Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
08 апреля 2004

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Что то много я тут уделяю времени рассказам про Туркменское житье -
бытье, можно подумать, что я туда бездельничать приехал, ан нет! Я туда
по делам служебным ездил и конечной целью моего визита в страну Золотого
Века был порт Туркменбаши, что при Советах назывался Красноводском.
Поэтому свое последнее повествование так и назову
Как я не попал в порт Туркменбаши
От Ашгабада до Туркменбаши больше 600 км, дорога лежит через
пустыню, а сейчас хоть и сентябрь, а на улице за 30 это точно, плюс
сухой песчаный ветер. Решили лететь самолетом. Кто решил? Принимающая
сторона - коренной ашхабадский азербайджанец Вагиф, которому больше
нравится имя Вадим и его друг детства, а так же правая рука и личный
водитель, не менее коренной ашхабадец армянин Вазген, в обиходе Вася.
Такой вот интернационал. Да, забыл упомянуть, что Вадим помощник
прокурора Ашгабада, лицо официальное и очень важное, несмотря на свою
молодость.
Лететь нам предстояло не с шикарного Международного аэропорта имени
Сапармурата Туркменбаши, а со старого, городского, построенного еще при
советской власти, лет 50 тому назад, да с тех пор и не ремонтированного.
Облупленное и потрескавшееся здание с характерным и ничем неистребимым
запахом общественного туалета. Единственным украшением здания служил
огромный портрет Сапармурата Туркменбаши. На бетонке аэропорта сиротливо
стоял ЯК-40 с логотипом туркменских авиалиний. Рядом спокойно пощипывали
пожухлую траву две тощие козы.
Процессы посадки и регистрации были объединены и сильно упрощены.
Открыли ржавую калитку, условно преграждающую путь на взлетное поле, в
проеме встал пожилой русский мужик в донельзя застиранной и линялой
форме Аэрофлота, рядом встал строгий туркменский воин - автоматчик,
весом не более полусотни кг и ростом с Калашников, с примкнутым штыком.
Мужик отрывал посадочные купоны от билетов, а воин старательно изучал
паспорт пассажира. Тут надо заметить, что проведенная насколько месяцев
назад реформа туркменской письменности, замена кириллицы на латиницу
турецкого образца, в мгновение ока превратила и без того не шибко
грамотных туркмен в повально безграмотных.
Ну, да ладно, очередь не торопясь двигалась, и дошла до меня. Солдатик
взял в руки мой загранпаспорт:
- Тркменский виза хде?- строго спросил он, тупо глядя в паспорт.
- Вот она, после литовской.
- Почему виза синий?
- Не знаю, такую в вашем посольстве, в Москве поставили.
- А кроме Ашгабатский велаят тебе можно хде ездить? В Тркменбаши можно?
- Можно, можно - ответил за меня Вадим и сунул солдату в нос свои
прокурорские корочки.
В это время около самолета начался какой-то шум, мужик в аэрофлотовской
форме оглянулся, смачно выматерился и сказал:
- Тьфу, мать твою, опять не запускается! Ну, сколько же можно, ему же
почти тридцать лет, ну не живут столько самолеты! Сердар, стой и никого
пока не пускай, а я пойду, узнаю как дела.
И ушел. Солдат по имени Сердар важно повесил автомат на грудь и закрыл
калитку. На поле тем временем появился какой-то важный туркмен в
новенькой форме и, переваливаясь с ноги на ногу, заковылял к самолету.
Это был сам начальник аэропорта, сильно напоминавший артиста Семчева,
того, что пиво «Толстяк» рекламирует. Подошел к самолету, посмотрел,
вытер толстое лицо платочком и отдал какую-то команду. Минут через
двадцать к самолету подъехал жигуль четверка, из которой вышел мулла.
Мулла осмотрел самолет и заголосил. Рядом надрывно завыл Вадим:
- У-у-у-роды! Нормальные люди, когда ломается самолет, зовут механика, а
эти муллу!
И с остервенением начал рвать билеты. Никуда мы не полетели, но в
порт-то все равно надо. Решили ехать на машине. Вадим повесил на свой
Мерседес прокурорские номера(!!) и мы поехали. Дорога отличная, только
скучная, однообразная. Каждые 20-30 км однообразие нарушалось постом
дорожной регулировки, где худенький солдатик -срочник (нет больше ГАИ в
стране! Сапармурат их закрыл, насовсем), изнывая от жары и тяжеленного
автомата, медленно записывал в книгу паспортные данные всех проезжавших
на автомашинах. Изредка попадались придорожные кишлаки, бедные и
пыльные. Поражало одно, на дворе осень, разгар овощей-фруктов, а на
дороге ни малейших признаков торговли. Вадим пояснил, оказывается,
торговать можно только в свободное от работы время, а сейчас в страду,
рабочий день дейханина официально (!) увеличен до 14 часов, значит
хочешь торгуй ночью, не хочешь - спи.
Проехали километров с двести, неожиданно послышалась музыка, в пустыне!
Из-за поворота вынырнуло бескрайнее поле хлопчатника, по которому
ползало не менее сотни сборщиков. Дорога оказалась перегорожена
армейским грузовиком, за которым стояло не менее пяти пассажирских
автобусов и с десяток частных машин, а чуть поодаль, на обочине был
виден древний ПАЗик - агитавтобус, украшенный портретами великого
Президента. Из сего автобуса и лилась национальная музыка. Здесь же
толпилось не менее двух десятков вооруженных автоматами солдат.
Мы остановились, к нам подошел солдат и что-то заговорил по-туркменски,
Вадима передернуло и он что-то резко ему ответил. Солдат не говоря ни
слова перетащил автомат из-за спины на живот и передернул затвор: «Все
выхады! »
Мы подчинились, дело принимало странный и тревожный оборот, но я не
понимал ровным счетом ничего! Вадим достал свое удостоверение и показал
его солдату, однако это не возымело на него никакого влияния.
Неграмотный, что ли? Вадим опять заговорил по-туркменски, солдат молча
кивнул головой в сторону агитавтобуса. Вадим ушел, а мы с Васей
продолжали стоять. Через пару минут появился злой до нельзя Вадим, в
сопровождении офицера, с абсолютно каменным лицом, судя по погонам,
капитана.
- согласно распоряжения Президента Республики Туркменистан Сапармурата
Туркменбаши все граждане республики должны помочь дейханам в сборе
рекордного урожая хлопка! Ставьте свою машину в сторону и идите к
бригадиру, он даст вам фартуки. Наберете по сто килограммов и свободны,
можете ехать дальше!
Нихъя себе поворот сюжета! Теперь понятно, что делают тут и эти
легковушки и рейсовые(!) автобусы. Солдаты перекрыли дорогу, и все люди
сильно добровольно рванули на сбор хлопка. Вадим взял капитана под руку
и что-то зашептал ему на ухо, потом подозвал меня:
- Уважаемый капитан Туркменской армии! Этот господин наш гость из
России, он едет по важным делам в порт Туркменбаши, пропустите его,
пожалуйста!
- Ничего, иностранцы тоже должны помогать нам, туркменам, в сборе
урожая, особенно русские! Мы и так от них многого натерпелись за
семьдесят лет гнета! Сто килограмм это не много, пять-семь часов и все
свободны.
Вадима опять перекосило, и он еще минут сорок ходит гулять с капитаном.
Все это время солдат не спускал с нас с Васей глаз и ствола автомата.
Договорились на сто долларов за меня и пятьдесят за Васю, самого Вадима
освободили от барщины бесплатно, как-никак государев человек. Я
немедленно отдал все требуемые деньги, в такой ситуации и больше отдашь,
после чего мы очень быстро развернулись и рванули обратно в столицу. А
вообще-то сотка баксов - это четырехмесячная зарплата туркменского
служащего средней руки или рабочего на заводе.
Ни в какой порт я так и не попал, впервые в своей жизни я не выполнил
командировочное задание. Весь вечер мы пили, много и рьяно, а утром я
решил покинуть эту «гостеприимную» страну. Вадим, используя свои связи,
быстро переоформил мой билет и вот я в аэропорту. В современном,
международном имени сами знаете кого. Приятная прохлада, милые дамы на
стойке регистрации, таможенный контроль…………
В самый последний момент в зале появляется Вася с огромной, тщательно
упакованной, коробкой фруктов. Таможенник внимательно изучает билет, мой
паспорт, декларацию, а затем требует открыть коробку.
- Что там такой есть? Что недозволенный из Тркменистан везешь?
- Там все в порядке, так фрукту-мрукты, орешки-мерешки, мой подарок в
Россию! - говорит Вадим.
- Нет, надо пожалуйста открывать коробка, Я смотреть буду.
- Нет, не надо открывать, ты все помнешь и это не долетит до Москвы, -
говорит Вадим и сует таможеннику свое удостоверение.
- Харашо, - смиренно говорит он и отмечает мою декларацию.
Мы прощаемся с Вадимом и я медленно, коробка очень тяжелая, а голова
сильно больная, доползаю до СИП -зала. Где с холодным пивом коротаю
время до самолета.
Объявили посадку, к самолету идем длиннющим коридором, вдруг крик:
- Гаспадин из Москвы! Стой пожалста! - Опа, тот самый таможенник бежит.
- Что такое?
- уважаемый гаспадин, я только что совершил служебное преступление и я
немедленно должен его исправить!
- ??????!!
- Я не досмотрел вашу коробку! А это очень надо сделать, под угрозой
экономическая безопасность (!) нашей Родины!
- Ты, что обалдел! Ты видел кто меня провожал!
- Да, видел, но он там остался, а ты здесь! А до самолет двадцать минут
остался!
- Ладно, говори, что ты хочешь.
- Пять долларов надо!
Всего пять долларов за ликвидацию последствий экономической диверсии
против страны, круто блин!
Чудна, ты страна Туркмения! Ну, я полетел, мой горячий привет
Супермурату Туркменбаши.
Начальник от дела.
З.Ы. Ровно через полгода Вадим перебрался в Москву, он теперь работает
в таможне, правоохранительной работой заведует. И оба своих мерина тоже
перетащил, через Азербайджан.
История старая (периода талонов на водку), но тут к слову пришлось на
форуме, так что решил выложить и сюда...
Поехали мы как-то на скалы под Приозерск. Место дивное - речка (Вуокса,
один из рукавов), лес чистый сосново-еловый, черника... Ну и лбы
гранитные, на которых вот уже лет наверное 30 (за больше не поручусь)
тренируются скалолазы, альпинисты, горные туристы, спелеологи и прочие
любители попить водки на природе под благим предлогом.
В компании у нас было двое геологов, только что вернувшихся с Алтая.
Среди привезенных редкостей выделялась БУТЫЛЬ литров на 5 со странной
мутно-зеленоватой жидкостью, оказавшейся настойкой золотого корня (он же
радиола розовая, штука вроде жень-шеня) на крепчайшем алтайском
самогоне. Оную настойку полагалось употреблять для укрепления организма
вообще и потенции в частности по столовой ложке в день.
Водки было с собой взято достаточно, но как всегда в первый же вечер не
хватило. Бежать же, а равно посылать гонца было натурально некуда - до
Приозерска километров 6 будет, да и там магазины закрыты, да и без
талонов кто ж продаст. В соседней деревушке самогон может быть и гнали,
но нам источник был неведом. И вот, в нетрезвую голову одного из
геологов пришла безумная мысль номер один: настойка-то на самогоне,
градусов на 50 уж точно, если не все 60... В общем, бутыль приговорили к
утру. Завалились было спать - а не тут-то было. Сна ни в одном глазу и,
простите, эрекция каменная. Штаны не надеть... Что-то надо делать. В
процессе спора и держания за голову родилась гениальная мысль номер 2 -
надо выкупаться... Спуститься к реке с верхнего яруса можно было многими
путями, главным образом в обход гранитного лба. Но тут родилась
гениальная мысль номер 3 - чего далеко ходить - веревки основной
навалом, снаряга под рукой - надо просто дюльфернуться - одна минута - и
ты в реке.
А теперь кульминация. Раннее-раннее утро. Тихий лазоревый рассвет над
рекой. На песочке у реки под скалой группа девчушек-байдарочниц,
заночевавшая накануне, просыпается и начинает готовить немудрящий
походный завтрак. И тут на них сверху падает основная веревка, а затем
по ней с матом и гиканьем начинают спускаться пьяные полуголые мужики с
членами наперевес...
Со слов друга.
Полузастойное время, технический вуз, пара по английскому. Препод дает
небольшое задание - перевести так нужное в жизни каждого будущего
инженера предложение
"Silver is a good conductor of electricity".
Озвучивать ответ доручается некому Васе. Вася встает и чеша репу выдает,
внимание...
Сильва хорошая проводница в электричке
Никто не плакаль, мало того, некоторые даже одобрительно кивали светлыми
головами. Продолжать пару препод уже не мог...

Lysyi
Года четыре назад отправил сотрудника во Францию на презентацию новой
модели одного из французских автогигантов. После официальной части на
каком-то корабле, как положено, банкет. К моему сотруднику (С.) подходит
официант (О.) и на вопрос: "Что налить?", естественно, получает ответ:
"Водки!". О. спрашивает: "Вам с чем?". С. , естественно, отвечает:
"Чистой" - он же русский человек. О. , удивляясь, говорит: "Чистой не
положено! Можно только разбавленной чем-нибудь!". С. спрашивает: "А
чем?". О. - ему: "Чем угодно, но не чистой!". И тут С. (браво, Россия!),
гордо заявляет: "Тогда неси с пивом!". (!!!) И, что вы думаете, принес
собака. Отступать некуда было!
Редактор
Давнишняя история, произошедшая в ленинградском аэропорту Пулково. Лето,
начало июля, идет регистрация на рейс Ленинград-Краснодар. Треть всех
пассажиров - дети. Народ весь в радостном возбуждении - на море едут, в
отпуск, в общем отдыхать и оттягиваться. И вот картина: родители с
малолетним чадом лет 6-7. Пацан явно летит самолетом в первый раз,
возбужден до предела, носится по залу, как электрон. Дело происходит в
накопителе-отстойнике из которого видно летное поле. На нем самолеты и
автобусы для подвоза пассажиров. Папша пытается утихомирить сына как
может - ничего не помогает. Наконец в ход идет последний аргумент:
"Будешь плохо вести - не пустят в самолет. Автобусом поедешь - вон они,
специально для таких непослушных". Пацан - ноль внимания продолжает а
том же духе. Наконец регистрация закончена, через зал проходит дежурная
и громко говорит в рацию: "Девочки, давайте автобус на Краснодар".
Парень понял, что все - доигрался... Со слезами кинулся к отцу: "Папа
прости, не надо автобусом, я буду себя хорошо вести". Все кто был рядом
чуть не легли. К чести пацана он свое обещание сдержал - всю оставшуюся
дорогу был как шелковый. Так что родители, можете взять на вооружение.
Сейчас этому парню, наверное, лет двадцать...
Небольшая предыстория: в краях этих царит вопиющая конфессиональная
полифония. Мирно уживаются христианство с магометанством. Имеется
парочка синагог, компактный буддийский храм и масса сект различной
направленности. Встречаются язычники с идолопоклонниками, и аж целая
деревня молокан.
Религиозная терпимость легко объяснима: народ, живущий в этой местности,
крепче всяких теологических формальностей связан правильными традициями:
живи, мол, пей-кушай. Уважай соседей, родственников и старших.
Для того чтобы «уважение» не оставалось вещью в себе, его необходимо
подкреплять благородными делами, наиважнейшим из которых является
Посещаемость.
Ты можешь быть забулдыгой, ничтожеством, бездельником и пьянью, но тебя
в итоге простят, если ты Посещаешь.
Посещать необходимо два фундаментальных события: свадьбы и похороны.
При этом отмечу, что Близким Человеком может считаться шапочный знакомый
кузена троюродного дедушки вашего бывшего соседа.
Отсюда не только рекордные сборы на свадьбах, но и аншлаги на похоронах.

Дело, собственно, происходило на одной из таких свадеб. В присутствии
человек пятисот. Или шестисот. Сплошь уважаемых, чтящих традиции людей.
И вот, в самый разгар действия, когда очередной тост держал тамада (а
значит царили относительные тишина и спокойствие), во дворик, где
разместились гости, ворвалась тетушка Z, близкая соседка и одна из
добровольных помощниц хозяев празднества. Веселая и жизнерадостная, она
имела легкий физиологический дефект - тугоухость, и как неизбежное
следствие - голосистость.
А радоваться было чему: только что, отвлекшись на минутку от хлопот по
обслуживанию гостей, она бегала к себе домой поглядеть, как там поживает
ее последнее приобретение - молодой и породистый козел, буквально вчера
доставленный заботливым племянником, взамен почившего в бозе пожилого
предшественника.
Тетка, широко улыбаясь, направилась к племянничку(он сидел недалеко от
молодых) и радостно доложила(не забыв приветливо скосить взгляд на
жениха) :
- Слушай, этот наш…ну, молодой, … какой шустрый оказывается! Только что
видела, как он козу в огороде драл!
Единственным, до чьих ушей не долетели эти слова, был тамада, ибо в тот
момент, распалив сам себя, он добрался до апогея речи и на посторонние
звуки не реагировал.
Его, впрочем, никто уже и не слушал - пять, или шесть сотен пар ушных
раковин, пропустив через себя информацию о том, что «молодой в огороде
драл козу», ждали дальнейших сообщений.

Молодой, следует отметить, повел себя с достоинством: проводив
подчеркнуто спокойным взглядом вприпрыжку удаляющуюся тетушку Z, он сухо
обратился к ее племяннику:
- Послушай, она что-то путает…. Ты ей давление почаще измеряй. Все
видели, что я последние два часа с этого места не сходил.

Злоботрясов
Навеяло историей о драке кондуктора с водителем…
Однажды, возвращалась с работы на автобусе домой. Пассажиров осталось
немного, так как через несколько остановок конечная. Рабочий день
окончен, спешить некуда на душе полное спокойствие и равнодушие ко всему
окружающему. В отличие от водителя автобуса, который явно превысил свой
лимит времени на маршрут и просит довольно нервно в микрофон входящих и
выходящих поторопиться на посадках и высадках. Лениво наблюдаю за
пассажирами.
В автобусе среди прочих оказалась бабуля, с авоськами и большой
картонной коробкой если не с телевизором, то с музыкальным центром или
что-то в том роде (уже не помню), не видела, как она вошла со всем этим
богатством и тем более непонятно как при своей комплекции она умудрилась
все это донести. Очередная остановка. Бабуля готовится к выходу. Кряхтя,
она выставляет сумки на улицу и выходит сама, пытаясь уже с улицы
вытащить коробку. Водитель, видя, что бабка вышла (наконец-то)
захлопывает двери и уезжает. Коробка остается внутри автобуса! Бабуся
бежит за автобусом, что-то крича и махая руками. Кто-то тупо наблюдает в
заднее стекло за бабулей, кто-то кричит водителю, чтобы не уезжал.
Кондуктор подбегает к водительской кабине и просит его остановить
автобус, объясняя, что в салоне осталась коробка с какой-то техникой. За
это время, прежде чем, поняв, что произошло, водитель уже успевает
проехать целую остановку. Раздосадованный бедный драйвер, чтобы вы
думали, начинает разворачивать автобус, дабы ехать обратно за бабкой
(будь она не ладна), видимо посчитав что, так будет гораздо быстрее, чем
ждать пока, бабка приедет следом на другом транспорте. Теперь уже тупо
наблюдавшие за бабулей в заднее стекло пассажиры, пытаются объяснить,
что ехать никуда не надо бабуля уже села в следующий автобус и едет к
нам. Но было поздно. Водитель уже явно ничего, не соображая, в состоянии
аффекта едет обратно к месту события. Приехав на злополучную остановку,
он, наконец, не без помощи кондуктора, понимает, что бабка уже ждет его
на той остановке, откуда мы только что уехали. Надо сказать, что и в
первый то раз мы поворачивали, не очень ловко, а, сейчас, пересекая
трамвайные пути, создав пробку из нескольких машин и потратив на это
несколько драгоценных минут (напоминаю, водитель жутко опаздывал), мы
все-таки выехали на другую полосу. И вот автобус уже на нужной
остановке, где с нетерпением ждет нас бабуля. Уверенная в своей правоте
бабка с криками и нравоучениями по поводу того, как должен вести себя
водитель по отношению к пассажирам забирается в автобус и с ловкостью
культуриста хватает огромную для нее коробку и собирается выходить.
Кондуктор, не выдержав, оглашает немой вопрос многих пассажиров (в
коробке то должна быть какая-то тяжелая техника): «Бабушка, а что же у
вас в коробке? » «ДА НИЧЕГО В НЕЙ НЕТ! »- с досадой отвечает бабуля.
Оказывается, бабуля взяла в магазине пустую коробку, как это делают,
кстати, многие пенсионеры (в их числе и моя бережливая бабушка),
вероятно собираясь как-то рационально использовать ее в хозяйстве.
Водитель, уже никуда не спеша, продолжил свой путь до конечной
остановки.
Люся
В 86-м мы заканчивали институт, жили в общаге в Зюзино (кто не москвичи),
а альма-матер находилась в Долгопе (для тех кто знает о чем речь). Но
это не имеет к делу отношения, просто здесь принято так излагать.

Валера, как и мы все, полюбил Москву всем сердцем и завтра у него
свадьба. Семья невесты - коренные москвичи. Все должно быть шикарно и
достойно. Поэтому времени катастрофически не хватает: забрать костюм у
портного, проверить ресторан, купить то-се, позвонить туда-сюда - это
дико трудно - когда шикарно и достойно. Поэтому и день сегодня расписан
по минутам. Всем руководит Папа - ответственный работник Главка. Семья -
как единый механизм. В 9 утра согласовали график последний раз, и работа
закипела.

Мишка и Фред тоже понимали, что дел много и даже предложили свою помощь
в 9:20 утра нарисовавшись на пороге растревоженной квартиры. Семья
невесты посмотрела на них подозрительно и от помощи отказалась. Потом
мнения у нас разделились - одни говорили, что причиной тому был запах
гидрашки, которую вчера бодяжили на Базе, другие, - что не надо было с
утра по пивку. Но Фред и Мишка для Валеры - братья родные, у них за
плечами лабы, экзамены, строяки - все вместе. И завтра уже все будет
по-другому.

Валера печальным голосом сказал, что посидит полчаса на лавочке перед
домом с друзьями - А график? А график потом наверстает. Папа посмотрел
на часы, но возражать не стал. Может у него когда-то тоже были друзья?

В 12 ночи, когда Фред и Мишка возвращали домой Валеру, у них было смутное
ощущение чего-то неправильного, чего-то, что нужно поправить. У Валеры
уже не было никаких ощущений и ноги он передвигал автоматически, зажатый
с двух сторон друзьями. Свежий весенний воздух в уютном московском
скверике, совсем немного напитков (сколько - непонятно, а кто их
считает, когда такое…). Позади студенческие годы, впереди вся жизнь…

Что любят женщины - цветы! Поэтому как поправить - ясно! Денег от
костюма еще оставалось много. На все купили шикарных роз. Экономить не
приходилось, гвоздики не проходили по статусу.

Валера в обнимку держал розы. Перед дверью он собрался и даже стоял
почти сам, когда друзья нажимали звонок и отошли в стороны и чуть назад.
Дверь открылась сразу. На пороге стояла вся семья. Повисла гнетущая, мы
потом сравнили - мхатовская, пауза. Валера понимал, что обстановку надо
смягчать. Он улыбнулся как мог и ласковым голосом пролепетал:
-Л-л-л-люб-б-бимая, эт-т-то т-т-тебе! И протянул букет.

Обстановка разрядилась как-то не так. Любимая сказала: -Сволочь!!! И
букетом по лицу, по лицу, по лицу. Валеру рывком затянули в квартиру.
Дверь с грохотом захлопнули. Попрощаться не получилось. Мишка и Фред не
стали настаивать на вежливости и звонить еще раз. Да и времени не было.
Метро закроют, как добираться со Смоленской в Зюзино?

Ну, вот собственно и все. А свадьба состоялась - деньги за ресторан
заплачены, папины товарищи по работе с начальником приглашены. Фред с
Мишкой не пошли, хотя раньше их и приглашали со стороны жениха. - Диплом
на носу, какие свадьбы. И проблема была не с костюмом. Его получили
утром. Проблема была с розами. Вернее с лицом Валеры. Всю ночь лицо
мазали мазями и все утро пудрили. Но все рано на всех свадебных снимках
Валера изображен или сзади или сильно сбоку. Шипы у роз. Ну прям
классика. Мы потом согласились, что хотя розы и шикарнее, в данной
ситуации гвоздики подошли бы лучше. Но пойди так сразу и просеки.

А Фред сейчас профессор в Эдинбурге. Где Мишка и Валера - не знаю. Мы
сейчас - кто в науке - те за бугром, кто здесь - те в конторах.

Юра. Уже с отчеством.
Сидим втроем, балуемся водочкой. Один задумчиво смотря в окно изрекает:
- Скоро наступит лето, будет жарко и хорошо пойдет пиво...
А второй подхватывает:
- А потом наступит вечер и опять хорошо пойдет водка!
Поздний вечер. Еду по замоскворецкой линии метро. Рядом, держась друг за
друга и за поручень, стоят два студента, судя по разговору - МИФИсты.
Ну, стоят, это не совсем верно сказано, но все-таки не падают. Да и
разговором их речь тоже можно назвать только с натяжкой. В общем, где-то
они видимо хорошо оттянулись. Перед Павелецкой студенты отрываются от
поручня и по синусоиде двигаются к выходу. Около дверей тормозят и
оказываются прямо напротив одного рекламного плакатика. Такими
плакатиками у нас сейчас засерены все вагоны метро. В ожидании остановки
их блуждающие взгляды фокусируются на плакатике и начинают его
сканировать. А изображена на плакатике такая композиция: четыре каких-то
урода в позах обкурившихся лягушек внушают народу очередной дебилизм.
Когда поезд останавливается, студенты не отрывая глаз от рекламки,
дружно наклоняются к ней и покрывают ее содержанием своих возмущенных
желудков. И что характерно, попадают они ровно под обрез ее призывного
слогана: "ОСТАВЬ СВОЙ СЛЕД!".

Вчера<< 8 апреля >>Завтра
Лучшая история за 25.09:
Существует много легенд и историй о хоккейном противостоянии канадских профессионалов и "любителей" из сборной СССР. Кому-то это будет интересно. Кубок Канады 1981 года. На предварительном этапе канадцы громят нас 7:3, видимо в память о 1972. Новая встреча уже в финале. До этого Майк Босси (фамилия его деда Босый) и двадцатилетний Уэйн Гретцки (деда звали Терентий Грецкий) творили что хотели - 13 голов в шести матчах. На финал команды вывели тренер-победитель Скотти Боумен и Виктор Тихонов. Думаю, букмекеры неплохо погрели руки. Наши выиграли 8:1, и вряд ли кто-нибудь на них ставил...
После окончания финального матча в раздевалку советской команды в сопровождении полицейских вошёл главный организатор турнира, исполнительный директор читать дальше
Рейтинг@Mail.ru