Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Афоризмы о жизни

Афоризмы о жизни и смысле жизни

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Упорядочить по: дате | сумме
Это произошло лет двадцать назад. Известная американская промышленная компания пригласила на лето по контракту троих испанских ученых из одной исследовательской группы. По совпадению, они были тезками. Работавший с ними в тесном контакте инженер компании представлял их своему коллеге:
- Это Антонио Леонес, Антонио Рейес и Антонио Касадо.
Собеседник в изумлении спросил:
- А что значит "Антонио" по-испански? Это что-то вроде "доктора" или "мистера"?

(Имена изменены)
Одобряя память за злопамятность, обнуляешь бесконечность Души
Удачные сплетни плетут неудачники.
Одного моего испанского коллегу, назовем его Рафаэль, попросили быть оппонентом на защите в Голландии. Диссертация была Рафаэлю интересна. Чтоб не отменять лекции, он решил прилететь на защиту ранним утром и вечером после банкета отправиться обратно в Испанию. А подробности интересующего его эксперимента обсудить прямо на защите или на банкете. Вернулся, однако, он несколько озадаченный и сказал, что подробности эксперимента узнать не смог. Почему не смог? Нет, не забыл. Хотел спросить. Но ничего не вышло. И вообще, там такое было!.. А оказалось, было вот что.

Защищалась молодая девушка, стройная и красивая мексиканка Патрисия. Она была общительной, веселой и одевалась довольно эффектно для скромной и неяркой Голландии. Обычно ходила в мини-юбках или брюках по фигуре, подбирала красивые сочетания цветов. Вульгарности в ней не было, хотя внимание она на себя обращала. Еще она была умницей и хорошо работала.

Защита в голландском университете сильно отличается от российской или американской защиты не только в научной части. Во-первых, в отличие от России, туда допускается очень узкий круг людей. Во-вторых, дресс-код очень строг. Члены жюри в черных тогах и академических шапочках, оппоненты тоже, да еще и в специальных галстуках, большинство должно быть во фраках, а не самым главным участникам обычно можно быть в темных костюмах и белых рубашках. Кодекс для каждого университета свой и священно блюдется. Особое внимание уделяется наряду кандидата. Эти правила почти не изменялись на протяжении веков. Однако есть закавыка. Женщины стали защищаться в Голландии совсем недавно. Поэтому одеяние аспирантки в старинном дресс-коде отсутствует, а в современном упомянуто, что она должна быть в черном пиджаке и белой блузке.

И вот Патрисия, нервничая, ждет, когда ее пригласят в зал. Для торжественного случая сшила оригинальный костюм - длинный облегающий черный пиджак и белое короткое платье. Другая, может, посомневалась бы, не добавить ли сантиметров пять длины платью по случаю защиты, но Патрисии фигура позволяла. Наконец, все участники входят в зал, появляется ректор. Патрисия готовится произнести речь. Ректор смотрит на нее и багровеет.
- Это что?! - раздается его грозный вопль.
Патрисия в недоумении испуганно оглядывается назад. Рафаэль тоже удивился и стал рассматривать зал в поисках интересного.
- Вон отсюда! - кричит ректор.
А надо сказать, что голландцы люди уравновешенные, и крика на рабочем месте у них не бывает. Ректорам кричать особенно не пристало. Тем более на защите. Но тут у него аж лысина вспотела.
- Как Вы посмели явиться сюда в таком виде?! - вопрошает он аспирантку. - Защита отменяется!..

У Патрисии подогнулись колени. Отмена защиты - это, считай, карьера насмарку. Наконец ректор стал объясняться более членораздельно и толкнул торжественную речь о том, какое это кощунство - явиться в подобном непотребном одеянии на защиту. Он порывался прогнать Патрисию, уйти самому, а также всячески держать и не пущать. Руководитель и некоторые толерантные члены жюри пытались его успокоить. Патрисия схватилась за край стола, а лицо у нее стало под цвет платья, которое не оценил ректор. Дальше одни сочувствующие пытались смягчить ректорский гнев, другие поддержать аспирантку, а кто-то выступал в том духе, что для защиты надо все же одеваться поскромнее. Оппонент-француз смотрел на ректора с легкой улыбкой, а всегда серьезный Рафаэль размышлял, почему из-за длины чьего-то платья должны пропасть его рабочий день и деньги голландского университета.

Казалось, все уже зашло в тупик, и тут пришло спасение. Один из членов жюри сказал, что в спорных случаях нужно руководствоваться правилами. Нарушила ли их аспирантка? Дресс-код был торжественно зачитан вслух. На сколько сантиметров юбки могут быть выше колена, там не упоминалось. И процедура защиты была продолжена, хотя отголоски грома еще слышались в ректорском голосе, когда он объявил о помиловании.
- Это упущение в регламенте будет обязательно исправлено, мы внесем туда минимальную длину юбки, - успокоил он собравшихся.

Патрисия сделала доклад, заикаясь, а когда Рафаэль что-то ее спросил об эксперименте, посмотрела на него стеклянными глазами и повторила его слова, словно пробуя их на вкус. Рафаэль решил, что лучше он ей этот вопрос задаст попозже, по электронной почте. Диссертация была хорошая, так что ученое звание ей присвоили, а на банкете Рафаэль и оппонент-француз сели от нее по разные стороны и подливали ей, пока она не порозовела.
УРОК НАСТОЯЩЕГО МУЖЕСТВА

Сколько удивительных и драматичных эпизодов таит в себе история отдельно взятой страны.

Это была экскурсия в храм Зуба Будды в городе Канди, в Шри-Ланке. Недалеко от храма я заметил памятник мальчику, который зацепил меня своей выразительностью. Малыш гордо выступал вперёд, указывая пальцем куда-то вниз. Я поинтересовался у гида кто это, и вот что он мне поведал.

Этого мальчика звали Маддума Бандара. Он является одним из национальных героев страны.

Его отец Эхелепола Ниломэ был знатным человеком, занимавшим высокий пост главного советника при дворе правящего короля Канди.

Нужно сказать, что время было смутное. Страну раздирали междоусобицы, а вдобавок к ним начались вооружённые конфликты с британскими колонизаторами.

Короля несколько раз пытались свергнуть, и в очередной раз в одной из провинций зародилось восстание. Король послал Эхелеполу усмирить народ.

В бою Эхелепола был ранен, попал в плен и отправлен на военно-морскую базу англичан в Коломбо.

Королевское войско вернулось в столицу Канди без Эхелепола и тогда министр Моллигода доложил королю, исказив факты, что Эхелепола переметнулся к англичанам.

В бешенстве король повелел схватить всю семью Эхелеполы и казнить.

В день казни жену Эхелеполы и его дочерей утопили в озере. А сыновьям было уготовано отсечение головы.

Старший из братьев, десятилетний Локу, расплакался и стал просить палачей и короля о пощаде. Но король и слушать ничего не желал.

Тогда вперёд выступил семилетний малыш Маддума и сказал своему старшему брату: «Не нужно бояться, мой брат. Я покажу тебе как нужно умереть с достоинством». После чего отстранил руки палача и добровольно положил голову на плаху, глядя в глаза королю...

После этих страшных событий король окончательно потерял поддержку народа.

История этого невероятного мужества и жестокости посреди благословенного райского острова навела на печальные мысли о том, как часто войны и жажда власти приводят к смерти совершенно невинных детей, которые только начинанают жить.
17
Илья Шульман

Черт меня дернул надеть бейсбольную шапочку с неприличным словом на русском языке. Каким — не скажу. Людям, которые считают себя интеллигентными, произносить такие слова нельзя. Остальным можно. Шапочку мне купила Наташа в каком-то интернетном магазине. Видимо, как всегда, из хулиганских побуждений.
А бейсболку эту я нацепил не столько ввиду нещадного южного солнца, сколько из принципа «не пропадать же добру», совершенно не опасаясь, что кто-нибудь сумеет прочитать мой крайне пессимистический вердикт.
В самом деле, кто из четырех тысяч полутрезвых пассажиров огромного круизного лайнера, сейчас белой скалой возвышавшегося над причалом в Гондурасе, мог знать русский язык? Ясен пень, никто.
На острове делать было нечего. Пляж мы уже посетили, вдоволь повалявшись в тени кокосов. А все остальное — обычная задница мира, как и почти везде на Карибах. Пыльные замусоренные улочки, лачуги с окнами без стекол, ободранные пальмы, роняющие гулкие, жестяные листья, ленивые торговцы ананасами рядом со своими тележками. У дощатой халупы под гордой вывеской «Банк» стоял живописный охранник с ружьем наперевес. В военном френче и шортах в цветочек.
Вокруг порта теснились ряды лавок. Во всех продавалось одно и то же: сувениры, парфюм и часы. Мол, купил ненужную фигню, подушился, сверился со временем — и вали обратно на пароход.
После пары бутылок местного, весьма недурного пива «Порт Ройял» мы завороженно двинулись по предначертанному судьбой маршруту. Покуда Наташа выбирала магнитики на холодильник, в заднюю распахнутую дверь магазинчика вошел эбонитово-черный надменный петух. Он презрительно моргнул правым глазом и, похоже, прочитал то, что было написано на моей бейсболке, потому что немедля выскочил вон, возмущенно кукарекнув на прощание.
Мне сразу вспомнилась моя детская мечта завести красивого петуха вместо будильника. Мы вырастаем, взрослеем, и мечты наши становятся унылыми, словно осенний дождь. Я вот мечтаю заменить окно в спальне. Вы знаете хоть одного ребенка, который мечтает о дурацком новом окне?
В отместку за неприличную надпись я купил для Наташи волшебный посох. Их прямо на улице вырезал пиратского вида туземец, ловко орудуя страшными кривыми стамесками. Посох был потрясающий: в полный рост среднего карлика, суковатый, темный, весь покрытый колдовскими татуировками. Набалдашником служила почти натуральная куриная голова.
От этой дикарской красоты Наташа решительно отказалась и, когда мы вернулись на корабль, ушла отдыхать в каюту. Я же решил неспешно пройтись по прохладной внутренней палубе, величественной поступью смахивая, наверно, на мажордома с жезлом в Лувре времен Короля-солнце.
Около розового бара я спустился на эскалаторе с восьмого на седьмой этаж, прошел через казино и у аргентинского ресторана повернул к бутикам. Одного взора оказалось достаточно: опять сувениры, парфюм, часы. Наверно, все человечество родом из Гондураса. Все, что нас привлекает, это блестящие бусы и крашеные перья для втыкания в хвост.
А вот роскошь алкогольного «дюти-фри» меня заманила. Разноцветные бутылки на полках источали неземное сияние. Не в силах противиться зову сердца, я вступил в пустующие райские кущи и от восторга трижды, как царь Берендей, стукнул посохом о мраморный пол. Молодой продавец в элегантном костюме с галстуком критически смерил меня взглядом и на чистом русском языке продекламировал:
Падут и троны, и начальства,
Истлеет посох, как и скиптр;
Венцы лавровые поблекнут,
Трофеи гордые сгниют.
— Жуковский? — уточнил я на всякий случай.
— Такую страну потеряли, — вздохнул продавец, — такую культуру. Не осталось уже образованных людей. Вы как к «Чивас Ригал» относитесь? Не желаете ли продегустировать? Бесплатно. Восемнадцать лет выдержки.
— Желаю, — я осторожно кивнул.
Он набулькал восхитительно пахнувшего виски из сказочной бутылки в крохотный пластиковый стаканчик. Изогнув шею как шахматный конь, на официальном бейджике я разобрал имя Эндрю.
— За Василия Андреевича! — подбодрил продавец.
Я поднял мой одноразовый стаканчик, словно хрустальный бокал, и горло обожгло благородным огнем.
— Вы знаете, Андрей, а я помню, как в моем детстве в Летнем саду две старушки беседовали по-французски. Вы сами откуда?
— Из Харькова. Восемь лет в море. Даже жениться некогда. Сейчас я дам вам попробовать настоящий эликсир.
— Это водка?
— Помилуйте, разве я позволил бы себе налить… гм… водки? Это чистый джин.
— За Михаила Афанасьевича?
Андрей из Харькова коротко поклонился. Мне было искренне его жаль. Он не мог выпить и не мог жениться. Собственно говоря, мужчина и появляется на свет только ради этих двух вещей.
После тостов за Александра Сергеевича и Николая Васильевича в помещение твердой походкой абсолютно пьяного человека вплыла дама средних лет. В вертикальном положении ее поддерживала симпатичная девочка рыжего окраса. Я вежливо отступил в сторону. Дама была готова потратить целое состояние на несколько красивых бутылок, но с условием, что их тут же доставят в ее каюту. Андрей профессионально выразил сожаление и пояснил, что она вправе скупить хоть весь магазин, однако получить покупки сможет лишь по окончании круиза. Таковы правила «дюти-фри».
Странно, неужели ей недостаточно дюжины баров, открытых чуть ли не круглосуточно?
— Корабль дураков, — резюмировала дама и, покачнувшись, вдруг сфокусировалась на моем посохе:
— О, у вас «брахма».
— Простите? — не понял я.
— Но порода «араукана» гораздо выгоднее. Я вижу, у вас тяга к птицеводству. Идемте в бар, я расскажу, как надо правильно выращивать счастливых цыпочек. Кстати, — она ткнула локтем девочку в бок, — моя дочь. Ей восемнадцать лет, и она думает, что умеет играть на пианино.
Через час я знал о курах все. Чем они болеют, когда для яйценоскости нужно искусственно день увеличивать, а для упитанности — уменьшать, какова продолжительность жизни бройлера, чем пахнет помет и куда девать некондиционный пух.
Джудит владела гигантской птицефабрикой в Айове, которой самолично управляла после кончины Джефа. Он был хорошим мужем, потому что раз в год на День Матери приносил ей кофе в постель. Пусть он и был реднеком, родившимся в резиновых сапогах, но ведь реднеки тоже люди, если к ним как следует приглядеться. Да она и сама чай не из страны розовых пони. Выросла на ферме, где по воскресеньям развлекались тем, что стреляли тыквами из самодельной пневматической пушки по старому пикапу.
Она прихлебывала коктейль и дымила, прикуривая одну сигарету от другой. Дочка сидела рядом и просто улыбалась. Она всегда молчала и всегда улыбалась.
В лифте Джудит нажала кнопку шестнадцатого этажа. Я понял, что она живет на небесах. «Небесами» назывался отдельный кораль для богатых. У них были шикарные апартаменты, свой бассейн, свой ресторан и персональные слуги-батлеры. Был даже лифт специальный, куда остальному простому люду вход запрещался.
Всю неделю, пока наш ковчег странствовал по Карибскому морю, я встречал Джудит с дочкой то тут, то там. В театральном зале во время вечернего шоу, где они сидели на местах, зарезервированных для небожителей. В японском ресторане, на прогулочной дорожке. Джудит приветливо махала мне, и за ней стелился сигаретный дым. Она непрестанно пила и курила. Там, где курить было нельзя, она доставала из сумки хитрую паровую машинку и курила все равно. У меня сложилось впечатление, что она себя убивала, настолько отчаянно и безысходно это выглядело. Или как еще это можно было объяснить? Загадка не давала мне покоя.
Перед возвращением в Майами я зашел к Андрею. Мимо по коридору продефилировала неразлучная парочка.
— Странная женщина, — поделился я с Андреем.
— А вы разве не поняли? — удивился он. — Она больна. Она умирает. Я таких уже много повидал. У меня глаз наметан.
И здесь в моей голове мелодично щелкнула невидимая пружинка, провернулись давно не смазанные шестеренки, и все детали безумного калейдоскопа внезапно сложились в яркую и ясную картину: куриная королева прощалась с жизнью. Как же я сразу не догадался?
Она прощалась с легким бризом у голубого персонального бассейна, со стейком средней прожарки под соусом из авокадо, с таинственным, еще не размешанным облачком молока в утренней чашке кофе, с приятной тяжестью нагретых массажных камней в салоне спа, прощалась с праздничным медным солнцем и мягкими босоножками «Гуччи», с огненно-красной помадой и надоевшей мозолью на левой ноге. И что с того, что Джуди делала это, погрузившись в алкогольный туман? Каждый прощается как умеет.
Посох я оставил Андрею из Харькова. Просто прислонил его в уголке к полке с испанской малагой.
Ненавижу курей.
11
Каждая крупная строительная организация - объединение или трест - как правило, имела свое профессионально-техническое училище. Там готовили сварщиков, каменщиков, штукатуров-маляров, плотников, бетонщиков, арматурщиков и так далее. Было такое ПТУ и у нас. Уже начало горбачевских времен, но еще живы наши слегка странноватые убеждения о неприкосновенности того или другого дела. Субботник, мы на работе, вдруг прибегают: Срочно! Очень срочно! К вам хочет попасть с очень важным, но секретным, закрытым вопросом директор ПТУ. Даже сейчас трудно понять, какой может быть у директора ПТУ закрытый вопрос к начальнику объединения, к управляющему трестом. А тогда тем более. Она вошла и с дрожью в голосе, с хрипотцой сказала:

- Вы знаете, я не представляю, что делать… Они надругались над бюстом Вождя!

- Кто надругался? Как надругались?

- Они надругались над бюстом Вождя! Учащиеся нашего ПТУ…

- Стоп, давайте уточним, что они сделали?

- Это невообразимо, это нельзя передать словами! Я не знаю, что делать. Вы, наверное, меня уволите… Будете разбирать меня на бюро горкома… Скорее всего, меня исключат из партии из-за этих юных мерзавцев!

Когда разобрались, оказалось, что юные мерзавцы откололи маленький кусочек краски на затылке у гипсового Ильича. Попробовали что-то сделать, гипс оказался мягким, они еще больше расковыряли - в голове у вождя оказалась дырка. Училище все-таки строительное, готовит в том числе и бетонщиков, и штукатуров, - они попытались восстановить утраченное, но перепутали гипс с цементом и развели цементный раствор. На затылке у Владимира Ильича образовалось большое серое родимое пятно. Уже позже я размышлял: А может, это было знамение? Что придет такой мессия к нам, который развалит все. Директора ПТУ успокоил, конечно: Все это можно и нужно восстановить. Нужно просто пойти поработать на этом примере. Сказать, что да, повредили, да, бывает. Но у нас с вами есть возможность все исправить. И просто провести урок, принести гипс и нормально все сделать. Когда гипс высохнет - покрасить белой краской. И все будет хорошо. Она приободрилась, пошла, уже почти вышла из кабинета. Но вернулась:

- Скажите мне честно. Вы будете докладывать об этом инциденте в областной комитет партии?

- Знаете, у меня много других занятий и забот. Просто восстановите Ленина.

И она ушла. Все это просто штрих к нашей тогдашней жизни, насыщенной и невероятно быстрой, в которой мы готовы были ради дела на все, на многое закрывали глаза ради дела. Я по этой жизни очень скучаю. Скучаю по Сибири, в которой у меня и была эта настоящая и интересная жизнь. Я обязательно туда вернусь.
Как два индюка цыплят покупали.

История давнишняя, но забавная, произошедшая со мной и моим товарищем. Я тогда только права получил и только начал ездить, а товарищ, как раз решил, как это бывает, воспользоваться наличием у меня транспортного средства в своих шкурных целях, а именно: отвезти цыплят-бройлеров с рынка до его дома вместе с ним. Располагая свободным временем, утром выходного дня мы с ним отправились выполнять задуманное. Надо сказать, что лично я в цыплятах разбирался столько же, сколько эти самые бройлеры разбираются в квантовой физике. Как оказалось, мой товарищ такой же знаток, как и я, хоть и жил в частном доме, что называется, на земле. А идея завести куриц - это был его феноменальный план по обеспечению себя экологически чистым продовольствием.
Ходя по рядам, где в картонных коробках-резервациях пищали эти маленькие желтые пернатые, мы, два знатока, пытались выбрать самых, как нам тогда казалось «породистых» питомцев. Пройдя раза два туда-сюда, на нас обратил внимание один очень веселый, как оказалось продавец. Мужчина средних лет, деревенского вида, разговорчивый и, почему-то, внушающий доверие.
- Что ищите, молодые люди? - бойко поинтересовался торговец, глядя, как два «профессионала-животновода» рассматривают живой товар.
- Да мы тут этих, курей бройлерных ищем, разводить хотим,- не менее бойко ответили мы.
- Ну так посмотрите сюда! Смотри, какие гиганты! Отборные, породистые, потомки петуха с самого французского герба, - продолжал наш проводник в мир птицеводства.
Заглянув в коробку, мы с товарищем обнаружили, что обитатели тамошней экосистемы, действительно имеют бодрый вид и крепкое телосложение.
- Нравятся?, - не унимался поставщик диетической продукции.
- Конечно, - отвечали мы.
- Ну, так берите! - подвел ближе к заключению сделки века продавец.

В общем, уладив нюансы, т.е. договорившись о цене и количестве, мы забрали коробку с живностью и довольные почапали к машине. Поставив коробку в багажник, еще раз посмотрели на всю эту маленькую свору, пищащих желтых комочков, мы порадовались тому, какие, все-таки, молодцы, что урвали лучших бойцов против ножа и вилки. Благополучно доехав до дома товарища, куры-бройлеры были выгружены в новый ареал обитания, а я поехал домой, предвкушая, что скоро можно будет побаловать себя экологически чистым продуктом.

Развязка истории наступила примерно через месяц. Так получилось, что после «сделки века» я уезжал в другой город. Вернувшись, решил поинтересоваться у товарища о том, как поживают его цыпочки. Ответ меня убил, но сделал это, все-таки в позитивном ключе.
На мой вопрос, товарищ сначала выматерился, а затем добавил: «куры-куры, эти твари утками оказались!»
Уток естественно съели, но орнитологическая экспедиция на рынок навсегда осталась в памяти.
Когда все делаешь без фанатизма, все приносит пользу.
Рикошет

Это было уже довольно давно. В подъезде у моей знакомой Кати стали собираться подростки. Они пили на лестнице водку, громко матерились, курили, причем, судя по запаху, не только табак, а может, и не только курили, вопили, мусорили и всячески свинячили. Слышно было их от первого этажа и до последнего. Катя пробовала их урезонить по-хорошему, мол, тут младенцы спят, старики хотят отдохнуть, и вообще люди живут, собирались бы вы у кого-нибудь дома или хотя бы прекратили орать. Успеха она, конечно, не имела. Молодые люди, ухмыляясь, сообщили ей, что один из них живет в этом же подъезде, имеет право там находиться не хуже ее, а они его гости, но на лестнице им нравится больше, чем в квартире. Видимо, родители этого цветка жизни были не в восторге от его приятелей.

Другая бы отчаялась. Но Катя не зря годы работала инженером. Молодежь собиралась двумя этажами ниже. Бросать в них картошкой было бы контрпродуктивно, к тому же членовредительство не входило в катины намерения. Она нашла хлипкий, но целый полиэтиленовый пакетик, наполнила его водой, завязала и тихо подкралась к пролету. На третьем этаже, опершись спиной на перила, двое курили и гоготали, остальные рядом передавали стакан по кругу. Катя прицелилась и метнула в компанию пакетик. Расчет был на то, что вреда он никому не нанесет, но того удовольствия уже не будет, промокшие граждане зимой на лестничной площадке торчать не станут.

Но не все пошло по плану. Хотя в целом Катя была спортивной женщиной, выше тройки по метанию у нее не выходило. И здесь рука ее дрогнула, пакетик пролетел мимо третьего этажа, стукнулся о перила второго и отскочил на его площадку. По случайности, секундой раньше туда вышел сосед в тренировочном костюме - то ли и он уже не мог вынести крика честной компании, то ли просто решил покурить. Сосед был могучим бритоголовым мужчиной ростом под два метра с ласковым выражением лица, увидишь на ночь - потеряешь сон. Катя, заметившая соседа уже после своего прицельного броска, с ужасом наблюдала, как пакетик летел мимо третьего прямо ему в физиономию, что-то пискнула, но за криками подростков никто ее не услышал. Встреча соседа с пакетиком была весьма эффектной. Взметнулся фонтан брызг, одновременно из мужика извергся фонтан красноречия. Вытирая струйки с черепа, совершенно мокрый сосед с ревом: "Ах вы... так вас растак!.. Да я вас сейчас!.. Да я вам!..", целеустремленно и молниеносно, как медведь вверх по дереву, рванул на третий этаж, решив, что это был привет от гопников. А кто бы подумал иначе?

Все это произошло в течение пары секунд. Катя не стала следить за развитием событий, принявших столь неожиданный оборот, быстро-быстро юркнула к себе и закрыла дверь на замок. С лестницы слышались вопли, мат и почему-то истошное тявканье. Через пять минут настала полная тишина. Больше компания там не собиралась.
Япония это 6852 острова, многие из которых необитаемы. А докопались они до ТРЁХ наших. Где логика?
10
ОБЕЩАНИЕ АРШАЛУЙС

(К 75-летию Победы)

По одной из трасс, ведущих к Черноморскому побережью Краснодарского края, за Горячим Ключом есть неприметный поворот, ведущий в горы. За поворотом два села: Безымянное и Фанагорийское, за селами несколько бродов через реку, а за ними простирается гора Нависла. Именно здесь был остановлен прорыв гитлеровцев к морским портам.

До войны у подножия этой горы жила семья Аршалуйс Ханжиян. Сегодня нас тут встречает ее племянница Галина Ханжиян, невысокая женщина средних лет.

Аршалуйс Кеворковна Ханжиян в годы Великой Отечественной войны дала смертельно раненным солдатам клятву никогда не оставлять их могилы. После её смерти племянница продолжила её дело и вот уже 25 лет соблюдает обет и обещает сделать всё, чтобы традиция продолжилась и в следующих поколениях их семьи.

«У родителей Аршалуйс было 12 детей: шесть девочек и шесть мальчиков, она была четвертая по старшинству и старшая среди тёток, воспитала всех нас, а потом присматривала и за нашими детьми. Когда Аршалуйс сильно заболела, я дала ей клятву, что останусь вместо неё ухаживать за могилами умерших солдат. Есть у меня средний внук Адам, любознательный, часто здесь со мной бывает, помогает проводить экскурсии. А младшая внучка Маруся часто подходит к памятнику Аршалуйс, обнимает и говорит: "Я бабушку люблю!" Я спрашиваю у неё: "Останешься здесь вместо меня?" И она отвечает утвердительно», – рассказывает Галина Ханжиян.

Со времён Великой Отечественной войны в Поднависле, название которой получил и мемориальный комплекс, появившийся здесь после перестройки, много что изменилось, но не уклад жизни.

Галина живёт в том самом довоенном доме, где жила её тетя, освещает его теми же керосиновыми лампами, черпает воду из колодца и держит своё хозяйство: коров, овец, кур. Коммниукации сюда прокладывать ей не по карману.

С 1998 года Галина — смотрительница мемориального комплекса "Поднависла". Сюда приходят пешие любители активного отдыха, приезжает молодежь и курсанты военных учебных заведений. Увидеть мемориальный комплекс может любой желающий.

Галина встречает гостей, сидя на лавочке во дворе, — радушно, но не навязчиво. О тех, кто похоронен в братских могилах в Поднависле, и о своей тёте Аршалуйс рассказывает только тем, кто сам проявит заинтересованность.

Радушная женщина обязательно предлагает гостям угощение — горный мёд и маринованные грибы, собранные в окрестностях.

НИ ШАГУ НАЗАД

Приказ Сталина по войскам Красной Армии "Ни шагу назад" был издан в июне 1942 года. 9 сентября 1943 года началась тяжелейшая 30-дневная Новороссийско-Таманская операция, одна из ключевых в битве за Кавказ, после чего немецкие войска и были вытеснены с Кавказа.

Попытки захвата стратегически важных портов Краснодарского края немцы предпринимали и раньше, их наступательные операции шли параллельно по разным фронтам. Осенью 1942 года одна из линий обороны проходила в окрестностях Горячего Ключа, здесь воевали 56-я армия, в которую входили 30-я иркутская дивизия, 26-й пограничный полк НКВД, 89-я армянская стрелковая дивизия, которая потом стал Таманской, 76-я морская бригада.

Немецкие войска действовали диверсионными группами, кровопролитные позиционные бои вели горно-стрелковые отряды, и им удавалось прорывать линии обороны на некоторых фронтах. Но в окрестностях Горячего Ключа советские солдаты смогли выстоять в решающих боях за выходы к Чёрному морю и не дать противнику прорваться.

«С 1931 по 1982 год здесь был армянский район, стояли шесть домов, за речкой столько же, в каждой семье от пяти до 12 детей, Аршалуйс не ходила ни в русскую, ни в армянскую школу, была самоучкой. Во время войны ей было 28 лет. Когда немцы заняли Краснодар, местные жители начали прятаться в лесах, дедушка сделал блиндаж в глухом месте, где росли огромные 60 метровые пихты, и увёл туда семью, ночью разводили небольшой костер, чтобы греться. Шёл 1942 год, осень", — вспоминает рассказы родных Галина Ханжиян.

Двое братьев Аршалуйс ушли на фронт, один из них пропал без вести, на второго позже пришла похоронка. В районе действовали три партизанских отряда, в которых воевали мужчины семьи Ханжиян. Хорошо зная окрестности, они переводили людей за линию фронта, а также занимались хранением боеприпасов, выполняли разведывательные и другие задания, которые поступали из штаба 26-го полка.

«Однажды Аршалуйс вместе со своим отцом Кеворком вернулись к дому, где оборудовали санчасть, солдат оперировали прямо в домах. В это время на поляну возле дома привезли раненых из Фанагорийского, положили их на землю и поехали за другими. Аршалуйс увидела, что раненые лежат прямо под дождём, попросила отца помочь занести их в дом. Сварила мамалыгу, накормила, ухаживала за ними до прихода врачей».

Когда в Фанагорийском началось наступление, большую часть врачей передислоцировали в полевой госпиталь, в районе горы Навислы остались военврач Вера Семёновна Дубровская, невысокая девушка, которой тогда было около 20 лет, санитар Исаев и сын полка Вячеслав. В день привозили от 100 до 300 раненных, оставшиеся медики не справлялись.

«Отец Аршалуйс однажды по дороге в штаб за заданием зашёл к врачам и сказал Вере Семеновне: "Маленький доктор, я пойду в лес, приведу тебе своих дочерей" — и привёл Аршалуйс, Пранзык и двух невесток. Женщины готовили еду, пекли хлеб, ходили по лесу, собирали у людей перевязочный материал. Аршалуйс сильная была, выше меня на голову, могла взять телёнка и перекинуть через забор, раненых поднимала, перевязывала, при операциях держала их», — рассказывает Галина.

КЛЯТВА

В те годы река, протекающая в этом районе, сильно петляла, раненых от линии фронта везли на телегах через 12 бродов. Умерших складывали прямо на земле. Чтобы предать тела земле, солдаты, двигающиеся к линии фронта, делали остановки и выкапывали траншеи глубиной около четырёх метров, которые становились своего рода братскими могилами. Но в условиях ожесточённых боёв похоронить удавалось не всех.

«Многие тяжело раненые солдаты, которых везли сюда на телегах, чувствовали, что скоро умрут, видели по дороге непохороненные останки погибших бойцов. Аршалуйс они называли Шура и просили: "Шура, мы умрём, никто не будет знать, где мы похоронены, никто не придёт, ничем нашу могилку не отметит, ни цветов не поставит, все о нас забудут". Тогда Аршалуйс и дала свою клятву умирающим солдатам, что она останется здесь и будет ухаживать за могилами», — рассказала Галина Николаевна.

Женщина вспоминает, как, будучи детьми и слушая тетины рассказы, они особенно боялись наступать на то или иное место на земле, потому что не хотели потревожить покой солдата, который может быть там захоронен. Облагораживать захоронения начали в 70-е годы, 9 мая 1970 года в Поднависле установили первую памятную плиту.

Уже повзрослев, в 1995 году Галина Николаевна стала очевидицей встречи Аршалуйс и одного из выживших в тех жестоких боях солдат.

«Его звали Николай Соловей. Тётя рассказывала: ему ногу отняли по колено, он лежит молодой и плачет. Аршалуйс подошла к нему и говорит: "Микола, ты в школу ходил, иди дальше учиться, не все же должны трактористами быть и землю пахать, ты будешь жить и с одной ногой, и семья у тебя будет. Как тебе не стыдно, ты же мужчина, а духом упал!" После войны он выучился на бухгалтера, стал банковским работником, протез ему сделали, обзавелся семьей, детьми. Он приехал сюда к ней в 1995 году в апреле с красными пионами», — вспоминает женщина.

Через много лет после войны памятное место едва не исчезло с лица земли.

«В 80-е годы кому-то из работников крайисполкома понравилось это место, решили построить дом, речку перекрыть, место затопить и плавать на лодках, рыбу ловить. Аршалуйс квартиру в городе предложили, но она отказалась, тогда пригнали тракторы, стали заборы сносить, подумали: что бабка старая может сделать?! Она вышла с ружьём, стреляла вверх, потом в трактор, водитель вышел, сказал, что его начальство послало. «Ты парень молодой, я тебя трогать не буду, скажи своим начальникам: здесь солдаты спят, братские могилы», — Галина Николаевна и сейчас волнуется, вспоминая те события.

В 70 лет Аршалуйс ослепла на один глаз, через 12 лет перестал видеть и второй. Много лет за ней ухаживала мама Галины Николаевны, но и она с годами заболела. Так и получилось, что Галина Николаевна с двумя детьми переехала в Поднавислу ухаживать за тётей.

В 1996 году Аршалуйс сделали операцию на глазах, но потом она застудилась, у неё развился рак легких. В 1998 году женщины не стало.

За год до смерти ЮНЕСКО признала Аршалуйс Кеворковну Ханжиян "Женщиной 1997 года" в номинации "Жизнь — судьба".

ПРОДОЛЖАТЬ ДЕЛО

«Вначале было очень тяжело, люди поддержали, были 90-е годы, денег совсем не было», — вспоминает Галина о том, как приняла "пост" тёти.

Первый памятник в Поднависле был установлен в январе 1983 года, к 40-летию освобождения Горячего Ключа от фашистов, в 1998 году здесь появилась армянская христианская часовня Святой Крест, 22 июня 2000-го здесь официально открыли мемориальный комплекс, в 2002 году построили православную часовню имени Дмитрия Солунского. Здесь же похоронена и сама Аршалуйс. В 2015 году в Горячем Ключе возле Вечного огня установили памятник в её честь, в Поднависле памятник Аршалуйс появился через год — 22 июня 2016 года.

В Поднависле захоронены по разным данным от тысячи до двух тысяч солдат 89-го армянского полка, 30-й Иркутской дивизии, 26-го пограничного полка НКВД и 76-й морской бригады. Поисковые работы в последние годы ведутся всё активнее, каждый год производятся дозахоронения, а всё новые и новые бойцы снова обретают свои имена.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ...
13
Всё в наших силах, но в чужих руках.
О вреде наркотиков

Звонит знакомый нарколог (помогал вытаскивать из запоя нескольких остро нужных людей), ржет. Поделился:

Многое видел на своем веку. Но с учетом работы современной химической промышленности - удивляться не перестаешь.
Принимать нередко приходится совместно с психиатром (клиника частная).
Сегодня привезли молодого пацана в полном невменозе. Считает себя Чингачгуком, трахнувшим Золотую Антилопу - издает воинственные вопли, пританцовывает и держится за эрегированное достоинство, ВЫКРАШЕННОЕ В ЗОЛОТОЙ ЦВЕТ АВТОМОБИЛЬНОЙ КРАСКОЙ ИЗ БАЛЛОНЧИКА.
Уролога тоже пришлось вызывать....
Очередная транспортная история.
Мне 19 лет и я впервые еду к бабушке по отцовской линии с Одессы в Чернигов. Бабушка живет в небольшом посёлке в 100 км от Чернигова, поэтому мой отец должен был меня встретить на вокзале в Чернигове и уже дальше мы вместе должны были ехать к бабушке.
Купила билет как студентка за пол цены, и положила его в студенческую книжку.
Поезд был сразу после занятий, времени в в притык. Я быстро заскочила в общежитие взяла приготовленные вещи и на маршрутке приехала на вокзал. До отправления поезда было буквально 5 минут. Я рада что успела, иду к моему вагону и радостно даю свой студенческий проводнику. И слышу..
- Девушка, а где ваш билет?? Пропуск в общежитие не является пропуском в вагон.
И смеются..
Я начинаю искать билет и понимаю, что я его оставила дома в другой сумке. Паника полная.
Что делать?? Съездить за билетом я уже не успеваю, мобильных еще не было, что бы предупредить отца не ехать меня встречать. Я помнила номер места в купе и в отчаянии предложила проводнику опять купить мое же место в вагоне, но за пол цены. Так как это место уже куплено мной. Проводник пошёл советоваться с начальником поезда и пришел с ответом, что можно так сделать, но если кто то будет претендовать на мое место, то это мои проблемы. Я счастливая, что я все таки поеду к бабушке и что мир не без добрых людей, сказала миллион раз спасибо и заплатив за место и устроилась в купе.
Поезд тронулся.. я рассказала в купе как мне повезло. И как я благодарна проводникам, что они поверили мне и помогли.
В часов 8 вечера приходит проводник и говорит мне. Девушка с вами хочет поговорить начальник поезда. Пройдемте со мной. Я и пошла..
Мы прошли через несколько вагонов с пассажирами и вошли в пустой и холодный вагон. Проводник впереди я за ним. И в этом пустом вагоне проводник открывает одно купе и в этом купе я вижу стол с бутылками водки и закуской. За столом сидят три уже довольно пьяных проводника и одна женщина в форме, всем около 35-40 лет. И один из них мне говорит:" Девушка, мы вошли в ваше положение, помогли вам, теперь и вы помогите нам, составьте нам компанию, нам не хватает здесь женского внимания.
Женского внимания!!!! Мне 19 но выглядела я как подросток 16-17 лет. И отношений у меня еще не было ни каких.. Не описать словами весь ужас.. который я испытала. Проводник который меня привёл стоит за мной перекрыв выход с купе...
Я только смогла прошептать: "У вас здесь холодно можно я пойду оденусь?
На что последовал взрыв хохота со словами.. " Не переживай мы тебя согреем"
После этих слов я в шоке замерла. И тут мне пришел на помощь мой ангел хранитель в лице единственной женщины. Она посмотрев на меня и на мужчин сказала.."Пусть ДЕВОЧКА пойдёт одевается, ты же обещаешь что ты вернешся, правда.
-Конечно, я обещаю правда.. правда..еще не веря, что я могу уйти.
Я летела в свое купе. Плача и в стрессе от пережитого рассказала все моим попутчикам. Они были шокированы происходящим и сказали мы тебя никуда не отпустим.
Как вы думаете пришел за мной проводник еще раз или нет??
Пришел через час, уже хорошо под шофе, но мои попутчики меня никуда не отпустили. Спасибо вам добрые люди. И тебе большое женское спасибо проводница.
P.S. А мне еще долго снились кошмары что меня куда то ведут по пустому вагону...
8
Когда-то давно в Доме учителя играли ,,Сказ про Федота Стрельца,,. Я была в своей коронной роли - баба Яга. После постановки все довольные разошлись по домам, я решила заскочить в продуктовый. Замечаю, что-то не то: смотрят все странно, отворачиваются, без очереди пропустили... Прихожу домой, включаю свет - опа, грим смыть забыла...
Одноклассников не выбирают

Недавно друг-силовик рассказал прикол

Утро, пришел на службу, и тут на телефон приходит смс с незнакомого номера:
- Серега, привет! Это Витя Иванов, твой одноклассник. Посмотришь ты приглашал меня заглянуть к тебе на работу с экскурсионными целями? Я тут рядом, могу заглянуть.
- Привет, Витя! А чего не со своего номера пишешь? Я сейчас занят сильно, давай в другой день, и заранее договоримся, у нас же тут строго, сам знаешь.
- Знаю. Я подожду. У меня сейчас появилось много времени.
- Погоди, а ты где сейчас? Давай хоть покурим вместе 5 минут, не виделись уже год как.
- Да рядом. Камера И-1128. Приходи. Только трубу не забирай она у нас одна на всех.
Знакомый по инвестклубу рассказал:

Женат на девушке из провинции. Красивая, работящая, никаких сор и скандалов- все чудесно. Ребенка в сад и на работу. Я - дома или на мероприятиях, встречи редко и только по делу. Вечером жена говорит, что планирует на пару дней приехать мама, но когда именно - пока не понятно, предупредит. А утром - бинго, ребенок приболел ( инфекционное, сами в масках и домработницу не пригласить), на работе завал, и у меня пошли сделки в городе- домой только к ночи возвращаюсь. В общем - обоим не до чего. Прихожу домой - жена в ужасе показывает смс - мама взяла билеты и уже выехала. На часах 23-30, ребенок спит. 8 утра, жена едет встречать маму, впустила, извинилась и сразу на работу. Я напоил чаем, накормил завтраком и на свое "рабочее место" - диван+телефон. Теща внимательно осмотрела квартиру и начала прибираться. Я погрузился в трейдинг, ничего не замечаю.
- Сережа, поможешь? Я ж не знаю где это , где то лежит...
- Конечно, Мария Васильевна!
Помог, прилег, через 5 минут снова:
-Сережа, поможешь?
Мои попытки объяснить что мы просто не успели убраться из за стечения обстоятельств ( ребенок только перестал быть заразным) пропускались мимо ушей, как и попытки объяснить высокую загрузку. Попытка бросить все и поехать по музеям была отвергнута как вражеские помыслы.
К приходу жены квартира сияла, и мы сидели пили чай.
Оставшаяся вдвоем с мамой жена получила выговор о муже, который мало того, что не на работе, так ещё и убраться дома не может, лежит понимаешь с телефоном на диване, едва согнала. Жена молча встала, пригласила меня и спрашивает:
- Сергей, скажи пожалуйста сейчас ЧЕСТНО моей маме, сколько ты не заработал за сегодня, помогая ей в уборке.
- Маша..
- Сергей! Она взрослый человек, служила в армии, выдержит.
- Ну, где то около 40 000 рублей.
- СКОЛЬКО? - провопила оседавшая на стуле теща.
- Около сорока тысяч рублей.
- Мама, ты теперь понимаешь сколько стоит наша уборка? Так что пей чай и НАСЛАЖДАЙСЯ ЧИСТОТОЙ! Ни в каком Ритце такого ценника нет.
- И почему ты мне не сказал, Сережа, почему???
- Я пытался...

P.S Отпоенную чаем с коньяком тещу отвезли в театр, на на следующий день отправили домой с горой гостинцев.
ПТИЧКУ ЖАЛКО!

Правительство РФ планирует выделить 42,6 млн руб. на истребление ворон на крыше здания правительства.

И это не шутка.

Об этом говорится в пояснительной записке к проекту федерального бюджета на 2021 год и плановый период 2022–2023 годов. (Сообщает РБК)

Проект бюджета предусматривает выделение по 21,3 млн руб. в 2021 и 2022 годах на «организацию работ по контролю за популяциями птиц (ворон) на территории и на кровле Дома правительства Российской Федерации».

Идея, наверное, позаимствована у тех, кто совсем недавно боролся с бакланами в Санкт-Петербурге, якобы испортившими крышу нового стадиона «Газпром Арена».

Сотрудник координационного центра Союза охраны птиц Елена Чернова сообщила РБК, что в Москве нет такого количества ворон, которое необходимо истреблять.

«В Москве численность ворон падает не первый год. Их численность сократилась в пять раз безо всякого истребления. Кровле они не могут вредить никак, если кровля сделана не из пластилина», — пояснила Чернова.

В Союзе охраны птиц России назвали саму идею варварством, и добавили, что лучший способ отпугнуть ворон – это не в большом количестве истреблять пернатых, а привлечь их естественных врагов, соколов и ястребов.

«Если они собираются нанять сокольников, то это вполне приемлемый вариант. Если эти деньги пойдут на какой-то разумный метод отпугивания ворон, а не на жестокое их истребление», – подытожила председатель новосибирского отделения Союза охраны птиц России.

P.S. На заметку. Группа нейробиологов из Тюбингенского университета в Германии провела исследования активности мозга чёрных ворон и обнаружила, что птицы способны понимать окружающий мир и субъективно реагировать на некоторые сигналы извне. Доклад опубликован на днях. Такое первичное сознание раньше находили лишь у приматов. Одним словом, умные птички.))
41
В продолжение вчерашней истории. https://www.anekdot.ru/id/1146004/ Получил комментарии, насчет премии Дарвина и всё такое. Что у совков дети запасные. Всё так. Как живой пример, у нас в городке парень жил, хороший парень, жаль, что без пальцев на правой руке. Всегда носил черную варежку из хлопка и здоровался левой рукой. В шестилетнем возрасте он нашел на помойке запал от гранаты. Там, на той помойке пальцы и оставил, пришивать нечего было. Думаете, кого-то из мальчишек это останавливало от экспериментов с патронами и прочей смертоносной дрянью? Ни разу! Меня больше поведение взрослых возмущает, когда ребенку за значок каптёрщик выменивает смерть. Или преступная халатность зав. складом боеприпасов, когда списанные боеприпасы, не отстрелянные на полигоне или стрельбище, выбрасываются в ближайшее болото или омут. Я сам еще будучи старшеклассником в 1989 году, осенью у двух детишек, братьев, шесть лет одному и три года другому, отобрал 4 взрывателя (см. ссылку) от ОФ снарядов. Шестилетка подошел ко мне с вопросом, протянул ладошку, а на ней взрыватель. "Дядя, это патрон?" Они с братом в резиновых сапогах «глубину меряли», взрыватели случайно нашли в ручье и мне показали. Еще три конуса лежали у берега ручья на куске рубероида, прикрытые заботливо другим куском. Ручей протекает под дорогой в трубе. До КПП части метров пятьдесят. Я пошел к дежурному по КПП и вызвал офицера, дежурного по части. Всё показал ему. Дальше без меня разбирались. А если бы эти два мальца стукнули камушком? Там и сапог не осталось бы. Вопрос всегда к взрослым! Из-за их преступной халатности могли погибнуть дети. И я, даже в 14 лет, когда со мной приключилась ранее рассказанная история, был большим ребенком, не осознающим всю полноту опасности забав с армейскими боеприпасами. Увы, в моих историях мало смешного, всё больше в стиле "как не надо делать и почему". Но они не придуманные, а реально происходили со мной или с моими друзьями и знакомыми. Не знаю, уважаемые читатели, интересно ли вам моё изложение? У меня в запасе есть ещё немного "Ужасов нашего городка". Уместны ли они здесь, на юмористическом сайте?
Синдром нашей фамилии

Осенью 2011-го года мой отец собрался умирать. Причина – надоело мучиться. За восемь месяцев до этого один врач невнимательно посмотрел рентгеновский снимок, второй также невнимательно поставил диагноз. В итоге…

В итоге после пары операций в Барановичах и Бресте стало только хуже.
- До ноября умру, земля мягкая, могилу вырыть не сложно, - успокаивал отец.
- Охренеть, - согласился я, - завтра копателей найму.

И поставил на уши всех, кого знал и кого не знал.
В конечном итоге меня принял Бог торакальной хирургии, доктор медицинских наук, профессор 1-й кафедры хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета, Заслуженный врач Республики Беларусь Леонович Сергей Иванович.

Очень приветливый, доброжелательный и абсолютно простой в общении:
- Не волнуйся, Андрей, вези отца, вылечим. Методики лечения этой болезни нет, но мы справимся. Даю слово.
***
Прошел год.
Год (!) с недельными перерывами батя провалялся в больнице. Пять операций, сотни осмотров и перевязок.

За это время я перезнакомился со всеми врачами, медсестрами и санитарками. Даже охрана пропускала, не спрашивая. Они и так знали, что иду в торакальное отделение.

А в ноябре 2012-го лично выбросил тапочки в урну:
- Всё, отец, поехали домой. Сюда ты больше не вернёшься. Врачи обещали.

Так и вышло. Батя живет и здравствует, часто вспоминая тех, кто спас ему жизнь. Жалеем только об одном – не успели еще раз сказать спасибо Сергею Ивановичу. Он умер вскоре после выписки отца. Сдержал слово и ушёл. Светлая память.

А вот его преемнику, не единожды оперировавшему отца, тоже доктору наук и профессору, звоню минимум раз в год:
- Анатолий Антонович, здравствуйте, с днем рождения Вас!
- Здравствуй, дорогой, спасибо. Как отец?
- Живет и здравствует, Вам огромный привет.

- Кстати, скажи, что он на кафедре знаменитость. У нас появился термин «синдром Авдея» для случаев, когда нет методики лечения.
- Не хотелось бы такой славы, но раз вы так решили…, - хмыкнул я.
- Решили, решили, - рассмеялся профессор, - заезжай в гости, давно тебя не видел.

Обязательно заеду. Чтобы еще раз сказать спасибо.
Всем сотрудникам 1-й кафедры хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета, врачам, медсёстрам и санитаркам торакального и гнойного торакального отделений 10-й городской клинической больницы города Минска.

Спасибо Вам и низкий поклон.
ПС, диагноз, если коротко и по простому - огромная опухоль в области легких. Само описание в выписке - два абзаца, не думаю, что кому-то это интересно

Автор: Андрей Авдей
Отдыхал с женой на море, увидели у магазина толпу людей.
Подошли поближе, а там кот лежит и все его фотографируют, гладят, в общем, нашли развлечение.
Зашли в магазин, купили сосиску весовую.
Положили коту, а тот и ухом не ведёт.
Как лежал, так и лежит.
Ну, думаем, не голодный, наверное.
Собрались уходить и тут какая то бабка из толпы выходит, берет сосиску и со словами:
- Вот же тварь охуевшая! - открывает коту пасть, запихивает туда сосиску и двигает челюстями кота вверх-вниз и говорит:
- Жри, тварь мохнатая!
Кот не стал сопротивляться, быстро доел сосиску и убежал.
А бабка повернулась к нам и говорит:
- Что бы они без меня делали? Кормишь их, стараешься, жалко все таки...
И ушла.
Наверное, других котов искать.
«Ужасы нашего городка» или как офицеры машину продавали.
В 1991 году, когда многое стало можно, хотя кое-что еще нельзя, когда расцвело кооперативное движение, вместе с ним ярко проявились желающие подоить нарождающийся бизнес. Уголовные элементы стали сбиваться в группы и беззастенчиво экспроприировать при помощи грубой физической силы деньги и ценности как у бизнесменов, так и у граждан, обладающих денежными средствами в размерах, чуть более превышающих средний размер оплаты труда. Купля – продажа чего-либо ценного, как, например, квартиры или автомобиля превратилась в занимательный квест. Надо было извернуться так, чтобы не попасть на мошенников, получить деньги полностью, остаться живым, а потом ещё добраться с полученной денежной суммой до безопасного места. Так вот, один из жителей нашего городка, офицер далеко не первого года службы и далеко не в самом младшем чине, решил продать свою машину по одному ему известным причинам. В силу сложившихся на тот момент торговых обычаев и отсутствия в те времена интернетов он собрался в поездку на авторынок в Питер. Для моральной поддержки с ним поехали двое друзей сослуживцев. Компания отправилась на двух машинах, чтобы после совершения сакрального акта продажи одной машины, по-быстрому вернуться в пункт постоянной дислокации на другом автомобиле. На рынке быстро нашелся покупатель. Продукция советского автопрома к взаимовыгодному удовольствию была обменена на немаленькую сумму денежных знаков. Мужчины погрузились в своё второе авто, в модную тогда «девятку» и направились в сторону Выборга. Уже за пределами Питера, на трассе их стала брать в клещи и вынуждать к остановке пара машин. Скорее всего, продавца машины выследили и вели с самого рынка. К удивлению преследователей, машина потенциальных жертв выскочила из клещей и свернула с трассы в лес, на грунтовку. Разбойнички, наверное, уже потирали руки в предвкушении лёгкой добычи. Охота началась, жертва сама выбрала удобное место для расправы. Охотники обнаружили девятку, стоящей в тупике лесной дороги. Четыре уголовника вышли из автомобилей и не спеша направились к цели, угрожающе помахивая битами, цепями и прочими инструментами для извлечения звонкой монеты из беспомощных лохов. Жалко, не было в то время мобил с фотокамерами, чтобы запечатлеть происходящее. Рожи злодеев наверняка вытянулись, когда они за спинами услышали клацанье автоматных затворов и крик: «Стой, стрелять буду. Лечь мордой в землю.» И очень убедительный грохот автоматной очереди со свистом пуль над головами. Господа офицеры были не лыком шиты. Предвидев риски, с собой в поездку они взяли из оружейной пару автоматов. Спрятали в сумках. Разведрота – это вам не шутки, парни с крепкими нервами, да и за плечами у каждого хорошая практика в Афгане. Рисковали, конечно, служивые, но, как говорится, пусть лучше трое осудят, чем четверо несут в гробу. Не доезжая в тупик, двое офицеров с оружием вышли на ходу из машины и устроили классическую засаду в кустарнике, один остался сидеть в машине, как приманка. В итоге, с двух бандитских машин было снято всё мало-мальски ценное, что поместилось в «девятку». Магнитолы, какие-то агрегаты типа генераторов и помпы. Причем разборкой занимались сами хозяева этих машин. Даже в багажник на крыше положили комплект хорошей резины на литых дисках. Бандосов, на всякий случай, раздели до трусов, сложили одежду в кучу, полили бензином и устроили прощальный костёр. Бить никого не стали. Уголовнички и так от страха обделались. Жалко, что не зимой дело было, но зато комары в тот вечер знатно отобедали. А герои рассказа вернулись в городок и отметили удачно завершенное дело хорошей офицерской попойкой.
Раки, раки, красные раки

Уже в далеком 90-м году, получив диплом повара, я был распределен в небольшой ресторанчик у автотрассы «Брест-Москва».

— Очень вовремя, — обрадовалась завпроизводством, — а то у нас мясник на больничном. Свиные полутуши умеешь разделывать?

— Без проблем, — заверил я, — только быстро не смогу, практики маловато.

— Быстро и не нужно, — улыбнулась женщина, — на сегодня мяса хватит, но к завтрашнему дню постарайся. А сейчас пойдем, познакомлю с коллективом.

Поварихи меня приняли очень хорошо, особенно старшая, Игоревна, которая вообще отнеслась как к сыну:

— Дитё дитем (выглядел тогда очень молодо, лет на четырнадцать), а его в мясной цех! Справишься?
— Обещаю.

Но несмотря на мои заверения Игоревна при любой возможности заглядывала в гости:

— Как ты, сынок, все хорошо?
— Да, спасибо, не волнуйтесь.
— Кстати, сегодня Реваз, наш поставщик, привезёт раков. Любишь их?
— Ага.
— Как отварим, позову, — и, улыбнувшись, Игоревна ушла.

— Раки, раки, бедные раки, будут в котёл вас бросать, — напевал я под нос, заканчивая первую свиную полутушу, — не машите клешнями тоскливо, вами смачно закусят под пиво, и уже поздно кричать.

Кстати, а что за крики на самом деле?

— Аааааааааааааа! — донеслось из горячего цеха (где готовили первые и вторые блюда).
Бух! Бах! Бздынь!

Что там происходит?
— Помогите!

Это вопль был наполнен таким ужасом, что вторая полутуша икнула и перекрестилась копытцем. А перед моими глазами за долю секунды пронеслись образы один страшнее другого.

Вот местные алконавты, не добыв денег на опохмел, угрожают поварихам "розочками" из бутылок.

Или американские шпионы (то были времена СССР) захватили стратегически важный ресторан, чтобы оставить дальнобойщиков без горячего, тем самым нанеся непоправимый ущерб экономике Советского Союза.

Что делать? Что-что, бежать! И, схватив нож, я бросился в горячий цех .
— Сыночек, помоги, — увидев меня, пискнула Игоревна.

Остальные поддержали старшую полными ужаса всхлипами.
Я же... Господи, только бы не заржать! Убьют. Итак, представьте.

Все женщины дружненько, как воробышки на ветках, сидели на столах. По полу же, задумчиво шевеля клешнями, неторопливо ползали огромные раки.

— Что стоишь, — не выдержала одна из поварих, — собираааааааай! Ай!

Дернувшись от крика, тётенька моментально съехала на пол, грохнувшись в позу, простите за тавтологию, рака перед самым большим раком. Тот удивился, но, как истинный джентльмен, приветствовал даму поднятием клешни.

— Аааааа, — заверещала дама.
— Что здэс такоэ? — рявкнуло за спиной.

А вот и Ревазушка, собственной персоной. Как догадался? Очень просто. По взгляду.

Огромный грузин налитыми кровью глазами рассматривал вашего покорного слугу. Я же был просто красавец. В одной руке нож, халат в крови. Ещё и женщины верещат. Что делать? Правильно!

— Зарэжу гада.
И понеслось. Какая это была погоня!

Несмотря на свои габариты Реваз оказался очень быстрым и проворным. Но и я не сплоховал. Еще бы, когда за тобой несется полтора взбешенных центнера, тормозить некогда.

— Стаят!

Сычас, мля. И выстрелив тылом так, что осыпалась побелка, я включил третью космическую. Кажется, убегал даже по потолку.

— Стаят!

Честно сказать, после четвертого круга однообразие надоело. Ну сколько можно? Женщины верещат, Реваз орёт, раки ползают. Хотя нет. Ещё на втором забеге в горячий цех я заметил, что клешнястые гады расчистили трассу. Зачем? Они ставки делали, клянусь!

А самый здоровый еще подбадривал усами. Типа, не поведи меня, человек. Сволочь! Если выживу, лично съем.

— Стаят!

Бежат! Иначе..

— Ревазушка, успокойся!
— Стаят!
Бабах!

Фух. Наконец-то. Подскользнувшись на том самом огромном раке, грузин рухнул, превратив шикарную закуску под пиво в неаппетитную лепешку.

Я же, тяжело дыша, с трудом выдавил:
— У вас молодых спецов всегда режут?

В общем, пока Реваз поднимался, женщины хором объяснили, что произошло. Оказывается, когда раков бросаешь в кипящий котёл, они категорически отказываются вариться, лихо выпрыгивая обратно.

А тут попытались высыпать много, сразу и из мешка. Кто же знал, что эти создания для женщин окажутся страшнее пауков, мышей и секретаря партийной организации?

Лично мне были принесены искренние извинения, а на следующий день - ещё и пакет огромных, но уже вареных, раков:
— Возмы, Андрэй, и нэ обижайся.

Какие обиды, зато будет что вспомнить, тем более, что:
— А классно мы побегали, да, Реваз?

Автор: Андрей Авдей
Истории, за которые стыдно. Как я был логопедом.

В мае 2018-го мне здорово повезло – уже в полушаге от обширного инсульта попал в нейрохирургическое отделение. Его специалисты меня и спасли.

В палате нас было двое. Второй – тоже Андрей, тридцати трёх лет от роду, совсем не говорил и плохо двигался. В отличие от меня парню очень не повезло.

Смотрела за ним мать. Тамара взяла длительный отпуск, чтобы помочь сыну:
— Давай позанимаемся.
— М, — и машет рукой: нет.
— Надо поесть.
— М.

У парня просто опустились руки. И я его понимал на 100%, поэтому решил поддержать. По-своему.
Стоило Тамаре выйти из палаты, как начиналась «реабилитация»:
— Здоровый мужик, а ведешь себя, как ребенок.
— Ммм.
— Не стыдно? Без мамы никуда.
— Ыыыы!
— Что ыкаешь?
— Ммм, — и показывает: уйди.
— Фигушки, слушай дальше…

От моего бубнежа две залетевшие мухи покончили с собой, «разогнавшись и башкой в стекло».
Так продолжалось два дня. Тамара за дверь – «реабилитация», вернулась – и я образец заботы и сострадания.
— Николаевич, помоги усадить.
— Конечно-конечно.

В такие моменты лицо Андрюхи выражало страстное желание запечь меня в духовке. С красным перцем и гвоздями. На медленном огне.
Устав от постоянных наездов, Андрей решил пожаловаться маме, тыча в меня пальцем и мелодично ыкая.
— Он говорит спасибо, что поправил одеяло и подушку, — с невинным лицом перевел я.
— И от меня спасибо, — улыбнулась Тамара, — присмотри за ним, Николаевич, схожу за обедом.

Дверь не успела закрыться, как я фыркнул:
— Стукач.
— Ыыыы.
— Ыыыы, бе бе бе. Нормально скажи, послать хочешь?
— Ааа, — и машет головой.

Типа, давно мечтаю.
— Ну так пошли, слабо?? Куда? Ну? Ну? Куда? На… На…
— …! — рявкнул Андрей и замер.
Глядя на выпученные глаза, я не удержался и подмигнул:
— Молодец. За это скажи дяде…
— Спасибо, — выдал Андрюха, снова замерев от удивления.
— На здоровье, теперь отдыхай. Схожу поем.

В коридоре, увидев Тамару, я не преминул сообщить:
— Ваш сын только что сказал спасибо (о том, что вначале послал, решил не распространяться).
— Шутите, — не поверила женщина.
— Такими вещами не шутят.

Что потом было в палате, можете себе представить. И слёзы, и … да не важно. В общем, потихоньку, помаленьку Андрей начал оживать. А потом его перевели в неврологическое отделение.
В следующий раз мы встретились уже через полтора месяца, когда я приезжал за рецептом. Андрюха гулял с друзьями в больничном дворике. Кстати, узнал и помахал рукой.

А недавно он нашёл меня в соцсетях. Со здоровьем все хорошо, живет и здравствует. В этом, конечно, заслуга врачей и его мамы, дневавшей и ночевавшей в отделении.
Столько времени прошло, а как вспомню, что вытворял – до сих пор стыдно.

Автор: Андрей Авдей
Ветерания или позывной «Степашка».

Когда я служил в армии, возле нашей части тусовался товарищ с отклонениями, звали его Вася. Абсолютно безобидный дурачок, обожавший вышагивать рядом со строем или отдавать воинскую честь маршировавшим солдатам.

Внешне – пухлик неопределённого возраста, в очках, с постоянной улыбкой на лице и удостоверением инвалида детства в кармане. Иногда Вася бормотал что-то невнятное, а иногда превращался в отставного офицера, комиссованного по ранению. Рассказывал, что путь от рядового до майора прошёл в составе спецгруппы «Боевые колобки», позывной «Степашка».
- Куда бежишь?
- В штаб, готовится наступление.

Мы его не давали в обиду и частенько угощали сигаретой, получая взамен интереснейшую беседу.
- Покурим?
- Давай покурим. Ты, сынок, пороху-то не нюхал, а я…

И начинались «воспоминания» о том, как Вася освобождал Верхненижниск и Нижневерховск.
- Правда, ни медалей, ни орденов нет, - сокрушался герой, - крысы штабные только себя награждали. Ну да Бог им судья, я воевал не за железки на кителе.

А больше всего мы любили историю о том, как Вася, прикрывая отход товарищей, был ранен, взят в плен и подвергнут нечеловеческим пыткам. Заканчивалась она словами:
- И потом меня расстреляли.

Прошло десять лет.

Как-то после работы отмечали в кафе день рождения сотрудника отдела. Выпили, пошли беседы «за жизнь». И в ходе разговора коллега выдал фразу:
- А вот я ветеран боевых действий.
- Да ладно?
- Когда служил срочную, в Африке воевал. С 80-го по 82-й. В составе группы специального назначения. Нашей задачей было разыскивать сбитые советские самолёты и эвакуировать тела погибших летчиков.
- Разве срочники там воевали? По-моему, только офицеры выступали в роли советников. И почему летчики не могли катапультироваться? – удивился я.
- СССР проводил сверхсекретные боевые операции в джунглях. Поэтому летчикам просто не выдавали парашютов, если сбили – всё.

Клянусь, здесь не придумано ни одного слова. Более того, разогретый спиртными парами, коллега, смахнув непрошенную сопельку, гордо добавил:
- Кстати, награжден двумя орденами Красной Звезды, и мне на дембель присвоили звание младшего лейтенанта.
- Принеси награды завтра на работу, покажешь.
- Не могу, - вздохнул герой, - мне самому разрешили только раз подержать в руках, а потом…

Слушая этот бред, я никак не мог избавиться от чувства, что где-то уже слышал подобное. А потом дошло. Это же Степашка из боевых колобков! Один в один! Правда, без удостоверения инвалида, зато с орденами. Видно, штабные крысы стали награждать не только себя.

В общем, теперь я уверен, что современный Кощей не над златом чахнет, а бдительно охраняет сундук с секретными наградами липовых и поэтому очень секретных ветеранов суперсекретных боевых операций.

А теперь к сути.

Чем дальше уходят войны, тем больше на улицах ветеранов. Мне кажется, что на сорокалетие победы в Великой Отечественной, например, их было меньше, чем сейчас.

Изо всех щелей выползают герои Куликовской битвы и других локальных конфликтов. Позвякивая медальками, они рассказывают о своих мужестве и сушняке, самоотверженности и контузии от сковородки.

Куда там настоящим ветеранам Отечественной, Афганской, Чеченских и других войн, участникам РЕАЛЬНЫХ боевых и часто секретных спецопераций! Они ведь молчат, не рассказывают о героическом прошлом.

И разве могут соперничать, например, «Красная Звезда», «За отвагу» или «Мужества» с яркими, сияющими и, главное, многочисленными наградами!

В общем, синдром Степашки продолжает свой победоносный путь по необъятным просторам бывшего СССР. И мне кажется, что пора уже вводить в оборот диагноз «ветерания» с градацией по степеням тяжести и методам лечения «героических героев» и «боевых кавалеров всяких разных орденов».

К четвёртой, самой легкой, группе заболевших я бы отнёс «ветеранов» возраста семьдесят – семьдесят пять лет, не имеющих отношения к непосредственным участникам боёв, узникам концлагерей и детям войны.

Эта категория заболевших знает о войне по открыткам, киноэпопеи «Освобождение» и рассказам реальных участников.

Часто с симптомами алкогольной интоксикации, такие Степашки выходят на парады, сияя целым сонмом наград. От ордена Ушакова за морские операции до «Партизану Отечественной войны». Наверное, воевал в морских партизанах.

Со слезами на глазах эти индивидуумы принимают цветы от восхищенных детишек и их родителей. Ну и, конечно же, выпучив глаза, вещают о том, как:
- Да я за Вену кровь проливал!
Все правильно. Только не ЗА, а ИЗ. И не проливал, а сдал анализ на биохимию.

Самое обидное, что государству такие типажи не только не мешают, а наоборот, необходимы. Почему? Потому что псевдофронтовые Степашки перед камерами расскажут всё, что потребуется. И о заботе, и о внимании. Обо всём.

Как лечить? Никак, просто не обращать внимания. И надеяться, что государство само, в конце концов, решит навести порядок среди лже орденоносцев.

Третья группа нездоровых более тяжелая. Коллекционеры юбилейных пивных пробок. Хочешь сиять иконостасом? Без проблем. Вступи, к примеру, в общество хранителей наследия ёжиков-каратистов. И пойдут медали «За активное участие в жизни…», «За заслуги перед …». И так далее, и тому подобное. Короче, сами учредили, сами наградились.

Не хочешь вступать в общество? Есть другой вариант. За определенную мзду можно заказать медаль с уже заполненным на тебя удостоверением.

На рынке куча предложений, особенно в преддверии 75-летия Победы.
«Член семьи участника войны», «В память о Победе». Думаю, скоро появятся «Друг члена семьи участника войны», «Посмотревший кино о войне» и так далее.

Как лечить? Ввести наградной налог. За каждую медаль, допустим, три доллара в год, за орден – семь. Сколько повесил на себя? Восемь штук? Заполни декларацию и оплати в кассу.
Даже если вылечить не удастся, хоть местный бюджет денег соберет.

Вторая группа Степашек относится к средней степени тяжести. У них сквозь броню самонаграждений проскакивают боевые медали и ордена, иногда с перепутанными колодками. Медаль «За боевые заслуги», а колодка от «За освоение целинных земель». Что нашёл, то и повесил.

Читал об одном персонаже, судя по наградам, воевавшим в Великую Отечественную, Афганскую и Первую Чеченскую.

Простите за грубость, это боевой сперматозоид. Покинув тестикулы отца, вылетел во двор, где уничтожил пулемётный расчет гитлеровцев. И только затем, с чувством выполненного долга, вернулся в лоно матери.

Вылечить невозможно, но есть вариант перевести в третью группу. Просто отобрать боевые, отдав взамен что-нибудь типа «За отвагу при дегустации», «За храбрость на кухне» и тому подобное.
А как лечить третью, мы уже знаем.

И, наконец, самая тяжелая стадия ветерании, первая.

Сверхсекретные спецназовцы, десантники и краповые береты, воевавшие в составах групп специального назначения, отрядов, полков, дивизий и армий КГБ, ФСБ, ГРУ и тамбовского водоканала.

Послужной список закрыт всеми возможными грифами. Единственные доказательства подвигов – нашивки за ранения, ордена и медали.

У кого-то столько нашивок, что кажется, будто он служил пулеприемником. Все автоматные очереди притягивал на себя, пока боевые товарищи, не таясь, отстреливали противника.

У другого три ордена «Мужества», а служил, как оказалось, хлеборезом, ордена куплены то ли на али, то ли еще где. Третий козыряет погонами полковника и шестью боевыми наградами, среди которых и три (!) «Боевое Красное знамя» времён СССР (за Афганистан) и уже Российские два ордена Мужества медаль и Суворова (за Чечню) и…
- Да я в Афгане, в горах, снайпером – метеорологом. Был тяжело ранен, лечился подорожником.
- А я в Грозном….
- Меня в Сухуми…

Эти самые опасные.

Во-первых, молодые.

Во-вторых, здоровые телом (хоть и больны на голову). Кто-то уже рассказывает школьникам о героическом прошлом, смешав Бородино с Афганистаном, а операцию в Сирии с восстанием Степана Разина. То есть стали воспитателями подрастающего поколения.

В-третьих, они верят в собственную ложь, и даже научились огрызаться. Свежий пример. На ЯндексДзене (не сочтите за рекламу) был канал «Диверсант», занимавшийся разоблачение молодых и не очень лжегероев. Так вот, администрацией портала канал был заблокирован. Говорят, после жалоб разоблачённых.

И, в-четвёртых. Многочисленными (купленными или украденными) наградами эти «секретные герои» затмевают настоящих. У которых может быть всего одна медаль, но заслуженная собственной кровью.

И цена её в сотни раз выше груды фейковых наград фейковых Степашек.
Их надо лечить без промедления.
- Как? – спросите вы.

Оперативно, мануально. То бишь – кулаком в рожу. При необходимости повторять до полного выздоровления пациента.

Автор: Андрей Авдей
«Мужчина – это случайно выживший мальчик.»
Во избежание чего-то там, будем считать, что история придумана, не является руководством к изготовлению самодельных взрывных устройств (СВУ) и направлена на то, чтобы уберечь подрастающее поколение от минно-взрывных травм и совершения прочих глупостей. Ну и до кучи - все имена вымышлены, а совпадения случайны.
Мне было лет 14, а может чуть старше. Ноябрьские праздники, конец восьмидесятых, один из поселков - военных городков под Выборгом. Сижу в своей подвальной мастерской, никого не трогаю, приёмник починяю. В воздухе аромат канифоли. И вдруг прибегает Пашка, мой приятель. Глаза горят, весь в возбужденном состоянии, будто в лотерею выиграл. С порога мне выдаёт: «Пойдем рыбу глушить!» - Да чем глушить-то? - спрашиваю. Тротила нет и не предвидится, порох из гранатных запалов и патронов весь спалили давно, да и было его немного. – Да я, говорит, танковый заряд скоммуниздил. Для тех, кто не сильно в курсе, в танках наших сначала снаряд в ствол подаётся, а потом заряд в гильзе. Заряд этот порохом набит аж трёх видов: длинная солома, как макароны, – порох бездымный, также цилиндрики небольшие, на ощупь как пластмассовые, маленькие такие бочечки, и на дне гильзы над капсюлем лежит круглым тканевым стёганым блинчиком - белый мешочек с дымным порохом для запала основного заряда. Кому интересно – погуглите.
В военных городках в игрушках у пацанов не редкость – патроны, которые любой борзый пацан из военной семьи мог выменять, скрутив тайком у своего папки-офицера какой-нибудь, востребованный у дембелей, красивый значок: гвардию или классность специалиста. Затем этот значок менялся у какого-нибудь знакомого каптера на всякие военные штуки. Но заряд от танка – это даже по нашим стандартам высший пилотаж. Как рассказал мне Пашка (не ручаюсь за правдивость его слов), он тайком подкопался под стену склада боеприпасов и несмотря на боевое охранение в виде сонного узбека-караульного, умудрился туда проползти и вытащить добычу. Верхом инженерной мысли была идея взять для изготовления СВУ старый насос. Побольше велосипедного. Может быть от мотоцикла, точно не скажу. На верхнюю часть нашлась заглушка с резьбой. В нижней части насоса, откуда в обычном режиме эксплуатации выходит воздух, уже было отверстие, в которое так и просился огнепроводный шнур. Оставалось только наполнить корпус чем-то взрывчатым, закрутить, сделать гидроизоляцию из клея и можно идти на громкую рыбалку. Огнепроводный шнур у меня неплохо получался из ПВХ изоляции от провода, в которую набивался желтый порошок регенерационного состава от изолирующего противогаза. Это соединение калия, которое выделяет кислород при попадании влаги выдыхаемого воздуха и поглощает углекислоту из него же. Оно используется и в водолазной и в пожарной технике, и на подводных лодках. Опытным путем (при бросании в костер) я когда-то выяснил, что неплохо выделяется кислород и при нагреве этой регенерации, поэтому трубка ПВХ с таким составом выгорает от начала до конца даже под водой.
Старые патроны с регенерацией были щедро оставлены пожарными на месте погорелой старой РЛС П-70 «Лена-М», где я их подобрал месяцем ранее. Удивительно, что охраны после небольшого пожара на ней вообще не было. Хотя, на ней оставалось много оборудования, какие-то инструменты, огромные запасные радиолампы в обрешетке на пружинных подвесах. Я даже домой приволок монтажные пояса с цепями, пассатижи, топор и что-то ещё. А станцию потом списали, как устаревшую.
Испытание было назначено на 7 ноября. Было прохладно, но сухо. Мы выдвинулись в район испытаний утром, часов в 10 и отошли от поселка на несколько километров в лес. С собой взяли все компоненты, картоху и ещё что-то из еды. Расстелили плащ-палатку, развели костерок, кажется, даже котелок с водой для чая поставили на рогульки над огнем. Пашка сел на один край плащ-палатки, а я на другой. Я занялся изготовлением шнура, а Пашка разобрал крышку заряда и приступил к начинке стальной трубы насоса. Решив, что кашу маслом не испортишь, Паша всыпал черный порох в насос и добавил горсть регенерации, чтоб покруче жахнуло. Потом взял в руки пучок пороховых соломин и начал всё это уминать в насос. Я сидел напротив, набивал в пластиковую трубочку регенерацию, Пашкины действия видел краем глаза, сосредоточившись на своей задаче. И вдруг свет погас. И наступило великое НИЧТО. Если бы меня в тот момент убило, я бы даже этого не понял. Не успел бы ни боль почувствовать, ни испугаться. Просто наступило небытие. Не имеющее ни времени, ни звуков, ни запахов, ни вообще чего-либо, поддающегося определению. Я очень четко помню, как возвращался из небытия в этот мир. Сначала было чувство осознания себя при полном непонимании произошедшего, сопровождающееся чувством удивления. Потом я стал что-то осязать, но чувство было такое, будто широкой доской мне врезали по лицу. Все мышечные ткани лица были в онемении. Я чувствовал, что глаза мои открыты, ощупывал их руками, но ничего не видел. В ушах стоял свист. По горлу текло что-то липкое и теплое. Первая мысль - пришел песец моим глазам. Потом, к счастью моему, темнота сменилась серой пеленой, и я стал различать свет. Туман в глазах чуть рассеялся, в голове звенело, я мутным взором обвел пространство вокруг себя. Пашка сидел на расстеленной палатке, весь в крови, с выпученными глазами. Он ничего не видел, о чем и заявил окружающему миру диким, отчаянным воплем. Я увидел, что в руке его будто зажата между пальцев пороховая макаронина. При ближайшем рассмотрении оказалось, что длинная пороховина пробила ему ладонь, словно стрела, насквозь, между костей. Почему-то я сразу выдернул её из Пашкиной ладони. Я не упомянул вначале, что с нами увязался Витька, младший брат Пашки. Как хорошо, что в момент бадабума он отошел от костра. Малой был в шоке от увиденного. Удивительно, что с момента прихода в сознание, у меня в голове не было ни страха, ни паники. Только четкое планирование действий. Трубка насоса, к счастью, не разорвалась. Она пробила плащ-палатку и вошла в землю, сантиметров на двадцать. Порох, который был в трубке, выстрелил вверх, как из маленькой пушки и сгорел не полностью. Дымный порох влетел Пашке в лицо и татуировал кожу. Бездымный разлетелся твердыми пластмассовыми осколками. Мне повезло. Всё, что прилетело в мою сторону, попало ниже уровня глаз. Рассекло верхнюю губу и горло. В глаза если и попало что-то, то совсем микроскопическое. Вот откуда было теплое и липкое. Пашке пришлось похуже, осколки несгоревшего пороха густо попали в лицо и он ничего не видел. Была пробита рука, обожжено лицо и глаза. Кроме всего прочего, регенерация очень щелочная, и попадание на кожу могло вызвать сильный химический ожог. (Кстати, я думаю, именно из-за контакта регенерации с остатками машинного масла в насосе и произошел этот самопроизвольный выстрел. Подводники знают, что промасленную ветошь нельзя держать рядом с кислородными баллонами или пластинами регенерации.) Чтобы смыть химию с кожи, я нашел чистую лесную лужицу, ополоснул другу лицо. Я не ошибся, вода стала мыльной на ощупь. Так, значит химию смыли. Надо искать медпомощь. Я знал, что поблизости есть военный городок радиотехнического батальона, локаторщиков. Там наверняка есть аптечка, телефонная связь, а может и медпункт. Но сначала надо было замести следы нашей глупости. В остатках костра я спалил остатки пороха, прикопал то, что не могло сгореть, залил костер и собрал в рюкзак плащ-палатку. Потом подхватил Пашку под руку, и мы пошли в направлении военного городка по лесной дороге. Витька шел за нами и плакал от страха. Не помню, сколько мы шли. Наверное, около получаса. Шли не быстро, мой друг по-прежнему ни черта не видел. По дороге у самого городка мы встретили людей, нам подсказали адрес военного фельдшера. Был праздничный день. На наше счастье женщина оказалась дома. Она вызвала скорую из райцентра, открыла медпункт и провела первичную обработку ран, сначала Пашке, а потом и мне. Приехала скорая и Пашку вместе с братом увезли. Я отправился домой. Дорога была через поле. Домой идти не хотелось. Как объяснить всё родителям? И тут я почувствовал крупную дрожь. Меня затрясло, как старого алкаша. Стало болеть лицо. Видимо, шок начал проходить. Я сел прямо на тропинку и зарыдал, почти по-зверинному завыл в голос, ничего не мог с собой поделать.
Пашка провалялся по больницам около 3 месяцев, ему делали операцию (или несколько) на глазах и в итоге спасли зрение. Долго он носил черные точки пороха под кожей на лице и оспинки-шрамики от осколков. У меня на память о детской глупости тоже остались шрамы, один на верхней губе прячется под усами, другой – в районе кадыка.
Родители наши не хотели подставлять нас под уголовку - хищение боеприпасов, изготовление СВУ. Нам сочинили легенду для участкового, что мы пошли печь картошку, нашли в лесу неизвестный предмет, (предположительно пороховой выстрел от гранатомета) и он взорвался в руках у Пашки. После того случая я завязал навсегда с самодельной пиротехникой. Крайне осторожно обращаюсь с оружием и держусь подальше от фейерверков и всего взрывопожароопасного. Чего и вам желаю, дорогие читатели.
P.S. С Пашкой после того случая наша дружба стала почему-то затухать. Мы перестали общаться. Последний раз я видел его лет десять назад. Прости меня, друг, если тогда я повёл себя как-то не так.
Девочки, если ваш муж в магазине смотрит на танки и машинки, это ещё не значит, что он хочет от вас сына.
Истории, за которые стыдно. Братская могила.

Наверное, каждый хоть раз в жизни сталкивался с профессиональными скандалистами. Это всем недовольные люди, долго и бережно копящие негатив, который периодически нужно выплёскивать. Главное – найти повод. Какой? Да любой. Дверь не придержали, не уступили место, на улице жарко (холодно, снег, нет снега). И, естественно, нужен человек-приёмник, на которого выльются ушаты злобы, обиды и возмущения. Как и для повода, человек может быть абсолютно любым.

Итак.

Когда мне было еще далеко не тридцать, попал в небольшую передрягу, заработав сильный ушиб правой берцовой кости. Как итог – на следующее утро ниже колена красовался огромный чёрный синяк, передвигаться мог очень аккуратно и со скоростью улитки-спринтера.

Поэтому, отпросившись с работы, я кое-как добрался до поликлиники, прошёл все назначенные обследования, получил больничный лист и благословение от травматолога на обратный путь.

Легко сказать. До остановки метров триста, а нога разболелась не на шутку. Благо людей на улице не было, поэтому я сквозь зубы матерился так, что даже галдящие воробьи уважительно заткнулись.

Вначале досталось тому пи… (участнику гей-парада) с куском арматуры:
— Е… его в ж… (да ниспошлёт ему Провидение затейника проктолога с кривыми пальцами)!

Вспомнил здравоохранение:
— Какой безголовый х… (жертва обрезания) сделал кабинет рентген диагностики на втором этаже, а травматолога — на шестом.

Не забыл об электромеханиках:
— Мало того, что лифт, б… (святая женщина по версии одиноких мужчин), работает, как пьяный сеет (здесь пропущена буква «р»), так по закону подлости именно передо мной какие-то б… (группа святых женщин по версии одиноких мужчин) его сломали.

— Продолжай, о учитель, — низко склонилась воробьиная стайка
— Птицы эти за… (утомили сексуально) конкретно.

Короче, в сопровождении мелких зас.., закаканцев, я кое-как добрался до остановки, скрепя зубами зашёл в полупустой (это важно) автобус и уселся на одиночное место возле окна.

За которым в ожидании лихорадочно махали крылышками два самых настырных воробья.
— Зря стараетесь, — улыбнулся я, — сеанс окончен.
Тем более, что боль немного утихла, ехать минут тридцать, да и люди вокруг, нельзя ругаться.

— Молодой человек, уступите место.
В тот момент стало понятно, что пернатая мелочь явно обладает даром предвидения.

Потому что рядом со мной стояла крупная видная женщина лет пятидесяти описанного вначале истерического типажа. Прибавьте к этому полтора центнера веса и явное желание поругаться.

А за окном летели уже четыре заинтригованных воробья.
Вставать не было никакого желания, поэтому я подчёркнуто вежливо и спокойно ответил:
— Извините, а вы не могли бы пройти чуть дальше.

Количество воробьёв увеличилось до шести.
— Вот пошла молодёжь, — обращаясь ни к кому и ко всем одновременно, заверещала тётка.
— Уважаемая, мне тяжело ходить, нога больная. Мест хватает, в чём проблема? – удивился я.
— Ножка у него бо-бо. Бедненький! Лень оторвать задницу?

Посмотрев уже на десяток воробьев за окном, я сделал последнюю попытку сгладить конфликт. Причем говорил негромко, и в отличие от оппонентки меня никто не слышал, кроме неё.
— Женщина, успокойтесь, пожалуйста.
— А ты меня не успокаивай! Еще и огрызается! Хамло! Да кто тебя такого воспитал. Да как тебя земля носит?
— Молча.
— Что? – тут она споткнулась на полуслове.
— Молча носит, как и вас, хотя здесь возможны варианты.
— Какие? – тётка явно не ожидала отпора.
— Вас носит, запыхавшись.
— Ес, — радостно заверещали воробьи.
— Что ты сказал? Дрыщ!
— Лучше быть дрыщом, чем братской могилой пончиков.

И тут Остапа понесло. Господи, как она меня крыла!
— Свинья бессовестная. Слишком умный?
— Да. И помню азбуку, где написано, что «мама мыла раму», а не грызла окорок.
— А ну повтори!
— Повторяю — не приближайтесь, мне страшно!
— Ах ты…!

Поняв, что тётке просто необходимо выплеснуть накопленный негатив, я отвернулся к окну. Кстати, некоторые пассажиры пробовали остановить водопад оскорблений, но скандалистка уже вошла в раж, не обращая внимания ни на кого.

Да пускай поорёт, абы на здоровье. Тем более, что воробьи устроили воздушный бой, за которым наблюдать было гораздо интереснее.
— А? Совесть есть? Сопляк!

Отвлёкшись от окна, я посмотрел на красное от ярости лицо:
— Сдуйтесь, иначе посадите сердце!
— Вот пошла молодежь! Никакого уважения к старшим. — при этом она попыталась схватить меня за руку.
— Женщина, если рассчитываете на групповуху в моём лице, я себя вычеркиваю!
— Ух, — добавили пернатые.
— Ах, — восхитилась и тётка, в экстазе взмахнув своим изящным копытцем.

Попав прямо по ноге! Ощущения — словно родил ведро ёжиков-нацистов. Боль адская!

А за окном уже собрались все воробьи города. Они ждали. Терпеливо ждали. Но я просто сжал зубы, пытаясь разогнать искры перед глазами.
— Что заткнулся, умник? А? А? Сказать нечего?
И я не выдержал, рявкнув на весь автобус:
— Мне мама сказала с незнакомыми толстыми тётками не разговаривать, они плохому научат!

Замолчали все. И воробьи, и пассажиры. Кажется, даже ветер стих на улице. По логике впереди меня ожидала мучительная смерть от удушья или черепно-мозговой травмы. Но, против ожидания, с побагровевшим лицом тётка выпорхнула из автобуса на первой же остановке.

Собственно, вот и вся история. Кое как доковыляв до дома (в сопровождении пернатого эскорта), я первым делом принял обезболивающее.

И если ноге полегчало, то душе – нет. Может, стоило перетерпеть, сидела бы она на моём месте и радовалась жизни. Вместо этого так нахамил представительной женщине, что бедняжка даже не доехала. В общем, стыдно до сих пор.

Автор: Андрей Авдей
Городок у нас небольшой. Вот ругают обслуживающие дома компании, а я хочу спасибо им сегодня сказать! Дом не старый, четыре года живем. Приехали с работы уже часов в девять вечера. В ванную захожу...хлюп.. хлюп... Труба протекает, свищ брызгает!! Ну как так!!!! Да муж сам пробовал, но хомут на трубу, который был в наличии, маленький, а труба больше. Позвонили диспетчеру, хорошо, в течение часа будет слесарь, ждите. Через двадцать минут пришел хорошо одетый и вежливый мужчина. Разулся, чемоданчик открыл и все сделал. Благодарим устно и купюру тихонько протягиваем (прямо очень благодарны))
- Ну вот это вы зря, у нас слесаря хорошие и я им зарплату достойную плачу!
- ??
- Я директор вашей управляющей компании. Живу в соседнем доме. Ну зачем слесарей вечером вызывать по пустяку буду.
Трубу через месяц заменили (без доплат) на пластиковую.
7
Создать прецедент

(Мысли вслух)

Эльмана Пашаева лишили адвокатского статуса сроком на год за то, что он нёс всякую откровенную белиберду на процессе по делу Ефремова.

А почему бы по этому же принципу не лишать статуса журналиста (или ведущего) – тех, кто делает то же самое изо дня в день на телевизионных каналах страны?..

© Дмитрий Свиридов
30
- Многие современные дети ведут себя так, что хочется дать им "леща"!
- Для этого у них есть родители...
- А вот их родителей не мешало бы пиздить всерьёз!
МИСТИКА?..

Случилось пару дней назад. До сих пор как-то не по себе...

Приснилась бывшая, мы с ней где-то 10 лет назад разошлись, вместе жили, но женаты не были.

Сейчас у неё муж, дети... И у меня тоже семья.

Так вот, снится мне, что мы гуляем, обнимаемся, общаемся и тут она, глядя в глаза, говорит: «Почему ты не сделал мне предложение? Женись на мне!»

Мне что-то так страшно стало, что жена узнает (я ж не в курсе, что сон смотрю).

Говорю, уже поздно, я женат.

И тут просыпаюсь.

Вижу жену, сидящую за компом и ехидно с предъявой выдающуюся фразу: «Здесь, в контакте, тебе баба какая-то написала, что было бы неплохо посидеть, кофе попить. Ничего не хочешь объяснить???»

Меня чуть инфаркт не хватил! Года три не писала ничего... Что это вообще было?..
8
Лечу в командировку. Время полета 7 часов, по прилету- плотный рабочий день, отдохнуть не удастся до позднего вечера, а голова должна варить на "ура". Итого - 2 часа на взлет- посадку еду и работу, и 5 часов на сон. Но вот незадача - 2 соседних кресла и одно кресло напротив занимают товарищи представители малого и среднего бизнеса, которые мальца поддали и увлеченно обсуждают свои дела. Причем тембр их беседы то тише то громче - на просьбы соседей дать поспать реагируют, минут на 5 переходя на шепот, стюарды повлиять не могут так как нарушения порядка как бы нет - ни драки, ни криков - просто монотонный бубнеж, спать под который невозможно. Прикидываю, что можно сделать сделать- вариантов немного. Вступить в беседу и убедить замолчать - шансов мало, проверено на практике. В бизнесе мест мало и они заняты, остальной салон тоже забит почти весь, люди рядом со свободными местами спят, плюс не везде понятно, свободно ли место или человек в туалет отошел. И тут в голову приходит решение. Встаю в туалет, обхожу салон с другой стороны, подхожу к деловому партнеру , летящему в другой части салона, договариваюсь, возвращаюсь обратно.
А теперь представьте картину:
Летит в улучшенном эконом классе мужчина средних лет, одетый в строгий деловой костюм с галстуком, с портфелем, который не убирает на багажную полку. В полете постоянно молчит, делает пометки в записной книжке, телефоне, правит документы ручкой, аккуратно убирая их в портфель.
Через полтора часа после взлета ( а летите вы в ваш родной регион) к этому мужчине ( вашему соседу) подходит парень лет на 10 моложе, спортивного вида и с непроницаемым лицом. Подает бумаги с классической ведомственной шапкой, на которых стоят фамилии ( видите это краем глаза) и говорит:
- Товарищ полковник, вот списки на арест, посмотрите?

В моем случае беседа у соседей закончилась практически сразу, а я спокойно проспал 4,5 часа, так необходимых для полноценной работы.

P.S. Давайте уважать друг друга, а там глядишь и списки не потребуются.

P.S. 2 -это были списки студентов на стажировку из известного столичного ВУЗа.
Объясняю коллеге, как доехать до моего дома:
- Там будет много поворотов, а в конце - тупик.
Коллега, вздыхая:
- Как моя жизнь.
Вот сейчас. В связи с пожаром в Краснодаре. Сгорело верхних этажей зиггзагообразного домостроения в виде буквы Z!

По прогнозам пожарников - проблема - в электропроводке!

Я, как электрик с 30-летним стажем, уж не могу молчать!

С середины 60-Х годов 20 века, когда начали ставить хрущёвки. Ввели новые стандарты электропроводки!

Появилась изоляция САМОЗАТУХАЮЩАЯСЯ. Она горит без огня и температуры! Специально разработали - против пожаров!

Такой проводкой оборудуются все новые дома - включая - хрущёвки!

Пожар - по причине электропроводки в таких (жележнобетонных тем более зданиях) - исключён!

И тем не менее - по старинке - ПОЖАРНИКИ - объявляют причиной - то что было вероятным в 30-х годах - неисправность электропроводки!

Угар и ужас! Жесть, по моему профессиональному мнению!
С годами мне удалось добиться значительных успехов на поприще увеличения количества прожитых лет. Но больше хвастаться особо нечем.
На злобу дня

Март 2020 года. Владимир Путин назвал средним классом всех, у кого зарплата больше 17 тысяч рублей.
Сентябрь 2020 года. Стало известно, что пачка препарата от коронавируса будет стоить от 12 320 рублей.

У среднего класса России, после приобретения лекарства, останется ещё целых 4680 рублей, чтобы пошиковать до конца месяца!

© Дмитрий Свиридов
13
ЧП микрорайонного масштаба

Раннее тихое утро жаркого прошлогоднего лета в микрорайоне П. 300-тысячного городка началось с громкого бабáха. Что-то где-то рвануло и разнеслось эхом. Потом ещё и ещё.
Небольшая рекогносцировка — с одной стороны центральной улицы стоят пяти- и девятиэтажки в основном брежневской постройки, есть несколько современных "свечек", а с другой — почти деревня, уже после 2000-го построенные личные теремки метров по пятьсот, и основательные, хоть и не новые, частные дома, перемежаемые слегка запущенным лесопарком.
Первыми тревогу (звонки в полицию, скорую, пожарку, службу газа и МЧС) подняли спавшие с открытыми окнами пенсионеры крайней от дороги краснокирпичной пятиэтажки, когда-то выстроенной, как в народе говорят, для кгбистов. В первую очередь долг службы — не бывает чекиста на пенсии, и второе — в этом частном секторе (а взрывы доносились оттуда) что-то вечно происходит — то куют, то гвозди забивают, то бетономешалки гундят, то жужжат болгарки, то воют циркулярки, то музыка громко на свадьбе орёт, то дым от шашлыков "очи режет".
Потом тревожный круг сузился, трезвонить начали "частники" — что-то взрывалось в старом гараже возле дома добропорядочного, работящего и в основном непьющего строителя Николая Р.
После недолгих поисков и расспросов полиция нашла хозяина неподалёку, в переулке, уходящем вглубь лесопарка, в гостях у друга — они на пару третий день отмечали отъезд двух жён с пятью детьми в санаторий.
Коля, незадолго до происшествия вернувшийся из полуторамесячной командировки, клялся и божился МЧСникам, что со дня покупки дома десять лет тому назад, в его владениях не было ничего взрывчатого, ни к чему противозаконному он не склонен, у него дети малые, жене не до гаражей, он не охотник, а если и рыбак, то скорее философ, но отнюдь не браконьер.
Да и в гараже, который уже начал стрелять кирпичами тыльной стенки и потряхивать шифером, ничего нет, кроме пустых стеллажей и разобранных строительных лесов. Он его вообще перестраивать собирался.
Спас Николая от расправы соседей, допроса с пристрастием и обвинений в терроризме "звонок другу", точнее, жене.
Благоверная от испуга не сразу, но вспомнила, что позволила, пока муж в командировке, воспользоваться гаражом знакомой семье из девятиэтажки неподалёку. А они, запасливые хреноЗОЖники, заполнили полки стеллажей неупиваемым количеством полезной жидкости, которой нас "родина щедро поúла"...
Да-да, именно так взрываются, разметая кирпичную стену, тщательно закупоренные пластиковые бутылки с мирным берёзовым забродившим соком.
Р.S.
Пострадавший с рваным шрамом на предплечье не советует вычислять меру бризантности у данного ВВ.
Мужики курят в курилке.
Болтают, за жизнь.
Подходит Петрович.
- Блин, мужики, чо то с каждым годом все сложнее и сложнее жить становится. Понять не могу. Чо за дела?
- Элементарно, Петрович. Вот смотри, ты когда в одну и ту же игру десятый раз играешь, чтоб не надоела, что делаешь?
- Ну этааа ... уровень сложности повышаю, наверное...
Мляяяяяяяяя
Друг недавно рассказал мне одну занятную историю, делюсь:

У нашего с ним общего знакомого Сергея есть сын Миша, 7 лет отроду.
Миша в некотором плане уникальный ребенок. Дело в том, что так как оба его родителя относятся в старой столичной интеллигенции, в их семье принята железобетонная презумпция невиновности, если нет прямых доказательств поступка.
И Миша пользуется этом по самой полной программе.
Например, Мише нельзя много сладкого из за проблем с весом. А очень хочется.
Но тут приехал в гости дядя Валера, который остался в гостях на пару дней, активно пил и часто ел по ночам.
Как итог - Мише стало нехорошо от объедания торгом. Но! Доказать что торт съел именно он было невозможно, ибо тем же тортом сильно нетрезвый дядя Валера ночью закусывал водочку. И на "очной ставке" дать слово офицера о том, сколько именно торта он съел вечером и ночью - не смог. Миша был оправдан, как и во множестве других крайне подозрительных фактов. Сергей, будучи опытным отцом троих детей, много раз с ним говорил, но Миша занимает четкую позицию "меня регулярно подставляют, и ничего пожелать не могу".
Если говорить по честноку - будь Миша на 10 с хвостиком лет старше и попади в передрягу- судья бы наверняка услал его на вольные Мордовские хлеба. Ибо слишком много совпадений. Но - как известно, у нас на зонах немало людей, сидящих именно из за этих самых совпадений множества факторов, а не потому, что они реально виноваты.
Почему я вспомнил эту историю - на днях друг звонит и говорит, смеясь, что наш великий конспиратор прокололся.
Мише очень хотелось купить мопед, при том что родители по понятным причинам были против. Итогом трехмесячной подготовки стал целый букет "преступлений" - у родителей стало как то меньше денег в заначке, а у дачного друга вдруг появился мопед, на котором он тайно катал Мишу. Залезая в заначку Миша знал, что деньги в ней считают "приблизительно", а так же регулярно берут и добавляют, причем это делают все взрослые члены семьи.
Наш гений просчитался только в одном - наши юные друзья в одну из своих тайных поездок попались гаишникам, причем была гонка с преследованием. Ну а при допросе в присутствии родителей приятель сознался, что мопед вообще не его а Мишин, он только помог купить и хранит его что бы "предки не отобрали".
Итогом этой истории было историческое семейное решение об отмене презумпции невиновности в применении к отдельному члену семьи по совокупности обличающих фактов, а так же эффективное физическое воздействие предметом мужского модного гардероба ( в просторечии "ремень") на Мишин зад.
Услышав эту историю я почему то вспомнил некоторых наших политиков, которые крайне удивляются, когда суровые дяди приходят к ним в кабинет и увозят в "Лефортово". Все же было так прекрасно, да и прямых доказательств нет!
Но, как известно, всему в этой жизни бывает предел.
Невезучая
/длинновато/

Будущую профессию я выбрала очень рано. Кажется, ещё в бессознательном возрасте, потому что самого процесса выбора я не помню. Зато чётко помню, как на очередной, далеко не первый вопрос "А кем ты хочешь быть, когда вырастешь?" я, четырёхлетняя, начинала выдавать тираду:
— Я хочу быть геологом! Но не тем геологом, который...
Бывало, кто-то из родственников совершал порывистое движение, чтоб подсказать, подозревая, что я забыла нужное слово, но я резко поднимала палец вверх "тихо" и хитренько качая им "ни-ни", продолжала:
— ...не тем геологом, который разные там в горах камни собирает, а тем геологом, что ищет разное такое стародревнее! — и после паузы торжественно заключала:
— А хочу я быть ар-хе-о-ло-гом!
И убегала, довольная тем, что удалось блеснуть знаниями.
Археологом меня нарёк кто-то из близких потому, что с самого мелкого возраста я находила монетки — чаще наши, советские, конечно, но попадались и старинные.
Детский острый взгляд частенько выхватывал небольшой кругляшок на вскопанной клумбе, я поднимала его, тащила домой и начинала чистить папиным напильником; к моей радости на кругляше проступали цифры, буквы, розоватый или желтоватый двуглавый орёл. Самая старинная монетка, полкопейки 1735 года, была замечена, когда я топала к бабушке и, как Красная шапочка, что-то ей несла.
Невзрачный тонкий кружок лежал под кустом возле чужого дома, за жидким, но высоким штакетником и достать его никак не получалось. Тщетно я пыталась протиснуться между планок, потом бросила сумку в траву, а сама улеглась на дорожку в светлом платье, протянула руку снизу, нижний край планки уперся мне в лопатку и сильно поцарапал спину, не порвав при этом платье, но кровавой жертвой монетка была добыта.
На радостях показала находку встретившейся соседке, которая шла выбрасывать мусор. Она повертела денежку в руках, хмыкнула и равнодушно бросила в своё мусорное ведро, как не имеющую никакой покупательной способности.
Это было хуже удара и я взвыла столь отчаянно и громко, что она, испугавшись, вытряхнула мусор из ведра прямо на дорожку. Я нашла в хламе свою полустёртую крошку-монетку и ускакала, совершенно счастливая.
Из таких монет, добытых собственноручно, собралась небольшая коллекция, около полусотни экземпляров.
А раскопки!!! Все котлованы и траншеи на всех окрестных стройках после окончания рабочего дня были наши. Они имели срезы, на которых проступал некий культурный слой, образовавшийся, как мы позже узнали, из помоек прошедших веков. Они хранили в себе черепки и почти целые кувшины, вазы, плошки, таинственные аптечные пузырьки с орлом из синего кобальтового стекла, ну и монетки...
К этим раскопкам приобщились многие дети квартала и аккуратно вырезанные траншеи для коммуникаций начали приобретать ответвления и аппендициты. Нас гнали сторожá, мы перебирались на другую стройку или в канаву, которая проходила через двор соседской пятиэтажки и опять увлечённо рылись в земле.
Некоторые особо щепетильные родители моих "подельников" приходили жаловаться — дети уж очень грязными приходят, какой-то мусор домой натаскивают. Ну, могли бы и сами за своими мелкими наблюдать, которые за нами увязывались.
Так продолжалось до 14 лет с перерывами на зиму.
Однажды мы нашли интересные, с орнаментом и почти целые кувшинчики, решили отнести их в местный Краеведческий музей. Находки наши с радостью приняли и пригласили прийти во второй половине сентября — как раз при музее организовывался археологический кружок.
Началась школа, восьмой класс.
Я ждала этой второй половины сентября, дни считала, но...
В школе на год старше учился чудной любвеобильный мальчик, Игорь К., который успел повлюбляться в прошлом году во всех девочек своего потока, а в этом решил переключиться на "помоложе". И на третьей неделе сентября он решил приударить за мной.
Это выражалось в том, что он встречал меня по пути в школу, находил на каждой перемене, провожал домой после школы. Такое активное ухаживание утомляло и обескураживало, мешало предвкушать приобщение к "настоящей археологии".
И вот настал нужный день. Уроки закончились, я рванула к выходу, чтобы бежать сразу в музей. А меня уже поджидал Игорь — провести. Я просила не ходить за мной, но он упорно топал следом.
В музее меня записали в кружок, сказали что завтра — первое занятие.
А назавтра выяснилось — Игорь тоже записался в археологи.
И всё.
Потерянным голосом я заявила — если ты в кружкé, то меня тут не будет. Я чувствовала, как ломались крылья моей мечты, как сгорало десять лет жизни, но в то мгновение мне перехотелось ковыряться в древних помойках и искать реликвии. Перегорела мечта.
Вот если бы не этот Игорь-камень преткновения, то копалась бы я сейчас где-то в поле, в яме, в пыли, в костях и черепках... Ну что ж, мне не повезло.
Да и монеты украли.
Воскресное:
- Ну, что мужики, погнали?
- Наливай!
- Чо, прям так сразу?
- А ты в баню мыться пришёл, что ли?
Сказка с плохим концом даже называется немного иначе - жизнь.
КОЛЛЕКЦИЯ ВИСКИ В ОБМЕН НА ДОМ

Мальчик Мэтью Робсон родился в 1992 году. С тех пор его отец Пит Робсон на каждый день рождения дарил ему бутылку односолодового виски "Макаллан" (Macallan).

При этом было одно обязательное условие: ни открывать эти бутылки, ни распивать их содержимое было нельзя.

В общей сложности отец потратил за прошедшие годы около пяти тысяч фунтов стерлингов на 28 бутылок виски.

«Я получал такой подарок на каждый день рождения. Всегда думал, что это немного странновато, но строго следовал указаниям отца ни в коем случае их не открывать», – говорит Мэтью.

Сейчас вся коллекция оценивается в 40 тысяч фунтов стерлингов (почти 53 тысячи долларов) и выставлена на продажу.

Отец Мэтью признался, что ему просто понравилась сама идея раз в год дарить сыну бутылку виски 18-летней выдержки, чтобы тот мог с этим виски делать всё, что пожелает, но только после того, как ему самому исполнится 18 лет.

Само собой, мальчик получал и другие подарки на каждый день рождения, но традиция с бутылками виски не прерывалась.

С тех пор виски Macallan стал чрезвычайно популярен среди коллекционеров и специалистов.

Мэтью надеется, что вскоре удастся продать эту уникальную коллекцию собранную за 28 лет, что позволит ему внести первый взнос на покупку своего собственного дома.

Марк Литтлер, брокер, специализирующийся на раритетном виски, сообщил, что речь идёт о великолепной коллекции.

«Цена виски Macallan резко возросла за последние 10 лет, – говорит он. – Тем более, что подобной коллекции никто давно не видел».

По его словам, клиенты, в основном из Азии и Нью-Йорка, уже проявляют живой интерес.

«Эти бутылки вряд ли были идеальным подарком для ребёнка, – признаётся Мэтью. – Но сейчас я очень благодарен отцу».
6
- Мужики, я вам так скажу, после 50-ти умирать уже не страшно.
- Петрович, после 50-ти уже и жить не так страшно.
Чему бы человек ни радовался, лишь бы не грустил
Хорошие выходные взрослого - это обычный день в детском саду: дневной сон, немного мультиков, вкусненького покушать и ничего не решать.
КОНФУЗ

20-летний студент одного из лондонских колледжей по имени Олуваджордж Джонсон снимал небольшую квартиру рядом с местом учёбы.

Когда в Великобритании объявили карантин из-за коронавируса, паникующие родители Джонсона приехали в Лондон и забрали его домой. В спешке собирая вещи, парень забыл закрыть в съёмной квартире небольшое окно.

Пять месяцев спустя Джонсону написали от имени домовладельца. Работники, обслуживающие подъезд, услышали в квартире странный шум и решили проверить, в чём дело. Попав внутрь, они не поверили своим глазам.

В квартире сидели десятки уличных голубей, пишет Oddity Central. Столы, тумбочки, кровать и прочие поверхности были покрыты толстым слоем перьев и помёта. В раковине предприимчивые птицы несли яйца, а в шкафу сидело несколько неоперившихся птенцов.

«Я больше никогда не оставлю окно открытым», — заявил парень, когда немного пришёл в себя.

Как именно Джонсон избавлялся от голубей и учинённого ими беспорядка, британские СМИ не уточняют.
11
Настроение: спиздить миллион и нормально пожить хотя бы пару дней.

Рейтинг@Mail.ru