основном по
скандинавским странам, заключает договоры по поставке паркета и прочих
необходимых товаров.

Кстати, если думаете, что Рубен все это сделал, потому что глаз на Ленку
положил - ошибаетесь. Рубен свою жену очень любит. А Ленку он ценит за
ее характер и профессионализм. Ну, и еще за тот случай, когда она
сидела, и в три ручья перед ним ревела. Ведь, согласитесь, редко какого
мужика такие слезы не растопят.

11.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Уже много лет преподаю органическую химию. Предмет сложный, конечно, студентам его учить тяжело, да и не больно охота многим. И чтобы не учить, они предпочитают друг у друга списывать. Вот и на последнем экзамене я в подробностях пронаблюдал, как два гаврика этим занимались. Проверил их работы - оба написали абсолютную чушь, но, чушь практически идентичную. Надо было, конечно, обоим двойки сразу поставить, но я решил поразвлечься - одному поставил двойку, а другому четверку.

Результат не заставил себя ждать, "двоечник" прибежал ко мне в кабинет с требованиями, дескать, у него и у его товарища одинаковые ответы, и он не понимает, почему он получил два, а его товарищ четыре.

Я сделал вид, что удивился, и попросил, чтобы они оба ко мне зашли для проверки. И ведь хватило же им ума, зашли. Я же, типа, экзамены перепроверил, поблагодарил обоих за честность, и "четверышнику" оценку тоже на двойку переправил.

А потом наслаждался видом из окна, как они друг на друга вопят, и кулаками машут.

21.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Давно уже историю про одного из своих студентов хотел рассказать, да все как-то недосуг было, теперь вот возьмусь.

Дело происходило в США, в штате Вирджиния, где я работаю профессором в одном из университетов.

Пришел ко мне в лабораторию эдакий громила летом 2010 года. Араб, ростом под два метра, зенками зыркает диковато, и зовут его, главное, Акбар Абдулла. Вот так и зовут. Родился он где-то на аравийском полуострове, но с детства в Штатах рос.

Пришел он ко мне не просто так, он очень хотел наукой позаниматься. О том, что такое наука и исследования, он представления на тот момент не имел никакого, но энтузиазма было хоть отбавляй.

Ладно, пришел так пришел, я ему проект предложил: "А давай, - говорю, - Акбар, мы с тобой диабетикам поможем? Вот есть у меня кое-какие мыслишки, как забацать способ доставки им инсулина, да такой, чтобы диабетики уколами себя мучать перестали, от слова совсем?"

Акбар почесал свой арабский нос, потом сказал:

- Давай паможим балным лудям!

На самом деле, при нормальной беседе у него акцента почти не ощущалось, но когда он начинал волноваться, этот самый арабско-кавказский акцент выпрыгивал откуда ни возьмись.

Но, слово сказано, так что припахал я его на синтез вещества, на котором у меня до этого два аспиранта сломалось. Объяснил:

- Акбар, без этого вещества ничего не выйдет, понимаешь?

- Панымаю, - ответил разволновавшийся Акбар, и пошел изучать, как такое чудо можно изготовить.

Я ему помогал, конечно, основы работы в синтезе органических соединений поставил, но это все ерунда. Я и аспирантам до этого много что показывал, толку только было чуть. А Акбар за две недели, абсолютно с нуля взял, да то что нужно и сготовил.

Приходит ко мне в кабинет, и аж дрожит:

- Дэржи, - говорит, - вот вэщэство, будэм лудям памагат! - И зенки, главное, сияют.

Я его, конечно, осадил мальца, говорю:

- Людям рано пока помогать, давай все контрольные эксперименты проведем.

А тот еще больше сияет:

- Канэшна давай, можна я дыван в лабараторий прынесу толка? Нэ хачу врэмя тэрать, дамой ноч йэздыт, буду на дыван в лабараторый спат пака экспэрымент!

- Да неси, конечно, хрен с тобой.

И ведь припер. Устроил диван в лаборатории, рядом с собой будильник поставил, каждые полчаса просыпался, чтобы результаты записывать, а потом опять валился на диван без задних ног. Вот такая двухметровая арабская детина.

Его усилия оправдались, все эксперименты показали то, что мы хотели.

Ну что же, новый этап, я ему говорю:

- Акбар, надо эксперименты на мышах сделать, посмотреть, как это все работает.

Акбар в ступоре:

- Как на мишах?! Ми их будэм убиват патом, да?

- Будем, Акбар, а куда деваться?

- Эх, давай твой мыш тагда!..

И ушел работать к моему коллеге, который мышами заведует.

... Восемь лет с тех пор прошло. Опубликовали мы статью со всеми результатами, а Акбар тем временем закончил свой университет.

И вот, является ко мне недавно, сразу меня облапил, потом говорит:

- Валодя, я ведь раньше сабирался на доктара пайти, но после твоей лаборатории я понял - доктора, они ведь людей лечить умеют только тэм, что для них другие делают, а я тэперь хачу сам новое создавать!

И создает. Профессор, на одной из самых продвинутых кафедр биомедицины в США. Туча патентов, некоторые уже востребованы, а дальше больше будет. Акцентик вот только у него остался: небольшой правда совсем, волнуется он теперь редко.

Вот такой вот араб-детина. А я им горжусь, как собственным сыном.

02.04.2017, Новые истории - основной выпуск

В 2003 году меня взяли на работу в один американский университет, на младшую профессорскую позицию. Объясню, как тут все работает: тебя берут, и с этого момента ты сам себе начальник, делаешь что хочешь, но у тебя есть 6 лет доказать, что ты чего-то стоишь. Потом тебя либо оставляют навсегда, либо увольняют.
При приеме на работу тебе дают подъемные деньги, в моем случае что-то около 350 тысяч долларов было, и ты ими распоряжаешься вроде как хочешь, да хоть на блядей трать. Вроде бы.

Оказалось, что не совсем так.

Мне позарез нужен был прибор производства компании Horiba Jovin Yvon. Стоил инструмент около 30 тысяч. Я его и заказал сразу, ничтоже сумняшеся.

Ан нет, мой заказ тут же отметелили - говорят, так нельзя. Если ты покупаешь дорогой инструмент, ты должен покупку обосновать, объявить конкурс, чтобы все возможные конкурентные компании в нем посоревновались. Ну, логично, вроде, действительно тендерами вся рыночная цивилизация живет и на них держится.

Ладно, написал заявку, указав параметры инструмента, которые мне совершенно необходимы (один черт, ни у кого другого, кроме этой Хорибы, таких не было).

Заявку приняли, а через какое-то время мне сообщили, что аукцион состоялся, прибор для меня готовы купить, но только от совсем другой компании.

И присылают техдокументацию на "выигравший" инструмент. Я ее читаю, и у меня глаза на лоб лезут - ничего из того, что мне нужно, инструмент-победитель делать не может.

Звоню в отдел, занимающийся такой вот полезной деятельностью, и вежливо интересуюсь, по каким параметрам они этот инструмент выбрали.

Оказалось, по простым - компания-победительница поддерживает меньшинства, то есть, беременных черных лесбиянок и прочих представителей человечества нетрадиционной направленности, а вот Хориба, оказывается, нет, не поддерживает. А я должен соответствовать политике, и радоваться их правильной покупке.

Я посоответствовал.

К завкафедрой своему пришел, брякнул перед ним всю эту писанину, и выдал ему монолог на безупречном матерном английском.
Зав вопрос решил прямо при мне. Позвонил губернатору штата, и тоже с ним пообщался на том же самом высоком матерном.

Губернатор моего зава понял, видимо, сам владел литературными нюансами.

С тех пор больше никто, ничего и никогда мне от лесбиянок впороть не пытался, а Хорибу я свою купил, как и планировал.
И на работу меня бессрочно взяли через шесть лет. Все вроде хорошо.
А осадочек остался.

07.05.2017, Новые истории - основной выпуск

Мой дед в хрущевские времена купил свою первую машину, "Победу". И по такой радости с бабушкой и дочкой покатил на ней в Гурзуф.

Ключевых моментов в происшедшем было два: хрущевские времена, и "Победа".

То, что Хрущев был правителем эксцентричным, знают все, но эксцентричность его выражалась не только в "Кузькиной матери" и в кукурузе за полярным кругом, но и в массе странных животноводческих предписаний самого широкого толка. В какой-то момент он, например, запретил держать домашнюю птицу, дескать, птица хлеб ест, а хлеб это народное добро. Ну, и пошли исполнители по деревням курей резать.

А потом, с такой же вот легкой руки, Никита Сергеевич запретил частникам забивать свою скотину на мясо. Хочешь забить если, иди да сдай в колхоз, а сам - ни-ни, не имеешь права. И за этим новым порядком тоже следили строго.

Так вот, едет мой дед из Казани в Гурзуф с семьей, сам с непривычки нервничает - опыта вождения, считай, никакого, а тут реально в далекое путешествие отправились.

И вдруг - ебысь! - Откуда ни возьмись деду под колеса вываливается овца. Бадам!!! Нет овцы, задавил ее дед вчистую.

Выскакивает из машины ни жив ни мертв, глядит, точно - овца уже душу богу отдала.

Машине, правда, хоть бы хны - "Победа" ж, считай танк на колесах.

И тут как в дурном сне дед видит несущегося к нему хозяина. Издалека тот бежал, орал что-то, жестикулировал.

Деду совсем посерело. "Конец мне," - думает.

Хозяин наконец добегает, и давай деду руку трясти:

- Спасибо, дорогой! - кричит, и чуть ли не обниматься лезет.

Дед оторопевает, а хозяин овцы, не останавливаясь:

- За барашка спасибо, дорогой! Свадьба у моей дочери, а барашка резать нельзя. Ну ты выручил, ну ты выручил! Ты подожди, подожди, сейчас разделаем, я тебе мяса с собой дам, давай только у милиционера запишем, что это не я резал, а ты сбил!

Потом прищурился хитро, и говорит:

- Слушай, а давай ты еще одну сейчас собьешь, а? Я со двора выгоню, а мы сразу двух тогда у милиционера и запишем!

24.04.2009, Новые истории - основной выпуск

Есть у моей хорошей московской подруги приятель, очень приятный во всех
отношениях мужик, и, как бы сказать, весьма неординарный. Даже
экстравагантный, можно сказать, мужик, - что по роду деятельности, что
по своим многочисленным хобби. Чем он занимается, не суть важно, но так
получается, что проводит он кучу времени то за северным полярным кругом,
то за южным. Вот и отмочил он как-то номер, привез из антарктической
экспедиции домой императорского пингвина. Какая его муха укусила это
чудо в Москву припереть, я не знаю, но семью свою он осчастливил.
Нрав у птицы на гусиный похож был, - такой же склочный, единственно, что
всех немного спасало - очень этот пингвин спать любил. Стоя спал, как
полагается. В прихожей. Встанет там, и спит. Гости, из тех, кто не в
курсе, пингвина, натурально, за предмет мебели принимали, и одежку все
норовили на него набросить. Ха! Набросил один такой. Ладно хоть, без
летальных исходов обходилось, - не было среди гостей сердечников. А вот
как бы я сам на их месте реагировал, - не знаю, хотя тоже особой
впечатлительностью не отличаюсь. В смысле, как бы на вешалку реагировал,
которая вдруг начинает по петушиному курлыкать, и кусаться. А потом,
шаркая кедами, прется куда-то и срет на ходу. Кедами, кедами шаркая.
Лапы у этого пингвина по полу скользили, вот хозяева и придумали его в
кеды обуть. А это те не гусь какой, это пингвин императорский, он выше
метра ростом.
И купаться ему надо. Вот вынь да положь. Каждый день, между прочим. И
напоминал пингвин об этой своей потребности все тем же незатейливым
способом - шел, и хозяина со всей всей дури тяпал - дескать, хрен ли ты
сачкуешь, давай ванную набирай! С ванной не привередничал, правда, пару
раз сигал в воду, и все. Ну, а остатки воды, что сразу из ванной не
выплеснулась после его спортивного ныряния, он с себя стряхивал, бродя
по комнате. Кстати, прямо так в кедах и нырял, сроднился он с этими
кедами, ни за что не соглашался разуваться. Так в хлюпающих кедах по
хозяйскому паркету и бродил.
Три года его хозяева терпели, потом сдались, подарили знакомым. Тех еще
на меньше хватило, разумеется, - они ж эту тварь с антарктиды не перли
на своем горбу. Как я понимаю, поменял Император еще пару хозяев, а
потом в московский зоопарк был сослан.
Так что, если увидите там пингвина в кедах - имейте ввиду, это тот самый
и есть.

09.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Я на днях писал о том, как мои студенты трагическим образом калечатся перед экзаменами. Ну да, с сарказмом написал, наболело потому что. И в комментариях получил пост о том, что во всем мире все студенты одинаковые.

К счастью, не все, точнее, не все вот такие, и хочу рассказать историю прямо противополжную.

Давно дело было, в 2006. Училась у меня студентка, вьетнамочка. Маленькая, хрупкая. Больная лейкемией. На лекции ко мне она приходила с передвижной капельницей, и иглой в вене. Никогда ни на что не жаловалась, бывала частой гостьей у меня в кабинете, очень она хотела разобраться в органической химии. На нее смотреть было больно, она потела, ее кожа оливкового цвета за полминуты могла стать бледно-зеленой. Но при этом она всегда улыбалась. Она решала мои задачи в таком состоянии, когда любой из нас, меня включая, давно лежал бы в обмороке. Попросила об отсрочке один лишь раз - ей операцию в тот день делали, костный мозг пересаживали, наверно. Сдала экзамен на следующий день, на твердую четверку. И с этой твердой четверкой и закончила семестр. А четверку у меня получить ой как не просто - их в классе получает максимум процентов 15-20 со всего потока.

Не знаю, что с ней сейчас, контактов я не поддерживал. А память о ней осталась, она мне хитросплетенную косичку по окончании семестра подарила, может знаете такие? - ну, там если за один спрятанный кончик дернуть, то вся косичка в ленточку распустится. Я не дернул, она ж от всей души мне эту вьетнамскую косичку подарила. И мне хочется верить, что до сих пор ее хрупкую, но такую твердую душеньку эта косичка бережет.

Рейтинг@Mail.ru