Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшие работы зарегистрированных пользователей

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

04.06.2003, Новые истории - основной выпуск

Давненько это было. В те времена, когда народ получил свободу выбора,
где им сажать картошку, и москвичи рванули скупать по дешевке брошенные
дома в деревнях Тверской, Рязанской, Калужской и других ближних
областях.
Купили и мы домик в Тверской губернии. На машину денег не осталось,
поэтому добираться приходилось ЖД транспортом. В основном электричками.
Ох, что творилось на вокзалах! Не знаю, как сейчас, давно не был.
Ну вот, суббота. Ленинградский вокзал. Народу в ожидании электрички
11.40 на Тверь как комаров на болоте. Огородники, рыбаки, байдарочники,
студенты, бомжи, мама не горюй! Мне до Твери, там пересадка и дальше.
Затарился я капитально. Велосипед, рюкзак и собака. Не болонка. Дог.
Стою я и грустно размышляю, как буду со всем этим хозяйством
пробиваться в вагон. А ведь еще и посидеть хочется. Ехать-то три с
лишним часа только до Твери.
Смотрю, рядом молодая симпатичная мамаша с двумя детьми лет примерно
пяти и семи, с чемоданами. Явно не москвичка. Потому что глаза у нее
заклинило в распахнутом положении навсегда от впечатлений. Детки
трескают мороженое, а мамаша, чувствую, терзается той же мыслью, что и
я. Как сесть с этим табором? Ну, я и подкатил к ней с предложением
объединить усилия. Я, говорю, возьму рюкзак и мальчика вашего, сяду,
место займу, а потом мы с вами уже затащим все остальное. Сказано -
сделано. Сели мы удачно. Занял я крайнее «купе». Народу битком, но
желающих нас потеснить особо нет ввиду лежащей в проходе догини Даши без
намордника. Коммуникабельные дети за «погладить собаку» быстренько
выложили, что едут они в Калашниково (часа полтора от Твери в сторону
Питера) к бабушке. Едут из Тюмени, где их доблестный папка продолжает
повышать благосостояние семьи добычей нефти и подтянется позже. Ну и
зашибись! Мне еще дальше этого Алкашникова, значит, в Твери будем
действовать по отработанной схеме. Уже хорошо.
Девочка, младшенькая, по странному совпадению тоже Даша, захотела
писать. Мама ей - потерпи. А чего терпеть? Лучше не будет. Идите,
говорю, на перрон, и не стесняйтесь. Здесь сейчас как на передовой.
Сходили они удачно, возвращаются. Минуты три до отправления осталось.
Слышу - рев. Даша споткнулась и уронила сандалик между перроном и
вагоном. Мама говорит - наплевать. А Даша сопли по щекам размазывает:
новенькие сандалики, только купили! Ну, ее можно понять. Выскочила
маманя посмотреть, нельзя ли как нибудь сандалик достать, тут-то двери и
закрылись.
Я в окошко вижу проплывающее мимо изумленное лицо. До-о-олго помнить
буду.
Про стоп-кран я даже не думал. Какой смысл? Пока доберешься до него,
пока народу объяснишь, - руки оторвут.
Едем. Прокачиваю в мозге варианты. Сойти где-нибудь? А смысл? Сойти и
вернуться? И чего? Сдать детей и багаж ментам? Вариант. Но сколько из
меня менты душу будут вынимать? И через сколько мама с детьми
встретятся? Еще бы знать, что в голове у этой курицы. Так, про эту
ворону без вещей, денег и документов, которая осталась на перроне в
Москве, вообще не думать! Сама пусть выпутывается! Доехать до Твери и
оставить детей там? Хорошая мысль. Но где Тверь, там и Калашниково. Я
знаю пункт их назначения. И она знает, что я знаю. Если у нее в голове
не совсем труха - определится. Решено! Едем до Калашниково!
Так! Теперь дети. Даша орет. Это нормально. Надо бы их как-то различить,
а то откликаются обе. Значит, собака останется Дашей, а эта будет
Дарьей. Очень хорошо! Публика окружающая косится и шушукается. Насрать
на публику! А вот парнишка, Коля, мне не нравится. Очень спокойный
какой-то. Не ревет, не требует повернуть поезд. Не суетится. Смотрит мне
в глаза и говорит: "Дядя! Вы ведь нас не бросите?" О, Боже! Чуть слезу
из меня не вышиб.
Много хорошего я про этого пацана про себя потом сказал. Такой сибирский
мужичок. Семь лет. Успокоил сестру. Без сюсюканья. Сказал: хватит
реветь, та и притихла. Да, серьезно в этой семье поставлен вопрос
непререкаемости мужского авторитета. Накормил всех нас, четверых,
булочками, напоил минералкой. Достал из кармана сумки билеты, документы,
деньги, отложенные видимо на дорогу от основной суммы, отдал это все мне
и уж окончательно расслабился.
Один раз за всю дорогу я чуть было не смалодушничал. Идет по вагону
милицейский патруль. И смотрю, бабка ряда через три от нас тормозит их и
начинает чего-то втирать. На нас косятся. Ну и ладно, думаю. Значит,
судьба. А Коля это дело просек и говорит: я в милицию не хочу. Так. Ваши
документы! Вот наши документы. Куда следуем? В Калашниково. Это ваши
дети? Мент, ты же видишь, что это не мои дети. Я их сопровождаю. А вот
нам гражданка сказала, что у них мать отстала от электрички. Да нет,
мать их (иху мать!) нас провожала. (Хорошо, что я не стал дергаться и
орать, когда электричка тронулась). Сама осталась в Москве. Будет позже.
Ты чего хочешь-то, мент? С вами пройти? Хорошо. Тогда вот бери
велосипед, рюкзак, два чемодана, собаку, девочку (не дай Бог разбудишь)
и пошли. А сам про себя вспоминаю, есть у нас в УК уже статья о
кинднеппинге или нет еще? И тут Коля говорит: "Дядя Андрей, я писать
хочу!" Это произвело на ментов впечатление. Почесали они тыквы и
свалили.
Повел я мальца в тамбур. Чего ж, говорю, ты дяденек милиционеров не
любишь? А от них, говорит, пахнет всегда плохо - водкой и носками.
Так. Тверь. Конечная. Чемодан раз, мамина сумка, Даша, чемодан два,
Дарья, велосипед, рюкзак, Коля замыкающим. Е-мое! Дарья в одном
сандалике. Нехорошо по чужим вещам лазить, а что делать? Коля, ищем
обувку. Нашли. Люди добрыи-и-и-и! Сами мы не местныи-и-и-и! Помогитя,
кто чем моге-е-ет! А именно - перебраться на другой перрон, где
электричка на Бологое. Ну, людьми добрыми наше отечество не оскудеет.
Лишь бы чемоданы не спиздили. Но я не представляю, кто тут может бегать
быстрее Даши. С чемоданом. Помогли нам три солдата - срочника. Мы
отблагодарились сигаретами и пивом. Все довольны. Ура! Едем дальше!!!
Калашниково. Хорошо, что мы озаботились сесть в первый вагон. Так! Коля,
вперед! Тормози локомотив, что б нам сгрузиться успеть. Ну, до чего
толковый пацан! Дарья, мамина сумка, велосипед, рюкзак, чемодан раз,
чемодан два, Даша последней, у нее, если отстанет, телефон и адрес на
медальоне выбит, а в обиду она себя не даст. Все!!! Коля! Отпускай
паровоз!
Сели на травке. Чувствую, устали все. Я и сам бы прилег и задремал.
Часов шесть уже в дороге. А сколько они еще от своей Тюмени ехали? Так!
Не ныть! Я капитан этого непотопляемого судна. Коля - боцман. Дарья
будет штурманом. Даша - лоцманом. Понюхает Дарьину ножку и приведет нас
прямо к бабушке. Всем молчать! Капитан думать будет.
А чего думать? Два варианта. Сидеть и ждать маму-ворону. Раз. И
попробовать найти бабку. Два. А как? Двинуться со всем скарбом и
спрашивать у каждого, не живут ли внуки в Тюмени? Не такое уж и большое
это Калашниково. Тыщь пять населения. За неделю управимся.
Так! Экипаж, слушай мою команду! Боцман пойдет и найдет мне кусок мела,
известки, или на худой конец кирпича. Штурман завязывает лоцману бантики
на всех местах. Лоцман это терпит и бдительно охраняет такелаж. Капитан
уходит в разведку.
Через пятнадцать минут я знал, где живет бабушка. А так же с кем, какую
держит скотину, что сегодня с утра топила баню, а Пашке ейному на
прошлой неделе набили рожу. И правильно.
Вечером, когда мы сидели в летней кухне и уплетали клубнику с молоком,
прижимая к груди сандалик появилась мама-ворона. От нее за версту пахло
валидолом, корвалолом и настойкой валерианы.
Потом она сказала, что нисколечко не волновалась. Почему-то сразу
решила, что я порядочный человек, детей никуда не сдам и довезу их до
Калашниково. И заплакала один раз всего только. Когда, подъезжая к
Калашниково, увидела огромную надпись во весь перрон кирпичом по
асфальту: "МАМА!!! МЫ УШЛИ ИСКАТЬ БАБУШКУ!!!"

11.02.2011, Новые истории - основной выпуск

АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ
Вчера мне было очень стыдно, я обидел своего ангела хранителя...
Стыдно мне до сих пор.
А дело было так: Еду после работы домой, вода в бачке омывателя
закончилась, настроение хреновое. Слава Богу, ехать мне еще пару
светофоров и я дома.
Поднажал.
Подъезжаю к перекрестку, у меня горит найзеленейший, вдруг вижу: стоящая
справа девятка, медленно тронулась из ряда мне наперерез.
Я дал длинный гудок, девятка замерла.
Вот думаю: дятел, на светофоры не смотрит...
Подъезжаю все ближе к перекрестку и... опа... а девятка то поехала
дальше!!!
Тут уж не до гудков. Торможу в пол, но понимаю, что остановиться уже не
успеваю! Хоть бы этот ушлепок уже не тормозил, а ехал дальше. Пробую
объехать его сзади.
Но девятка вдруг тупо замирает на моей полосе...
Меня развернуло, понесло и к этому уроду я подлетел своим левым боком,
но до касания не доехал сантиметров пять.
Перевел дух, открыл окно, и очень четко и членораздельно прочитал лекцию
обо всем генеалогическом древе этого слепого и глухого придурка,
которому надоела жизнь...
Лекция продолжалась секунд пять, не больше, но мне стало легче.
Водитель девятки в ответ только улыбнулся, показал мне знак О. К. и
виновато развел руками...
Я плюнул и с пробуксовкой стал его объезжать... а через полминуты,
бросив свою машину среди дороги - уже жал руку этому отчаянному парню и
долго извинялся за каждое грубое слово из тех которые успел ему сгоряча
наговорить...
Он в ответ только улыбался и очень надеюсь - в душе простил меня, ну или
хотя бы понял.
А случилось вот что: Когда я объехал его, то увидел, что правый бок его
девятки, подпирала детская коляска...
А с тротуара с криками, на четвереньках ползла к коляске старая бабка и
бежали прохожие.

Бабка стоя на светофоре, поскользнулась, упала выпустив из рук коляску и
та ускоряясь покатилась с горочки через перекресток.
Парень на девятке понимал, что скорее всего ему въедет в бочину летящая
на зеленый свет машина, но он не сдрейфил, а выехал ей наперерез и
поймал собой коляску.
Если бы не он, эта коляска была бы МОЯ...
До сих пор стыдно, что я обругал его.
Прости меня, мой Ангел Хранитель на девятке и спасибо тебе...

03.08.2010, Новые истории - основной выпуск

Десять лет назад я ехал в Казань, со мной в купе попал ветеран войны. В
Москве провожали его внуки с маленькими правнуками. Дед был мощный, лет
восьмидесяти, на лице шрам ото лба до подбородка(странно как глаз
уцелел), да и по наградам было видно, что вояка серьезный: орден
отечественной войны, орден красного знамени и две солдатские славы. Ехал
он в какую-то деревню под Казанью.
Что, спрашиваю, в гости?
- Да, на пару дней. Друзья из совета ветеранов позвали, не мог отказать,
да и родина это моя, опять же раз в год должен приехать к матери, это
святое...
Я хотел переменить грустную кладбищенскую тему и попросил рассказать о
войне...
- Повестка на фронт мне пришла в первую неделю войны. Помню меня
провожала мама и тетя, они сестры близняшки. Отца я не помню, а тетя так
и не вышла замуж, так что мы жили вместе и у них был я один. Играл
духовой оркестр, у всех настроение боевое, а мы с мамой и тетей втроем
ревем... Потом, когда сели по вагонам, мама сбегала домой за зимней
шапкой, бежит за поездом... Все смеются, зачем тебе шапка, немцев скоро
разобьем. Мама бросила мне шапку, недокинула... и сама упала. Тетя ее
поднимает, я смотрю на них и понимаю, что никогда уже их не увижу...

Дед отвернулся к окну, чтоб я не видел как он вытирает слезы.
Всю дорогу он рассказывал о войне и жуткое и смешное и про свой танк и
про боевых друзей, про сволочей командиров...
Но вот мы подъезжаем к его станции, я выношу его чемодан, мы тепло
прощаемся и вдруг... к нам бегут две маленькие старушки.

- Это моя мамочка и тетя. им по сто два года, но все еще ходят в баню и
пьют самогонку.
Старушки закричали на бегу: Павлик! Павлушка!
- Здравствуй мамочка! здравствуй тетя Лида!
- Павлик ты в поезде кушал?
- Павлуша, ты похудел!

На моих глазах, старый ветеран за секунду превратился в маленького
толстого мальчика. Хоть я и взрослый дядька, а не смог сдержать слез.

............... Как только я залез в поезд, сразу позвонил маме и
сказал, что я ее люблю.

15.05.2014, Новые истории - основной выпуск

История не моя и даже не моих знакомых. Дошла через десятые руки, сначала к моей маме, она рассказала мне, а я уже делюсь с Вами.

Про Ваську...

"Моя бабушка всегда говорила, что тяжёлую блокаду и голод она и моя мама, а её дочь пережила только благодаря нашему коту Ваське. Если бы не этот рыжий хулиган, мы с дочерью умерли бы с голоду как многие другие.
Каждый день Васька уходил на охоту и притаскивал мышек или даже большую жирную крысу. Мышек бабушка потрошила и варила из них похлебку. А из крыски, получался неплохой гуляш.
При этом кот сидел всегда рядом и ждал еду, а ночью все трое лежали под одним одеялом, и он согревал их своим теплом.
Бомбежку он чувствовал намного раньше, чем объявляли воздушную тревогу, начинал крутиться и жалобно мяукать, бабушка успевала собрать вещи, воду, маму, кота и выбежать из дома. Когда бежали в убежище его как члена семьи тащили с собой и смотрели, как бы его не унесли и не съели.
Голод был страшный. Васька был голодный как все и тощий. Всю зиму до весны бабушка собирала крошки для птиц, а с весны выходили с котом на охоту. Бабушка сыпала крошки, и сидели с Васькой в засаде, его прыжок всегда был на удивление точным и быстрым. Васька голодал вместе с нами, и сил у него было не достаточно, что бы удержать птицу. Он хватал птицу, а из кустов выбегала бабушка и помогала ему. Так что с весны до осени ели еще и птиц.
Когда сняли блокаду и появилось побольше еды, и даже потом после войны, бабушка коту всегда отдавала самый лучший кусочек. Гладила его ласково, приговаривая – кормилец ты наш.
Умер Васька в 1949 году, бабушка его похоронила на кладбище, и что бы, могилку не затоптали, поставила крестик и написала Василий Бугров. Потом рядом с котиком, мама положила и бабушку, а потом там я похоронила и свою маму. Так и лежат все трое за одной оградкой как когда-то в войну под одним одеялом."

05.08.1999, Свежие анекдоты - основной выпуск

Летит самолет. Пилот по громкой связи:
- Уважаемые дамы и господа, вас приветствует командир корабля.
Прослушайте информацию о нашем полете. Наш полет проходит
на высоте 10 тысяч метров со скоростью 900 километров в час,
температура за бортом...БЛЯ...А-А-А-А!.. ЭТО ЧТО ТАКОЕ?.. НУ, ПИЗДЕЦ...
В салоне гробовая тишина.
Через минуту опять по радио:
- Прошу извинения у уважаемых пассажиров. Просто это наша
стюардесса опрокинула на меня горячий кофе. Видели ли бы вы
теперь мои белые брюки спереди...
Мужик в первом ряду:
- Твои брюки, это все херня! Видел бы ты мои брюки сзади...

07.01.2014, Новые истории - основной выпуск

ПЕРВЫЙ ПАЦИЕНТ

Люблю перемены, но далеко не всякие и не во всем.
И вот уже восемнадцать лет я хожу к одному и тому же зубному врачу из маленькой частной клиники. Зовут его Борис.
Боря – очень позитивный бутуз, примерно моего возраста. Как со старого клиента берет по-божески, да и зубы мои он знает лучше, чем я сам, его пломбы держатся долго, ну чего еще желать?
Вот однажды я, как всегда неожиданно, почувствовал что у меня есть зубы, особенно один…
Позвонил Боре:
- Привет, Борис, можешь говорить?
- Привет, ну, так…
- Хочу к тебе с зубом приехать.
- ….
- Чего молчишь? Когда лучше?
- Ты знаешь, у меня наверное не получится, давай я тебе телефон другого нашего врача дам, ты должен его помнить, седой такой, он тоже очень хороший, все сделает не хуже меня. Извини, не могу говорить…
- Ладно, спасибо, Борис, жду от тебя номер.

Через полчаса пришла СМС-ка с телефоном и именем другого врача.
Я уже и номер набрал, но вдруг от чего-то передумал и сбросил.
В конце концов – почему я должен идти к какому-то незнакомому врачу, если привык к Боре?
Нет, не пойду к другому, пережду Борины отгулы, свадьбы, или что там еще у него.
Слава Богу и мой зуб был абсолютно солидарен с этим решением, он испугался незнакомого седого доктора, затаился и совсем перестал болеть.
Я опять набрал Борю:
- Але, это снова я. Так, может я подожду тебя? Что-то не хочется к другому доктору. Зачем мне другой, если ты еще не умер?
Возникла странная пауза, я стал дуть в трубку и алекать, но Борис только громко дышал и молчал. Наконец он ответил:
- Ты что, правда хочешь меня подождать?
- Ну, да, а что?
- Лучше не надо, а то ждать придется долго, может месяц, а может два, не выдумывай, а позвони-ка лучше тому врачу, которого я тебе дал.

Но тут я почему-то почувствовал, что Борис больше всего на свете хочет, чтобы я подождал именно его. И твердо ответил:
- Нет, я уж как-нибудь подожду. А, кстати, где ты?
- Да, тут уехал, по одному дельцу. Так ты правда хочешь меня дождаться?
- Я же сказал – буду ждать только тебя, не бойся, не помру.
- Тогда позвони мне недельки через три, а лучше – через четыре.

Ровно через месяц, мы с зубом опять позвонили Борису, он опять предлагал другого врача, я опять не согласился и мы снова договорились созвониться еще через месяц.
…Так прошло целых пять месяцев, я уже начал терять терпение и злится на свое тупое упрямство, да и зуб намекал на другого врача. В конце концов, где он так долго пропадает? Если бы я знал, что это так растянется, давно бы уж плюнул на Бориса. Какой он все-таки неконкретный человек.
Неожиданно Борис позвонил сам:
- Привет. Ты все еще меня ждешь?
- Ну, да и не столько я, сколько мой бедный зуб…
- Завтра в десять вечера сможешь приехать?
- В десять? А чего так поздно? Ваша контора до семи же работает.
- Зато никто не помешает. Ну, сможешь?
- Ладно, в десять – так в десять.

На следующий вечер, когда я стоял в пробке на полпути к клинике, неожиданно позвонил Борис, он долго извинялся, придумывал какие-то нелепые отговорки и попросил перенести все на завтрашний вечер. Не знаю почему, но я даже не рассердился на него, а просто согласился и стал искать ближайший разворот.
Наконец настал тот самый вечер.
Борис встретил меня похудевшим и как всегда позитивным, мы прошли по пустым кабинетам между кресел и витрин и, не знаю от чего, но почему-то меня не покидало стойкое ощущение, что я не настоящий пациент, а он не настоящий зубной врач, как будто мы два ночных вора-дилетанта забрели - куда получилось. Я даже на полушепот перешел.
Борис усадил меня в кресло, как обычно навис надо мной и как обычно принялся потрошить мою голову, своими блестящими железячками и жужжалками, все было как всегда, только его лоб вспотел больше обычного, даже очки залило.
Наконец он закончил и деловито сказал:
- Постучи зубами. Пломба не мешает?
- Да, нет, все отлично, спасибо. Сколько с меня?

Из-за его марлевой повязки я не сразу заметил, что Борис плакал. От моего вопроса: - "Что случилось?" он и вовсе зарыдал как маленький мальчик, но скоро взял себя в руки и ответил:
- Ты извини – это нервы. Не нужно никаких денег, я сам готов тебе заплатить любые деньги, за то, за то, что ты… меня ждал.
Когда ты тогда позвонил, я не стал тебе говорить, но в тот момент, я только отошел от наркоза. У меня ведь инсульт был, всю левую половину парализовало. Никто не верил, что я даже с койки встану, и уж не то что смогу вернуться в профессию, даже жена не верила. А я всем говорил: - хрен вам всем, у меня есть пациент и он меня ждет.
С утра до вечера на тренажерах работал, каждый день тебя вспоминал и думал: - хоть бы он подождал меня, хоть бы подождал… А вчера я не смог, извини еще раз, так разволновался: - Как у меня получится с первым пациентом? А вдруг напартачит левая рука? Веришь ли, аж зубы стучали от страха?
Ху-х, я врач, я врач, я врач, я настоящий зубной врач. Позвоню жене. Ур-а-а-а!!!

От Бориного дикого «Ур-а-а-а!!!», даже колбочки на стеклянных полках отозвались хрустальным звоном…

02.12.1999, Свежие анекдоты - основной выпуск

В управление крупного банка поступил сигнал, что в одном из отделений
банка дела очень плохи. Операции почти не совершаются, активность
близка к нулю. Поехал ревизор это дело проверить.
Является ревизор в это отделение в разгар рабочего дня. Входит внутрь -
там никого. Только по соседству из кабинета директора слышатся голоса:
-…вполне он мог бубну снести…
-…бубну снес, ну так черва осталась…
-…две, конечно, мы ему всунем…
-…две, это минимум….
Заглядывает ревизор в этот кабинет и о*уевает - директор отделения
и 3 клерка режутся в карты. Так, думает ревизор, сейчас я им устрою.
Возвращается в операционный зал и нажимает на кнопку тревоги. Начинает
завывать сирена. Ревизор отпускает кнопку, сирена стихает, и из
кабинета слышится:
-…сначала спокойно трефу отберем…
-…а ход от кого?
Опять ревизор нажимает кнопку. И опять после сирены:
-…а теперь прорезаем пику…
-…точно нет у него бубны…
Нет, думает ревизор, я вас все-таки сделаю. Нажимает на кнопку третий
раз. Тут в дверь с улицы входит официант из пивняка напротив,
несет 4 пива:
- Да слышу я, слышу, уже несу…

30.08.2003, Новые истории - основной выпуск

Старый анекдот в тему. Женщина заходит в кабинет врача. Там двое мужиков.
Раздели ее, обсмотрели, общупали... Говорят:
"Ну, это вам к врачу надо..."
"А вы кто???!!!"
"Дык! Красим мы тут..."

В период полного безвременья, году в девяносто четвертом, когда по
основному месту работы денег практически не платили, предложил мне
дружок подработать в отделочной бригаде. Взяли подряд на косметический
ремонт районной прокуратуры.
Что за район и что за город - я промолчу. Но тако-о-ого бардака я даже
не предполагал.
Прокуратура располагалась в жилом доме, занимая первый этаж - четыре
обычных квартиры - в одном из подъездов. Так что работа мало чем
отличалась от обычного домашнего косметического ремонта.
Следаки - в основном молодые ребята и девчонки - освобождали нам
квартиры по очереди. Даже мебель не выносили - двигали из угла в угол. В
наспех освобожденных помещениях тут и там валялись папки со старыми
делами. Но больше всего поражало количество валяющихся беспризорно
вещдоков с бирками. Ножи, топоры, стартовый пистолет, затвор от
винтовки, пакетики, конвертики… Когда мы обратили на это внимание одного
из следаков, он повел нас в соседнюю квартиру, где переоборудованный под
кладовку совмещенный санузел был под потолок завален таким же барахлом.
По отработанным делам, - объяснил следак, вещдоки должны вывозить и
уничтожать со временем. Но никому это на… не нужно.
Работали мы вчетвером. Было весело и ненапряжно. Никто не стоял над
душой. То и дело к нам вламывались посетители прокуратуры. В зависимости
от контингента мы или посылали их по адресу, или говорили что-нибудь
типа, что прокуратура переехала, а здесь теперь будет дом терпимости.
Один мужик, помню, спросил: а какая, мол, разница?
Примерно с часу до трех прокуратура вымирала, сотрудники расходились на
обед. Ну и мы, переодевшись в цивильное, шли в ближайший гастроном,
брали бутылочку (не ради пьянства, что такое поллитра на четверых
мужиков?) и садились обедать. Не чем Бог послал, а что собрали жены.
Вот в один из таких моментов и вломилась к нам растрепанная и зареванная
женщина лет сорока примерно с криком: «Да в конце то концов, кто нибудь
найдет управу на этого изверга!? »
Увидев некоторое несоответствие в обстановке, накрытый стол и четверых
жующих мужиков, женщина слегка охолонула. А мы сидели, разинув набитые
рты.
Первым пришел в себя Ефимыч. Самый старший из нас, выполнявший роль
негласного бригадира, отставной военный, закончивший службу в звании
полковника, не помню каких родов войск. Мужик до ужаса представительный.
Если не в спецовке, то без костюма и галстука я его не видел.
Ефимыч женщину усадил, сказал: «Вы успокойтесь. Выпейте вот» И налил ей
полстакана водки. Говорил Ефимыч всегда веско. Женщина водку махнула и
сидела с круглыми глазами, совсем уж обалдев от такого приема в
прокуратуре.
А Ефимыч говорит: «Вы не обращайте внимания. У нас, видите, ремонт
небольшой. Рассказывайте»
И женщина сквозь слезы рассказала обычную историю. Пьет. Бьет. Не
работает. Деньги отнимает. Жаловалась в милицию. Бесполезно. Участковый
ничего сделать не может. Дети плачут. Их тоже лупит. А сегодня грозился
убить. Побежала к вам. Что делать?
«Что делать? - говорит Ефимыч. Пишите заявление. Сейчас я вам бумагу
дам, ручку. А там следователь, кому поручат, будет разбираться»
И в это время в подъезде раздается топот и крик пьяный: «Где эта сука? В
прокуратуру на меня жаловаться? Я те покажу…» И вваливается крендель.
Обычный синяк. Руки в наколках. За спиной ходки три по мелочи. По зоне
таких мужики бушлатом гоняют. А тут - герой. Статьи на него нет. УК он
лучше прокурора знает. И буреет от безнаказанности. И портит жизнь
окружающим по мелочи. А ближним от него житья нет. История и персонаж,
действительно, обычные.
С ходу, не обращая внимания на нас, наезжает на тетку: «А ну-ка, пошла
домой, курва! Я те покажу! …» Ефимыч встал меж ними, говорит:
«Гражданин, вы успокойтесь, присядьте, сейчас мы с вами побеседуем» Мы
тоже напряглись. Тот орет: «Не о чем мне с вами беседовать! » Но на стул
сел. Развалясь, нога на ногу, пальцы демонстрирует. Тетка в углу жмется.
Ефимыч ей говорит: «Вы домой сейчас идите, а мы с супругом вашим
побеседуем»
Тетка бочком-бочком, и выскользнула в дверь. Ефимыч садится за стол
напротив кренделя и начинает воспитательную беседу. Говорит уважительно.
Что ж, мол, вы, гражданин, ведете себя так? Жену бьете? Не работаете?
Нехорошо это. Не по мужски.
Тот только ухмыляется фиксато. «Ты, - говорит, начальник, кончай меня
лечить. Или говори конкретно, какие ко мне претензии, или я пошел.
Только нету у вас на меня статьи» И вообще, пошли вы, типа, на…
Послать Ефимыча - это надо быть полным отморозком. Ефимыч говорит:
«Статьи действительно нет. Поэтому мы для начала ограничимся
профилактическими мерами» Потом встает, снимает пиджак, вешает
аккуратно, и сменив любезный тон на свой обычный, командует: «Штаны
снять! »
«Ч-ч-его-о-о!??? » - обалдел крендель.
«Штаны, говорю, снимай! » говорит Ефимыч и достает со шкафа собачий
поводок, тоже вещдок с биркой. То ли душили им кого, то ли нашли на
месте преступления. Короткий, кожаный, жесткий, плетеный косичкой.
Хороший поводок. И нам кивает, а нас уже просить не надо - так достал
этот персонаж. Помогли ему штаны снять, перегнули через стол.
Ефимыч говорит официально: «Внимание! Гражданин Похуймнекактвояфамилия.
За регулярные издевательства над женой приговариваетесь к порке» И давай
его по голой жопе поводком охаживать.
Тот, конечно, не молчал. Орал сначала «Да вы что, охуели!?», «Права не
имеете!», вертелся и вырывался. Но куда там. Потом просто выл.
Когда Ефимыч запыхался и рубашка под мышками потемнела, спросил: «Ну,
молодой человек? Прониклись? » Услышав в ответ: «Суки рваные! » передал
поводок Сереге со словами: «Сережа, продолжай»
Первый, и дай Бог последний раз я с таким удовольствием участвовал в
коллективной экзекуции.
Экзекуцию прекратили, когда пассажир натурально заплакал. Вместо
крутого, как вареные яйца кренделя плакал обычный мелкий шкодник со
спущенными штанами. И доканала его видимо не сама порка, а непонимание
сути происходящего. Ну, то, что в ментовке бьют, это понятно. Но чтоб в
прокуратуре пороли? Это было выше его понимания.
Когда клиент, шмыгая носом, с горем пополам надел штаны, Ефимыч произнес
прощальную проникновенную речь. Держа его за воротник и глядя в глаза,
сказал: «Я тебя, гнида, если не успокоишься, каждый день буду сюда
приводить и пороть. Срать стоя будешь. Тебе турьма раем покажется» И
отпустил.
И все. Пришлось нам, правда, взять в этот день еще бутылочку
антидепрессанта.
А, нет! Не все. На другой день, или через день заглянул к нам прокурор.
Мы как раз линолеум достилали. Посмотрел, заценил. «Не слишком ли темный
линолеум? » говорит. Ефимыч ему отвечает, мол куда светлее? У вас
посетители, не будете же каждые пять минут подтирать. «Да, да…» -
говорит как-то рассеянно прокурор. «Вы профессионалы, вам виднее» Потом
вскинулся как-то, будто чего вспомнил: «Тогда и вы уж, пожалуйста, в
правосудие не лезьте. А то, бегает, понимаешь, какой-то кадр по всему
городу, демонстрирует всем голую жопу, и говорит, что это его в
прокуратуре отхерачили! Смех просто… Но хулиганить вроде перестал…» И
пошел себе…

20.10.2010, Новые истории - основной выпуск

ТОЧКА ВОЗВРАТА
Мне восемь лет и мы с родителями в отпуске на море. В последний день
отдыха, папа купил мне самолет. Я выканючивал его весь месяц.
Ослепительно красивый, с винтами на крыльях. Его нужно было крутить на
леске вокруг себя и самолетик, стрекоча пропеллерами, кружил голову до
тошноты.
Сели в поезд. Нам попался последний вагон. Я вышел в задний тамбур, и
мне пришла в голову дикая авантюра: что если привязать самолет к поезду?
Полетит или нет? У меня был моток тоненькой лески. Выскочил из вагона,
прибежал в конец, вскарабкался с торца и наскоро привязал к двери. В
последнюю секунду успел запрыгнуть обратно и поезд пошел. Вначале
самолет тащился, подпрыгивая на шпалах, его шум привлек внимание двоих
мужиков на перроне, они оценили хорошую вещь на длинной леске и
погнались... Я стоял в закрытом тамбуре и ни чем не мог помочь своему
летчику. Когда он был уже почти в чужих лапах, мужик упал, сойдя с
трассы. А самолет ВЗЛЕТЕЛ.
Это было потрясающе... Представьте: вам восемь лет и за вашим поездом
летит самолет на невидимой леске. Я восторженно смотрел на него часами,
а на каждой остановке, мое сердечко, перекачивало лошадиные дозы
адреналина. Каждый раз одно и тоже: поезд трогается, самолет шуршит,
люди его замечают, думают, решаются, пускаются в погоню. Видимо длина
лески оказалась идеальной, и преследователи либо, запыхавшись, отставали
с дикими проклятиями, либо - падали. Однажды, в погоню за моим самолетом
пустилась бабушка, бросив на перроне внука. Отстала быстро. Я каждый раз
представлял, что это наш летчик убегает из немецкого плена. Одним
словом, через сутки нашего перелета, самолет вобрал в себя столько
людской энергии, что казалось, слегка светился в темноте.
Вот последний полустанок за два часа до прибытия домой. Стоянка две
минуты. Вокруг лес. Смотрю, через рельсы идет пацанчик октябрятского
возраста, в разрушающей мою психику близости от сокровища. Так и есть,
заметил. Поднял и одним рывком оторвал леску. Я почувствовал, что мне
оторвали руку или ногу... Он рассматривал самолет и не верил своим
глазам, Я тоже своим не верил. Поезд тронулся. Человек всегда чувствует,
когда на него смотрят, а когда смотрит медуза горгона, чувствует тем
более. Мальчик оторвался от самолета и встретился с моим взглядом. Три
секунды мы смотрели друг на друга и… он пошел за поездом. Быстрее, еще
быстрее, догнал леску, уже на бегу, кое-как привязал мой натерпевшийся
страху самолетик, отпустил и помахал ему рукой...
С тех пор прошло тридцать пять лет, но более благородного поступка, в
своей жизни я не видел.
Чтобы сельский, советский, восьмилетний мальчик, выпустил из рук ТАКОЙ
трофей..?
Это был необыкновенный человек.
Надеюсь, что сейчас он счастлив, богат и любим своей семьей, ведь на
нем, как на ките, держится огромный кусок мира.
А самолетик, весь в сетке мелких царапин, хранится в игрушках моего
сына.

11.04.2011, Новые истории - основной выпуск

Как-то ко мне во двор забрел старый, устало выглядящий пес. На нем был
ошейник, и пес был весьма упитанным, так что я понял, что он не
бездомный и за ним хорошо ухаживают. Пес спокойно подошел ко мне, я
погладил его по голове; затем он зашел вслед за мной в дом, медленно
пересек прихожую, свернулся калачиком в углу и уснул.

На следующий день он пришел снова, поприветствовал меня во дворе, опять
зашел в дом и уснул на том же месте. Спал он примерно час.

Так продолжалось несколько недель. В конце концов мне стало интересно, и
я прикрепил к его ошейнику записку следующего содержания: "Хотелось бы
знать, кто хозяин этой прекрасной собаки, и знает ли он (то есть вы),
что пес практически каждый день приходит ко мне вздремнуть?"

На другой день пес пришел снова, и к его ошейнику был прикреплен
следующий ответ: "Он живет в доме, где растут шестеро детей, двоим из
которых не исполнилось еще и трех лет. Так что он просто пытается
где-нибудь отоспаться. Можно я тоже приду к вам завтра?"

18.02.2000, Свежие анекдоты - основной выпуск

Казино под утро. Почти все разошлись, у дальнего стола с рулеткой
скучают два крупье. Вдруг к столу подходит совершенно чумовая девица.
- Хочу сыграть.
- Пожалуйста.
- Только один раз.
- Пожалуйста.
- Поставлю на номер 1000 долларов.
- Ого! Ну пожалуйста.
- Я обязательно выиграю. Я всегда выигрываю.
- Желаем успеха.
- У меня есть счастливый метод. Я буду играть без юбки и без трусиков.
Вы не против?
Крупье немножко охреневают:
- Почему против? Пожалуйста.
Девица снимает юбку, трусики:
- Пускайте шарик.
Крупье кидает шарик. Девица начинает приподниматься из-за стола:
- Ну, давай, ну давай, ну, НУ, НУ!.. НУ!!.. НУ!!!.. НУ!!!!!!
УРА-А-А-А-А!!!!! Что я говорила!!!
Кидается к крупье, начинает их обнимать, целует шарик...
Одурелые крупье тупо отсчитывают ей фишки, она одевается и уходит...
Один крупье говорит другому:
- М-да! Бывает же так! Кстати, что выпало?
- Мудила! А на что хоть она поставила?

20.10.1999, Свежие анекдоты - основной выпуск

Три часа ночи. Муж с женой спят. Вдруг звонок в дверь. Муж, матерясь,
идет открывать. На пороге стоит мужик, очевидно поддатый:
- Друг, пойдем со мной, тут рядом, поможешь меня толкануть.
- Ты, мужик, охренел, что ли? Три часа ночи. Иди кого-нибудь
другого проси.
Муж ложится опять в постель. Жена спрашивает, кто приходил.
- Да, какой-то козел застрял, просил его толкнуть. Я его послал.
- Ты просто зверюга какой-то. Помнишь, как у нас мотор заглох,
да под дождем, и нас какой-то парень целый час толкал? Ты что,
человека выручить не можешь?
Муж, опять матерясь, вылезает из постели, одевается. Выходит
во двор в полной темноте. Кричит:
- Мужик! Ты где?
Из темноты:
- Здесь я! Иди сюда!
- Да где здесь?
- Ну здесь, на качелях!

29.03.2011, Новые истории - основной выпуск

КРЫШКА
Есть у меня на одном телепроекте генпродюссер – шикарная женщина лет
пятидесяти, но выглядит на 39.
Очень небедная девушка... за спиной все зовут ее Горгоной, за кроткий
нрав наверное...
Но есть у нее одна странность – это ее мобильный телефон, он неприличен
даже для старушки-пенсионерки... и это притом, что ноутбуки у Горгоны не
дешевле трех «штук» и меняет она их сразу, как только Стив Джобс поманит
ее новой моделькой.
Поначалу ей говорили:
- Выбросьте уже эту допотопную рухлядь, в нем даже дисплей черно-белый.
На что Мадам каменела, серела лицом и шипела в ответ:
- Я плачу Вам не за то чтоб Вы давали мне советы по сотовой связи! А что
еще Вас во мне не устраивает!!!?
На ее дни рождения, вся компания несколько раз скидывалась на дорогущие
телефоны. Мадам сухо благодарила... и продолжала ходить со своим
стареньким. И так уже десять лет!
А два месяца назад во время совещания, все с ужасом заметили что задняя
крышка у ее телефона отходит и перемотана скотчем ПРЯМО ПО ЭКРАНУ... С
тех пор уже никто даже и не намекал Горгоне о новинках
телефоностроения... В кулуарах бродили шутки типа: «у нее в телефоне
яйцо, а в яйце смерть...»
А что тут скажешь, если человека повсюду возит личный водитель – глупо
его учить жизни и обсуждать его перевязанный скотчем телефон.
Но я все же рискнул...
Поехал на Савеловский рынок, два часа мучил удивленных торговцев, но
нашел то, что искал.
На следующий день, пока никого не было, я заглянул к нашей мадам в
кабинет и сказал:
- Хоть восьмое марта уже прошло, но все равно хочу «прогнуться» и
задарить Вам мегашикарную вещь.

С этими словами я положил на лакированный стол новую заднюю крышечку от
ее старенького телефона.
Она неожиданно быстро схватила ее, поцеловала и... разревелась.
Руки ее не слушались и я сам заменил треснутую крышечку на новенькую.
Когда я уже был в дверях, железная леди сказала:
- Спасибо, Вы не представляете, что для меня сделали. Поживет еще мой
малыш! Смотрите, он стал совсем как новенький!
... Понимаете, в этом телефончике есть две минуты диктофонной записи
нашего с мужем разговора. Он звонил, поздравлял меня с днем рождения и
говорил как меня любит, даже спел кусочек песенки про мамонтенка... Уже
почти девять лет прошло.
Из той командировки он так и не вернулся, погиб в аварии...

... Ни хрена она не Горгона...

17.09.2010, Новые истории - основной выпуск

Сын за отца.
Есть у меня старинный институтский друг Сергей, мой бывший сосед по
блоку в общаге.
Сам он из Братска. Первый курс. У всех студентов общажная залихватская
жизнь, а на Серегу временами находила какая-то дикая хандра: он сидел
целыми днями в комнате, смотрел в точку и чуть не плакал. При этом
паренек он довольно брутальный - мы с ним в зале боксовали. Вот когда он
в очередной раз отошел и повеселел, я навис над ним с разговорами: - Ну,
чего случилось? Ты безответно влюбился? Плюнь, не стОит она того...
Серега отшучивался: - СтОит, стОит, надо брать, да не на что...
- Ну не хочешь говорить, дело твое, захочешь, сам расскажешь, может, чем
и помогу...
- Нет, не поможешь.
Однажды мы вышли из института, Серега мне и говорит:
- Ты спрашивал «Откуда у хлопца Испанская грусть…?» Так я тебе
расскажу, может и вправду легче станет. Пошли по Невскому погуляем.
Так вот, родился я в Ленинграде и родители мои питерские в хрен знает,
каком поколении. Когда я был в первом классе, они круто продвинулись по
комсомольской линии. Верили и приближали коммунизм. Партия сказала -
надо, есть, ответил комсомол. В один прекрасный день, папу с мамой
вызвали в райком, и торжественно вручили комсомольские путевки на
стройку коммунизма в город Братск. Я до сих пор помню, как они до
потолка прыгали, а потолки 4 метра, и давали мне первокласснику,
подержать счастливую путевку в коммунизм.
Так я оказался в Братске. Бабушка и дедушка к тому времени уже умерли,
какая нафиг питерская квартира? Ее же нужно было освободить. Мы же
комсомольцы, а не временщики, теперь Братск наш дом. Там нам дали
квартиру, родители стали большими начальниками, работали, вышли на
пенсию, а тут перестройка. И теперь, этим БАМовским пенсионерам, даже
раз в год не купить билет на большую землю, а им каждую ночь снится
Питер.
Мы проходили Аничов мост, Серега остановился и показывает: Вооон видишь,
на третьем этаже окно?
- Вижу.
- а на потолке люстра
- Ну...
- Меня в детстве папа сажал на плечи, и я играл с хрустальными
висюльками этой люстры.... Сколько лет прошло, а она все еще светит
кому-то. Ну она старинная, всех нас еще переживет. Так вот, если вдруг
вижу из троллейбуса наш потолок с люстрой, так веришь ли, такая тоска
нападает, на луну выть хочется.
- На люстру ( неудачно пошутил я) А что тут скажешь, жизнь есть жизнь, в
прошлое не вернешься, ошибок не исправишь...
-----------------------------------------------------------------------
Прошло 15 лет, как я не видел Серегу, если быть точным, то пока не
видел, но уверен, что скоро увижу.
На днях он нашел меня в интернете, звонит:
- Привет, дорогой! Я не звонил тебе 15 лет, хотя был уверен, что
обязательно позвоню... А теперь о главном: Я 15 лет корячился как
осьминог, впахивал как семь гномов, рисковал жизнью - пару раз чуть не
убили. Но... таки да. Короче, звоню родителям в Братск и говорю: - Папа,
Мама, быстро собирайтесь, я купил нам квартиру под Питером, в Тосно.
Выслал денег на дорогу и контейнер, встретил, но повез их не в Тосно
а...... к нашей люстре....
Тут Серега, натурально разрыдался на том конце провода.
Сквозь слезы продолжал:- Я все-таки ее, сука купил - нашу квартиру, как
же я торговался с этими жлобами, чтоб они оставили люстру…
Мои старики, чуть не умерли сидя на нашем голом паркете. Короче приезжай
на староселье.
... Хочешь, не хочешь, а поеду, куда я денусь...

18.01.2005, Новые истории - основной выпуск

История подлинная и даже имена вопреки традиции не изменены. Потом
поймете, почему.

Я познакомился с Юрием году так в 95-96м, при не самых веселых
обстоятельствах - в урологическом отделении одной московской больницы.
Несмотря на довольно сильные боли и предстоящую операцию, он находился в
радостно-возбужденном состоянии и всем встречным-поперечным пересказывал
свою историю. Я в тот момент был прикован к койке и вынужденно выслушал
ее раз 8 самое меньшее.

За сорок с лишним лет до нашего знакомства Юра, тогда четырнадцатилетний
ленинградский школьник, катался на лыжах с крутой горы и со всего маху
налетел на торчавший из земли металлический штырь. Остался жив, но
мочевой пузырь, по-научному уретру, расколотил вдребезги. Из-за тяжести
травмы он попал не в обычную больницу, а в клинику при каком-то научном
институте, чуть ли не при Академии меднаук. Академики почесали бороды и
вынесли вердикт: остаток лет Юре предстояло доживать в виде резинового
ежика, с дырочкой в правом боку, выведенной в нее трубкой и резиновым
мешком-мочесборником. Можно представить, что это означало для 14-летнего
пацана. Полное крушение надежд и планов, хуже смерти.

На Юрино счастье, один молодой доктор выдвинул безумную идею: сделать
ему искусственный мочевой пузырь из входившего тогда в моду, но почти не
применявшегося в медицинских целях пластика. По тем временам это был не
просто смелый эксперимент, а запредельная дерзость, сравнимая с полетом
на Луну в 20-е годы. Тем не менее план был принят, продуман до мелочей,
доктор оказался блестящим хирургом, и к осени Юра выписался из клиники
здоровым человеком.

Через несколько месяцев вернулся из плавания Юрин отец, моряк. Он тут же
заявил, что доктора необходимо отблагодарить: написать в газету или хотя
бы подарить бутылку коньяка, а лучше и то и другое. Но тут выяснилось,
что Юра не помнит ни имени, ни фамилии доктора. Смешная такая фамилия из
трех букв. Шир? Моз? Бут? В общем, что-то вроде этого. Ладно, сказал
отец, в лицо-то ты его помнишь? Поехали в клинику.

В клинике Юра испытал настоящее потрясение. В отделении не оказалось ни
одного знакомого лица, вместо ставших родными академиков и докторов
мелькали какие-то чужие рожи, в основном женские. Юра набрался храбрости
и обратился к одной тетке:
- Не знаете, тут такой молодой доктор был? В очках, кучерявенький?
- Хватился! - ответила тетка. - Погнали всех кучерявеньких поганой
метлой. Вредители они. Товарища Сталина отравить хотели.

Последующие сорок лет Юрий прожил крайне напряженной жизнью. Работал на
всесоюзных стройках. Спал на снегу. Проваливался с машиной под лед. Пил
горючие смеси самого невероятного состава. Заимел двух сыновей от
законной жены и неизвестно сколько по городам и весям. И никогда
пластиковая уретра его не подводила, работала лучше натуральной.

Но ничто под луной не вечно. Что-то там стало разлагаться и зарастать.
Начались боли, каждый поход в туалет превратился в пытку. Юрий к тому
времени оброс достаточным количеством денег и связей, чтобы обеспечить
себе попадание практически к любому специалисту. Но то ли ему не везло,
то ли случай был действительно сложный. Оперировать никто не брался.
Вновь предложили дырочку с трубочкой до конца дней, а в качестве
временной меры - веселенькую процедуру под названием бужирование. Я эту
радость пережил один раз и до сих пор вспоминаю с содроганием. А Юрий
прошел через нее раз 10, со все сокращающимися интервалами. Когда
частота бужирования дошла до двух раз в месяц, начались психические
проблемы. Точнее говоря, один бзик.

Он вбил себе в голову, что единственный, кто может его спасти - тот
молодой доктор из детства с забытой фамилией. Прекрасно осознавал, что
скорее всего тот давно умер или вышел на пенсию, а если и нет, то найти
его невозможно, но ничего с собой поделать не мог. Обратился даже к
известному психологу-гипнотизеру в надежде, что под гипнозом сумеет
вспомнить фамилию доктора. Не впомнил, но возникло стойкое ощущение, что
фамилия - вот она, рядом, только руку протяни. До умопомрачения
перебирал трехбуквенные слова, но заколдованная фамилия все время
ускользала.

Однажды утром Юрий отмокал в ванне (горячая вода притупляет боль), а его
старший сын, турист-любитель, собирался в очередной поход. И между делом
спросил:
- Пап, ты не видел мой кан?
- Что-то?
- Ну кан, котелок такой плоский.
И тут Юрий сильно удивил домашних, в точности повторив подвиг Архимеда.
Он выскочил из ванны и стал телешом носиться по комнатам, оставляя всюду
лужи и крича:
- Кан! Кан! Ну конечно, Кан!
- Что - кан? - спосили домашние.
- Фамилия доктора Кан! Как это я раньше не вспомнил?

Всемогущего Интернета тогда еще не было, но справочная система в
Минздраве существовала. Через несколько дней действительно нашелся
доктор Кан, профессор-уролог, правда, в Москве, а не в Питере. Нашлись и
люди, устроившие Юрию консультацию у профессора.

При первом же взгляде на доктора стало ясно, что доктор не тот: выше,
шире в плечах, а главное - очень уж молод, заметно моложе самого Юрия.
Но что-то знакомое в чертах имелось. В разговоре мгновенно выянилось,
что настоящий спаситель Юрия, Дмитрий Вавилович Кан, благополучно
пережил товарища Сталина, вернулся к медицинской практике и занимался ею
много лет, но до середины 90-х все же не дожил, умер за несколько лет до
этого. А человек, стоящий сейчас перед Юрием, - его сын, унаследовавший
профессию отца, Яков Дмитриевич Кан.

Дальше хеппи-энд. Юрин бзик сделал ему поблажку, позволив за неимением
отца довериться сыну. Кан-младший оказался достойным преемником
Кана-старшего, операция прошла успешно, призрак резинового ежика
отступил лет на двадцать по крайней мере. И самое главное. Кан-младший
оперировал не только Юрия, но и меня, очень удачно и очень вовремя.
Фактически он спас мне жизнь, едва не загубленную предыдущими
горе-лекарями. Я давно не живу в Москве, связей с ним не имел. Сейчас
порыскал по Интернеиу - жив-здоров Яков Дмитриевич, по-прежнему лечит и
учит. Пусть этот рассказ послужит ему благодарностью и приветом.

06.03.2008, Новые истории - основной выпуск

К вопросу о душе плюшевых игрушек. Их есть у меня, только это был не
заяц, а обезьяна. История сильно нерадостная, кто хочет повеселиться,
может сразу идти лесом, я не обижусь.

Обезьяну я купил на втором курсе, хотел подарить другу на свадьбу. Но
неосторожно прислонил к горящей лампе, синтетическая шерсть на пузе
поплавилась, дарить игрушку стало нельзя, и пришлось оставить у себя.
Шимпанзе получил имя Джимми, три года кантовался со мной в институтской
общаге и потом еще год - в заводской, когда я уехал по распределению.
Вечерами я готовил неизменную яичницу с картошкой, наливал в два стакана
пиво и вел с Джимми долгие задушевные беседы, сводившиеся к одной
нехитрой мысли: никто нас, брат шимпанзе, не любит, никому мы с тобой не
нужны.

Следующим летом я приехал в Москву - опять же на свадьбу к кому-то из
друзей - и чисто случайно встретился с Ленкой. Она училась на курс
младше, у нас был короткий роман в самом конце моей учебы, и я тогда
оборвал отношения с подленькой мыслью "найду получше". А сейчас все
вновь вспыхнуло, и стало очевидно, что ничего лучше нет и быть не может,
и уже через месяц мы подали заявление, и я перевез к ней чемодан книг и
Джимми.

Однако сам я переехать к Ленке не мог: как молодой специалист, должен
был отработать три года по распределению. Чтобы освободить меня от этой
почетной обязанности, требовалась подпись лично министра.

Потянулась разлука, скрашиваемая моими нечастыми приездами. "Когда тебя
нет, я сплю с Джимми, - писала мне Ленка. - Обнимаю его, как будто это
ты, и мне уже не так грустно и одиноко. Он похож на тебя, такой же
мягкий и теплый". "Ага, - отвечал я, - и такой же толстый и волосатый. А
разница в том, что у него есть хвост, а у меня кое-что другое".

Мой поезд прибывал в Москву рано утром. Я входил в комнату, бесшумно
раздевался, осторожно вытаскивал шимпанзе из Ленкиных объятий и
укладывался на его место. Ленка, не просыпаясь, прижималась ко мне.
Собственно, эти утренние мгновения и были той трудноуловимой
субстанцией, которую люди неизобретательно называют счастьем.

Через полгода министр наконец поставил нужную закорючку в нужном месте.
Я смог перебраться в Москву и окончательно вытеснил Джимми из Ленкиной
постели. Он возвращался к своим обязанностям только на время моих
командировок. А Ленка, великая домоседка, сама никуда от нас не уезжала.
За восемь лет она провела без меня и Джимми только два раза по три ночи:
когда рожала сперва первую дочь, потом вторую.

Шли годы, и как-то так получалось, что Ленка все чаще, не дождавшись
меня, засыпала с Джимми. Мужики, кто сам не засиживался всю ночь за
преферансом, кто никогда не увлекался компьютерными играми и красивыми
девушками - так и быть, бросьте в меня камень. А кто сам не без греха,
тот, возможно, поверит, что я был не самым плохим отцом и мужем.

А потом... потом Ленку сбил пьяный водитель на переходе. В похоронной
суете Джимми бесследно исчез. Никто его не видел и не трогал, но когда
мы немного пришли в себя и стали наводить порядок в квартире, Джимми
нигде не было. Похоже, он отправился вслед за хозяйкой.

И вот 15 лет я воспитываю дочек, пытаюсь зарабатывать деньги, занимаюсь
разными нужными и ненужными делами. А где-то там моя Ленка обнимает
Джимми и ждет не дождется, когда я наконец выну из ее рук эту дурацкую
обезьяну и займу свое законное место. Не грусти, малыш, время на Земле
течет быстро. Министр уже занес ручку для подписи.

18.10.2010, Новые истории - основной выпуск

ДЕД МОРОЗ
Голодная зима кризисного 98-го. Меня угораздило снимать новогоднюю
программу. В ней должен быть эпизод, когда из нашей веселой студии с
актерами и певцами, Дед Мороз неожиданно дарит телевизор случайным людям
в глухой деревне. Такой легкий псевдо-интерактив.
В те времена большой телевизор "Sony" - был крут не только для глухой
деревни.
Заехали наугад, километров сто от Москвы. Со мной съемочная группа,
телевизор, наряженная елка и т. д. Вечереет. Свернули на совсем хреновую
проселочную дорогу, и я решаю, что дальше забуксуем и поэтому
"счастливчик " живет в этой деревне.
Стучим наугад в первый попавшийся дом. Я задумал, что не сразу скажу про
подарок, пусть люди просто захотят нас пустить снимать, а за то, что они
гостеприимные хозяева, тут-то им и сюрприз будет...
Открывает сорокалетняя тетка в ночнушке и валенках:
- Че надо?
- Добрый день, мы из Москвы, приехали снимать новогоднюю программу,
впУстите нас? Это много времени не займет, часа три. Через неделю, в
новогоднюю ночь, себя по телику увидите.
Выглянул ее муж, и сын - балбес с нахальным взглядом. Сын сказал:
- Мы снимаемся только за деньги, а если бесплатно то - ноу хау, ну то
есть ноу коментс. Ну че, заплатите или ноу коментс?
Я посмотрел вглубь комнаты сквозь щели в семье и сказал:
- У вас бревенчатые стены закрыты обоями, не видно деревенской фактуры,
да и денег за съемку мы не платим.
Тетка:
- Ну тогда нам не надо ваших съемок, тем более я смотрю вас аж пять
человек - натопчете в зале, выстудите хату. Да и задаром нахер надо...
Идите лучше к Макаровым, у них и стены без обоев и не откажут. А я
пальто накину, вас провожу. Посмотрю хоть какая Макарова артистка...
- ----------------------------------
Стучимся в дом, открывают бабка с дедом. Обрисовываю ситуацию.
Пускают, говорят:
- Снимайте если надо, да только извините, мы не готовы, у нас не убрано.
- Нормально, - говорю. - Обещаю, что все будет красиво.
Старики, узнав, что нужно снимать "новогодний стол", смутились:
- Простите, мы еще не готовы, пенсию отправили сыну на север, так что
даже не знаем, что поставить на стол... Ну вы-то с дороги, садитесь
ребятушки, покушайте. У нас есть щи..
Мы впятером умяли кастрюлю пустых щей, поблагодарили и я говорю:
- А где у вас телевизор?
- Да был... Сломался.
Тут я понял - это мы удачно зашли... Вконец смутившимся старикам,
говорю:
- Вы не переживайте о еде, у нас все с собой.
Через полчаса большой деревянный стол ломился от яств, был даже жареный
поросенок. Все настоящее и очень недешевое.
Соседка, приведшая нас, всплеснула руками:
- Чего же вы мне не сказали, что у вас с собой столько жратвы? Мы бы
тоже согласились.
- Так вы же спрашивали про деньги, а денег мы не платим.
Тетка продолжала:
- Скатерть самобранка! Повезло же вам, Макаровы, но вы хоть мне потом вот
эту бутылочку дайте, я же их к вам привела.
Я говорю:
- Привели и спасибо, мы вас больше не задерживаем.
- Все, молчу, молчу. Я тихонько посижу.
Началась съемка, подошли к кульминационному моменту, киваю - мол, пора.
Ребята притащили в дом огромную коробку с телевизором.
Я говорю:
- Вы сидите за столом, чокаетесь и тут с этой стороны камеры, по столу
въезжает телевизор - подарок Деда Мороза.
Немая сцена.
Я с удовольствием смотрел на умирающую соседку. Выглядела она, как будто
узнала о начале войны с Германией. Внутренняя борьба жадности с
завистью убивала ее. После ступора она подскочила как кузнечик,
бросилась ко мне и почти закричала:
- Стойте, не снимайте! Подождите пять минут! Это очень важно! Не
снимайте, пока я не вернусь!
С этими словами тетка убежала. Мы потихоньку доставали телик из коробки,
успокаивали счастливых стариков. Прошло не более 15-ти минут, забегает
соседка и тащит меня за рукав на улицу.
Мне стало даже интересно. До ее дома метров 100, не больше, но по дороге
я успел узнать, что Макаровых нельзя снимать - у них сын сидит в тюрьме
за драку с милицией. Да и самого старика Макарова когда-то выгнали из
партии, за то, что качал права перед правлением.
Захожу к тетке в дом и чуть не сползаю по стенке...
Муж и сын – балбес, тяжело дышат, весь пол завален кусками рваных обоев.
Вокруг пустые бревенчатые стены.
Тетка:
- Вот, пожалуйста, как хотели - все стены деревянные. Все, можете
снимать.
Я прошелся по комнате, осмотрелся и сказал:
- Вы знаете, все же у Макаровых фактура дерева нам больше подходит. Но
за предложение спасибо. Ну, мне пора на съемку. Извините за компанию.
С наступающим.

03.12.1998, Новые истории - основной выпуск

В юности у меня была одна странная подруга. Правда, странность
ее проявлялось лишь в одном. Даже не знаю, как сказать... В общем,
она очень любила комментировать моменты нашей близости. Причем, прямо
в эти самые моменты. Все было бы ничего, но она употребляла интонации
спортивного комментатора. Что интересно, и себя и меня именовала
в третьем лице. Или литературными героями. Или вообще безлично.
Часто качество комментариев приносилось в жертву количеству.
Тогда вовсю в ход шли штампы. Например:
- Два молодых тела сплелись в страстных объятиях.
Или:
- И вот измученный жаждой путник готов захлебнуться влагой волшебного
колодца.
Надо сказать, что иногда путнику от делового тона таких комментариев
становилось не по себе, и только моя щенячья неизбалованная энергия
вкупе с редкой красотой подруги позволяла довести до конца историю
с волшебным колодцем.
И вот однажды в самый разгар страстей я был назначен Аладдином,
а сама она сказалась волшебной лампой, которую Аладдин должен был
тереть до появления джинна. Все шло неплохо, и, судя по комментариям,
джинн уже был совсем близко. Во всяком случае, шел такой текст:
- Нелегко пришлось Аладдину. Но он почти уже у цели. Еще несколько
взмахов, и магическая лампа взорвется и подарит Аладдину секрет
блаженства...
В этот момент хилое фанерное дно старого топчана выскочило из пазов,
и Аладдин вместе с лампой с треском провалились на пол. В полете
я врезался носом в раму топчана, от боли в голове у меня все помутилось.
В этот момент я услышал спокойный голос:
- Сезам открылся...
Я не верил своим ушам. Она продолжала:
- ...но ключ, ключ из двери надо вынуть, а то очень больно...
Я не мог понять, о чем она говорит. Мне казалось, что ключ уже вылетел
сам собой в процессе катастрофы. И только, когда я стал помогать
ей подняться, я оценил всю самоотверженную силу женской фантазии.
Оказывается, в момент обвала в изящный зад моей волшебной лампы
воткнулся неизвестно откуда взявшийся шуруп.
Интересно, найдется ли хоть один мужчина в мире, который скажет
что-нибудь подобно-романтичное, если ему в минуту любовной страсти
всадить в задницу ржавый гвоздь?

01.03.2013, Новые истории - основной выпуск

Метеорит и удивление

Как известно, представления западного человека о жизни в России традиционно-консервативны. В России пьют водку, закусывают ее икрой, а потом идут на улицу танцевать с медведями. Однако раз в сто лет над Россией взрывается метеорит, и тогда западный человек вдруг узнает, как там, в России, на самом деле.
И удивляется — надо же, у русских в машинах, оказывается, стоят видеокамеры, которые постоянно снимают. Оказывается, когда над машиной русского взрывается метеорит — русский не останавливается, а продолжает ехать по своим делам. И разве что произнесет странную фразу, которую ни один переводчик с русского на английский не понимает.
Оказывается, когда за окнами у русских происходит вспышка, как при ядерном взрыве — русские не прячутся, а достают мобильные телефоны и начинают снимать эту вспышку. А когда на глазах у русского ударная волна выбивает стекла в огромном здании — русский не убегает, а радуется, потому что сегодня больше не надо работать.
А мы этому не удивляемся. Мы не удивляемся, что на льду озера, где обнаружили полынью от падения метеорита, продолжали как ни в чем нее бывало сидеть рыбаки. И полицейские не могли выгнать рыбаков со льда, потому что рыбаки уходить не хотели. Мы не удивляемся тому, что красивые девушки позируют на фоне разрушенного взрывом цеха челябинского цинкового завода.
И уж конечно мы заранее знали, что ученые немедленно попросят у государства миллиард долларов на создание системы предупреждения о метеоритах. И действительно — ученые попросили. Только не один миллиард, а сразу два — чтоб уж наверняка. Кто там вспомнит об этой системе через сто лет, когда над Россией взорвется очередной метеорит. А 58 миллиардов рублей-то не лишние!
И я не удивлюсь, если Государственная Дума инициирует законопроект о запрете несанцкионированного пролета метеоритов в небе России. Если в правительстве появится вице-премьер по метеоритам.
Однако, удивить можно и нас. А удивила нас челябинская учительница Юлия Карбышева, которая, увидев в окне огненный шар, приказала детям спрятаться под столы и стала открывать стеклянные двери, ожидая прихода ударной волны. И когда пришла волна, и посыпались стекла, ни один из ее более чем 40 четвероклассников не пострадал. Хотя сама учительница получила порезы.
Вот это вот — действительно удивительно. Да, мы все помним уроки гражданской обороны — но кто из нас отреагировал бы так же, увидев за окном огненный шар? Я бы вот, например, вряд ли.
И очень хочется верить, что поступок Юлии Карбышевой не останется незамеченным ни прессой, ни руководством страны.

(c) Максим Кононенко

25.11.2003, Новые истории - основной выпуск

Довелось мне в начале восьмидесятых поработать инструктором по туризму
на одной из многочисленных волжских турбаз. Кстати, почему они
назывались турбазами, а не домами отдыха или санаториями, для меня
загадка до сих пор. Континент там очень был далек от этих «одногорбых
верблюдов», которые «днем и ночью от Карпат и до Курил…» Обычные
отдыхающие.

Жили мы в стандартном щитовом домике, громко именуемом коттеджем, коих
на территории турбазы стояло несколько десятков. Разбросаны они были в
беспорядке среди живописного леса. Жили втроем. Я, еще один инструктор,
Антон, и Леха. Спасатель.
Время, свободное от организации досуга отдыхающих, каждый проводил в
зависимости от собственных пристрастий. Но сводилось все в основном к
двум интересам: выпить и пофлиртовать с отдыхающими.
Антон имел постоянную пассию. Лену, официантку из столовой. Но главной
его страстью все-таки была не она. Если где-то брезжила хоть какая-то
перспектива халявной выпивки, женщины отодвигались для него на второй
план.
Леха, наоборот, использовал любую возможность закрутить романчик.
Отдавался этому полностью и всей душой. Являясь беспросветным
романтиком, в каждую свою очередную пассию влюблялся по уши, чуть ли не
до предложения жениться. Плевать, что длилось это от одного до пяти
дней. Главное же - отношение? Из-за чего терпел постоянные насмешки со
стороны Антона.
Я же, будучи малолетним сопляком, набирался опыта у старших. Кидаясь
поочередно то в одну, то в другую крайность. То беспробудно квасил с
Антоном. То таскался вместе с Лехой за каждой юбкой.

Проблемы, куда вести девушку, когда знакомство достигало нужных высот, у
нас не возникало. К себе, естественно. Чтоб не случалось накладок, у
нас было заведено правило. Если кто-то приводил в номер даму, в окне
рядом с входной дверью вывешивалось полотенце. Как сигнал остальным, что
тут сегодня занято и идите ночевать куда угодно. Никаких особых проблем
это не вызывало. Теплой летней ночью на турбазе хорошему человеку найти
уютный уголок не представляло труда.

История, о которой пойдет речь, началась обычным поздним июльским
вечером. В полумраке турбазовской дискотеки Леха познакомился с
очередной своей страстью на всю жизнь. В основном на ощупь и по запаху.
Потому что неверное освещение танцплощадки не позволяло рассмотреть
подробности. Но Леха верил своей интуиции. Справедливо полагая, что
страшнее его последнего увлечения быть уже ничего не может.
Будучи ужасно сентиментальным, за время работы на турбазе Леха тем не
менее четко усвоил одно: время здесь течет совсем особенно. Двадцать
дней для приехавшего на отдых пролетают как один. И все эти «туристы»,
независимо от предыдущего опыта, «и жить торопятся, и чувствовать
спешат» Поэтому лирические отступления и процедура ухаживания не должна
растягиваться более чем на несколько часов. Иначе твое место достанется
другому.
Поэтому, когда дискотека закончилась, Леха уже вел свою находку к нашему
домику. Выпить чашечку чая. Ну, или показать девушке свою коллекцию
наград за спасение на водах.

В этот злополучный день, часа в три, мы с Антоном вернулись из
трехдневного водного похода, куда водили группу "туристов". По прибытию
на турбазу Антон с компанией новообращенных водников принялись это
событие яростно отмечать.
Я тоже принял участие. Но в разумных пределах. Кому-то ведь нужно еще
было тащить Антона по окончании пирушки.
Пьянка закончилась под вечер, аккурат когда с танцплощадки донеслись
первые звуки музыки. Дотащив Антона до нашего домика, я сбросил с его
кровати матрас на пол возле стены. Во-первых, Антон по пьяни имел
привычку падать с кровати. Во-вторых, на полу было не так душно.
Пристроил в изголовье извлеченный из холодильника бидон с пивом. Все.
Душа моя была спокойна за коллегу, я закрыл номер на ключ и пошел искать
приключений в злачных местах турбазы.

Вернувшись часа через три, с удивлением обнаружил висящее возле двери
белое полотенце. Сигнал. Может, Ленка пришла к Антону, подумал я. И,
пожав плечами, отправился коротать ночь к Сане-бармену. Бар на турбазе
работал до последнего посетителя, а потом можно было спокойно отоспаться
на мягких кожаных диванах. Что я и сделал.
Наутро, вернувшись в номер, застал своих приятелей в растрепанных
чувствах и узнал от них о событиях прошлой ночи.

Когда Леха привел свою спутницу в коттедж, отпер дверь и хотел зажечь
свет, та жарко зашептала ему в ухо «Может не будем свет зажигать? Я
стесняюсь! » Забыла, видимо, что пришла всего лишь взглянуть на комплект
геройских Лехиных награды. Леха не возражал. Внутри было хоть глаз коли.
Леха вывесил дежурное полотенце, чтоб никто не нарушил их идиллию, и
провернул ключ в замке, оставив его в том положении, когда снаружи
открыть нельзя. В качестве дополнительной страховки. О лежащем в углу у
стены Антоне никто не подозревал.
Повозившись немного в темноте, парочка оказалась в Лехиной постели.
И вот, когда пик страсти был уже далеко позади и Леха ворковал
расслабленной подружке о своем обретенном счастье и любви до гроба,
откуда-то снизу, из угла, раздался металлический звук крышки о бидон и
хриплый голос Антона надтреснуто произнес: «НУ ЧТО, ГОЛУБИ СИЗОКРЫЛЫЕ!
ПИВО ТЕПЛОЕ БУДЕТЕ? » Оказалось, что Антон давно не спит и с
любопытством наблюдает происходящее.
Предугадать реакцию девушки не мог никто. Она громко вскрикнула «Ой! »,
вскочила с кровати, и как была, в чем мать родила, выскочила за дверь.
Успев прихватить в качестве одежды только висящее у двери дежурное
полотенце.

Всю оставшуюся ночь, до рассвета, вдрызг разругавшись с Антоном, Леха
лазил по турбазе в поисках сбежавшего счастья. Вспугивая из кустов
многочисленные парочки. Дважды чуть не был бит разгоряченными
кавалерами. Восемь раз был обозван маньяком. Вернулся, естественно, ни с
чем. Извинился перед Антоном. Тот сказал: «Ага! Хорошо что меня не
угораздило предложить вам пива в разгар страсти. Вишь, у нее реакция
какая. Пришлось бы скорую вызывать».

Сели мы втроем и стали чесать репы, как помочь Лехиному горю и обрести
потерянную любовь. Антон успокаивал.
- Да ладно, встретишь ты ее. В столовую-то она ходит? Ну, покараулишь
денек.
- Как? Как? - заламывал руки Леха. - Я ж ее в лицо не знаю!
- Имя? Где живет? Из какой группы? Возраст?
- Не знаю! Мы на танцплощадке познакомились! Лет восемнадцать. Стройная!
- Нормально! Ну хоть какие-то приметы?
- Она! … Она такая! …
- Все понятно. «Тонкая, возвышенная, романтичная». Это мы поняли. У тебя
разве другие когда были? Ладно. Будем исходить из материальных
соображений. Глянь-ка, что там за шмотки от нее остались.
Леха вытащил из кучки вещей джинсы, развернул их и прочел название.
- Джинсы Рифле.
- Райфл, деревня! - поправил его более практичный Антон. - ФирмА.
Практически новые. Семи лет не ношеные. Сто пятьдесят рубликов на
толкучке у барыг. Маечка опять же «маде ин не наша» Ветровка… Купальник…
Ну, в этом я не понимаю. Короче, за такими шмотками она сама притащится.
Ну не дура же она все это оставлять?
- Какой же ты… - споткнулся Леха. Слово «меркантильный» он не знал.
Тогда оно было еще не в моде. - Куда? Куда она притащится? Мы ж сюда в
темноте шли. Сто домиков, и все одинаковые!
- Ты что, ей не представился? Жельтмен хренов. Затащил девку в постель…
Ни ее имени… Ни своего… И он меня после этого развратником называет!
В конце концов у нас родилась идея написать объявление и повесить в
столовой при входе. На самом видном месте. «Девушку, оставившую личные
вещи, просим зайти в номер инструкторов. Домик такой-то» Кому надо,
решили - тот поймет.
Сказано - сделано.
Сидим после обеда. Ждем результатов. Леха изнервничался весь. В
предвкушении встречи. «Она не придет! Она не придет! » - заладил. «Ну, -
говорит Антон - тогда я ее штаны Ленке подарю» «Нет! » «Тогда тебя на
них удавлю! - злится Антон - Пиздострадалец! Сиди и молчи! »
Когда мы уже отчаялись, где-то через час, как гром среди ясного неба,
раздался стук в дверь. Совсем не робкий, надо сказать. «Войдите! »
крикнул Антон, поскольку Леха лишился дара речи.
И в комнату вошла… Вплыла… Как бы поделикатнее описать? Протиснулась
боком. Дама. Лет под пятьдесят. Размеров? Ну… Вот, чтоб вам было
понятнее. Представьте себе Валерию Новодворскую в синеньких шортиках и
маечке-сеточке в мелкий цветочек. Представили? Вот! Со словами «Молодые
люди! Это вы писали объявление? » и вошло это чудо.
Леха сидел на кровати и только поэтому не упал. Но челюсть у него
отвисла и глаза полезли из орбит.
Антон впился зубами в край пивной кружки, что бы не захохотать в голос.
Из глаз его брызнули слезы. Но он быстро взял себя в руки и деликатно
спросил:
- Простите! А это точно - ваши вещи?
На что дама развернула целлофановый пакет и извлекла на свет наше
полотенце. «Ваше? » Мы согласованно закивали. Потом проговорила весь
список оставленных вещей с размерами и торговыми марками.
- Вопросов нет! - сказал Антон и указал ей на тумбочку, где лежала
одежда.
В полной тишине, при абсолютном молчании дама собрала в пакет вещи и
положила на их место наше полотенце. Мы с Антоном, красные от
напряжения, чтоб не заржать, смотрели то на Леху, то на эту диву, и
ждали, что же он предпримет? «Молодая, значит? » - читалось в наших
глазах. «Стройная, лет восемнадцати? » Но Леха был в полной прострации.
Дама произнесла «До свидания! » и направилась к двери. И в тот момент,
когда дверь за ней уже закрывалась, из меня вырвалось таки предательское
сдавленное «хи-хи»
Дверь снова приоткрылась. Дама полуобернулась. Обвела нас высокомерным
взглядом. Остановила его почему-то на мне. И голосом Фаины Раневской
произнесла:
- Я, МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЭК, НЕ «ХИ-ХИ»! Я МАМА ЭТОГО «ХИ-ХИ»!

Наши чемпионы
Самые популярные авторские десятки
Сводный рейтинг всех зарегистрированных авторов и рассказчиков

Рейтинг@Mail.ru TrendStat