Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
с 18.01.2021 по 24.01.2021

Самые смешные истории за неделю!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Мой дядя отучил меня верить в людскую разумность ещё в милом и дивном возрасте. Работал он мастером бригады электриков-линейщиков, которые чинят порванные провода на высоковольтных линиях. Высоковольтные - это когда например упавший между проводами лом от короткого замыкания просто испаряется. Надо ли говорить, что человеку под такой ток тоже попадать не стоит, в закрытом гробу похоронят. 

И по его словам, основной проблемой были не запчасти, не воровство меди, не длинные перегоны, не погода, не привычка к опасности и игнорирование ТБ. Даже не пьянство. 

Идиоты.
Вот беда.

Приезжают они допустим в Сахареж, который сидит второй час без света. На подстанции выключают большой рубильник, чтобы линия, которую они будут чинить, наверняка была без тока, и они не сгорели, как тот лом, когда полезут к проводам. Конечно автомат сработал и все обесточил, но перестраховаться нужно.
Идут собственно вдоль столбов километров пять, находят упавшее на провода дерево и уже залезя наверх резать и сращивать, на всякий случай решают померять, нет ли в проводах тока.

Ток есть.

Они осторожно, не ступая на две ноги сразу, отходят от столба и возвращаются к подстанции.
5 км полями.

Нужно наверное сказать, что для профессионального электрика-линейщика означает "Выключить рубильник на подстанции".
Это:
- предупредить о том, что они выключают подачу и уходят на линию, дежурного;
- на огороженной и охраняемой территории выключить собственно рубильник;
- повесить табличку "Не включать! Идут ремонтные работы!", с черепом и костями;
- предупредить охранника отдельно никого не пускать.

Не помогло.
"Приехал мастер, очень ругался что нет электричества, на ферме доилки не работают, на комбинате сусло без холодильников киснет. Включил рубильник, электричество не появилось, еще сильнее ругался, уехал. Почему не остановили? Не успели. Почему не выключили обратно? Так мастер же."

Бригада выдохнула, повторила свои мантры, выключила рубильник обратно, повесила на него замок, и поехала обратно на обрыв.
Специально для таких тяжелых случае есть рубильники с проушинами, как на гаражной двери, чтобы уж наверняка можно было быть спокойным. И в них обычный замок, и ключ с собой.

5 км полями.
На столб.
Проверка для успокоения совести.
Ток есть!!!

Обратно летели на злости, как на крыльях.
"Приехал инженер, очень ругался что кто-то линию выключил, ведь на комбинате сусло пропадает, ему сам глава района звонил. Приказал нам этот замок срезать, мы срезали. Включил рубильник, электричество не появилось, еще сильнее ругался, уехал куда-то дальше проверять. Почему не выключили? Как-то не додумали."

Злая бригада , которая понимает, что уже не попадет сегодня домой к ужину, отвинчивает рубильник. И забирает с собой.
Для верности оставляют Петровича, который клянется лечь костьми, но не пропустить никого.

5 км полями, над которыми уже закатывается солнце.
На знакомый столб.
Проверка вот уж совсем от нервов.
ТОК ЕСТЬ!!!

Назад ехали обреченно. На въезде на подстанцию точил лясы с охранником безмятежный Петрович, немедленно получивший за все.
Вместо рубильника был вставлен в пазы здоровенный стальной пруток.
"А что", - рассказывал пойманный позже местный электрик: "Мне с фермы звонят - спасай, нет электричества. Я сюда через зады, там в заборе проход есть, а здесь кто-то рубильник спер и плакатом прикрыл. Я и спас, там же стадо недоенное, мне теперь пузырь на ферме должны!"

Вернувшиеся мастер с инженером тем временем гоняли чаи в конторе и обсуждали громко лодырей-ремонтников да дураков-политиков.

P.S. Да, сусло таки скисло, и бригада осталась без премии.
У меня немецкая овчарка и хаски. Была у них будка, но я решил сделать пристройку с печкой, так как температура часто никого не щадит. Поставил печку, сделал вход псам. Вместе они никогда не лежат, а тут захожу, а они в обнимку, как люди. По глазам понял, что что-то прячут. Отодвинул их, а там шесть котят, которые вот-вот родились, и кошка. Собаки их обогревали и пытались скрыть от меня. Котятам по два месяца уже, бегают по собакам и спать не дают им, а один котенок вообще пытается гавкать. Так и живём в деревне большой семьёй.
ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

Давным-давно, еще в прошлом веке, я посещал семинар психологической практики, который вел психолог с простой русской фамилией вроде Хорьков. Семинар существует до сих пор, желающие могут легко нагуглить его название и настоящую фамилию руководителя, но здесь я оставлю его под псевдонимом, не в именах дело.

Занимались мы там тем же, что и на нынешних психологических тренингах и тренингах личностного роста, только всё было еще теплое и ламповое. Групповые упражнения на самопознание, раскованность и повышение самооценки, разыгрывали какие-то сценки и диалоги, много спорили, в общем развлекались. Были и упражнения на телесную раскованность, например всем известное «падение на доверие» или объятия со всеми по кругу (привет ковид-эпидемиологам). На одном занятии даже требовалось снять с себя максимальное количество предметов одежды. Почти все парни разделись догола, большинство девушек остались в белье, две или три решились на топлесс, и только одна, довольно полная и некрасивая, сняла всё, чем заслужила общий восторг и уважение. Парни, пропустившие это занятие, потом долго кусали локти.

Большинству хорьковцев было от 17 до 25, а мне заметно за 30, я попал туда только потому, что после гибели жены, с которой когда-то познакомился на подобных занятиях, попытался вторично войти в ту же реку и использовать семинар в качестве клуба знакомств. План не удался, вторую жену я нашел позже в другом месте, но о потраченных деньгах и времени нисколько не жалею, было весело и интересно.

Довольно бысто до меня дошло, что Хорьков не просто так развлекает молодежь и зарабатывает себе на хлеб с маслом. Он всячески развенчивал традиционную нравственность и воспитывал нового человека, не ограниченного моралью и направленного только на достижение цели. Я не религиозен и вообще не христианин, традиционная нравственность мне ни во что не уперлась, а многим посетителям семинара действительно не мешало раскрепоститься и посмотреть на себя и мир под другим углом. Но все же Хорьков перегибал палку, я часто с ним спорил и даже написал целый манифест, он включен в одну из книг Хорькова отдельной главой под названием «Анти-Хорьков».

Переходим к упражнению «подводная лодка», оно было ключевым и повторялось в каждом хорьковском курсе. Не знаю, сам он его придумал или позаимствовал у кого-то. Вводная такая: группа находится в тонущей подводной лодке. Есть спасательный шлюз, но выпустить он может строго по одному человеку раз в минуту, за эту минуту лодка опустится глубже, у каждого следующего вероятность благополучно выплыть существенно меньше, чем у предыдущего. То есть шанс выжить зависит только от последовательности выхода и больше ни от чего, первые наверняка спасутся, последние наверняка погибнут, в середине как получится. Задача группы: определить эту последовательность.

Как только Хорьков объявил условия, несколько парней, которые, видимо, уже знали, в чем тут фишка, кинулись к двери, игравшей роль люка, и устроили потасовку около нее, пока один, Костя, не оказался первым. Хорьков велел всем сесть и решать проблему словесно.

– Первыми выпустим женщин, – тут же предложил кто-то.
– А почему, собственно?
– Они слабые.
– Не все. Вон Лена явно сильнее половины пацанов – и что, пусть умирает? Давайте бросим жребий.
– Нет, жребий – это уход от ответсвенности.
– Я беременная. Спасая меня, вы спасете сразу двух человек по цене одного.
– И что? А я, может, завтра забеременею. Двойней.
– А если вы спасете меня, от меня в первый же год забеременеют десять женщин, обещаю.
– И девять сделают аборт. А я единственный тут настроен на многодетную семью. Мои потомки компенсируют человечеству потерю всех, кто погибнет в этой лодке.
– И будут плодить нищету. Я бизнесмен, у меня, может, будет один ребенок, зато он будет расти в счастье и достатке.
– Будет, пока ты не сдохнешь от алкоголизма. А я со здоровым образом жизни до ста лет доживу. Если считать в человеко-годах, то выгоднее спасать меня.
– А я, может быть, изобрету лекарство от рака, вот это правда будет плюс в человеко-годах. Первыми надо спасать умных.
– Что, викторину устроим?

Дальше по плану Хорькова предполагалось голосование с выдачей меток «на жизнь» и «на смерть». Каждому предлагалось сформулировать, чем его жизнь ценнее других, и попытаться убедить в этом остальных. В итоге получалось, что выживают сильнейшие и самые напористые, вроде Кости сотоварищи, первыми кинувшихся к двери. Но прежде чем перейти к этой части занятия, Хорьков спросил, не хочет ли кто-то определить очередность по справедливости, чтобы все с этим согласились. И я понял, чтo, кажется, знаю решение этой задачи.

Я выстроил всех в ряд в случайном порядке и обратился к ближайшему у двери:
– Слава, тебе повезло, ты спасешься. Но посмотри назад, сколько замечательных людей погибнет, потому что им повезло меньше. Ты можешь спасти одного из них, поменявшись с ним местами. Хочешь?

Мне повезло, что добродушный застенчивый Слава оказался первым. Все замечали, что он тайно влюблен в Марину, стоявшую одной из последних в ряду. Слава не подвел и уступил Марине свое место. Марина тут же пожелала переуступить его Егору, но я не позволил: проехали, решаешь не ты, а Слава.

Вторым был Антон, вечный спорщик, в любой разговор вставлявший своё особое мнение. Он заявил, что достойнее всех и никому право жить не уступит. Я оставил его в покое. Третьей стояла толстушка Ира, та, что разделась на занятии со стриптизом. Тут я ожидал легкой победы, зная, что она неравнодушна к красавцу Саше. Ира действительно произнесла: «Саша», но когда Санек двинулся с места, остановила его:
– Не ты. Саша-девочка.

Про девочку Сашу мы постоянно забывали. Самая младшая из нас, очень закомплексованная, она всегда сидела в уголке, отмалчивалась, а на «стриптизе» не сняла даже кофты. Дойди дело до голосования по Хорькову, она бы наверняка «погибла». Даже я удивился:
– Ира, почему она?
– Она еще жизни не видела, – ответила Ира. – Пусть увидит.

Я не стал спрашивать четвертого и остальных, а обратился ко всем сразу:
– Вы поняли, что я делаю? Мне жалко вас всех. Вы все прекрасные талантливые люди, а если не очень прекрасные, то всё равно – люди, и одинаково достойны жить. Я не могу выбрать, кому из вас умереть, у меня нет такого критерия. По большому счету мне всё равно, кто из вас спасется. Но не всё равно – почему. Костя выжил, потому что растолкал всех локтями и первым оказался у люка. Он и дальше будет жить в убеждении, что главное в жизни – всех растолкать, и детей своих этому научит. Антон выжил, потому что ему повезло и он оказался ближе к двери. Теперь он будет знать, что главное в жизни – везение, оказаться ближе к кормушке и ее не уступить. А Марина и Саша будут жить дальше с благодарностью к тем, кто их спас, расскажут о Славе и Ире своим детям, и если понадобится, они или их потомки тоже пожертвуют собой для кого-то, кто им дорог. Кто-то умный сказал: «Что бы ты ни делал, количество добра в мире должно увеличиваться», и этот критерий работает.
Вспомнил случай. Летал у нас один пилот, который в молодости пилотировал Як-40. Самолётик, кто в курсе, чрезвычайно маленький, фиг развернёшься, если ты 180 см и выше! И, как по иронии, поставили к ним в стюардессы (а экипажи тогда ещё были закреплённые) девицу, весьма так сказать, крупненькую, размерчика size+. Дело было в Белоруссии, и говор у девушки был очень характерный, сельский. С обильным вкраплением украинских и белорусских словечек. Но самое главное - непосредственную и прямую, до смеха! Типа Фроси Бурлаковой. Как она прошла медкомиссию, и как её взяли в УТО на первоначальное переучивание, никто вопроса не задавал. Ибо всем было очевидно. Папа у неё был председателем колхоза в той области, о которой идёт речь. Он всех нужных начальников на выходные пригласил к себе в деревню "в баню", попарились, попили качественного самогончика, да ещё в дорогу каждый получил в подарок "продуктовый набор", сальце, мясце и т.д. И вопрос был решен.
И вот она прошла теоретическую подготовку, стажёрские полёты, контрольный. Получила допуск.
И начала чудить!

1. Для начала скрутила солдатика-дембеля. Тот ехал домой, весь разукрашенный, как клоун! Самодельные погоны, на груди "иконостас" из всех возможных военных значков, аксельбанты неуставные, отглаженные сапоги и т.д. Что ей сразу не понравилось. К тому же он был сильно подшофе, развалился в кресле, начал хамить соседям. Ну, она, недолго думая, хватает его в охапку, приподнимает так, что он только ножками задрыгал, подносит к трапу-двери в задней части (помните?!) и спускает его на пятой точке вниз.
Командир ей говорит:
- Валя! Надо же было милицию вызвать или военный патруль!
= Вот ишшо! Буду я с ним валандацца!

2. Подъезжает машина с почтой. А тогда почту принимали тоже бортпроводники. И, не доезжая метров 10 до самолёта, заглохла. И наглухо встала. Валя подходит к кабине:
- Шшо расселися? Грузчику - марш на кузов подавать пошту! Водителю - а ты бяги за тягачом, я тя ташшить отсюда буду, што-ле!
Потом быстренько перенесла эти мешки с почтой, побросала их в багажник, расписалась в ведомости и заходит в кабину.
- Валя, ты хоть попросила бы помочь!
- Та там всяго десять мехов! (Мех - это мешок по-белорусски.) После этого она получила подпольную кличку "Валя-мех".

3. Инструктаж по технике безопасности в Як-40 проводился голосом! Без микрофонов и СГУ. И надо сказать, что при этом выглядела наша Валя весьма убедительно, уперевшись головой в потолок и заслонив собой весь проход! И вот проводит она очередной инструктаж. А время по расписанию уже подходит, и экипаж начинает запуск двигателей. Она в кабину и громко кричит:
- Падаждитя!
И уходит обратно в салон.
Командир в замешательстве, что такое?! Ну ... мало ли что... на всякий случай:
- Прекратить запуск!
Бортмеханик выбегает к ней, спрашивает в чём дело?!
- Та я им ешшо не усё рассказала! А вы шумитя!
Механик, согнувшись от смеха, возвращается в кабину, рассказывает. Начинается дикий ржач!

Рассказал Николай Скрыпников.
Мы играли на похоронах и свадьбах.

Гитарист был алкоголиком. Басист курил запрещённые растения. Я увлекался грустными женщинами, а это хуже, чем пить и курить. Самой непорочной была вокалистка, единственная в мире латышка-негр Моника. Дочь олимпийского негодяя из Кении. Единственным, невольным её грехом был зад-искуситель. Сильно оттопыренный, в форме сердца, невероятной красоты. Он ломал судьбы и калечил психику. Мало что чёрный, он танцевал отдельно от хозяйки. Из-за него басист не спал ночей, раз в месяц предлагал Монике создать семью, хотя бы на вечер. Моника фыркала, уходила сама и всю красоту уносила с собой.

Монике были нужны деньги, её выселяли из квартиры. Ради неё, нашего черножопого друга (ласк.), мы согласились играть на окраине, в рабочем районе, где семечки дороже кислорода и круглые сутки кому-то бьют морду. А что, подумалось нам, хулиганы тоже люди. И многое из прекрасного им не чуждо, может быть, даже мы.

Один мой приятель играет рок-н-ролл. У них фронт-мен чемпион области по рукопашному бою. Поэтому они выступают даже в сельских клубах для злых механизаторов. Им всегда платят и они ни разу не пели Вальс-бостон.

Хоть Моника при нас ни разу не убивала львов дубиной и не отрывала хоботы слонам, мы решили тоже съездить. Играли за выручку с билетов. Народу пришло прямо скажем, мало. Два человека. Лысые, с цепями, с крестами, крестоносцы. Расселись в центре зала. Элегантные как рояли.

Мы пересчитали выручку, выходило два доллара на всех. Басист сказал, сдаваться нельзя. Дурная примета. Опять же, Монике нужны деньги.
И грянул бал.

Расстроенная неявкой публики, обильно утешаемая гитаристом, Моника вдруг напилась. Ко второму отделению она не просто забыла слова. Она перестала узнавать песни. Мы играли вступление три раза, сами пели куплет. Она смотрела, говорила – «чёрт, какая знакомая мелодия». И опять впадала в анабиоз. Лишь танцующий зад в форме чёрного сердца выдавал в ней профессионала и артистку.

Зрители почему-то смотрели на контрабас. Очень внимательно. Не подпевали, не хлопали. А Игорь, басист, вдруг встал боком, наклонился и так играл. Потом сказал:
– Боже! Какая длинная, длинная, длинная песня!
И посмотрел на нас зрачками, взятыми напрокат у филина.

Люди с крестами оказались торговцами шмалью. В антракте они узнали в Игоре инкарнацию Боба Марли и предложили пыхнуть. И подсунули какой-то адский отвар, почти ракетное топливо. И всё третье отделение ждали, когда же Гоша рухнет в клумбу с цветами и будет смешно. А он не падал. Наш Игорёк стоял, как не знаю что, как сукин сын. Несколько боком, но стоял.

Мы кое-как доиграли боком и дотанцевали задом отделение. Посетители, оба, подошли к Игорю, пожали руку, сказали что он зверь. Он первый, кто смог, кто не упал в салат. Да ещё контрабас в руках, и играл, не сбивался. Зверь. (А всё было наоборот, он повис на контрабасе и поэтому победил)
И вот эти двое достают лопатник и отсчитывают 500 (пятьсот!!!) баксов. Настоящих, с президентами посередине. По нашим тогда представлениям, примерно столько же стоил самолёт. И ещё, они предложили отвезти нас на Мерседесе.

Контрабас не влез в багажник, гриф торчал, пришлось ехать по встречной. Это был самый продолжительный таран со времён покорения человеком Мерседеса. Я до сих пор горжусь участием и что не изгадил памперс. Пролёт протекал на низкой высоте сорок минут без пауз. Крестоносцы сидели впереди, лушпали семки. Мы сзади старались не открывать глаз, обнимались на прощанье и говорили что передать родным, если кто случайно выживет.

Всю дорогу Моника сидела у Игоря на коленях. Вот прямо попой. Но ни она, ни он этого не помнят. Поэтому принято считать, между ними так ничего и не случилось.

(с) Слава Сэ
За соседним столиком очень громко кричала и плакала маленькая девочка, у родителей ноль реакции.
Повернулась с фразой: «ну чего ты плачешь, хочешь я стану твоей мамой, мне и папа твой понравился».

Ещё ни разу не видела чтоб так быстро успокаивали детей и уходили из кафе. )))
2
Когда устраивалась работать в школу и между делом задала вопрос о зарплате, в ответ услышала гениальную фразу: "Так вы из-за денег хотите работать?". Действительно, чего это я...
Три года назад парень сделал предложение, я согласилась. Решили отметить помолвку с семьями, организовали ужин. Его родители - умные, интеллигентные люди. Зашёл разговор о работах. Я сказала, что после окончания вуза полтора года работала секретарём (теперь разработчик в IT, просто сразу не получилось найти работу по специальности). Его мать тут же вскочила и заорала, что им в семье "секретутка" не нужна, что я - шлюха, и вообще понятно, каким местом я на квартиру заработала. И плевать, что моим начальником была 40-летняя замужняя дама. Жених знал это, но ни словом не вступился за меня, свадьба сорвалась. Эта дура ещё и всем общим знакомым наболтала всякую чушь, меня долго сторонились. Ладно, пережила. Мой брат недавно ездил в сауну, вызвали девочек. Приехала младшая сестра бывшего. Я нашла её анкету на сайте с фотографиями и подробным прайсом на ceкс-услуги и отправила её мамаше. Хоть узнает, что такое "шлюха". Ни капли не стыдно.
«Участковый педиатр.
Три минуты славы - и увольнение».

В один прекрасный зимний день коллега-участковый с пятого участка, Ирина Львова (единственный на миллионный город и трехмиллионную уральскую область участковый педиатр - кандидат медицинских наук, и это в провинции то) спросила у меня, не хочу ли я съездить в Москву на какой-то слёт моржей Советского Союза.
Оказалось, что ее отец, Иосиф Ходорковский (даже не однофамилец ныне звучащего))) возглавляет нашу областную ассоциацию моржей, в одном из клубов которой я и сам плаваю и веду группы здоровых и больных детей.
Более того, мне, возможно, дадут там слово рассказать о нашем клубе.
А чего не поехать-то, интересно же!
Пошёл радостно к завполиклиникой, мол так и так, морж, группы детей, результаты, Москва, рассказ про нас, отгул за свой счёт...

Ага, щаззз, причём три раза...

Сначала меня попросили подготовить и показать «доклад».
Я все понял и сел его писать.
На следующий день, заслушав, вместе с завполиклиникой и заведующей моим вторым поликлиническим отделением, то, что я успел придумать и записать за час до «заслушивания», начмед-замглавврача, взяв брезгливо двумя пальчиками мой «доклад», скривила губки и процедила - и вот с этим (потрясая листиками доклада) Вы собрались выступать на весь Союз? И вот по этому (снова брезгливое потряхивание листиками и кривление губок) вся страна будет судить по нашей работе??

Я все понял и пошёл к главному врачу. Мужик молодой, вполне вменяемый, реально классный детский реаниматолог со «Скорой», был у меня наставником в интернатуре на цикле «детская реанимация», недавно назначенный нашим главным.
Он выслушал меня и так по-простецки по-свойски говорит: слушай, ну вот зачем тебе туда ехать? Ты же только для себя там пользу получишь. И пока я туповато размышлял, при чем здесь польза и что это такое, он задушевно добавил: а вот пусть завполиклиникой поедет в Москву, расскажет там о нас (нас??!)) и, вернувшись, пользу принесёт всему Ленинскому району.

Я снова все понял и пошёл брать билеты на самолёт, в пятницу вечером - в Москву, в воскресенье вечером - обратно, семинар как раз намечен был на субботу и воскресенье, но заезд - в пятницу днем.
По возвращению в поликлинику мне передали в регистратуре, что мне поставили две смены на неотложке, совершенно, конечно, случайно, но - в субботу и в воскресенье, причём «особо просили передать», что невыход - это прогул со всеми последствиями.

В очередной раз решив, что я снова все понял, я пошёл, сдал кровь, и попросил передать взад начальству - что у меня донорские отгулы, и что если нет моей подписи под графиком - всё начальство может ехать на этой неотложке куда считает нужным. Они ведь просто не знали, что административно-бюрократически-партийная машина по мне уже так прошлась ещё в институте, исключив пару раз из партии), что их мелкие гадости - это детский лепет по сравнению с праведным гневом райкома и обкома, есть тут у меня история про это).

Прилетел в Москву, добрался до каких-то Ватутинок, там санаторная общага и обшарпанный актовый зал.
С утра начался семинар. Президиум, как положено, и человек 70-80 в зале сидит, внимает.
Сначала профессора и академики что-то очень интересное и очень непонятное вещали, потом выпустили энтузиаста-моржа, который всех призывал немедленно лезть в прорубь. Потом снова пара профессоров с очень аккуратными рекомендациями и снова морж-энтузиаст с призывом всех и вся лечить только прорубью...
Кстати, тогда я впервые для себя уяснил разницу между фанатом и энтузиастом, про какую бы сферу деятельности речь не шла. Энтузиастам помогаю всегда, фанатов считаю чумными и заразными.
Когда очередь все-таки дошла до меня, я просто вышел на сцену и рассказал что и как мы делаем, кого из больных детей купаем в проруби, как это делаем, какие противопоказания и показания к этому учитываем, какие результаты, кто из врачей и родителей как к этому относится.
Вот тут я и узнал, что, оказывается, в теме «моржевания» бились тогда стенка на стенку консервативные врачи, с одной стороны, и ничего не боящиеся моржи, с другой.
А тут я, такой модный и красивый - и врач, и анализы делаю, карточки веду, - и сам морж, руки от пешни для колки льда как крюки уже.
Спускаюсь со сцены, подошли ко мне пара человек с вопросами, я предложил им в коридор выйти. Выходим, за нами реально ползала вышло, следующий выступающий сильно обиделся, говорят. Час я ещё отвечал на вопросы и рассказывал. Закончил, боевито поглядывая по сторонам, мол, кому ещё чего рассказать надо.
Тут ко мне подходят две женщины, одна из оргкомитета семинара и отводят меня в сторонку. Оказывается, готовится сюжет программы «Здоровье» для Первого канала, мне предложено дать интервью, если я, конечно, не против. Я против не был и меня отвели куда-то за угол, со словами - пойдём отойдём подальше, а то эти е№№натики сюжет не дадут записать.
Корреспондент попросила рожи не корчить, пальцем в носу не ковырять, смотреть на неё, а не в камеру и отвечать покороче, без занудства и по-простому, чтобы все поняли.
Через двадцать минут и три дубля вернулся я греться в зал. Еще сутки, до конца семинара, меня неоднократно ловили то одна сторона, то другая, с требованиями «объясни этим мудакам, что...», «ну ты же наш, врач (морж), скажи ты им, что...».

Вернулся домой, вышел в понедельник на работу, никто никаких предъяв не делает, но завотделением как-то нехорошо так смотрит, не по доброму...

Через пару недель всё взорвалось...

Сначала вышла моя статья в «Комсомольской правде», а это газета ЦК была, 44 млн экземпляров ежедневно, если не ошибаюсь.
Я ещё осенью сдуру туда письмо направил, с рассказом, как мы в институте отряд по работе в детском доме №3 города Уфы организовали. Перезвонила мне корреспондет Комсомолки Инна Руденко, что-то уточнила, съездила в Уфу, все проверила, отредактировала письмо - и вышел очерк на 2/3 полосы с моей подписью и местом работы.
А получить позитивную оценку в Комсомолке в те годы - это как бесплатный пропуск в первые ряды на Пугачеву/Лепса/Брежневу/Тимати/Моргенштолле или как его там, кому кто нравится, короче.
Прямо с утра из обкома партии звонят в горком - «молодцы! хорошо работаете! нас на самом верху заметили!». Радостный горком звонит в райком - «молодцы! нас на самом верху отметили!». Из райкома звонок главному врачу - «молодец! Хорошую смену воспитываешь! Нас аж из Москвы оценили!».
К обеду главный врач позвонил завполиклиникой...я не знаю, что он ей сказал, но любви у неё ко мне не прибавилось, ровно наоборот.
И буквально через десять дней, в воскресенье, по Первому каналу Центрального телевидения Союза Советских Социалистических Республик в самой рейтинговой передаче того времени «Здоровье» с Элеонорой Белянчиковой, сейчас даже сравнивать по смотрибельности близко нет ни передачи такой, ни ведущей, выходит то самое интервью со мной, шмыгающим носом на камеру и восторженно что-то там вещающего...
Обком звонит в горком...горком в райком...райком - главному врачу...тот, совершенно ахеревший - снова завполиклиникой...а её просто рвёт на части - это же о ней должны были сделать сюжет и показать по телевизору, это же она должна была поехать в Москву, это же ей должны были идти сейчас звонки с восторгами и пожеланиями, а не этому непонятно откуда приехавшему кудрявому высокому голубоглазому выскочке-участковому...

То, что меня начали травить не по-детски, я понял далеко не сразу, кроме вызовов-приемов-дежурств ничего вокруг не видя. Просто, когда вдруг на еженедельной оперативке коллега отказалась сесть со мной рядом поболтать, да ещё со словами - я чё, дура с тобой рядом садиться, чтобы меня вместе с тобой оттрахали...я, наконец-то, разул глаза и увидел, что все стулья впереди/сзади и справа/слева от меня пустые, хотя народу много, а зал - маленький.

Но уволится мне пришлось через три-четыре месяца, после истории с пионерским лагерем.
Но это уже другая история, чуть позже напишу, сейчас времени нет.
Когда я рассказываю, что при испытаниях магистральных трубопроводов на прочность и плотность кто-то очень внимательный должен постоянно, круглосуточно, и неотрывно следить за манометром, меня все время спрашивают - зачем?

- Как зачем? - удивляюсь я. - Это же в нормативных документах написано! Технических регламентах, СНиПах и ВСНах. Все документы оправдывают постоянную слежку за прибором безопасностью, а так же всякими закономерностями поведения газо-жидкостных сред в виде PV=RT.

- Что, правда? - скептически смотрят на меня не верующие в уравнение Менделеева-Клапейрона.

- Да, - отвечаю я, - правда! Но это не главная причина. Главная - это то, что стоит вам на трассе магистралки отвернуться от того, что плохо прикручено ли, приварено ли, так это самое тут же свистнут местные жители.

- А зачем им манометр? Его же в хозяйстве очень трудно применить, у него шкала на слишком высокое давление рассчитана.

- Зачем им манометры – наука пока не открыла. Это для науки белое пятно. Но факт остаётся фактом. Свистнут всенепременно.

- А если вокруг нет местных жителей? Если это пустыня Гоби, Кара-Кум, тундра, или не дай бог непроходимая тайга?

- Местные жители есть везде. Ты их не видишь, а они есть! Как-то в лесу, где до ближайшего жилья в виде нашего строительного городка двадцать километров, а оттуда до ближайшей деревни еще два раза по столько, я сутки протаскивал роспуск с пятью одиннадцатиметровыми хлыстами трубы-пятисотки к крановому узлу по разбитому весной и техникой вдольтрассовому проезду.

Мы там КАМАЗ-вахтовку пополам порвали, когда из грязи тащили экскаватором. Сутки. С несчастного Урала, волочившего трубу, два водителя уволились от такой работы. Вокруг лес на много километров. Другой дороги нет.

Трубу выгрузили, народ на экскаваторе верхом ночевать отвезли, потому что ГТТ тоже увяз.

Утром приходим, а пятисотки как не было. Думали, что чудо явилось. А потом нашли порезанную трубу в ближайшем пункте приёма металла за шестьдесят километров от кранового узла. И двух мужиков нашли, которые ее за ночь автогеном порезали и кусками вывезли.

Мы на тех мужиков заявление писать не стали. Я их просто на работу взял, за организаторские способности, работоспособность, и во избежание дальнейших эксцессов.

Так что если у вас нет вакансий – следите за манометром.
В студенчестве был у меня кот Макар. Не раз голодали вместе. Потом замечаю, что кот просится в подъезд и пропадает где-то целыми днями. А приходит с тааакими боками! Все, думаю, от голода проснулись охотничьи инстинкты. Мочит, наверно, воробушков и мышек. Случайно прохожу мимо квартиры на первом этаже. Там женщина с маленьким ребенком годика 2−3 жила. Она полы мыла на пороге и открыла дверь. И вижу — МОЙ КОТ сидит у нее в гостях и нянчится с ребенком!!! Потом она мне объяснила, что ребенок у нее капризный и «ручной» (мамы поймут). И ничего по дому сделать не успевала. Раньше. А теперь есть профессиональная усатая «нянька», которая за смену получала, точнее получал приличный кусок мяса. У Макара в той квартире даже своя миска была!
Заехала к маме вечером. Она, как обычно, стремится накормить меня, разогревает супчик. А папа достал арбуз, порезал, поставил передо мной. Подлетает мама с криком: "Зачем ты ей арбуз даёшь, сейчас суп есть не будет!", и забрала тарелку. И ничё, что я пятый десяток разменяла...
В конце 90-х я работал програмистом на заводе в пригороде Торонто.
Я и другой програмист приходили примерно к половине десятого, и он меня периодически стыдил:
"Вот, мы приходим поздно, а народ уже весь собрался в девять,. Некоторые может и в пол-девятого приходят!"

Однажды меня приятель попросил подвезти его в аэропорт к 6 утра. Возвращаться домой не было смысла, и я поехал на работу, чтобы подождать пока кто-нибудь придёт. Оказалось, что в 6.30 все уже были на местах. После этого мы с коллегой раньше десяти не появлялись.

Незадолго до окончания большого проекта, ко мне подошёл хозяин, голландец лет 60-ти и спросил:
"Ну как, всё будет готово вовремя?"
Я ответил: "Ну, надеюсь да, хотя есть ещё нерешённые проблемы."
Он сказал: "Пойдём со мной.", и провёл меня в цех, где рабочие что-то собирали, сваривали, вытачивали...
Потом приобнял меня за плечи и ласково сказал: "Сынок! Ты видишь, здесь люди вкалывают, в тяжёлых условиях, с респираторами, набивают себе мозоли. Врядли они поймут, что после того, как вся эта установка будет собрана и свежепокрашена она не заработает из-за какой-то копочки на экране монитора. Увольнением ты не отделаешься - тебя отпиздят!"
Это оказалось хорошей мотивацией и проект я завершил успешно!
Забавную историю рассказала экскурсовод в Орле по поводу открытия памятника Ивану Грозному. На «Ан.ру» была короткая байка на эту тему в 2016 году, но наша орловчанка дополнила её прикольными деталями, так что, если это и баян, то, скажем так: в сопровождении балалаек.
Итак: орловский губернатор выступил с инициативой установить в Орле памятник государю Иоанну Васильевичу. Как видный член КПРФ, губернатор весьма почитал диктаторов, вроде Сталина и Петра I-го, но в случае с Иваном Грозным был ещё и весомый повод: именно по указу Иоанна IV был заложен город Орёл. Противная общественность, однако, выступила против (на то она и противная), заявляя, что у царя не слишком однозначная репутация. В основном монументодиссиденты напирали на то, что Иван Грозный прочно ассоциируется у людей с убийством своего сына, о чём губернатору и было указано на пресс-конференции. Однако губернатор уверенно ответил, что Ивана Грозного оболгали и сына он не убивал. Собственно, так оно и есть, однако губернатор довалил лишнюю подробность: он сказал, что Иван Иванович умер своей смертью, когда ехал из Петербурга в Москву. «А разве Петербург тогда был?», — спросили удивлённые участники пресс-конференции. «Это у вас, русофобов, в России ничего никогда не было! — парировал исторически подкованный губернатор, — А на самом деле всё было!». Впоследствии губернатор объяснил упоминание Петербурга оговоркой, но, как бы то ни было, дело шло к установке монумента. Однако же супротивники, поняв, что саму идею уже не потопить, стали резко оспаривать возможные места установки памятника. И здесь, видите ли, нельзя, и тут не годится! И тут власти сделали ход конём (ну, правильно, статуя-то конная!) — монумент возвели за одну ночь, и там, где никто не ожидал, на набережной.
Общественности ничего не оставалось, как злопыхать, что царь на памятнике не имеет никакого портретного сходства (имея в виду реконструкцию Герасимова), но тут ответ был простой: есть художник, то есть скульптор, и он так видит. На этом историю можно было бы закончить, но на этом торте есть ещё и вишенка: место, где возвели монумент, вельми красиво и зело удачно, однако же это археологическая зона, где капитальное строительство запрещено. Думаете, власти нарушили закон? Как бы не так! По документам объект проходит как парковый гном без фундамента.
Бедный Иван Васильевич…
«Участковый педиатр.
И тысячи его детей»

Начал писать здесь вчера про плавание в проруби и клуб моржей, куда занесла меня нелёгкая.
Образовались у меня в этом клубе группы «здоровых» и «больных» взрослых, и «здоровых» и «больных» детей.
И здоровые и больные дети были в основном из нашей поликлиники, но многие приходили и из других районов - «а нам сказали, что здесь есть специальный доктор по закаливанию и купанию в проруби часто болеющих детей».
Взрослые занимались сами по себе, а детские группы я вёл сам, от разминки-тренировки до купания и бани.
Поскольку дети окунались с кем-то из родителей (на предложения «окуните моего ребёнка, а я тут рядом в шубе постою» я всегда отвечал непечатно), а то и двумя, то оздоравливал-закалял я не только часто болеющего ребёнка, но и его семью.

Надо сказать, что при приеме на работу участковым педиатром меня крупно нае@#ли, ну, то есть ввели в заблуждение и, пользуясь неопытностью, дали «чужому», приехавшему из другого города по распределению интерну, участок с 1200 детьми, да ещё почти половина - частный сектор, кто понимает. Средняя же норма - 800. Были у нас участки и с 650-700, а один вообще, как я только через три года случайно узнал, с 460 детьми. Причём платили мне одну ставку, как и всем остальным коллегам-участковым.
Соответсвенно, на каждой еженедельной оперативке мой участок звучал как самый плохой по количеству выданных больничных. Но это ладно, гораздо хуже, что у меня ведь и вызовов и людей на приеме было почти в два раза больше, чем у всех остальных.... И зимой на ежегодной эпидемии гриппа у меня до 35 вызовов в день доходило, тогда как на других участках - не более 15-20...
Начал я и сам тихонько ахреневать от заболеваемости своего любимого 16-го участка.

Ничто не бывает просто так и все совпадения бывают вовремя, и все возможности тебе предоставляются, когда это необходимо.
Моя мама, педиатр с ахрененным стажем, подсунула мне книгу Бориса Толкачева «И снова холод победить» как раз про закаливание часто болеющих.
Прочитал, мне понравилось и сдуру начал рассказывать об этой книге родителям своих детей, кто часто болел.
Очень быстро стало понятно, что система Толкачева во-первых, очень эффективна, реально помогала; а во-вторых, почти не реализуема «рядовыми родителями», ибо требовала 6-8 часовых занятий с ребёнком в день, чего, естественно, никто, за единичными исключениями, не делал.
Сами посудите:
-Каждый час, а то и чаще, массаж груди и спины ребёнка.
-Каждый же час - комплекс дыхательных упражнений.
-На улице или дома при активных движениях ребёнка - каждые 15 минут растирание грудной клетки и замена майки.
-Обливание и растирание ног.
-Каждые 15-30 минут растирание лица с массажем биологически активных точек - это я уже и рефлексогенный массаж по Уманской начал использовать.
-Воздушные процедуры.
-Закаливающие процедуры.
...ипануться можно...
Я старался как-то облегчить систему, чтобы заниматься поменьше, а эффекта почти столько же.
Грузил советами и рекомендациями родителей и детей, они, в объеме возможностей и желания, что-то делали и через несколько месяцев сама собой сложилась некая система лечения/закаливания/оздоровления, которая и была выполнима почти всеми родителями, и давала значимый эффект.
Рассказ об этой системе и обучение различным техникам каждого родителя начал занимать минут тридцать, и я понял, что скоро сдохну, пытаясь найти в сутках ещё хотя бы час-полтора, чтобы, оставшись после приема или прибежав, как савраска, с вызовов, обучить всему этому ещё 2-3 семьи, тем более, что никогда не отказывал коллегам, если они просили «посмотреть и обучить» ребёнка и родителей с их участков.
Короче, взял я листок бумаги и написал корявым врачебным почерком крупными буквами, что в среду в актовом зале состоится лекция про закаливание часто болеющих детей. И коллегам сказал, что готов обучать родителей с их участков, но только не по одному, а всех сразу.

Каждую среду приходило от 8 до 30 человек - мамочки, папы, бабушки. Дедушек не видел ни разу. Основная масса - с других участков нашей поликлиники, своих то родителей я почти всех уже натаскал. Потом с других районов потянулись, а в конце моей «участковой карьеры») приезд людей из другого города уже никого не удивлял. Хотя, когда приехавшая мамочка достаёт блокнот и говорит, что она специально приехала к нам на Урал из Мурманска на лекцию, то все, и я, в том числе, реально ахреневали.

С лекциями дело у меня пошло значительно веселее!
На одной я давал общие сведения о физиологии и принципах закаливания и лечения холодовыми нагрузками; обучал всяким водным методикам: в частности, как закаливать новорожденных; как и кого можно лечить холодом; как закалять ребёнка, если он боится холода; чем закаливание «по термометру по полградуса» отличается от закаливания «по состоянию ребёнка»; как научить ребёнка в 6 месяцев полоскать горло.
(Все почему-то считают, что самостоятельно полоскать горло можно начать лишь с 2-3 лет, хотя это очень просто - набираете в рот небольшой глоток воды, или морса, или того, что любит ваш ребёнок, закидываете голову назад и говорите «ку-ку», при этом гортань перекрывает вход в дыхательное горло, что и требуется. После чего демонстративно выплевываете. Просите ребёнка повторить. Получается игра такая, в «ку-ку». Пусть ребёнок обольётся первый раз, пусть проглотит вкусный морс, но со второго-третьего раза у него это получится повторить. После этого начинается соревнование, кто из вас дольше сможет «прокуковать - ку-ку-ку-ку-ку...». Затем заменяете морс хоть холодной водой, хоть настоями трав, хоть ещё чем-то.)
Через неделю на второй лекции рассказывал про дыхательные упражнения; как сделать так, чтобы ребёнку было интересно и весело; про массаж лица при насморке. Всегда спрашивал, у кого в зале нос не дышит, выводил вперёд, показывал на нем, как и что надо делать, а потом просил «глубоко подышать носом» - чтобы все услышали результат.
Ну и кучу ещё всяких нужных техник и методик для часто болеющих детей.
Через неделю снова первая лекция.

Скоро стало понятно, что из присутствующих на лекциях треть мамочек-бабушек, поохав-повосторгавшись, ничего делать не будет. Треть - что-то сделает, получит первый эффект - и прекратит, до следующей болезни. И лишь треть начнёт серьезно и системно заниматься, получая значимый необходимый эффект - здоровье ребёнка.
В это же время я впервые в жизни осознал и понял важность и значение энергетики общения. Если я вышел и просто, хоть и с выражением, рассказал что-то родителям - то делать это дома с ребёнком будет не более трети присутствующих. Если же я включился по полной и выплеснулся на них - то точно более половины, иногда до 60% доходило. Мои лекции потом читали и другие доктора, причём более сильные и умные, чем я, но у них «эффект повторения родителями» был не более 15-20%. Думаю, что здесь кроме энергетики ещё и «эффект автора методики» роль играет.
Поскольку эти лекции у меня шли параллельно с моржеванием, то часть родителей с лекций приходили в клуб моржей, а часть из клуба начинала ходить на лекции.
Главное же, что заболеваемость на моем полуторном участке упала чуть-ли не вдвое и почти сравнялась с малокомплектными участками.

Закончилось это все, как я понял значительно позднее - вполне предсказуемо, моим увольнением.
Об этом - завтра. Ну, или послезавтра)
Был у нас в универе один препод, теорию вероятности у нас вёл. Было у него правило: кто в течение семестра ему пятьдесят любых прорешанных задач сдаст, тот от задачи на экзамене освобождается. Предполагал он это на весь семестр, но студенты ведь любят всё затягивать... ))
И приносит, значит, ему один студент вместо пятидесяти сорок девять задач.
Препод: - Что уж вы как, последнюю не дорешали?
Студент (со вздохом): - Уже светало...
Про фокусы.
Самые крутые фокусы в мире - это новости по ТВ и интернету.
Ты такой включаешь телек или комп или смартфон - а там, допустим, про трусы Навального, ну или про войну в Сирии или ещё какая нибудь хуйня. Ну ты такой переключил канал или на сайт другой перешёл, а там другая хуйня: папа римский однополые браки признал. Ты такой про себя - это ж надо, и туда добрались пидорасы.
Потом через час/два/три с трудом оторвался от экрана - пожрать и спать.
А в чём крутой фокус вы спросите?
Как в любом профессионально выполненном фокусе, главное - отвлечь внимание зрителя. А сам фокус состоит в том, что ещё один день вашей жизни вы думали не о своей жизни, здоровье, близких, а о чужой, к тому же выдуманной на 99% хуйне. А потом ещё и обсуждали это на работе и/или дома.
Пошли они все нахуй со своими новостями. Это иллюзия, имитация, наваждение, попытка заставить вас быть примитивной нервной клеткой с набором заранее известных реакцией на раздражители. Ни одна новость из тв/интернета в мире не сделает вашу жизнь лучше. Живите сегодня, цените мгновение, любите, общайтесь с детьми, читайте книги и слушайте музыку, смотрите хороший кинематограф. Общайтесь вживую, шутите, смейтесь. Это и есть жизнь. А новости - пошли они нахуй..
«УЧАСТКОВЫЙ ПЕДИАТР.
МОРЖ ПОНЕВОЛЕ»

Окунулся на Крещение в прорубь - и вспомнилось.
Много букаф - пропускайте сразу!)

Как-то так вышло, что в школе я часто болел всякими простудными заболеваниями, плюс почти ежегодно - пневмония.
Вроде и спортом занимался, а все равно - стоило хоть немного промочить ноги - и температура обеспечена.
После школы слесарил на стекольном заводе, хоть и горячий цех ( «на площадках» до +120 С, - в начале смены старые слесаря и резчицы стекла в литровую стеклянную банку клали очищенную луковицу, три-четыре картофелины и кусок мяса, заливали водой, лавровый лист, пару горошин перца, соль и ставили под лестницу - через четыре часа, к обеду, суп был готов; но если сломался в -30С при сильном ветре башенный кран, стоящий снаружи, то это тоже мои, дежурного слесаря, проблемы...) - пневмонии также были ежегодно...
В институте аллергический ринит расцвёл махровым цветом, с переходом в «астмоидное состояние»...
В первый же год работы участковым педиатром выяснилось, что у моего шнобеля ещё и реакция на смену температуры - вхожу зимой с улицы в дом - сопли минут пять просто текут; выхожу из дома на улицу - снова пятиминутный «ручеёк»...
А вызовов у меня зимой 17-22, это среднее, бывает и больше. И каждые пятнадцать минут очередной платок становится мокрым...
Захожу я в квартиру, мою руки, склоняюсь над ребенком - и еле успеваю выхватить и поднести платок. Хорошо ещё, если ребёнок большой и его можно смотреть стоя, а если грудничок, который лежит, а ты склоняешься над ним? А реакцию и отношение родителей-бабушек представляете?
Короче, за два года три обструктивных бронхита и вот уже коллеги ставят мне бронхиальную астму, которая, как известно, во всем мире считается неизлечимой. Временная ремиссия может быть, а вот вылечиться - увы, не в этой жизни.

Старшая коллега, участковый педиатр, снисходительно так посмотрев на меня, предложила сходить с ней в некий «клуб моржей», где она занимается несколько лет.
Физиономии у другой части нашего «чиста дамскага» (исключая случайно затесавшихся меня и ещё поликлинического хирурга Серёгу) коллектива, совершенно ясно показали мне отношение коллег к этой придури.
Но почему-то я все-таки поперся к этим моржам...

Урал, октябрь, холодно, газоны уже в снегу, народ в шубах, шапках и перчатках...

Дом спорта, тесная раздевалка с одной общей вешалкой, старые кеды, небольшая разминка в зале, пробежка в плавках и купальниках метров 800 вокруг Мотовилихинского пруда, скользкие обледеневшие мостки, лесенка в чёрную бездонную воду...
Льда на воде ещё нет, но ведь октябрь, сука!!, уже темно, вода вообще чёрная, тоскливая, страшная и холоднаяяяя....

Технологию влезания в прорубь для себя я придумал почти сразу: первый этап - опустить ноги до колен, «это не страшно, как холодный ручей вброд перейти; что, ты ни разу не мыл ноги в холодной воде?»; второй этап - опуститься по лесенке по пояс или по грудь, «ну, холодная; ну, яйки ведь в плавках- не замерзнут»; и третий - «да гори оно всё синим огнём-ярким пламенем!!» и приседаешь полностью в воду.
Первые пару месяцев готовиться «к погружению» я начинал накануне вечером - «завтра ты сможешь, это не страшно, ты уже делал это, жив до сих пор...».
В декабре «бесед с самим собой» уже хватало немного днём и в трамвае, по дороге на тренировку на пруд.
А в феврале достаточно было, уже сев в трамвай на тренировку, просто «поговорить с собой по душам».
Лет пять, уже плавая трижды в неделю - вторник/четверг/воскресенье - в проруби, которую мы долбили на каждую тренировку метров на пять-шесть в длину, чтобы именно плавать, а не окунаться, - я не мог встать под холодный душ дома. Со всеми вместе на улице в прорубь -температура воздуха минус 25, а поверхности воды 0 градусов - легко! Под ледяной душ у себя дома, в родной тёплой ванной, при воде плюс 12-14 градусов - да идите вы все на @#&!!!
Все-таки человек - стадное существо. Поговорка «на миру и смерть страшна» - это про таких раздолбаев, как я...

Всего в пиковые годы, 86-89, занималось у нас в клубе моржей «Айсберг» человек 110-120, это если всех сразу посчитать. На каждую тренировку приходило по 30-40 человек, по выходным и праздникам - до 80 доходило. Мужчины приходили на час раньше - долбить прорубь.
Пешня, лопата (шугу из проруби доставать), что-то типа двухметровой длиннющей кочерги - отколотые льдины загонять под себя под лёд или, когда «подо льдом» уже на глубину почти метр насовано льда, наоборот, вытаскивать наверх.
Край льда отламывается под кем-то или сам подскользнулся - и минимум по колено в ледяной воде - практически каждую тренировку.
Вылезти самостоятельно на лёд - провалившись в полной одежде - умел каждый. И почти у каждого моржа-рыбака, за спиной по одной-две спасённой на зимней рыбалке жизни соседа-рыбака.

Страх перед моржеванием у новичков я зачастую снимал пятиминутной проникновенной) беседой: «15 секунд пребывания в проруби - больше и не надо, достаточно 5-7 секунд - и кожные покровы остывают на глубину всего 1-2 мм. А вот поверхностные рецепторы захлебываются от ужаса и с криком «ты, б..ь, совсем ахренел!!,» понужают изо всех сил все защитные силы организма. Которые, в свою очередь, впрыскивают разные гормоны в кровь литрами.
В результате, ты бегаешь как ошпаренный, визжишь от эмоций и восторга, а внутри организма сами проходят 90% функциональных расстройств. Инфекционные не проходят, но становятся легче и быстрее лечатся».
( У меня потом первая медицинская монография как раз из клуба моржей была, про иммуннофизическую реабилитацию часто болеющих детей и взрослых, я в Советском Союзе единственный врач-чудак был, который часто болеющих детей лечил холодом и 5-часовыми занятиями физкультурой).

Были среди занимающихся у нас мужиков и откровенные сачки - регулярно приходили впритык или даже с пятиминутным опозданием - «ой, извините, на работе задержали, я в следующий раз пораньше приду лёд долбить». Или прибежит к концу долбежки, хвать лопату, и давай снег с дорожки счищать.
Тренировки начинались с обычной разминки в спортзале. Вёл кто-нибудь из тех, кто ходит постоянно, специального человека не было.
Как-то вышло, что вскоре тренировки начал вести я, хотя не физрук ни разу. Да без проблем, пробежка по залу, разминка, суставы прокачали сверху вниз, немного растяжки и далее индивидуально: мужики как правило в баскетбол играли, женщины что-то типа аэробики (была у нас в секции профессиональная аэробиня), кто-то на уличную пробежку, кто-то сразу в прорубь, потом баня.
Остальные клубы моржей завидовали нашей базе, ибо у них только вагончик или комната для переодевания были, и прорубь круглая, только окунуться, а у нас - зал, шестиметровая дорожка для плавания, баня - шоб я так жил).
В гости почти каждую тренировку из других клубов кто-нибудь приходил. И тогда в бане каждый раз возникала одна и та же тема - начинались рассказы-советы всем окружающим по лечению/закаливанию прорубью, с аргументированными песТнями - «как я прорубью вылечил соседа, свата, кума, своего и соседского ребёнка от всех болезней».
Если мне случалось в это время тоже оказаться в бане, каждый раз происходил один и тот же разговор: «ты же доктор, скажи, как я классно его вылечил».
Я всегда честно отвечал, что «мне с тобой в мастерстве лечения всего и всех не сравниться, я вылечил всего лишь пару тысяч детей, и до сих пор не умею лечить «по телефону», не видя ребёнка».

Приходили к нам и Лёня Завьялов, водолаз по профессии, один из первых советских Ironman’ов, который занимался никому неизвестным тогда триатлоном, и Елена Гусева из Березников, многодетная мама (это уже сейчас)) и многократная чемпионка и рекордсменка СССР, России и мира по плаванию в ледяной воде, в команде совместно с тем же Завьяловым Берингов пролив переплывала, мне даже представить страшно, что это такое.

Был у нас в дружественной секции моржей мужик один, лет за 70 уже. Моржевать начал, по его словам, в 20-х годах прошлого века.
«Совсем я мальцом был, лет пяти-шести. В конце сентября-октябре пригоняли с низовьев Камы к нам из Астрахани баржи с арбузами. Чтобы не воровали арбузы, баржу ставили посреди реки, и на ней сторожа. Старшие ребята, ухари, подвозили меня на лодке к барже, подсаживали на неё и уходили на 200-300 метров вниз по течению. Я, стараясь не шуметь и не плескать, сбрасывал в воду по одному арбузу. Сторож увидел, как ребята в лодку плывущие арбузы собирают, сообразил и полез ко мне через гору арбузов. Деваться мне некуда, пришлось в реку и плыть на берег. Так и привык в холодной воде купаться».
Врал, наверняка, или привирал очень сильно, ибо гниловатый мужик был.
Первый раз его выгнали из клуба как-то весной, во время ледохода. Небо синее, солнце яркое, белые льдины не спеша идут вниз по реке, тычась и крутясь вокруг опор моста. Народ на мосту стоит, красотой красотинской любуется. На одной из льдин мужик в плавках лежит. Народ заволновался, скорую вызывают, пожарных, МЧС тогда ещё не было. Приезжает пожарная команда, ладит лестницу с моста спускать. Мужик на льдине поднял голову, посмотрел на суматоху вверху - и рыбкой ушёл в воду, поплыл саженками к берегу.
Через день в клуб пришла милиция, вставила фитиль руководству, мужика выгнали.
По осени снова приняли, очень он просился и обещал больше не хулиганить.
А сезон моржевание начался, пошли в клуб новички, он и давай их провоцировать - кто дольше в проруби просидит. Сам он с узкими плечиками, необъятным пузом, худыми ножками и плешивый, как Майор Лимон в «Чиполлино». Один спортсмен накачанный новенький и повелся. Просидели около минуты (для новичка это очень много), молодой вылез первым. И слёг с пневмонией.
Выгнали мужика окончательно. Он по другим клубам ходил, просился, но эту историю уже все знали.

Уж не помню, с чего мне в голову блажь пришла - посмотреть, как плавание в проруби влияет на состояние человека.
Вроде, кто-то из наших моржих утверждал, что ей при начале приступа холецистита «главное, чтобы в этот день была тренировка и успеть добраться до проруби».
Договорился с лаборанткой из поликлиники, она приехала на тренировку, взяли кровь у всех до тренировки, и сразу после купания в проруби. Я завёл что-то типа карточек на тех, кто сдавал анализы - состояние, ощущения, жалобы. Анализы сдавали все, то ли коллективизм был силён, то ли самим интересно было нахаляву кровь проверить.
От результатов охренел не только я, но и наши более опытные врачи, не верили, что в ряде случаев 5-20 секундное плавание в проруби может практически мгновенно дать такие улучшения общих анализов крови, биохимию мы не делали.
Два сезона ежемесячно брали анализы крови до/после тренировки, которые мне не то чтобы потом уж очень сильно пригодились, но определённый толчок дали.

В итоге всех этих зимних развлечений я сам до сих пор (хотя уже лет двадцать пять не моржую регулярно, так - пару раз в сезон) практически перестал болеть и живу и работаю в условиях почти запредельных физиологических и психоэмоцинальных нагрузок.
БОльшая часть «часто болеющих детей» из нашей секции моржей в течении года-полутора переходили в группу «практически здоровых».
Из 18 детей с выставленным диагнозом «бронхиальная астма», у 17 не было ни одного обострения в течении последующих 10-12 лет, в ходе которых я их ещё мог наблюдать, и они честно состояли в той самой группе «практически здоровых». Одна девочка умерла лет в двадцать, причины не знаю.
Еще примерно в течении лет пятнадцати, как я, чтобы прокормить семью, радостно ломанулся в бизнес (есть у меня здесь пара историй об этом)), и перестал «работать врачом», хотя врачебные рефлексы остаются на всю жизнь, на улице регулярно ко мне подходили разные незнакомые люди разных возрастов, но с одинаковой фразой - «доктор, Вы нас не помните, мы с Вашей секции или участка, мы/дети/внуки до сих пор не болеем, спасибо Вам, Доктор!»
Меня обругали банковские мошенники. Нецензурно. Я заменю многоточием.

― Добрый день, звоню вам из контакт-центра Сбербанка, вы подтверждаете перевод 11000 рублей с вашей карты?
― С удовольствием подтверждаю, ― отвечаю я уверенно, поскольку на карте у меня 62 рубля.
― Тебя, падла …, …, в детстве … не учили, что врать … нехорошо?!

(C)CергейОК
Встречались шесть лет, с 11 класса. Всё было круто: и понимание, и ceкс, и общие темы, и в быту сошлись. Но потом парню взбрело в голову, что одна девушка за всю жизнь — это зашквар какой-то, и он меня очень любит, но погулять хочет. Сказал это через пару дней после волшебного Нового года. Предложил сделать паузу на год, а я любила до одури и согласилась. Других романов так и не завела за это время, но мозги на место встали. Рассказы общих знакомых, мол, где он, кого и когда — весьма неплохо возвращают к реальности. И когда недавно этот идиот завалился расслабленным ко мне на порог с кольцом, он был весьма удивлён отказу. Он ведь даже следил, что у меня никого не было... Соврала, что трахалась с соседом и парой коллег, и поняла, что в постели он лузер. С улыбкой и слезами в глазах рассказала, что всё ещё безумно его люблю, но жить без нормального ceкса до конца своих дней не готова, и если ближе к 50-ти годам, когда потребности станет меньше, он всё ещё будет один, то я готова встретить с ним старость. Он охуел так, что даже не нашел сил ругаться. Чувствую себя отомщённой.
История Любви.
В начале 90-х к нам в Отдел пришла Маша. Ее перевели из какой-то сокращенной службы (Многие помнят как в это время гуляла "Конверсия по Русски").
Машу нам представили как специалиста по шифрованию и впоследствии мы поняли - нас не обманули.
В силу нашей специфики в отделе было много мужиков и мало дам. К тому же почти все мужики были женаты и почти все дамы - не замужем.
Маша была очень похожа на 14-ти летнего мальчишку - невысокая, короткая стрижка, большие глаза. Очень сухощавая. Только в движениях было что-то привлекающее внимание - слишком быстрые и при этом слишком плавные. Завораживающие. Не красавица.
Маша, как и принято, была не замужем, но в поиске. Единственной законной добычей был Вова - тоже примечательная личность: среднего роста, плотный, удивительно спокойный с вечно полуприкрытыми еврейскими глазами. Единственный на тот момент среди нас, у кого уже была честно заработанная бибика. Именно от него я впервые услышал и записал Большой и Малый Матерные Загибы. А самое примечательное - Вова был Главным Демонстратором. Для не вовлеченных в процесс - он сдавал Этапы высоким чинам из Москвы. Причем делал это так, что во время сдачи обе его щеки были одновременно видны сзади на фоне монитора. Это реально трудно, сами попробуйте.
Время шло и наступил Вовин День Рождения. По инициативе именинника отмечали у него дома. Дамы отвечали за стол. Я набодяжил разных ликёров.
Все прошло прекрасно, но, похоже, я ошибся в градусности напитков. Конца праздника я не помню и, как выяснилось на следующий день, не один я.
Назавтра был рабочий день и пришлось ползти в Отдел. Пришли все, кроме Маши и Вовы, он подтянулся к обеду.
Расследование показало: Маша не пила и увидев наше скотское безобразие отзвонилась женам и те нас разобрали по домам. Маша осталась с Вовой, который лыка не вязал. Маша как-то уложила его в кровать, вымыла посуду, прибралась.
А потом трахнула Вову!!!
Не спрашивайте как - я не знаю. Но знакомые дамы утверждают, что при необходимости можно трахнуть даже паралитика.
Утром Вова обнаружил себя голым с обнаженной Машей, спящей у него на плече. К чести Вовы нужно сказать, что он сохранил самообладание, побрился и даже нашел силы поехать на работу. На наши вопросы он молчал как партизан в Гестапо, но после бутылки пива начал отходить и рассказал о своей проблеме.
Ехать домой он боялся, но по-любому пришлось. Дома его ждала Маша, ужин и опохмел. На работу Маша вышла только через 3 дня. С тех пор я знаю с кого написан анекдот "... иди и съешь лимон, чтоб благость с морды смыть!"
Через 3 месяца они поженились. Еще через 6 Вова стал молодым счастливым отцом. Живут вместе скоро 30 лет.

Мораль сказки: Все могло пойти совсем не так хорошо, не ошибись я в пропорции, разбавляя немецкие ликеры Роялем. Любящие души могли так и остаться просто коллегами.
Отец года

― На прошлой неделе забирал сыновей из лагеря. А там администраторша, Ирина Гандоновна, с вечера ещё смски разослала: «Уважаемые родители! Прошу не опаздывать, после двенадцати ваши дети будут ждать на улице!». Понятно, что понты, но на улице минус шестнадцать, стрёмно как-то. Лагерь от школы тхеквондо. Клёвая школа, кстати. В этом году даже зимнюю форму пошили, чёрно-белую, с оранжевым иероглифом, чтобы детей легче было в снегу искать. Младший мой, ему восемь, чемпион. В весовой категории ноль с плюсом. А старший сопли жует, десять ему. Хорошо между собой не борются, а то бы младший старшего уделал, несмотря на вес. Была бы психотравма. А может и обошлось, старший разбросанный такой, за всё хватается и бросает с полдороги. Младший ― совсем другой, сидит, молчит, как будто его медитировать научили. А потом ― херась! ― и чемпион, ― херась! ― и отличник.
До лагеря чистой дороги ― два часа. Я вышел в девять, чтобы с запасом. Завёлся сразу. И тут сосед бежит с крокодилами. Пришлось прикуривать ему, время тратить. По городу ― плотно, все куда-то наладились в последней день каникул. На трассу выехал, крейсерскую скорость набрал ― и на тебе в жопу вымпел ― затор! Молоковоз и три долбодятла в анальном контакте. Пока пробка рассасывалась ― весь запас растаял. Е́ду уже впритык, очкую, «и мальчики замёрзшие в глазах».
На подходах к лагерю дорога по лесу, выеблины да колдоёбины, а указатели мелкие, еле видно. Не туда свернёшь ― и коня потеряешь и репутацию. А перед лагерем опять пробка, уже из родителей, кто вперёд, кто назад, маневра нет, сугробы. Яжемать на яжебабушке, лучше не встревать ― угандошат сразу. В общем, возле лагерного КПП я был в двенадцать с минутами. Гляжу ― стоят два пингвина, иероглифами подсвечивают. Ещё и в масках, но это даже лучше, теплее. Живо, кричу, в машину оба. Вещи закинул, тренеру кивнул и отъехал. «Не замерзли?» ― спрашиваю. А они уже в смартфоны уткнутые, им уже ничего больше не интересно.
Минут двадцать из лесного квеста выбирался. Выехал, наконец, на трассу, только разогнался ― звонок, администраторша:
― Эдуард! Почему вы так долго не забираете ребёнка?
― Родная, ― отвечаю, ― вы от большой ответственности берега попутали? Всех своих я уже забрал.
― Вам бы, Эдуард, арифметику подтянуть. Потому как ваш младший сейчас возле меня на КПП греется.
Я по тормозам, на трассе встал, аварийку включил, назад оборачиваюсь, кричу:
― Смартфоны убрать, маски снять! Ты кто?
― Лёша.
― Какой ещё Лёша?
― Потапов.
― Ты зачем в эту машину сел?
― Так вы сказали, оба в машину, живо.
― Опаньки… А ты, дубинушка-ухнем, как мог брата потерять? Чего моргаешь? Вот блин… Алё, Ирина Геннадиевна? Это снова Эдик. А за Лёшей Потаповым уже приехали? Нет? А, только подъехали, к вам идут? Передайте, пожалуйста, что Лёша у меня. Пусть они моего младшенького заберут. На въезде в город заправка с ёлкой, там и произведем обмен шпионов. И телефон мой дайте им на всякий случай. Спасибо огромное, Ирина Геннадиевна, с наступившим вас!
***
Эдик залпом допил оставшиеся полкружки пива.
― Если будешь публиковать, то слово в слово, без демагогии.
― Договорились, ― кивнул я.
― Но имена подкрути. Чтобы в случае чего у меня с женой диспута не возникало.
― Она не знает? Дети не рассказали?
― Нет, конечно. Я же их пристыдил и застращал.
― Хм… Со старшим понятно, а младшего за что?
― Как за что? За то, что молчал и медитировал.
― Эдик, да ты просто «отец года»!
― Погоди ещё, год, сука, только начинается…

©СергейОК, 2021
Моя сестра - самый настоящий тролль. Ездила в Лондон и привезла мне оттуда футболку с надписью на английском, которая переводится так: "Моя сестра ездила в Лондон и привезла мне оттуда только паршивую футболку". Назло ей буду носить.
Губернатор слово сдержал. Не прошло и дня, как я увидел под окнами несколько уазиков. Просто набитых всевозможными лесничими и землеустроителями.
-Поехали смотреть, твою землю, - оповестил меня директор местного лесхоза. - А что ты там натворил, что они из управления аж на вертаке прилетели? - заговорщицки поинтересовался он. Типа косил под своего.
-Да в принципе ничего, просто сюда гораздо ближе чем до Москвы. А туда даже на вертаке долго - поведал я ему правду.
-А, ну да, ну да, - согласился он, хотя по лицу было видно, что нихрена не понял.
-Вы езжайте, а я сейчас на своей подъеду. На 323 километр, там и ждите.
Кавалькада под внимательными взорами соседей тронулась куда я их направил. А я запрыгнул в свою жигу. Помозговал минут десять и рванул.
Когда я прибыл к месту они уже стояли на дороге и дико озирались. Почему дико? Наверное искали лес первой группы. Я просто не простил бы себе, если бы им не подыграл. Поэтому вылезши из машины, подошел и тоже внимательно стал всматриваться в обгоревшие пни, даже протирал глаза для резкости. Так внимательно, что все просто не отрывали уже взгляд от меня. А я приседал и подпрыгивал. Но в ландшафте это ничего не меняло.
-Я не понял, мужики, а где лес? - наконец-то оторвался я и обвел всех окружающих взглядом.
-Какой лес? - не понял местный лесничий.
-Первой группы... - опять начал осматривать участок я, - вы его сожгли что ли?
-Чего сожгли? - заволновался главный лесничий области.
-Чего-чего, лес! - перешел я в атаку, - вы не охренели случаем палить народное добро, почти уже мое?! - все больше распалялся я. - Двадцать гектар леса первой группы под огонь? Да я сегодня же напишу заявление и прокурору и губернатору! Вообще совесть потеряли.
-Что ты мелешь, этому горельнику уже лет двадцать, - перешел в контратаку главный лесничий со своим управляющим.
-Двадцать?! - я изобразил полное непонимание и удивление, - да я уже месяца два занимаюсь оформлением этого участка и всегда здесь был лес первой группы. Да вы же мне сами об этом говорили. И вот этот тоже! - наехал я на районного землеустроителя. - Здесь ведь леса первой группы?! Так или нет?
-Ну по документам в общем-то да... - замялся он, - числятся леса первой группы... Но это по документам...
-Ну, а я что говорю! Вот, лицо государственное, врать не будет. Ему должность не позволяет. А вы мне двадцать лет, двадцать лет! То-то я смотрю вы сюда раньше меня ломанулись, пальнули лесок, а теперь мне фуфло хотите подсунуть? Нет, этот номер у вас не пройдет.
-Да какие леса? - опять заволновался лесничий, - тебе сказали же, числятся, числятся! А на самом деле нет.
-Слушай, ты дуру мне не гони! Да если бы я обэхеснику попробовал объяснить, что велосипед числится у меня на складе автомобилем, мне бы лет восемь светило, не меньше. А ну вот они вам и объяснят, что у вас тут числится, а что на самом деле. Двадцать лет тому назад все продали, потом пальнули, а у них все числятся. Я между прочим с этого леса планировал себе ферму построить! И где мне теперь его брать? Где?!
Главный лесничий области, начальник управления, директор мехлесхоза и лесничий района, шушукались в стороне, пока я собирал свидетелей. И даже тормознул совхозный зилок, призывая водилу зафиксировать совершенные здесь хищения в особо крупных размерах. И сбегал к жиге записав номер его машины в записную книжку. В общем я был активен и в гневе. А как можно относится к расхитителям народного достояния. Обещая им все кары небесные и свои личные тоже. При поддержке губернатора.
-Мы это, решили оказать тебе спонсорскую помощь, - подойдя ко мне, произнес главный лесничий области, - вот он, - кивнув на лесничего района - выпишет тебе пятьдесят кубов на корню из санрубок. Понятно, что тут нихрена нет и не было.
-Спонсорскую? - на всякий случай еще раз заострил я вопрос, - не за деньги?
-Да конечно спонсорскую, тебе ведь надо строиться. Вот мы и поучаствуем в твоем становлении, - опять выдавил из себя лесничий, - махнул рукой и улыбнулся. - То есть решил той же палкой, но уже нам по мордасам.
-Не, ну так то я не против. Вы может и не знали даже, что у вас здесь творится. Что то кажется мне, тут вот он замешан, втирал вам по мозгам и мне тоже, что тут леса. Он то все в районе знает. Поэтому и не отводил, на вас все хотел перевести стрелки. Скрыть преступление. Но ничего и с ним разберутся.
-Слышь, да сейчас они акт подпишут, мы тебе все завтра же отведем, - встрепенулся районный землеустроитель, вздрогнув от моего наезда. - Вот какого цвета скажешь, такие столбики и поставим. Кончай уже свой спектакль. У меня ведь кроме ручки и столбиков нихрена больше нету.
Так я через неделю стал фермером со своей землей и получил акт на пользование под № 1, Но дальше было...
Навеяно историей "Клад" от 11 января (https://www.anekdot.ru/id/1175960/)

На заре I тысячелетия нашей эры греки в античном Константинополе имели привычку строить подземные водохранилища (по-гречески "цистерна") на случай войны или засухи. Здоровенные, в полстадиона и метров 10 высотой подвалы, со сводчатым кирпичным потолком на колоннах, вмещали до 100 000 тонн воды.
После турецкого завоевания про цистерны забыли, над ними построили дома. Иной неленивый стамбулец, копая погреб, ухитрялся пробить потолок цистерны и получал неисчерпаемый колодец. К тому же там и рыба ловилась.
Одна такая Цисте́рна Бази́лика расчищена и с 1987 года работает как музей.
Впечатляет. Рекомендую.
Дело было лет 20 назад, когда "Скорые помощи" ещё не обзавелись фирменными комбинезонами и куртками с надписью "Скорая помощь", а катались по вызовам в обычных белых халатах. В те годы на подстанциях откуда-то появились армейские бушлаты и шинели, в коих "скоряки" зимой и выезжали на вызовы, дабы не трепать по машинам и квартирам свою верхнюю одежду. Один доктор, весьма крупных размеров, рассказывал, что по его росту, ему досталась шинель аж даже ещё и с погонами майора авиации. Тяжёлых больных, с сомнительными прогнозами на жизнь, завсегда называют "дровами".

Второй вызов "скорой" за вечер к бабульке — декомпенсированной сердечнице, божьему одуванчику с выраженной недостаточностью. Диалог у постели:
- Бабушка, вы "скорую" за сегодня второй раз уже вызываете?
- Да, доченьки, второй раз.
-А почему? В первый раз врачи-то приезжали?
- Да нет, не приезжали...
- ??? (Вроде, выезд по адресу был. )
- Врачи - нет, не приезжали. Двое военных приехали, постояли, о дровах поговорили и уехали. :)
Ну какой фермер без собственной земли? Какой? Походу хреновый. Надо было что-то менять, тем более, что закон о КФХ уже принят. А я официально зарегистрирован Главой этого самого КФХ. Я присмотрел себе немного, гектар сорок. А зачем мне больше, если рядом была совхозная. Кстати, совхоз был не против, против было лесничество. Почему-то горельник вдоль областной трассы числился у них лесами первой группы, а мне край как нужна была хоть какая то связь с внешней цивилизацией. И я вступил в неравную борьбу с бюрократией. Но бюрократия была хитрая, один на один выходить не собиралась и гоняла меня по всевозможным кабинетам. Где меня внимательно слушали, сочувствовали, но решения не принимали. Уже через месяц я понял, что пошел по второму кругу. Когда главный лесничий области предложил мне решить вопрос в Москве, я немного напрягся. Не, ну даже по прямой, шагать мне было километров очень много. И даже «жига», когда выйдя я похлопал ее по капоту, нервно вздрогнула. Я отмахнулся газеткой от прилетевшей осы и подумал - может пчелы? Им земля не нужна, да и покусают кого надо, даже в лесах первой группы. Но мне не нравилось слово пасечник, оно навеивало какую то полноту и ленивость, мне не свойственную. И я развернул газету, надо же как то себя успокоить. На первой странице во все полосу был заголовок — Всенародно избранный губернатор официально вступил в должность!
-Хм, это интересно! - подумал я, - да и ближе чем Москва. - И твердой крестьянской поступью направился в бывший облисполком. Стоящий у входа милиционер хотел было мне что-то сказать, когда я не обращая на него внимания проследовал в здание, но я опередил. - Закройте рот, вас сюда не ворон поставили считать! - Твердо произнес я, чем ввел его в шоковое состояние. И пока он соображал кто ему такое мог сказать я уже был на втором этаже. Не меняя темпа и интонации, поинтересовался у секретаря - у себя? - и не дожидаясь ответа дернул ручку кабинета.
Губернатор вылез откуда то из-под стола, был мне очень удивлен, но гостеприимен. Что он там делал под столом, я так и не понял, но походу либо искал заначки оставленные своим предшественником, либо делал свою закладку — для потомков.
-Здравствуйте! - сказал я и тяжело вздохнул. По вздоху он должен был понять, что дела мои государственной важности.
-Здравствуйте, присаживайтесь, - ответил он и тоже тяжело вздохнул. Видимо готовый решать любые вопросы, даже государственные.
-Есть проблема! - пристально на него смотря, произнес я.
-Решим! - твердо заверил он.
-Нужна земля, я фермер! - еще тверже означил я проблему.
-Дадим! - его глаза излучали доброту и щедрость.
-Сорок гектар, - обозначил я масштаб. Такой диалог мне нравился, не зря в газете было написано, что он доктор каких то наук. А с умным человеком всегда приятно разговаривать.
-Можем больше, - подошел он с размахом нашей советской науки.
-Больше не надо, все просчитано, но лесничий не дает.
-Заменим!
-Кого? - впервые не понял я, столь кардинального решения.
-Лесничего. Ты завтра подходи часикам к одиннадцати, у меня как раз будут собираться главы всех ведомств, сразу все и решим.
Я вышел от него с чистой душой и надеждой в сердце. Или наоборот? Ну да ладно, ведь главное поезд тронулся. Кстати, милиционер на входе, а теперь на выходе так рот и не закрыл. Хотел опять мне что-то сказать, но я махнул ему рукой — завтра приду, разберемся!
С ночевкой в областном центре у меня не было проблем, остались еще старые верные подруги. Где, кстати, мне были очень рады до самой глубины души.
Ночь прошла в раздумьях о своей земле. И эти мысли возбудили во мне невиданный трудовой энтузиазм. Чем больше я думал об этом, тем сильнее повизгивала моя подруга. Сначала с удовольствием, а потом уже по инерции. Часам к пяти утра она поинтересовалась.
-Слышь, может тебе пораньше туда пойти, вдруг там очередь?!
-Мне назначено! - успокоил ее я, - не отвлекай меня от мыслей.
Она тяжело вздохнула, но не возражала. Поэтому к одиннадцати я пошел к губернатору совсем не выспавшимся и довольно изнеможденным от дум лицом.
-Может чайку? - по дружески и старой памяти поинтересовалась секретарша, - вы присаживайтесь, все уже там, скоро и вас позовут. - Так как насчет чаю, смотрю на вас и понимаю, что работа у вас тяжелая, - на что намекала, я так и не понял. Был весь в ожидании решения своего вопроса, но от чая не отказался. - Проходите, - сняв трубку телефона и что-то послушав, произнесла она.
Народу в кабинете было охренеть сколько. Я даже не знал, что столько ответственных постов и ведомств. Но опытным взглядом сразу выцепил и главного областного лесничего и начальника их управления. И посмотрел на них многообещающе. Ведь на языке прямо вертелось — братан, вот этих мы вчера хотели заменить! Но губернатор меня опередил.
-Это фермер! - представил меня он, - так сказать надежда и опора нашего сельского хозяйства! И у него проблема. - Слова мне понравились и я постарался создать вид еще более проблематичный, чтобы все вникли и при необходимости с любым поделиться. - Так вот, он не может решить вопрос по земле с нашим лесным ведомством. Давайте послушаем, что они скажут.
-С лесами первой группы можно решить вопрос только в министерстве, в Москве... - занудил свою песню главный лесничий, - мы не можем сделать это своими силами.
-Так езжайте и решайте, ему коров доить и свиней кормить надо. Но сначала съездите посмотрите, насчет чего решать будете. И вперед - на Москву! - в этой фразе у губернатора прозвучало что-то гитлеровское или наполеоновское, наверное знал, что оттуда можно и не вернуться. Поэтому главный лесничий и его начальник вникли в мою проблему не понарошку. - Ну, ты езжай, корми, мы все скоро решим, - обратился губернатор ко мне. - Решим быстро, я тебе обещаю.
И ведь действительно все решил, но об этом позже.
Коттеджный посёлок. Выпал снег. Мы как ТСЖ обязаны дороги почистить. Наняли бобкэт и отправили наши надцать гектаров убирать. Камаз, чтобы вывозить снег это очень дорогое удовольствие, ещё и на штраф можно нарваться, если не там вывалить. Короче бобкэт где мог, туда и отгребал, делая на радость детям горки и сугробы. Прилетает мне фото на вацап от жительницы, и у меня волосы начинают шевелиться. У неё забор, ворота и калитка хорошо сделаны, за подлицо. Я лично, в первый раз, калитку на ощупь искала. А снегоуборщику вообще не до таких мелочей. Увидел сплошной забор и по самый верх завалил. Она домой по сугробу перепрыгнула, обратно стремянку приладила. Но до весны-то далеко. Набираю тракториста, так и так, хозяйке забора пишу - малярным скотчем ворота обозначте. Хорошо все адекватные и без истерик.
Межсезонье даёт себя знать. Машина, мой обожаемый "Галант", пришла в ужасное состояние. Она была покрыта жидкой, мерзкой грязью, засыхавшей серо-коричневой коростой. И я поехал мыть машину. Есть в Зеленограде мойка "Жёлтые ворота". Честно говоря, я не выношу стоять в очередях. Я лучше чуть переплачу. И я заехал на "ВИП-мойку". Дороже на 200 руб. зато без очереди. Оставил машину, сказал, как помыть (внутри-снаружи, стёкла, "торпеду", пластик). Получил квитанцию на 1000 руб. и пошёл её оплачивать в местную кафешку, которая, заодно, играет роль кассы. Выпив чашку кофе, выкурив сигарету и заплатив по счёту за мойку я спустился в бокс...
О как! Кисточкой выметают мой сигаретный пепел из щелей салона машины. Ну, наверное, теперь так положено... Поднялся. Заказал ещё чашку кофе, закурил еще одну сигарету. Спускаюсь... Полируют. Подошёл к "старшому", мол, об этом я не просил...
- Нет! Нет! Это для вас бесплатно... вы только не волнуйтесь... ребята всё сделают быстро и хорошо! Удивлённый таким сервисом я пошел обратно в кафе пить минералку и курить третью сигарету. Ещё и посмотрел какую-то жуткую дурь по "Муз-ТВ". Обычно менеджер мойки поднимается в кафешку и просит хозяина машины пройти в бокс, принять работу и расплатиться. Нет и нет... Да что ж такое-то? Опять спускаюсь... Чернят резину колес в чёрный цвет. Опять вопрос - не заказывал я это. Опять такой же подобострастный ответ менеджера. Ни черта не понимаю! Через некоторое время в кафешку поднялся ХОЗЯИН ЭТОГО АВТОМОЕЧНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ. Немолодой, бандитоватой внешности. Он тихонько подошёл и спросил, протягивая мне маленький бумажный кулёчек:
- Это можно выбросить?
Я заглянул в кулёчек, и причины гипертрофированного гостеприимства, а также утончённой любезности персонала автомойки стали мне понятны. Дело в том, что стрелять в тире я езжу в берцах. Берцы эти имеют глубокое и мощное рифление подошвы, в которой, как правило, застревают валяющиеся на полу пистолетные гильзы. А потом, при езде, выпадают на пол машины. В кулечке было штук семь этих гильз, что и вызвало всеобщее подобострастие. Типа "машину киллера моем". Я вальяжно ответил:
- Да. Конечно. Спасибо. Будет даже лучше если вы это выбросите...
Я весьма любезно попрощался с хозяином мойки, расплатился, заплатил за кофе и минералку. Получил, при этом, услуг тысячи на две с половиной, минимум. И, сопровождаемый подобострастными взглядами мойщиков, убыл. Я ведь никому ни слова лжи не сказал. Они сами... ))))
МОЖНО ЛИ ОТЛИЧИТЬ КРЫСУ ОТ СВЕКЛЫ

С момента постройки корабля на нем живут крысы. Чем питаются, когда корабль еще не заселён, одному богу известно. Но живут. Их присутствие ощущается по писку за переборками, по погрызенным овощам в провизионке, по вони, когда какая-нибудь из них отправляется в крысиный мир иной. Для борьбы с этим злом используются разные силки, сделанные из тонкой рыболовной лески или из первой струны от гитары, проводится регулярная дератизация. Дежурным по кораблю выдаются на ночь "воздушка" и пара десятков пулек для битья врага на камбузе. Для стимулирования ловли крыс командиром эпизодически объявляется:
- За сто пойманных крыс матросам и старшинам будет предоставлено десять суток отпуска плюс дорога. Офицеры и мичманы будут поощрены в индивидуальном порядке.
Учётом количества уничтоженных тварей занимался я, старший помощник командира большого десантного корабля. Учёт велся по хвостам, то есть сдавались не тушки крыс, а хвостики от них. Приходит как-то матрос Худайбердыев, просит хвостики принять.
- Еле поймал, - говорит, - хитрые они очень!
Надеваю рабочие перчатки, беру хвосты. Что за дела, не пойму? Два хвоста гнутся, а три нет! Пригляделся: два от крыс, а три от свеклы. И почти не отличить.
- Все пять - незачёт, - говорю.
- Как незачёт?
- А вот так незачёт! Крысы, они хитрые, сволочи.
Выбросил всё в иллюминатор. И добавил:
- Не видать тебе, Худайбердыев, отпуска, как собственных ушей! Эксперимент вполне занимательный, но, к прискорбию, попытка не удалась.
Потому что не нужно даже пытаться надуть старпома!
Времена дефицита цитрусовых. Лечу в самолёте Ту-134 из Ленинграда домой. Самолет идёт на взлет, и вдруг мужчина, сидящий за мной, легко похлопывая меня по плечу, говорит: "Девушка, возьмите, пожалуйста!" - и протягивает мне апельсин. "Спасибо, у меня есть!" - гордо ему отвечаю. "Так это же ваш! Вон, под креслом рассыпались!". Оставшееся время для набора высоты, я провела под креслом, собирая апельсины и поскуливая от смеха...
Сегодня услышал об обсуждении в Госдуме необходимости добровольного вакцинирования учителей и врачей, отказ от неё может привести к отстранению от работы до 2022 г.
В связи с этим вспомнил рассказ коллеги о его командировке в на АЭС в США. По прибытии на АЭС ему предложили добровольно пройти тест на наркотики, обязательный для всего персонала. На вопрос "А может ли кто-то отказаться от теста?", ему ответили "Конечно, у нас свободная страна, и всё делается добровольно. Но тогда ему придётся искать работу в другом месте!"
Мы с женой уже не очень молоды, работа в основном сидячая, передвижения на машине, поэтому каждый год пару лишних килограмм прилипает. Немного физических упражнений делаем, стараемся следить за питанием, но без фанатизма. Главное, чтобы совсем себя не запустить.

И тут на днях жена встаёт на весы, а я как раз рядом проходил. Заглядываю на табло и спрашиваю:
- Что? До фига уже?
- Да, не мало, - говорит - но меньше, чем...
- ...чем было? - удивлённо спрашиваю я (ведь как раз были праздиники с гостями и кучей еды)
- ...чем могло бы быть - отвечает она :)

Люблю её. Главное в любой ситуации находить что-нибудь хорошее и оставаться на позитиве!
Помню, везу сына в садик и говорю ему - Тёмка, а может по бабам поедем! А он мне, не много подумав - нет папа поедем лучше по дороге!!!
В связи с пандемией в Латвии ввели запрет на продажу непродовольственных товаров. Выглядит это так: внутри одного магазина часть стендов открыта, часть — заклеена. Приобретать товар с открытых стендов можно непосредственно на месте. А вот «запрещенку» приходится заказывать через интернет или по телефону. У кассы вас могут попросить выйти из магазина, позвонить по телефону, сделать заказ, а уже потом вернуться за покупками. Дело в том, что прямая продажа большинства непродовольственных товаров запрещена, а вот интернет-торговля теми же товарами разрешена. В новый год система доставки была перегружена, любую бытовую мелочь нужно было ждать в среднем неделю. У многих магазинов появилась опция заказать онлайн и забрать на кассе. Некоторые магазины пошли дальше: запрещенные товары можно было заказать прямо в магазине. Логика в следующем: если можно продать товар через интернет, то можно и по телефону, а если правительство не сказало четко, за сколько часов до покупки его надо заказать, значит, сделать заказ можно хоть за несколько минут до покупки. Алгоритм работы хозяйственного магазина следующий: спрашиваете на кассе, каким образом можно приобрести «запрещенный» крем для обуви, вам объясняют, что его можно заказать по телефону, и выдают номер телефона. Звонить прямо из магазина нельзя, надо выйти. Выходите, звоните в тот же магазин, объясняете, что хотите купить, второй раз (!) идете на кассу, называете свое имя, оплачиваете и забираете товар. В книжном магазине если не знаете, что хотите, можно пройти по магазину и выбрать, листать книги тоже можно (!). В магазине объясняют: нельзя брать книгу в руки и нести на кассу. Вместо этого нужно позвать продавца, указать нужную книгу и назвать свое имя. Продавец сам берет книгу и относит ее на кассу. Потом на кассу идет покупатель, оплачивает товар и забирает его. Как говорится "Закон есть штраф". Запятую поставьте сами.
14
Вечные вопросы. Откуда берется пыль, куда деваются деньги и измерительные рулетки при ремонте. Со слов подруги. Ремонт начали в ноябре. По факту было три рулетки. Ну где они могут быть? Квартира, карманы, сумки, машина и забыли в строительном магазине. Ну, ну.. По факту осталась одна. 31 декабря пришли мои родители, у мужа живут далеко. Сидим, отмечаем, дарим подарки. Дочка Машенька, шесть лет, кстати мама тоже Мария, выносит два подарочных пакетика! Мама, папа это вам от меня! Родители улыбок не скрывали). Вот это папе, там лежала синяя рулетка. А вот это маме, там желтая. Долго смеялись, а мой папа говорит, что у него рулетка одна была и есть, еще с девяностых. Три ремонта, строительство дачи пережила и не потерялась! Это женщины Маши-растеряши, а мужик никогда! Муж, ну вот посмотрим какая первая потеряется, моя синяя или желтая! И кто тут растеряша, даже если ее зовут Полина! Все праздники в ремонте.. Вчера, 16 января моя желтая пропала... Муж смеется, ну все, если завтра не найдем))). Машенька ко мне тихонько подошла, мамочка, не переживай, мы не растеряши! Дедушка папе одну рулетку купил, а бабушка тебе три желтых, две мы для тебя в моей комнате спрятали!
Время перемен

Разбор полетов в авиации есть явление специфическое, и в некотором роде, сакральное. Разбор бывает послеполетным, эскадрильным, отрядным и имеет своей главной задачей обеспечение безопасности полетов. Но самой его живой составляющей и, без преувеличения сутью, является время перед и после разбора. Когда вместе собирается летная братия свободная от полетов, когда есть возможность обсудить текущие дела-от рыбалки и дачи, и до мировых проблем. Собственно о полетах как правило, речь не идет, если только не случилось чего нибудь из ряда вон.

Вот и сегодня рутинный ежемесячный разбор. До начала еще есть время и народ, разбившись на группы по интересам, общается. Вот только интересы все сводятся к одному, что творится в стране, и извечный вопрос - что делать? А в стране творится хрен знает что, а именно Перестройка. В силу новых веяний происходят вещи для нормального авиатора непонятные и пугающие, - выборность начальства и реорганизация летного предприятия. Кому то в голову пришла идея, что если все службы будут самостоятельны, то наступит рай земной.
Как все это будет взаимодействовать никто толком не представлял и, зачем ломать отлаженный механизм объяснить не мог. В общем, как пел тогда Цой: «перемен требуют наши сердца!» Знал бы, что из этого выйдет...

Накал дискуссии прервало начало разбора и все двинулись в методический класс.
Мне всегда нравилось как наш командир эскадрильи проводил разборы. Все по существу, доходчиво и с юмором. Заслуженный пилот СССР, он был действительно заслуженным, прекрасно летал, великолепный психолог и очень порядочный человек. А еще он был мудр. Завершая разбор он внимательно посмотрел на нас и, без тени улыбки изрек: «Коллеги, как говорят в Одессе, мы на пороге грандиозного шухера. Но я прошу вас, оставляйте всю шелуху за порогом проходной. Полеты и все эти фантазии несовместимы!»
Назавтра был ГКЧП или по простонародному, Чук и Гек.

Утром я шел на вылет. По ходу заглянул в эскадрилью. Наш начальник штаба встретил меня привычным:
- И Константин берет гитару…
- Израилич, ну не играю я на гитаре! Скажи что поновее.
- Ты партбилет не выкинул? - ошарашил он меня вопросом.
- Да нет, - пытался я осмыслить ситуацию. Были какие-то личности публично отрекающиеся от проклятого прошлого, но я не любитель перформансов.
- Вот, вот! Правильно, а то ситуация-то скользкая. Как она там повернется эта ГКЧП!

Я, слегка озабоченный услышанным, двинулся в АДП, - вылеты то никто не отменял. Ладно, в столице все узнаем. Экипаж уже ждал меня у входа: «Привет командир! Все бодры и веселы готовы к трудовым подвигам!» - Мой штурман сиял голливудской улыбкой.
«Погода класс, рейс королевский, жизнь хороша!» - подтвердил второй пилот.
«Даже керосин в Кустанае есть, правда дают впритык.» - доложил бортинженер.
Экипаж у меня классный. Благодаря Владиславу Васильевичу, нашему комэске, удалось осуществить мою мечту, собрать в экипаж не просто своих друзей, но и классных спецов. В авиации это ох как важно, и достаточно сложно. Не каждый начальник позволит молодому командиру, коим я на тот момент являлся, такую роскошь! Но ведь это доверие, и его надо ценить.

Штурман - Дмитрий, второй - Валерий, бортинженер - Александр, и автор сего опуса Константин.
Обязательные процедуры выполнены, двигаем на борт. Это сейчас по аэродрому ходить нельзя, только на автобусе, а в то время такая роскошь была в считанных портах. Наш, Алма-Атинский, весьма уютный. До дальних стоянок от АДП неспешно доберешься за десять минут . При хорошей погоде это просто удовольствие. Вылет у нас утренний, но не ранний. Хотя большая часть вылетов по центральному расписанию на наш тип-Ту-154, приходится на период от двух до семи утра. По этому случаю наш НШ Израилевич выдал такую гипотезу, что в сказке Буратино описаны будни Аэрофлота. На законный вопрос: «Где он это читал?» Была приведена потрясающая по точности цитата: «..и вот, когда Солнце село, и даже пчелы перестали летать в Стране дураков закипела работа».
Но сегодня тепло, горы сияют в лучах утреннего Солнца, видимость, как говорят в авиации, миллион на миллион. На ближнем перроне вальяжно расположился Ил-86, прямой на Москву. Мы тоже на Москву, но с посадкой в Кустанае. Вот и наша стоянка. Предполетный осмотр проведен, далее по трапу и нас встречает, радушно, улыбаясь командирша бортпроводников, или по правильному 1й номер. Ну улыбается-то она больше Димке. Ему все девчонки рады. Ну и мне, вроде, тоже.

- Все готовы, капитан! Багаж загружают, груз пополам, кофе как всегда?
Это значит ровно через 15 минут, необходимых для проверки и подготовки оборудования кабины, будет возможность побаловать себя кофе с коржиком. Коржики в те времена были сказочно вкусные... или просто мы были молоды...
Стюардессы, проводнички, это все о них, кабинном экипаже по научному. Мне более по душе называть их хозяйками. Не верьте, когда их пытаются выставить в неприглядном виде в свете нынешних веяний обгадить весь окружающий мир! Никогда настоящий авиатор не позволит себе плохих слов в их адрес. Работа тяжелая, и реально вредная для здоровья. Рейсовый пилот большую часть жизни проводит среди своих коллег. Я знаю о чем говорю, - 40 лет, 17200 часов налета. И душевный климат на борту дорогого стоит. А создается он из незаметных для непосвященного вещей: вечной аэрофлотовской курицей, приготовленной с домашними специями, вовремя принесенным кофе или чаем. Просто душевным трепом, разгоняющим сон в моменты, когда Солнце восходит, а лететь еще долго и спать ну никак нельзя.

Проверки закончены, кофе выпит, пассажиры на местах запускаем моторчики. Все работают как учили, а учили правильно. Мне всегда везло на учителей. Мало просто научить пилота летать, его надо научить жить полетом и своей работой. Не спорю, романтика полета существует, но основа всего самодисциплина и постоянный контроль действий. Как ты отдохнул перед рейсом, как настроился на полет. Это ежедневный постоянный и тяжелый труд. Кто так не думал, тот не надолго задержался за штурвалом. Но, хватит философии на этом этапе, пора в небо!

Ту-154 самолет быстрый. В наборе высоты вертикальная скорость весьма чувствуется, особенно ее изменение. Это происходит когда воздушное пространство загружено и приходится добираться до заданного эшелона своеобразными ступенями, задерживаясь на определенных высотах. Пассажирам такие маневры не очень по душе, ведь не все фанаты американских горок, пусть и в более мягком варианте.
Сегодня небо свободно, и диспетчер дает нам бесступенчатый набор эшелона. Значит пассажирам не надо напрягаться, стараясь удержать съеденный завтрак внутри организма, а аэрофлот будет иметь экономию гигиенических пакетов. В свою очередь нам от этого тоже польза. Эти пакеты будут наполнены чудесными семечками. У нас запланирован в этом месяце рейс в Минеральные Воды, вот там и будут произведены закупки знаменитых на весь аэрофлот семечек.
Обязательные процедуры после взлета завершены, навигационный комплекс запрограммирован, а значит можно включить автопилот. Но предчувствия меня не обманули. Уж больно хороша погода, спокоен воздух и завтрак ожидается только после набора эшелона.

- Командир! Ну совсем немного, до эшелона. - Это штурман, в душе пилот, Дима. В принципе, передача управления не пилоту, серьезнейшее нарушение. Достаточное количество летных происшествий произошло по этой причине, были и страшные катастрофы. Но из песни, пусть даже хреновой, слова не выкинешь. Давали порулить, давали...
Честно говоря, я решился кое-что рассказать о летной жизни не из желания покрасоваться, нет. Сейчас стало модно испражняться на публике. Любой канал на ТВ забит известными и не очень, личностями, с упоением трясущими своим грязным бельем. Это похоже на то, как выпивающие в компании недалекие гуманоиды, на определенном этапе затуманивания мозгов начинают страстно жаждать потрясти собутыльников какой-то невероятной личной тайной. Наверное это желание придать себе вселенской значимости. Зачем это делаю я? Просто я рассказываю своим взрослым детям и внукам о том времени, что пережил. Будет ли это читать кто-то еще зависит только от них.

Летать хотят все, ну или почти все. Особенно в авиации. Не каждый вытянул счастливый билет. Кто-то не прошел по конкурсу, кто-то по иным причинам. Тем сильнее тянет попробовать, когда сидишь в кабине, а до штурвала рукой подать, но ты не пилот. В те времена стать пилотом из других категорий летного состава было практически невозможно. Это много позже, когда пришли времена новых технологий, и такие профессии как бортинженер, штурман, радист упразднились, в пилоты потянулись многие из отпавших профессий. У кого-то получилось, а кто-то наломал дров.

Ту-154 в установившемся полете очень легок в управлении. Требуются совсем легкие и мало амплитудные движения для сохранения заданной траектории. В целом, ничего сложного. Дима прекрасно это умеет. Тем не менее это очень серьезный самолет, поэтому я разрешаю ему порулить только на тех этапах полета где я могу гарантированно обеспечить безопасность. Это набор высоты или снижение в диапазоне высот от 3000 метров до 7000. Ниже 3000 идет довольно интенсивная работа в зоне аэропорта, а выше 7000 существенно меняются характеристики управляемости самолета в зависимости от скорости полета. Там шутить нельзя.

Ну уговорил, но так, чтобы мне не пришлось услышать: «Что там за мудак за штурвалом?» - от проводничек. Они первые чувствуют косяки в пилотировании, поскольку в данный момент на кухне готовят нам еду.
- Обижаешь, командир. - Дима пытается делать соответствующее лицо. Это ему плохо удается, он уже весь в предвкушении предстоящих десяти минут счастья. Я в течении этого процесса, весь во внимании. Как заметил Саша, ну чисто его кот, когда готовится атаковать его зазевавшуюся младшую дочь. Наш инженер умнейший человек и классный спец. Мы с ним успешно преодолели многие трудности и его знания позволили нам позднее ,пройти по тонкой грани отделяющей от больших проблем, когда летали на Ил-76. Об этом позже, если первая часть будет одобрена аудитоией.

Приступили к снижению в Кустанай. Погода прекрасная. В кабине возникает бригадирша проводников со студенткой. Так мы зовем девчонок, которых набирают на летний период когда много полетов и не хватает штатного персонала.
- Как там температура?
- Очко! – автоматически выдает Валера, он только принял свежие данные. - Ноль, что ли? - Удивляется студентка, - лето вроде?
Все, включая бригадиршу, поворачиваются на голос, секунда тишины и хохот. Студентка вся в непонятках.
- Лапочка, очко это 21, но ход ваших мыслей нам понятен. - серьезно говорит Дима.
- Не слушай их, они тебе еще и не такого наговорят. - бригадирша утешает подопечную, сдерживая смех.

Полоса в Кустанае специфическая. Профиль на одном торце имеет ярко выраженную кривизну. Зона приземления плавно возносится своей основной частью с последующим довольно ощутимым уклоном. Поэтому посадка с этого курса требует большой точности в выполнении. Если допустить перелет, то либо ткнешь аппарат в верхнюю точку горба, либо миновав его, будешь свистеть над его покатой частью, не касаясь бетона и страстно желая скорейшего касания земной тверди, ибо полоса не бесконечна. И то и другое есть нехорошо. В первом случае можно учинить перегрузку, причем весьма существенную, а во втором придется использовать реверс до полной остановки, и это не худший вариант. Худший я имел счастье наблюдать воочию.

Я тогда летал на Ан-24 в славном Чимкентском авиаотряде. У нас был рейс на Свердловск с посадкой в Кустанае. Час стоянки мы использовали для перекуса в местном буфете, располагавшемся прямо в АДП. Это был изумительный буфет! Таких вкусных котлет и сметаны редко где можно было отведать. Да и не мудрено. На аэродроме базировался поисковый космический отряд Ан-12 и эскадрилья Ту-16. Так что было перед кем держать марку.
В тот день у бомберов были плановые полеты. В такие дни радиосвязь велась на военной частоте, 1й кнопке, как мы ее называли. В ожидании пассажиров мы сидели в кабине и слушали бесплатный радио спектакль. Наш борт стоял носом к ВПП, аккурат метрах в 200 от торца с приснопамятным бугром.
Вот на заходе показался Ту-16. Красивая машина надо отметить! По мере приближения к полосе руководитель полетов усиливает свою радиоактивность, что по моему мнению, только мешает пилоту. Ну посудите сами! Вы сосредоточенно пилотируете огромную машину, а у вас над ухом зудят: «прибери, подтяни, ниже пошел...»
И вот, в самый ответственный момент случается этот самый перелет. Самолет минует пуп земли буквально на нескольких сантиметрах и, пролетев пол полосы, приземляется. Распускается тормозной парашют. Ловлю себя на мысли, что жму на воображаемые тормоза. Колеса бомбера исторгают дым, но чудеса на этом свете явление редкое. Под трехэтажный мат РП самолет выкатывается на концевую полосу безопасности. Когда пыль рассеивается нашим взорам открывается стоящий метрах в 300 за полосой лайнер и несущиеся к нему пожарные машины и скорая. Все завершилось благополучно, все целы, пожара нет , ну а снесенные покрышки не в счет.

Да, расчет на посадку и приземление сразу показывают уровень пилота. Это сейчас, когда автоматическая посадка повсеместно вытеснила ручное пилотирование, можно заблуждаться насчет мастерства экипажа. Самолет стабильно приземлится там где положено, и никаких тебе перелетов или перегрузок. Но это меня не радует, мастерство заменяет бездушный автомат. Самое страшное многие пилоты ступают на этот легкий, но очень коварный путь. Автоматика имеет свойство отказывать в самый неподходящий момент. И тогда мы видим результаты прогресса, полсотни сгоревших на глазах всего аэропорта. А самолет то был практически исправен. Можете сказать, - Легко судить со стороны! - Ну нет, имею право. Да и вообще. В авиации принято докапываться до сути, иначе грош цена таким пилотам, что хотят учиться на своих ошибках. Это в авиации не прокатывает. Опыт это работа над чужими ошибками во избежании собственных.

На данном фоне вспомнился эпизод: штурманская комната в аэропорту Домодедово. Уютная, как впрочем все такие помещения во времена СССР. Длинный стол. Под стеклом схемы аэродромов. На стене огромная обзорная карта СССР с основными маршрутами. Обстановка рабочая. Зачастую здесь можно встретиться с коллегами из самых разных уголков страны или однокашниками по училищу, поделиться новостями или услышать свежий анекдот. Вдруг народ настораживается. В дверях возникает обладатель широких лычек с явно выраженной инспекторской рожей.
Честно сказать, не очень в аэрофлоте жаловали всяческих проверяющих и инспекторов. Толку от них чуть, а неприятностей они могут доставить будь здоров. Все дело в необъяснимой особенности высоких должностей. Их обладатели, как правило, никудышные летчики. На почве этого у них развивается тяга компенсировать это путем заумных теоретических измышлений. Рядовой опытный пилот никогда не будет стремиться доказать свое мастерство кому либо. В этом нет никакой надобности. Аэрофлот это большая деревня, где все о всех знают. К чему это я, а вот:
Инспектор, видимо, был из министерства. Местные нам были известны, и были вполне своими, из настоящих пилотов с заслуженной репутацией. Оглядев присутствующих, поздоровался и двинулся к сидевшему за столом экипажу. Штурман что-то высчитывал на линейке, а командир со вторым с интересом за ним наблюдали. Возраст и манера держаться выдавали в командире матерого пилотягу. Второй пилот молодой, с академическим значком, щеголеватая фуражка, явно изготовлена в Питере.
Субординация в авиации всегда соблюдалась строго. Командир назвал себя и представил экипаж. Инспектор тоже исполнил правила протокола, из чего присутствующие уяснили, что имеют счастье общаться с инспектором летно-методического отдела МГА. Далее прямая речь:

- Думаю, командир, вы в курсе, что на занятиях по подготовке к полетам в весенне-летний период вы должны были обратить особое внимание на пилотирование в условиях сдвига ветра?
- Конечно
- Тогда вопрос: вы на глиссаде, ветер по носу встречный 8м/с стихает до 2м/с-где произойдет приземление?
- В зоне приземления, у широкой полосы
- Вы хорошо подумали?
- А что тут думать?
- А если ветер усилится до 15м/с-где произойдет приземление?
- В зоне приземления, у широкой полосы
- Что то вы плохо думаете
- Это с чего?
- А с того, что при усилении ветра самолет не долетит, а при ослаблении перелетит зону приземлений, это же очевидно!

Командир твердеет лицом и слегка повысив голос: «Самолет приземлится в зоне приземления у широкой полосы при любых условиях, иначе на х..я я сижу за штурвалом, если самолет будет садиться где ему захочется?!»
Аудитория с восторгом взирает на командира, и тут происходит невероятное. Инспектор осознав, что неверно сформулировав вопрос, он на глазах честного народа только что внес себя в копилку авиационного фольклора, мастерски изворачивается: «Вот, учитесь, молодежь!».
Народ оценил самокритику и все остались довольны.

В Кустанае у нас час стоянки. Дозаправка и досадка пассажиров до Москвы. Вот это и есть самое приятное, в смысле пассажиров.
Тут стоит пояснить. В стране полным ходом идет бардак именуемый перестройкой. Все рвутся в капитализм. Кооперативы, частная инициатива. То, что раньше называлось спекуляцией, обрело благостное название: предпринимательство. В авиации это проявляется в виде сумок набитых сникерсами, костюмами Абибас, кроссовками и прочим ширпотребом. Все это доставляется из различных уголков Союза, благо география наших полетов широка. Отдельной статьей дохода являются «зайцы». В принципе, «зайцы» были всегда. В Союзе существовало странное и загадочное явление. Купить билет в кассе Аэрофлота было нереально. Малочисленные, счастливчики кому это удалось, не в счет. При этом самолеты летали загруженные далеко не полностью. Ларчик открывался просто. Отстояв циклопическую очередь, потенциальный пассажир ставился перед печальным фактом, что билеты на его рейс вот только как иссякли. Думаю нет нужды объяснять это людям захватившим славное прошлое. Вопрос решался просто, червонец в паспорте сверх стоимости билета. Но истинные зайцы это те, у кого билетов в принципе нет. Самая распространенная разновидность, – служебники. Это непосредственно работающие в аэрофлоте. Пропуском на борт являлась форма , и « стеклянный» билет. О деньгах речь тут никогда не шла. А вот на Кавказе и на благодатном юге нашей родины это дело было поставлено с размахом.

Однажды, еще в восьмидесятых, я по какой то надобности заглянул на стоящий рядом грузинский борт. В переднем вестибюле мое внимание привлекла аккуратная стопка каких-то загадочных дощечек. «У вас дефицит дров?» - попытался пошутить я. Бортинженер, без тени раздражения взял верхнюю дощечку и аккуратно уложил ее между креслами. Получилась славная скамеечка. «Гениально» - только и смог я вымолвить. «А то!» - гордо изрек инженер.
- А как с перевозками и инспекцией?
- Вах, кушать-то все хотят!
И это у них практиковалось всегда. Теперь это пришло и к нам, несколько в ином виде.

Веселая тетка из службы перевозок радостно оповестила: «Двадцать ушастых, потянете?»
- Обижаешь! Валера, обеспечь формальности.
Процедура проста как домкрат. Оформляется два пакета документов. В одном фактическое количество народа, это если в аэропорту прибытия будет проверка по головам. Во втором для отчета, там на количество зайцев меньше. Пассажиры вышли, бумаги уничтожаются, занавес.
Эта статья дохода просуществовала пока единый аэрофлот не развалился на суверенные авиакомпании.
Летим дальше. Валера огласил доход, весьма неплохо. Ладно, все же основная наша задача это безопасная доставка людей из пункта А в пункт В. Вот мы на ней и сосредоточимся!
На подходе к Москве обнаруживается, что Домодедово закрылось грозой. Контроль Москвы рекомендует переговорить с подходом Внуково. Выхожу на диспетчера Внуково. Вот чем славятся диспетчера Столицы, так это своим профессионализмом. Они уже утрясли вопрос с Домодедово. Вариант шикарный. Ночуем во Внуково, утром нам подвозят пассажиров из Домодедово и мы летим в обратку. Изящно! Никаких лишних перелетов, да и до города ближе добираться за хлебом насущным, который в Москве более изобильный чем в изрядно обнищавшей Алма-Ате. Но мечты разбились о суровую действительность - в Москве переворот. Народ свергает Чука вместе с Геком, уже есть жертвы. В профилактории народ не отходит от телевизора, а там....
Но это уже другая история.
Вдогонку вчерашней истории о футболке с Лондона
-----------------

Старший сын учится на программиста. Перед Рождеством спросил его насчет подарков, но получил лаконическое:
- Никакой идеи!
- Ну, сынок, - отвечаю, - осторожно, а то желания иногда и сбываются!

Короче - Рождество, елка, подарки, сын открывает пакет от меня, а внутри - футболка, сделаная на заказ с надписью:

"MY CODE WORKS!!! (and I have no idea why)"
(Мой [программный] код работает! И у меня нет никакой идеи почему.)

Вторую недели уже не снимает!
О стрельбе себе в ногу или еще раз про идиотов.

Наш дачный поселок стародавний и с историей. Известные поэты, артисты, потом академики, генералы издавна здесь селились и окучивали грядки. Даже злобный Берия прятался тут в бункере от злодеев и шпиенов. Само собой, что смена парадигмы с социальной справедливотсти на демократию для избранных сподвигла мэров соседних городков, народных депутутов-миллиардеров также пристроиться в ряды местных латифундистов. В отличии от аборигенов устраивались они с размахом. Приватизировав бериевский околоток, пролетарские санатории и детские сады, эти демократы построили себе дворцы с мраморными заборами, домами для прислуги и прудами для ловли золотых рыбок. Чтобы отмаливать грехи неподалеку и церковь тоже сгородили. Красота. Ривьера. Ницца.

Но натуру и жадность не переделать.
Вот скажите, какой бизнес самый выгодный сейчас? Понятно наркота, оружие, лекарства от ковида. И в этой компании строительство здоровенных бетонных сараев вокруг Москвыы для пиплов и гастарбайтеров. Как грибы растут микрорайоны из прямоугольных многоэтажных сараев вблизи столичных магистралей. Миллиарды сыпятся в карманы девелоперов и чиновников. И все им мало, мало. Так и вокруг поселка. Не выходя с дачи мэры один за одним за малую благодарность подписывали разрешения, выделяли землю, меняли статус и вокруг их Ривьеры росли башни человейников не по дням а по часам. Этого мало. Новообразованная элитка требовала и новообразной охраны себя. И к человейникам присоседились многоэтажные казармы охраны. И...

Как и все подмосковные начальнички, выписывающие разрешения девелоперам и инвесторам, думать системно они не в состоянии. Два такта мышления - бери и прячь. Все. Многотысячные кварталы человейников расположились вдоль однополосных дачных дорог. Соответственно ни выехать ни въехать в поселки стало невозможно. Наши мэры еще и умудрились из своей дачной однополосной дороги устроить дублер МКАДА. То есть транспортный пиздец в квадрате. Думаете это все? Нееет предела человеческой глупости. Вспомните, что для своих охранников они выстроили многоэтажные казармы -городки. А откуда эти защитники властных тел? Понятно не с улицы Горького, а с дальних и дальних провинций. Соответственно что? У всех высокие оклады и машины для путешествий на родину к тещам. А где хранить машины будут наши борцы со стаканчиками? Не у себя же под окнами, а под окнами у соседей. Следовательно что? Улочки поселка, прилегающего к казармам, стали автостоянками. То есть транспортный пиздец аж в четвертой степени. Как результат что? Поселок из элитного 200-летнего дачного места стал за 10 лет бессмысленным и грязным городским микрорайоном. А что же наши мэры? Стоят их дворцы с темными окнами и нечищенными подъездами. Сами они перебрались мэрствовать в более дальние районы области. Где есть еще речки лесочки парки и дорожки с гуляющими людьми. Так что приготовьтесь. Если увидите рядом со своей зеленой дачкой новостройку 25 этажного сарая поблизости, то будьте готовы лет через десять бежать оттуда. Они пришли к вам. Пусть вам повезет, мы не успели.
Ещё одна веселая история из жизни райотдела.
Изъял один раз следователь у воришки, специализировавшегося по кражам из подвалов, разобранную искусственную ёлку с коробкой игрушек. В камеру хранения вещдоков ещё не отдал, держал в кабинете. Следует заметить, что на дворе был июнь. И вот в пятницу, после обеда, два его напарника решили эту ёлку собрать и украсить (уж не знаю, с чего они так решили). Нарядили, довольно красивая ёлка, выше человеческого роста, и игрушки блестящие. Нарядили, посмеялись, а разбирать лениво. Поставили в угол кабинета, решили, что после выходных её размонтируют. И в этот момент заруливает к ним в кабинет боевая старушка, у которой на даче "люминтиевый таз" пропал год назад, "особая примета – дыра размером в 5-рублевую монету в днище". Особенностью поведения этой старушки являлось то, что она обвинила начальника райотдела и всех других сотрудников в том, что они "специально дело не завели, чтобы таз присвоить". Так вот, заходит эта старушка, чтобы опять критику навести. Брови насупила, только рот открыла, а ей следак сразу:
- С наступающим вас, Марья Андреевна!
И второй подхватывает:
- Успехов вам в Новом Году!
Больше старушка просто так в райотдел не заходила. :-)
Греческого философа Диогена спросили, какой зверь опаснее всего.
— Из хищников — клеветник, из прирученных — подхалим.
11
Как и многих меня не обошла модная болезнь, называемая ковид. До этого был дома от последствий другой болезни. Все шло хорошо, с улучшением. Но поднялась температура. Сразу поставили диагноз и госпитализация в специализированную больницу. На восьмой день меня выписали с улучшением всех анализов. Теперь дома. Жена предупредила, чтобы отвечал на звонки с незнакомых номеров. Будут звонить из разных организаций. Первой позвонила женщина-врач, которая должна удаленно контролировать мое состояние. Попросил больше этого не делать, т.к. нуждаюсь в покое. С чувством заметного удовлетворения тут же согласилась. Следующим был мужик, представившийся работником известной контролирующей и регулирующей организации. Назвал свое имя, отчество и место работы. Предупредил, что разговор будет записываться. Сказал, что мой телефон тоже записывает входящие и исходящие аудиозвонки. Если что, обменяемся и сравним. Спросил с кем проживаю. Доложил, что с женой. Уточняет, как думаю, где мог заразиться ковидом. Сказал не знаю, и до этого болел и не выходил из дома. Не исключаю, вмешательство иностранных спецслужб. Но пока точных данных не имею. Спросил, как зовут жену. Сказал. Затем, как-то мельком попросил номер ее мобильного телефона. Сообщил ему, что это нарушение закона о персональных данных. Не ожидал такого от представителя нашего государства. Ведь без согласия конкретного человека на передачу его данных, это нарушение действующего законодательства. Теперь буду думать, куда направить запись этого разговора. Мужик сказал, что не будет спорить и торопливо пожелав здоровья отключился. Болеть дома тоже неплохо. Хотя в больнице было намного веселее.
3
Коррупции в Украине нет !..

а вот "кротов" не хватает...
ждем мартовских кротов из Вьетнама
Дождевые черви, долбят асфальт изнутри, что является главной причиной уничтожения украинских дорог - убежден первый заместитель министра инфраструктуры Украины Константин Кондукторов.
- Ни для кого из нас не является открытием, что украинский чернозем такой плодородный благодаря червям, которые разрыхляют почву - рассказал во время встречи с журналистами заместитель министра - Но мало кто знает, какой ужасный ущерба они наносят нашим дорогам! Мы делаем все возможное, выделяем огромные средства на ремонт дорог, а толку с этого нет. Черви долбят асфальт и все уничтожают.
По словам Кондукторова, без решения проблемы с червями, все работы по улучшению дорог не принесут результата. Поэтому, министерство разработало программу увеличения популяции кротов - природных пожирателей дождевых червей. Уже в марте планируется закупить и выпустить на волю около тридцати тысяч кротов породы "Tan nhang" из Вьетнама.
P.S. Тем временем ... эти монстрочерви успели уже продолбить не то что асфальт, а даже бетон на свежайшей (летом открыли) трассе Решетиловка-Днепр:
Напомним что не так давно почти 2,7 тысячи вагонов зерна, которое должно бы находиться на хранении в Госрезерве, "съели мыши". ... Сумма убытков - более 800 миллионов гривен (более 29,7 миллиона долларов, -
Так что о коррупции не может быть и речи)
15
Как я был речником и робинзоном

Моряк и речник: профессии разные и дипломы тоже разные. Но как-то раз, летом, мне предложили подхалтурить: перегнать вдвоем с напарником старый речной теплоход с Волги в Питер. Я согласился и на два месяца стал речником.
Этот «Волго-Дон» стоял в затоне около дачного садоводства еще со времен распада СССР и надо ли говорить, что всё, что с него можно украсть было украдено. По факту от теплохода осталась только огромная железная коробка 140 метров в длину, на которой стояла другая коробка, поменьше, бывшая когда-то кормовой надстройкой. И эти коробки медленно, но неуклонно тонули. Сантиметров по пять в сутки. Я посчитал, что при допустимой осадке 4 метра, тонуть нам еще месяца два и мы должны успеть добраться до Питера.
Добрые, но не очень трезвые рабочие с местного судоремонтного завода установили на наш "Волго-Дон" ярко-красный пожарный щит с багром, ведром и топором и смонтировали два электродвигателя для подъема якорей, которыми почему-то побрезговали, в остальном неутомимые, дачники. Электроэнергию же предполагалось брать с буксира. Изначально буксиров было два: один тащил "Волго-Дон" с носа за трос, а другой толкал с кормы. На кормовой толкач мы с напарником и напросились погреться. Грелись мы по принципу: «Дяденьки, дайте попить, а то так есть хочется, что и переночевать негде».
Тогда же и выяснилось, что "ночью работают только негры и моряки, а речники по ночам спят".
Каждая пара буксиров обслуживает свой участок реки и вечером передает буксируемый объект соседям, которые на следующий день ведут баржу уже по своему участку. В принципе, все это работало неплохо, буксиры менялись ежевечерне, мы с напарником кочевали с толкача на толкач. Через неделю наше медленно тонущее корыто благополучно дотащили до Рыбинского водохранилища - одного из крупнейших в мире, где сходятся зоны ответственности трех речных пароходств. "Волго-Дон" поставили на якорь прямо почти посредине этого рукотворного моря.

"Ждите, - сказал нам капитан с волжского буксира, - завтра утром за вами придут парни из СЗРП, с Череповца".
На следующее утро буксиры не появились. Мы ждали. И через два дня тоже никого не было. Хорошая, летняя погода закончилась. Началась осень, задул холодный северный ветер, волны стали больше и наш "Волго-Дон" стал тонуть заметно быстрее и у нас с напарником закончилась еда. Еще через день мы доели зубную пасту и допили водку. А еще через четыре дня я, как "шкипер несамоходного судна", принял решение накормить судовую команду, частично съев своего единственного матроса. Но тот что-то заподозрил, когда увидел, как я снимаю топор с пожарного щита и спрятался от меня на носу судна, в малярке - небольшой кладовке, где раньше хранили краску. Не знаю, что он там жевал и чем он там дышал, но почему-то он постоянно отгонял каких-то эльфов от банки из-под растворителя и договаривался с гномами поменять своего капитана и двести долларов на трехметровую палку твердокопченой колбасы.
А потом пришли буксиры. Через 12 дней.
Допандемическое, с ностальгией

Лёха - звезда наших корпоративов. Горазд плясать. Назвал бы его танцором от Бога, но подозреваю совсем другую инстанцию - пляшет с огоньком. Чтобы снять впечатлительную, темпераментную барышню, ее главное изумить и рассмешить до колик. При исполнении танго "Утомленное солнце нежно с морем прощалось" гопаком вприсядку у Леши лопнула и разлетелась туфля. Это была новенькая, лакированная туфля, выдержавшая даже его чечетку, но от удара каблуком в порыве латиноамериканской страсти ее не стало. Подошва отлетела.

Корпоратив проходил в просторном офисе транспортной компании, веселье только разгоралось, и Леше не составило труда найти моток проволоки. Туфлю он восстановил и принялся плясать дальше. Проволока хреново держала удар, расползалась, но хорошему танцору ничего не мешает - после каждого танца Леха легко наматывал новую. Под конец вечеринки его нога стала напоминать трансформатор.

Когда более смирные коллеги начали массой разъезжаться, ядро компании заскучало и решило продолжить танцы в ночном клубе. Оставалось уломать на это Машу. Трагедия Маши заключалась в том, что она надела слишком длинное и узкое платье с недостаточным вырезом, чтобы пуститься в пляс в лехиной манере.

- Без проблем! - коротко сказал Леша, водрузил Машу на стол, выхватил откуда-то канцелярские ножницы и движением фокусника превратил машино платье в дерзкое мини. Взорам компании явились весьма выразительные ножки. Не были видны разве что трусы. Маша запунцовела, но согласилась отправиться в клуб.

Там, однако, возникли проблемы на входе. Вышибала принюхивался и ощупывал компанию поштучно. Первые прошли, но на Леше и Маше дело застопорилось. Машу вышибала ощупал, Лешу не стал, но отказал обоим.
- Почему? - изумился Леша.
- Я не обязан отвечать - ответил вышибала - вы не прошли фейс-контроль.
- И что не в порядке с нашими фейсами?
- С железной ногой в клуб не положено. В непотребном платье - тоже.
- Но извините, фейс - это лицо! А не ноги. И на туфле у меня не железо, а алюминий! И где это написано, что тут запрещены мини-юбки и металлическая обувь?! Это же клуб, а не патриархия! Может, я босиком пройду? Как Траволта или Лев Толстой? А Маше я вместо юбки свои трусы одену. Они красные, семейные, ей до колена будут - сойдут как шорты!

Охранник заржал и задумался. Маша впала в ступор. При взгляде на нее Леху посетила какая-то мысль, он перестал уговаривать, загреб Машу и нырнул с ней в ближайшее такси. Наутро они поссорились - Маша пришла в бешенство, разглядев при свете, во что превратили ее платье смелые лешины ножницы.
У меня бриар или французская овчарка.
Гуляли сегодня в парке. Погода великолепная - солнце светит, снег только выпал, мороз градусов 18 (а значит лыжников и просто гуляющих мало).
Моя вокруг носится, палки откапывает и таскает. В общем идиллия, только приходится снег регулярно выковыривать между подушечками лап (как ни стижем шерсть или смазываем воском, надолго не хватает, а обувь не держится с её активностью)
И вот во время очередной процедуры слышу двуголосый лай и к нам подлетают две собаки непонятно породы -- короткошерстные, одна раза в полтора крупнее, вторая чуть меньше моей. И начинается кружение вокруг с непрерывным лаем и периодическими попытками укусить.
Моя спокойно выдержала, пока я ей очистил лапы, потом попробовала уйти, а, когда не удалось, встретила крупную псину громким "рявк" в морду. Той хватило, чтобы не приближаться больше, только полаивала издалека. Зато мелкая как сорвалась. Рыжик уже на меня оглядывается, типа " Ну можно?".
Я наконец увидел хозяек - две дамы предпенсионного возраста мило беседовали метрах в десяти от нас. Дальше диалог
- Извините, Вы не могли бы успокоить своих собак?
- А что такое? (удивлённо, что кто-то их прервал)
- Моя, хоть и обученная, но не терпит хамства, может и ответить, когда терпение кончится.
- А что у Вас терьер? (море презрения)
- Нет, вообще-то меня овчарка.
Дальше круглые испуганные глаза, собаки тут же взяты на короткие поводки и дамочки резво удаляются в противоположную от нас сторону.
От комментариев воздержусь, порадовала реакция на слово "овчарка".
Поздний вечер. Лёгкий ужин на кухне. По телевизору идёт какая-то передача о еде.

– А из чего делают сосиски? – спрашивает на экране ведущий главного технолога мясокомбината.

– Из шкур, – отвечает технолог. Вероятно от неожиданности, и от того, что на него направлена камера центрального телевидения, он нечаянно выдаёт государственную тайну, тщательно скрываемую от народа десятилетиями.

Моя жена, глядя на сосиску в своей тарелке, едва не роняет вилку и изумленно спрашивает:

– Из шкур??? А дорогие сосиски из чего?!

– Видимо, из дорогих шкур, – шутливо отвечаю я. – Наверное, из соболиных и норковых!..
6
Угостили конфеткой.
- Сашенька, что нужно сказать?
- Я не умею говорить спасибо, я еще маленький и ничего не понимаю.
2
Заметила, что есть зеркала, в которых я красивая, симпатичная, а есть такие, в которых все изъяны повылазили: и нос не такой, и лицо неприятное. Дома стоит два больших зеркала, и разница в отражениях большая. Всегда размышляю, как я выгляжу для окружающих. Как в каком из зеркал.
В 1990 я служил в Таллине. Тогда участились нападения на военнослужащих. Плевали на улице, высаживали из автобусов, бросали из окон бутылки. Командир в\ч рекомендовал ходить «по-гражданке», переодеваться в форму на территории части, чтобы не провоцировать местное население.
Сейчас я пенсионер, живу в Калининграде. В соседнем подъезде живёт парень, раньше ходил в форме милиционера, потом в форме с надписью «росгвардия». Сейчас на той же машине в то же время уезжает и приезжает «по-гражданке».
Не знаю. Не верю. А фиг его знает.

Самый смешной анекдот за 18.01:
Никому не нужный блогер заставил закрыть два огромных аэропорта, заблокировать крупные автомагистрали и изменить курс авиалайнера.
Рейтинг@Mail.ru