Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
20.02.2019

Несмешные истории

Несмешные истории

В одном из супермаркетов, со мной произошел этот конфуз.
Перед кассой дама средних лет выкладывает из полно загруженной тележки, всё накупленное перед кассиршей. Кассирша добросовестно, всё приобретённое этой дамой, проведя через штрих–код кассы, складывает на «прилавок», для приобретенного товара.
Далее мадам, расплатившись с кассиршей, не торопясь, начинает складывать свои покупки в пакеты.
Кассирша начинает брать мои покупки, из корзинки и проведя через штрих-код кассы, бросает прямо в кучу того, что мадам купила. Дальше, мадам, ничуть не смутившись, всё запихивает в свои пакеты.
На мое возмущение: что Вы делаете! Это не ваше! Был ответ: пошел на… это всё моё!
Я, просто ушел от кассы, и сделал новые покупки.
Кассирша через пару минут сообразила, что что-то не так. Вызвала охрану. Но, той мадам уже и след простыл.
Очередь на границе

Получил однажды от женщины увесистый удар кулаком по шее. Вообще-то, она это сделала не без причины. Я ударом ноги помял капот её машины. Но и у меня не было возможности поступить иначе.

Это произошло летом 2011 года. Я с сыновьями отправился на Украину навестить бабушек.
К пограничному пропускному пункту «Бачевск» мы подъехали в субботу в 10 утра. Очередь легковых автомобилей растянулась там километра на два.
К нам тут же подошел местный житель и предложил на своей машине проводить нас до Екатериновки, где по его словам очереди нет совсем. Свои услуги он оценил в шестьсот, «ну, ладно, - пятьсот рублей». Я полсмотрел карту, - дорога простая, - и, сэкономив пятьсот рублей поехал самостоятельно.
В Екатериновке очередь оказалась меньше не на много.
Посадил старшего за руль, чтобы он двигал машину в очереди, а сам пошел вперёд — посмотреть, как и что происходит.
Много стояло машин с номерами сорок шестого региона. Это местные — Рыльские — для них это скопление машин радость и хороший заработок.
Они занимают очередь, честно отстаивают её, а потом продают своё место за полторы-две тысячи рублей тем, кто только что подъехал и ужаснулся.
Походил вдоль нагретой солнцем автоколонны, присмотрелся к людям, и предложил им организовать пикет, чтобы не пропускать никого без очереди.
«Тогда, - говорю, - эти сорок шестые доедут до границы, и развернутся. Им же на Украину не надо. Зато с хвоста уже никто перед нами не встанет..»
Мужчины и женщины в возрасте от сорока до шестидесяти охотно поддержали моё предложение.
Из молодёжи никто не присоединился.
И вот мы группой человек в восемь стали на дороге и никого не пускали.
«Сорок шестые» не знали, как им реагировать. Деньги, которые они уже мысленно получили и посчитали, на глазах уплывали из рук.
Короткие диалоги:
- Ты чего здесь раскомандовался?! Езжай в свою Москву, и там командуй!
- А это моя страна! Чего ж мне здесь не командовать?!
___
- Мы уже позвонили! Сейчас наши ребята приедут, с тобой разберутся!
- Это хорошо! Пусть приезжают! Я их сфотографирую, статью напишу, денег заработаю, а они прославятся!
___
- Куда же вы все едете? На кого Москву-то оставили?! (С ехидством.)
- Так ведь там, - я показываю рукой в сторону Украины, - родина. И там, - машу в сторону Москвы, - тоже родина. Как же нам не ездить?!
Реплика произнесённая с искренним удивлением:
- Вы же москвичи! Вам что, две тысячи за очередь отдать жалко?
Я отошел от нашего импровизированного поста посмотреть – что там происходит у шлагбаума.
Вернулся – женщины стоят перед капотом уазика с черными номерами. Говорю:
- Это же армейская машина. Пропустите!
Пассажир – мужик лет сорока в штатском – в это время уже демонстрировал своё удостоверение майора погранвойск.
Я ему говорю:
- Вы же на территорию КПП едете? Вызовите милицию, пожалуйста! Думаю, она здесь понадобится. Нам уже драку обещали.
Он встревожено вскинулся:
- Какую драку? Кто обещал?
Я объяснил:
- Да эти сорок шестые. Которым мы бизнес порушили.
Он вышел из машины и пошел проводить воспитательную работу с местными водителями.
Вскоре они, - то один, то другой, - начали выезжать из очереди, предрекая нам всякие неприятности.
Я снова отправился к шлагбауму погранцов, а когда возвращался к нашему пикету, увидел едущую мне навстречу машину, с кричащей женщиной на капоте.
Я понял, что водитель не в себе. В этой очереди нервы у всех были на пределе.
Чтобы уберечь себя от возможного иска о возмещении ущерба, на бегу вынул из поясной сумки фотик-мыльницу, сделал снимок, и, набежав на машину, ударил каблуком по капоту.
Металл продавился с характерным хлопком. Машина встала. К моему удивлению, из-за руля вышла женщина. Взглянув на капот и увидев вмятину, она отвесила мне оплеуху.
Второй удар я блокировал. А потом между нами влез мой младший и схватил её за руки.
Набежали люди. Водительница и её муж кричали о возмещении ущерба. Я отвечал, что сделаю это по решению суда, на котором будет рассматриваться её наезд на пешехода и движение «по встречке» с человеком на капоте.
Женщина эта сказала, что у неё умерла мама на Украине, и она спешит на похороны.
Люди не верили, удивляясь отсутствию даже намёка на траур в её одежде.
За неё очень активно заступалась девушка-москвичка, которая заплатила за очередь аж три тысячи рублей, но вперёд проехать не смогла – очередники не пропустили. Деньги же ей сорок шестые не вернули.
Моя визави снова посмотрела на вмятину и закричала, что сейчас вызовет милицию и заставит меня платить.
Ей напомнили, что она спешит на похороны.
Её муж осознал, что вызов милиции сулит им большие неприятности, чем мне.
Погранцы, которым не нужны скандалы на прилегающей к их посту территории, предложили мне пропустить эту пару.
Я ответил, что ничуть против этого не возражаю, и берусь остальных в этом убедить.
Их пропустили, конечно.
Если она врёт – это будет на её совести. И пропустив её, мы усугубляем эту её вину. А если говорит правду - мы не берем грех на душу.

Проезжая мимо, она крикнула в мою сторону:
- Чтоб ты разбился!
На что я, перекрестив её, кротко ответил:
- Вразуми тебя Господь!
В 70-х 80-х в Приморье на строительных предприятиях работало много осужденных по легким статьям. В нашем Строй-тресте их было больше половины, в большинстве своем - мутная публика. Колонии поселений, учреждения где они отбывали, кажется назывались. Многие из них впоследствии обзаводились семьями, и оседали здесь навсегда. От одного такого типа, уже отбывшего к тому времени, Бабая, я и услышал давно эту историю.

Он был общительным, и познакомился в магазинной очереди с бабкой. Та сетовала на то, что не может найти вальщика – забить и разделать свинью. Бабай легко навязался, и они договорились на выходной, чтобы не спеша, и успеть к 21.00 на вечернюю поверку.
Условия оплаты бабке показались выгодными, Бабай сказал что, кусок мяса за работу, традиционная в этом мероприятии - жареная свежина, прямо на месте, и бабкин самогон - будут самое то. За еду, так сказать.

Сам Бабай был мужичком тщедушным и поросенок его сам мог забить, поэтому он взял с собой четверых друзей-помощников. И бабку предупредил, я с друзьями буду, чтобы все споро вышло.
Подсвинок был небольшой, и у вальщиков все легко получалось.
Растопили летнюю печь во дворе, нагрели воды, заодно раскалили казан. Завалили порося, осмолили, отпарили шкуру почистили-помыли, и начали разделывать.
Красиво сняли сало – бабка не нарадуется. И свежину сразу жарить поставили – что бы время зря не терять. Да и самогон бабкин откупорили, чтобы веселее дело спорилось.
Дело спорилось ладно, мясо было вкусным, но самогон быстро закончился.
Они послали гонца за водкой, и выдали ему поросячью ляжку для натурального обмена на водку.
Занесли бабке на веранду кишки, голову, рульки с хвостом и прочие субпродукты - «чтоб мухота не лазила», дождались гонца с бухлом и сели за стол.

Кроме водки, гонец притащил с собой еще нескольких помощников, и все вместе они успели поросенка еще до вечерней поверки - доесть.

Самый смешной анекдот за 21.01:
30 лет и 3 года лежал Илья Муромец на теплой печи… А потом, когда пришла квитанция за тепло за все это время, он взял меч и пошел в управляющую компанию.
Рейтинг@Mail.ru