Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Самые смешные истории за 2019 год!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

БИЗНЕС ПЛАН И СЕРЫЙ ВОЛК

Бабушка Тамара однажды сильно заболела и её внучка, тоже Тамара - восемнадцатилетняя питерская студентка, отодвинула все дела и примчалась спасать бабушку.
Доживала бабушка в тридцати километрах от Москвы, в выцветшем деревянном домике, ещё довоенной постройки. Огородик, колодец, навес, под которым дед хранил битые кирпичи и ржавые колёса от Москвича. Все это выглядело довольно грустно и безнадёжно. А ведь когда-то, когда Тома приезжала сюда в детстве и дедушка был ещё жив, по двору бегали куры, гуси и даже козочка. А в этот приезд дом смотрелся пусто и тоскливо, как неизлечимо больной пациент. Из живых, в доме была только сама бабушка Тамара и Тимур. Куда ж без него?
Тимур был огромным серым волком, но по счастью, волком он был не слишком породистым, поэтому считался собакой.
Бабушка Тамара, пыталась бодриться, встречая дорогую гостью, но получалось плохо.
Даже Тимур не выглядел орлом, чего с ним раньше никогда не бывало. Обычный затравленный серый волк. Вот в былые времена, Тимур производил неизгладимое впечатление, он вёл себя так, как будто весь дом был переписан на него и бабушка с дедушкой тут нужны были, только чтобы подливать воду в миску, да накидывать сахарные косточки.
Тамара сходила в ближайший магазин в километре от дома, накупила лекарств и всяких вкусностей, напоила бабушку чаем с малиной, уложила в постель и начала хозяйничать по дому. Ну, точнее, выбрасывать мусор и испорченные продукты.
Бабушка только ойкала:

- Тамарка, а хлеб, хлеб куда понесла?
- Бабуля, он же позеленел.
- Батюшки, беда какая, позеленел. Ну, дык срезать немного и все. Нормальный ведь хлеб.
- Бабушка, а как часто ты ходишь в магазин?
- Летом, раз в две недели, а если погода хорошая и нормально себя чувствую, то и каждую неделю иду. Вот у меня тележка есть, взяла и покатила. По дороге на ней посижу, отдохну и дальше пошла. А этот раз, думала, что весна уже наступила. Солнышко пригрело, я обрадовалась и в одной кофте в магазин побежала, пропотела и застудилась вот. А зимой вообще боюсь так далеко ходить, ну, может раз в месяц и схожу. Да и пенсия у меня не та, чтобы каждый день по магазинам шиковать.

- Бабуля, а к тебе вообще, кто-нибудь в гости заходит?
- Ну, заходят, иногда.
- Кто, тётя Лена?
- Да ты что, Лена уж года два, как померла. Царство небесное.
- Ну, тогда кто?
- Кто? Кто. А, ну, получается, что и никто. А кто ко мне должен ходить? Кому нужна старая бабка с волчищем?
- Вот, что, бабуля, тебе нужно не киснуть, а придумать себе какой-нибудь хороший бизнес план.
- Что?
- Ну, бизнес план. Я в универе такое изучаю. Представь - каждый человек может для себя придумать и организовать, какой-нибудь посильный бизнес. Главное придумать бизнес план.
- Томочка, ты видишь в каком я состоянии? Какой мне бизнес? Мне восемьдесят лет. Со дня на день ноги протяну. Ты хоть Тимурку не бросишь, если что?
- Перестань. Слушай, а может тебе торговать чем-нибудь простеньким? У тебя же трасса за забором, да и автобусная остановка под домом.
- Чем торговать? Собой?

Шли дни, больная потихоньку вставала на ноги, а внучка с утра и до вечера ходила по двору и размышляла над бизнес планом для бабушки. Однажды, часов в шесть утра Тамару разбудил вой волка. Лаять он не умеет, а выть и рычать – это с полуоборота.
Глянула Тамара в окошко и увидела Тимура стоящего на крыше будки, так ему удобней через забор заглядывать. Бабушка уже не спала, она, как всегда вязала, слушая радиоприёмник.

- Бабушка, а на кого он там ругается?
- Так люди же на работу идут.
- На какую работу?
- Да, откуда ж я знаю на какую? На любую. У каждого своя. Идут на нашу остановку, садятся на маршрутку, или автобус и едут в Москву на работу, а вечером обратно.

Тамара призадумалась:

- Бабушка, а что это за люди, в смысле, откуда они все идут?
- Как, откуда? Наши – это, деревенские. За озером знаешь дома? Даже и оттуда некоторые идут. Час, наверное целый оттуда пешкодралом добираются . А что делать? Семью кормить надо, вот и приходится. Это мне хорошо, я на пенсии всё-таки, а люди каждый божий день вынуждены в Москву ездить. Голод не тётка, тут ведь нигде работы нет.

До самого вечера внучка ни с кем не разговаривала, ни с бабушкой ни даже с Тимуром, а поздно вечером вдруг закричала, испугав бабушку:

- Бабушка, бабуля, проснись! Помнишь, я в детстве рисовала раскраски? Цветные карандаши ещё остались?

Бабушка удивилась, но выдала кучу карандашей и давно засохших фломастеров.
Всю ночь Тамара трудилась и к утру создала стопку трогательных, разноцветных объявлений с узорчиками.
А утром, даже не позавтракав, прихватила тюбик клея и ушла. Дошла, аж до деревушки за озером и начиная оттуда и почти до самого дома, она расклеивала на столбах и заборах своё нехитрое объявление:

« Уважаемые соседи!
Вы можете оставлять свои велосипеды в доме N2 по нашей улице. (дом у остановки, с зелёным забором) Спросить Тамару Павловну.
За сохранность отвечает серый волк.
Оплата чисто символическая, вам понравится»

С тех пор прошло три года, Тамара Павловна расцвела и передумала умирать.
Каждый день, с утра и до позднего вечера, во дворе дома, под навесом, ждут своих хозяев тридцать, а может быть и все сорок велосипедов и даже пара мопедов. Более точными цифрами располагает только серый волк Тимур. Тимур тоже похорошел и стал выглядеть, довольным и важным, как будто бы только что сожрал и Красную шапочку и Тамару Павловну.
Тимур всегда стоит на приёмке и на выдаче. Обслуживает людей быстро, вежливо и корректно. Он никогда не выпустит из двора, клиента с чужим велосипедом. Даже эксперименты специально проводились. Просто волк сличает запах клиента с запахом велосипеда. Надёжней, чем штрих-код.

Вся деревня полюбила Бабушку Тамару, ведь она сохраняет людям самое дорогое что у них есть – время сна. Кому сорок минут, а кому и два часа в день. На велосипеде мчаться – это ведь совсем не то же что грязь ногами месить.
Студенты и те, кто помоложе, платят бабушке Тамаре рублей по триста в месяц, таджики почистили колодец, отремонтировали крышу и настроили антенну, кто-то домашние яички приносит и хлеб, кто-то банку молочка из-под своей коровы на велике привезёт, кто-то просто спасибо скажет, а при случае, всегда в магазин для бабушки сгоняет.
И так, с ранней весны и аж до первого снега, даже зимой пару снегоходов и мотоколяску оставляют.
Бизнес работает как часы.
Хотя, если честно, был однажды небольшой сбой. Как-то один таджик забирая свой велосипед, попытался погладить Тимура. Волк, разумеется, прокомпостировал руку.
Очень странный случай. Я, например, даже не представляю себе, как это можно додуматься, чтобы в банковском хранилище, получая золотые слитки из своей ячейки, погладить по голове вооружённого охранника при исполнении…
Сему очень ждали.
И дождались.
Когда уже потеряли надежду. Девять лет ожидания - и вдруг беременность!
Сема был закормлен любовью родителей. Даже слегка перекормлен. Забалован.
Мама Семы - Лиля - детдомовская девочка. Видела много жесткости и мало любви. Лиля любила Семочку за себя и за него.
Папа Гриша - ребенок из многодетной семьи.
Гришу очень любили, но рос он как перекати-поле, потому что родители отчаянно зарабатывали на жизнь многодетной семьи.
Гриша с братьями рос практически во дворе. Двор научил Гришу многому, показал его место в социуме. Не вожак, но и не прислуга. Крепкий, уверенный, себе-на-уме.
Гришины родители ждали Семочку не менее страстно. Еще бы! Первый внук!
Они плакали под окнами роддома над синим кульком в окне, который Лиля показывала со второго этажа.
Сейчас Семе уже пять. Пол шестого.
Сема получился толковым, но избалованным ребенком. А как иначе при такой концентрации любви на одного малыша?
Эти выходные Семочка провел у бабушки и дедушки.
Лиля и Гриша ездили на дачу отмывать дом к летнему сезону
Семочку привез домой брат Гриши, в воскресенье. Сдал племянника с шутками и прибаутками.

Сёма был веселый, обычный, рот перемазан шоколадом.
Вечером Лиля раздела сына для купания и заметила ... На попе две красные полосы. Следы от ремня.
У Лили похолодели руки.

- Семен... - Лилю не слушался язык.

- Да, мам.

- Что случилось у дедушки и бабушки?

- А что случилось? - не понял Сема.

- Тебя били?

- А да. Я баловался, прыгал со спинки дивана. Деда сказал раз. Два. Потом диван сломался. Чуть не придавил Мурзика. И на третий раз деда меня бил. В субботу.

Лиля заплакала. Прямо со всем отчаянием, на какое была способна.
Сема тоже. Посмотрел на маму и заплакал. От жалости к себе.

- Почему ты мне сразу не рассказал?

- Я забыл.

Лиля поняла, что Сема, в силу возраста, не придал этому событию особого значения. Ему было обидно больше, чем больно.
А Лиле было больно. Очень больно. Болело сердце. Кололо.
Лиля выскочила в кухню, где Гриша доедал ужин.

- Сема больше не поедет к твоим родителям, - отрезала она.

- На этой неделе?

- Вообще. Никогда.

- Почему? - Гриша поперхнулся.

- Твой отец избил моего сына.

- Избил?

- Дал ремня.

- А за что?

- В каком смысле "за что"? Какая разница "за что"? Это так важно? За что? Гриша, он его бил!!! Ремнем! - Лиля сорвалась на крик, почти истерику.

- Лиля, меня все детство лупили как сидорову козу и ничего. Не умер. Я тебе больше скажу: я даже рад этому. И благодарен отцу. Нас всех лупили. Мы поколение поротых жоп, но это не смертельно!

- То есть ты за насилие в семье? Я правильно понимаю? - уточнила Лиля стальным голосом.

- Я за то, чтобы ты не делала из этого трагедию. Чуть меньше мхата. Я позвоню отцу, все выясню, скажу, чтобы больше Семку не наказывал. Объясню, что мы против. Успокойся.

- Так мы против или это не смертельно? - Лиля не могла успокоиться.

- Ремень - самый доходчивый способ коммуникации, Лиля. Самый быстрый и эффективный. Именно ремень объяснил мне опасность для моего здоровья курения за гаражами, драки в школе, воровства яблок с чужих огородов. Именно ремнем мне объяснили, что нельзя жечь костры на торфяных болотах.

- А словами??? Словами до тебя не дошло бы??? Или никто не пробовал?

- Словами объясняют и все остальное. Например, что нельзя есть конфету до супа. Но если я съем, никто не умрет. А если подожгу торф, буду курить и воровать - это преступление. Поэтому ремень - он как восклицательный знак. Не просто "нельзя". А НЕЛЬЗЯ!!!

- К черту такие знаки препинания!

- Лиля, в наше время не было ювенальной юстиции, и когда меня пороли, я не думал о мести отцу. Я думал о том, что больше не буду делать то, за что меня наказывают. Воспитание отца - это час перед сном. Он пришел с работы , поужинал, выпорол за проступки, и тут же пришел целовать перед сном. Знаешь, я обожал отца. Боготворил. Любил больше мамы, которая была добрая и заступалась.

- Гриша, ты слышишь себя? Ты говоришь, что бить детей - это норма. Говоришь это, просто другими словами.

- Это сейчас каждый сам себе психолог. Псехолог-пидагог. И все расскажут тебе в журнале "Щисливые радители" о том, какую психическую травму наносит ребенку удар по попе. А я, как носитель этой попы, официально заявляю: никакой. Никакой, Лиль, травмы. Даже наоборот. Чем дольше синяки болят, тем дольше помнятся уроки. Поэтому сбавь обороты. Сема поедет к любимому дедушке и бабушке.

После того , как я с ними переговорю.

Лиля сидела сгорбившись, смотрела в одну точку.

- Я поняла. Ты не против насилия в семье.

- Я против насилия. Но есть исключения.

- То есть если случатся исключения, то ты ударишь Сему.

- Именно так. Я и тебя ударю. Если случатся исключения.

На кухне повисла тяжелое молчание. Его можно было резать на порции, такое тугое и осязаемое оно было.

- Какие исключения? - тихо спросила Лиля.

- Разные. Если застану тебя с любовником, например. Или приду домой, а ты, ну не знаю, пьяная спишь, а ребенок брошен. Понятный пример? И Сема огребет. Если, например, будет шастать на железнодорожную станцию один и без спроса, если однажды придет домой с расширенными зрачками, если ...не знаю...убьет животное...

- Какое животное?

- Любое животное, Лиля. Помнишь, как он в два года наступил сандаликом на ящерицу? И убил. Играл в неё и убил потом. Он был маленький совсем. Не понимал ничего. А если он в восемь лет сделает также, я его отхожу ремнем.

- Гриша, нельзя бить детей. Женщин. Нельзя, понимаешь?

- Кто это сказал? Кто? Что за эксперт? Ремень - самый доступный и короткий способ коммуникации. Нас пороли, всех, понимаешь? И никто от этого не умер, а выросли и стали хорошими людьми. И это аргумент. А общество, загнанное в тиски выдуманными гротескными правилами, когда ребенок может подать в суд на родителей, это нонсенс. Просыпайся, Лиля, мы в России. До Финляндии далеко.

Лиля молчала. Гриша придвинул к себе тарелку с ужином.

- Надеюсь, ты поняла меня правильно.

- Надейся.

Лиля молча вышла с кухни, пошла в комнату к Семе.

Он мирно играл в конструктор.

У Семы были разные игрушки, даже куклы, а солдатиков не было. Лиля ненавидела насилие, и не хотела видеть его даже в игрушках.

Солдатик - это воин. Воин - это драка. Драка это боль и насилие.

Гриша хочет сказать, что иногда драка - это защита. Лиля хочет сказать, что в цивилизованном обществе достаточно словесных баталий. Это две полярные точки зрения, не совместимые в рамках одной семьи.

- Мы пойдем купаться? - спросил Сема.

- Вода уже остыла, сейчас я горячей подбавлю...

- Мам, а когда первое число?

- Первое число? Хм...Ну, сегодня двадцать третье... Через неделю первое. А что?

- Деда сказал, что если я буду один ходить на балкон, где открыто окно, то он опять всыпет мне по первое число ...

Лиля тяжело вздохнула.

- Деда больше никогда тебе не всыпет. Никогда не ударит. Если это произойдет - обещай! - ты сразу расскажешь мне. Сразу!

Лиля подошла к сыну, присела, строго посмотрела ему в глаза:

- Сема, никогда! Слышишь? Никогда не ходи один на балкон, где открыто окно. Это опасно! Можно упасть вниз. И умереть навсегда. Ты понял?

- Я понял, мама.

- Что ты понял?

- Что нельзя ходить на балкон.

- Правильно! - Лиля улыбнулась, довольная, что смогла донести до сына важный урок. - А почему нельзя?

- Потому что деда всыпет мне ремня...
32
Есть у меня директор на работе, Робертом зовут. В отличии от большинства состоятельных семейных людей, он живёт не в пригороде, а в Старом Городе (дело происходит в одном из городов на Восточном побережье США). Место престижное, но и проблемы имеются. Одна из основных, то что улочки там узенькие, многим 250-300+ лет. Для снегоуборочной техники они совсем не предназначены, и так еле-еле можно легковушку приткнуть, дабы место для проезда осталось. А снег убирать почти некуда, только либо на тротуар, либо обратно на проезжую часть, ну или меж запаркованными машинами запихать кое как.

Посему и много драм происходит между соседями, особенно за парковку. А когда снег выпадает, вообще беда. Цивильность слетает как шелуха и бывает дело доходит до того, что граждане мнут друг другу фейсы, вызывают полицию, и становятся врагами на всю жизнь.

Вскоре после того как Роберт с семьёй переехал в этот район выпал первый снегопад. Ни шибко большой, но сантиметров с 40-50 намело. Когда буря поутихла вышел он машину очистить. Смотрит, а там и снежинку убрать некуда, более расторопные люди уже свои авто почистили, всё пространство между машинами забито. Начал он снег убирать, а куда его девать? Начал сметать на тротуар.

Тут хозяин дома выскакивает, начинает своё "фэ" высказывать, причём весьма пассионарно, сказывается горячая итальянская кровь. Дескать "он тут живёт лет дцать, тротуар он своими руками убрал. А некоторые малоадекватные граждане (то бишь Роберт) беспредельничают, труд чужой не уважают, и вообще краёв не видят. Понаехало тут быдло всякое." Вся эта тирада сопровождается неприличными жестами и обсценной лексикой. Чуть ли не минут 15 этот кадр бурно выражал свои эмоции, а Роберт молча слушал.

Наконец сосед в гневе удалился, грозя карами. Роберт машину дочистил и снег аккуратненько с тротуара собрал. Потом слепил несколько снеговиков и домой метнулся. Притащил старые шарфы и шляпы, пучок морковки, угольков из барбекюшницы, и снеговиков нарядил. После взял бутылку приличного вина и соседу постучал. Тот в бешенстве дверь открыл, а Роберт ему бутылку подарил и сказал "Мы на одной улице живём, соседи теперь значит. И одинаково чистоту любим." Потом на снеговиков указал и улыбаясь поздравил "с первым снегом."

И всё. Теперь они с соседом в преотличнейших отношениях. Старый итальянец теперь ему и снег помогает чистить, и даже место, когда с парковкой напряг, для него держит. По житейским мелочам помогает по первому зову и на бутылочку пивка регулярно приглашает. А из первого снега снеговиков лепить у них стало традицией.

А ведь могли просто вдрызг поругаться. Дурное дело нехитрое...
История не моя, но вроде-бы еще не звучала..

Итак, случилась это в советское время.
Обычный санаторий Академии наук, заполненный сотрудниками средней руки — процедуры, прогулки, сплетни, в общем, скука смертная. И тут прошёл слух — должен приехать академик! Событие! В означенный день любопытные действительно увидели, как подъехала машина, из которой вышел солидный седовласый мужчина. Симпатичный. За ним семенила невзрачная пожилая женщина — жена. Стали они в санатории отдыхать и лечиться.
Супруга знаменитости постоянно суетилась вокруг мужа, заботилась. Тот принимал все заботы с усталой благосклонностью. А в столовой посадили их рядом с молодой симпатичной дамой. Дама несколько дней оценивала обстановку. Оценила — и пошла в атаку. Ведь академик, это же такой шанс, да и зачем ему рядом такая серенькая старушка? И постепенно (барышня была грамотна и коварна) начал завязываться роман. Уже и гуляют вместе, и на лавочках сидят, и тд., ..в общем, любовь не на шутку.
И когда уже стало всё ясно, жена не выдержала и пошла выяснять отношения с захватчицей. Просто подошла к ней и спросила, очень вежливо: «Скажите пожалуйста, зачем вам мой муж?»
В ответ — куча трескучих фраз о любви, свободе, судьбе и пр.
Пожилая женщина не унималась: «Но ведь знаете, он очень больной человек. За ним нужен постоянный уход, к тому же он должен соблюдать строгую диету, это всё не каждая женщина выдержит».
Молодая развеселилась — неужели непонятно, что на зарплату академика можно организовать великолепный платный уход, вовсе не обязательно при этом превращаться в такое умученное заботами существо, как её собеседница.
Пожилая дама несколько секунд непонимающе смотрела на нахальную молодку, а потом спокойно сказала: «Понимаю. Но дело в том, что академик — я».
Мне было 4 года, когда дед принес щенка. Он был весь рыжий и мы назвали его Рыжиком. После этого загнать меня домой была проблема, а если бы разрешили, то я ночевал бы с ним в будке.
Не знаю что это была порода, но через 2 года Рыжик вырос в большого, но не злобного пса. Я без проблем брал его на улицу. На кошек он не обращал внимание, а велосипеды провожал грустным взглядом.
Ватагой с улицы мы ходили в лес. Когда разбредались, то Рыжик бегал с весёлым лаем от одних к другим, как бы предупреждая чтобы никто не заблудиться.
Зимой мы играли в снежки. Рыжик на лету пытался поймать снежок. И когда ему это удавалось, то он смешно тряс головой и фыркал.
Летом мы ходили на речку. Рыжик, искупавшись, ложился на пригорок и положив голову на лапы, наблюдал за нами. Там же мы, из принесённых кирпичей и куска чугунной плиты, сделали печку. На которой жарили порезанную на кружочки картошку и хлеб. Тогда Рыжик садился рядом и ждал своей доли.
Лет в 12 родители отправили меня в пионерлагерь. Уже в ближайшие выходные они приехали меня навестить. Из задней двери машины выскочил Рыжик. Он повалил меня на землю, облизывая лицо и руки.
Потом мы с ним сидели и ели бабушкины пирожки.
На прощание я долго махал рукой, пока машина не скрылась за поворотом, а Рыжик смотрел сквозь заднее стекло.
Когда умер дедушка, Рыжик забрался к себе в будку и не выходил дня три. Когда он вышел, то я увидел что он седой.
К моему 10 классу Рыжик уже не ходил с нами в лес, не играл в снежки. На речке уже не купался, а лежа на пригорке, положив голову на лапы, дремал.
После школы я поехал поступать в институт. На прощание я обнял Рыжика и пообещал вернуться. Уже на перекрестке я оглянулся. Рыжик сидел возле калитки и смотрел мне вслед.
Зимой, после сессии, я приехал домой. Рыжик встречал меня возле калитки, как будто бы и не уходил. Я его обнял и мы пошли к дому. Я сел на крыльцо, а Рыжик сел рядом, положив свою голову мне на колени. Я гладил его и рассказывал про институт, про общагу. Через время открылась дверь из дома. Вышел отец, но увидев меня с Рыжиком он зашёл в дом. Вскоре Рыжик поднялся. Он лизнул меня в щёку сухим и шершавым языком и пошатываясь пошёл к себе в будку.
На следующий день мы похоронили его на его любимом пригорке.
Весной отец на этом месте посадил саженец кедра.
Кедр вырос большим и мощным. И теперь, когда я прихожу сюда с внуками, он приветливо качает лапами.
Позитивный рассказ.

В каждой семье есть человек, который не нагулялся. В нашей это – бабушка. После смерти деда шесть лет назад мы перевезли её к себе.

Мои родители говорят, что это Судьба мстит им за отсутствие явных подростковых проблем у обоих детей, нас то есть – меня и сестры.
Например, в июле, получив пенсию, она на неделю рванула с лучшей подружкой на море, выключив телефон, и позвонила, когда закончились деньги. Мама чуть с ума не сошла. Пришлось ехать их забирать. При этом батя ржал и попросил тёщу в следующий раз просто взять его с собой.

У неё диабет в начальной стадии и когда участковый врач с суперсерьёзным видом начал перечислять, что ей нельзя, она перебила его:
– А что будет, если я это буду есть?
– Вы можете умереть, – с самым трагичным и угрожающим видом сказал доктор.
– Да ладно вам! Что, серьёзно? То есть в 86 лет есть такая вероятность?

Короче, колем инсулин и едим, что хотим.

Она играет в шахматы на бульваре с мужиками – и выигрывает! Она поёт в хоре «Весёлые старушки», ходит в театр и посещает все бесплатные городские мероприятия и концерты. А недавно завела себе вдового бойфренда на 8 лет младше себя.

Теперь они отрываются вместе.

В прошлые выходные он побаловал её гонками на квадроциклах. А потом они за ужином выпили 2 литра домашнего вина и заснули перед телеком в обнимку на диване в гостиной, где мы их и застукали, вернувшись с дачи, как парочку подростков. Так дед Коля был представлен семье – онемевшей маме, офигевшим внукам и неизменно ржущему папе.

Я обожаю свою бабку – она позитивнее и энергичнее большинства моих молодых знакомых. Она любит жизнь и умеет ею наслаждаться. «А сколько той жизни!» – отвечает она моей маме на все её «мама, ну как так-то?».

Хочу такую старость.
Возле рынка, цыганки запаривают граждан. Просят денег, обещают погадать, пугают сглазом и призывают к милосердию. Работают группой разновозрастных девиц и детей. Подавали им мало и неохотно. Я, кстати, думаю, цыгане сами виноваты. Надо креативней подходить к этому процессу. Где медведь, скрипка и айнанэ? Сгинули при царизме? Ну так возродите! Если подходить мини-табором, с медведем, никто не откажет. А тут , неопрятные женщины с золотыми зубами в скучных пуховиках. Причём, никакого таргетирования - ко всем подходят. Даже мне сказали «Молодой - красивый».

И вот они мечутся, и вдруг хоп хэй ла ла лэй. В смысле просто так прохожий парень чернокожий. У нас прям много их. И медики, и горняки, и физики - во всех ВУЗах почти учатся и перестали быть экзотикой.

Одна цыганка, постарше и понаглее ринулась к нему. Начала мантру. Чёрный парень добродушно отмахнулся, не останавливаясь, и кочующая женщина плюнула ему в след, что-то прошипела и добавила «черт нерусский». Парень остановился и вежливо сказал:
- Йя тибе сейчас пакальдую, билядь такая! Йя тебе такой проклятье сделаю - у тябя хуй на лоб вирастит! У миня дедушка кальдун в Африка! Пиздец будет тебе, залюпа гнойная!

Сразу стало понятно, что это минимум третьекурсник и скорее всего с Меда.
Табор не стал мериться чьё колдунство сильнее и резко ушёл в небо.
1
История про одну даму, которую некоторые знакомые считали блондинкой. Зашла она как-то в крупный гипермаркет и увидела там сногсшибательную кастрюлю за 8 тысяч рублей. Дорого, но так ей понравилась эта кастрюленция, что она ее купила.
Пришла домой, все наклейки отлепила и давай жарить-парить в ней всякие вкусняшки.
А на следующий день она опять пошла в тот магазин, что-то докупить, а там распродажа. И эта кастрюля вместо восьми стоит всего-навсего три тысячи. Тут от обиды любая могла бы разреветься.
Но наша девушка вместо этого взяла и купила еще одну кастрюлю уже за три тысячи. Пришла домой, взяла кассовый чек от вчерашней покупки и вернулась с ним и с только что купленной новой кастрюлей в магазин. Мол, вчера вот у вас взяла за восемь тысяч, не подошла она мне, хочу вернуть, все новенькое, даже не вскрывалось.
Вернули восемь тысяч. Совсем не блондинкой оказалась.
Антонимы "сухое" и "полусладкое" напомнили...
Горбачевские времена, с особо циничным отношением к алкоголю. Мама работает в вино-водочном магазине.
А мне 6 лет. Жаркий август, мы приезжаем в Одессу. Уж не помню, как получилось, но не "дикарем", как обычно, а на самую настоящую базу отдыха. Вот сейчас начала вспоминать, и в голове задребезжал рупор старенького громкоговорителя: "База отдыха Рассвет приглашает на обед!" Вот там я и прославила свою любимую родительницу...
В первый же вечер, перед танцами, местные массовики-затейники от дирекции развели игры для отдыхающих. Сценарий прост. "Я знаю 5 названий цветов!", "Я знаю 5 названий деревьев!" - и добровольцы, кто не справился с заданием, возвращаются в ряды зрителей. Мама еще прихорашивается в домике, а я на центральной площадке базы уже вовсю изображаю "вундеркиндера".
Вопросы становятся все более взрослыми, ряды играющих стремительно редеют. А я держусь, умничка такая. (Когда смотрю на свое фото с того лета - растрепка в платьице в горошек и круглых очечках - становится особенно весело.) И вот остались мы втроем. Высокий, красивый офицер в летней форме, раскрасневшаяся дама бальзаковского возраста (это сейчас все знаю про бальзаковский, тогда не могла понять, зачем бабушке такое красивое белое платье) ну и я, мамина радость. Вопрос, еще вопрос, мы идем ноздря в ноздрю. Между молодым офицером и дамой в платье возникает взаимопонимание. Я это хорошо чувствую, мне кажется, они сговорились, чтобы не дать мне победить!
"Я знаю 5 сортов сыра!", "Я знаю 5 сортов колбасы!" - ха, ребята, моя мама, прямо сейчас, во времена жуткого дефицита, работает в вино-водочном магазине, а я ребенок любознательный, ну, вы понимаете...
Ведущая всего шоу видно решает, что с малявкой пора завязать, и обеспечить истории бравого офицера и прекрасной дамы красивый конец.
"Я знаю 5 названий алкогольных напитков!" Дама отвечает первой - и на четвертом названии сбивается. Ура! А я думала, сильней покраснеть уже не получится! Моя очередь: "Древнекиевская" - раз, "Карат" - два... Каюсь, я не помню, что назвала третим и четвертым номером. Но последним был "Бейлиз"!
Я победила.
Мужчина в форме почему-то не стал отвечать. Он странно согнулся вдвое, вытирал лицо рукавом белого кителя и плакал. Наверное, не знает никаких водок, - решила я. Вдруг, мне стало жаль красивого офицера, и я, все еще сжимая в руках микрофон, начала ему подсказывать: "Дядя, есть еще "Стрелецкая", "Посольская", "Арарат"!" С каждым названием зрители все больше радовались моей победе...
Ведущая сказала, что я настоящий победитель, и что родители мной могут гордиться. И чтобы я бежала к себе в домик, потому что мама за мной, наверное, на танцы не прийдет.
Пригрело. На площадке возле супермаркета из огромной кучи снега натаяла таких же огромных размеров лужа. На берегу лужи стоял стильно одетый мужчина лет трёх-четырёх, в красных резиновых сапожках, капитанской фуражке, и зачарованно жмурился от солнечных бликов на воде. За мужчиной в красных сапожках внимательно наблюдала молодая женщина. Она стояла неподалёку и разговаривала по телефону. У цветочной палатки курила продавщица. Возле служебного входа в супермаркет грузчик неправославной наружности занимался пустой тарой. За цветочной палаткой приткнулся экипаж ГАИ, высматривая нарушителей. Так же на месте присутствовали: старушка с собачкой на поводке, две школьницы, мамаша с коляской, и гражданин неопределённого рода занятий в кепке и с пакетом. Больше ничего примечательного в пределах видимости не наблюдалось.

Лужа искрилась в лучах апрельского солнца, притягивала, и манила. Мужчина в красных сапогах ещё какое-то время зачарованно постоял, потом оглянулся на маму, поднял левую ногу, и сделал шаг. Лужа расступилась и одобрительно хлюпнула.
- Саша, не смей! - крикнула мама, и добавила в трубку, - Извините, это я не вам!
Мужчина по имени Саша какое-то время задумчиво постоял одной ногой в луже, снова внимательно посмотрел через плечо на маму, и сделал второй шаг.
- Саша, я кому сказала! - в голосе мамы появились стальные нотки. - Выйди немедленно!
Саша сосредоточенно смотрел вперёд. Теперь они с лужей составляли единое целое, берег остался далеко позади, впереди простиралась бесконечная водная гладь.
- Я тебе сейчас по попе надаю!!! - крикнула мама, убрала телефон, и решительно направилась в сторону лужи.
Мальчик принял единственно верное в этой ситуации решение. Он сделал шаг, ещё шаг, ещё, и наконец оказался строго посредине лужи. То есть в полной безопасности и недосягаемости для мамы в белых кроссовках. Та споткнулась о край лужи, и с берега крикнула:
- Саша, я последний раз повторяю - выходи немедленно!
Голос её уже не предвещал ничего хорошего. Саша меж тем что-то внимательно рассматривал на дне водоёма у своих ног, и на голос никак не реагировал.
- Ты слышишь меня?! Я всё отцу расскажу!!! - озвучила мама первую угрозу.
Саша в ответ достал из кармана оранжевое яйцо от киндер-сюрприза, и пустил его в плавание. Яйцо покачивалось на волнах и плыть никуда не хотело. Ему было и так хорошо.
К этому времени за аттракционом "как достать Сашу из лужи" наблюдали с той или иной долей интереса все присутствующие. Два гаишника, грузчик из магазина, гражданин в кепке, продавщица из цветочной палатки, мамаша с коляской, и старушка с собачкой. Мама тем временем ходила по берегу и громко озвучивала предполагаемые санкции.
- Ты у меня мороженое не получишь!
- Гулять больше не пойдешь!
- К бабушке на выходные не поедешь!
Было ещё что-то про хомяка, лего, мультики, день рожденья, всего и не упомнишь.
Неизвестно, сколько бы продолжался этот санкционный монолог, если б его внезапно не прервал гражданин в кепке.
- Помедленнее пожалуйста! - вдруг крикнул он. - Я записываю!
На что продавщица цветочной палатки неприлично громко хрюкнула, грузчик уронил картонную коробку и засмеялся, а мама повернулась к гражданину в кепке и строго сказала:
- Не стыдно?! Взрослый человек! Лучше бы ребёнка из лужи достали!
- Да как же я его достану? - ответил гражданин. - Я плавать не умею!
Мама махнула на него рукой, и принялась ходить по берегу, раздумывая что бы ещё предпринять. Меж тем Саша всё это время внимательно изучал навигационные качества оранжевого яйца, не обращая никакого внимания на происходящее за пределами лужи. И тут маме на глаза на свою беду попался капитан ГАИ, который стоял оперевшись на капот служебной машины, тоже с улыбкой за всем этим наблюдая.
- Саша! - крикнула мама, - Если ты сейчас же не выйдешь, я попрошу дядю милиционера, и он тебя арестует!
После этого она обернулась к капитану, и громким официальным тоном заявила:
- Товарищ милиционер! - сказала она. - Арестуйте пожалуйста вон того непослушного мальчика!
Все присутствующие посмотрели на капитана.
- Девушка! - ответил капитан, слегка смутившись таким вниманием. - Вы меня извините, но мы же не морской патруль. Мы обычная дорожная полиция. Сухопутная. А вам нужен патрульный катер.
Судя по реакции окружающих, слова капитана получили однозначную поддержку. Это совсем вывело маму из себя. Она топнула ногой, и решила прибегнуть к последнему, радикальному средству.
- Ну всё! - крикнула она. - Я ухожу! Саша, ты слышишь?! Я пошла домой!!!
После чего развернулась, и демонстративно зашагала прочь от лужи.
Внезапно мальчик оторвал свой взгляд от оранжевого яйца, посмотрел ей вслед, и крикнул:
- Мама!
- Что? - обернулась та.
- Купишь мороженое? - крикнул мальчик.
Все с надеждой посмотрели на маму. Было видно, как ей трудно побороть себя, но она всё таки справилась, и крикнула в ответ:
- Хорошо!
Мальчик поднял из воды яйцо, и сделал шаг навстречу.
- Обещаешь? - крикнул он.
- Обещаю!!!
Мальчик сделал ещё шаг.
- И папе ничего не расскажешь?
- Не расскажу. - обреченно ответила мама.
Каждый следующий шаг приносил маленькому вымогателю очередную победу. Расстояния как раз хватило на то, чтобы отыграть обратно все санкции. Публика, поняв что представление окончено, потеряла к нему всякий интерес. Гаишники занялись очередным нарушителем, цветочница вернулась в свою палатку, собачка утащила старушку, и только мужчина в кепке, сложив руки за спиной, продолжал наблюдать за происходящим.
До суши оставалось каких-то пара шагов, когда мальчик остановился, посмотрел на маму, которая ждала его присев на корточки, на берегу, и спросил:
- Ты меня любишь?
- Конечно люблю! - сказала мама.
Мальчик сделал ещё шаг, и задал последний вопрос.
- А женишься на мне, когда я вырасту?
- Нет! - сказала мама.
Потом громко и весело рассмеялась, протянула руки, и выдернула мальчика из лужи.
- Нет! - повторила она, поправляя на нём курточку. - Потому что я уже замужем за твоим папой!
Мальчик философски вздохнул, и сказал:
- Ну хорошо. Тогда мороженое!
- С ума сошел?! - сказала мама. - Какое мороженое? Побежали скорей домой, у тебя же наверняка ноги все мокрые!
Не обращая никакого внимания на возражения ребёнка она крепко взяла его за руку, и потащила с площадки. Внезапно сирена на полицейской машине ожила, и рявкнула так, что все вздрогнули. А потом из её динамиков на всю площадь раздался строгий и властный голос:
- ДЕВУШКА, ВЫ ОБЕЩАЛИ!!! МЫ ТУТ ВСЕ СВИДЕТЕЛИ!!!
Только что. У входа в офис стоят два мужика, курят. Рядом, уборщик/дворник гастарбайтер подметал. Мужики обсуждают и обсирают начальство, работу и страну в целом - хуёвая работа, хуёвая жизнь, хуёвая страна! Затем бросают окурки на землю, хотя мусорка в двух шагах и уходят. Тут же уборщик подбирает окурки за ними и бормочет: "это не страна хуёвая - это вы хуёвые". Эхх...
2
Вечер. Стою в тягомотной очереди к кассе в продуктовом. Впереди парень с минералкой. Он терпеливо дождался пока старушка до него закончит отчитывать кассиршу за неправильные ценники и кругом наебалово и только хотел передать бутылку для оплаты, как его оттирает запыхавшаяся дородная дама, только что ловко обошедшая на повороте всех остальных.

"У меня только колбаса!" - справедливо замечает дама, подталкивая палку сервелата вперед по ленте.

Кассир равнодушно тянется к товару, как в этот момент парень спокойно берет и запускает колбасу по баллистической траектории куда-то вглубь зала.

"У вас нет колбасы..." и протягивает свою воду для оплаты.

Не знаю почему, но мне стало светлее.
ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ЭКОНОМНОЙ

Прочитал давеча здесь же историю Эдиссона о помощниках менеджеров по клинингу, да и вспомнился рассказ однокурсника о его первой работе.

В начале прошлого десятилетия, сразу после института устроился товарищ (для простоты назовем его Сашей) работать в крупную полугосударственную компанию (из серии "Национального достояния"). Устроился в отдел, занимавшийся подготовкой оперативных отчетов, на должность простого экономиста. Великая компания имела четыре основных направления деятельности, каждое из направлений - по два-три подвида. И смысл деятельности отдела заключался в подготовке ежедневных отчетов о результатах работы, движении денег и т.п. В течение дня по каждому подвиду готовились три вида отчетов, и начальник отдела с пачкой бумаги три раза в день бегал "наверх". Отдел считался очень прогрессивным, результаты его работы - чрезвычайно полезными, ну и т.п.

Численность отдела был на тот момент 13 человек (то бишь, грубо говоря, по человеку на каждое направление отчетности, и начальник сверху). Сашу брали как раз на одно из направлений взамен планировавшего перейти в другой департамент еще одного нашего однокурсника (собственно говоря, по его-то рекомендации Саша и попал в это "достояние"). У него был месяц на то, чтобы изучить процесс подготовки отчетов, после чего заниматься ими уже самостоятельно. И он "изучил".

90% времени всех сотрудников отдела уходило на физкультуру. Точнее, на беготню между этажами по различным подразделениям и сбор статистики. Данные собирались в буквальном смысле вручную: ты приходил в нужный тебе отдел, у нужного человека спрашивал свежие цифры, записывал их себе в блокнот, и бежал дальше. Затем, когда этот марафон заканчивался, возвращался к себе на рабочее место и из блокнота переносил данные в Excel. Потом цифры подбивались, отчет печатался и уходил вместе с начальником отдела наверх. А ответственный сотрудник отдыхал полчаса, и бежал по новой, уже по другим отделам.

Я не зря акцентирую внимание на этих хождениях по мукам. Выше я уже отметил, что это было начало 2000-х. То бишь и компьютерные сети были, и интернет, и электронная почта. И даже некий прообраз автоматизированной системы бухгалтерского учета был. Не было только мозгов. Саше хватило нескольких пробежек на то, чтобы подумать "А не пошло бы оно все на...?", взять ящик пива и пойти в гости к местным компьютерщикам.

Те приняли допинг, почесали затылки, и буквально за пару дней они сварганили в MS Access достаточно простую систему формирования отчетов. Часть данных система собирала автоматически (несколько скриптов просто забирали данные из других использовавшихся на предприятии систем), оставшуюся часть ответственные сотрудники подразделений могли вводить через простую форму у себя на компьютере. В итоге спустя неделю, вместо того чтобы бегать по 10-этажному зданию, как ужаленная в попу лошадь, Саша за 10 минут обзвонил несколько человек с просьбой ввести нужные данные, еще через 20 минут распечатал отчет и пошел читать анекдоты на этом сайте.

То же самое повторилось и в обед, и вечером. И самое главное, на следующий день тоже. На третий день Сашу за чтением анекдотов застал начальник, после чего между ними состоялся диалог примерно следующего содержания:

- Ты что делаешь?
- Анекдоты читаю.
- А отчет?
- Час назад уже у тебя на столе лежит.
- ... Погоди, тогда почему твой предшественник на его подготовку тратил три часа?
- Послушай, я тоже могу тратить три часа на его подготовку. Если хочешь, я могу читать анекдоты в столовой. Но результат будет тот же.

Начальник, бывший военный, не мог спокойно воспринимать вольно разгуливающего подчиненного (как гласит армейская мудрость, "Хороший солдат - задолбанный солдат"), посему поручил Саше со следующего дня готовить отчеты по двум направлениям вместо одного (благо ответственный за второй отчет сотрудник уходил в отпуск). Ну два отчета - так два, за еще один ящик пива те же компьютерщики доработали отчет. Единственное, что изменилось - надо было обзванивать по телефону в два раза больше сотрудников (то бишь на звонки уходило не 10 минут в день, а целых 20). Как вы понимаете, на новой Сашиной привычке читать анекдоты это почти никак не отразилось. Как и последовавшее через неделю предложение взять на себя еще одно направление (тем более что пиво делилось по братски между компьютерщиками и Сашей во время совместного застолья, а многие из тех, кто отвечал за ввод данных, через неделю вносили информацию и без напоминаний).

В общем, через некоторое время выяснилось, что вместо 12 человек и начальника для нормальной работы отдела достаточно всего двоих. Написанная в общей сложности за три ящика пива система успешно проработала больше 5 лет, пережила две попытки "комплексной автоматизации" предприятия (когда мальчики в деловых костюмах пытались внедрить системы за несколько миллионов долларов), и умерла в конечном итоге только потому, что новая версия MS Office отказывалась работать со старой базой данных.

А Саша? Его уволили со словами "Я тут три года выращивал отдел, еще чуть-чуть - и было бы целое управление. А ты мне все разрушил".
В Питерском водоканале на должности контролера качества очищенной воды работают раки. Обыкновенные речные раки, несколько штук. Они сидят в трубе, через которую проходит очищенная вода и на появление примесей реагируют повышением пульса. Изменение пульса фиксируется датчиками, которые посылают сигнал на пульт. Всё просто. Причем, это самый точный способ обнаружения примесей в воде, более точных датчиков люди еще не придумали. Раки работают посменно, несколько лет. Потом их выпускают на волю (отправляют на пенсию) и берут на службу других, помоложе. И, самое интересное: на работу берут только раков мужского пола. И феминизм здесь совершенно ни при чем. Дело в том, что самки для этой работы малопригодны. Они более эмоциональны, отвлекаются на всё – на включение света, на шумы, на людей, на других самок… И поэтому пульс у них меняется не только на появление примесей в воде, а по любому поводу. В общем, всё как у людей.
Давно это было. Есть у меня одна знакомая девушка (назовём её Оксаной), которая в 15 лет переболела ангиной. Ангина дала осложнение на связки.

Грубый пропитый-прокуренный мужской голос из уст девушки с ангельской внешностью серьёзно осложнил Ксюхину личную жизнь. Давно уже осталась за плечами школа и институт, потекли трудовые будни, а принца на белом коне всё не было. Да какого принца, Оксана уже медленно, но верно подходила к черте "пусть пьёт, курит, страшен, но хотя бы набор конечностей в комплекте".

Парни как минимум терялись при первом разговоре с ней. Некоторые, при попытках знакомства на улице округляли глаза от ужаса и срочно ретировались. Но если знакомство продолжалось более одного вечера, то стройная фигура, красивое лицо и отличное чувство юмора перевешивали ощущения разговора со старым боцманом. И когда дело доходило до секса всплывал ещё один (подводный камень) скальный массив.

Оксана во время секса стонала и рано или поздно начинала кричать. Никак это сдержать не могла. А когда нежное девичье тело в твоих руках начинает кричать голосом Джигурды, то 90% мужчины вмиг теряли всё сексуальное влечение и более с Ксюшей не общались. Оставшиеся 10% обычно были слишком пьяны, чтобы что-то понимать, но на следующий раз в более вменяемом состоянии присоединялись к большинству.
А Ксюха хотела нормальной семьи, детей и, чего уж там скрывать, регулярного секса. Закрывания рта ладошкой, подушка сжатая зубами и даже приобретённый в секс-шопе кляп - ситуацию не исправляли. Годы шли, Оксане было уже тридцать - успешная карьера, большая квартира, дорогой внедорожник и любимый бассет-хаунд не приносили ей полного счастья. От отчаяния она начала всё чаще заглядывать на дно бутылки красного сухого.

Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не счастливый случай. Своё счастье Оксана встретила на сервисе, где обслуживала авто. Артём работал автомехаником, был плечист и подтянут, но от рождения был слабослышащим. Даже со слуховым аппаратом он просил говорить собеседника громче, и ему нужно было видеть губы людей, чтобы полноценно понимать, о чём идёт речь.

Сейчас у этой пары трое детей, и в середине января они будут праздновать двадцатилетие свадьбы.
4
В девяносто втором дело было.

Приходит в моё телеателье мужик, похожий на физрука, со свистком, секундомером, за ним - милиционер. У физрука в одной руке пакет с ПТК-11Д, в другой - топор. Кладёт на прилавок и то и другое, говорит:

- Сынок у меня - 16 уже, а дуболом... Решив в квартире в метании молота потренироваться. Швыинул топор, попал телевизору в бок. Ты за корпус не волнуйся, дыру я заделаю, селектор почини.

Я отвечаю:

- Селектору твоему уже не помочь, его едва пополам не перерубило, я тебе другой продам, а этот на запчасти заберу.

- Хорошо, только давай бартерную сделку. Я тебе вместо денег за ремонт топор подарю. На даче всяко пригодится.

Жалко мне стало мужика, продал я ему селектор за топор, он ушёл, а я спросил милиционера:

- Товарищ капитан, а у вас что?

- А я мимо шёл, смотрю, к вам в дверь мужик с топором заходит. Всякое можно подумать. Вот я и следом посмотреть зашёл, ну и вас защитить, если понадобится.

Спасибо!
6
Один из коллег вспомнил о молодых годах после пары рюмок на корпоративе.
В школу ходить мне не нравилось и учился я очень плохо. Мама сказала, что готова заниматься со мной, водить к репетиторам, лишь бы я начал хорошо учиться. Отец ничего не сказал, а взял меня на следующий день с собой на работу в шахту, где мне пришлось вкалывать почти как взрослому. Под конец смены он принес меня почти бесчувственного в раздевалку, устало опустился на лавку и с отцовской теплотой сказал: «Смотри, сынок, как здесь здорова и ты будешь тут всю жизнь работать, как и я, если, конечно, не будешь хорошо учиться».
У меня в жизни не было ни одного репетитора, мама ни разу не помогла мне с учебой, родители даже не проверяли, делаю ли я домашнее задание.
Но мой портрет, с золотой медалью на шее, висит возле учительской, как человека показавшего лучшею успеваемость за все время существования школы.
КЛЯТВА

«Клятва умному страшна, а глупому смешна.»

Было это где-то в середине нулевых.
Я только перешёл работать в новую телекомпанию и мой первый день работы как раз пришёлся на вялый корпоратив по случаю дня Советской армии.
Меня никто не знал, я никого не знал, вот, думаю, во время междусобойчика и познакомимся.
За столом собралась телекомпания почти в полном составе: от ассистентов и администраторов, до режиссёров и операторов.
Начались тосты за армию, за мужчин, за женщин, которые ждут мужчин из армии, ну и всё в таком же духе.
А, поскольку я никогда в жизни не пробовал никакого алкоголя, то всё больше налегал на шашлыки и томатный сок, но люди быстро заметили, что новый режиссёр совсем не пьёт и поинтересовались: - За рулём?
Настроение у меня было игривое, тем более в незнакомой компании я не хотел выдавать истинную причину моей трезвости и я решил подурачиться:

- Да, вы знаете, сам в шоке, так иногда хочется вспомнить молодость, выпить, расслабиться, просто не передать словами.
Тем более в такой день, а тем более за знакомство.
Но тут такое дело, когда я служил в армии и вот-вот уже собирался увольняться в первую партию, мы с друзьями-дембелями раздобыли самогону и конечно же после отбоя, в автопарке закатили прощальную пьянку, отмечали скорый дембель.
Короче, под утро, нас поймал наш капитан - командир роты.
Лютый был мужик, но справедливый. Мы, конечно же понимали, что сегодня же, вместо дембеля, все дружно отправимся на местную гауптвахту и своих матерей увидим только после Нового года, месяца через три.
А капитан вдруг и говорит:

- Жаль мне вас, дураков. Ладно, давайте так – если каждый из вас здесь и сейчас даст мне своё мужское слово, что больше никогда в жизни не выпьет ничего спиртного. Вообще никогда, вообще ни капли. Тогда я забываю о вашей пьянке, а вы идёте в казарму спать и на днях спокойно разъезжаетесь по домам. Решайте.
Конечно же мы все дали своё слово. Все, кроме одного.
И вот, прошло уже больше двадцати лет, как я не могу выпить, даже на свадьбе, или в Новый год. Только пробки нюхаю. Ужасно обидно, но пока держу слово. А куда денешься? За язык ведь меня никто не тянул.

Публика очень удивилась и после паузы вразнобой заговорила:

- Какое на хрен слово? Да пошёл он! Подумаешь. Двадцать лет ведь прошло! Я бы только дембельнулся и сразу бы этому капитану прислал фотку, как я бухаю.
- Старик, ты серьёзно? Забей! Тебе ведь самому двадцать лет всего было. Подумаешь, слово дал, мало ли кто кому какие слова давал, тем более по такому серьёзному поводу. Да капитану этому на твои обещания начхать давно. Он и забыл уже сто раз. Полжизни прошло. Я, как юрист говорю – он воспользовался вашей тупиковой ситуацией и заключил кабальную сделку. Тем более на словах. Так что, давай, выпей и забудь.
Я возразил, что – это был наш осознанный выбор, ведь тот, один, который капитану не стал ничего обещать, на следующий же день сел на губу и действительно застрял ещё месяца на два.

Кто-то сказал:
- Нужно отыскать этого капитана, поговорить с ним по душам, может он пойдёт навстречу и позволит забрать твоё слово. Не зверь же. Двадцать лет ведь тоже не мало. Должен согласиться. А?
- А все остальные как? Тоже бухать бросили?
- Да откуда ж мне знать? Каждый ведь говорил за себя лично.
- Да, беда. Обидно в двадцать лет так отрезать себе пути к отступлению. А теперь даже бокальчик дорогого винца не выпить. Но, делать нечего, обещание – есть обещание. Не дай боже так попасть…

С тех пор прошло много лет. Смех – смехом, но в тот день я сразу понял и сто раз в последствии убеждался, что из всего народа в той телекомпании, я мог доверять только тем, кто советовал найти капитана, или скорбел по поводу дорогого вина, а вот на тех, кто советовал плюнуть и забыть о клятвах, я никогда не мог положиться.
И не только я…
Всего один день в России 30 января.
Приехавший на заседание Совета Федерации Генеральный прокурор Чайка с трибуны лично обвиняет 32-летнего сенатора Арашукова в многочисленных убийствах и призывах к свержению власти, глава следственного комитета Бастрыкин и 4 его силовика бегают за Арашуковым по лестнице Совета Федерации, спикер СФ Матвиенко кричит в микрофон, что он побежал наверх и требует вернуть его в зал и посадить в кресло, на улице здание СФ окружено хмурыми и замёрзшими парнями в шлемах с тремя весёлыми буквами на спинах, сразу после задержания сенатор-спринтер, заседавший в Совете Федерации с 2016 года, требует предоставить ему переводчика с русского на Карачаево-Черкесский язык, так как он плохо владеет русским языком...
Секретарь политсовета «Единой России» заявляет о приостановке членства сенатора Арашукова в рядах партии, в связи с утратой доверия...
Экс-балерина Волочкова заявляет, что сенатор очень непорядочный человек, так как, за 9 лет их знакомства, он всегда платил в два раза меньше, чем обещал, поэтому она считает его обманщиком...
Экс-телеведущая Тина Канделаки заявила, что очень поверхностно знает сенатора Арашукова, который обманом втёрся ей в доверие и силой заставлял её брать у него деньги, подарки и летать с ним на отдых зарубеж...
Золотой тенор России певец Николай Басков, который на дне рождении Арашукова, проходившем 12 дней назад, в его личном роскошном SPA-отеле «Адиюх-Пэлас» в Карачаево-Черкессии, лично исполнял песени на черкесском языке, включая арию «Есть единственный всевышний – Аллах», заявил, что вёл праздник абсолютно бесплатно и не знаком с именинником...
Народный артист России Филип Киркоров, выступавший этим летом на свадьбе 16-летней дочери Арашукова, сегодня пояснил, что его всё на этой свадьбе настораживало и казалось фальшивым, поэтому и он, и Игорь Николаев выступили бесплатно, отказавшись от баснословных гонораров...
Официальный представитель Следственного комитета РФ сегодня заявил, что информация о том, что Глава следственного комитета Бастрыкин ездит отдыхать в принадлежащий сенатору Арашукову элитный спа-отель «Адиюх-Пэлас» в Карачаево-Черкессию и фотографировался там со стоящим у входа милицейским ретро-автомобилем, имеющим регистрационный знак 00-01, входящим в коллекцию раритетных автомобилей Арашукова, не соответствует действительности...
В этот же момент, в своём офисе в Питере задержан отец сенатора Рауль Арашукова за хищение газа у Газпрома на сумму более 30 миллиардов рублей. В ходе его задержания, сегодня, в его кабинете были изъяты четыре ноутбука, семь планшетов, одиннадцать (ВКЮЧЁННЫХ!!!) сотовых телефонов...
Официальный представитель РПЦ заявил, что орденом Русской православной церкви святого благоверного князя Даниила Московского II и III степеней, Арашуков бы награждён ошибочно и оба указа Патриарха об этих наградах сегодня были владыкой анулированы...
Это Россия, детка...
Запасаюсь попкорном...
В прошлую субботу жена сказала что потащит меня в театр. Ну ладно, театр так театр. До театра у меня был целый субботний день и прихватив пару банок пива я пошел в спорт клуб, потягать железки а потом пить пиво в сауне. В сауне кроме меня был еще какой-то мужик, мы с ним задушевно попиздели, но от пива он отказался сославшись на "мне еще работать надо вечером". Бывает, не все по театрам в субботу ходят, некотрые работают. Места в театре были особо отвратные, первый ряд с самого края. Шторы поднялись , темная сцена, на ней столик с графином с подозрительно желтоватой жидкостью (действие происходит в англии, по задумке режиссера видимо виски). Актер с задумчивым еблом подошел к столику, налил себе пол стакана жидкости, медленно поднял голову и посмотрел на зал. Прошелся по сцене, спустился по лестнице сбоку в зрительный зал и оказался прямо передо мной. Тут до меня дошло что это ОН, тот мужик из сауны. Мужик положил мне руку на плечо, посмотрел по верх голов зрителей в зале и сказал "вот теперь можно и выпить".
Знаете ли вы, что такое диаметр/радиус? Супружеская жизнь.
Работаю за металлорежущим станком. В свое время решил поменять род деятельности и был с нуля обучен на производстве на оператора ЧПУ. Позже уже сам обучал основам других ребят. Однажды, во время объяснения одному из стажёров, заметил, что он как-то не очень воспринимает, что я ему пытаюсь втолковать:
- Ты понимаешь? Ты ж знаешь что мерили мы диаметр, а в таблицу записываем радиус? Знаешь что такое радиус?
- Нет, не знаю.
- В смысле не знаешь? Что такое диаметр же понимаешь?
- Нет.
Неожиданно? Не верится? А ведь стажёр был даже не вчерашний школьник, а выпускник Башкирского строительного колледжа по специальности промышленное и гражданское строительство!!! Позже я вспомнил, что и при моем обучение на заводе наставники мне задавали этот вопрос и тогда он показался мне глупым: "как так не знать взрослому, что такое радиус? Да это ж одна из основ всего и вся!"
"Ну наверное парень просто определений не знает <<по-учебнику>>" - подумал я и нарисовал на бумаге окружность:
- Нарисуй, где здесь радиус, где диаметр.
Стажёр рисует внутри моей окружности ещё две.
Проходив под впечатлением от открывшей мне правды весь день, лежу ночью в постели. Размышляю: в какой момент человек узнает что такое радиус/диаметр ( имеется ввиду <<не по учебнику, а своими словами>>; в бытовом смысле когда человек начинает понимать, что вот окружность, а вот тут ее радиус). И каким "типом мышления" обладать, чтобы это понимать? Обязательно математико-техническим? Ну это выяснить легко:
- Жена, просыпайся. Ты знаешь что такое радиус? Диаметр? - супруга-то у меня не технарь ни разу, а филолог-журналист.
- Ты сдурел что ли? Какой радиус, какой диаметр - час ночи! Что случилось?
- Да вот... долго объяснять. Можешь своими словами сказать, что такое радиус?
- Размер круга. Да что случилось-то? Ты что там ночью в постели меряешь?...
То есть всё-таки это не сакральные какие-то знания, хранимые от посторонних. И "не технарь", спокойно окончивший школу и с геометрией, кроме как в бытовом плане, не сталкивающийся, может в час ночи сквозь сон дать ответ, где копать, чтоб найти определение "радиуса".
Вечером следующего дня я решил выяснить, а с какого возраста человек узнает, что есть такой термин "радиус" и спросил у дочери-второкласницы ("ну во втором то классе ещё вряд ли проходят, - подумал я - будет понятно, обязательно ли учиться в школе или достаточно просто по жизни внимательно смотреть по сторонам, чтобы узнать):
- Ты знаешь, что такое радиус? Или диаметр?
- Это в круге, вот точка такая, центральная, и там расстояние до линии.... - немного смутившись отвечает.
То есть ребенок во втором классе уже знает! Но... Что-то больно похоже на определение из учебника... Неужели всё-таки в школе уже проходили?
- А откуда ты знаешь? Вы уже в школе проходили?
- Нет, - улыбается - мне мама утром сказала, что ты меня обязательно спросишь сегодня и надо выучить.
1
Учительницу уволили за то, что она сфотографировалась в купальнике.

Не за прогулы, не за профессиональную непригодность, не за вопиющее нарушение правил безопасности, повлекшее за собой непоправимое и даже не за пьянство на рабочем месте. Нет.
За фотографию в купальнике.
Не знаю, оговаривается ли как-то особо ношение купальников и последующее фотографирование в оных в педагогических ВУЗах, имеются ли на этот счёт какие-то специальные предписания для учителей, существуют ли профессиональные, учительские модели купальных костюмов, фотокарточки в которых не являются крамолой, есть ли госкомиссия, регламентирующая длину учительских юбок и глубину учительских декольте. Я не располагаю такой информацией.
Но зато точно знаю, что у многих учителей есть дети. Да у большинства! Понимаете? Нет? Ну, подумайте! Дети — они ведь от чего? Не от аиста. Нет-нет-нет! И не в капусте их с озадаченным видом обнаруживают, как бы вам этого ни хотелось! Дети, увы и ах - всегда от секса. Понимаете?
А секс это что? Это же форменное безобразие! Пися в писю! Стоны! Крики! Пот! Сперма! Олег, возьми меня за волосы! Танюша, я щас, щас, Танюшааааааааа!!! Понимаете?
А потом они вот этими самыми руками учить детей идут? Улавливаете логику?
Какая безнравственность! Никакой купальник рядом с таким развратом не стоял! Сексом то они, поди и вовсе без купальников занимаются! Безобразие!
А туалет! Ходят туда и натурально какают! И как только не стыдно! Гордое имя учитель носят, а сами при этом — какают из попы. Я извиняюсь, самым тривиальным образом! Говном! Да-да, им родимым! Не бисером, не блёстками и даже не бабочками! А ещё учителя! И секс у них, и какают, и наверняка, когда дома мизинцем о ножку стола ударяются - «эх блять!» говорят! Да точно говорят!
Надо бы с ними построже! Чтобы ни секса! Ни купальников! Ни каких иных испражнений!
А то ишь, распоясались! Фотографируются, понимаешь! Бесстыдники! Не по-советски это, товарищи! Не для того мы на Колчака в сабельную атаку ходили, чтобы вы тут потом , в светлом будущем секс да купальники вытворяли! Не для этого Лазо в топке то горел! Эх вы! Срамота!
Рассказала знакомая. Решили они с бойфрендом узаконить отношения. Обоим под тридцать, второй брак, в общем не пионеры. Она - абсолютно городская барышня, "дитя асфальта", он из алтайской деревни, выучился, родители живут там. После ЗАГСа посидели с друзьями в кафе и поутру к родителям в деревню. Ну а там - село есть село, пир горой со всеми последствиями. Далее с ее слов. Проснулась утром, головка вава, во рту кака. Вышла во двор - весна, солнце, красотища. Грядка с молоденьким укропчиком, как раз к моему состоянию. Присела на корточки, потихоньку щиплю. На крыльцо выходит свекор, закурил, о чем-то думает. Я ему:
- Укропчик молоденький вкусный, люблю.
Он посмотрел внимательно на меня, сигарету изо рта вынимает:
- Укроп я и сам люблю, а скажи - нахрена ты морковную ботву жрешь?
Ну что, продолжим, пожалуй, цикл про жуликов. Хотел бы поделиться одним эпизодом из моей карьеры. Впрочем, "расследованием" это назвать тяжело, там сложности было на две копейки, но случай, как мне кажется, достаточно занимательный и чем-то поучительный. Впрочем, уважаемые читатели, судите сами. Как обычно, предупреждаю, будет длинновато.

"Политкорректные Мошенники"

Эпиграф "Учиться, учиться и учиться" (Советский лозунг, возникший из статьи В.И. Ульянова "Лучше меньше, да лучше" (1923)).

Лет 7 назад я устроился работать в одну фирму на довольно серьёзную должность. Пожалуй впервые в карьере моя позиция была практически не связана с ревизиями и аудитом, а больше фокусировалась на корпоративном управлении. Но опыт, как известно, не пропьёшь.

Моя новая компания была несколько необычной. Раз, хотя она и числилась американской (т.е. в США находилось высшее руководство, в т.ч. основатели-эмигранты), но подавляющее большинство сотрудников работало в СНГ, куда я, собственно говоря, и ездил несколько раз в году. Два, она была отморожена на всю башню на соблюдении всяческих "правильностей", "толерантностей", "корректностей", и т.д. Для меня, только что отработавшего четыре с лишним года среди дальнобойщиков, слесарей, кладовщиков и продаванов запчастей/техники, где подобные вещи были как с другой планеты, это был определённый культурный шок.

Конечно, бизнес бизнесом, но можно смело сказать, что компания диспропорционально управлялась отделом кадров. Точнее, "эйчаром", как официально величали отдел, даже в русскоязычных странах. Каждое тело, едва усевшись на стул, должно было думать о "персональном девелопменте", ставить себе "таргеты", и регулярно заходить в специальную интранетовскую страничку, дабы проходить "виртуальные трейнинги". Помимо всего, каждому сотруднику полагался "пир бадди (peer buddy)" и, конечно же, "коуч". Все эти трейнинги, коучи, и таргеты предназначались для того, чтобы "интегрировать во внутреннюю культуру" любого вольного мустанга, попавшего из диких прерий в эту компанию.

В первый же день работы я уселся за рабочий компьютер и открыл свой почтовый ящик. Если честно, то я предполагал, что он будет девственно чист. Ну, максимум одно-два письма, типа "добро пожаловать в нашу компанию". Ха-ха. Меня ждало как минимум штук 20 сообщений из "эйчара". Оказалось, что я, сволочь эдакая, ещё не начав толком работать, уже просрочил штук 10 "трейнингов" и не подписал десятка полтора форм. И, пока я всё это не выполню, ни о какой другой работе и речи быть не может.

Сводились все эти курсы самообразования в принципе к одному, толерантности и бытию паинькой. Дескать, первичными половыми признаками в коридорах не размахивать, слабый гендер за вторичные половые признаки публично не мацать, приверженцев однополых сексуальных отношений пидо... тьфу, геями не называть, и вообще относиться к ним со всей приязнью. Кстати, трансгендерам тоже надо симпатизировать и немногочисленных афроамеронегров не кошмарить.

Дальше - больше. Мусор всенепременно сортировать, прослушать лекцию об экономии бумаги, и как это повлияет на окружающую среду, записаться в какой-нибудь форум (типа "защита пингвинов при вырубке деревьев в Сахаре"), подписать форму об отрицании насилия в рабочей обстановке (то бишь рыло никому у фонтанчика не чистить), развивать в себе гуманитария постоянным просвещением, имидж бренда нести в массы, и т.д. и т.п. Все свои шаги документировать, составлять графики, потом создавать "креативные репорты", обсуждать "девелопмент" с "департмент хедами" и "коучами" на регулярной основе. А они, в свою очередь, должны посылать отчёты выше и "анализировать тренды" своих "людских ресурсов".

Мне-то ещё более-менее повезло, будучи в США (где высший генералитет чихал на эти эйчаровские потуги), я был достаточно удалён от всех этих напастей. Но вот мои сотрудники в СНГ получали свою еженедельную порцию внутреннего спама, на который их заставляли реагировать, бросив все остальные дела. Ладно дурацкие письма на почту, это пустяки. Куда хуже было, что по всем офисам, особенно головному, непрерывно шастали "эйчары и эйчарки" и доставали всех подряд, выписывая "ноутисы" и "экшн камменты" за "нон-комплайенс". И где их только набрали, как будто одна мама родила и в зоопарк отдала на воспитание. Никогда не встречал такого всеобщего неприятия одного конкретного отдела.

Прилизанные бойкие мальчуганы в обтягивающих штанах и розовых рубашках с узкими галстуками и густо намазанные девчушки в вызывающих нарядах и сапогах на высоких каблуках с визгом появлялись ниоткуда и создавали видимость кипучей деятельности, начиная бурю в стакане воды.
- Как вам не стыдно, почему не вывешен плакат с внутренними стандартами? - возмущалась одна, нервно цокая каблучками.
- Кто из вашего департамента отвечает за форум о диверсификации? - грозно воспрошал нахватавшийся верхов юноша.
- Почему мы не получили анализа отчёта о прогрессе развития? - громыхала другая дамочка, демонстрируя могучие, туго обтянутые, перси.
- Вы же не проставили рейтинги своим ресурсам. Мы же вас предупреждали ещё на прошлой неделе, - хватался за голову ещё один глянцевый пацанчег, поправляя сбившуюся от гнева чёлку.
- Когда вы проходили курсы на тему корпоративной этики? Неплохо бы повторить, - тонко намекала на несоответствие очередная уполномоченная, сверкая маникюром и обволакивая целый отдел резким ароматом духов.

Возглавлял эту братию некий Тимур с помощницами: Яной - возглавлявшей собственно сам отдел кадров и Олей - возглавлявшей систему обучения, так называемый "трейнинг лид". Шуму, ясное дело, они создавали много, а вот толку особого я так и не увидал, хотя и честно старался. Более того, всех уже достало высокомерие новоявленных патрициев и снисходительные взгляды сверху вниз на нас, плебеев.

Нет, не поймите превратно. Я первый признаю, что грамотный отдел кадров - это сила и важнейший инструмент в корпоративном управлении. И я двумя руками проголосую за грамотное обучение сотрудников. Но тут на лицо было явная профанация. От домогательств этой полированной банды мои коллеги уже выли на луну, тихонько матерились и мечтали о мести. Так уж получилось, что "молотом ведьм" довелось выступить мне. Правда, произошло это почти случайно.

Во время очередного визита разговорился я с местным бухгалтером, Верой. Помните Людмилу Прокофьевну из к/ф "Служебный Роман"? Вот по прикиду точно она, только чуток постарше. Дама крепкой советской закалки, ей эти новоявленные хлыщи поперёк горла.
- Вера, - говорю. - Слушай, я тут к своему прелюбимейшему хобби обратился, анализом расходов занялся. Только начал, но уже вижу, что наши гламурные кисо впереди планеты всей. Все эти помпезности влетают родной фирме в лютую копеечку. Я далеко от поляны, а ты над схваткой паришь. Скажи мне, как художник художнику, от них хоть какой выхлоп есть?
- В корень зришь, - вздыхает. - На мой взгляд - мышиная возня. С них профиту, как свинью стричь - визгу много, шерсти мало. Вот, не далее как сегодня утром, Оля притащила очередные счета на оплату трейнингов. Кричит, что срочно, кровь из носу, сегодня оплатить надо.
- А ну дай взглянуть, ради спортивного интереса. И договоры тоже. А чего срочность такая?
- Говорит, что и так припозднились, трейнинг уже сегодня начался. Кто-то что-то чего-то как-то почему-то упустил, Тимур лишь вчера договора получил и подписал. Еле уговорили преподавателя без предоплаты выйти. Так что платить надо без отлагательств.
- Ну, давай посмотрю, чего это им так уж замуж невтерпёж.

Бегло просмотрел, общие суммы немаленькие. Потом детально взглянул и аж присвистнул.
- Вера, эти договора вообще кто-либо читает? Ну кроме самого Тимура и Оли.
- Может, юристы. Моё дело малое, договор подписан, счёт есть, я платёжку делаю, финдиректор платёж выпускает.
- А главбух смотрит?
- Не знаю, давай её спросим.

Подошли, спрашиваем.
- Алла, ты договора вообще смотришь?
- Смотрю, но, если честно, не всегда. Эти не смотрела. Не успеваю просто.
- Отлично, тогда играем в игру "Кто, кому, куда?" Внимание, вопрос первый. Какая средняя зп у бухгалтера в стране? В долларах, для простоты.
- Ну, сразу после универа, долларов эдак 500.
- Отлично. А знаешь какой почасовый тариф за обучение в этих договорах? $400 за час. ЗА ЧАС. И это в стране ещё не побеждённого социализма. Даже высококлассные юристы в Нью Йорке и то за час столько не берут. Это не вызывает смутных сомнений?
- Это я раньше когда-то спрашивала. Говорят, что тренер больно крутой, очень уж курсы специфические.
- Надо жалом по рынку поводить. Как говорит Станиславский, "не верю." Ну ладно. Внимание, второй вопрос. Кто готов выйти на работу в майские праздники (дело происходило в самом конце апреля)?
- А что надо? - хором интересуются Вера и Алла. - Если очень требуется, наш отдел выйдет, но, конечно, не хотелось бы.
- Вот постыдились бы. Вам не хочется, а люди тельняшку на себе рвут на Непальский флаг. Выходят на обучение... внимание - звучит барабанная дробь - с 28 апреля по 10 мая. В свой кровный выходной. Вот это я понимаю, вот это ввпреданность компании. Причем, заметьте, учиться будут, не жалея себя, по 12 часов в день. И всё с одним и тем же загадочным гуру-преподавателм. Главное, тема-то какая "эффективное управление персоналом." Это я не выдумываю, и время, и сроки, и преподаватель, всё указано в договоре.
- А ну, дай посмотреть? - сказала Алла. Посмотрела. - А знаешь, кого обучать-то будут?
- Давай, порази меня в самое сердце.
- Самих себя, любимых. Т.е. отдел кадров и развития сам себе трейнинги заказывает. Знаешь что, тут по договору действо будет у нас же в здании. А ну, давай посмотрим, на этих "студентов."

Прошли, осмотрели все конференц-залы. О боги богов, все пусты. Прошли мимо отдела кадров. Надо же, какое совпадение, никто не обучается. Все своими делами заняты.

Подняли старые контракты и счета. Всё оказалось настолько просто, что даже не смешно. Отдел кадров и обучения годами благополучно заказывал "трейнинги" у парочки поставщиков. Изредка они действительно проводились, но чаще всего эти заказы были для самих себя. То бишь пребанальнейшая откатная схема. Вот только никому в голову даже не приходило, что самые кипучие политкорректно-толерантные руководители отдела этим промышляют. Между прочим, весьма удачно, за пару лет высосали из компании порядка 600 штук вечнозелёных.

Финал можете представить себе сами. Без подобных "руководителей" отдел быстренько присмирел. Да и гламурные девицы и лощёные юноши куда-то исчезли, буквально за пару месяцев.

Ну, а я по возвращении из командировки для "эйчара" форму заполнил, "таргеты" пометил, "план девелопмента и энхенсмента" написал, всё, как регламент требует. Вот только отсылать эти бумажки стало некому. А я же так старался. Обидно.
Пpиexaл к дpyгy в coceдний гopoд. Мaшинy пocтaвил вoзлe дoмa в пятницy вeчepoм. Bce выxoдныe мы aктивнo oтдыxaли и пьянcтвoвaли, a нa yлицe шёл cнeг.
B итoгe, кoгдa я в вocкpeceньe вeчepoм coбpaлcя дoмoй, вмecтo мoeй мaшины cтoял cyгpoб. Снeг был мoкpый, тaк кaк пocлe cнeгoпaдa нaчaлacь нeбoльшaя oттeпeль, a пepeд бaмпepoм кpacoвaлcя гpeбeнь из cнeгa, кoтopый тpaктop чиcтящий двopы aккypaтнo pacкидaл пo бoкaм.
Мaшинa низкaя и я зaceл пpиличнo. Лoпaты нeт. Пытaлcя c pacкaчки выexaть. Нoгaми/pyкaми cнeг из-пoд кoлёc oтгpeбaл. Бyкcyю и вcё. Ужe xoтeл звoнить дpyгy, чтoбы тoт пoмoг, кaк тyт из пoдъeздa c oтбopнoй бpaнью выбeгaeт кoвыляющий пeнcиoнep c лoпaтoй.
— Кaк ты мeня зaeбaл! Гaзyeшь нa cвoём вeдpe нa вecь двop! Я бл*ть дaжe тeлeвизop нe cлышy!
И c этoй вceй pyгaнью, oн oчeнь шycтpo oткидывaeт лoпaтoй cнeг. Пocлe тoгo, кaк мнe пoлeгчaлo oт ocoзнaния тoгo, чтo oн нe coбиpaeтcя мeня oгpeть этoй лoпaтoй, я нaчaл eмy пoмoгaть, oткидывaя тoжe нoгaми.
— Хyли ты cвoими caндaлями кoвыляeшь?! Сaдиcь в мaшинy и yёбывaй oтcюдa!
Я мoлчa ceл в мaшинy.
Дeд нeтepпeливo мaxнyл мнe pyкoй, a caм oбoшёл и yпepcя в бaгaжник.
Нeмнoгo pacкaчaвшиcь, я блaгoпoлyчнo выexaл.
— Спacибo! — кpикнyл я, oткpыв двepь.
— Пoшёл нax*й! — ycлышaл я в oтвeт.
1
В многих торгующих организациях встречается такой термин, как "Наставничество". Суть его в том, что более опытный менеджер вводит в курс дела новичка. Рассказывает ему о характеристиках товаров, ценах, скидках. Показывает, как нужно правильно составлять коммерческое предложение, общаться с клиентом и т.д.
Вот и на одной фирме, назовем ее "Кровельные материалы для тех, кто рискнет их покупать" (шутка), работал менеджером по продажам Роман. Стаж его на этом месте был около года. Поэтому его назначили наставником для новичка, которого звали Костя.
А их директор Александр, к ним пришел из другой компании. Ну и как говорится, начал внедрять всякие новшества.
Особенно трепетно он относился к дресс-коду. Сам ходил всегда в костюме. И вскоре начал этого требовать и от менеджеров по продажам. Те возражали, так как при встречах с клиентом на "объектах", где грязь, пыль и другие неблагоприятные факторы - такой "пафос" был не совсем уместным, но так как директор был очень дотошным, то в офис вскоре некоторые из них начали надевать костюмы.
И вот однажды Косте и его наставнику Роме нужно было ехать к клиенту на замер кровли. Вечером они предупредили об этом директора. И утром поехали на встречу.
Клиент показал им дом, на крыше которого была набита обрешетка. Они втроем залезли на крышу и начали делать замеры.
Вдруг у Ромы зазвонил телефон.
Голос директора Александра: - Рома привет. Вы где?
Рома: - Сейчас на крыше, вместе с клиентом.
Директор: - А вы c Костей в костюмах?
Рома еле сдержался, чтобы не матюкнуться, но вежливо ответил: - Да. Только вместо галстуков у нас бабочки.
Директор Саша не поняв иронии говорит: - А ты спроси клиента: ему важно, чтобы менеджер при встрече с ним был в костюме?
Рома не кладя трубки, спрашивает клиента: - Владимир, наш директор интересуется вашим мнением. Для вас важно, что менеджер в костюме или нет?
Владимир спотыкается, его нога скользит по доске. Он удерживает равновесие, матерится и кричит:
- Мое мнение - идет он на х.. с такими вопросами! Приходите хоть в плавках и ластах! Только дайте качественный материал и хорошие цены!
Рома в трубку: - Александр, я надеюсь Вы услышали его ответ?
После этого случая о дресс-коде начали потихоньку забывать.
Со слов друга.

В ответ на историю про дятла: https://www.anekdot.ru/id/996138/

Несколько лет назад, летом, я проснулся часов в пять утра от громких звуков. Стоял такой грохот, как будто кто-то решил распилить лист металла циркулярной пилой с большими зубьями. Я засунул голову под подушку и попытался заснуть.

Нас следующий день все повторилось, с единственной разницей - умелец начал пилить минут на 10 раньше.

На третий день, я выскочил на улицу с твердым намерением кого-нибудь убить, но на улице было тихо. Только какая-то птица взлетела с крыши моего дома.

Как следует подумав и сообразив, что время начала работы умельца очень хорошо коррелирует с восходом Солнца, я заподозрил улетевшую птицу (рассмотреть ее как следует я не успел).

На четвертый день, поставил будильник на 15 минут до восхода Солнца, тихо вышел на улицу и увидел, как на металлическую трубу моего дома сел дятел и начал самозабвенно ее долбить. Частота ударов была потрясающая - не зря я подумал, что это циркулярная пила. Я кинул в дятла камнем, но промахнулся. Он посмотрел на меня с презрением и улетел.

Поиски в интернете показали, что дятлы долбят дом в двух случаях. Один - если они слышат, что внутри стены есть жучки. Но вряд ли дятел пытался добраться до жучков через лист металла. Еще дятлы стучат по дому, обозначая свою территорию и привлекая представительниц прекрасного пола. Чем громче стук, тем более привлекателен стучащий. Мой дятел нашел идеальный источник звука - металлическую трубу, и явно не собирался прекращать свои утренние концерты.

Я вышел на тропу войны. Кидание камней и крики не производили на него никакого впечатления. Он продолжал долбить. В конце концов, я купил детское водяное ружье и выстрелил в него струей воды. От неожиданности дятел улетел. Но на следующий день он просто перешел на другую сторону трубы, чтобы я его не видел, а на третий день расправив крылья с наслаждением принимал душ и потом продолжил долбить. Признать поражение было ниже моего человеческого достоинства (хотя я уже привык встречать рассвет в ожидании дятла), поэтому я решил его перехитрить.

Так как дятлу был важен звук, то я обложил трубу кусками пенопласта и, чтобы они держались на месте, обтянул металлической сеткой. Первый раз за долгое время я вышел на улицу перед рассветом в предвкушении победы. Дятел, как всегда, прилетел, сел на трубу и ударил клювом. Звука не было. Он обиженно покрутил головой и попробовал другое место. Результат был тот же самый. Куски пенопласта были толстые (упаковка от телевизора), так что разбить их на мелкие кусочки и вытащить из-под сетки (так же как разорвать сетку) у него не получалось. Помучавшись два дня, он улетел навсегда. Я же начал спать спокойно по утрам, доказав (во всяком случае, себе), что я умнее дятла.
Я такая старая, что помню прошлый век.
Например, я помню времена, когда сливочное масло было полезным. Его клали в горячую кашу, намазывали на хлеб, смазывали блины. Очень полезным было масло, особенно для детей.
Еще я помню, когда были полезными дрожжи. Особенно для подростков. Когда у нас дома у очередного подрастающего отрока начинался сезон прыщей, мама начинала почти каждое утро на завтрак делать блины на дрожжах. Пухлые, кислые, офигительно вкусные блины были ужасно полезны, потому что в них дрожжи.
Мясо было полезным — любое. Свинина, говядина, дикое — полезно было всем, особенно детям и тем, у кого физические нагрузки. И мозговые косточки были полезны. И хрящики.
Курица была полезна вся. Грудка, конечно, но ноги-крылья-потрошка — все-все в курице было полезно, кроме кишечника, желчного пузыря и перьев.
Рыба была полезная вся. Особенно — жирная. Особенно — детям. Детям особенно была полезна жирная рыба, но и взрослым любая рыба была полезна.
Полезным был яичный желток. Особенно тоже детям. И пожилым.
Молочные продукты были полезные — все без исключения. Детям, беременным и больным — особенно, но вообще — всем. Творог любой жирности был полезным. В молоке были кальций, белок, витамины. Лактоза тоже была и она тоже была полезная. Сметана была полезная — особенно деревенская, конечно, но магазинная тоже приносила пользу. Особенно в борще.
Борщ вообще был полезный. Во-первых, суп. Горячий суп раз в день был чрезвычайно полезен для любого организма. Во-вторых, в борще мясо, а оно тогда еще было полезным. В-третьих, овощи.
Овощи были полезными все. Свекла была полезной. Особенно тем, у кого прыщи и запоры, но вообще-то для крови она была всем полезная. Морковка помогала расти и хорошо видеть. Капуста славилась витаминами. Горох был полезный. Помидоры очень полезные были. Очень.
Полезными были каши. Любая крупа была полезная. Особенно детям. Мужикам тоже — если с мясом. Хотя, вообще, с мясом было полезно всем.
Яблоки были полезные. Особенно детям.
Апельсины были полезные. Особенно больным.
Хлеб был полезный. Особенно всем.
Мед был полезный. Особенно зимой.
Какао было очень полезным, тоже детям — особенно.
Чай с молоком был полезный. Без молока тоже.
Только кофе был вредный, если его много пить. А если не очень много — то тоже ничего.
Нынче, конечно, у многих продуктов характер испортился. Вредные такие все стали, ужыс! Только мы — жители прошлого века и помним, какими они были милыми и полезными когда-то раньше…
© Людмила Овчинникова
5
Бабка была тучная, широкая, с мягким, певучим голосом. «Всю квартиру собой заполонила!..» – ворчал Борькин отец. А мать робко возражала ему: «Старый человек... Куда же ей деться?» «Зажилась на свете... – вздыхал отец. – В инвалидном доме ей место – вот где!»
Все в доме, не исключая и Борьки, смотрели на бабку как на совершенно лишнего человека.

Бабка спала на сундуке. Всю ночь она тяжело ворочалась с боку на бок, а утром вставала раньше всех и гремела в кухне посудой. Потом будила зятя и дочь: «Самовар поспел. Вставайте! Попейте горяченького-то на дорожку...»

Подходила к Борьке: «Вставай, батюшка мой, в школу пора!» «Зачем?» – сонным голосом спрашивал Борька. «В школу зачем? Тёмный человек глух и нем – вот зачем!»

Борька прятал голову под одеяло: «Иди ты, бабка...»

В сенях отец шаркал веником. «А куда вы, мать, галоши дели? Каждый раз во все углы тыкаешься из-за них!»

Бабка торопилась к нему на помощь. «Да вот они, Петруша, на самом виду. Вчерась уж очень грязны были, я их обмыла и поставила».

...Приходил из школы Борька, сбрасывал на руки бабке пальто и шапку, швырял на стол сумку с книгами и кричал: «Бабка, поесть!»

Бабка прятала вязанье, торопливо накрывала на стол и, скрестив на животе руки, следила, как Борька ест. В эти часы как-то невольно Борька чувствовал бабку своим, близким человеком. Он охотно рассказывал ей об уроках, товарищах. Бабка слушала его любовно, с большим вниманием, приговаривая: «Всё хорошо, Борюшка: и плохое и хорошее хорошо. От плохого человек крепче делается, от хорошего душа у него зацветает».

Наевшись, Борька отодвигал от себя тарелку: «Вкусный кисель сегодня! Ты ела, бабка?» «Ела, ела, – кивала головой бабка. – Не заботься обо мне, Борюшка, я, спасибо, сыта и здрава».

Пришёл к Борьке товарищ. Товарищ сказал: «Здравствуйте, бабушка!» Борька весело подтолкнул его локтем: «Идём, идём! Можешь с ней не здороваться. Она у нас старая старушенция». Бабка одёрнула кофту, поправила платок и тихо пошевелила губами: «Обидеть – что ударить, приласкать – надо слова искать».

А в соседней комнате товарищ говорил Борьке: «А с нашей бабушкой всегда здороваются. И свои, и чужие. Она у нас главная». «Как это – главная?» – заинтересовался Борька. «Ну, старенькая... всех вырастила. Её нельзя обижать. А что же ты со своей-то так? Смотри, отец взгреет за это». «Не взгреет! – нахмурился Борька. – Он сам с ней не здоровается...»

После этого разговора Борька часто ни с того ни с сего спрашивал бабку: «Обижаем мы тебя?» А родителям говорил: «Наша бабка лучше всех, а живёт хуже всех – никто о ней не заботится». Мать удивлялась, а отец сердился: «Кто это тебя научил родителей осуждать? Смотри у меня – мал ещё!»

Бабка, мягко улыбаясь, качала головой: «Вам бы, глупые, радоваться надо. Для вас сын растёт! Я своё отжила на свете, а ваша старость впереди. Что убьёте, то не вернёте».

* * *

Борьку вообще интересовало бабкино лицо. Были на этом лице разные морщины: глубокие, мелкие, тонкие, как ниточки, и широкие, вырытые годами. «Чего это ты такая разрисованная? Старая очень?» – спрашивал он. Бабка задумывалась. «По морщинам, голубчик, жизнь человеческую, как по книге, можно читать. Горе и нужда здесь расписались. Детей хоронила, плакала – ложились на лицо морщины. Нужду терпела, билась – опять морщины. Мужа на войне убили – много слёз было, много и морщин осталось. Большой дождь и тот в земле ямки роет».

Слушал Борька и со страхом глядел в зеркало: мало ли он поревел в своей жизни – неужели всё лицо такими нитками затянется? «Иди ты, бабка! – ворчал он. – Наговоришь всегда глупостей...»

* * *

За последнее время бабка вдруг сгорбилась, спина у неё стала круглая, ходила она тише и всё присаживалась. «В землю врастает», – шутил отец. «Не смейся ты над старым человеком», – обижалась мать. А бабке в кухне говорила: «Что это, вы, мама, как черепаха по комнате двигаетесь? Пошлёшь вас за чем-нибудь и назад не дождёшься».

Умерла бабка перед майским праздником. Умерла одна, сидя в кресле с вязаньем в руках: лежал на коленях недоконченный носок, на полу – клубок ниток. Ждала, видно, Борьку. Стоял на столе готовый прибор.

На другой день бабку схоронили.

Вернувшись со двора, Борька застал мать сидящей перед раскрытым сундуком. На полу была свалена всякая рухлядь. Пахло залежавшимися вещами. Мать вынула смятый рыжий башмачок и осторожно расправила его пальцами. «Мой ещё, – сказала она и низко наклонилась над сундуком. – Мой...»

На самом дне сундука загремела шкатулка – та самая, заветная, в которую Борьке всегда так хотелось заглянуть. Шкатулку открыли. Отец вынул тугой свёрток: в нём были тёплые варежки для Борьки, носки для зятя и безрукавка для дочери. За ними следовала вышитая рубашка из старинного выцветшего шёлка – тоже для Борьки. В самом углу лежал пакетик с леденцами, перевязанный красной ленточкой. На пакетике что-то было написано большими печатными буквами. Отец повертел его в руках, прищурился и громко прочёл: «Внуку моему Борюшке».

Борька вдруг побледнел, вырвал у него пакет и убежал на улицу. Там, присев у чужих ворот, долго вглядывался он в бабкины каракули: «Внуку моему Борюшке». В букве «ш» было четыре палочки. «Не научилась!» – подумал Борька. Сколько раз он объяснял ей, что в букве «ш» три палки... И вдруг, как живая, встала перед ним бабка – тихая, виноватая, не выучившая урока. Борька растерянно оглянулся на свой дом и, зажав в руке пакетик, побрёл по улице вдоль чужого длинного забора...

Домой он пришёл поздно вечером; глаза у него распухли от слёз, к коленкам пристала свежая глина. Бабкин пакетик он положил к себе под подушку и, закрывшись с головой одеялом, подумал: «Не придёт утром бабка!»

(c) Валентина Осеева
Из говна и палок

Жил-был в Дании Питер Фройхен (иногда его называют Петер Фрейхен). Родился в 1886 году, мама у него была датчанка, а папа - юрист... То есть, ошиблась: добропорядочный еврейский бизнесмен.
Мальчик вымахал большенький, двух метров ростом. Еврейский папа надеялся, что сын пойдет по его стопам, и станет изучать финансы. Но Питер поехал в Копенгагенский университет, посмотрел на это вот все, и говорит:
— Ну на хуй, тоска такая, пойду в медики, там хоть на трупы в анатомичке посмотреть можно.
— Что ж, — отвечает папа, — Тоже хорошая профессия. Может, дантистом станешь или проктологом. Без куска хлеба не останешься: зубы и жопа есть у всех.

Однако через два года Питер окончательно заскучал, даже трупы его не утешали. Он бросил универ, и в 1906 году со своим другом Кнудом Расмуссеном отправился в Гренландию. Тогда были в моде арктические экспедиции.
Прибыл Питер в Арктику, обрадовался.
— Вот это, — говорит, - по мне. Сотни километров ледяных просторов, народу мало, свобода, короче!

Увидел инуитов, один из эскимосских народов, и обрадовался еще больше.
— Вот это настоящие люди! Глянь, Кнуд, как они тут выживают, во льдах-то!
Два года датские викинги провели среди инуитов. Питер так влюбился в них, что изучил язык, обычаи, научился строить иглу, охотиться на моржей и тюленей.

Через два года закончилась жрачка.
— Поехали домой, — предлагает Кнуд.
— Не, ты вали, и возвращайся с припасами, а я еще тут отдохну, мне понравилось, заебатый куророт, — отвечает Питер.

Расмуссен уехал, а Фройхен решил испытать себя на выносливость, и свалил от инуитов. Жил один почти два года, добывал еду охотой. Однажды увидел его белый медведь, слегка охуел и принял за моржа. Из-за усов, наверное. Стали они драться, Питер медведя замочил. Сшил себе из него шубу, гордый такой. А тут Кнуд возвращается с хуевой тучей провианта и всего такого.

— Я на своей шкуре испытал, как тяжело быть инуитом, — говорит Фройхен. — Давай им что ли магазин откроем.
Открыли они факторию, с товарами первой необходимости: продукты, оружие, горючее. Выменивали их на пушнину, причем давали хорошую цену, а вовсе не наебывали местное население. В факторию потянулись поставщики товара, другие арктические экспедиции, стала она перевалочным пунктом для полярников.
— Вы почему эскимосов не наебываете? — удивлялись приезжие.
— Мы вам не миссионеры, — сурово отвечал Питер, и показывал кулак.

Связываться с двухметровым чуваком, наряженным в шкуру белого медведя, никто не хотел: все полярники вели себя с инуитами прилично. А Питер женился на инуитке по имени Мекупалук. Очень любил ее, на руках носил, буквально. Жена родила ему сначала мальчика, назвала Мекусак Аватак Игимакссусукторангуапалук. А потом девочку, с нежным именем Пипалук Еттэ Тукумингуак Касалук Палика Хагер
— Эм… Ну чо, заебись имена, — сказал Фройхен. — Главное, простые и понятные.

Как-то повез он жену с детьми в Копенгаген.
— Что-то жарковато тут, — сказала Мекупалук. — И почему-то никто не хочет обращаться с нашим детям по имени. Невежливые датчане какие-то.
— Да уж, — нахмурился Питер. — Еще толпа везде, а мясо живет в супермаркете. Ну нахуй, поехали обратно.

Так и жили: Мекупалук растила детей, а Питер торговал с ее земляками, мотался по арктическим экспедициям. Опроверг, например, гипотезу американца Пири о том, что на севере Гренландии есть пролив.

Все было бы заебись, но жена его умудрилась подхватить грипп-испанку. И после 10 лет счастливой семейной жизни умерла.
Фройхен погрузил ее на сани, повез в местную церковь, к священнику из миссионеров, чтобы похоронить на церковном кладбище.
— Никак нельзя, сын мой. Обряд проводить не буду, — уперся священник. — Твоя жена некрещеная.

— Мудак ты, а не священник, — ответил Питер, и тут я с ним согласна. — Я сам ее похороню, а ты попробуй мне помешать.
Священник мешать не стал, не самоубийца же, однако, и не помог тоже. Фройхен и раньше не жаловал миссионеров, а после этого вообще стал противником церкви.

Чтобы Фройхен не горевал, Расмуссен затеял новую экспедицию. Питер оставил детей с родственниками жены, и попиздовал вокруг всей Арктики, через Гренландию, Канаду, Берингов пролив. Гуляли они так три года. Когда уже довольные возвращались домой, случилась снежная буря, Питер умудрился отстать от экспедиции. Мело жутко, он забрался под нарты, и уснул.

Просыпается — метель-то кончилась, но его снегом занесло по самое не горюй. От его дыхания снег подтаял, замерз обратно, и сидит он теперь под нартами, в ледяной пещере, на манер какой-нибудь ебучей спящей красавицы в хрустальном гробу. Фройхен попробовал стену пробить — бесполезно. А все инструменты — на нартах, в багаже. Но туда пробиться нереально.

Что же сделал этот замечательный человек? Он насрал. А потом из получившегося материала вылепил зубило. Пока тепленькое. Долго ждал, когда оно застынет и затвердеет. Этим зубилом Питер проковырял дорогу на волю. Инструментом из говна. Возможно, там еще были палки. Тогда из говна и палок.

Но это еще не самое охуительное. Фройхен вылез, пошел догонять экспедицию. Добрался до временной базы, разделся, смотрит — а пальцы-то на ноге отморожены.
— Ишь бы, блядь, незадача какая, — огорчается Питер. — Ну ладно. Зря я, что ли, два года в медицинском отмантулил…

Он удалил себе пальцы плоскогубцами и молотком. Не спрашивайте, как, я не знаю. Может, то самое зубило тоже в процессе участвовало. Главное, Фройхен был убежденным трезвенником, а на базе имелся спирт. Но он даже не отхлебнул, чтобы хоть как-то обезболить процесс. Принципы, видите ли, дороже.

Вернулся Питер в свое иглу, к детям, и все бы ничего. Но в 1920 году заблажил датский король:
— Это как так, блядь, датчане в Гренландии живут, а территория не датская? А налоги короне платить Пушкин будет? То есть, Андерсен, я хотел сказать.
И послал туда представителя короны, присоединив побережье Гренландии к Дании.

— Понаехали тут, — нахмурился Питер. — Власти, миссионеры, плюнуть некуда, сука. Щас разведут толпу, потом супермаркетов настроят, Диснейлэндов, церквей, этих, как их, барбершопов... Делать тут уже нехуй.
И с детьми уехал в Данию.

Там пошел к врачам, ногу показать, а они говорят:
— Как-то вы некачественно пальцы удалили. Плохо учились, видать, в университете.
Отчекрыжили Фройхену ступню.
— Ну, блядь, охуеть теперь, — обиделся Питер, и пристегнул деревянный протез.

Это ему никак не мешало. Бабла в фактории он заработал много, купил себе небольшой островок Энехойе, построил дом, стал там жить с детьми. Спокойное существование было не для него, Фройхен развил бурную деятельность. Для начала он женился на подруге детства Магдалене. Дама была из богатой семьи, в приданое ей дали журнал для домохозяек «В гостях и дома». Питера назначили главным редактором, а он добился того, что журнал сделался самым популярным в Дании.

Потом Фройхен стал читать лекции об арктических экспедициях, печатать статьи в журналах, а 1927 году издал свою первую книгу о путешествиях. И капитально прославился. Этого неугомонному полярнику показалось мало, он вступил в партию социал-демократов, писал аналитические статьи в журнал «Политика».

Но даже этого Питеру не хватило.
— Скучно, бля, чего-то, — сказал он, и занялся кинематографом.
Стал писать сценарии о полярных экспедициях и жизни эскимосов. Тема была модная, в 1932 году Фройхен заключил контракт с Metro Goldwyn Mayer. Устроил съемки на Аляске. Работал сценаристом, переводчиком, занимался подбором актеров, а между делом сыграл в фильме роль главного злодея. Главные роли играли местные аборигены. Фильм имел оглушительный успех и получил «Оскара».

— Ну заебись, — решил Фройхен. — Хули мне на дядю работать?
Открыл собственную консалтинговую компанию для киностудий. Помогал снимать фильмы об Арктике. Заодно возглавил Датскую федерацию бокса, организовал «Датский клуб путешественников», устраивал туры в Гренландию, Норвегию, Швецию, Южную Африку, дважды побывал в СССР…

Короче, атомный пиздец, а не человек. Его обожала вся Дания. Да вообще полмира. Но тут в Германии пришли к власти нацисты. Дания подписала с Гитлером договор о ненападении.
— Хуйня, не верю я этому бесноватому, — сказал Фройхен.

9 апреля 1940 года фашистские войска захватили Данию.
— Ну и хули я говорил? — вздохнул Фройхен, и вступил в Сопротивление.
Там он активно работал. Прятал беженцев, занимался саботажем, разведкой. Ненавидел фашизм, и не скрывал этого. Конечно, он не мог считаться чистокровным евреем, но фашистов это не волновало. Фройхена тоже.

Когда кто-нибудь начинал вещать о чистоте расы, двухметровый Питер хватал убогого за грудки, говорил:
— Да, я еврей. И хули ты мне сделаешь?
Страдалец понимал, что щас из него все убеждения выбьют вместе с дерьмом, и затыкался.

Но в 1943 году власть полностью перешла в руки немцев, которые разогнали датское правительство. В страну ввели части гестапо и полиции. Издали указ о смертной казни всех участников Сопротивления и сочувствующих. Фройхена арестовали.
— Да щас, блядь, размечтались, — сказал Питер.

Он сбежал из заключения. Перебрался в Швецию, оттуда в Нью-Йорк. Но жена Магдалена за ним не поехала.
— Вот еще, — сказала. — Мне-то хули? Я истинная арийка, в сопротивлении не участвовала. Сиди сам в эмиграции.
— Да пошла ты на хуй, — плюнул Питер, и женился на еврейке Дагмар Кон.

Она работала в журнале «Вог» иллюстратором. Фройхен писал книги о своих путешествиях, выступал с лекциями, а когда фашистов победили, возобновил арктические экспедиции. Такой неугомонный чувак.

Появилось телевидение, конечно, Фройхен отметился и там. Пошел на интеллектуальную викторину с денежными призами, выиграл 64 000 долларов.

Однажды, когда ему был 71 год, Питер собрался в очередную экспедицию по Аляске. Прилетел на военно-воздушную базу рядом с Анкориджем. Но тут его хватил сердечный приступ. Умер он быстро.
Прах Фройхена был развеян над Гренландией, на горе Дундас, неподалеку от основанной им фактории.

Такой вот человек — белый медведь. Удивительный, могучий, умный, талантливый и совершенно бесстрашный. Один из лучших представителей мужского племени во все времена. Последний викинг. Золотой генофонд человечества.

На фото — Питер Фройхен с третьей женой, Дагмар Кон. В той самой шубе из собственноручно убитого белого медведя (прежде чем вещать: эта шуба не из белого медведя, стоит вспомнить о качестве фото того времени, а также о том, что шубе 30 лет минимум, и она могла быть не раз реставрирована другим мехом).
© Диана Удовиченко
Ходили в магазин закупаться на корпоратив. Операцией командовал начальник отдела. По внешности похож на еврея. По характеру им является.
Набрали 3 телеги. Подходим на кассу. Впереди там бабушка, берет батон хлеба и пакет молока, не хватает 4 рубля. Чек не закрывает, пока денег нет. Начальник таким хитрым голосом говорит кассирше: "Давайте я заплачу".
Добавляет к покупке все 3 телеги, платит. Ещё и добавляет бабушке шоколадку.
Ну тут мы все обалдели. Понятно, что 4 рубля мог потратить, чтобы сэкономить время в очереди. Но вообще щедрость ему не свойственна. Оказывается. Этот хитрый змей провел все покупки по пенсионной скидке. +500 рублей.
Про ангелов-хранителей.

Правду говорят, что детей родителям дает бог. Одним, наверное, для того чтобы дела хорошие продолжали, а кому-то как шанс на исправление того, что предки его неразумные наворотили. А есть и те, кому он детей дарит просто так, потому как люди хорошие. А вот к нам с женой наверное были у бога претензии, потому как завести ребеночка все не получалось и не получалось. Уже два ЭКО прошли, а деточки все нет. Ладно, решаем, последний третий раз и займемся усыновлением или удочерением в доме малютки. Очередь в центре репродукции в то лето была небольшая. Ждать недолго. По работе на пару дней занесло меня в город Саров. Тот, что рядом с Дивеево. В город этот так просто не попадешь, ходят там толпами по улицам секретные физики, а о прародителе городка - Серафиме Саровском, напоминают лишь сувенирный магазинчик и спутниковые антенны на старинной колокольне бывшего гостиного двора. Дело было к вечеру, делать было нечего. Сижу себе на лавочке, любуюсь оврагом, где по преданию Серафим Саровский выкапывал сныть-траву для пропитания и дрался с алкашами, ну и попиваю пивко задумчиво. Тут-то меня и вычислил местный абориген, относительно чистый, относительно побритый, но, судя по прожилкам на носу, явно любитель нижегородских настоек, явно на пенсии и явно бывший физик, судя по развернутым деепричастным оборотам в речи. Что-то вы, сударь, выглядите печально в этот прекрасный весенний благоухающий вечер. Может взаимообразно за вон ту бутылочку пивасика я смогу вам чем-то помочь. Да не жалко, бери дед, расскажи мне, где был, что видеЛ что делал в жизни своей. Но дед, воспитанный Арзамасом шестнадцатым, о себе рассказывать был отучен, зато разговорить товарища по лавочке - в два притопа - три прихлопа. Рассказал я ему свои думы тогдашние. Ну как же, говорит мне дед, так не бывает. Ты со своим ангелом-хранителем говорил об этом? Рассказал ему, что деточек решили родить? Какой такой ангел-хранитель, отвечаю, не смеши дед, мы люди взрослые грамотные, доценты с кандидатами. Тогда, говорит дед, слушай меня внимательно. Инструкция для создания, построения и пристроения ангелов-хранителей в свою жизнь. Представь, что у тебя за спиной он есть. Да не Шредингер, а твой персональный ангел. Представил? Теперь задумайся и поймай первое имя, которое тебе прилетит в ответ? Поймал? Никому его не говори. А про себя только этим именем и называй своего ангела. Это он сам тебе так назвался. Вот и разговаривай с ним обо всем, но не забывай, прежде чем захочешь что-то попросить - обязательно благодари его за все хорошее, что происходит в твоей жизни. Сам не заметишь, как хорошего станет прибавляться и прибавляться. Больше благодари, чем проси. Задумался я тогда, глядь, а деда рядом-то и нет. И бутылька балтики правда тоже нет. Ухмыльнулся себе, да и пошел в гостиницу собираться до дому до хаты.

Сам не заметил как, но на обратном пути, взял и стал про себя говорить с внутренним приятелем, как с другом: Ну, что Василий, идем собираться? Да, Василий, что-то галстук не найду. Хорошая погода сегодня Василий, ты небось постарался? Понятно, что все это не вслух и не шепотом, а про себя. Здесь я вам для примера своего ангела называю Василием, но как именно зову его в душе, звиняйте, хлопци, не расскажу. Мое.

В общем прошла неделя, сделали нам ЭКО и едем мы с женой из клиники домой. А ехать нам за город. Машина - запорожец старенький, из кондиционера - форточка. Врач сказал - довезешь без тряски и вони - родишь, расстрясешь, провоняешь - будешь усыновителем. Едем себе, тарахтим по-тихоньку, я про себя веду беседу с Василием про детей маленьких и тут беда, пробка, нет - ПРОБИЩА, трасса перекрыта, все стоят. В "кондиционер" запорожца буквально влазит выхлопная труба соседнего КАМАЗа. Блииин, Вася, говорю. Беда. Спасай, не доеду. Тут соседняя машина вдруг уходит вбок через две сплошные на разворот и едет назад, водила не выдержал, пошел в обход. Я же в это окно выруливаю и по встречной рулю прямо вперед к МКАДу. А там ГАИшные форды стоят, военные, а тут к ним несется наглый запорожец. Явно террорист. Во попали, говорю я Васе. Еще и стрелять надумают, придурки. Зря я так подумал. Толстый вспотевший гаишник только глянул на заднее сидение на полулежащую с белым лицом жену и махнул рукой солдатам в полевой форме - пропускайте. Те отодвинули свой Урал и я один на стареньком Запорожце пошел по правительственной трассе. Ну, Василий, говорю про себя, ну герой, что бы я без тебя делал. Нас конечно вскоре обогнал кортеж с мотоциклистами и черными лимузинами, но никто не гудел, к обочине не прижимал. Так и доехали спокойно мы до дома...

Зачем я это вам рассказал? Просто настроение хорошее. Женили мы сынулю вчера. Серегу, первенца своего. Анюту, дочку свою приемную, конечно еще рано выдавать замуж. Школьница она. Но, уверен, и у нее все будет хорошо. Правда, Василий?
Первый «взрослый» новый год. Помните?
Сначала мнётесь, но потом, выдохнув, подходите, и решительно заявляете родителям, что в этот раз будете встречать у Коли, с ребятами.
И мама сразу - ну как это у Коли? Семейный же праздник! Тётя Таня приедут с дядей Борей, Алла Ильинична с детьми будет. Помнишь же её Сонечку и Мишу? Они так выросли! Сонечка — ну прямо невеста уже! Как же мы без тебя? А если уж так невтерпёж — пусть и Коля к нам приходит!
Я вон сколько наготовила, на всех хватит.
Но тут отец, понимающе подмигивая, скажет — ну взрослый же он уже, мать, пусть сходит, встретит с друзьями. Но, только чтоб звонил! А то знаю я ваши новые года!
А у тебя уже заветный, давно припасенный козырь жирным ломтём выпадает из рукава — а у Кольки телефона нет! И всё! Бита родительская карта. Я вообще не понимаю, как сейчас дети живут. Постоянно же на связи. У меня сейчас, если ребёнок не отвечает на звонки и сообщения в месенджерах, всего две мысли возникают: либо батарея села, либо съели ненаглядное дитятко и косточек даже не найти теперь. Схрумкали безотходно демоны ада.
А вот нам ничего, нормально было. Нет телефона у Кольки — и шабаш! Мы потом, как встретим, с автомата позвоним — говоришь. И мама начинает махать руками — ой, вот только этого не надо, по ночам ещё по улице шляться! Сидите уж лучше дома у Кольки у своего, раз уж в родительском гнёздышке вам, неблагодарным, ради которых ночей не досыпалось, не сидится! И отворачивается.
А отец машет рукой — мол давай-давай, вали отсель, а то ведь передумает сейчас.
И начинается таинство. Шумно идёт этот увлекательный ещё, ну потому что неизведанный и от того — безмерно романтичный процесс скидывания, и обсуждения, по сколько, кто чего покупает, и кто чего ещё принесёт из дома. И кто будет, и кого звать вообще-то не надо.
И в итоге всё непонятно, но ты едешь в благоухающем всеми оттенками алкоголя предновогоднем вечернем троллейбусе в новых джинсах и с банкой домашних помидоров в пакете. И ещё там салат от мамы, блюдо от которого ты клятвенно обещал привезти в целости и сохранности назад, ибо — от набора и вообще — вещь в хозяйстве незаменимая.
И вроде бы ты приехал раньше, чем надо, но у подъезда обязательно встречаешь всех, потому что все приехали почему-то чуть раньше, чем надо. Звенят многообещающе купленные на общественные деньги «Асланофф» и «Белый медведь», им игриво отзываются «Амаретто» с «Сангирей» и непонятно зачем взятый, абсолютно ядовитый, не по хорошему зелёный ликёр «Киви» тоже подгавкивает на ровне со всеми.
Ну и шампанское, конечно, куда ж без него. Тоже — неведомых производителей, самых страстных названий,купленное в бескрайней веренице круглосуточных ларьков на Полевом спуске.
Девочки все, не смотря на мороз — без шапок, ну потому что причёски, сам Колька уже немного пьяный, в белой рубашке, глуповато улыбается и сообщает, что самое главное — не заходить в родительскую комнату и что скорее всего ещё сейчас приедет его двоюродный брат, он не скидывался, но привезёт с собой литр водки и вообще — хороший парень, хоть и с села.
В прихожей становится тесно от обуви, а шубы и куртки наваливаются огромной кучей на кровать Колиных родителей, в чью комнату заходить строжайше запрещено. Под этой кучей, на утро будет обнаружен и сам Коля, который в итоге раньше всех напился и, всласть наблевавшись с балкона, куда-то пропал. Оказывается — вот куда.
И девочки, цокая туфлями по паркету, в каких-то неимоверных кудрях и платьях, тех самых, ещё с рынка, (ну а где тогда ещё что покупать), оккупируют кухню и что-то там режут, поминутно требуя помочь им открыть банку или быстренько сбегать за чем-то, что забыли купить.
А вьюноши томятся в ожидании начала распития приобретённого арсенала и смотрят старушечьи, как им тогда кажется, кинокомедии по телевизору Funai, который чёрным ксеноморфом расположился в патриархальной чешской стенке. А остальные её обитатели — хрусталь, две фарфоровых балерины, полное собрание сочинений Лескова и Дюма, керамическая лиса-кувшин, деревянное панно изображающее какой-то былинный сюжет и вольно раскинувший фосфорные крылья зелёный орёл смотрят на него с религиозным ужасом.
А под ним, такой же инородной формой бытия, щерится прикрытой до поры амбразурой видеомагнитофон Grundig , уже готовый всеми своими, то ли шестью, то ли восемью головками впиться в кассету, ну вы понимаете в какую кассету, которую уже кто-то принёс на всякий случай.
И безгрешные, девственные графины, которые на полном серьёзе надеялись состарится и умереть за непробиваемым стеклом серванта, бесцеремонно достаются и наполняются водой, в которой, о ужас, разводится вкуснейший порошковый напиток «юпи» или «инвайт», коими лица, ответственно готовящиеся к встрече нового года будут запивать импортного производства водки, которые, уже в свою очередь, заботливо выставлены на балкон, поскольку всем известно, что тёплую водку пить — занятие пустое и неприятное.
Кто-то предлагает проводить старый год, и ребята, не особо афишируя свою задумку перед барышнями, довольно скоро становятся немного пьяненькими и всем начинает казаться, что вот действительно, сейчас начнётся новый год, а вместе с ним какая-то новая жизнь.
Все постоянно курят, даже те, кто не курит в принципе, и, что самое характерное, именно они — курят больше всех. Но сигарет в избытке. В ходу «житан» и «давидофф», «пьер карден» и противный ментоловый «салем». Время «магны» в мягкой пачке ещё не пришло, но оно обязательно придёт вместе с тихим, чуть мглистым утром первого дня нового года.
И ты выходишь на балкон, а город мягкой, молочной дымкой стелется внизу и пустынные улицы почему-то кажутся сказочными и хочется, чтобы эта тишина и безлюдность не кончалась никогда.
И ты потом, какое-то ещё время, будешь искать это волшебное ощущение, испытанное ровно один раз, регулярно выходя утром первого января на балкон, посмотреть на сонный, скованный хрустальными цепями праздника город, и почти будешь находить его, но с каждым разом всё меньше и меньше, пока наконец совсем не забудешь о нём.
Но это всё не сейчас, ещё не скоро, а пока всё впервые, и по просьбе девочек, ставится «нормальная» музыка, и третий иностранный бандит, нагло вторгшийся в полированно-ворсистый рай советского быта, музыкальный центр Panasonic, заполняет квартиру новинками техно. Чувственные Эйс оф Бэйс сменяются диджеем Бобо и Кэптэном Джеком, Итайп смешно коверкает русские слова и ещё тысячи однотипных песен, где девушка красивым голосом поёт одну фразу, а в промежутках — быстрые речёвки и синтезаторная феерия.
Но потом дело обязательно дойдёт и до медляков от Металлики, и начнутся близкоконтактные танцы, которые, возможно, перетекут во что-то большее, а возможно — и нет. Элемент лотереи, помноженный на новогоднее чудо, порой даёт самые неожиданные результаты.
А моложавый ещё, абсолютно не уставший и никуда не собирающийся уходить Ельцин, смотрин на всех по отечески из заморского Фуная и поздравляет дорогих россиян с новым, девяносто там каким-то годом.
И все кричат ура, и куранты, и надо срочно без верхней одежды всем бежать во двор и бахать там петардами и салютами, и никто ещё не взрослый и не гундит, что это всё глупость и неуместный перевод денег, что надо вести себя прилично а не вот так вот. И мы орём как чумные, и нам орут в ответ с балконов соседнего дома, и мы такие все взрослые, что вот прямо сейчас пойдём и выпьем ещё, и мы идём и выпиваем, и самые стойкие потом почти до самого утра сидят на кухне с гитарой и ревут охрипшими голосами «Гражданскую оборону», а старинная гирлянда отбивает одной ей понятную морзянку, как бы говоря нам, что милые дети, пресловутого молока и сена будет в этой жизни в достатке не всегда.
А потом приходит утро, то самое, которое бывает только один раз в жизни, и которое ты будешь пытаться вспомнить и поймать те незнакомые ощущения чего-то нового, необычного и только-только начинающегося, и теперь всё время ускользающее из-под самого носа до тех пор, пока ты окончательно не забудешь и перестанешь понимать, о чём вообще идёт речь. Или не будешь. Кто тебя знает. Неважно.
С новым годом, ребят. С новым годом.
1
Насколько иронично, порой, складывается все в жизни. Эту историю мне поведал мой друг. Далее от его лица.
С 14 лет я выступал за юношескую сборную СССР. Это были 80-е годы. И был у меня соперник-американец. На всех соревнованиях, где бы мы не пересекались, рубились не на жизнь, а на смерть. В жизни нормальный такой чувак. Мы с ним после одной матчевой встречи СССР-США обменялись футболками. Я ему отдал нашу с гербом на груди и надписью СССР на спине, он мне толстовку с американским флагом во всю грудь и USA на спине. Белая, красивая, тёплая. Я ее носил, не снимая.
Случилось, помню, общешкольное перевыборное комсомольское собрание. Я после тренировки вечером пришёл. Еле живой, сил нет никаких. Сел со своим приятелем-одноклассником на задний ряд в актовом зале. С трибуны несут какой-то бред. Тоска смертная. Приятель мой принёс журнал «Крокодил», как помню. Ну, мы что-то прочитали смешное и давай ржать. А когда нельзя, смеяться хочется ещё сильнее. На трибуне речь толкала председатель комитета комсомола школы. Дура полная. В зале тишина и только мы от смеха давимся. Она на нас обратила своё внимание и говорит: а вот пусть встанут эти красавцы, что тут ржут, как кони, и нам поведают, чего им так весело. Мы тоже, может, вместе посмеёмся. Мы встали. Она меня когда с американским флагом на груди увидала, я думал, с ней эпилептический припадок случится: побледнела, аж затряслась вся. И как давай орать на весь зал: комсомольцы, вы посмотрите на него! Мало того, что он мешает проведению нашего комсомольского собрания, так он ещё оделся в свитер с флагом капиталистической страны-агрессора.
Давайте, кричит, за этот некомсомольский поступок, вот, сейчас, не сходя с места, исключим его из нашей организации. Кто за? И руку свою резко вверх, как каратист. Весь зал, как один, руки тоже вверх. К против? Тишина. Кто воздержался? Приятель мой руку, нерешительно, тянет. Она ему: с тобой мы после отельно разберёмся. Пролетел я тогда мимо чемпионата Европы. Он в Австрии проходил, а в капстрану некомсомольцев не пускали. Много лет прошло с тех пор. Мой американский приятель-соперник помог мне в штаты потом перебраться и на работу тренером устроиться. И забыл я про ту историю давно. А вот всплыла.
У меня два сына, как ты знаешь. Старший на лето съездил в Россию к бабушке и привёз младшему подарок: красную майку с серпом и молотом во весь живот. Младший одел эту майку на какую-то школьную ассамблею бойскаутов. Был замечен в этой майке и с позором изгнан с собрания. На следующий день после общего голосования в их организации, единогласно!, был изгнан из рядов бойскаутов с мотивировкой: нарушение правил организации, запрещающей ношение символов коммунистической диктатуры или что-то в этом роде. Все, круг замкнулся. Чудны дела твои, Господи!
Знакомый как-то дарил 10-летней дочке енота на день. Есть такая услуга, вам приносят енота, он разрушает всё ваше жилище, полоскает сотовый телефон, прогрызает лаз в кроссовках и разбирает ноутбук. Попутно всех царапает. Вообще, енот думает, что это его праздник, и его привели играть к новым людям. Детям нравится. Детям вообще нравится, когда кто-то безумнее их. Вечером довольного енота увозят, вы выдыхаете и понимаете, что такое настоящее счастье.
3
Навеяло историями про полицию...
В нашем городке, в 80-е годы главным ГАИ-шником был Яша. Я уже не помню как его звали полностью, только кличку... Славился Яша своей принципиальностью. Ему никто был не указ. Если ты не умеешь водить машину или не знаешь правила, то на права не сдашь. Взятки, уговоры, угрозы - все бессмысленно. Очень его не любили в народе. Зато, наш городок постоянно был в первых местах, по безопасности движения. Сколько человеческих жизней сохранила Яшина принципиальность. Наверно тысячи, и просто тем, что делал свою работу, как положено, с душой. Спасибо, что такие люди встречаются!
«Америка бабе Гале не понравилась с первых минут. С момента когда таможенники конфисковали из ее чемодана порядочный кусок сала. Конечно же, дочь ее предупреждала и предписывала ни в коем случае ничего не везти из еды, но откуда же бабе было знать что ее бережно завернутое в целлофановые пакеты, заклеенное скотчем и снова завернутое в толстую льняную скатерть сокровище найдет здоровенный пес, который бросился на бабушкину клетчатую сумку так, как будто всю свою собачью жизнь бредил тем бабкиным салом. Только слезы и уговоры спасли бабу Галю от бессмысленно большого штрафа.

Истощенная длинным перелетом баба Галя не заметила как где-то потеряла левый босоножек. Такую — испуганную, плачущую и в одном туфле — ее и встретили дочь, зять и внуки. Позже внуки будут дразнить ее: «баба Галя привезла сала, а как от пса убегала потеряла сандаля».

С зятем Василием у Галины также не сложилось с самого начала, с момента, когда сев в авто и закрыв дверь она услышала от него: «И шо вы так хлопаете, вы уже не в своем селе и это вам не Жигули». Зять вообще был парень как бы и неплохой — трудолюбивый и семьянин порядочный. Работал водителем дальнобойщиком, но почему-то сказал Галине, что работает трокистом. Почему трокистом, а не водителем Галина так и не поняла, но решила что видимо для того, чтобы выглядеть солиднее в глазах окружающих.

Приготовив ужин, Галина говорила дочери: иди клич своего танкиста есть. Василий некоторое время нервничал, но впоследствии смирился, что теща зовет его танкистом. При любом удобном случае он выговаривал теще: «Вы думаете что здесь так легко? Вы знаете сколько я плачу за моргидж, иншуренс, есесмент? Я валю стрейт от деливери к деливери, еще и за тикеты лойерам плачу чтобы рекорд не зафакапать». Интуитивно Галина понимала, что зять говорит на русском, но ничего не понимала, поэтому не могла предложить ни одного аргумента в свою пользу.

Галина скучала и тосковала за селом, за лесом, за козой, курами и даже за глуповатой бешеной соседкой Валькой. Ночью ей снилось как она возвращается в свою деревню, садится на скамейку у черешни и машет рукой Вальке, которая ей тычет фигу и говорит: «чего ты сюда приперлась, американка ссаная». Но, к сожалению, Галину в том селе уже никто не ждал, а ее дом купил Валькин племянник.

Чтобы хоть как-то развеяться Галина много ходила по городу пешком. Сначала улицы Чикаго действовали на нее угнетающе, но со временем в тех, казалось бы, серых и однообразных домах, она начала видеть какую-то неизвестную ей ранее красоту. Незаметно для самой себя она могла остановиться и долго рассматривать граффити или старый металлический мост. Каждый раз она заходила все дальше и все меньше хотела возвращаться домой.

Однажды повинуясь неведомому ей импульсу она зашла в двери заведения которые выглядели, как ворота в ад и даже музыка оттуда звучала адская. Это был бар, переполненный грозного вида мужчинами и женщинами одетыми в кожаную одежду. Галина подошла к стойке бара и сказала один из немногих слов которое она успела изучить на английском: дринк!

Домой Галина ехала очень громким мотоциклом держась за спину Дона Хорхе, черноглазого красавца, который что-то весь вечер ей оживленно рассказывал, подкручивая седые усы. На спине кожаной жилетки он имел надпись «BANDIDOS», а лицо украшали шрамы и татуировка под правым глазом в виде капелек слез. С того вечера Галина почти не ходила на прогулки пешком, потому что за ней заезжал Дон Хорхе на своем Harley FXSTB Night Train, чей звук двигателя Галина могла легко отличить от любой другой модели. Этот звук будил танкиста Василия и смущал соседей, которые говорили что Дон Хорхе был страшным человеком, бывшим телохранителем самого Пабло Эскобара и его разыскивает ФБР.

Василий давил на дочь Галины, чтобы она поговорила с мамой и убедила ее взяться за ум. Дочь же делала вид, что беспокоится за Галину, хотя на самом деле, зная тяжелую жизнь и раннее вдовство матери радовалась за нее и даже завидовала такому бунтарству. Однажды Галина собрала свои вещи в чемодан и сказала что едет жить к Дону Хорхе.

Дочь плакала, а Василий эмоционально рассказывал Галине о совести, стыде, и о том, что же скажут соседи.

— Понимаешь, Вася — сказала Галина — субъективное мнение окружающих это не что иное, как отражение наших же комплексов, недостатков и низкой самооценки. Если ты не перестанешь озабочиваться мнением соседей, и все твои поступки и решения ограничатся стандартами, установленными определенной социальной группой, рано или поздно твои несбывшиеся мечты и нереализованный потенциал могут сублимировать в насилие, проблемы в семье, болезни и алкоголизм. Выгляни за пределы своей коробочки, Вася.

Интуитивно Василий понимал, что Галина говорит на русском, но не мог понять ни слова из того что она сказала, потому молча отошел от двери, растерянно хлопая глазами.

— Adios, cabron! (Пока, ублюдки (исп.) — воскликнула Галина и направилась на улицу. Дочь плакала, а Василий смотрел вслед еще достаточно молодой тещи с хорошими ягодицами, обтянутыми порванными джинсами и одетой в кожаную жилетку с надписью BANDIDOS. На улице ее ждал Дон Хорхе, а с динамиков его Harley звучала песня AC/DC Highway to hell, что в переводе на русский означает Шоссе в ад.»

из сети via #безумный_шляпник
Скромный гений

Один из друзей отца в годы перестройки возглавил небольшое столичное НИИ. К этой должности он шел много лет, но конечно без удачи тут не обошлось - все предыдущее руководство НИИ сидевшее на своих местах ещё со времен раннего Брежнева, просто "обновили" решением сверху, отправив на вполне заслуженную пенсию. Друг отца был не то что бы хороший завлаб, но умелый "политик" с некоторыми внутренними связями, и внезапно открывшуюся он не упустил.
Проблема возникла вместе со свалившимся на него счастьем - дела НИИ из года в год шли все более неважно, и уже в 91 году народ начал активно валить. Попытка создать кооператив с треском провалилась- "продукция", если так можно сказать об их разработках, была совершенно вне реального рынка. В 92 году народ побежал уже гурьбой, на работе оставались только те, кому или было идти некуда, или такие люди, как Иван Петрович.
Папин друг был о нем наслышан с первых лет работы. В свои 50 этот скромный труженик карандаша и бумаги был зам. зав. лабом, и то можно сказать по уговорам сверху. И это при том, что за любым казалось бы неразрешимым вопросом со всего НИИ шли исключительно к этому человеку. Иван Петрович был тихим непьющим гением, как и все гении, жившим в своем, особенном мире. От жизни, кроме карандаша, бумаги и тишины вокруг, ему вполне хватало скромной комнаты в коммуналке и продуктов соседнего магазина. В жизни он был неприхотлив до смешного, в быту доверчив, как ребенок, а вкупе с весьма смешной внешностью и холостым состоянием пользовался у женской части коллектива НИИ сочувствием, так остро свойственным российским женщинам. Они вязали ему свитера и носки, дарили на день рождения новую рубашку или носовой платок, и даже прощали ему такое преступление как полное невнимание к ним как к женщинам. Нет, геем Иван Петрович не был, просто его великой страстью была наука, и этой страстью он был полон на все 100%.

С начала 1991 года Иван Петрович, не умевший ориентироваться в изменениях жизни вокруг и не понимавший, что отныне кусок хлеба нужно доставать, а не покупать в соседнем магазине с пустыми полками, стал смотреть на коллег глазами затравленного не кормленного ребенка. Оставшиеся в НИИ сердобольные женщины забили тревогу, но дома у них самих было не густо, поэтому сумев найти момент, о проблеме было доложено другу отца. И он дал указание усиленно кормить Ивана Петровича в том, что осталось от бывшей когда то образцовой столовой. Скромный гений был искренне счастлив и продолжал не замечать творившегося вокруг бардака.
К началу 1993 года ситуация в НИИ стала катастрофической. Папин друг осознал, что единственный путь сохранить хотя бы что-то - это срочно приватизироваться, сдавать помещения под офисы и склады (место было неудачное с точки зрения расположения, и потому интерес тогдашнего бизнеса к нему был минимальным), а дальше - как пойдет.
В один прекрасный день шеф созвал весь оставшийся коллектив у себя в кабинете, разлил водки всем присутствующем и огласил ближайшие перспективы их института в виде практически полного сокращения штатов и перехода на аренду.
Люди слушали молча - все уже и так понимали, что вариантов нет. Деятельность НИИ никак не вписывалась в реалии тогдашнего бизнеса. Постепенно из кабинета разбрелись все. На стуле остался один Иван Петрович. Он смотрел на шефа своими большими, умными и при этом детскими глазами, в которых был один вопрос- а как же я? Что будет со мной?
Папин друг подошел к нему, обнял и со слезами на глазах сказал - Иван, ты столько всего сделал для этого НИИ, что я не могу тебя уволить. Хочешь- оставайся, занимайся своими исследованиями, я дам тебе коморку, и для тебя все будет по-прежнему. Но Иван Петрович, хоть и был совершенным ребенком, все же не мог понять, как можно уволить столько людей. А как же они? Что они будут делать? Как же я без них? Куда пойдет Мария Ивановна, которая вязала мне этот свитер? А Нина Петровна, чьи носки спасали меня от холода в моей комнате зимними ночами? А дядя Миша, который отдал этому институту 40 лет своей жизни - куда он пойдет? Шеф не знал, как ему ответить. и потому сказал ему ставшую затем риторической фразу:
Эх, Иван Петрович, Иван Петрович, был бы ты бизнесменом, ну хоть на 10%, мы бы всех их оставили...
Иван Петрович, вместо того что бы рассмеяться этой горькой шутке, начал задавать шефу вопросы. Детские вопросы, но уровня очень толкового шестиклассника, который пришел с родителями в гости к другу семьи - бизнесмену и "дорвался до общения со взрослым".
Шефу очень хотелось развеяться от тяжелой сцены расставания с коллективом и он начал на них отвечать. Как умная заботливая мать учит своего не по годам толкового сына. За час с небольшим он вкратце объяснил ему ситуацию в НИИ, в стране в целом и даже сумел ответить Ивану Петровичу на вопрос что такое бизнес и откуда сейчас, в этом новом для всех мире капитализма, берутся деньги.
Закончив разговор, шеф уехал по делам приватизации в центр, и вернулся в НИИ только после конца рабочего дня, с большим удивлением обнаружив на стуле рядом со своим кабинетом Ивана Петровича, державшего в руках кипу каких-то бумажек. Пропустив его в свой кабинет, шеф поинтересовался что же он хочет ему показать - очередной прорыв в уже никому не интересной научной деятельности?
Но Иван Петрович показал шефу свои схематические наброски, пришедшие в его золотую голову после утреннего общения с шефом. Нет, это не был план построения корпорации Apple - это были размышления уровня современного восьмиклассника столичной гимназии на тему "как поднять бабла", с поправкой на время. Разумеется, все они были не реализуемыми.
Главное было в другом - Иван Петрович ВООБЩЕ не понимал что такое бизнес. И откуда берутся деньги. В его научном мозгу они печатались банком и обменивались на кефир и хлеб. Остальное его не интересовало.
Вид увольняемых в никуда людей, которые помогали ему в жизни, совершил в его мозгу маленькую революцию.
Он понял, что у него есть цель - получить ресурс для того, что бы все снова стало как и было. И из рассказа шефа он понял, что это деньги. А в идеале - валюта. Это слово он запомнил и оно фигурировало в половине записей.
Шеф был удивлен. И это мягко скажем. Объяснив Ивану Петровичу как можно яснее и четче нежизнеспособность того, что он придумал, и покормив его остатками провизии с утреннего мероприятия, папин друг уехал домой.
Придя с утра, он снова обнаружил нашего гения на стуле у кабинета. Он спал и по нему было видно, что домой он не ездил. В руках у него была папка, целиком набитая бумагами. Просмотрев которые шеф понял, что хотя это все ещё полное детство, процесс нужно направлять. Позвонив своему знакомому, отставному внешторговскому работнику, он попросил того "заглянуть на огонек". Перед знакомством шеф сказал ему замечательную фразу: у тебя же есть внук? Ну вот представь себе, что сегодня ты с ним играешь. Но только по-взрослому.
Через пару дней к этим двоим присоединился бывший сотрудник НИИ, который был в командировках по всему Союзу и "и видавший виды" на всех возможных предприятиях страны.
К концу недели в новоиспеченной конторе уже не смолкали звонки по всей стране, а в НИИ начали наведываться люди из бывшего Внешторга. На следующей неделе были поездки вместе с шефом по другим дышащим на ладан или уже приватизированным НИИ - искались специалисты по некоторым технологиям. Ещё через неделю коллектив из пары бывших инженеров НИИ шефа с парой уже начавших спиваться спецов из других НИИ обкатали нехитрую и вместе с тем поистине гениальную, за пару суток работы под усиленным питанием созданную Иваном Петровичем технологию (дабы не палить контору она жива до наших дней я не буду тут указывать что именно они делали).
А через месяц шеф вместе со своим Внешторговским другом уже летели в самолете с образцом супер востребованной на Западе продукции.
Все производство помещалось в одной из мастерских НИИ, а сырья на просторах тогдашнего постсоветсткого пространства было просто море, причем за копейки.
Когда был заключен контракт и внесена предоплата, шеф обнял Ивана Петровича и сказал: "Я тебе обещал всех вернуть? Я свое слово сдержу". И он реально вернул большую часть костяка, который в тот злополучный день месяц с небольшим назад набился в его кабинет, не ожидая ничего кроме увольнения без пособия.

Узнав подробности получения свалившегося на них счастья в виде пусть и небольших, но привязанных к доллару зарплат и поступавшего по бартеру продуктового набора, люди плакали. Некоторые без слез обнимали красного как рак от смущения Ивана Петровича и говорили одно слово: Спасибо!

P.S. Иван Петрович к сожалению, нелепо погиб через пару лет после описываемых событий, но НИИ, уже приватизированное, и поныне работает в своей области, одним из немногих сохранив первоначальный профиль.

Честь и хвала таким людям, ибо именно они - эти маленькие и незаметные гении - истинные Патриоты нашей Великой Родины!

https://www.youtube.com/watch?v=Gb2BhiwlHSU
Работаю в шахте. Отработали смену, выехали, скинули грязную робу и вперёд в душевую. Банные принадлежности хранятся в отдельной комнате, у каждого cвoи. Заходим, забираем, купаемся, переодеваемся и кладём обратно до следующей смены.

Напарник стал замечать, чтo полотенце чepeз сутки всё равно влажное и дорогой шампунь заметно пустеет. Решение принял простое: купил пять пузырьков зелёнки, залил их в шампунь и ушёл на выходной.

Чepeз день на работе коллеги рассказывают про одного из начальников (далеко не бедных). Заходит тот в душ, наливает от души шампунь и моется, с него течёт зелёная вода. Продолжалось этo oкoлo чaca, видели eгo вce, ктo был на работе в этoт день. Тaк и не отмывшись от зелёнки, начальник быcтpo оделся и буквально убежал с территории шахты. Больше чужие принадлежности он не брал, но так и остался Шреком.
8
Хрю-хрю!

У моего отца было три брата, и у всех вместе - семеро детей. На лето этих детей свозили в посёлок Елань Волгоградской области, к бабушке. Разный набор, разное количество, но летом несколько внуков толклись в доме постоянно.
Самый младший, трехлетний Максим, был оставлен на бабушку впервые. Крупный и крепкий ребятенок не доставлял бабушке хлопот: спокойный, не вредный, а главное - с хорошим и постоянным аппетитом! Мечта любых родителей.
Гуляет во дворе, играет в песке да с машинками, особо не надо за каждым движением следить. Разве что вымазаться умеет, как поросёнок, но бабушку это не раздражало. Идеальное дитё, что и говорить.
И вот этот ребёнок отказался есть. Без видимых причин.
Нет, с утра он немного ел, потом шёл гулять - на большой деревенский двор, но в обед, полдник и ужин мотал головой, не открывая рта и не притрагиваясь к еде.
Так как Максим был достаточно упитанный, сразу не паниковали, у детей такое бывает, тем более что признаков истощения и голодного обморока не наблюдалось, а даже наоборот - было впечатление, что ребёнок растет, как на дрожжах.
Так продолжалось несколько дней, пока старшая сестричка не проследила более внимательно за Максимкой.
Он постоянно бегал смотреть на маленьких забавных поросят. Проиграет немного, потом: "Поосята!" и топает к ним. Кто ж мог подумать, что он не только любовался, но и регулярно объедал хрюшек! Комбикорм неделю лопал.
С горькими слезами переходил обратно на человеческую еду. О вкусах не спорят, говорят... Ничего, вырос.
Ну, с годом свинки, что ли!
Две вещи окупаются в этой жизни – энциклопедические знания и христианское отношение к окружающим.
В электричке сидящие напротив и разгадывающие кроссворд двое полицейских оказались в интеллектуальном тупике, столкнувшись с французским художником-импрессионистом из четырех букв. При этом они честняги, не гуглят.
А я считаю, все – люди. Дега, говорю.
Точняк, подходит.
Дальше с меня стребовали столицу Перу и автора романа «Овод» о шести буквах.
Тут в вагоне появляются контролеры. Лезу за билетом – и не нахожу. Куда подевался – черт его знает. Начинаю растерянно рыться во всех карманах. Контролеры делают стойку.
Проходим, проходим, – строго говорит им один из полицейских, – этот с нами, на следственный эксперимент везем.
2
В детстве меня часто оставляли с дедушкой. Дед — профессор, в университете преподает, всеми уважаемый человек. Но есть у него хобби — коллекционирует вина. Сам он себя гордо именует энофилом. Шестилетнюю меня перед поступлением в школу привели на «экзамен» в малышкину школу. Одним из заданий было назвать антонимы. Я на слово «сухой» назвала антоним «полусладкий». Родители потом с учительницей долго беседовали.
2
Улов на сотню баксов

Приехал к деду Олегу на рыбалку, начало 90-х было. Договорились завтра на лодке, на озеро. А сегодня-то? Сегодня-то душа горит! Выпили за приезд по стопочке, поужинали, взял удочки, пошел на протоку, к мосту. Хоть уклейки думаю половить, душу отвести. Уклейка как раз шла на нерест, её там в протоке - тьма.
Уклейка конечно рыбёшка несерьёзная, но вкусная. Соседка у деда Олега приспособилась отличные котлеты из неё делать. Принесёшь бывало ей полведра, она котлет накрутит, половина себе, половину нам.
Стою у моста, таскаю уклейку. По дороге - черный джип. Затонированый по самое немогу, боевая машина братвы, летит только пыль столбом.
И вдруг перед самым мостом - фррррр, по тормозам, и встал как вкопаный.
Пыль осела, выходят трое. Реальные такие тревожные ребята. Кожа, бошки бритые, взгляд, все дела.
Встали у джипа, смотрят на меня сверху. Посмотрели, потом один:
- Слы, братан! Чо, рыба есть?
- Да ну, какая рыба! - отвечаю.
Двое остались у джипа, тот что спрашивал спустился вниз. Заглянул в ведро, кричит этим наверху:
- Реально рыба!
- Ну так бери, да поехали! - отвечают ему сверху.
- Слы, братан! Продай рыбу! - говорит он уже мне.
Просьба была настолько несерьёзной, что попахивала каким-то явным разводом.
- Ты чего, издеваешься? - говорю я ему.
- Братан, реально! Мы заплатим, не ссы!
Я говорю:
- Нахрена вам эта мелочь?
- Да нам по барабану!
И понизив голос на полтона объяснил.
- Понимаешь, мы тут ездили, туда-суда, ну, с девочками, отдохнуть, сам понимаешь... А бабам сказали - типа на рыбалку. Чо мы им, селёдки пряного посола с рыбалки привезём?! Ну так чо, сколько?
- Да ладно, перестань! Забирай если надо.
- Чо, серьёзно? Вот ты реальный чувак! А ведро?
- Ведро не могу. Ведро не моё.
- Во! А мы у тебя его купим.
Порывшись в лопатнике нашел там бумажку в десять баксов, скомкал и сунул мне в карман рубашки.
- Нормально? На новое типа ведро.
- У меня сдачи нету.
- Ха-ха-ха! Ты прикольный чувак! Слышь, сдачи говорит у него нету! Ха-ха-ха!
Всё это время, пока длился наш интеллектуальный диалог, я продолжал неспеша дёргать уклейку. Двое наверху за этим наблюдали. И вдруг один крикнул:
- Слы, братан! А на чо ловишь?
- На хлеб.
- Просто на хлеб, и всё?
- Просто на хлеб. На булку.
- Булка это батон?
- Батон.
Он толкнул в бок приятеля.
- Прикинь? На батон! Я тут поехал с одними кентами на рыбалку, понял. Реальные такие рыбаки! Одних понтов на штуку баксов. Лодки, моторы, удочки импортные, все дела. Целый день сидели! Хоть бы блять один головастик! Ни-ши-ша! А тут чувак на палку и булку, зырь, одну за одной таскает.
Они спустились к нам и стали с любопытством наблюдать, как я таскаю уклейку.
- Слы, братан! А можно я попробую? - спросил тот, что интересовался наживкой.
Я пожал плечами, уступил ему место и передал удочку. Двух других это изрядно развеселило.
- О, секи! Щас Лось сома поймает!
Они гыгыкали и толкали друг друга. Меж тем тот, кого они назвали Лосём, неуверенно забросил, поплавок мгновенно ушел под воду, и через секунду у него на крючке уже переливалась в лучах вечернего солнца серебристая рыбёшка. Принять рыбу в руку сноровки у него не хватило, и уклейка, сорвавшись с крючка, плюхнулась в траву.
- Держи!!! Держи её!!! А то ускачет!!! - заорал счастливый рыбак.
- Есть!!!! Ееесть!!! - орали остальные так, что наверное стёкла в деревне дрожали.
Они ползали на коленках по траве, пытаясь поймать бедную уклейку.
- Ух ты! - отдышавшись сказал Лось. Глаза его заблестели азартом. - Видали, как я её чотко?! Токо раз! - и всё! Братан, давай батон!
Он наживил крючок, и снова забросил.
- Братан, а у тебя ещё удочки нету? - спросил один из оставшихся двоих.
У меня в чехле, который я даже не разбирал с приезда, лежало ещё две удочки. Через пять минут все трое выстроились вдоль кромки воды. Но оказалось, что ловить просто так им неинтересно.
- Ну чо, пацаны, по соточке?
- Давай!
- Братан, ты судья!
Они достали каждый по сто долларов, и вложили мне в ладонь.
- Банк короче. Делайте ваши ставки!
И пошла потеха. Они радовались каждой пойманной уклейке так, что младшая группа детского сада на новогоднем утренике по сравнению с ними была просто унылой кучкой ветоши.
Я расчертил на песке табличку, и считал пойманную каждым рыбу. Когда сумерки сгустились так, что уже нельзя было рассмотреть поплавок, подвели итоги. С основательным преимуществом победу одержал Лось.
- Да ну, так нечестно! Лось хоть в детстве на рыбалку ходил! А я вобще удочку первый раз в жизни в руках держал!
- Вот-вот!
- Честно нечестно, а я вас за язык не тянул! - Лось явно радовался победе.
Я достал деньги, и отдал победителю. Тот отделил одну купюру и протянул обратно мне.
- Держи!
- Не-не! Это ж ваша рыба, сами наловили!.
- Братан, ты не понял! Это не за рыбу! Это за удовольствие!
- Бери-бери! - поддакнули остальные. - Треть банкиру эт нормально, это по понятиям.
Смеясь и обмениваясь впечатлениями они развернулись и пошли вверх по склону, к джипу. И тут я вспомнил про ведро.
- Э, парни! А рыбу?
Они обернулись.
- Да нафиг она нам теперь? Нам теперь и так поверят, мы ж реально на рыбалке были!
Смех постепенно стих, и уже от машины, когда хлопнули дверцы, кто-то крикнул:
- Спасибо те, братан! Будут проблемы, найди нас в городе. Спросишь Лося, тебе каждая собака скажет!
Джип, плюнув гравием из-под колёс и мигнув габаритами, скрылся за поворотом, а я стал собирать удочки, пока совсем не стемнело. Проблема у меня была только одна - завтра дед Олег поднимет ни свет ни заря, и будет весь день бухтеть, что я его любимое ведро хотел продать за десять баксов.

(Ракетчик)
2
У дяди Коли (а о ком же еще сплетничать, как не о соседе напротив) есть кот по имени Лысый. Почему он Лысый - непонятно, никаких проплешин на нем нет и окрас классический пингвинистый. Должно быть, Лысый - это фамилия.

Странная фамилия однажды спасла коту жизнь, семью и характер. Кот Лысый в младенчестве обладал отвратительным характером. Он гадил в доме, рвал когтями мебель и нападал на дядю Колю со шкафа. Любой другой хозяин тыкал бы его мордой в каки и лупил хворостиной, но только не добряк дядя Коля. У дяди Коли вообще суровая карма собирать вокруг себя скандальных женщин и неблагодарную скотину.

Ну, речь сейчас не о том. Вместо того, чтобы кидаться в мерзкого кота сапогами, дядя Коля катал его на машине показывать Москву и вывозил отдыхать на дачу. Кот ничего не ценил, он считал, что дядя Коля ограничивает его свободу и недодает материальных благ. Вот, какого черта молоко вместо сливок? И где породистые девочки, а?

Однажды дядю Колю тормознули гайцы, и Лысый вырвался на волю. Дядя Коля очень переживал, звал кота вернуться и прочесывал придорожный лес. Бесполезно. Лысый затаился в кустах и мстительно наблюдал за страданиями хозяина.

Стояла ранняя весна. Дядя Коля промочил ноги, замерз, охрип и поехал дальше. А кот остался на воле.

Односельчане прониклись горем дяди Коли и, проезжая через пост ГАИ, останавливались, чтобы расспросить о Лысом. Больше всего в этой истории гаишников поразила фамилия кота и, вполне вероятно, если бы его звали Мурзиком или Барсиком, его бы оставили на свободе. Но кот с авторитетной кличкой запомнился, его стали искать, и однажды позвонили дяде Коле с новостью, что Лысый схвачен во время разграбления помойки, взят под стражу и готов к экстрадиции.

Дядя Коля ехал и волновался: узнает ли? Простит ли? Шутка ли - прошла весна и половина лета, кот, поди, совсем одичал. Но Лысый сумел его удивить.

Как только хозяин открыл дверь погреба и принял позу вратаря, чтобы ловить кота, Лысый завопил: "Мама!" - и бросился ему на шею. Он так обнимал хозяина, что у гайцов из глаз текли слезы, а у дяди Коли кровь по спине. Ему пришлось вести машину с котом на груди, отпустить которую Лысый согласился только когда въехал на дяде Коле в дом.

С тех пор в нашей деревне нет более счастливого и благодарного кота, чем Лысый. Он ходит за дядей Колей хвостом и чутко прислушивается к его пожеланиям. Поймать мышь? Пожалуйста! Не драть диван?! Конечно-конечно!..

Вообще, если б дядя Коля догадался повторить педагогический прием с окружающими его бабами, он со своим покладистым характером был бы самым счастливым человеком на свете. А то давеча его новая любовь закатила ему такой гала-скандал, что вся деревня развесилась по заборам. А дядя Коля с бесконечной любовью смотрел на бушующую бабу и говорил нежно:
- Ох, дура ты, Наталья! Ну и дура...
В XVII веке на реке Урал построили множество плотин с водяными колёсами, приводившими в движение фабричные станки. В XIX веке фабрики оснастили паровыми машинами, а по реке решили пустить пароход. Но как убрать сваи, вбитые в дно? Это стволы лиственницы — сибирского дерева, которое в воде не гниёт, а становится ещё более прочным. И таких стволов, крепко затянутых илом, из дна реки торчит множество. Предлагали различные проекты: спустить в колоколе на дно людей с пилами, или собирать большой плот вокруг каждой сваи и тянуть её вверх, или помещать сваю в трубу и растворять её кислотой… Но победил проект, в котором сваи были вытянуты сами собой. Вернее, не совсем сами, их помогла выдернуть река. К каждой свае крепкими канатами привязали брёвна и оставили их плавать на поверхности воды. Зимой эти брёвна вмёрзли в лёд, а весной, во время ледохода, они двинулись с места и, увлекаемые огромной энергией реки, выдернули из дна сваи…
***
Анатолий Александрович Гин Александр Владимирович Кудрявцев Владимир Юрьевич Бубенцов Авраам Серединский «Теория решения изобретательских задач: учебное пособие I уровня. 2-е изд., перераб. и доп. / Учеб.-методич. пособие»: ТРИЗ-профи; Москва; 2012 стр. 28
4
Есть такие люди – олигофрены и дебилы. Нет, это не глупые люди, которые не учились по тем или иным причинам. Это люди с диагнозом врожденный дефект развития мозга. Как бы человек не напрягался – ему дано немногое, и тем не менее, существуют специальные школы, где их учат. Обучают не для того, чтобы сделать умнее, но привить некие навыки социализации. Далее со слов знакомого, который является учителем в одной из таких школ.
"Мы общаемся с детьми, которым физически 19 лет, а умственное развитие у них на 5-7 лет, приучаем к терпению и умению находить контакт со всеми. И каждый раз, когда приходят всякие проверки – я в них неизменный участник. Как-то очередная высокая комиссия чиновников проверяет наше учреждение. Я с директором хожу по классам и другим помещениям, все у нас хорошо. Комиссия заходит на уроки, видит учебный процесс. В конце путешествия накрыт стол, где беседуем уже не о работе. Вроде милые люди, хоть и чиновники. Пришло время прощаться и тут главная член комиссии уже на выходе задает вопрос, который вероятно её очень беспокоил:
- А какой процент выздоравливающих?
Директор испытывает некий шок и не понимает что ответить, чтобы не обидеть высокое начальство и молча поворачивается ко мне, ища поддержки. Я внутренне ржу, но вслух выдаю: "Лучший в Москве!"
- Вот оно и видно! – похвалила нас чиновница, уходя в свои высокие кабинеты…"
2
Строили мы как-то многоэтажный дом, я там прорабом работал.
И, как на всех стройках после снятия опалубки, оставалось немного досок, которые уже ну никуда - короткие, сломанные, треснувшие - неликвид, короче. Подходит ко мне бетонщик Володя (неплохой в общем-то мужик) с просьбой отдать их ему на дрова, у него частный домик печкой топится.
Да ради Бога, говорю, на стройке только чище будет, но транспорт и погрузку, ты, Володя, сам обеспечишь.
Охране я сказал, чтобы газельку с дровами пропускали и раз в неделю (по пятницам) Володя как санитар стройки добросовестно её подчищал от древесного хлама.
Но человек слаб.
И на третий раз, когда газель, груженая дровами, выехала за ворота, ко мне подошел охранник и сказал, что Вова несколько оборзел и загрузил довольно неплохие доски и брус (немного, 10-12 шт, но сам факт...), сверху завалил их неликвидом и очень довольный уехал.
Я понял, что если это не пресечь, то весь пиломатериал со стройки переедет к нему в огородик, это вопрос времени, а главное что я вроде как сам и разрешил.
Воспитательную работу я отложил до понедельника.
С утра надо было делать разметку колонн на 5 этаже, я поднялся на этаж проверить как идёт работа и увидел, как Володя добросовестно на карачках с фломастером в руке и под руководством геодезиста рисует на бетонном перекрытии оси и углы опалубки. Его куртка задралась немного наверх и была видна полоска синих вовкиных труселей.
Когда наступил обед (это святое, ровно в 12-00 стройка замирает полностью, ну если только нет бетона) я зашел к бетонщикам в бытовку и спросил: ну как жеж так, Володя, мы договаривались на дрова, а ты хороший брус начал вывозить с родной стройки, нехорошо это Вова.
Понятно, что он всё отрицал, даже попытался обидеться, на что я усталым голосом сказал: я, Володя, по долгу службы знаю всё, что творится на стройке и про всех всё знаю, вот например я знаю, что ты сегодня в синих трусах на работу пришёл, а ты мне про брус тут втираешь.
Пауза....
Эти глаза я не забуду никогда...
Приходила соседка, которая собирает деньги на общественные нужды. Пока я бегала по дому в поисках денег, соседка говорила. Она любое молчание считает неловким и старается каждую минуту тишины задушить в зародыше. Поэтому мы узнали все тайны и новости из жизни соседей. Когда я протянула ей деньги, она сказала:
- Ой, как с вами легко: вы всегда сразу даёте. Я сперва обхожу тех, кто сразу даёт и не выделывается.
И слышу муж из соседней комнаты:
- Одобряю ваш подход, я женился по тому же принципу.
1
Севастопольские байки. 1 часть.

"Не ходите девки замуж
За военных моряков
Моряки ебутся стоя
У скалистых берегов"

Рыскал по сети в поисках этой байки. Не нашел. Что странно: в Севасте времен моего детства ее каждая собака знала.
СССР. 70е годы.
Группе матросов-залетчиков дают "дембельский аккорд": достроить причал для "строжевиков". Который строители никак сдать не могут.
Оно и понятно: у строителей дембель не в опасности, они дома будут когда захотят, а не как командир отпустит.
Задача, как это водится на флоте, проста: стройматериалов нет, инструмента нет, чертежей нет (да и были бы-кто их читать умеет?) , квалификации нет, но чтоб через две недели готово было!
Годок-залетчик на флоте -это крупнейший специалист по добыванию чего угодно. Его надо только правильно замотивировать.
А тут собрали весь цвет Севастопольской гауптвахты. Сливки общества. Легенды флота.
Негодяи выматерились, распределили обязанности и взялись за дело.
Через три дня на стройке было все- цемент, кирпичи, доски, краска, и даже кранцы. Покрышки то есть.
Много позже, весной, некоторые , особо говнистые, офицеры флота столбенели , не обнаружив на привычном месте своих дач.
Как в песне пелось: "На палубу вышел-а палубы нет"
Как корова языком...
Так же бесследно пропали покрышки с автомобилей ответственных работников адмиралтейства (см. "Кранцы")

Но главная проблема была в арматуре. Ее просто негде было взять.
Братва почесала репы, наморщила мозг и вспомнила о Кладбище Кораблей. Именно с большой буквы. В мое время это был целый город. Там было ВСЕ. Буквально все. Если уметь искать. Матросы искать умели и уже через день на стройке лежала огромная куча ржавого железа, годного на роль арматуры.
Среди этого металлолома чеховским ружьем валялся роковой болт диаметром чуть ли не в полметра...
Который впопыхах присобачили так, что он выпирал за линию причала.

Через две недели причал был достроен, покрашен и предъявлен слегка охеревшему начальству.

Начальство протерло очи, помотало башкой-мираж не пропадал. Потом неуверенно, с опаской, ступило на новостройку. Причал выдержал. Осмелев, самый отчаянный кап-раз подпрыгнул. Комиссия замерла. Но творение флотского гения стояло нерушимо.
Комиссия радостно запрыгала по настилу. Потом пустилась впляс.
Наконец-то!
Причал, из за долгостроя коего Главком Флота рвал им сраки- ДОСТРОЕН! Ура, товарищи! "Нет таких крепостей, которые большевики не могли бы взять!"
Заглянуть за край причала ума ни у кого не хватило.

Негодяи, построенные неподалеку, были объявлены героями, пожаты руками, обняты отечески и отправлены по домам.

Швартовка к родному пирсу с полного хода – большое прикладное искусство. Военно-морской шик. Капитан сторожевика сходу, мастерски, припечатал корабль к новой стеночке.
Грохот дизелей скрыл звук от пропарываемой болтом обшивки.
По прибытии была объявлена большая приборка. Корабль вылизали от бака до юта. Боцман идет по отсекам проверять чистоту.
И столбенеет от увиденного.
В одном из помещений он обнаруживает явный непорядок: огромный ржавый болт, торчащий из переборки.
Налицо нарушение всех незыблемых основ флота! Если есть болт, то он должен быть с гайкой, шайбой и контрагайкой! Мало того-он обязан быть покрашенным уставной шаровой краской!
Боцман дает задачу двум смышленым годкам (тм)- устранить безобразие.
Мышление годков на флоте -вещь унифицированная. Через час оба искателя роются на заветной корабельной свалке.
И таки находят искомые гайки полуметрового диаметра!
К вечеру недостаток устранен: гайки навернуты на болт и все сооружение красиво покрашено. Боцман любуется композицией, умиляется душой и объявляет годкам о снятии с них ранее наложенных взысканий.

Настает пора выходить в море. Корабль крутит винтами- и ни с места. Так бывает- Ахтиарская бухта заилена вхлам, иногда корабли залипают намертво.
Средство известно- буксир.
Подгоняют самый мощный-тот, что вертолетоносцы тягает. Цепляют его к сторожевику канатами. Буксир , кряхтя, тянет-не, ни с места. Крепко, видать, прилип.
Капитан буксира решает оторвать проклятое корыто "с рывка". Разгоняется, выбирая слабину канатов и...
Раздается дикий грохот, сторожевик отрывается от причальной стенки вместе со всей скулой и моментально ложится на грунт.
– Вот это да! – сказал командир в пяти сантиметрах от пирса. – Чтоб я сдох!
И тут же лбом он пробил стекло, вылетел через него и полетел сдыхать. Команда разлетелась, как вороны.
Трюмные шустрыми крысами вылетели на палубу. И самое странное, что все остались живы. Вот такие мы лихие, Мужеложству вопреки.
Свежепокрашенный болт красиво блестел на солнце.
Дело вроде замяли, ибо позору не оберешься. Ибо ну что докладывать в Москву? Что боевой корабль ВМФ СССР был потоплен в результате привинчивания оного к причалу?
Полгода уже "в отношениях". Девушка миленькая, спокойная,такая ламповая и домашняя. Дело приближается к колечкам, но есть одна проблема: её мама. Уперлась, и ни в какую, "не пара он тебе!"
Сегодня с утра звонок:
- Милый! Отвези нас с мамой, к бабушке. Мою машину мусоровоз заблокировал, и сломался. Выехать не могу.
Ну надо, значить надо. Забрал их от подъезда, причем услышал сказанное:
- А я говорю, не пара он тебе! - это типа случайно получилось. Ага!
Дальше дорога через весь город, как обычно, пробки, дебилы за рулем, гололед и матом не высказаться, поскольку дамы в салоне.
Заехали в нужный двор, по узкой дорожке нужно проехать к следующему дому. И как назло справа стоит "прадик" с открытой водительской дверью. Водила сидит за рулем, музон слушает. Если дверь прикрыть я проеду спокойно. Посигналил, высунулась рука со средним пальцем. Обиделся и пошел разбираться. Навстречу высунулась харя, в два раза моей, шире.
Ну слава богу, хоть не промахнусь, тем более ногой. Кое как запинал придурка в салон, захлопнул в дверь. И спокойно проехал. Остановился около нужного подъезда, и будущая теща, уже выйдя из машины, выдала:
- Я похоже ошибалась. Как посмотрю, так вы, та еще парочка!
Мне вот теперь кажется, что я чего-то про свою лапочку не знаю.

Самый смешной анекдот за 07.04:
Очень бедно все жили в СССР, вечно что-то собирали - металлолом, макулатуру, гербарии, монеты, марки.
Но вот денег на лечение не собирали...
Рейтинг@Mail.ru