Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Лучшая десятка историй от "Вадим Крутоголовый"

Все тексты от "Вадим Крутоголовый"

07.03.2002, Новые истории - основной выпуск

Показательные выступления парашютистов местного аэроклуба на каком-то
крупном авиационном празднике.
Техник команды Петрович, проводив в старенький АН-2 последнюю партию
спортсменов в ярких комбинезонах, решил, что можно наконец расслабиться.
Он зашел в ветхий сарайчик 2х2, расположенный на краю летного поля, в
котором складировалось всякое ненужное барахло, аккуратно прикрыл дверь,
достал из нычки пузырь портвейна и, вытерев руки о свой ярко-желтый как
и у всей команды комбинезон, принялся строгать помидоры.
Последним номером показательной программы спортсменов был трюк под
названием «Спасение в воздухе». Суть заключалась в следующем. Из
самолета выбрасывается чучело в комбинезоне, имитирующее то ли выпавшего
по дороге пассажира, то ли парашютиста с неисправным парашютом. Следом
прыгает спортсмен, догоняет чучело в воздухе, обнимает, раскрывает свой
парашют и оба приземляются под бурные аплодисменты зрителей.
Зрители, собравшиеся на летном поле, с удовольствием наблюдали за
трюками авиаторов, заедая зрелище шашлыками, запивая прохладительными и
прочими напитками. Наконец последний номер. От самолета отделяется
человек и летит к земле, следом выпрыгивает другой и несется следом за
ним. Толпа замирает. Второй парашютист мастерски настигает первого и
хватает его за руку. В это время, то ли порыв ветра, то ли еще какая
причина разрывает спортсменов. Все, времени больше нет. Второй, помахав
на прощание рукой товарищу, раскрывает парашют. Народ, не подозревающий
о подвохе, цепенеет. Тело первого несется к земли и на огромной скорости
врезается в ветхий сарай на окраине аэродрома. Тучи пыли, обломков
шифера и ветхих досок взметнулись на месте сарая. Скорая помощь, включив
сирену мчится к месту трагедии, не очень-то расчитывая кому-нибудь уже
помочь. Следом бегут люди. Перед большой кучой досок все в
нерешительности останавливаются.
Внезапно доски начинают шевелиться и из-под них выползает Петрович в
своем ярко-желтом, залитом портвейном и заляпанном помидорами летном
комбинезоне, дико озирается и изрыгая проклятия машет кулаком
удаляющемуся самолету:
- Спасатели хреновы. Не можешь поймать - не смеши людей! Больше я у вас,
сволочей, не работаю…
Говорят, что после этих слов, врач со скорой помощи упала в обморок.
Записано почти со слов Петровича.

22.02.2002, Новые истории - основной выпуск

Историю эту рассказал мне случайный попутчик в поезде Одесса -
С.Петербург. Мужика, у которого из-под густой шапки волос выглядывала
марлевая повязка, звали Григорий. Ответственность за правдивость истории
оставляю на его совести.
Григорий работал инкассатором и жил тихой размеренной жизнью на окраине
Одессы в частном домике. Проблемы начались, когда рядом с ним поселился
цыганский барон районного масштаба по прозвищу Шварценегер, прозванный
так, видимо, за маленький рост, большую бороду и полный рот золотых
зубов. Цыган приторговывал порошком (не стиральным) и его хата быстро
превратилась в наркоманский притон. Многочисленный двор барона, несмотря
на довольно высокий уровень жизни, вел привычный для цыган образ жизни -
мелкое воровство, вымогательство. Понятно, что соседи были вовсе не в
восторге от подобной компании. Особенно доставалось Григорию.
С некоторых пор у него стали пропадать куры. Он пробовал говорить с
Шварценегером, но вечно обкуренный барон только многозначительно хмыкал
и ковырял грязным пальцем в волосатом носу.
Жена же аристократа, после одного замечания, просто смачно харкнула в
сторону Григория и, задрав десяток своих юбок, лаконично показала
отвислый зад в грязно-зеленых рейтузах с коричневыми пятнами. Достали,
одним словом…
Как-то раз, после работы, Григорий выпросил у начальства инкассаторский
броневик на часик для личных нужд. Загрузив дома несколько мешков с
куринным пометом, поехал на дачу подкормить клубнику. По дороге водителю
приспичило по нужде. Они остановились возле местного гадюшника. Пока
шофер решал свои проблемы, Григорий решил пропустить сотку. Тут к нему с
кружкой пива подсаживается уже основательно загашенный Шварценегер. То,
да се, как дела, куда едешь.
Ну, Григорий возьми да и ляпни:
- Вот перевозим три мешка героина в крематорий. В порту конфисковали.
Жечь будем, -злорадно поглядывая на цыгана, вдохновенно сочинял он. - А
там на миллион долларов добра. А мы его в печь! И к едрене фене!
Глаза барона начали разгораться недобрым огнем, он странно посмотрел на
Григория и вдруг со всего маху влупил пивной кружкой Григорию в лоб.
Кружка вдребезги, Григорий - в нокауте. Шварценегер выхватил пистолет
Григория и выстрелил в воздух. Ханурики, то бишь завсегдатаи заведения,
дружно полезли под столы.
Захватив броневик, барон на огромной скорости скрылся в неизвестном
направлении. Подоспевший водитель сообщил по телефону "куда следует"
о происшедшем. По городу немедленно объявили операцию «Перехват».
В операции приняло участие около сотни служителей правопорядка.
Через несколько часов поисков и погони, Шварценегера с броневиком
блокировали недалеко от Одессы в лесном урочище. На предложение сдаться
он отвечал грязными ругательствами и отстреливался до конца, пока
снайпер не ранил его в ногу.
Когда на допросе барон узнал, что в мешках было куринное дерьмо, он
потерял дар речи. А на очной ставке все пытался кинуться на Григория и
добраться до его горла.
При обыске в доме Шварценегера нашли наркотики. Имущество конфисковали.
Благодарные соседи устроили для Григория банкет. Вот и все.
Нельзя быть таким доверчивым!

23.01.2002, Новые истории - основной выпуск

Все началось с того, что компания молодых людей решила культурно
провести выходной наедине с природой и ящиком водки на небольшом лесном
озере вдали от цивилизации.
В число компаньонов входило некое лицо африканской национальности по
имени Мугумба Мугабе (в миру Максимка) ростом за два метра и массой
килограммов под 150. Ближе к полуночи водка закончилась, общество,
вспомнив о наличии озера, решило перейти к принятию водных процедур.
Когда Максимка понял, что состязаться с бледнолицыми братьями больше не
в силах, он забился на заднее сиденье машины и забылся здоровым пьяным
сном. Остальное же сообщество перешло к обсуждению народной мудрости
«Сколько водки не бери, а все равно два раза бегать». По завершению
совещания было решено послать автомобиль в ближайшее село, в слабой
надежде что-нибудь раздобыть. Автомобиль, управляемый веселой рукой
лихого наездника, долго петлял по лесным дорогам, пока не нашел
успокоение посреди небольшого заросшего камышом болотца. Экипаж, после
нескольких тщетных попыток вызволить железного друга из трясины,
отправился за подмогой в базовый лагерь.
Максимка проснулся от кваканья лягушек и бьющего в лицо яркого света.
Высунув заплывшую от комаринных укусов и нездорового образа жизни морду
из машины, с трудом разлепив веки, он с удивлением обнаружил обнаженного
себя посреди неизвестной болотистой местности, мало похожей на родную
Африку. Выбравшись на берег, собрав в кучу разбегающиеся в разные
стороны мысли, Максимка почувствовал, что страшно хочет пить и есть.
Голос предков внезапно посоветовал ему забраться на самое высокое дерево
и обозреть окрестности с целью обнаружения соплеменников и еды. Максимка
тут же воспользовался советом.
В это время два местных жителя неопределенного возраста и социальной
принадлежности, Глеб и Константин, промышляющих грибами, вышли из леса и
остановились на бивуак под высокой раскидистой сосной. Достав тормозки,
они с тихой радостью принялись раскладывать хлеб, сало, лук и мерзавчики
с самогонкой на мятую газетку.
Максимку, который тем часом пытался достичь верхушки дерева, подвел
расстроенный алкоголем вестибюлярный аппарат. Сорвавшись с сосны, он
грохнулся всей своей 150-килограммовой черной тушей прямо перед
остолбеневшими жителями сельской глубинки.
Огромное черное голое существо, свалившееся откуда-то с неба, с
вывороченными ноздрями и бешено вращающимися белками глаз, но без
хвоста, выматерилось по-русски. Глеб и Константин, чувствуя, как в
штанах начало предательски теплеть, медленно осели на землю.
Вволю наматерившись, Максимка дружески потрепал по плечу Глеба и хрипло
произнес:
- О да, теперь я буду делать поесть.
Нетрудно понять, какие мысли пронеслись в голове Глеба после такого
оптимистического заявления. Собрав ноги в руки, он с отчаянным криком
кинулся через бурелом в чащу леса.
Проводив удивленным взглядом орущего мужика, Максимка присел к газетке и
принялся наворачивать сало с луком.
- О, а ты почему не кушай? - обратился он к Константину.
Константина, до которого дошло, что есть его сегодня не будут, предпочел
за лучшее вежливо взять кусочек хлеба.
Веселая компания все утро безуспешно разыскивала брошенный автомобиль и
пропавшего товарища. Когда они, привлеченные криками, появились на месте
событий, Максимка с Константином уже допивали самогон, неторопливо ведя
беседу «за жисть».
Кончилась эта история русской банькой в деревне Константина. Ну, а
потом, как водится, народное гулянье. Глеб, правда, так и не пришел.
Слишком он уж был впечатлителен, бедняга…

22.09.2003, Новые истории - основной выпуск

Старая радиолокационная станция П-37 плевать хотела на все мои
усилия. Я, начальник смены радиолокационной группы, лейтенант -
двухгодичник, крутился уже полчаса в приемо-передающей кабине,
безуспешно пытаясь подстроить аппаратуру фильтрации метеопомех. Шесть
оборотов в минуту в течении получаса было плохим испытанием для моего
желудка, недавно съеденный обед настойчиво стучался в стенки пищевода
и просился наружу. Чувствуя что еще чуть-чуть и оскверню несговорчивую
старуху, открыл дверь и кубарем скатился с десятиметровой горки.
В операторском кунге, только что прибывший начальник группы капитан
Блохин мрачно навис над экраном, на котором среди хаоса точек-засветок
от облачности еле заметно блуждала отметка самолета - разведчика
погоды. По громкой связи виртуозно матюкался наземный штурман, сидящий
где-то в катакомбах подземного командного пункта, куда транслировалась
картинка.
- Пи-пи, ты понимаешь , лейтенант, что такое командирские полеты, пи-
пи-пи, ты, пи-пи-пи, знаешь что через час пи-пи-пи сам командующий
будет летать, пи-пи-пи, ты знаешь что такое трибунал, пи-пи, растрел,
пи-пи , кастрация, пи-пи и твоего долбаного начальника, пи-пи-пи туда
же. Что за срань на экране, пи-пи-пи, как я цели проводить буду, пи-
пип твою мать.
Раздетые по пояс солдаты-операторы в нагретом аппаратурой кунге
стеснительно похрюкивали при особо удачных выпадах штурмана. Я
ввалился в кунг в измазанной землей техничке, потирая ушибленный
кобчик и вопросительно посмотрел на командира. Тот отрицательно
покачал головой и, вздохнув, решительно выключил тумблеры
передатчиков:
- Будем вести по опознаванию "свой-чужой", делать нечего. Ты все равно
двухгодичник. Сам уйдешь или выгонят какая разница...
(спр. для чайников: по опознаванию "свой-чужой" локатор видит только
свои самолеты с работающей аппаратурой)
Экран локатора очистился от метеопомех. Бледная точка самолета-
разведчика заметно пожирнела. Сразу же удовлетворенно заткнулся
штурман.
Темнело. Накрапывал мелкий холодный дождь. Промозглый осень ветер
злобно гонялся над аеэродромом за низкими лохматыми облаками.
Низенький щупленький техник по электрооборудованию Седых залез в
заднюю кабину штурмовика-спарки забрать забытый накануне инструмент.
Нестерпимо болела голова после вчерашнего дня рождения. Он тоскливо
посмотрел на до боли знакомую приборную панель... когда-то и он был
летчиком, причем совсем неплохим. Но случился развод с женой, потом
еще какая-то беда со здоровьем, начал попивать, так и оказался в
технарях. Вот и вчера с корешами набрались султыги как жабы ила...
(спр. для чайн.: технический спирт разбавленный дистилированной
водой, который стоит в трехлитровой банке под койкой каждого
приличного авиационного техника). В кабине было тихо и уютно. Седых
и сам не заметил как свернулся клубочком на сиденье и задремал,
натянув на себя какой-то чехол...
Полеты начались с опозданием на час. Сорок мощных машин парами
стремительно взмыли в небо, разрывая ревом турбин мрак украинской ночи
и заложив разворот над спящим городом отправились на полигон,
расположенный в 200 километрах от базы. Задание ночных полетов в
условиях плохой метеообстановки было предельно простым: выйти на
полигон, отбомбиться по целям и вернуться на базу живыми. Один самолет
пилотировал сам командующий дивизией.
Лейтенант Янковский был совсем зеленым пацаном, только после
училища. Это был его третий вылет в составе боевой части. Он
шел "ведомым" в последней паре с комэском, на удалении нескольких
километрах от "ведущего". На экране локатора пара выглядела одной
точкой. Двадцать таких точек растянувшись длинной цепочкой поплыли на
запад.
Через несколько минут полета в самолете Янковского отказало
электропитание. Янковский даже не понял сразу что произошло. Двигатели
работали ровно, самолет летел над плотным верхним слоем облаков,
озаряемый желтой полной луной, приборы не работали, ни один, ни
радиостанция, ни локатор, ничего... Продолжать полет при подобных
обстоятельствах, возможно, не было безумством, но тянуло на серьезный
героический поступок. Юный пилот не был героем, поэтому после
секундных размышлений дернул рычаг катапульты...
Техник Седых проснулся от резкого толчка и треска пиропатронов
катапульты. Удивленным заспанным взглядом он проследил за удаляющейся
в сторону Луны капсулой катапульты. Сел в кресло, протер глаза.
Убедившись, что это не сон и не белая горячка, а суровая реальность,
похолодел. Самолет продолжал спокойно лететь над бескрайней равниной
облаков. Лихорадочно схватился за штурвал, переключил управление на
себя - корабль слушался руля. Седых тоже не был героем, однако, в
отличии от Янковского, парашюта у него не было...
"Отряд не заметил потери бойца", наземный штурман, по-прежнему,
наблюдал на экране картинку с моей дефективной станции с двадцатью
точками, двигавшимися к полигону... Немного успокоившись, Седых,
знавший план полетов и соорентировавшись по звездам, направил машину
на Запад, к полигону, рассчитывая присоедениться к остальным самолетам
и таким образом попытаться вернуться домой живым. Расчеты его
оправдались, вскоре он догнал своего ведущего.
Периодическое применение кулака и такой-то матери к различным хитро-
электросплетениям самолета (а он знал его слабые места) наконец
принесло результаты - появилось электропитание. Седых перевел дух.
Янковский приземлился в глухом лесу живой и невредимый. При
посадке, правда, немного подвернул ногу, но идти было можно. Шума от
падения самолета или какого-нибудь взрыва слышно не было, что весьма
его озадачило. Достав карту местности и прикинув свое местоположение,
заковылял к ближайшему населенному пункту.
Седых прекрасно понимал, что инцидент с самолетом (отказ
электрооборудования точно запишут на него + спание не совсем трезвых
техников в боевых самолетах также не приветствовался командованием)
грозит ему как минимум увольнением в запас, как максимум судом.
Поэтому он решил ничем себя не выдавать, рассчитывая на знаменитое
русское авось. Накаченный по самые помидоры адреналином, Седых
выполнил на полигоне все положенные упражнения, прекрасно поразил цели
(он действительно был когда-то очень хорошим пилотом) и пошел со всеми
на базу. Посадив самолет, загнал его на стоянку, незаметно выскочил в
темь ночи и был таков...
На утро измученный, обуреваемый самыми мрачными мыслями лейтенант
Янковский добрался в часть как раз к началу разбора полетов. Поскольку
он первый раз угробил самолет, то толком не знал как себя вести в
подобных ситуациях. Молча, пряча глаза, никому ничего не докладывая,
занял свое место в классе предполетной подготовки, где уже почти все
собрались и приготовился к самому худшему. Появился командир дивизии.
Кратко оценив полеты как успешные, перешел к индивидуальным оценкам.
Назвал его фамилию. Янковский, побледнев, встал и втянул голову в
плечи.
- Хочется отметить отличную работу лейтенанта Янковского. Хорошая
молодежь идет нам на смену. Оценка отлично. Объявляю благодарность.
Садитесь.
В голове лейтенанта зашумело, ноги подкосились, он, ничего не понимая,
плюхнулся на сиденье. Закончив разбор полетов, командующий встал и уже
на выходе обратился к командиру полка:
- А с техниками у тебя, командир, полный бардак, какого-то хрена
срабатывают катапульты на стоянках, которые потом куда - то загадочно
исчезают. Как разберешся с катапультой, доложишь.
После совещания Янковский побежал на летное поле .Не веря своим
глазам долго ходил вокруг самолета, щупал его руками. Самолет молчал,
надежно храня свою тайну.
Два дня техники полка прочесывали все прилегающие территории в
поисках пропавшей катапульты, которую так и не нашли, списав пропажу
на предприимчивых местных жителей, уперевших ценную вещь...
Янковский после этого случая из жизнерадостного холерика превратился
в задумчивого меланхолика, а вскоре и вовсе перевелся в наземные
штурманы.
В тайну этой историю меня посвятил как-то сам Седых за рюмкой чая в
офицерском кафе, взяв слово не трепаться.
Но ведь прошло уже столько лет и я только вам ... по-секрету...:)
(Все фамилии изуродованы до неузнаваемости)

01.09.2003, Новые истории - основной выпуск

Пришлось мне как-то раз поехать в село помочь родственникам
заколоть свинью. Вообще-то я сам не колю, боюсь этого дела, ну а там
помочь разделать, перенести, перевезти машиной мясо, это пожалуйста.
Для таких хозяйственных целей у меня даже есть старый жигуль -
копейка. Провозюкались мы целый день, то туда мяса отвези, то сюда,
Незаметно подкралась ночь. Родственники щедро наградили меня огромным
куском свинины и я отправился домой. Устал настолько, что решил даже
не мыться, думаю до города 30 минут езды, дома уже приведу себя в
порядок. Так и поехал весь перемазанный, в грязной машине.
Моя старая копейка, шурша лысыми шинами, несла меня сквозь ночь к
домашнему очагу, пиву и свежине. Свет фар выхватил голосующую пару.
Лишние пару рублей мне еще никогда не вредили. Молодой здоровенный
парень и расфуфыренная девица радостно плюхнулись на заднее сидение.
- В город?
- В город.
Чтобы не слышать шушуканье и хихиканье парочки, я включил
радиоприемник. Сквозь треск и шорох эфира в темный салон моего
пепелаца влезла ведущая городской радиостанции и бодрым голосом
принялась рассказывать какие-то криминальные ужастики. Передача
называлась что-то вроде "На милицейской волне". Бандюки, ворюги,
маньяки всякие... там квартиру обворовали, там авторитета подстрелили,
там расчлененный труп нашли в лесу... Веселенькая передачка...
Мы уже подъезжали к городу, когда девица подала голос.
- Ой боюсь, боюсь я этих маньяков... Ночью из дома не выйдешь...
Парень, типа, герой:
- Да чего там их бояться, вот мне бы попался... да уж я бы... да я б
ему ... уж повеселился бы... и вообще чего тебе со мной бояться...
Вот и город. На первой остановке троллейбуса я остановился высадить
пассажиров. Тут наши пути расходились. Фонарь на столбе с унылым
скрипом раскачивался на ветру, обдавая окрестности тусклым желтым
светом. Парень захрустел новенькой купюрой. Я включил свет в салоне и
повернулся к паре. Глаза девицы и парня вылезли из орбит и остекленели
от ужаса. Стенки салона моего авто были живописно заляпаны сгустками
крови. На переднем сидении, небрежно прикрытый газетой, лежал большой
кусок кровоточащего мяса и огромный топор, перемазанный чем-то бордово-
липким... Я зловеще ухмыльнулся и протянул вымазанную по локоть в
крови волосатую руку за деньгами...
Если б парень был еще чуть поздоровее, он бы точно выломал мне
дверцу... Он бился плечом в дверь, словно одуревший воробей об стекло,
случайно залетев в помещение... Пришлось выйти наружу и открыть дверь.
Как они чухнули! Причем парень бежал очень профессионально, девица
явно проигрывала. Помню еще подумал: "Спортсмен, наверное".
- А сдачу ? - крикнул я. Пустая улица ответила мне гулким дробным
топотом двух пар удаляющихся ног.
Вот и я говорю, чего нас маньяков бояться...

09.04.2002, Новые истории - основной выпуск

Григорий Семеныч, милейшей души человек, мой двоюродный дядя, устроился
работать лифтчиком (от слова лифт) в одну очень блатную организацию,
обслуживающую дома новых крутеликов. Нужно сразу сказать, что особой
внешней красотой дядя мой не отличался. Я бы даже сказал наоборот,
кавалерийский развал косолапых ног, руки до колен, безобразный шрам
через все лицо, заработанный в бурной молодости, косящий взгляд
отвернули от него, как от модели, многих известных кутюрье. Ко всему
прочему был он еще и глух как бубен.
В обязанности дяди входил ночной (дабы не беспокоить элитных жильцов)
обход некоторых домов и профилактический осмотр лифтов.
Три часа ночи. Одноподъездная пятнадцатиэтажка. Две матроны
бальзаковского возраста в соболях и бирюлях прибывают домой из аэропорта
имени Шереметьева. Консьерж запирает входную дверь, доносит чемоданы до
лифта и уходит в свою нору досматривать сон. Приходит лифт.
Двери открываются. В лифте, с большим молотком в руках задумчиво стоит
дядя Гриша. Заметив дам, он улыбается, показывая ряд кривых зубов с
некоторыми пробелами и радостно произносит:
- Добро пожаловать, девушки, вам на какой?
«Девушки», испуганно отпрянув от лифта, подбирают чемоданы, подолы шуб и
попискивая устремляются вверх по лестнице. Дядя Гриша, удивленно пожав
плечами, едет дальше осматривать хозяйство.
Проскочив несколько этажей, барышни решаются вызвать лифт, поскольку
шкандыбать с сумками аж на последний - не в кайф. Приходит лифт.
Открывается дверь.
Внутрях, на коленях, в позе кающегося буддийского монаха стоит Григорий
Семенович (он пытается достать отвертку, завалившуюся в щель между
стенкой и полом). Пространственная ориентация Семеновича оставляет
желать лучшего и соответствует сказочной избушке на курьих ножках,
которая, как известно, к лесу передом, а ко всем остальным задом.
Сомнений не было. Маньяк. Или псих. Попали. Побросав сумки, с дикими
визгами престарелые девицы резво поскакали по лестницам. Как известно,
сон наших людей (особенно когда на лестничных площадках происходит
что-то явно криминальное) непобедим, поэтому неудивительно, что никто
из соседей любопытства не проявил.
Проскочив с пяток этажей, дамы остановились, тяжело дыша, высунув языки
на плечи. Прислушались. Было тихо и страшно. Выше этажом темно.
Но погони вроде не было и лифт не гудел. Дамы осторожно двинулись вверх.
А не гудел лифт по той простой причине, что застрял несколькими этажами
выше. Григорий Семенович вручную раскатал двери. Площадка была на уровне
головы. Старчески кряхтя и бормоча под нос ругательства, попытался
подтянуться. С возрастом такие упражнения даются все тяжелее и тяжелее,
поэтому он очень обрадовался, когда услышал, что кто-то поднимается.
Когда чьи-то ноги приблизились к проему, он цепко ухватился за женский
сапожок и хрипло произнес:
- Граждане, помогите выбраться...

22.03.2000, Новые истории - основной выпуск

Служили у нас в части две замечательные личности - начальник штаба
майор Мартынов и зав. продуктовым складом прапорщик Загорулько. Первый
выхоленый бравый служака, белая кость, вояка в десятом поколении,
второй полный распи#дяй и аферист.
Уж как любил начштаба прапорщика - трудно передать. Дня не пройдет,
чтобы не оттрахать его за что-нибудь, благо поводов всегда было
предостаточно. А уж как тот его любил...
Приходит как-то на прием к командиру батальона некая девица (с заметным
животиком) и, заливаясь горькими слезами, рассказывает:
"Понимаете, пропал мой жених, ваш прапорщик Загорулько (а нужно
заметить, что прапорщик уже был женат и у него было то ли 4, то ли
5 детей). У нас бракосочетание завтра, столовую заказали, гости
приглашены, платье свадебное вот забрала сегодня. Подъехал позавчера
на рефрижераторе и говорит, мол понимаешь, Люба, срочное задание.
У нас в части траур. Разбился на машине вдребезги наш начальник штаба.
Мне поручено отвезти его труп в холодильнике в штаб округа".
Комбат медленно охреневает... Через некоторое время придя в себя,
говорит, ладно мол, не расстраивайтесь, есть ваш жених, он как раз
возле покойника, пойдемте со мной, я вам его представлю.
Покойничек в это время в своем кабинете проводил воспитательную работу
с Загорулько по поводу неправильного цвета его носков, бросающих
грязную тень на чистое лицо нашего батальона.
Заходят в кабинет, комбат и говорит:
- Вот ваш жаних, вот труп майора Мартынова. Разбирайтесь.
Девка начинает орать, крыть матюками и лупить всеми конечностями своего
кавалера, майор сидит с выпученными глазами и упавшей челюстью. И тут
прапорщик мрачно произносит ставшую впоследствии крылатой фразу:
- Чего орать-то, медицина сейчас и не такие чудеса делает...

30.03.2000, Новые истории - основной выпуск

«Рыбаки ловили рыбу, а поймали рака. Целый день они искали где у рака...»
Кто не знает этот детский стишок. В моей истории все получилось с точностью до наоборот. А дело было так:
Дом наш стоит на берегу небольшой речушки-соплюшки, в которой даже водится мелкая рыбешка размером с мизинчик, ну и если хорошо поискать можно и рака найти. Справляли мы как-то день рождения нашего соседа - дяди Коли. Его жена по случаю торжества купила пару здоровенных карпов килограмма по три весом. Одну животину забили к праздничному столу, а другую оставили плавать в ванне про запас. Под конец застолья, когда гости уже начали расходиться, пошли мы перекурить «по-последней».
Вспомнив про карпа, дядя Коля завел нас в ванну с целью похвастаться.
А нужно заметить, что дядя Коля отличался повышенной сентиментальностью, которая особенно проявлялась после принятия хорошей дозы алкоголя. Тут один из компании возьми и ляпни, мол надо же какая жестокая штука жизнь, у кого день рождения, а у кого день смерти.
Дяде Коле тут же стало страшно жалко бедную рыбку и, расчувствовавшись, он не долго думая хватает рыбину, бежит на берег речки и...
«и за борт ее бросает в набежавшую волну...» Конечно, потом ему пришлось немало выслушать от жены и про свои умственные способности и краткую характеристику всех его предков и загубленную молодость, но это было все ничто по сравнению с чувством глубокого удовлетворения, охватившего дядю Колю от совершенного акта милосердия.
Тем же вечером группа пацанов ловила раков при помощи раколовок, переделанных из больших сеточных ящиков. Наш глупый карп, выросший на колхозных прудах и не видевший не только раколовку, но и простого рыбацкого крючка, взял и вперся туда. Можно только догадываться, какой шок испытали дети.
Утром я проснулся от головной боли и от того, что кто-то громко и старательно считал, сбиваясь и начиная с начала 1,2,3,...30,31, ...72. Я вышел на балкон и застал за этим занятием своего сынишку.
- Ты чего шумишь?
- Да вот, пап, людей считаю.
Я посмотрел на речку и обалдел - весь берег был усыпан рыбаками...

29.12.2001, Новые истории - основной выпуск

Одного моего друга, назовем его Дима, в конце прошлого века пригласили
на работу в большую энергетическую компанию, на должность начальника над
всеми компьютерщиками. По такому случаю, ошалевший от счастья Дима,
достал из-под комода все свои скромные сбережения, купил шикарный костюм
тройка, роскошный галстук, блестящие мериканские туфли и безумно дорогую
ручку с золотым пером. Компания была весьма солидной, насчитывала
несколько тысяч сотрудников, имела Совет директоров, пансионат в Крыму и
свиноферму в соседней деревне, поэтому Дима в самых радужных красках
видел свое светлое будущее. С первых же дней Дмитрий развил бурную
деятельность, заражая сотрудников своим энтузиазмом и кипучей энергией.
Работа спорилась, специалист он был неплохой и все бы хорошо, если б не
одно но… Дима обладал одним свойством, которое обычно характеризуются в
народе как нездоровая карма. Проще говоря, мог иногда оказать в ненужное
время в ненужном месте. В министерстве, которому принадлежало данное
предприятие, был назначен новый молодой перспективный замминистра,
который любил без предупреждения «сюрпризом»
появляться на курируемых объектах. И вот как-то раз контрразведка
доложила, что этот замминистра движется по направлению к данному
предприятию и будет «инкогнито» со дня на день. Началась всеобщая
паника. Сотрудники, начиная от уборщиц и кончая директором, как
угорелые, носились по кабинетам, этажам, лестничным пролетам. В это
время Дима скромно стоял в закутке с чашечкой кофе, философски наблюдая
за суматохой, наслаждаясь своим высоким общественным положением.
Вытянув одну ногу, он с удовольствием разглядывал свое изображение в
блестящем ботинке. Тут, как на грех, из-за угла вылетает один из
замдиректоров с ворохом бумаг и на всем скаку обламывается об вытянутую
ногу Димы. Хорошо натертый блестящий паркет существенно улучшил красоту
полета и величину траектории движения тела высокого начальника.
Апофеозом крушения стала опрокинутая на лысину замдиректора и на важные
документы чашка кофе. Дима похолодел. Несколько минут он стоял в
оцепенении, не в силах поверить в случившееся. Замдиректора, бывший
обкомовский работник, поднялся, собрался с мыслями, и в течении получаса
подробно изложил Диме свое мнение об его маме, папе, а также остальной
родне, в общих чертах обрисовал дефекты анатомии Диминого тела, особо
остановился на умственных способностях и количестве мозговых извилин.
Закончив, он собрал бумаги и побежал дальше.
Замечу, что поскольку Дмитрий был новеньким, в лицо из руководства его
знал только директор и гл. инженер. Из продолжительного оцепенения Диму
вывел директор. Он поинтересовался у Димы почему он, как начальник
службы, не посещает планерки. На что Дима тупо ответил, что его никто не
приглашал. Директор, ухмыльнувшись, сказал, что он его приглашает и
помчался по своим делам. Планерки на этом предприятии проводились в два
этапа. Первый - министерское селекторное совещание, на котором
присутствовал Совет директоров, а затем планерка с начальниками отделов
и служб. Вы уже наверное догадались, учитывая карму Димы, что он
присунулся на первую планерку. В большом зале для селекторных совещаний,
за столом буквой «П», одна ножка которого пустовала, важно восседал
совет директоров и слушал по громкой связи министерскую планерку, что-то
черкая в блокнотах. Дима сел за свободную часть стола, раскрыл блокнот,
достал ручку с золотым пером и принялся лихорадочно записывать
информацию о наличии угля у генерации и уровне воды в водохранилищах,
толком не понимая зачем это ему нужно. Появление Димы вызвало легкий шок
у присутствующих и, вспомнив про «инкогнито» из центра, народ
зашушукался. Замдиректора, подстреленный давеча ловкой ногой сидел
просто с открытым ртом. Минут через 10, гл. инженер, также удивленный
появлением Димы, поднялся со своего места, подошел к нему и на
всякий-случай на ухо прошептал нет ли каких-либо проблем. Дима
отрицательно помотал головой, продолжая увлеченно черкать в блокноте.
Гл. инженер сел на место. Замешательство в стане Совета директоров
усилилось. Подбитый замдиректора начал бледнеть, вспоминая свой
неудачный спич перед "замминистром". Еще минут через десять поднялся
директор и прошептал на ухо Дмитрию, что приглашал он его вообще-то на
следующую планерку. И сел на место. Сомнений ни у кого не оставалось -
«инкогнито» из центра! Посидев еще минуту для приличия, Дима неожиданно
для окружающих резко поднялся, захлопнул блокнот и вышел, даже не
дослушав доклад о выплате зарплат бастующим шахтерам.
Вот такая история. Почти как у Гоголя в «Ревизоре».

07.12.1999, Новые истории - основной выпуск

Может, кто-то еще помнит, сколько шороху навел этой весной
славноизвестный вирус Winchin (сработавший на годовщину чернобыльской
катастрофы)? Так вот, вскоре после этой эпидемии, чувствительно
потрепавшей предприятия нашей отрасли, мой знакомый зам. директора
одного крупного предприятия по каким-то надобностям отправился в
министерство. Там у него возникает острая необходимость распечатать
документ, хранящийся в файле на дискете. Дородная, очень фигурная
секретарша в приемной долго отнекивается, рассказывая про недавно
перенесенную эпидемию, про вред случайных компьютерных связей, но,
наконец, несколько комплиментов, шоколадка и заверения в кристальной
чистоте и полной стерильности делают свое дело. Запускается редактор,
загружается файл с документом и... На экране дисплея разворачивается
жуткая сцена. Текст документа начинает на глазах быстро разваливаться
на куски. Хаотические, беспорядочные потоки цифр и букв быстро
заполняют все пространство документа. Глаза секретарши наполняются
ужасом и благородным гневом, она яростно срывает телефонную трубку и
прерывающимся голосом докладывает кому-то (вероятно, в компьютерную
службу):
- Вирус…опять… обнаружен…уничтожает информацию…компьютер…да тут один…
я как чувствовала … не хотела, а он…
Наконец до сознания моего оторопевшего приятеля доходит суть
происходящего и он умоляюще просит:
- Во-первых, не кричите, во-вторых, положите трубку и, в-третьих,…
снимите, пожалуйста, Ваш бюст с клавиатуры…

Рейтинг@Mail.ru