Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
с 01.06.2018 по 30.06.2018

Самые смешные истории за месяц!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Жужа

Эту историю поведал мне друг-армянин. Началась она на спитакском кладбище. Там сотни могильных камней с разными датами рождения и одной датой смерти. Седьмое декабря тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года, когда взбесившаяся стихия за несколько секунд разрушила город.

Среди всех этих могил оформленных по всем обычаям людей, есть одна без креста, звезды или фотографии. На ней нет даже фамилии, только имя «Жужа». К ней раз в неделю приходят двое: молчаливый мужчина лет сорока с обильной проседью на висках и еще молодая женщина, которую спутник называет Маугли. Другу удалось разговорить эту парочку и в ближайшем кафе они поведали кто такая Жужа.

Жужей звали дворовую собаку. Ничейная дворняга, с довольно поганым характером. Она не трогала жителей двора, но запросто могла тяпнуть за икру гостя. Разумеется, помахав перед этим хвостом, чтобы человек расслабился и отвернулся. Обладай Жужа хотя бы внешней красотой и экстерьером, возможно, кто-то и взял ее себе. Но собака походила на вечнобеременную бочку, со слезящимися глазами и клочьями свалянной шерстью.

Основным занятием Жужи было выклянчивание объедков, рытье в помойке и привлечение толп поклонников, такого же непрезентабельного вида. Щенят она приводила в подвале и пока они были там, даже суровые сантехники побаивались туда спускаться. Единственные кого Жужа никогда не трогала, хотя и могла оскалиться, это дети. Когда малышня уж совсем допекала собаку, та рыкнув, уходила в подвал.

Семья Сарьян жили на первом этаже панельной девятиэтажки. Мать, отец и дети: десятилетний Рубен и годовалая Лала. Мальчик всегда старался стащить со стола что-нибудь и подкормить Жужу. Это казалось ему правильным. Впрочем, от голода та не страдала и на хлеб презрительно чихала. Хотя от куриных костей, рыбы или котлет не отказывалась.

Лалу выгуливала мама в коляске и к собаке не приближалась, хоть девочка и тянула ручки. Восприятие интересного у детей и взрослых отличается кардинально.

Жужа под конец осени умудрилась навести щенков и появлялась во дворе только в поисках съестного. Зима в том году была на редкость холодная и ранняя, поэтому собака больше времени проводила в подвале под трубами отопления, вылизывая щенков и думая свои непростые собачьи мысли.

Еще шестого декабря она завыла, предчувствуя дурное. Но люди как обычно не обратили внимания на дворнягу. Если не считать вниманием ругань дворника и брошенный в нее ком земли. А седьмого декабря сама земля сошла с ума от ненависти к живущим. Панельный дом сложился как пирамида из костяшек домино. Собака заметалась в панике, но выход перекрыла упавшая плита. Другой обломок в секунду оборвал писк перепуганных щенков.

Одна плита упала косо. По ней катился отчаянно визжащий комок – ребенок. Собака подбежала к нему и за ворот кофточки потянула в дальний угол. Или это везение, или собаки знают куда больше, чем нам кажется, но как раз тот угол устоял. Перекрытия не обвалились. Лала, а это была она, плакала от страха. Жужа уложила ее на брошенный кем-то из строителей ватник и прижалась к ней. Теплое тело собаки согрело и успокоило ребенка. Они стали ждать. Вовсе не понимая, чего именно.

К счастью в подвале была вода, тонкой струйкой она текла из разбитого радиатора отопления. Собака кормила ребенка своим молоком. Ведь пусть это странный щенок, но он щенок и надо его накормить и позаботится.

Они провели под завалом четыре дня. Когда Жужа услышала человеческие голоса, она завыла. Как она могла объяснить, что здесь ваш? Что не собаку надо спасать, а человека. Спасатели слышали и жалели собаку, но выбирать между спасением людей или собаки не приходилось. Жужа чувствовала что люди скоро уйдут и совершила то, чего никогда в жизни не делала – слегка прикусила Лалу.

Они услышали плач ребенка. И они успели. Сперва, не разобравшись, хотели прикончить собаку. Жужа была настолько обессилена голодом, что даже не сопротивлялась. Главное она спасла щенка.

Мимо спасателей проскочил Рустам, мальчик во время землетрясения был на улице и потому не погиб. Он думал, что остался один на белом свете. Но сестра выжила. Парень понял, что сделала дворняга, и прикрыл ее собой. Так в семье Сарьян появилась собака. Бабушка с дедушкой охотно приняли Жужу. Правда ей пришлось пройти неприятную процедуру помывки и стрижки.

Жужа прожила в их семье еще двенадцать лет. А когда умерла, совесть не позволила брату с сестрой просто закопать ее на пустыре. Пусть и не по всем правилам, но Жужу похоронили на кладбище и кто скажет, что она оскверняет эту святую землю?

© Роман Ударцев
12
Года два назад работал в фирме, занимались пожарной сигнализацией. Генеральный выиграл тендер, на демонтаж и установку в нескольких детских интернатах. И послал туда нашу бригаду. Честно скажу, долго сопротивлялся, для меня очень тяжело смотреть на детей, которых бросили. Но начальник продавил, и мы начали работу. Поначалу детишки нас побаивались, потом привыкли и уже вовсю помогали, разворачивали блоки управления, провод разматывали, а мы им за это чего ни будь вкусненького из дома приносили, воспитатели не возражали. Было даже весело, быстро сдружались, но наставал момент, когда нам нужно было переходить на другой объект. И расставание было не из лёгких. Даже с женой порывались усыновить одного, но нам не дали, т. к. в требованиях нужна была своя квартира, а у нас только съёмная и был еще ребёнок недавно родившийся.
Вообще дети очень жестокие, а здесь, где нет тех, кто бы мог полноценно подарить им свою любовь и заботу, особенно. А особенно дети жестоки к тем, кто не такой как все. А одна девочка в одном из интернатов была именно такой, рыжей, рыжей, как огонь и вся, вся в веснушках, прям, всё лицо усеяно. Понятно дети приставали к ней и часто обижали. Несколько раз, помню, даже разговаривал на эту тему с воспитателями, но разговор был очень холодным.
Т.к. с друзьями у неё не ладилось, мы с ней быстро подружились. Она оказалась очень любознательной, ей все хотелось знать, «а что это за коробка? А что это вы делаете с этой пластмаской? А почему у вас отвертка с лампочкой? и т.д. . Приходилось ей все доходчиво объяснять, а иначе она не отставала и просила объяснить по новой. За это иногда с утра, когда она приходила к нам "помогать", в шутку, я называл её Прищепкой. "Ну вот, опять Прищепка пришла". Она жутко обижалась и краснела, становясь просто огненной. Тогда я спускался со стремянки хлопал её по плечу и говорил что пошутил. Потом доставал печенье или конфету и угощал.
Дело было зимой и я построил им горку во дворе, в перерывах между работой. Купил несколько надувных плюшек и на время прогулок там был целый ажиотаж, все хотели покататься. И как на зло на этой горке, Прищепка сломала руку, неудачное падение, а скорее всего кто - то из детей её толкнул, а воспитатели не доглядели. Помню в этот день домой пришёл расстроенный, когда рассказал жене, оба разревелись. Слава богу, все обошлось и рука быстро зажила, но Прищепку я больше не увидел, т.к. её перевили в другой корпус, который находился в другой части города.
Но история на этом не закончилась, история эта со счастливым концом. Совсем не давно, приехав из очередной командировки, я пошел забирать своего Костика из садика. Как обычно одеваю его в раздевалке и заходит, кто бы вы думали, Прищепка! О, какая была радость, она меня сразу узнала, обняла, здравствуйте, говорит, Владимир Андреевич. Я тоже, говорю, как ты Настенька? И тут мама заходит, вы не поверите, тоже рыжая прерыжая и с веснушками. Мы разговорились, я все рассказал, как и где, при каких обстоятельствах познакомился. Договорились встретиться все вместе в детском парке. Оказалось не вероятное у них в семье все рыжие и папа и мама и сын и теперь Настенька. У них до этого трагедия была, попали в аварию и младшая дочь погибла. И когда уже горе стало не выносимо решили усыновить ребенка, пришли в первый попавшийся интернат и случайно увидели Прищепку, это было как гром среди ясного неба. Они не раздумывая усыновили её и уже год жили в месте.
Надеюсь мы и дальше будем с ними встречаться. И у них все будет хорошо.
О тленности бытия.
Был я совсем маленьким. Годика два, наверное. И часто отцу или матери приходилось меня с собой на работу забирать.
И вот папа осматривает солдат, а я как-то кручусь под ногами. Ну и свинтил куда-то во двор. Как рассказывали потом родители, отец нашёл меня возле собачьего питомника в тот момент, когда ко мне нёсся случайно незакрытый кавказец Негус. Неизвестно чем бы эта история окончилась, но как будто из-под земли выросла между нами кошка Баська. Как ни странно это заставило затормозить Негуса и покорно подойти ко мне. Такая живая игрушка «шабака» была радостной добычей. Лохматая шерсть! Короткие уши! Высунутый слюнявый язык! Ах как приятно это всё было елозить руками и тянуть в разные стороны! Отец замер, боясь спровоцировать зверя. Дети не всегда понимают опасность. А вот все остальные... Отец чуть не умер от страха. Я чуть не обосцался от радости. Пёс чуть не получил от кинолога. Кинолог чуть не получил от начпогза. А кошка чуть не... А кошка просто посидела возле нас и пошла дальше.
Оказывается она живёт вместе со щенками. И все эти Ирбисы, Байкалы, Негусы, Мухтары регулярно получали от неё в детстве. И считают её если не мамой, так уж училкой точно. А делается это для того, чтобы собаки на службе на кошек не отвлекались, ну и на другое зверьё.
В следующие приезды мы обязательно навещали и Баську и Негуса. Кормили всякими ништяками. Он, как и полагается военному, особой радости не проявлял. Так, принимал как должное. А она любила покушать что-то вкусное, поиграть со мной. Даже на руках посидеть. Отец просил майора отдать её нам, но тот не соглашался, мотивируя тяжестью воспитания такого военного имущества. Но однажды сам перезвонил. Часть попала под расформирование ну и мы можем Баську забрать. Времена были для военных нелёгкие и поселилась наша Баська у дедушки в Москве. Как и я. Квартира, канешно, не погранучебка, но она была самостоятельной. Сама ходила на улицу гулять. Сама возвращалась домой, терпеливо дождавшись, когда кто-то откроет дверь подъезда. Ну и повадки у неё были собачьи. Если я гулял во дворе, она шла рядом. Забегая вправо-влево, но рядом. Дедушкиного колли за собаку не считала. Могла бы его сама выгуливать, если бы люди не мешали. Своими советами. Авторитет его среди собак двора вырос немеряно. Пара расцарапанных морд комнатных «волкодавов» быстро расставила точки над и. Мне кажется, что она даже старалась их не покалечить. Потому что сидя на морде легко когтями покалечить глаза, а кровь летела только с ушей и носа. Долго ли, коротко, но жизнь кошачья коротка. Похоронил я её сам лично. В том же дворе под большущим каштаном. Хоть она и не была человеком, но я плакал. Как за другом. Она мне до сих пор временами снится. Вот так.
Вы думаете, что это уже конец истории? А вот и нет! Каждый раз, навещая дедушку, я вспоминал Баську. Дорога к мусорке проходила мимо её могилки. И вот однажды... Меня там встретили. Нет не хулиганы. Я сам был хулиганом. Собаки. Четверо дворняг тихо порыкивая перекрыли мне дорогу домой. Возле Баськиной могилки. До сих пор не пойму откуда они взялись и какие их законы я нарушил, но даже пакета с мусором в моих руках уже не было. Я невольно попятился к дереву. Ветер шумел в его кроне. Какие-то ночные птички или жучки стрекотали в листьях. В паре сотен метров жил большой город, а тут... А тут случилось непредвиденное. И для меня, и для собак. Лёгкий порыв ветра... Ещё раз. Именно лёгкий порыв ветра сбросил к моим ногам с дерева сухую ветку в виде дубинки. Как подарок судьбы. Который я моментально подхватил. Нет, я не бросился к собакам. Не бежал за ними три квартала, пока не снял с них шкуры. Всё повторилось, как с Негусом. Моментально пропала собачья агрессия. Они опустили головы и тихонько исчезли в темени летней ночи. Я не шевелясь стоял под деревом и снова слёзы катились по моим щекам.
Вы скажете - совпадение! А я скажу, что те кого мы любили и кто любил нас смотрят за нами оттуда и пытаются помочь. Настолько, насколько хотят и насколько им и нам позволяют...
Татьяна Исаковна увидела ребенка, стоящего на подоконнике второго этажа.
Он, прижавшись носом к стеклу, наблюдал за детьми, играющими на участках.
Всех детишек уже вывели на прогулку после полдника, а этот глазел на них из окна спальни…

Вообще-то это был я.
Я очень редко спал в «тихий час», и в тот раз воспитатели решили меня наказать, заперев в спальне на время прогулки.
Я вылез на подоконник.
Татьяна Исаковна вела на прогулку свою группу, когда увидела меня, опасно стоящего. Ужаснулась, нехорошо высказалась в адрес моей воспитательницы, прибежала и забрала меня в свою группу. Насовсем.

Она вообще была человек решений и действий.
Несколько лет спустя мы с ней ехали в Москву. На электричке. Мы – это я и мама. Мы тогда уже сдружились с ней и её семьёй.
И вот зашли мы в электричку, двери зашипели, закрываясь, с лёгким толчком состав тронулся, я начал высматривать место у окошка, когда в тамбуре люди взволнованно загомонили, и снаружи женский крик послышался.
Эта женщина не успела заскочить в вагон. Полу её пальто зажало дверьми, и теперь электричка тащила её по перрону.

Кто-то из мужчин тщетно пытался разжать двери. А Татьяна Исаковна, расталкивая мужчин и женщин, метнулась к стоп-крану в тамбуре, откинула две такие желтые ручки на нем, и за эти ручки повернула штурвал. Электричка встала. Двери открылись.
Мы прошли снова в вагон.
Я сидел у окна, и, не замечая проносившиеся пейзажи, думал: «Откуда она знает, как пользоваться стоп-краном? Почему именно она остановила состав? Как она поняла, что именно она должна сделать именно сейчас и именно это?..»

Ещё через двадцать лет ехал на электричке из Москвы.
Это было днём. Вагон полупустой.
Я поглядывал в окно и по сторонам, обращая внимание на молодых женщин.
В тамбуре какая-то стояла с коляской. Выходить собиралась.
Через стекло двери мне было её толком не разглядеть, и я думал, что вот когда она сейчас выйдет, через окно вагона оценю её фигурку.

Электричка остановилась. Женщина покатила коляску к выходу. А на перроне не появилась.
То есть она в тамбуре осталась. Хотя явно собиралась выходить.
А машинист уже сказал: «Осторожно, двери закрываются».
Я сообразил, что вероятнее всего, колесо коляски опустилось между краем перрона и порогом вагона. И застряло. Другого объяснения просто не было.
В подтверждение моей догадки из тамбура послышался слабый встревожено-жалобный крик.

И никто в вагоне этого не мог видеть. И перрон был пуст.
Кинулся через половину вагона к стоп-крану, и дёрнул вниз красную ручку.
Пассажиры смотрели на меня круглыми глазами.
А я выскочил в тамбур и увидел, что она уже на перроне, нервно плачет, и коляска на перроне рядом с ней, и какой-то мужчина рядом стоит, который, видимо, ей помог.

А в вагоне никто ничего не видел и не понял. Представляете, как изумлённо они меня разглядывали?!

Если бы не тот поступок Татьяны Исаковны, сейчас я бы не догадался рвануть стоп-кран.
А если бы догадался, то не решился бы.
Такое понимание пришло в детстве – бывают ситуации, когда нельзя оглядываться на других, а надо самому решать и решаться.
Недавно я рассказал историю из полицейской практики, в которой заслуженный военный выбрал с хулиганами максимально корректную линию поведения, и применил силу только в крайнем случае. История вызвала бурное обсуждение. Встречались и адекватные мнения, но одним из мэйнстримов было удивление такой "трусостью" человека. Кто-то даже начал рассуждать понятиями зоны - мол, будешь так себя вести, станешь всю жизнь под шконкой ошиватсья и ложкой дырявой есть. Ну то есть будешь петухом. Ещё раз убеждаюсь в правоте Пелевина - душа русского человека мотает срок, а тело на свободе, вот он и старается изо всех сил вести себя по понятиям, дабы не дай бог не подумали что-нибудь на зоне. Тем не менее у меня, как у профессионала, проработавшего полтора десятка лет в правоохранительной системе, вызывают смех попытки иных граждан произвести впечатление на жульё, оказаться "не лохами" в глазах "правильных пацанов". Просто вспомните, что большинство этих "правильных пацанов" - идиоты-двоечники с восемью классами образования. Которые всю жизнь живут в дерьме и рассуждают понятиями Эллочки Людоедки. У них нет желаний кроме тех, которые разделяют и животные - заняться сексом, покушать и противоположное приёму пищи, причём, во всех этих желаниях они крайне несдержаны - вот хочется ему пожрать, он ограбит и пожрёт, хочется секса, он вашу жену в кусты завалит.
Хотел бы рассказать историю, случившуюся лет восемь-девять назад, которая прекрасно демонстрирует интеллектуальный уровень гопоты. Частенько рассказываю её в школах, когда приглашают, и полагаю, что благодаря ей поклонников культуры АУЕ стало на порядок меньше.
В общем, жил-был мужик. Жил очень удобно - рядом гаражи, где стояла его машина, ещё неподалёку - маленький лесок с прудиком. Однажды на день рождения ему подарили видеокамеру, и он установил её на кухонном балконе, направив на гараж, где стояла его машина и подключив к телевизору. Для нервного человека очень удобно - в любой момент переключил на нужный канал и посмотрел, не ошивается ли возле гаража шпана. Эта камера и сыграла роковую роль в судьбе сразу четырёх жуликов. Нет, она не сняла жуткое преступление, всё гораздо смешнее. Итак, однажды к мужику в гости зашли двое гостей с солнечного Юга. Тот, несмотря на всю свою осмотрительность, ребят в квартиру пустил и провёл на кухню. Выяснилось, что ребята предлагают установить стеклопакеты. Мужика предложение не интересовало, но гости продолжали настаивать, и чем дальше, тем больше. В какой-то момент спора один из гостей от попыток развода (это известная тема, очень популярная в своё время - окон клиент не получает, зато денег лишается) перешёл уже к прямым угрозам и требованиям денег. Мужик под каким-то предлогом забежал на кухонный балкон и развернул камеру в сторону кухни, поставив на запись. Этот манёвр каким-то чудом остался незаметен жуликам. Вернувшись на кухню, он предложил гостям удалиться подобру-поздорову, в ответ на что получил хук слева и прямой в грудь. Потоптавшись на мужике, гости обыскали квартиру, перевернув всё на кухне в том числе. Вытащить им удалось немного - какие-то десять или двадцать тысяч, что были у мужика в кошельке. Затем с гордым видом горцы удалились. Мужик написал заявление, приложив видеозапись. Вано и Серго задержали на следующий день, за разбой в конечном итоге улетели оба на семь лет по 162-й статье. Но это не конец истории. В ходе процесса к мужику частенько заходили родственники гостей с Юга, все из того же табора. Кто-то слёзно молил сжалиться и не губить молодые души, кто-то предлагал деньги, а один из визитёров порадовал особенно. Войдя на кухню, он сел напротив мужика и выложил на стол пистолет. Закатал рукава и говорит: видишь вот эту и эту татуировки? Я сидел за мокрушничество, и "эсли ти заяву на биратьев ни забирёщь..." Мужик давно привык принимать этих вот своеобразных гостей на кухне и каждый раз, уже идя открывать дверь, ставил камеру на запись. И в этот раз разговор был записан тоже. При просмотре в отделении полиции угрожавшего установили сразу - действительно, рецидивист, мотавший срок по 105-й. Место проживания тоже было известно, и опергруппа выехала в тот же момент. Горе-защитнику дали 2 года по 119 ч.1 (угроза убийства, если имелись основания опасаться осуществления угрозы). Знаете, по этой статье закрывают редко. Как ты докажешь, что жертва реально боялась, а убийца угрожал не в шутку? Обычно она идёт паровозиком к тяжким телесным повреждениям или покушение на убийство: то есть условно если злодей крикнул: "я тебя убью", а вслед за тем искромсал жертву, но почему-то не дорезал. Но в этой ситуации человек просто сам написал себе срок.
Но, как говорил Задорнов, "рано смеяться!" Вслед за тем в квартиру к потерпевшему явился ещё один персонаж. Он уже не угрожал, а выражался обтекаемо: "Ты знаешь, что бывает всякое, что лучше в такой ситуации уступить", - ну и т.д. Мужик не понял, что это было, однако, на всякий случай отнёс запись оперативникам. Выяснилось, что на кадрах - известный рецидивист, объявленный в розыск. К мужику отправили дежурить двух полицейских, а для него самого с семьёй освободили служебное жильё в центре города. Думалось, что на операцию понадобятся недели, но жулика поймали на вторые сутки - его заметили в летнем кафе неподалёку от дома потерпевшего. Этот уже улетел в "Белый лебедь", а оперативникам прилетели звёздочки на погоны.
И самое смешное - что? То, что жулики трижды наступили на одни и те же грабли. С материалами по делу были ознакомлены адвокаты, они прекрасно знали, что их действия фиксируются на плёнку, но упорно продолжали насиловать кактус.
И ещё я добавляю молодым людям, проникшимся культурой АУЕ, то, что говорил нам незабвенный полковник Черенков на кафедре криминалистики. С финансовой точки зрения преступник очень напоминает проститутку. Кто такая проститутка? Девушка, не вложившаяся в образование, личностные навыки, но зарабатывающая как руководитель в той сфере, где требуются эти способности. Условно, будь она секретаршей, получала бы 25 тысяч, стала проституткой, получает как начальник секретарши - 75-120 тысяч. И если у честной девушки растут личные навыки и её стоимость на рынке труда повышается, то стоимость проститутки падает по мере того, как она теряет привлекательность с возрастом. Также и жулик - мог бы работать грузчиком за 30 тысяч, но таскает из карманов деньги за 100-150, притом постоянно рискуя личной свободой и здоровьем. Вот подумайте, молодёжь - что лучше, вложиться в образование, или раз и навсегда выпилить себя из общества порядочных людей, порушить себе жизнь и зарабатывать копейки. Причём, преступники редко могут дать что-то своим детям (если они у них вообще есть, что сравнительная редкость), и те становятся чаще всего наркоманами, идут по пути родителей...
Недавно был в Тайланде, ездил на экскурсию на реку квай. Когда уезжали на автобусе гид начал спрашивать:
-Все на месте? Посмотрите внимательно, никого не забыли?
Один мужик с заднего ряда сильно возмущался:
-Все уже давно на месте!Вы каждую остановку проверяете! Сколько можно!Поехали быстрей, уже есть хочется, а до отеля еще ехать и ехать!
Автобус неспеша поехал, и тут видим, что за нами из последних сил мчится мопед с тремя седоками, причем две явно русские женщины что-то очень громко кричат и машут руками. Автобус остановился, женщины расплатились с мопедистом и зашли в автобус-оказалось, что это жена и теща этого мужика с заднего ряда!
Да простят меня коллеги по врачебному цеху, но это простая констатация факта: получив диплом, мы, все без исключения, являемся лишь личинками врачей.
И лишь пройдя долгие и порой мучительные метаморфозы, через стадии развития от личинки до бабочки, мы становимся профессионалами своего дела.
Ну, или если сравнения с насекомыми покажется коллегам унизительными — другое сравнение, орлята с дипломами, слабые, глупые, не умеющие летать, мы годами тренируемся, чтобы в будущем воспарить в небо нашей безумно ответственной профессии умелыми орлами и уже сами обучаем следующее поколение орлят тонкостям полётов в бурю и штиль.
Зрелые орлы бдительно и строго учат орлят сначала просто махать крыльями, затем позволяют стать на крыло и совершить небольшой полёт, а потом другой, посложнее, а там, с годами, и последний полёт, где они, научив молодого орла летать, успешно охотиться и безопасно приземляться, дают добро на самостоятельные полёты.
Орлёнком быть очень непросто: бесконечные часы дежурств, тяжёлые теоретические и практические экзамены, годы изнурительных тренировок, полувоенная дисциплина, трагедии и триумфы — всё это нужно и можно перенести.
Что даётся труднее — постоянное общение с орлами, настолько превосходящими своих орлят, что начинаешь сомневаться в своих силах: а смогу ли я так полететь?
Необходимость абсолютного подчинения, ирония и сарказм инструкторов, их шутки, порой довольно жестокие, сама атмосфера послушания, на каждом новом этапе лёгкая дедовщина и много раз повторяющаяся тоска новобранца в новой казарме...
Именно это и является истоками мифологии орлят: легенды об умном орлёнке, оказавшемся умнее и рукастее матёрых орлов.
Их много, они передаются из поколения в поколение, очень поучительные, иногда — забавные, но всегда внушающие оптимизм и подымающие боевой дух рекрутов медицины.
На ваш суд — одна из таких историй, случившаяся так давно, что за полную истину я не ручаюсь, необычно для меня — не я герой этой истории, просто рассказчик.
Бабулька, приятная чистенькая старушка в платочке, почти лубочная бабушка из «Красной шапочки», уже который раз поступает с тяжёлыми и внезапными аллергическими реакциями, которые раз от разу становятся всё тяжелее и опаснее...
Так, сначала это были высыпания, потом опухание лица, а потом и нос с горлом стало закладывать, астма присоединилась, её последнее поступление по «Скорой» вообще было на грани анафилактического шока, еле спасли в реанимации.
Её я там видел мельком, перевели бабульку в обычное отделение, домой боятся отпускать — следующего эпизода она не переживёт, единодушно решили все...
И понеслось: консилиумы, светилы всех немыслимых высот и званий, осмотры студентов, интернов, резидентов, ординаторов — никто не мог поставить правильный диагноз.
Через две недели бабушке это серьёзно надоело, она устала от всего этого медицинского бедлама, стала проситься домой...
Нельзя, бабулька, пойдёшь домой — помрёшь.
А диагноза — нет...
Ясно, что аллергия, ясно что тяжёлая — а что её вызывает — непонятно...
Происходило это в те далёкие времена, когда динозавры типа меня были молоды: у нас не было тестов по выявлению аллергенов.
Бабушка, кстати, абсолютно здорова, за исключением сильной аллергической реакции на пенициллин, в молодости.
И тут появляется наш герой, студент пятого курса.
Пятый год — это даже не орлёнок, это эмбрион.
Им разрешают немного: посмотреть больных и не болтаться под ногами взрослых бойцов, всё.
В свите обходов — они в хвосте, низшие из низших в медицинской иерархии.
Бабулька его поначалу невзлюбила: усталая от всего этого цирка, перевидавшая кучу заслуженных-простуженных доцентов и профессоров и даже одного академика, она была не в настроении отвечать на те же вопросы в тысячный раз.
А вопросов он задавал много, нудный до ужаса, он попросил описать все события перед приступами.
И выяснил деталь, ускользнувшую от внимания светил: все они случались в одно время, полдник, закончив который бабушка попадала в приёмный покой.
Аха, аллергия пищевая...
Но почему только дома?
Почему ничего подобного не происходит в больнице.
Расспросил о диете, ничего необычного.
Никакой явной пищевой аллергии...
И тут талантливый сыщик превзошёл всех в занудстве: вместе с бабушкой он стал составлять дневник еды, что и когда она ела, день за днём, неделя за неделей.
И сколько бабушка ни поджимала губы — он медленно и методично составлял список потреблённых ею продуктов.
И всё время присутствовал чай:
« ... а потом я попила чаёк и началось!
Села пить чай и горло стало отекать!»
Аллергия от чая?!?!?
Его подняли на смех — неслыханно, раз.
Два — чай в больнице таких реакций не вызывает.
Молодец, конечно, выяснил, что, скорее всего, пищевая аллергия — а теперь ступай играть в песочницу.
Никуда он не пошёл, беседы с бабушкой продолжались, она к нему привыкла и даже полюбила за его искреннее желание помочь...
И вот тут, как результат доверия, бабушка увлеклась этой детективной работой, появились первые результаты: приступы начались прошлой осенью, ниоткуда.
Вроде бы она ничего не поменяла в своих привычках, но что-то произошло, именно осенью.
А что бабушки делают осенью?
Соленья с варениями и маринадами, ягоды, грибы, огурцы — всё, как полагается, из года в год.
«Так, бабулька, а что же было необычного прошлой осенью?»
«Сроду такого не случалось, варенье клубничное забродило, переваривала и закатала по новому..»
А, извиняюсь, что с вареньем-то?
«Как что? Да плесень завелась, я её сняла и переварила, хорошее варенье, я его до сих пор держу, потребляю потихоньку, уже немного осталось..»
В воздухе запахло эврикой, затаив дыхание, юный гений медицинского сыска задаёт последний, решающий вопрос:
«Варенье ты как, с чаем пьёшь?»
«Да, сынок, так уж привыкла..»
Затаив дыхание, ласково-умильным голосом только -только вылупившийся докторишка спрашивает:
«А на варенье взглянуть можно?»
«Отчего нет, соседку попрошу принести...»
Далее всё стало ясно: переваренное варенье сохранило следы плесени.
Помните про бабулькину аллергию к пенициллину?
Она и аукнулась, полвека спустя — и, как старая мина, рванула, как полагается, сильно, повторные аллергические реакции всегда злее первоначальной.
Такая вот история.
Что стало с орлёнком-вундеркиндом?
Не знаю, но где-то работает чертовски умный врач, ухитрившийся в младеченстве своей карьеры утереть носы, точнее, клювы сиятельных орлов медицины...(c)Michael Ashnin.
Все-таки не зря говорят: наглость - второе счастье, и дуракам всегда везет...
В общем, дело было в 2001-м году. В моем родном городе Е стрелять на улицах из гранотометов тогда уже перестало быть модным - но серьезные парни в спортивных штанах по-прежнему ездили на бэхах (которые еще никто не додумался называть "бумерами"). А я - молодой-зеленый дурачок, работал в небольшой компьютерной фирме. Клиенты попадались разные, далеко не все исповедовали принцип "долг - дело чести". Но как-то умудрялись с ними договариваться, не доводя до крайностей.
А эти - какие-то недоговороспособные попались. Не хотят платить за сделанную работу - и все тут. Козыряют своей крутостью, причастностью к одному "общественно-политическому союзу". В общем, редиски натуральные...
Я как раз надумал увольняться, в столицу переезжать. И вот шеф, когда я к нему пришел за расчетом, прямо так и сказал:
- Твой клиент? Твой. Должны они нам? Сто пудов. Значит, езжай и выбивай долг как хочешь. Привезешь бабло - заплачу тебе сколько положено, а нет - извини.
Посмотрел я на себя в зеркало... Худосочный очкарик-ботан. Костюмчик дешевенький, с галстуком пестрым по тогдашей моде. Ну кто меня не то что испугается - а всерьез воспримет? Но делать-то нечего... Сел я в свою раздолбанную копеечку, да покатил к офису должников. А квартировали они на окраине, рядом с заводами. Приехал, захожу в приемную к главному, интересуюсь на предмет его присутствия. Нету, говорят. Ну ладно, отвечаю, я его на улице подожду, в машине.
Выхожу - и соображаю, что даже не знаю, как он выглядит-то. Только имя-отчество и дали мне. Но возвращаться, спрашивать - несолидно как-то. Побрел к своей копеюшке. Сел, жду. Час, два, три. Чтоб не скучать - книжку прихватил, читаю, да на закладку периодически поглядываю - фото моей красавицы-женушки.
Машину поставил напротив входа в здание. Мой расчет - как подъедет какой лимузин крутой - так я прямо к нему и подойду. Никто, кроме директора ихнего в таком транспорте передвигаться не может.
До вечера досидел - не приехало лимузинов. Вообще как-то пусто на парковке, и из здания никто ни входит, ни выходит. Только шторка у окна приемной иногда колышится.
Часов в 8 совсем темно стало - думаю, дальше ждать нет смысла. Район опять-таки не самый спокойный - нечего мне тут ночью делать. Уехал домой несолоно хлебавши.
На следующий день - ровно то же самое. Пришел - спросил - был послан - ушел в машину - просидел до вечера. И опять - тишина, только птички чирикают.
А на третий день, утром, шеф наш меня поймал. Завел в кабинет. Вручает конверт пухлый. Я пересчитал - там сверх того, что мне полагалось, еще крупная сумма. Поднимаю на него глаза с немым вопросом.
- Заплатили, говорит. Сегодня деньги на счет упали.
- А еще,говорит, звонил мне на трубу рано утром их главный: "Вы нас не так поняли, мы войны не хотим. И вальщика нам присылать не надо".
Вальщик - это киллер, если кто не знал.
"Я его сразу срисовал: дрищ в очках, под студентика косит. Тачка явно угнана, сидит, делает вид, что книжку читает - а сам пасет вход, да с фоткой сверяется. Нервы, конечно, у него канаты: внаглую так на самом виду красуется, не прячется, не боится, что его самого уберут. Матерый зверюга, короче."
Взял я конверт, пожал шефу руку - и отбыл в первопрестольную с супругою.

А что из вышесказанного сказка, а что быль - вы сами решайте.
Доктор Масюлис - хирург. Старый и опытный. Очень строгий и педантичный. Никогда не улыбается. Преподаватель он хороший, говорит ясно, по делу, объясняет без лишних сложностей, не зацикливается на деталях, конспектировать его лекции - одно удовольствие.

Но мы - двадцать пятикурсниц иняза - давно устали и от доктора Масюлиса, и от его лекций по хирургии, и вообще от четырёх лет военной кафедры. По идее, студентам-иностранникам - прямая дорога в военные переводчики. И кто это выдумал готовить из нас "медсестёр ГО?" И кого можно подготовить, когда так много предметов, так мало времени и даже нет учебников? Анатомией нас уже мучили, фармакологией морочили, строевой подготовкой изводили, гражданской обороной голову дурили... так, а теперь главный предмет - "госпитальная хирургия". Оно и понятно - что должна уметь такая никудышная медсестра? Сделать перевязку. Ассистировать хирургу при очень примитивных операциях. Во всяком случае, доктор Масюлис так думает. И гоняет нас в хвост и в гриву.

Я у доктора Масюлиса хожу в любимчиках. Я почему-то не падаю в обморок ни в операционной, где положено простоять несколько операций (молча, тихонько, в угoлочке, но простоять), ни в перевязочной. И крови не боюсь. Однокурсницы мне завидуют - многим делается дурно от одного взгляда на хирургические инструменты. Наверное, у меня железный желудок. Или у них воображение лучше развито. В обморок почему-то валятся самые высокие и крупные, а во мне еле-еле полтора метра, и самой маленькой однокурснице я с трудом достаю до плеча. Литовцы - люди рослые.

(Одна фобия у меня всё-таки есть - я не могу научиться делать уколы. Ну, не могу я уколоть живого человека иголкой! Не могу. Но нас много, удаётся спрятаться за спинами более храбрых, а зачёт я благополучно сдаю на манекене с резиновой заплаткой.)

Ещё я хорошо запоминаю термины и названия. Доктор Масюлис принимает это за интерес к предмету, а я просто люблю слова - филолог же! А слова здесь красивые: корнцанг, троакар, шпатель... А ещё мне нравится, что в названиях инструментов сохраняются фамилии изобретателей - этакая историческая преемственность, принадлежность к старинному ордену: Лю-эр, Ко-хер, Биль-рот, Холь-стед, Лан-ген-бек... "Лангенбек" меня смешит - "длинный клюв".

Ну, и конечно, сказывается домашнее еврейское воспитание: учат тебя - учись, чёрт бы тебя побрал! Учись! Лишних знаний не бывает!

Оно, конечно, лишних не бывает, но всей учёбы нам осталось два месяца, на носу защита диплома и государственные экзамены, продохнуть некогда. А у меня ещё одна беда - конспект по марксизму-ленинизму оказывается слишком короткий. А надо, чтобы был "развёрнутый". То есть, просто исписанная общая тетрадка - читать же это никто не будет. Но без этого конспекта не допустят к экзамену. Я нахожу выход - беру в библиотеке "Хрестоматию классиков марксизма-ленинизма" и переписываю всё подряд, пока не наберётся нужный объём.

Идея хорошая, но вот делать этого на лекции доктора Масюлиса всё же не следовало. Потому что хирурги - люди весьма наблюдательные, а чтобы от его предмета отвлекались - такого доктор Масюлис не потерпит. Я попадаюсь, как первоклассница с "посторонней" книжкой на коленях. Доктор просто в бешенстве. Вы знаете, как выглядит литовское бешенство? Оно никак не выглядит. Но почему-то всё понятно.
Но я ещё не успела оценить размеров бедствия. Доктор Масюлис останавливается надо мной и говорит очень медленно, почти по слогам:"Послед-няя практи-ка в боль-нице вам не за-считывается. Будете от-рабатывать заново."

А вот это уже катастрофа. Двадцать пять часов - в другое время я бы их как-нибудь нашла. Но недописанная дипломная работа! Но госэкзамены! А выхода нет - диплом можно получить только вместе с военным билетом. Значит, придётся отработать по ночам.
Однокурсницы посмеиваются - это же надо умудриться пострадать за марксизм-ленинизм! Я вяло огрызаюсь. Они правы. Действительно - особое везение.

Вечером после длиннейшего учебного дня я притаскиваюсь в больницу и докладываюсь. Меня отправляют не в хирургию (где, правда, ночью тоже не сахар - раны болят по ночам), а в лёгочное отделение. Там заболела медсестра, и любой паре рук будут рады. Даже таких неумелых рук, как мои.

Нормально. Шестьдесят больных. Две или три медсестры. А что надо делать? Конечно же, уколы. В огромном количестве. Но я же не умею! "Научишься."

И начинается очень долгий вечер. Я, вообще-то, не так уж и плохо справляюсь. Всё, как учили. И стерилизатор открываю правильно - крышкой к себе, чтобы паром не обожгло, и шприцы собираю, соблюдая стерильность... и, короче, тяну время, как могу. Но этот момент всё равно наступает. Сестричка Ванда собирает для меня всё нужное в эмалированный тазик, разворачивает меня за плечи и отправляет в палату с указаниями, что кому. Руки у меня дрожат, в тазике всё дребезжит. Я подбадриваю себя тем, что больным ещё хуже - потом мне становится стыдно...

И тут - потрясаюшее везение. Первая же больная, которую мне надо уколоть, оказывается бывшей медсестрой на пенсии. Она оценивает ситуацию мгновенно - и начинает вполголоса меня подбадривать:"Вот, молодец, ты же всё правильно делаешь, так, воздух выпустила, держи шприц под таким-то углом, теперь плавно... умница, видишь, и мне даже совсем не больно." (Ага... Не больно ей. На ней уже живого места нет, а тут такая криворукая неумеха...) Вся палата наблюдает за нами с любопытством, и вдруг остальные женщины тоже включаются:"...колите, сестричка, не бойтесь, у вас лёгкая рука..." "...не боги горшки обжигают..." "...давай, дочка, ты же умная, студентка, небось..." Все, как одна, убеждают меня, что им совсем не больно. Я понимаю, что они меня просто успокаивают, мне хочется плакать, но после пятого укола дело уже идёт веселее. На публике плакать - это абсолютно исключено. (Плакать я буду потом, когда oкончится смена, от пережитого страха, от напряжения - и от облегчения.)

Практика укладывается в четыре ночи. Уколы делать я научилась. Фобия побеждена. Я приношу доктору Масюлису подписанную бумажку из больницы. Теперь ещё зачёт и экзамен. Доктор на бумажку не смотрит. Он молча берёт мою зачётку и - автоматом! - ставит мне пятёрку по своему предмету. Неожиданно. И, честно говоря, неслыханно! Но очень по-литовски: наказан - прощён - всё забыто.

И от этой истории остаются у меня два воспоминания. Больные женщины - целая палата! - которые изо всех сил хотят подбодрить робкую неумелую девчонку. И как красиво и медленно восходит солнце, когда идёшь домой с ночной смены, а все страхи уже позади.
КУКЛА (очень грустная история)

Я хочу рассказать вам историю одной маленькой девочки из не самой глухой сибирской деревни. Она была зачата и родилась в законном браке, но своего отца никогда не видела: его увела другая женщина, пока мать с новорожденной были еще в роддоме. Через три года мама девочки опять вышла замуж, и девочка в полной мере испытала, что значит быть неродным ребенком. Родня отчима всегда относилась к ней, как незаконнорождённой. Впрочем, это слово не передает всего презрения, брезгливости, унижения, что пришлись на долю девочки. Есть такое старое слово: ублюдок. Вот оно гораздо лучше описывает отношение окружавших взрослых к маленькой девочке: она была ублюдком.

Когда девочке исполнилось пять лет, в ее обязанность вошло ходить в магазин за хлебом. Ей выдавали 10 рублей «старыми» деньгами для покупки четырех булок хлеба. Вы знаете, что такое сельский магазин в те годы? Одна продавщица торговала всем: кирзовыми сапогами и творогом, лопатами и хлебом, гвоздями и фуфайками. И однажды в магазине появилось чудо. Это была большая красивейшая кукла-школьница Таня. У маленькой девочки захватило дух. С тех пор она всякий раз, придя за хлебом, останавливалась у прилавка с куклой и, затаив дыхание, смотрела на это чудо. Однажды девочка дольше обычного засмотрелась на куклу. Продавщица заметила её и спросила: «Тебе чего, девочка?» И тогда маленькая девочка протянула продавщице зажатую в кулачке «десятку» и почти беззвучно прошептала: «Куклу». По дороге домой девочка несколько раз останавливалась, аккуратно устанавливала коробку на землю, открывала крышку и любовалась своим сокровищем. Мама девочки увидела её из окна и всё поняла. Она вышла из избы, без слов взяла куклу и унесла обратно в магазин. Вот так просто огромное светлое детское счастье в мгновение превратилось в маленькое черное горе, засевшее в сердце маленьким жгучим комочком на всю жизнь.

Жена рассказывала мне эту историю несколько раз. И всякий раз заканчивала её словами: «С тех пор никогда в жизни у меня больше не было куклы».

Я давно хотел исправить несправедливость, но поиск самой красивой куклы растянулся на много лет. Наконец, я нашел ее. Наишкодливейшая, но такая милая физиономия таращилась на меня безневинными глазками с экрана компьютера и, казалось, что она вот-вот скажет: «Это не я училке кнопку на стул подложила». Конечно, эта кукла совсем не похожа на ту куклу Таню из далекого детства, но ведь и мы с того времени несколько изменились. Я подарил жене куклу накануне нашего 40-летнего юбилея – рубиновой свадьбы. Она радовалась, как ребенок, и весь день не выпускала куклу из рук, как будто боялась, что этот сон пройдет, и у маленькой девочки кто-то опять заберет её куклу. Не бойся, родная, эта куколка останется с тобой навсегда.
Пару недель назад тут была отличная история https://www.anekdot.ru/id/948021 и она заставила вспомнить нечто издалека похожее из истории моей семьи. Хотя финал, хвала Всевышнему, был другой, и всё же. Сначала этот текст я писал для себя, может когда нибудь дети прочтут. Потом подумал, решил поделиться. Будет очень длинно, так что тем кто осилит буду благодарен.

"Судьба играет человеком..."

Война искарёжила миллионы судеб, но иногда она создавала такие сюжеты, которые просто изложи на бумаге и сценарий для фильма готов. Не надо выдумывать ничего, ни мучиться в творческих потугах. Итак, история как мой дедушка свою семью искал.

Деда моего призвали в армию в сентябре 1940-го, сразу после первого курса Пушкинского сельскохозяйственного института. Обычно студентов не брали, но после того как финны показали Советской армии где раки зимуют в Зимней Войне, то начали призывать в армию и недоучившихся студентов. Впрочем... наверное я неправильно историю начал. Отмотаем всё на 19 лет назад, в далёкий 1921-й год.

Часть Первая - Маленькая Небрежность

Началось всё с того что мой дед свой день рождения не знал. Дело было простое, буквально через неделю-полторы после того как он родился, деревня выгорела. Лето, сухо, крыши из соломы, и ветер. Кто-то что-то где-то как-то не досмотрел, полыхнуло, и глянь, почти вся деревня в огне. Дом, постройки, всё погибло, лишь кузня осталась. Повезло, дело утром было, сами спаслись. Малыша регистрировать, это в город надо ехать. Летом, в горячую пору, можно сказать потерянное время. В себя придём, время будет, тогда и зарегистриуем. Если мелкий выживет конечно, а это в те годы было далеко не факт.

Отстроились с горем пополам. В следующий раз в город прадед выбрался лишь в конце зимы. И сына записал, что родился мол Мордух Юдович, 23-го февраля, 1922-го года. А что, день хороший, запомнить легко, не объяснять же очередному "Ипполиту Матвеевичу" что времени ранее не было. Дед сам об этом даже и не знал долгие годы, прадед лишь потом поделился. На дальнейшие дедовы распросы, "а какая же настоящая дата моего рождения?" отец с матерью отвечали просто, "Ну какая теперь разница? Да и не помним мы, где-то в конце июля."

Действительно, разница всего 7 месяцев, но они как раз и оказались весьма ключевыми. Был бы малец записан как положено, в сентябре 1939-го шёл бы в армию, а там война с финнами, и кто знает как бы судьба сложилась. А так, на момент окончания школы, ему официально 17 с половиной лет. Поехал в Ленинград в институт поступать. Конечно можно было и поближе, как сестра старшая, Рая, что в Минск в пединститут подалась. Но в Ленинграде дядька проживает, когда летом в деревню приезжает родню навестить, такие чудеса про этот город рассказывает.

На кого учиться? Да какая по большому счёту разница. Подал документы в Военно-Механический. Место престижное конечно, желающих немало, но думал повезёт. Но не поступил, одного балла не хватило. Возвращаться домой не поступивши стыдно, даже невозможно, ведь там ждут будущего студента. Что делать? Поступать в другой институт? Так уже пожалуй поздно. Впервые в жизни сгустились тучи.

Но подфартило, как в сказке. Оказывается бывали институты куда был недобор. А посему "охотники за головами" ходили по другим ВУЗам и искали себе студентов из "отверженных." Так расстроеного абитуриента обнаружил "охотник" из Пушкинского сельскохозяйственного института.
- "Чего кислый такой?"
- "Не поступил, что я дома скажу?"
- "Эка беда. К нам пойдёшь?"
- "А на кого учиться?"
- "Агрономом станешь. Вся страна перед тобой открыта будет. Агроном в колхозе большая фигура. Давай, не пожалеешь. А экзаменов сдавать тебе не надо, твоих баллов из Военмеха вполне достаточно. Ну что, договорились?"
Тучи развеялись и засияло солнце. Теперь он не постыдно провалившийся неудачник, а студент в почти Ленинграде. И серьёзную профессию в руки возьмёт, не хухры мухры какие-то.
- "Конечно согласен."

Год пролетел незаметно. Помимо учёбы есть чем себя занять. На выходных выбирался в город, помогал тётушке пивом из бочки и пироженными торговать супротив Мюзик-Холла. Когда время свободное было ходил по музеям и театрам, благо места на галерке копейки стоили. Бывал сыт, пьян, и в общагу бидон с пивом после выходных приносил, что конечно способствовало его популярности.

Учёба давлась легко... почти. По математике, физике, химии, и гуманитарным предметам - везде или пять или твёрдая четвёрка. Единственный предмет который упрямо не лез в голову - биология. Там, не смотря на все старания, красовалась жирная двойка.

Казалось бы, фи - биология. Фи то оно, конечно, фи, но для будущего агронома это предмет наиважнейший, ключевой. Проучился год, и из всего курса запомнил лишь бесовские заклинания "betula nana" и "triticum durum", что для непосвящённых означало "берёза карликовая" и "пшеница твёрдая." Это конечно немало, но для заветной тройки явно недостаточно. Будущее снова окрасилось мрачными тонами, собрались грозовые тучи и запахло если не отчислением, то пересдачей. Но кто-то сверху улыбнулся, снова повезло - спас призыв.

Биологичке, уже занёсшей длань дабы поставить заслуженную двойку за год, студент хитро заявил:
- "Пересдавать мне некогда. Я в армию ухожу, Родину защищать буду. А потом конечно вернусь в любимый институт. Может поставите солдату тройку?"
- "Ладно, чёрт с тобой, держи трояк авансом. Только служи на совесть."
И тучи снова рассеялись и засияло солнце.

В армию пошёл с удовольствием. Это дело серьёзное, не книжки листать и нудные лекции слушать. Кругом враги точат зуб на социалистическое государство, а значит армия это главное.
- "Кем служить хочешь?" насмешливо поинтересовался военком.
- "Всегда хотел быть инженером. Может есть инженерные войска?" робко спросил призывник.
- "Как не быть, есть конечно. Да ты из Беларусии, вот как раз там для тебя есть местечко. Гродно, слышал такой город?"

Перед самой армией побывал чуток дома, родных повидал. При расставании бабушка подарила ему вещмешок, сама сшила. Сказала "храни, принесёт удачу. Ты вернёшься, а я чую что тебя уже больше не увижу." Ну и мать с отцом обняли "Ты там служи достойно, письма писать не забывай."

Попал призывник в тяжёлый понтонный парк под Гродно. Романтика о службе в армии вылетела очень быстро, а учёба в институте вспоминалась с умилением и тоской. Даже гнусная биология перестала казаться такой отвратной. Гоняли солдатиков нещадно, и в хвост и в гриву, уж очень хорош недавний урок от финнов был. Учения, марши, наряды, и снова марши, и снова учения. Понтоны штуки тяжёлые, таскать их радости мало. Вроде кормили неплохо, но для таких нагрузок калорий не хватало. Одно спасало, изредка приходили посылки из дома, там был кусковой сахар. На долгих маршах кусочек потихоньку посасывал, помогало.

Полгода пролетело. Хотя и присвоили звание ефрейтора, но радости было мало. На горизонте было весьма сумрачно, но как обычно появился очередной лучик солнца. Пришёла сверху разнарядка "Предоставьте солдат и сержантов в количестве 20 штук из тех у кого есть неоконченное высшее образование для прохождения курсов младшего комсостава. Окончившим курсы будет присвоено воинское звание младший лейтенант."

Это шанс. Однозначно по службе послабление будет. Неоконченное высшее, так оно есть. А самое главное, курсы то будут в ставшем таким родным Ленинграде. "Хочу, возьмите." И снова лучик солнца сквозь тучи пробился. Повезло, приняли, стал солдат курсантом. Родителям написал, "гордитесь, сын ваш скоро будет красным командиром." Дядьке с тётушкой тоже весточку послал "ждите, скоро буду в Ленинграде."

В апреле 1941-го курсантов со всей страны собрали в Инженерном Замке. Сердце пело и жизнь сверкала всеми цветами радуги. Учиться в Ленинграде на краскома это вам ребята не понтоны таскать. Так сказать, две больших разницы. А главное, от Инженерного Замка до Кировского Проспекта, 6 где дядюшка с тётушкой обитают, чуть ли не рукой подать. "Лепота. Это я удачно на хвост упал." рассуждал курсант. И почти сразу же мечты были разбиты.

Конечно изредка занятия бывали и в Инженерном Замке, но в основном курсанты базировались в Сапёрном. А где ещё будущих сапёров держать? Там им самое место. А курсы оказались ох не сахар, и уж никак не легче чем обыкновенная служба. Увольнительных почти не давали, да и те кто получал, редко имел возможность добраться до Ленинграда. Настоящее уже не казалось таким замечательным, но в будущем виднелись командирские кубики, и это прибавляло силы. Родителям изредка писал, "учусь, ещё несколько месяцев осталось, всё нормально."

А 22-го июня, 1941-го мир перевенулся. Хотя о войне с возможным противником говорили на политзанятиях и пели песни, была она неожиданной. Курсантов срочно собрали в Инженерном Замке на митинг. Там звучали оптимистичные речи и лозунги: "Дадим жёсткий отпор коварному врагу" твердил первый оратор. "Разобьём врага на его же территории" вторил замполит. "Куда немчура сунулась? Да мы их шапками закидаем." уверенно заявлял комсорг.

"Товарищи курсанты" огласил начальник курсов. "Мы теперь на военнном положении и вы передислоцируетесть под Выборг, будете строить защитные рубежи на случай если гитлеровские подпевалы, белофинны, посмеют нанести там удар. Все по машинам." Отписаться и сообщить семье не было не малейшей возможности. Тучи сгустились и стало мрачно как никогда раньше.

Часть Вторая - Эвакуация

А вот в родной деревне всё было непросто. Рая, старшая сестра, только закончила 4-й курс и была на практике в Минске. Дома оставались отец, мать, две младшие сестры (Оля и Фая), бабушка, и множество дядьёв, тёть, и двоюродных. У всех был один вопрос "Что делать?"

Прадед был мужик разумный и рассуждал логично. Немцев он ещё в Первую Мировую повидал пока их деревню оккупировали. Слово плохое грех сказать. Культурные люди, спокойные. Завсегда платили честную цену. Воровать ни-ни, мародёров сами наказывали. А идиш, так это почти немецкий. Бежать? Так куда? Да и зачем? Да и как уехать, лошади нет, старшая дочка не пойми где. Слухами земля полнится, дескать Минск бомбят, может уже сдали. Не бросать же её. Жива ли она вообще?

Нет, ехать решительно невозможно. Матери 79 лет, хворает. Братья - один в Ленинграде, другой в Ташкенте, а их жёны с детьми тут. Причём Галя, которая ленинградская, на сносях, вот вот родит. Подождём. Недаром народная мудрость гласит "будут бить, будем плакать."

Одна голова хорошо, но посоветоваться не грех. Поговорил со стариками и даже с раввином. Все в один голос твердят. "Ну куда ты помчишься? От кого? А то ты немцев не видал, порядочный народ. Да может колхозы разгонят, житья от них нету. Уехать всегда успеешь." Убедили. Одно волновало, что с дочкой? Хоть и не маленькая уже, 21 год, но всё же спокойнее если рядом.

Так в напряжении прожили 9 дней. А на десятый она пришла. Точнее, доковыляла. Рассказала ужасы. Минск бомбили, город горит, убитых масса. Выбралась в чём была, из вещей лишь личные документы. Чудом поймала попутку что шла на Гомель. Потом шла пешком и заблудилась. Далее крестьяне на подводе добросили до Довска. После опять пешком брела. Туфельки приказали долго жить, сбила все ноги до костей, а это худо. Зато теперь семья вместе, а это очень даже хорошо.

Иллюзий у прадеда поубавилось, но решимости ехать всё равно не было. Конец сомненьям положил квартирант, Василий. Когда сын в Ленинград уехал, его комнатушку решили сдать и пустить жильца. Прабабушка о нём хорошо заботилась, и подкармливала, и обстирывала. Вася был нездешний, откуда-то прислали. Сам мужик партейный, активист, работал в сельсовете. По национальности - беларус, но на идиш говорил не хуже любого аида, а на польском получше поляков.

"Юда" сказал он "ты знаешь как я к тебе и твоей семье отношусь. Скажу как родному, плюнь на речи раввина и этих старых идиотов-советчиков. Поверь мне, будет худо, это не те немцы. И они тут будут скоро, не удержим мы их. Пойми, тех немцев что ты помнишь, их больше нет. Сам не хочешь ехать, поступай как знаешь, но девок отправь куда подальше отсюда. Пожалей их." Удивительно, но прадед послушал его, уж больно хорошо тот умел убеждать (Василий потом ушёл в партизаны, прошёл всю войну, выжил. Потом опять долгие годы в администрации колхоза работал. Больших чинов не нажил, но уважаем был всей деревней, пусть земля ему пухом будет.)

Решили ехать, тем более что стало чуток легче. Одна невестка с двумя детьми в одно прекрасное утро исчезла не сказав никому ни слова. Как после оказалось, деньги у неё были. Она втихую наняла подводу, добралась до станции, и смогла доехать как то до Ташкента и найти мужа (кстати её сын до сих пор здравствует, живёт в Питере). Прадед тоже нанял подводу, и целым кагалом поехал. Жена, 3 дочери, мать, невестка с сыном, сам восьмой. Куда ехать, ясного мало, но все вроде рвутся на станцию.

А там ад кромешный. Народу сотни и тысячи. Поездов мало, куда идут непонятно, время отправки никто не знает, мест нет, вагоны штурмуют, буквально по головам ходят. Кошка не пролезет, не то что семью посадить с бебехами. Тут прадед хитрость придумал. Пошёл к домику где начальство станции, и начал в голос причитать. "На поезд не сесть, уехать невозможно. Осталось одно, лишь с горя напиться." Просильщиков было много, их уже работники станции уже и не слушали, но тут встрепенулись, ведь о водке речь зашла. А водка во все времена самая что ни на есть твёрдая валюта. "Есть что выпить?" "Есть пару бутылок, коли посадите на поезд, вам отдам." "А ну пошли, сейчас место будет."

Места действительно нашлись. Счастье, чудо из чудес. Можно смело сказать - спасение. Но тут, невестка учудила "каприз беременной."
-"Никуда не поеду." вдруг заявила.
-"Ты что, думай что говоришь? Тут место есть, потом и слезами добытое. Уезжать надо." - орал прадед.
- "Нет, я не поеду. Хочу к сестре, она тут недалеко живёт. Вы езжайте, а я с сыном к ней пойду."
А поезд вот-вот отправится. Невестку жалко, племянника тоже, всего 12 лет ему, но своих дочерей и жену жалче не менее.
- "Ты уверена, давай с нами?" уже молит прадед и слышит твёрдое "нет."
Это худо, но стало куда хуже.
- "Я тоже не поеду. С ней остаюсь. Ей рожать скоро. Помогу как могу. Мне помирать скоро, а я вам в дороге дальней обузой буду." - заявила мать.
- "Мама, ты что?"
- "Езжай сынок, вас благославляю. Но я остаюсь, а вам ехать надо. Внучек спасай. Мотика (это мой дед) если доведёт Господь увидеть, поцелуй за меня." и вышла из вагона. Тут и поезд тронулся.

(К истории этот параграф отношения не имеет, но всё же... Что произошло на станции, рассказать некому. Скорее всего невестка и прапрабабушка банально друг друга потеряли в этом Вавилонском столпотворении. После войны прадед много расспрашивал и выяснил:
1) Невестка с племянником добрались до её сестры. Та уезжать не захотела. Их так всех и расстреляли через пару недель около Рогачёва.
2) Прапрабабушка как-то вернулась в деревню. До расстрела она не дожила. Младший сын соседей (старшие два были в РККА), Коршуновых, что при немцах подался в полицаи прадеду рассказал следущее. Мать вернулась и увидела что из её дома соседи барахлишко выносят. Начала возмущаться, потребовала вернуть. Они её и зарубили, прямо во дворе собственного дома.
3) К деревне согнали несколько таборов цыган. Расстреляли 250 человек. Евреев сначала согнали в одну часть деревни и держали там несколько дней. Потом расстреляли и их, почти 500 человек. Среди них и дедовы дядя, тётя, и двое двоюродных.
Долгое время там просто был холмик, только местные знали что под ним лежит. В конце 1960-х на братской могиле поставили памятник. Лет 30+ назад я его видел, хотя и мелким был, но запомнил.)
Самого Коршунова потом судили за службу в полиции. Он 5 лет отсидел, вернулся в деревню и работал трактористом. )

С поезда на поезд, пересадка за пересадкой, и оказался прадед с семьёй около Свердловска. Километров 250 от него есть станция Лопатково, там и осели. Прадед нашёл работу в колхозе кузнецом. Могли изначально хороший дом и корову купить, денег как раз впритык было, но прабабушка возмутилась "Один дом и корову бросили, потом ещё один бросать. А денег не будет, с чем останемся? Да и всё это закончится через месяц-другой." В итоге приобрели какую-то сараюху, только что бы как то летом перекантоваться. Через пару месяцев оставшихся денег еле-еле хватило на несколько буханок хлеба. Но живы, а это главное. Одно беспокоило, а что с сыном. От него ни слуху ни духу.

Страшная весть пришла в январе 1942-го. Она гласила "Командир взвода, 224-й дивизии, 160-го полка, младший лейтенант М.Ю.П. пропал без вести при высадке десанта во время Керченско-Феодосийской операции."

Часть 3. Потеряшка

А курсанта водоворот событий понёс как щепку. Все курсачи рыли окопы, ставили ежи, минировали дороги у Выборга примерно до середины августа 1941-го. А потом внезапно одним утром пришёл приказ, "срочно обратно, в Ленинград. Курсы будут эвакуированны. К завтру вечером что бы были в Ленинграде как штык."

Машин не дали, сказали "транспорта нет. Невелики баре, и пешком доберётесь, вперёд." Это был первый из трёх дедовских "маршей смерти". Август, жара, воды мало, голодные, есть лишь приказ. От Выборга до Ленинграда 100 километров. И шли без остановки, спя на ходу, падая от усталости, солнечных ударов, и обезвоживания. Кто посильнее, тащил на себе ослабевших. Последние километров 15-20 большинство уже шло в полусознательном состоянии, с закатившимися глазами, и хрипя из последних сил. Каждый шаг отдавался болью, но доползли, никого не бросили.

Тут сверкнул небольшой лучик солнца. Объявили, курсы переводят в Кострому, отъезд завтра утром. В этом бардаке, ночью, он чудом смог выбраться к дяде на Петроградку на несколько минут, сказал что их эвакуируют, и попрощался. Повезло однозначно, за неделю-полторы до того как смертельное кольцо блокады сомкнулось вокруг Ленинградов, курсантов вывезли.

В Костроме пробыли совсем недолго. Учить их было некогда, а младшего комсостава на фронте не хватало катастрофически, ведь их выкашивало взводных как косой. Всем курсантам срочно бросили по кубику на петлицу и распределили. Тем кто учился получше дали направление на должность комроты, кто похуже комвзвода, и большинство новоиспечённых краскомов отправились на Кавказ ( https://www.anekdot.ru/id/896475 ).

Хотел с Нового Афона родителям отписаться, что мол жив-здоров, а куда писать? Беларуссия уже давно под немцами. Да и вопрос большой живы ли они? Что фашисты с мирным населением в целом творили, и с евреями в частности он прекрасно осозновал. В сердце теплилась надежда, что "вдруг" и "может быть" ведь батя мужик практичный, может и придумает чего. Но мозг упрямо твердил, чудес не бывает, сгинули родители и сестрички как и сотни тысяч других в этом аду. А когда пару аидов встретил и их рассказы услышал, последние иллюзии пропали, понял - остался он один.

Весь горизонт заволокли грозовые тучи. В душе поселилась ненависть и злоба и... удивительное дело, страх исчез совсем. В одночасье. Раньше боялся что погибнет и мама с папой не узнают где, а теперь неважно. "Выжить шансов нет", решил. В 19 лет себя заранее похоронил. Как оно пойдёт, так и будет. Об одном мечтал, хоть немного отомстить и жил этой мыслью.

А далее был Керченско-Феодосийский десант, был плен, и был побег ( https://www.anekdot.ru/id/863574 ). И снова подфартило как в сказке, выжил, видно кто-то сильно за него молился. И в фильтрационном лагере повезло стал бригадиром сотни. Хоть и завшивел и голодал, но даже не простудился. Более того, проверку прошёл и звание не сняли. Ну и как вишенка на торте, тех кто успел проверку пройти, отправили снова на Кавказкий фронт, вывезли из Крыма за пару недель до того как его во второй раз немцам сдали. Большой удачей назвать приключение трудно, но на этом свете лучше чем на том, так что уже хорошо.

Получил новые документы (https://www.anekdot.ru/id/923478 ) и...еврей Мордух Юдович исчез. Теперь появился на свет совсем новый человек, беларус - Михаил Юрьевич. Документы то конечно новые, но на душе легче не стало. Оставалось одно, стиснуть зубы, воевать и мстить.

За чинами не гнался. Воевал как умел и на Кавказе, и под Спас-Демьянском, и под Смоленском. Когда надо в атаку ходил ( https://www.anekdot.ru/id/884113 ), когда надо на минные поля ползал. "Спины не гнул, прямым ходил. И в ус не дул. И жил как жил. И голове своей руками помогал." Почти два года на передовой, лейтенантом стал, и даже ранен не был.

"Счастливчиком" его солдаты и офицеры называли, ибо везло необычайно. У всех гибло 30-40% состава, а у него по 2-3 бойца за задание. Самые низкие потери из всех взводов в батальоне. А солдаты и командиры же видят кому везёт, так везунчиков почаще на задания посылают, дабы потерь поменьше было. Но про себя знал, не везение это. Злоба и ненависть спасают. "Чуйка" звериная появилась, опасность кожей чувствовал. Если жив до сих пор, то лишь потому что бы кому мстить было.

Однажды, в середине 43-го мысль мелькнула, узнать а как дядька в Ленинграде? То что любимый город в блокаде он осознавал, но удивительное дело, говорят что письма иногда туда доходят. Знал что там худо, голодно и холодно, но город держится. А дядька-то хитрец первостатейный, этот и на Северном Полюсе устроится ( https://www.anekdot.ru/id/898741 ). Чем чёрт, не шутит, послал письмецо. О себе рассказал, что жив-здоров, и спросил, может о родителях и сестричках знает чего? И чудо из чудес, в ответ письмо получил прочитав которое зашатался и в глаза ослепительно ударило солнце.

Часть 4. Сердце матери.

Семья в Лопатково осела, прадед работать начал. Голодно, холодно, но ведь живы. Отписался брату в Ленинград, рассказал и о матери и что его жена с ними эвакуироваться не пожелала. Спрашивал может о Моте весточка какая есть, ведь он в Ленинграде учится. Тот ответил, что курсантов эвакуировали в Кострому, а большего он не знает. Стали переписываться, хоть и не часто, но связь держали. Низкий поклон почтальонам тех времён, не смотря на блокаду доходили письма в осаждённый город и из города на Большую Землю.

Прадед и прабабушка за поиски взялись. О том что сын на Кавказ направлен выяснили, благо на каких курсах сын учился они знали. Запросы слали и вот ответ пришёл о том что "пропал ваш сын без вести." (впрочем каким он ещё мог быть, ведь Мордух Юдович действительно исчез, по документам теперь воевал совсем другой человек). Прадед почернел, но крепился, ведь он один мужик в семье остался. Ну а мать и сёстры белугой ревели, бабы - ясное дело. А потом жинка стала и веско молвила "Мотик жив, сердце матери не обманешь. Не мог он погибнуть. Никак не мог. В беде он сейчас, но жив. Я найду его." Прадед успокаивать её стал, хотя какое тут к чертям собачьим успокоение. А она как заклинание повторят "Не верю. Не верю. Не верю. Живой. Живой. Живой."

С тех пор у неё другая жизнь началась. Надеждой она жила. Хоть семья голодала, мать стала "внутренний налог" с домашних взымать. Экономила на чём могла, сама не ела, но изучила рассписание и к каждому составу с раненными выходила. Приносила когда хлеба мелко нарезанного, когда картошки сваренной, когда кастрюлю с супом. Если совсем туго было, то всё равно на станцию шла, без ничего. Ходила от вагона к вагону, подкармливала ранненых чем могла и спрашивала лишь одно "С Беларусии кто нибудь есть? Из под Гомеля? Сыночка моего не видели? Не слыхали? Младший лейтенант П." Из недели в неделю, из месяца в месяц, в жару, в стужу, всё равно.

Прадед и дочери умом то всё понимали, убеждать пытались что без толку всё это. Самим есть нечего. Но разве её переубедишь? "А вдруг он голодает? Может его чья-то мать подкормит." твердила. Прадед после говорил, что она каждую ночь об одном лишь молилась, сына ещё разок увидать. А потом вдруг неожиданно свезло, солдатик один раненный сказал "В нашем батальоне лейтенант с такой фамилией был. О нём ещё недавно в "Красной Звезде" писали, правда имя и отчество не помню."

Эх лучше бы не говорил этих слов. Обыскались, но тот выпуск газеты нашли. Действительно лейтенант П., отличился, награждён Орденом Красного Знамени (большая награда на 1942-й год), назван молодцом, вот только имя и отчество в заметке не указаны. В газету написали, стали ответа ждать. Пришёл ответ, расстройство одно "данных об имени и отчестве у нас нет. И военкора что ту заметку писал тоже в живых уже нет." На матери лица нет, посерела вся. Ведь нету хуже ничего чем погибшая надежда. (К слову, в "Красной Звезде" та заметка была по дедова троюродного брата. Он погиб в самом конце 1942-го.)

Жизнь тем временем идёт. Даже свезло немного, старшая дочка в колхозе учительницей устроилась, хоть какая-то помощь с едой, ведь она карточки получает. И средняя дочка в Свердловске в мединститут устроилась, там стипендия, хоть и небольшая.

И вдруг как гром среди ясного неба, из блокадного Ленинграда прадедов брательник весточку прислал. "Жив твой сын" говорит. "Недавно письмо от него получил. Я ему отписался и твой адрес и данные сообщил." Прадед тут же ответ написал "Не верю. Ты сызмальства сказки рассказывать любил. Нам извещение пришло, что он пропал без вести. А что это значит, мы знаем. Матери я ничего не скажу, если вдруг неправда, то она просто не переживёт. Перешли нам его письмо."

Часть 5. Найдёныш.

Письмо от дядьки ошарашило. То что тот сам как нибудь выкрутится, тут сомнений мало было ибо дядька был мужик с хитерцой, его за рупь за двадцать не взять. Но что родители и сестры целы, вот чудеса в решете. Первым делом письмо написал в далёкое Лопатково, что дескать жив, здоров, имя-отчество у него теперь другое, по званию он нынче лейтенант, служит сапёром в 1-ой ШИСБр (штурмовая инженерно-сапёрная бригада), взводом командует, даже орден имеется. Воюет не хуже остальных, только скучает сильно. А главное, пускай знают что он аттестат оформит дабы они оклад его могли получать, ибо ему деньги не нужны. Ну а вторым делом, сей же час аттестат оформил. Стал ответа ждать.

Пока ждал, внутри что-то щёлкнуло. Нет, воевал как и прежде, но для себя понял, теперь что-то не так. Не может столько везения одному человеку судьба даровать. И сам целёхонек и семья цела. "Чуйка", она штука верная, должно что-то нехорошее произойти. Просто этого не избежать.

И как накаркал, у деревни Старая Трухиня посылают всю роту проходы перед атакой делать. Проходы смайстрячить, это дело привычное, завсегда ночью ползли, но изначально осмотреться следует. Днём до нейтралки дополз, в бинокль поизучал, понял, коварная эта высота 199.0. Здесь его фарт закончится однозначно, укрепления у немцев такие, что мама не горюй. Других вариантов конечно нет, но обидно, очень обидно погибать в 21 год, особенно ведь только семью нашёл, а повидать их уж не придётся. Написал ещё письмецо, не дождавшись ответа на первое. "Дорогие родители и сёстры. На опасное задание иду. Коли не судьба свидеться, то знайте, что я в родной Беларуссии."

Эх, не подвела "чуйка". До колючки добрались, да задел один солдат что-то, забренчало, загрохотало, и с шипением полетели в небо осветительные ракеты. Стало свето как днём, наши как на ладони и вдарили немцы из пулемётов и миномётов. Вдруг обожгло и рука стала мокрой и тут же онемела. Осколки в плечо и лопатку вошли, боль адская, и что ты сделаешь? Кровь так и хлыщет, сознание помутнилось, одно хорошо, замком Макаров не растерялся и волоком к своим потащил. Нет, не закончилась пруха, доползли до своих. Хоть и ночь, но казалось что солнца лучик сквозь тучи пробивает.

Рану промыли, какие могли осколки вытащили, перевязали и на санитарный поезд погрузили. Ранение тяжёлое, надо в тыл отправлять. Страна большая, госпиталей много. Как знать куда занесёт? В поездах уход плохой, рана загнила, обезболивающих нет, санитарки просто ложкой гной вычерпывают, больно и неприятно до ужаса. Опять тучи сгустились, все шансы есть что гангрена начнётся и до госпиталя просто не дотянет.

Из всех городов огромного Советского Союза, попал в госпиталь ... в Свердловске. "Операцию надо срочно", врач говорит. "Завтра оперировать будем. Осколки удалили не все. Надо и рану хорошенько промыть и зашить. Ты пока с силами соберись, тебе они завтра понадобятся. Если чего надо, ты санитарок зови."

Лежит, чувствует себя весьма погано. Сестричек позвал, попить дали. "Вы откуда?" спросил. "Да мы тут в мединституте учимся. Практика у нас." Вдруг как громом ударло, дядино письмо вспомнил где он о семье писал. "А вы девчонку такую, Оля П. не знаете? На втором курсе у вас думаю учится. Не сочтите за труд, узнайте. Коли найдёте, скажите что её брат тут."

На утро операцию сделали, а когда очнулся около постели сестра Оля с подружкой сидели. Впервые за долгие годы заплакал. На маршах смерти стонал, но слёз не было. В расстрельной шеренге губы до крови кусал, но глаза сухие были. Друзья и товарищи гибли, и то слёзы в себе держал. Даже когда ранило, и то не плакал. А тут разрыдался как маленький.

Тучи окончательно рассеялись, и ослепитально засияло солнце, хоть и хмурый ноябрь на дворе. Выздоровел через пару месяцев, выписали. В Лопатково на целый день съездил (https://www.anekdot.ru/id/876701 ). Через долгих 3.5 года наконец родителей и сестёр обнял. Целый день и целую ночь с мамой, папой, и сестричками под одной крышей провёл. Это ли не настоящее счастье? А как мать расцвела, как будто помолодела лет на 25.

Далее с его слов "А что до конца войны оставалось "всего" полтора года, так и потерпеть можно. Ведь главное что семья жива и в безопасности. Полтора года войны, да разве это срок, можно сказать "на одной ноге отстоял." И хоть опять был фронт, Беларуссия, Польша, Пруссия, Япония, минные поля, атаки, ордена, ещё ранения, но солнце продолжало светить ярко. И "чуйка" громко говорила, "Ты вернёшься. Вернёшься живой. И семья тебя будет ждать. Всё будет хорошо."

Что ещё сказать? Пожалуй больше нечего.
Пишу рассказ в какой-то печали, опять же понимая, что анекдот.ру не для философии, рассуждений и выводов, а типа для ржача, как многие полагают. Но все равно, открывая сайт на «историях» ждешь, конечно, жизненных приколов, и опять же, отдельные отрицательные уроки других людей учат найти те грабли, которые вовремя надо увидеть и обойти стороной.
Так вот...
Ну например, я.
Бывший спецназовец ВДВ СССР.
После распада страны - бывший мент (на пенсии).
Чего то достиг. Что то помню и умею…
Но понимаю, что если раньше, после прыжка с парашютом, я пробегал с солдатиками 45 километров и выполнял задачу, а в ментовке, когда не было ОМОНа и СОБРа, вламывался во все тяжкие, то сейчас я тяжелее рюмки коньяка, ручки и мышки компа ничего не поднимаю.
Отяжелел, надеюсь на связи и телефонные звонки, при этом не борзею НИГДЕ (типа юрист).
В 55 лет, на небольшом джипике катаюсь дом-работа-магазин-дом и обратно…
Для меня идилия!!!
О! Сына 18 лет воспитываю — не борзей!!! не борзей!!!! придушу сука, если будешь не прав!!!! Вроде вменяемый.
Ну и вот. Еду с сыном по дороге домой, миллион раз по одному и тому же маршруту. И тут типа сигналят!!!! в окошко BMV машут, орут, и опять же, сука, ЧУРКИ!!! Блядь!!! Когда эти горы перестанут нам рожать россиян с этих гор?! Сука!!! Какой царь придумал этих выродков в состав нашей страны включить?! Блять!!! Живите в своих горах!!! Аулах!!! Шахидте у себя! Закутывайтесь в паранжы!!! Все!!!
Подрезают. Посреди дороги в 4 ряда! Выходят двое чёрных. Зачем? Сука! Зачем? Что ты по русски можешь мне сказать? Что я немного седой, старый и на дорогой машине?
Вот прямо плечи опускаются от понимания печали…
Выходим с сыном, и махнули каждый по разу. Я одного, а сын другого. Попали удачно, те легли. Остановилось штук 10 машин!!! Подошли молодые и постарше, мужчины и женщины (даже) нас немного оттащили. Но я так понимаю, что горцы так всех достали, что даже мы начали унимать многих.
Так эти чёрные сели в машину и, с прогазовкой, с криками АЛЛАХ АКБАР типа умчались. А мы, человек 20 стоим и смотрим им вослед.
Не хочется быть каким то экстремистом, шовинистом, или еще как там меня назовут. Но, сука, Кадырыч! И иже с ними! Уйми! Уйми свою недоросль!
РУССКИЕ!! Занимайтесь рукопашным боем! Только этот «русский язык» поймут все!
ВОЙСКОВАЯ РАЗВЕДКА

На даче собралась задорная компания, человек сорок всего. Это мой друг - старый КГБэшник, Юрий Тарасович, устраивал у себя ежегодный праздник жизни под девизом - «Слава Богу дров хватило дожить до лета». Женщины в беседке резали салаты и жарили мясо, а мужчины играли в волейбол и настраивали гитару. Ближе к вечеру похолодало и все пошли в дом петь советские песни.
На улице осталась одна молодёжь, в основном это были внуки Тарасыча – здоровые лбы пятнадцати, шестнадцати лет, но были ребята и помельче, дети гостей. Все они целый день с нетерпением дожидались темноты, потому что запланировали большую войну: каждый сам за себя. Из оружия – пейнбольные ружья, а из защиты только маски.
И война началась. Взрослые боялись выйти из дома, они обступили открытые окна и, вглядываясь в полную темноту, старались подбадривать своих и комментировать происходящее. А толку? Всё равно не видно же ни черта, даже звёзды заволокло тучами, да ещё и противный дождик заморосил. Хотя, война и сама себя комментировала: «Тоу-тоу-тоу! Тоу! А, сука! Больно как! …Кого убили? …Сука, меня! …О, Гриша убит. Остались ещё четверо: Орест, Славик и... Тоу-тоу-тоу!»

После каждой войны, над полем боя включался свет и убитые нинзя, постанывая, разглядывали свои раны, отряхивались от краски и только очередной победитель был счастлив и весел.
Каждый раз быстрее всех «убивали» самого мелкого - паренька лет восьми, он уже стал похож на коня в яблоках. Старшие пацаны даже отговаривали его, но жеребёнок в яблоках не выпускал из объятий личного оружия. Из дома вышел Юрий Тарасович, он приобнял мальчика и сказал:

- Что, больно?

Боец расплакался:

- Очень больно. Они все меня в упор убивают, я даже не успеваю стрельнуть.
- А тебя как зовут?
- Павел.
- А, ну, да. Слушай Паша, хорош хныкать. Хочешь, я тебе помогу и ты всех этих здоровых балбесов перестреляешь? Будут знать, как маленьких обижать.
- Как же я их перестреляю?
- Павлик, скажи-ка, а ты разбираешься в часах со стрелками?
- Да, а что?
- Молодец, пойдём со мной, я расскажу что делать.

И грянул новый бой.
И на этот раз всех выследил и перестрелял восьмилетний Павлик. Всех семерых. Побеждённые решили, что чудеса иногда случаются и не придали этому особого значения.
Но в следующем бою все повторилось. Павлик, как-то пристрелялся и вошёл во вкус.
На третий раз уже все армии мира объединились, чтобы отыскать и проучить выскочку, но результат повторился – Павлик опять перебил всех и в основном в спину.

Для великовозрастных балбесов, убить Павлика, стало делом жизни, никто не хотел уступать.
Я уже засобирался уезжать и пошёл искать хозяина дома, чтобы поблагодарить и попрощаться, но нигде не мог его найти. Наконец нашёл, аж на третьем этаже, куда он со своими больными ногами очень редко добирается. Старик стоял у открытого окна и тихо разговаривал по телефону:

- Замри. Сиди, не вставай, даже не шевелись. Сейчас он пройдёт мимо тебя, жди. Отлично. Он на два с половиной часа, медленно целься, подожди, теперь на три часа. Где-то так. Огонь. Молодец, попал. Теперь срочно отходи на одиннадцать часов, там вообще никого нет, только в дерево не воткнись…

Я спросил:

- Юрий Тарасович, а что вы тут делаете?
Тарасыч, не отрывая от уха телефон, повернулся. В другой руке он держал чёрный монокуляр:

- Я начальник штаба фронтовой разведки Павлика. Года три назад на день рождения, мне для охоты подарили, вот, тепловизор, но какой уже из меня охотник? А вот смотри ж ты, пригодилась игрушка. Извини, у меня война… Павлик, если ты меня слышишь, подними руку. Так, остались двое: один засел в кустах на пять часов, и последний на двенадцать, но он ещё далеко…
Переводчик-то я переводчик, но много лет, пока жизнь не повернулась совсем в другую сторону, была ещё и преподавателем. Ну, если не так серьёзно - просто учителем английского языка. И конечно, за эти годы накопилось у меня множество учительских историй. Тем более, что начала я кого-то чему-то учить очень рано. А именно, в семнадцать лет, как только окончила школу и стала студенткой.

Жили мы тогда с мамой довольно скудно. Мама-учительница давала частные уроки английского языка, сколько я себя помню. Приходила домой из школы и начинала вторую (а то и третью) смену. А тут и я подросла - всё-таки английская спецшкола за плечами, студентка иняза, почему бы и не попробовать? И маме помощь, и мне заработок, да и практика - с этой специальностью ведь всё равно когда-нибудь придётся преподавать.

К моему удивлению, ученики появились довольно быстро. И почему-то почти все они были третьеклассниками. Разобравшись в ситуации, я поняла, что это были, как правило, дети офицеров, которых недавно перевели служить в наш город. Родители хотели отдать их в английскую спецшколу, и английский следовало подогнать. После четвёртого-пятого класса на это обычно уже не решались (слишком много пришлось бы догонять), а третьеклассникам - в самый раз.
Все мои третьеклассники были очень милыми человечками, учила я их с удовольствием и вспоминаю с улыбкой.

Но этот мальчик мне запомнился особо.

Новый ученик. Симпатичная интеллигентная мама. Сынок - пшеничный блондинчик с не совсем обычным именем Мирослав. Дома зовут Мирек. Польские корни? Да нет, русский мальчик, с очень русской фамилией.
- Ну,что ж, Мирек, будем знакомиться. Чем ты увлекаешься? Что любишь делать? Читать? Что ты читаешь?
- Мне нравятся книги по военной истории, - отвечает мне Мирек, - Вот сейчас, например, читаю историю наполеоновских войн Тарле...

История наполеоновских войн. Тарле. Третьеклассник. Ещё даже не совсем третьеклассник. Сейчас лето, и он только перешёл в третий класс...

- И знаете, я обратил внимание на один интересный момент. У других авторов...

Так, Мирек явно вознамерился прочитать мне лекцию. Хорошую лекцию, между прочим, со знанием дела, с пониманием предмета, со сравнительным анализом… Язык у него, как у профессора. Солидность и рассудительность далеко не детские. Общее развитие - поражает. Начитанность - зашкаливает. Господи боже мой, да что же мне делать с этим вундеркиндом?!

Что делать, что делать... А то и делать! Его зачем ко мне привели? Заниматься английским языком? Вот и будем заниматься. Только надо себе сразу уяснить: это - не ребёнок. Он может и выглядит как ребёнок, и роста маленького, и голос у него детский, но этот мальчик, пожалуй, постарше меня будет. Значит, решено - всё, как со взрослым.

Занятия у нас получаются странные. У моего нового ученика какая-то совершенно бездонная память и невероятная обучаемость. Мирек несётся вперёд, заглатывая материал огромными кусками и все мои попытки "повторить" и "закрепить" пресекает на корню.
- Зачем тратить время? Я это уже знаю.
- Мирек, - пытаюсь я его придержать, - в языке так нельзя. Это не математика, где "уже понял, можно идти дальше". Это как музыка, как танец - нужны упражнения, навыки нужно закреплять, отрабатывать, доводить до автоматизма. Понимаешь?
- Да, - отвечает Мирек, - но я это уже знаю. Проверьте.

Пару раз я действительно проверяю, потом, махнув рукой, сдаюсь. Знает. Действительно знает. Если Мирек говорит, что он знает...

Программу первого класса мы одолеваем за неделю. Ещё за две-три недели (при всех моих отчаянных попытках замедлить процесс, дать дополнительный материал и т.д.) заканчиваем и второй класс. После этого я звоню его маме и говорю, что как мне ни жаль терять такого ученика, мои уроки ему больше не нужны. Мирек спокойно может идти в третий класс. (Ох, боюсь я, что он и в десятый может идти, правда, неизвестно, что у него там с точными науками...) Мама Мирека мне не верит. Мы занимаемся ещё несколько недель, забегаем уже довольно далеко (то ли в четвёртый класс, то ли в пятый) и расстаёмся, вполне довольные друг другом.

Какое-то время я ещё слышу что-то о Миреке от моих бывших учителей : “… делает такие доклады по истории! какая речь! какая эрудиция!.." А дальше - учёба, работа, новые ученики, новые события, и я окончательно теряю его из виду.

А потом проходит целая жизнь. Мир изменяется до неузнаваемости, и в нём появляется такое чудо, как Интернет. И в какой-то момент, разыскивая давно потерянных знакомых, друзей, одноклассников, соседей, я решаю попробовать узнать - а как там Мирек? Нахожу я его легко - так, российский военный историк и писатель, ага, кандидат исторических наук, угу, полковник, автор многих книг военно-исторической тематики. (Рано же он выбрал себе профессию. Счастливый человек!) Ну, в "тематике" его я ничего, конечно, не понимаю, но на одном из форумов нахожу аргумент участника: "... это утверждает сам Мирослав Эдуардович, а он, без сомнения, знает.." Вот оно как! "САМ Мирослав Эдуардович".

А у меня перед глазами тот маленький профессор: "Это я уже знаю!"
Просто страшно себе представить, сколько всего Мирек знает сейчас!
Магаданский блогер рассказал реальную историю. Один человек решил полететь на самолете из Магадана в Якутск. Оказалось, что есть только рейс с пересадкой в Москве. Он полетел с этим крюком, и когда подлетал к Якутску, из-за погодных условий самолет посадили в Магадане.
1
Как в РЖД сошли с ума. История одного поезда

Несколько лет назад в РЖД провели реформу. Ее последствия проще всего увидеть на одном наглядном примере. Сразу скажу, что поверить в это невозможно, и если бы мне рассказали эту историю, я бы усомнился в ее правдивости. Ну не может же быть настолько тупо?! Но я сам лично был свидетелем происходящего.

До реформы все, что происходило на железной дороге, было в ведении РЖД. Преобразования привели к тому, что на железной дороге появилось много разных организаций, каждая из которых отвечает за свой участок. За пассажирские перевозки – одна (ФПК), за пригородные – другая (причем в разных регионах – разная), за локомотивы – третья, за пути - четвертая, ну и так далее.

Моя деревня находится в Псковская области, недалеко от станции Забелье. Это небольшая остановка в глуши, неподалеку от трассы Москва – Рига, которой пользовались жители близлежащих деревень. До реформы там ходил поезд четыре раза в день. Дважды Великие Луки – Себеж и дважды обратно.

Причем к одному из поездов цепляли вагоны беспересадочного сообщения Москва – Себеж и Петербург – Себеж, чтобы пассажиры из крупных городов могли доезжать до нужной станции без пересадки.

То есть был состав – сборная солянка: по 2-3 вагона из Москвы и Петербурга (плацкарт и иногда купе) и несколько сидячих вагонов пригородного поезда.

Но после реформы оказалось, что компании теперь разные, и в одном поезде не могут ходить вагоны дальнего следования и пригород. Я написал десятки писем в РЖД и получал ответ, что нет технической возможности включать вагоны дальнего следования в состав пригородных поездов.

Да, важное уточнение про техническую возможность. Это не электричка была, вы же поняли, да? Это был дизельный локомотив – тепловоз и к нему цеплялись разные вагоны. Там не электрифицированы пути, так что электричка исключена. И техническая возможность, разумеется, осталась. Просто правая рука РЖД не могла договориться с левой.

Какое-то время после этого пригородный поезд ходил сам по себе, без прицепных вагонов из Москвы и Петербурга. А потом отменили и его, потому что власти Псковской области сочли, что жители порядка 20 станций обойдутся и не стали оплачивать перевозчику его услуги. Наверное, предполагается, что у жителей Псковщины давно есть машины и поезд им ни к чему. Я не буду говорить о том, что это привело к вымиранию деревень – это отдельная тема.

А теперь главное. Думаю, я вас удивлю. Итак…

А поезд-то, от которого сперва отцепили вагоны дальнего следования, а потом и пригородные вагоны, до сих пор так и ходит. С таким же сидячим вагоном. Потому что он возит рабочих. То есть тот же локомотив идет, жжет соляру, для него действует такое же расписание. Есть даже проводник этого вагона, который открывает двери и впускает рабочих. Но ему под страхом увольнения запрещено брать пассажиров.

Это и называется «оптимизация» и «реформа РЖД».
6
Поучительная история

В 2002-м году я только окончил университет и начал служить в полиции. И вот как-то случилась история, которая очень сильно изменила мои взгляды на жизнь.
В общем, сижу однажды в кафе Сокол - была у нас в Череповце такая забегаловка тире бильярдная. Ужинаем с товарищем после службы, и одеты не по форме. За соседним столиком у окна сидел мужик лет тридцати пяти-сорока, высокий такой, усатый, видимо, ждал кого-то. И вот докопалась до него подвыпившая компания гопников. Сначала подошли: мол, освободи столик, это наш. Он встал, ни слова не сказав, пересел. Ну они, видимо, почувствовали слабину и начали ещё больше к нему приставать - мол, ты за пиво наше не заплатишь, и ещё - давай в бильярд на деньги сыграем? Он отнекивался как мог. Как раз тогда его девушка подошла, и он, видя, что обстановка накалилась, попытался с ней уйти. Но не тут-то было. Гопники обступили их со всех сторон, и давай и к нему, и к девушке приставать. Один говорит: одолжи мне денег. А мужик ему: я незнакомым людям денег не даю. Другой - девушке: бросай его, пошли с нами.
Я смотрю на всё это, и мне буквально стыдно за мужика - такой, думаю, лошара, не может за себя постоять. Правда, удивляло немного, что он с ними говорил совершенно спокойно, без каких-либо заискивающих интонаций. Даже когда ему один из гопников стал претензии предъявлять - мол, ты тут курил (тогда ещё можно было курить в общественных местах), а у меня глаза слезятся, мужик совершенно спокойно сказал нечто в духе: мол, я не хотел доставить вам неудобства, и извиняюсь, если что не так. Наконец, очевидно стало, что мужика просто разводят на деньги: "а ты знаешь, что это мой район, и тут бесплатно нельзя находиться?" Мы с товарищем решили вмешаться, я потянулся за удостоверением, и вдруг случилось неожиданное. Один из гопников положил девушке руку на плечо, и тут же оказался на земле. Потом другому прилетело, за ним третьему. Мы увидели, что предстоит большая потасовка - один из побитых стал подниматься и с недобрым лицом направился к мужику, и вступили в дело: показали удостоверения, задержали всех. Официантка, как выяснилось, уже наряд вызвала. Ребята были из нашего отделения, и мы проехали с ними.
Так вот, выяснилось, что этот мужик, который показался мне таким трусом, был заслуженным военным, майором внутренних войск, служил в отряде "Витязь" и имел звание героя России за Чечню. Что-то это поменяло в моём тогда ещё почти подростковом сознании. Не в том настоящая смелость, чтобы нарваться на неприятности, а в том, чтобы избежать их с минимальными потерями для себя и окружающих.
Сейчас вот уже 17 лет прошло, я сам подполковник полиции, и за это время не раз убеждался в том, что самая правильная стратегия в поведении с неадекватными людьми - не нарываться, вести себя спокойно. За это время мимо меня сотни случаев прошли, в которых это было деятельно продемонстрировано. В очереди мужик попросил пропустить его вперёд - один согласился, другой отказался в грубой форме - в итоге драка, поножовщина. На автобусной остановке (недавний случай) мужик с ножом стал вымогать деньги у семейной пары. Мужик дал ему какие-то триста рублей, женщина подняла крик: "Кровное отнимают", и получила ножом в сердце - смерть мгновенная. А у той в кошельке тоже было рублей семьсот, что ли. Бегунок из армии недавно с автоматом, с учений убежал, в ларёк ворвался придорожный, потребовал от кассирши отдать ему наличные из кассы (которые даже не её). Та отказалась, он пальнул в потолок - одна из пуль срикошетила, попала женщине в позвоночник - инвалидом стала на всю жизнь. Я знаю, что всё это убедит немногих, и всегда будут люди, которым необходимо всегда и везде доказать, что они "не лохи" - это почему-то у нас один из главных, выражаясь научно, социокультурных фетишей. Но просто помните, кому вы это доказываете и зачем?
"Добрым словом и пистолетом вы добьётесь гораздо большего, чем просто добрым словом."
Работаю на стрельбище в Коста-Рике. Пришёл на днях клиент. Узнав, что русский, спросил: знаком ли я с Александром? Незнаком, говорю. Да ты чо! он же легенда местная!
Александр Салтыков известен в Сан-Хосе как "русо локо" - чокнутый русский. Приехал из России в 1998 г. Открыл супермаркет в пригороде. И работал этот супермаркет круглосуточно, что для Сан-Хосе не характерно. Грабят, однако. По ночам особенно. Пригород Десапмарадос неблагополучным считается.
Г-н Салтыков на авось не надеялся и озаботился оружием. Носил револьвер Смит-Вессон 45 калибра. За первые 6 лет торговли он застрелил пятерых грабителей и ещё двоих сдал полиции в целости. Здешний преступник, встретив сопротивление, на рожон не лезет.
По каждому трупу состоялся суд. Все трупы были признаны результатом необходимой самообороны. Супермаркет получил широкую известность, и ханурики в него заходить перестали. Как говорится, "под страхом..."
Если не путаю, в 2007-м году заезжие журналисты сняли сюжет про Салтыкова для российских "Вестей", видео есть на Ютубе.
Как-то Александр заправлялся на бензоколонке, когда её начали грабить четверо. Он вступил в перестрелку, ранил двоих, но сам получил три (!) пули в корпус. Пули 22-го калибра, "мелкашка", серьёзного вреда герою не причинили.
Салтыков открыл ещё два супермаркета, заставлял персонал вооружаться, оплачивал сотрудникам обучение и тренировки. Хотя нападать на ЕГО "точки" - дураков уже не было.
Умер он 63-х лет от сердечного приступа в сентябре 2015 г. Об этом сообщала костариканская газета "Nacion" (Нация).
Дети цветы жизни.
И с каждым годом эти цветы становятся всё более бестолковыми и отмороженными. Возможно боязнь отцовского ремня и матушкиной крапивы, не позволяли мне творить лютую жесть. Но времена меняются, на детей даже голос повысить нельзя, что уж говорить про обрывание ушей. Многие родители сейчас кинут в меня камень, со словами: «Наши дети самые лучшие. Они просто ангелочки которые украшают наш ужасный мир». В присутствии вас возможно. Но как только они исчезают из вашего поля зрения….происходит удивительное преображение пай мальчика в уголовника, а маминой помощницы в черлидершу. Я очень долгое время ездил в Анапу работать вожатым, не ради денег(3тысячи рублей за смену, билет в одну сторону обходился тогда в 2800) не ради развлечений и отдыха как ездит подавляющие большинство, а для того чтобы научить детей чему-то новому.
Деградация детей была заметна с каждым годом. Если раньше озорники в захлёб читали Есенина (сборник Москва Кабацкая), ставили в качестве конкурсных работ сцены из Мастера и Маргариты, то последний год моего вожатства 2014, когда каждый у кого есть камера в телефоне считал себя крутым блогером, давался мне уже тяжело.
Привезли мне детей работников газпрома, так случилось, что за 6 лет меня только ими и снабжали. Наблюдаю картину прощания с родителями, объятия, растерянный взгляд (Вот где талантливые актёры, даже Станиславский бы купился). Краем глаза замечаю картину как парень 16 лет смотрит на отца глазами кота из Шрека и с досадой в голосе выдаёт: «Папа ты хочешь, что бы я тут умер? Ведь невозможно прожить 3 недели на 45тысяч». К слову говоря 5 разовое питание и все экскурсии уже были оплачены. Единственное, чего не было в лагере это комнаты хранения и сейфа. Все ценные вещи хранятся у вожатого). И вот 30 детей приносят нам в среднем по 50тысяч. 1,5 миллиона сумма не маленькая, но в большой чемодан с ручкой они прекрасно поместились. Первые дни были самыми сложными, желание уйти с деньгами в закат боролось с чистым сердцем. Победило сердце, аргументировав тем, что денег даже на квартиру не хватит. И вот вкусив запах долгожданной свободы, детишек понесло…. Самые безобидные открыли на территории лагеря казино с блэк джеком и девушками из детского дома, более безбашенные отморозки прихватили в лагерь шашку, которой глушат рыбу. Естественно желание продемонстрировать это чудо в действии победило здравый смысл не доложенный родителями в голову бесёнка. Вот только из тихих мест был небольшой сад с яблонями, и да ключевое слово здесь БЫЛ. Сами детишки каким то чудом остались целы, вроде даже не обделались...
Когда мы прибежали к юным террористам, с криками и желанием отполировать им пятую точку, то были немного ошарашены. Главный зачинщик держал в руках Уголовный Кодекс, и с надменной улыбкой сообщил, что мы не имеем права на него кричать, и вообще ничего не можем ему сделать. Пока сердобольная директриса стояла как столб от такой новости, я спокойно перекинул ребёнка через колено и отлупил его УК РФ по пятой точке. На его крики не имеете право, я спокойно отвечал:
- нет закона который запрещает бить детей по жопе Уголовным Кодексом.

P.S.: Уважаемые родители либо собирайте сумку вашего дитяти самостоятельно, либо перестаньте писать бумаги о запрете осмотра личных вещей ребёнка. Это сэкономит вам и нервы и деньги.
Цитрат натрия — популярный среди анестезиологов препарат.
Мы часто даём его пациентам: он единственный из противокислотных антацидов полностью жидкий, без твёрдых щелочных примесей, действует мгновенно и надёжно, нейтрализуя кислоту желудка.
Одна проблемка — вкус.
Скажем так, на любителя.
И встречаются такие любители нечасто, смею вас уверить.
А вот и история.
Бреду по предоперационной, из одного из боксов доносится:
«Не буду я это пить, не могу, гадость, не могу и всё!
Не буду!
Не уговаривайте меня — НЕТ, понимаете, нет и всё!»
Медсестра взывает о помощи, доктор, поговорите, может быть вы сможете её убедить!
Надо попробовать...
Захожу, старый знакомый, цитрат натрия, стопка с одной унцией этого противного пойла и пациентка, сильно беременная, готовится на кесарево, буянит и уходит в отказ.
А надо сказать, что именно таким пациентам цитрат натрия просто необходим, беременность сильно повышает кислотность, да и желудок поджимается так, что кислоте гораздо легче пойти вверх и залить лёгкие — а это очень опасно, предельно, можно сказать, смертельно опасно.
А тут она артачится, истерика: «аааа, гадость, это невозможно пить, я попробовала немножко, жуть и дрянь.»
А, ну ясно, пробовать его нельзя, надо как стопку опрокидывать.
Моя молодая коллега пренебрегла дать четкие инструкции и объяснения крайней важности этого медикамента.
Отвлекусь — позже я отозвал в сторону новичка и внушил ей, что уставы пишутся кровью, что надо провести инструктаж и пояснить детали, а не то пациент взбунтуется из-за пустяка.
Итак, надо честно сказать о вкусе, рассказать о необходимости, а главное — обьяснить концепцию опрокидывания стопки и быстрое её опорожнение, одним большим глотком.
Но всё это потом. А сейчас надо добиться результата — лекарство в желудке пациентки.
Убеждать бесполезно, попробуем по-другому...
— Вы, когда с подружками по колледжу собирались, текилу пили?
— Дааа, но текила вкуснее, не сравнить с этой гадостью!
— Не спорю, вкуснее. Ты мне другое скажи — как вы текилу пьёте?
— Стопками. Закусываем солью и зелёным лимоном.
— Ок, стало быть техника быстрого опорожнения стопки тебе знакома?
— Доктор, знакома, но это пить просто невозможно!
— Всё возможно. Давай я тебе продемонстрирую.
Сестра, принеси-ка ты мне такую же стопку, пожалуйста.
Тишина. Сестра в недоумении таращится на меня, не несёт.
— Сестра, вы не поняли? Будьте добры принести мне такое же лекарство, желательно до конца этого столетия...
Очнулась, принесла.
— Так, девонька, первым выпью я, а ты следом.
Возьми стопку в руку и делай как я.
Поняла?
Кивает, поняла.
Вдыхаю, открываю рот, выдыхаю и опрокидываю цитрат в глотку, одним большим глотком — всё, как учили грузчики на Рига-Товарная зелёного студентика целую вечность назад.
Гадость та ещё, но жить можно, моя морда лица может играть в покер, невозмутимая — как если бы я выпил текилу высокого пошиба...
Пациентка, как зачарованная, повторяет мои действия, ни слова не говоря, в каком-то трансе проглатывает лекарство, слегка морщится и улыбается ...
— А и вправду нестрашно.
— А я тебе о чём, молодец! А теперь поехали ребёнка добывать, ничего не бойся, самое тяжёлое у тебя позади...
Увозят в операционную, хромающей кавалерийской походкой я иду за каталкой, все путём, штатно.
За спиной слышу щебетание медсестёр, и что-то мне подсказывает: я ещё услышу эту историю, с искажениями и преувеличениями, как и полагается медицинским байкам и мифам...
В выходные еду на машине по областной трассе, уже не по основной, многополосной, где развязки, разделка, да отбойники, а по обычной двухрядке (по полосе в каждую сторону), но дорога хорошая, машин мало. Солнышко светит, видимость отличная, настроение прекрасное, поза расслабленная, в машине один, музыка погромче, играет Токката and фуга Баха в струнной обработке трио Силезиум, делают они каверы не только известной классики, но и знаменитых рок-групп, типа Металлики и Нирваны, да, и скрипки с виолончелью, да, и мелодии знакомые с детства, да на хорошей аппаратуре - аж мурашки по суставам. Ах, как всё замечательно, молодцы девчонки...

Вдруг из-за почти сблизившейся фуры, идущей навстречу, вылетает на меня в лоб, какая-то беха лохматых годов, причем вваливала она очень прилично и фуру начала обходить с ходу - меня то ли водитель не заметил (ему солнце навстречу светило), то ли очередной баран отмороженный... Выскочил на меня уже примерно в 35-40 метрах, еще и дорога делала плавный поворот, и я БМВ тоже до последнего момента не видел. Каким чудом, на каких таких рефлексах я смог уйти, даже сам не понял. Вылетел я на обочину, повезло, что сухая и относительно ровная, все равно занесло, тормоз, естественно, не нажимал, лишь немного добавив газу, машину выровнял, (передний привод), и почти сразу выскочил обратно на асфальт. Руки с ногами все правильно сделали сами, разум уже гораздо позже включился. Фу-у, пронесло... Я немного за сотню ехал и беха летела минимум 140, итого в сумме 250 км/час, получится точно.
Лобовой удар на таких скоростях - гарантированная смерть, никакие ремни и подушки не помогут, вот и получается, что на какие-то микронные временные доли разошелся в пространстве со старухой...

Ехал дальше и думал, вот ведь как бывает, живешь себе такой расслабленный, с уверенностью в завтрашнем дне, планы строишь, а костлявая уже навстречу выехала - летит, торопится... Да-а, задолжал я сегодня богу или ангелу-хранителю, а может это они мне старый должок отдали? Никогда раньше в таком ракурсе не размышлял, но вспомнилась мне сразу почему-то давняя история, случившаяся почти двадцать лет назад, про которую уже и помнить забыл...

Жил я тогда в другом городе, соседи по площадке - молодая пара, а их пацаны двойняшки (не близнецы), с моей младшей примерно одного возраста. Детям еще трех лет не было точно. Ну и как водится - дружили семьями, особенно женщины, всё еще "развлекающиеся" в декрете. Двери квартир были напротив, бывало не закрывались вообще, и толпа детей, подключая еще соседку сверху и моего старшего, не намного старше, с воплями, визгами и криками носились из одной квартиры в другую.
Пацаны у них разные были, и по внешности, и по характеру, но вместе представляли собой сумасшедшую, взрывоопасную смесь. Чего они только не вытворяли. То Ольгу на балконе зимой в одном халате закроют, а папаня, как назло, на работу без ключей ушел, то в нашу духовку, с готовившейся курицей, свою пластмассовую доложат, мать их без присмотра и на секунду боялась оставить, опять чего-нибудь натворят. Прозвал я их тогда эСэС (Саша-Сережа).

Один раз Ольга, готовя, что-то на кухне, буквально на мгновение отвлеклась, так они уперли в зал бумажный пакет с мукой, килограмма на три-пять, а она не и заметила. За те несколько минут, пока она не спохватилась, а чего это они так подозрительно затихли, они уделали в муке всю комнату, с пола до потолка и всей мебелью, и сами угваздались с ног до головы, все обсыпали, и одежду, и лицо, и волосы. Когда ей навстречу, в полутемный коридор, выскочили два полностью белых человечка, она с испугу заорала так, что услышал, наверное, весь квартал, моя жена точно, хотя и общих стен не было, и окна на разные стороны дома выходят, ну и, соответственно, рванула на подмогу. Ольга ей открыла уже сгибаясь пополам от смеха, а те двое стоят-ревут, пуская дорожки слез по белым щекам...

В обычный будний день, заехал я днем домой по какой-то надобности. Вдруг в дверь, частые прерывистые звонки, удары, похоже ногами и руками сразу, и дикий Ольгин крик. Быстро открыл, Ольга в невменяемой истерике, связно ничего сказать не может, понял я только, что Сашка не дышит. Бегом туда, а он лежит на диване, с закрытыми глазами, весь белый с синим отливом и какой-то осунувшийся, маленький. Сразу поясню, что не доктор я, и даже близко не медбрат какой-нибудь. Сколько прошло времени непонятно, от Ольги толку никакого, рыдает, воет, почти кричит. Так, спокойно, перестань сам дергаться, возьми себя в руки... - это я уже себе, сдавал же когда-то практический зачет на военке по этой теме. Жена скорую вызовет, но пока приедет... Ладно, будем считать, что минута у меня все-таки есть, у детей мозг не так быстро умирает и надо попытаться что-нибудь сделать. Встал на колени возле дивана, так, смотрим пульс на шее. Не сразу, но слабенький почувствовал - Ура!, хотя и было несколько томительных секунд с поднимающейся паникой, ну как такому маленькому непрямой массаж сердца делать? Теперь дыхание: Во рту ничего, полез пальцем в горло, блин, какое все маленькое и нежное, не повредить бы, в горле тоже ничего и уже прям кожей чувствую, как утекают секунды. Надо искусственное дыхание делать, но засомневался, а если вдруг, что-нибудь в начале трахеи застряло, а я сдуру пропихну воздухом еще дальше. Зажал ему нос и через рот втянул воздух в себя, сперва потихоньку, вторым вдохом посильнее, дальше собрался уже вдувать, в противотакт сжимая с боков руками его грудную клетку (не перестараться бы), но Сашка, как-то дернулся, то ли икнул, то ли кашлянул, несколько раз сглотнул и сделал глубокий вдох, немного покашлял, еще полежал, уже нормально дыша, лишь пару раз кашлянув, и вдруг резко открыл глаза, серьезно и с недоумением на меня посмотрев. А Серега рядом крутится, немного притих, уже не плачет, только спрашивает:
- Ты чо дядя, зашем с Санькой целюешца?

Скорая приехала минут через десять-пятнадцать, когда Сашка уже носился по квартире с криками:
- Сереня, де мой петик? - а моя отпаивала Ольгу странной смесью валерьянки с шампанским (ничего другого под рукой не оказалось). Доктор, нормальный такой мужик с юмором, выслушав меня, сказал, что его профессиональные услуги уже похоже не требуются. Все равно, с моей помощью, поймав Сашку, его осмотрел и послушал - все нормально, но сказал, что признаков асфиксии от посторонних предметов в дыхательных путях, вообще не наблюдает и рекомендовал обратиться невропатологу, тем не менее, я все правильно делал и походу реально вытащил пацана с той стороны. Также, предложил Ольге успокаивающий укол, но потом с сомнением сказал:
- Да не-е, похоже не надо, у нее смесь получше, действенней будет... - улыбнулся, и глядя мне в глаза, крепко пожал руку, также попрощавшись с остальными.

В дальнейшем жизнь нас разметала, развела и как-то контакты все потерялись... Как вы там сейчас Сашка с Сережкой поживаете?
Историю эту не вспоминал уже лет пятнадцать точно, а сегодня, вдруг сама всплыла, после случая на дороге. Ну точно, должок отдали - намек понял - надо бы теперь поаккуратнее...
ДМБ-1996

В разных местах и разное время моей службы ритуал демобилизации отслуживших срочную службу бойцов выглядел по разному. Где-то настопиздевших за последнее полугодие воинов по-тихому сплавляли на ближайший ж/д вокзал, терпеливо дожидаясь убытия поезда с дембелями, бывало, что достойно отслуживших отпускал на волю лично командир части, выдавая вместе с билетами и деньгами что-нибудь на память - часы, грамоту и хорошую характеристику. Но один случай я запомнил надолго, да и, предполагаю, не только я.

Стоял солнечный апрельский денечек, мы тоже, типа, стояли, всем штрафбатом, на плацу, в честь проводов очередной партии выпускников нашей распиздяйской академии, как по-доброму именовал наше заведение начальник нашего регионального центра, кстати, по приказу которого и устроена была эта церемония вместо пары церемониальных поджопников выпускникам на КПП.
Выпускники были что надо, в полном параде с чемоданами наготове стояли перед строем, как говорится, во всей красе.
С головы до пят они были просто великолепны. Гигантские фуражки с генеральскими кокардами, ушитые-перешитые парадки, наглаженные парафином сапоги с нарощенными и сточенными под стаканчик каблуками - и все это было расшито галунами, даже погоны были с какой-то немыслимой вышивкой, от одного вида которой от зависти сдох бы не один маршал.
Если бы такое показали на известном всему воинскому народу показе армейских мод на границе Пакистана и Индии - уверен, что обе, весьма компетентные в области воинской роскоши, враждующие стороны пали бы ниц и сдались на милость невероятно превосходящих их по убедительности амуниции воинов отдельного механизированного батальона нашей бригады ГО и ЧС.
Но у нас не проходила граница Индии и Пакистана и оценить мастерство дизайнеров армейской моды было некому. Эти дизайнеры своими выходками запарили не только офицерский состав батальона, но и прославились своими успехами даже перед комбригом, за что неоднократно поощрялись им гауптическими вахтами, прямо с которых и были доставлены отдельные экспонаты.
Если бы не строжайший приказ начальника УРЦ - их бы по устоявшейся традиции вывезли на камазе-мусоровозке к вокзалу в соседнем городе, проследили за посадкой и внимательно проверили вокзал с окрестностями на предмет отсутствия "случайно" отставших клоунов, после чего, перекрестившись, группа провожавших выпила припасенный "посошок" на дорожку уехавшим распиздяям, настолько утомившим уже всех, что кроме желания поскорее их спровадить обратно на шею к мамкам желаний у их начальников уже не было никаких.
Но велено было ждать - с дембелями желал проститься лично начальник УРЦ, весьма уставной и строевой полковник Третьяков.
А вот и он - к штабу подъехал какой-то заурядный для столь представительного строя УАЗик, из которого вышел Сам, принял доклад Папы, после чего в его сопровождении направился к плацу.
При входе нашего главнокомандующего на плац громогласно прозвучала команда "Смирно", все вытянулись, офицеры приложили руки к головным уборам, специально отбежавший за трибуну Папа строевым шагом направился к Боссу, заиграл оркестр, все было красиво, но над всей этой красотой неизмеримо выше возвышались поистине феерические головные уборы дембелей, демонстративно стоявших в непринужденных позах, не обращая внимания на возмущенное шиканье замполита и начальника штаба.
Приняв доклад, Босс по своей устоявшейся традиции обошел строевым шагом с приложенной к головному убору руке весь строй бригады, за спиной строя дембелей, после чего также под оркестр вернулся к трибуне и дал знак вынести стол перед строем отслуживших.
Принесли стол, сопровождавший Босса офицер принес из УАЗика два чемоданчика системы "дипломат", наш замполит принес микрофон, и вот Третьяков обратился к дембелям.
"Воины мои" - начал он, одной рукой держа микрофон, а другой рукой открывая дипломат - "я собрал вас в этот торжественный для нас всех день, чтобы лично отблагодарить вас за достойную службу и вручить вам заслуженные вами награды" - с этими словами он достал и выложил на стол ряд темно-синих бархатных коробочек и пачку книжечек красного цвета - по всему наградных удостоверений.
Дембеля подбоченились, как-то даже постройнели, в отличии от их явно охреневших начальников.
"Поэтому" - продолжил начальник, доставая из-под стола второй дипломат и открывая его - "за прекрасный внешний вид я поощряю вас павлиньими перьями, потому, что думаю, что именно павлиньих перьев в жопе вам сейчас остро не хватает" - и с этими словами передал нашему замполиту букетик из таких палочек с павлиньими перьями, типа тех, которыми сметают пыль в магазинчиках. "Замполит - выдать проездные документы и награды и убрать их немедленно отсюда к ебаной матери".
К тому времени, когда Босс заканчивал эту фразу, бригада уже стояла согнувшись и ошпарив колени. В голос ржал даже Папа, и это была самая мощная награда за все вытерпленные им муки и унижения от этих пиздюков.
Подошел штабной автобус, открылись двери, печальные дембеля с наградами в руках направились мимо Шефа и Папы на посадку. Но тут в ситуацию вмешался отсмеявшийся начальник штаба. Со словами "А вот нихуя" он дал знак водителю автобуса ехать обратно в парк, махнул рукой и к трибуне подъехала традиционная мусоровозка. Принесли лестницу и красавцы начали грузиться в трешваген на глазах уже очумевшей от ржаки бригады.
Но Шеф не был бы достоин своей должности, если бы не оставил за собой последнее слово. "Куда их" спросил он у Папы. "На вокзал, а куда еще?" - "Нет, в этот раз только до свалки" - после чего поинтересовался когда следующий "выпуск", без особых церемоний за руку попрощался с отцами-командирами и убыл в следующий ждущий его гарнизон.
Надо сказать, воспитательный эффект от его награждения был такой, что мода уродовать форму как-то прошла и больше не возвращалась. Да и церемоний я таких потом больше не встречал.
Но, провожая своего сына в армию, среди прочих инструкций и наставлений я рассказал ему эту историю и пожелал служить так, чтобы награждали настоящими наградами, а не павлиньими перьями в жопу. Чего всем новобранцам и желаю.
Честь имею.
Рассказывал знакомый, проходивший службу срочником в середине 90-х годов. Так как до армии он успел получить права категорий В и С, то служил в автороте водителем грузовика. Пришла зима и однажды утром перед строем вышел старшина с ведром. Поставил его перед собой и толкнул речь.

- Пришла зима и все чаще встаёт вопрос омывайки для стекол. В ведре метиловый спирт. Это смертельный яд! Но вы, дебилы, готовы пить все, что воняет спиртом. Простого предупреждения для вас недостаточно, поэтому я придумал дополнительное средство.

После чего расстегнул ширинку и смачно отлил в ведро.

- Сейчас я разбавлю это водой и раздам водителям.

Знакомый говорит - никто не решился пить такую омывайку...
2
[в машине скорой]

Пациент: Пожалуйста, смените радиостанцию.

Санитар: Молчите. Вам нужно беречь силы.

Пациент: Я не умру под Киркорова.
1
Что вы знаете о временах и нравах?!
Да ничего вы не знаете. В нашей школе произошел грандиозный скандал перед каникулами: на перемене, 16-летний ученик соблазнил 22-хлетнюю учительницу младших классов, а вскрыла это грехопадение 25-летняя психолог школы, беременная от того же юноши. В произошедшем ничего предосудительного 30-летняя мама школьника не видит.
Возмущен вчерашней историей:
https://www.anekdot.ru/id/953610/

Звиняйте, высоким стилям не обучен. Скажу как думаю: жених там жопу порвал, чтобы порадовать невесту. А она его пилила до последнего. И развелась с ним потом. Но сначала оба свалили в Лондон и теперь живут там припеваючи. Врозь.
Охуеть какая романтика. А я вот за себя так скажу - простой тракторист, невесту свою сохранил в целости до самого брака. Хотя хотелось. Полгода на золотое кольцо копил. Жопу рвал не хуже этого лондонского. Но не выябывался сюрпризами. Как накопил - купил, вручил, С тех пор 43 года уже счастливы в браке. Семерых детей подняли. Хочу умереть с ней в один день. Потому что мне без нее тут делать нечего. Верю, что когда настанет этот день, мы успеем, как всегда, зажечь свечи и покормить котят бездомных. Жалко их. Как и всех этих фиф лондонских. Искали, метались, рушили и затевали браки, устраивали сюрпризы, покинули Родину. Зачем? Мишура это все. А моя жизнь настоящая. И прожил я ее счастливо, с одной-единственной женой. Без сюрпризов.
История реально происходившая на моих глазах.
Работала у меня менеджером одна девушка - Татьяна. Высокая, тоненькая, ноги от ушей, в общем красотка. Как-то не задалось у нее в начале жизненного пути, отец ее ребенка оказался непорядочным человеком, и маленькую дочку она воспитывала одна. Сама из ближайшего поселка, снимала квартиру, выкручивалась как могла, но при этом еще училась в институте и дважды в год уезжала на сессию в Москву.
Приезжает как-то в очередной раз, глазки светятся, работа в ум не идет, познакомилась во время экзаменов с парнем, тоже где-то из ближайшей деревни.
И все бы хорошо, но у него друзья-приятели, веселая холостяцкая компания, давно бы всем жениться пора, родители внуков хотят, а те никак не наиграются, гулянки, тусовки, драки, рыбалка. РЫБАЛКА!!! РЫБАЛКА!!!
Из-за этой рыбалки и конфликты. Татьяне хочется выходные провести с любимым человеком, а тут друзья понаедут и утащат парня с собой.
Вот и в очередную пятницу наша Таня переживает, договорились встретиться, погода хорошая, но и для рыбалки погода отличная, куда судьба качнется, неизвестно, отношения еще не стабильные и шанс что друзья утащат его рыбачить и водку пить - большой.
В понедельник, сказать что Таня пришла с остолбеневшим выражением лица, значит ничего не сказать.
Все-таки Серега выбрал Татьяну, думаю нравилась она ему очень. Променял он рыбалку на красивую девушку.
И друзья поехали удить рыбу втроем. На обратном пути попали в ДТП, погибли все. Судьба. И Серега мог оказаться вместе с ними, но сделал другой выбор. Можно много рассуждать о вероятности и стечении обстоятельств, но мама Сергея рассудила иначе. Слава богу что Сергей поехал к Татьяне, если бы не она, то осталась бы семья без сына. Это судьба. Таня - это судьба! Которая отвела смерть от их дома. Жениться надо немедленно, готовимся к свадьбе. Возразить маме никто не решился. Вот так. И мне пришлось срочно искать нового сотрудника.
Много раз здесь писали, что сайт анекдотов уже становится сайтом новостей.
Эта история, тоже с новостного сайта, но она же действительно, как анекдот.
Семья в Башкирии хранила Уголовный кодекс на арабском языке как священную книгу
Семья из Башкирии подарила музею МВД Уголовный кодекс РСФСР на арабском языке,
который долгое время принимала за Коран.
«В коллекцию передан Уголовный кодекс 1926 года на арабском языке.
Пожилая владелица книги долгие годы принимала его за Коран и подкладывала под голову ребенка.
Стоит отметить, что когда сын вырос, то пошел на службу в милицию», – сообщили в МВД, передает ТАСС.
По словам бывшей владелицы книги, сверток с книгой передавался в семье из поколения в поколение.
«Мать говорила, что это священная книга, ее надо заворачивать в ткань и класть под подушку, чтобы дети были спокойные и не капризничали. И лишь спустя столько лет мы обнаружили,
что это Уголовный кодекс РСФСР редакции 1926 года», – рассказала она.
«Без оружия, без ненависти, без жестокости»
Француз, признавшийся в книге в "ограблении века", предстал перед судом.

Ограбление банка Societe Generale в 1976 году стало во Франции легендарным. Грабители проникли в хранилище через тоннель длиной восемь метров, который пробурили из канализации.

Работа грабителей впечатляла своим размахом. Тоннель бурили несколько недель, укрепляя его стены бетоном и устанавливая освещение. По канализации грабители передвигались на резиновых лодках. Чтобы вскрыть банковские ячейки, грабители взяли с собой около 30 баллонов с ацетиленом и горелки.
Преступники попали в хранилище в пятницу, 16 июля, и в течение нескольких дней опустошали ячейки с ценностями. Было украдено около 50 млн франков (примерно 24 млн евро в пересчете на сегодняшние деньги).

20 июля грабители покинули банк с деньгами и ценностями. Прибывшие полицейские обнаружили в хранилище записку со словами «Без оружия, без ненависти, без жестокости».

Первый комментарий к статье: Да ну, тоже мне ограбление века. Фонд капремонта в РФ - вот настоящее ограбление века...
8
Моя племянница (7 лет), как и большинство современных детей, любит играть в Майнкрафт. Для тех кто не знает, это такая игра на компьютерах или приставках, типа конструктора, где можно строить из разнообразных блоков всякие штуки. Так вот, она частенько просит помочь ей построить что-нибудь. Почему бы и не помочь ребёнку? Играет она очень часто со своей подружкой Кристиной (8 лет), общаясь так же по средством связи через интернет. Вот так и получилось в этот раз. Пришёл в гости, а мелкая просит построить ей Пони Ленд. В общем загоны для лошадок, что бы всё красиво было и эпичненько. Ну нам-то что? Конечно построим! Мелкая пошла кушать, и на обеденный сон. А я в творческом процессе. Смотрю в игре бегает Кристина. Она и раньше бывало бегала, но всегда занималась своими делами в игре и не мешала. А тут смотрю, мешает, то блоки выбросит, то разберет то, что я начал строить. В общем не выдерживаю, беру наушники с микрофоном одеваю и говорю:
- Кристиночка, ты можешь мне не мешать?
С другого конца раздаётся очумевший мужской голос:
- Аня?!
- Кристина?!
- Так мужик, я чет не понял?! Где Аня?!
- У меня встречный, вопрос где Кристина?!
- Кристина кушает.
- Аня тоже.
- А ты кто такой?!
- Я дядя.
- Я слышу, что не тётя!
- В смысле, я дядя Ани. Она моя племянница. А ты кто такой?!
- Я Аркадий Петрович, папа Кристины.
- Понятно, Аркадий Петрович... Что строишь?
- Пони Ленд...
- И я Пони Ленд...
- Ты неправильно строишь!
- Я тоже самое хотел сказать...
- Так у нас нихера не получится. Спускайся через 10 минут к подъезду. Пойдем пока у детей тихий час, выпьем по пиву, обсудим план строительства...
Через 15 минут мы сидели в пивной и Аркадий Петрович чертил план на бумаге, оживлённо доказывая, как надо строить Пони Ленды, и то что он на них уже собаку съел. К нам периодически подходили друзья Аркадия Петровича и интересовались, что мы проектируем. Но после ответа Пони Ленд, ржали в голос и спешно ретировались. Оно и понятно, со стороны это выглядело дико.. Два мужика, одному 30, другому 46, обсуждают за кружкой пива план строительства в Майнкрафт... К слову Аркадий Петрович действительно знает толк в Понилендах! Дети остались довольны!
2
Пару лет назад довелось мне работать у одного клиента, что находился недалеко от моего алма матер. В один прекрасный день я ушёл чуток пораньше и решил пройтись по памятным местам. Зашёл в столовую, общежитие, лекционные залы, лаборатории, и в студенческий центр. В центре моё внимание привлекла солидная реклама спектакля "Три Сестры." Плакат гласил, что организовано это действо "Русским Клубом", и грядут события типа концерт Рахманинова, бардовский вечер, фильмы 60-х, Серебрянный Век, тематические вечеринки, итд.

"Молодцы ребята-организаторы, далеко пойдут" подумал я. А после мелькнула мысль "Знали бы они как и для чего это всё начиналось." И вспомнилось...

"Клуб Детей Лейтенанта Шмидта."

Эпиграф: "Я могу отчитаться за каждый заработанный мной миллион, кроме первого" (Джон Рокфеллер).

Моя семья приехала в США в самом начале 1990-х практически нищими. На семью из 4-х человек приходилась астрономическая сумма в $220 и несколько баулов с барахлом большинство которого оказалось бесполезным. До сих пор не понимаю, зачем мы тащили в США мясорубку, электродрель, и польский пуховик. Первые пару лет в новой стране было немного трудновато, хотя и очень весело.

Родители стали работать, подрабатывали и мы с сестрой, но в строчке "Итого" финансы пели романсы. Прошло полтора года, сестра закончила школу, и что дальше? У родителей даже вопрос не возник, она пойдёт в ВУЗ, сколько бы это не стоило. А стоило это ох не мало, даже не смотря на гранты и стипендии, особенно учитывая наше тогдашнее материальное состояние. Отдали последнюю копейку, ведь образование это святое.

Через 4 года сестра закончила университет и тут настало время идти мне. С деньгами стало чуток полегче, уже нищими не назвать, но даже до среднего класса было весьма и весьма далеко. И снова, никакие альтернативы во внимание не принимались. "Выкрутимся." ободряли нас и друг друга родители. "Будет день, будет пища."

В итоге я пошёл в достойный частный университет, что очень даже не бесплатное удовольствие. Вообще, в США образование в университете или колледже - это солидная кучка денег. Мне правда подфартило, я достаточно неплохо учился в школе, и универ расщедрился и дал мне скидку чуть ли не в половину суммы. На четверть суммы родители взяли кредит на себя, ну а на остальное взял уже кредит я сам. В принципе всё чётко и справедливо, хочешь сэкономить, не учись. Хочешь учиться, плати. Дорогу осилит идущий, кому образование нужно, тот его получит, не смотря на любые препоны.

Трудность была не только в стоимости образования, но и в том что и все сопутствующие расходы тоже были более чем ощутимы. У частных ВУЗов подход простой, "куда ты денешься с подводной лодки?", а посему ценник на общежитие, питание, итд выставляли просто конский. Студиозы-голодранцы (типа меня) старались найти хоть какую-то работу, иначе было бы совсем кисло. Проблема в том что студенческой рабочей силы было в избытке, а посему оплату давали минимальную, тем более что основой работодатель сам университет. Выход простой, нужно несколько работ.

Где я только не работал. Одно время занимался рассылкой писем в которых университет клянчил деньги. Работа не пыльная, письма в конверты засовывать и марки клеить, но скучная до одури. Потом в спортзале инвентарь раздавал, тоже не пыльно, но к сожалению от сна отвлекают. Одновременно и библиотекарем колымил, тоже копейка в карман.

После нашел две уникальнейших подработки, зацените. Первая - официальный подносчик мячиков для женской команды по лакроссу. Не работа, а сказка. Сидишь на стульчике, на девушек смотришь, пару раз за игру из корзинки им мячик кинешь, и во время перерыва вокруг поля мячики соберешь. Вторая ещё круче, кинооператор для женской команды по баскетболу. Ездишь по разным университетам и снимаешь игру на камеру. Девушки добрые и отзывчивые, во время поездок кормят, и за часы в дороге тоже платят. Короче, синекура, что ещё сказать. Одно плохо - игры недостаточно часто и работа сезонная.

И всё же финансовая проблема оставалась. Как ни крутись, не шустри, а нормальных денег не заработаешь. Вроде и работаешь часов 25-30 в неделю, а на выход имеешь долларов 100, много 150. А расходы солидные, хоть экономить старался где мог. Квартирку с товарищем-однокурсником, Сёмкой, на пару сняли вне кампуса подешевле, на всяческие семинары да презентации записывался ибо там иногда бесплатно кормили, а света в конце тоннеля никак не видно.

У Сёмки ситуёвина была чуток получше, его батяня с бизнесом в РФ. Но в 90-ые было как, то густо и тогда играют флейты и звучат барабаны, то совсем пусто, и тогда Господа благодаришь что жив остался. Короче, ему денежка была нужна почти так же как и мне, не клянчить же здоровенным парням копейку у родителей которым и так еле хватает. В какой блудняк мы только не вписывались дабы озолотиться. То мебелью для студентов торговали, то записывались как счетоводы для перепеси населения, то телефонные тарифы пытались продавать, но получалось всё ненадолго или не надёжно. Амбиций много, а на деле оказывался пшик.

Финансовый анус усугублялся каждое начало семестра. Причина проста, учебники. Онлайн продажи книг тогда практически не было (тема только начиналась), так что университетский магазин был по сути монополистом. Драли с несчастных студентов семь шкур без малейшего снисхождения. Я брал в среднем 5-6 классов в семестр и часто требовалось по два-три учебника на каждый. А книжки и по $50, и по $70, и по $100 могли стоить, так что итоговая сумма для нищего студента выходила монструозная. Преспокойно недельный заработок улетал за одну-две книжки.

Особенно угнетали некоторые сволочи-профессора. Оглашали что именно для их класса требуется определённый учебник или задачник и... создавали его сами. Потом поставляли этот шедевр эпистолярного жанра в университетский магазин и бедняги студенты вынуждены были покупать его втридорога. Деваться абсолютно некуда, плачешь, но берёшь. Одно "радовало", своей денежкой ты обогащаешь любимых учителей. Как сейчас помню бессовестный препод по геологии требовал $80 за свою малюсенькую книжонку в мягкой обложке. У препода по информатике запросы были побольше, почти $120.

Единственный кто имел совесть и понимание, так это наш УЧИТЕЛь по налогообложению, Стивен Лидка. Мало того, он сказал "книги толстые, а смысла в них нету. Всё что действительно для знаний, а не для галочки надо, я вам прочитаю в лекциях. Ведите хорошие конспекты, и это 3/4 дела. Ну а вдобавок, вот книжка, что я сам составил. Там ключевые концепции. Стоит она всего $9, это примерно сколько мне стоит её напечатать. Остальную литературу, если понадобится, можно взять в библиотеке." И правда, из этой грамотно составленной тоненькой книжки я почерпнул много больше чем из десятка других.

А сам предмет? Уж казалось, налогообложение - однозначное фи, скучнее быть не может. А вот и ошибаетесь. Лекции Стивена начинались в 8 утра, а сам он приходил в 7-7:15, на случай если у кого-то вопросы по предмету имеются. Так вот, студенты собирались у аудитории к 7 утра как штык, лишь для того что бы потусить с ним. Его лекции были что-то с чем-то, заряд энергии, фейерверк юмора, и калейдоскоп отличных жизненных примеров. Этот УЧИТЕЛь создал удивительнейшую атмосферу и сделал свой предмет настолько понятным и увлекательным, что студенты из других факультетов (биологи, физики, инженеры, итд) валом записывались к нему, хоть им этот предмет был абсолютно не нужен для диплома. Такого я больше не встречал, ни до, ни после.

К сожалению, редкостные уебаны (извините, другого слова нет) из университетской администрации схарчили его не поперхнувшись. Единственного, на мой взгляд, достойного профессора во всём департменте. Tenure (постоянную позицию) ему не дали из за своих дрязг, и он обидевшись ушёл. Мне вообще эти университетские страсти-мордасти весьма фиолетовы, но тут я счёл своим долгом и позвонить в департмент и написать письмо президенту университета, что отныне вместо благотворительности от меня они будут получать лишь половой х**. После я узнал что в примерно таком же тоне высказалось ещё несколько сот бывших студентов. Но, я пожалуй отвлёкся.

В конце каждого семестра возникал вопрос, а что же делать с использованными учебниками? Если очень везло, то находился кадр планировавший брать класс в следующем семестере, тогда продавали книжку ему/ей. Обычно же, со слезами на глазах, тащили всё обратно в университетский магазин где книжки принимали примерно за 10-15% от стоимости. А часто и не принимали, просто говорили "выходит новый тираж. Хотите, забирайте обратно, или вот ящик, складывайте туда." Ну а когда наступал следующий семестр то... эти самые учебники которые студенты сдавали за гроши, университет выставлял на полках как б/у за 75-80% цены новья, и они раскупались влёт. Бывало что и те книжки что студенты просто отдавали за бесплатно университет тоже продавал (в случаях если следующий тираж к началу семестра не успевал или учитель разрешал пользоваться обоими версиями, тем более что они редко серьёзно отличались).

И вот заканчивается очередной семестр, я с грустью перебираю свою библиотеку, и грустно прикидываю, на сколько же меня отымеют в этот раз. Вваливается Семка и видя мой кислый вид спрашивает:
-" Что дубинушка не весел? Что головушку повесил?"
- "А чего веселиться? Доходов нет, расходы одни. Кстати ты знаешь что в фразе "Студент сдаёт книги в университетский магазин." студент это подлежащее, а магазин это надлежащее."
- "Я тоже филолог-любитель." ухмыляется Сёмка. "А магазин - это местоимения."
- "Ещё одна вершина философской мысли" хмуро кивнул я.

И вдруг Сёмка как заорёт, аж стёкла задребежжали:
- "Эврика. Кто был ничем, тот станет всем. Мы им ещё покажем мать Кузьмы, почём фунт лиха, где раки зимуют, и почему уж замуж невтерпёж."
- "Кому покажем? И главное что? Учти, я к эксгибиционизму отношусь с опаской. Согласен на показ лишь в узком кругу ограниченных людей."
- "Гусары - молчать. Объявляю первое заседание акционеров ЗАО "Рога и Копыта" открытым. Наша цель, нести в массы разумное, доброе, и вечное. Взамен на свободно конвертируемую валюту, конечно."
- "Цель благая. Всеми низменными фибрами своей души поддерживаю. А теперь, ближе к телу, как говорил Мопассан."

Тут Сёмка и огласил свой конгениальный план.
- "Смотри сюда. Ты сейчас потащишь свои книги аки Сизиф на Голгофу. Получишь шиш с маслом. Тезис справедлив?"
- "Опыт - великая вещь. И он подсказывает что - да. Готов рассмотреть варианты."
- "А что если книги ... не сдавать."
- "Сёма, а ты оказывается мазохист-максималист. Предлагаешь пролететь как фанера над Парижем и вообще не получить ни копейки. Мол расслабьтесь граждане и получайте удовольствие."
- "Именно это я предлагаю. Более того, акционеры ЗАО "Рога и Копыта" немедленно собирают все наличные средства, берут сколько могут в долг и... направляют стопы к университетскому магазину и начинают скупать учебники у страждующего популюса за цену большую чем дают эти университетские крохоборы."
- "Сёма, ви таки кюшали протухшую рибу? Или молочко било несвежее? Что за блудняк ты предлагаешь? Не только не получить денег, но и отдать последнее и набрать всякого дерьма. Заметь, я готов грызть гранит науки, но здесь я предвижу что буду кушать бумагу вместо пиццы, а это извращение. Дуся, эти условия душа не принимает. Что мы с этими книжками делать будем?"
- "Я тебе уже сказал что ты дурень и уши у тебя холодные. Мы будем ими торговать."
- "Ага, мы откроем лавку, точнее скамейку, напротив магазина и будем зазывать покупателей "Дэвушэк, дэвушэк, книжка купи. Нэ смотри шо б/у. Книжка пэрсик. Кстати, как тебе мой бархатный баритон?"
- "Ты прав и не прав, мой друг Сократ. Скамейку мы действительно оккупируем. И действительно напротив магазина. Но мы будем лишь покупать книги. А вот насчёт продаж есть такая мысль." И Сёмка огласил остаток идеи "Довелось мне разок сидеть в тамошнем допре..."

Бриллиантовый дым пошёл по нашей скромной квартирке. Идея была настолько проста, настолько и гениальна. Просто чудо, что золото Клондайка лежащее на поверхности столько лет никто не подбирал. Дрожащей, но уверенной рукой я достал чековую книжку и посмотрел на баланс.
- "Чуть поболе штуки. Это всё что нажито непосильным трудом. Готов внести в виде благотворительности на пользу голодающим. Что скажет купечество?"
- "У меня примерно столько-же. Думаю что наших капиталов хватит что бы произвести фурор в науке и технике."
- "Мдас. С голым хером на перевес, они штурмом брали собес. Но фер то ке? Отчаянные времена требуют отчаянных мер."

Назавтра, сложив наши скромные капиталы, взял взаймы складной стол и парочку стульев у соседей, мы расположились у наружного входа в магазин. От руки сварганили объявление, мол покупаем учебники по высокой цене. Какую цену предлагать за какую книжку мы понятия не имели, пришлось периодически бегать внутрь и узнавать по чём учебники принимает магазин. Потом сверху мы накидывали по 5-7 долларов. За книжки что университет вообще деньги не давал, мы давали доллара 3-5, в зависимости от состояния и толщины книги.

Изначально дело шло тихо, но очень скоро узнав что мы платим больше, нас осадила толпа студентов. Несчастный столик прогнулся от тяжести книг. Потом начали складывать под столом в ящики. После просто клали книги на асфальт. Вскоре возмущённые работники магазина выскочили к нам с претензиями, мол какого хрена? Что за самодеятельность? Что за покушения на монополию?

В ответ мы разумно заявляли что вреда от нас нет никакого. Просто мы хотим купить книжки, у собратьев по разуму. И где вообще сказано что это запрещённая деятельность?
- "Хулиганы зрения лишают." орал Сёмка.
- "А ну, "подайте сюда Ляпкина-Тяпкина." нагло вторил я.
- "Я буду жаловаться прокурору" вопил Сема.
- "Может пошлём их просто на хер, со всей пролетарской прямотой?" предложил я.

На следующий день мы повторили концерт, а на третий у нас закончились деньги. В итоге у нас оказалось несколько сотен учебников по всем предметам, от античной философии до высшей математики, от химии до квантовой механики. От нашего столика до парковки было метров 50, не больше, но руки мы себе оттянули изрядно. Бедняга субарик Сёмки аж просел от загруженных фолиантов. А как вспомню о перетаскивании этого добра из машины к нам в квартиру на 3-й этаж мне становится дурно, хоть с тех пор прошло почти 20 лет. Зато теперь мы были готовы к битве титанов.

Как уважаемые читатели наверняка догадались мы отнюдь не собирались продавать эти книжки в розницу сидя на лавочке или банально расклеивая объявления. Покупатель у нас был запланирован лишь один... САМ университетский магазин. Как провернуть подобный гешефт? Вот тут я объясню.

Дело в том что когда начинался семестер, первые пару недель всеобщее состояние в университете можно было описать как "дурдом Ромашка." Студенты записываются в классы и очень часто потом меняют их (по разным причинам). Посему, уже купленные книги им надо сдать и приобрести новые. Всё что для этого надо это простая форма что выдают в регистрационном центре. Её заполняли от руки, указывали какой класс отменяют, какой берут взамен, и сотрудник центра (чаще всего был тот же свой брат-студент работающий за часовую зп и которому абсолютно пофиг) ставил или штампик или закорючку-подпись.

Потрепавшишь и построив глазки девушкам-студенткам мы стали обладателями целой пачки пустых форм. Формы мы заполняли, указывали что меняем расписание и шли с учебниками в магазин.
- "Хочу сдать. Другой класс беру." твёрдо заявлял я. "Денежку отдайте в рабочие руки."
- "Дайте я посмотрю" мямлил сотрудник. "Вы брали на кредитку? Или на университетский счёт?
- "За нал конечно." уверял я.
- "А чек у вас есть?" вяло сопротивлялись магазинщики.
- "Какой чек? Ну не сохранил я, потерял. Но ведь книжки вот они, такие же у вас на полке лежат. Больше их взять неоткуда. Да и по правилам, мы можем их сдавать первые 2 недели без каких либо проблем."
На этом сопротивление обычно останавливалось и за книги что мы скупили (или даже получили бесплатно) за копейки получали налом розничную цену от магазина. И вот тут уже появился целый поднос с ярко голубой каёмочкой.

В университетском магазине мы появлялись чуть ли не по 3 раза в день, ведь надо было успеть сбыть как можно больше книг. Через пару дней наши физиономии примелькались настолько что продавцы нас приветствовали как родных. Естественно они всё поняли и по инерции сопротивлялись, но у них "не было методов против Кости Сапрыкина" ведь никаких правил мы не нарушали. А посему каждый поход в магазин приносил нам сотни долларов. Конечно все книги сдать мы не успели, кое что магазин отказался принимать ибо эти учебники перестали использоваться, но процентов 80 инвентаря мы отоварили.

Прибыль на капиталовложение превысила все самые оптимистичны прогнозы и зашкаливала хорошо под 600%. Наконец то мы почувствовали себя людьми. В кармане завелись достойные деньги. Работать я не бросил, но уже не был вынужден экономить каждую копейку. Более того, я даже частично выплатил долги за учёбу и позволил себе кое какие излишества. Ну и конечно мы с Сёмкой с нетерпением ждали начала следующего семестра дабы повторить нашу арию на бис.

К сожалению повторный концерт по заявкам телезрителей не удался. Точнее как, учебники то мы скупили, причём в количестве куда большем чем ранее. Но хитрые университетские торгаши объехали нас по кривой. По новым правилам надо было указывать и номер студенческого билета и показывать идентификационную карточку при сдаче книг. Более того, надо было предъявлять официальное расписание до и после замены.

Мы метались как обосранные олени, меняли расписание по несколько раз на дню, но беготня в регистрационный центр и обратно занимала кучу времени. Плюс мы настолько примелькались, что нас тупо начали гнать и из магазина и из центра, еле-еле смогли на настоящие классы зарегистрироваться. Вопрос надо было решать и срочно, ведь на кону стояли достаточно приличные деньги.

- "И снова эврика", огласил Сёма. "Мы одни, в этом наша слабость. Но заграница нам поможет. Есть идеи."
- "Огласите весь список пожалуйста."
- "Мы должны кинуть клич, и организовать идейных борцов за дензнаки. На помощь аборигенов рассчитывать не стоит. Их протестанская этика и буддисткий порядок вещей не позволит им участие в нашем гешефте. Нужен свой другой такой-же. А проще, нужны ещё дети Лейтенанта Шмидта."

Конечно русскоязычные студенты в университете бывали и до нас, но очень редко. Пожалуй лишь в год нашего поступления потихоньку и началось покорение Ермаком Сибири. Если в наш год поступило человек 6 "русских", то к третьему курсу в университете было как минимум человек 25.

- "Позовём тех кого знаем. Заодно попросим их привести тех кого знают они. Ну и объявление в студенческом центре повесим, мол формируется "Русский Клуб." Не желаете ли преломить хлеб с нами."
- "А дальше что? Не боишься разгласить ноу хау?"
- "Чего боятся? Для меня это последний семестр." ответил Сёмка (он окончил универ за 3 года). "Тебе ещё один семестр после этого остался, на твой век заработка хватит. А свой брат эммигрант и сам подхарчится и нам поможет. Это наша дотация в "Союз Меча и Орала."

Сказано-сделано. Кого могли оповестили, кое-кто объявление увидел. Организовали совет в Филях, точнее на скамейках около библиотеки. Собралось человек наверное 15-18. Сёмка речь толкнул от которой бы прослезились бы камни.
- "Дорогие братья и сёстры, кенты и мочалки, аиды и гои, чуваки и чувихи. Доколе щупальца капитала будут высасывать последние соки из гегемона взымая непосильную дань в виде оплаты за учебники? Есть шанс восстановить историческую справедливость и всем заработать. Схема проста как два пальца, то бишь товар-бабки. Товар наш, время ваше. Доход гарантирован. При делёжке - честный пацанский пополам. Кто согласен, записывайте свои координаты на этот листок. Кто хочет подумать, без проблем. Только не тяните долго кота за бейцы, ибо время, которого мы имеем совсем мало, это деньги которые мы можем вместе заработать."

Проникновенная речь нашла отзыв и практически все согласились. Всё что требовалось от неофитов, пару раз изменить своё расписание, показать формы вместе со своими идентификационными карточками, и сдать свою долю книжек. Расчёт был после каждой сданной партии. От товара избавились буквально за пару дней к всеобщей выгоде. Конечно наш заработок был меньше чем планировался, но даже при таком раскладе мы всё равно очень прилично заработали.

Как знаток человеческих душ, Сёмка предложил накрыть скромную поляну, благо профита от энтерпризы было прилично. Несколько пицц, куриные крылышки, пиво, и анекдоты - лучший фундамент для объединения пролетариата. Всем понравилось, тем более халява. Пару раз за семестр весёлой компанией встретились, а там и год закончился.

Перед окончанием университета Сёмка мне и говорит;
- "Ты смотри, мы уже народ организовали. Люди как собаки Павлова, к халяве привычные. Их можно смело вести в светлое будущее. Мне в вожди уже поздно, я в магистратуру ухожу, а ты с нашей стаи товарищей сможешь хороший куш сорвать."
- "С этого момента поподробнее." заинтересовался я.
- "Да очень просто. На следующей пьянке я тебя в Президенты Русского клуба выдвину. Как обычно "народ безмолствует." То есть, я уверен, все поддержат. Тем более мы им такой ништяк на следующие семестры подогнали. Зарегистрируешь всех как "Русский Клуб" в университете официально, ведь людей достаточно. А дальше ловкость рук и никакого мошенничества, потребуй бюджет. Я узнавал, универститет достаточно щедро студенческим организациям денежку даёт. Будешь сам сыт и пьян, да и ребятам копейка перепадёт."

Идею официального "Русского Клуба" все приняли "на ура." Сёмка рассчитал как по нотам, естественно супротив моего президентства никто не возражал.

Ну а следующий семестр (мой последний в универститете) уже мы встретили во всеоружии, с кучей учебников которые мы организованно сдавали. Одновременно я сделал презентацию в администрации, Клуб официально зарегистрировали. Пожалуй помогло то что мы подбили весь факультет русского языка на лоббизм за нас. Я даже умудрился бюджет в пару тысяч долларов выбить, дескать будем посещать музеи, культурно обогощаться, и даже организуем какое нибудь публичное мероприятие. Одно худо, бюджет лишь на следующий семестр дали, на мою долю не досталось.

Впрочем я и не жалею, мне и заработка с книг хватило. А на следующий семестер "Клуб Детей Лейтенанта Шмидта" зажил уже своей полноценной жизнью. С первых денег организовали большую гулянку в русском ресторане. Даже умудрились отчитатся за это как за "изучение русской кулинарии." Пару лет меня, как первого официального Президента Русского Клуба звали на всякие встречи, даже ко мне домой несколько раз всей оравой в гости приезжали. Потом потихоньку перестали, тем более я и сам к этому делу с работой и моими разъездами охладел.

Ну а ныне видно Русским Клубом сурьёзные ребята руководят. Всё бело, пушисто, чисто и культурно. Да оно наверное и правильно. И всё же, знали бы они как и для чего это всё начиналось...
Опять про Таиланд. В Тае граждане покупают свой первый автомобиль под 0% годовых аж на 20 лет. При этом, если ты покупаешь двухдверный пикап, то тебе его один раз в жизни продают за ПОЛОВИНУ стоимости! В Тае нет подоходного налога, нет автомобильного налога, нет налога на малый бизнес. Еще одна интересная особенность - в процессе переработки пальмового масла получается технический пальмовый спирт, его добавляют в пропорции 50 на 50 к бензину и получается газолин. При распаде газолина выделяется меньше ядовитых газов, поэтому выхлоп у автомобиля не такой вредный.
И вот одна русская, которая давно живет и работает в Тае, решила купить себе авто в кредит. Таец ее долго отговаривал:
- Давай оформим кредит на тайца, не будет никакой переплаты, а пикап вообще почти бесплатно!
- Нет, я так не могу, вдруг что случится, а за меня надо будет кредит выплачивать.
- Ну как знаешь, а то там для иностранцев сумасшедший кредит - АЖ ЦЕЛЫХ 3,6% ГОДОВЫХ!
В Красноярске две женщины на своих авто столкнулись.
Дожидаясь полицию, заказали пиццу на место ДТП.
Минутка расизма была, когда я в Билайне работал. Пришел чернокожий тип симку заменить, а ему сказали, что она не на него оформлена, приходите с хозяином.
3
Навеяло рассказом об аллергии бабушки на заплесневелое варенье.
Про аллергию, я думаю, многие врачи могут рассказать довольно занимательные истории.
Свою историю я пару раз уже здесь рассказывал - в российской столовой работница кухни заболела тяжелейшей экземой кистей, причем в выходные было значительное улучшение, а в отпуске - все совсем проходило. Как бы предполагается диагноз "профессиональная экзема", осталось понять, что именно ее вызывает.
Сделал я ей тест с куриным белком - тогда в меню столовых была преимущественно курятина - результат отрицательный.
Начал я копать дальше, пробуем то и это в качестве потенциальных аллергенов - выявили сильную аллергическую реакцию на аминазин. Спрашиваю больную - вы аминазин принимали когда-либо? Нет, говорит. Пришлось обращаться в СЭС, чтобы они написали официальный запрос на птицефабрику, откуда, преимущественно, шла та птица в столовую. Те и пишут нам длиннейшую телегу: "В корм птицы добавляются антибиотики" - далее перечисление из 17 или 18 наименований - "а при стрессовых состояниях птицы - аминазин".
Больной-то мы помогли, но вот спрос на курятину среди врачей и медсестер нашей клиники тогда значительно упал. Лично я курицу вообще лет 5 потом не ел.
Вторая история про аллергию услышана на медицинской конференции в Штатах.
Жил-был мужик, лет 50. Разведенный, жил один, где-то работал. Вдруг у него начали появляться зудящие высыпания вокруг шеи (так сказать, "область большого декольте"). Когда ему стало совсем невмоготу, пошел он к дерматологу.
Дерматолог тамошний, не будь дурак, провел аллерготестирование.
Положительная проба выпала с тетрациклином. Начинают у мужика спрашивать, принимает ли он тетрациклин или что-то, что его содержит. Результат - нулевой. Опять же, непонятно, если мужик с аллергией на тетрациклин что-то есть или пьет с тетрациклином, то почему реакция именно на этом месте, и более - нигде.
Пару месяцев прошло, как рассказывают, пока врачи разобрались с ситуацией.
Одинокий мужик держал дома кошку.
Которую кормил сухим кормом.
Кошка любила лежать у мужика на плечах, а ля "живой воротник".
Жил тот мужик где-то в южных штатах, где большую часть года жарко, так что дома ходил преимущественно с голым торсом, что твой Путин.
И на плечи к нему ложилась кошка, и лежала так по часу-другому каждый день, пока мужик смотрел ТВ или в интернете лазил.
А просто лечащий врач пару раз зашел на страничку пациента в фейсбуке и увидел несколько фотографий того мужика с кошкой на обнаженных плечах. До этого момента мужик врачу вообще не говорил, что он держит кошку дома. Считал, что кошка не может иметь никакого отношения к болезни.
В итоге врач спросил у больного, каким именно кормом он кошку кормит.
В составе кошачьего корма был обнаружен тетрациклин в приличных количествах.
После замены кошачьего корма дерматит у мужика прошел. Совсем.
На днях один дяденька рассказал. Есть у него один знакомый, торгует всяким разным. В том числе живой рыбой, которая тут же, в месте продажи, плавает в большущем аквариуме. Хорошие такие, губастые карпы. Заходит одна покупательница и спрашивает: - А рыба свежая?
Продавец в легком недоумении: - Не понял вопроса...
- Рыба, говорю, свежая? - также чего-то не понимает тетенька.
- Мадам, она же плавает!
- Я вижу! Ну, так она свежая?
- Женщина, она живая!
- Я вижу, что живая. Свежая ли она?
- А как бы она плавала еще.. Она ЖИВАЯ! Она еще не поймана!
- Так я и спрашиваю, давно ли она плавает?
Слушатели этой истории так ржали, что не дослушали, чем же этот диалог закончился.
Пришел покупать овчарку. Там пять щенков и мама. Насыпал в руку корма, наклонился и позвал. Мама нехотя взглянула, остальные вприпрыжку. Взял того, кто прибежал последним.
Потому что он такой, как я.
Аллаверды Мише с "неумным пациентом".

В 1997 году наше подразделение квартировало в обособленной казарме, на втором этаже которой был обустроен медпункт бригады.
Вечером, уже после ужина, к нам прибегает дневальный по медпункту с очень срочной просьбой прибыть на второй этаж, там бойца принесли с парка, залез в трансформаторную подстанцию и там его током ударило. Ну, что - электротравмы - наш конек, пошли, посмотрим.
Пришел - картина маслом - тело в отключке, около суетится пожилая фельдшерица, знаний у нее валом, но что делать когда долбануло током - кроме как положить в горизонтальное положение и пощупать пульс пока не придумала.
Тэкс - мне интересно стало - где место поражения, ожог, так сказать. Это нужно, поскольку от пути прохождения лепистричества зависит как тяжесть поражения, так и, надо думать, предполагаемый комплекс принимаемых мер. А вот тут облом - сдернули с него штаны и китель - осмотрели всё, даже перевернули, стянули трусы и взглянули на жопу - мало ли, но вот нет следов.
А время идет. А у меня в голове фарш из знаний, мыслей и догадок - что он туда полез, какого хрена, спрашиваю - кто притащил - да вон бойцы стоят, идите сюда - как нашли, что он там делал один - мнутся, сопли жуют. А у тела уже дыхания считай нет, скорая, которую вызвали из города, явится только труп забрать. Начмед в городе живет, приедет сильно позже скорой, в общем - я уже практически смирился, когда пришел Вадик.
Вадик был легендой ещё с лейтенантских лет, потому как методы лечения препаратом номер 6, к примеру, воспринимал как руководство к непосредственным действиям. А нынче мы с ним были уже капитаны и в своей специфике каждый из нас был демоном, как сейчас бы сказали, 80 левела.
Не удосуживаясь осмотром тушки, едва вбежав в медпункт, Вадик что-то нечленораздельно скомандовал фельдшерице, после чего она понимающе кивнула и спустя 10 секунд принесла, как я понял, заготовленный комплект инструментов и зелий.
Без особых комментариев и эмоций он выбрал из принесенной кучи шприц-тюбик с атропином и впорол его туловищу в ляжку. После чего набрал чуть не полный пятикубовый шприц витамина В12 и всадил его в ягодицу, противоположную использованной ляжке. Случилось чудо - тело застонало и начало подавать признаки жизни.
"Бойцы" - обратился Вадик к принесшим туловище солдатикам - "волоките сюда кислородный баллон из кладовки, фельдшер, покажите им, будем делать интубацию". Когда бойцы притащили баллон Вадик протер пациенту шею йодом и сказал "Держите его за ноги, буду резать шею, он будет дрыгаться".
И тут произошел момент истины. 19-20 летние солдаты пустили сопли и стали упрашивать "товарища капитана" не резать шею ихнему другу, он просто обкурился вместе с ними и полез в тепушку. А там его срубило и они подумали, что он умер, вот и притащили его сюда.

Когда я потом, подлечивая ушатанную нервную систему предусмотрительно заготовленным Вадиком в сейфе для препаратов 1 группы замечательным молдавским коньячком, спросил таки коновала - в чем же секрет экстремально быстрой диагностики и эффективности лечения, то получил ответ - "Понимаешь, я тут служу уж куда дольше этих бойцов, и из каждого призыва мне приносят этих "жертв тепушки", то в алкогольном, то в наркотическом коматозе. Для того, чтобы понять что с очередной сволочью мне достаточно взглянуть на зрачки - у этого были суженные и на свет не реагировали - ну, получите расширитель в форме атропина. Если б расширенные - я бы другой препарат поставил. А В12 я ему поставил чтобы болевые ощущения, которые он получил, затмили кайф от прихода. А тепушка эта уже лет пять как отключенная стоит - иначе была бы на замке и под сигнализацией.
С Ростовского Авто-Форума. Рассказывает хозяйка ветеринарной клиники.
Далее повествование от первого лица, стилистика и орфография сохранены.

Мой телефон в открытом доступе и масса народу звонит узнать - что с кошечкой, как отогнать злую собаку, где можно провериться на предмет заражения бешенством после укуса уличника, сколько стоит мэйн кун, где купить щенка кавказца, стоит ли лечить хомячка или проще купить нового...
И я не помню, чтобы я бросила трубку, даже если в это время (как вчера) я реанимирую щенка в родах, а мне выносят мозг вопросом: почему наш джунгарик сегодня с утра еще не покакал.

Пока держусь.

Реально взбесилась только раз... Звонок был в 4:30 утра...
Трагический голос: У нас кошка упала с балкона...
Я судорожно спросонок соображаю, кого из врачей будить и вызывать в клинику.
Пытаюсь определить состояние животного : Встает? Ползает? Кровь из носа -ушей -заднего прохода есть? Кровь в моче?
Да мы не знаем, она на улице бегает... Просто пришла какая-то скучная, что ли...
Начинаю кое-что подозревать....
- А когда упала?
- Так неделю назад...
6
Один мой друг пошел в гости к приятелю и остался у него ночевать. Его уложили спать на раскладное кресло, где он промучался до утра. Собака хозяина всю ночь ходила вокруг и вздыхала. Как потом выяснилось, это было её кресло, где она обычно спала))
Признаюсь честно. Историю рассказал мне сосед по палате. Далее от его лица.

Сам я работник милиции. Той самой, которую не так давно переименовали в полицию.
Однажды нам поступил вызов на "бытовуху". Вообще-то это был не первый звонок. Сигналы на соответствующий адрес приходили и раньше. Наконец у нас дошли руки. Приезжаем. И действительно, в точности как сигнализировали жильцы -
между 5 и 6 этажами раскидан мусор. Точнее не мусор, а покрошенный хлеб. И не разбросан, но аккуратно лежит на чистой газете. Непорядок. Хотя и мелкий. Вроде нарушения закона о тишине. "Несанкционированный выброс бытовых отходов" или что-то в этом роде, - я в этих вопросах не силен - мое дело реагировать, пока участковый в отпуске, а подменить его некому.
Через 30 мину просмотра видеокамер обнаруживаю злоумышленника - бабулю из 28-й квартиры.
Безропотно открывает дверь, спокойно выслушивает материалы дела (мне немного становится не по себе, но что поделаешь)
Бабуля спрашивает куда и сколько платить штраф, потом задает вопрос "Вам наверное интересно зачем я это делаю?". - Ну, говорю, - интересно.

"Я жила в самом центре Москвы. В 90-х наш дом расселяли. Хотя мы и были против. Я и Галочка. Соседка сверху. Остальных подкупили и запугали. Однажды Галочка совсем заболела. Могла только спуститься на один пролет. Ни родных, ни друзей, ни еды. Так сложилось. А мне раз в неделю родственники приносили пищу. Родственники дальние, еды немного. Но все же. И когда я стала понимать, что Галочка вот-вот умрет от голода, то стала оставлять между этажами пищу. Хлеб. Сыр. Немного колбасы. Потом звонила Галочке и говорила: "Это от меня. Не побрезгуй. Подкрепись"
Так мы прожили лет 5. Потом Галочка умерла, а меня отселили в Новую Москву. Стыдно признаться, но привычка никуда не ушла. Не могу ничего с собой поделать. Мне надо оставлять кому-то хлеб насущный. Иначе я сама быстро погибну. Ведь есть бездомные. Беспризорные. Как-то так. Вот и всё.

Я долго смотрел на пожилую женщину, потом буркнул что-то вроде "будьте впредь аккуратнее", скомкал протокол штрафа и пошел вниз по лестнице, забыв про лифт. Лифт мне был не нужен. Я не смог бы нажать нужную кнопку. Не рассмотрел бы. Из-за слёз, что потекли сами собой у двухметрового амбала, чемпиона РОВД по боям без правил.
Учительская работа по природе своей довольно безнадёжна. Работаем мы почти вслепую. Что именно наши ученики слышат, как и что понимают, что усваивают, что запоминают ненадолго, а что навсегда - всё равно неизвестно. Конечно, контрольные и экзамены немного помогают, но и их результаты, как мы знаем, довольно относительны. В общем, "нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся". Иногда в учительской жизни случаются блестящие победы - их мало, их мы помним всю жизнь, и из-за них многие коллеги и не бросают эту "сладкую каторгу", как сами её и называют. Ещё чаще случаются сокрушительные поражения. А иногда...
Вот вам случай из практики. До сих пор не могу понять - была ли это победа, и моя ли это была победа?...

Маленькая еврейская частная школа для девочек от пятнадцати до восемнадцати лет. Хорошая полудомашняя обстановка, доброжелательные учителя, да и сами девочки милые, воспитанные, уверенные в себе. У меня в этой школе много знакомых, но в моих услугах переводчика или репетитора по английскому языку здесь обычно не нуждаются. Так, от случая к случаю могут попросить что-нибудь девочкам рассказать. Вроде лекции. Ну, и иногда веду кружок вязания или шитья.

A в тот год я вдруг понадобилась. В школу пришли сразу шесть учениц из других стран, и с английским им нужно было помочь.
Прихожу. Садимся все месте за большой длинный стол и начинаем знакомиться. Две девицы из Мексики полны достоинства и хороших манер. Три израильтяночки весело щебечут - ай, подумаешь, правильно, неправильно, какая разница? ведь и так всё понятно? и вообще, они здесь временно, их родителей пригласили поработать.
Так, хорошо. Какой-то английский есть у всех. Где у кого пробелы - тоже более или менее понятно. Можно начинать заниматься.

А в дальнем конце стола сидит Мириам. Девочки быстро-быстро шёпотом сообщают мне какие-то обрывки сведений: "...она из Ирана...", "...известная семья..." , "... выехали с большим трудом....", "...сидели в тюрьме...", "...представляете, самую маленькую сестричку - совсем малышку - забирали у матери, записывали её плач и давали матери слушать...". Точно никто ничего не знает. Но с Мириам явно случилось что-то очень плохое и страшное. Oна не разговаривает. Совсем. Потеряла речь. "Может у неё это пройдёт? Отдохнёт, успокоится и опять заговорит? Не будет же она всю жизнь молчать? Как вы думаете?" - с надеждой спрашивают девочки.
Я ничего не думаю. Не знаю, что и думать. Никогда не сталкивалась ни с чем подобным. Вдруг вспоминаю женщину с каким-то серым измученным лицом, которая недавно стала приходить ко мне на занятия в вечерную школу. Она появляется редко и всегда с трехлетней дочкой. Ребёнок мёртвой хваткой держится за мамину юбку. Если с малышкой заговорить или улыбнуться, прячет лицо и начинает плакать. Вообще-то, не положено в вечернюю школу приходить с детьми, но я старательно ничего не замечаю. И фамилия... Значит, мать и сестричка Мириам. Ну, что ж...

Уже через несколько минут после начала урока я понимаю, что дело плохо. Мириам не только не может говорить. Она застыла в одной позе, почти не шевелится, смотрит в стол и вздрагивает от громких звуков. Видно, что в группе ей очень и очень некомфортно. После урока я прошу, чтобы с Мириам мне позволили заниматься отдельно. Мне идут навстречу - да, конечно, так будет лучше. Пожалуйста, час в день, если можно...
И начинаются наши страдания. Весь час я говорю сама с собой. "Мириам, посмотри на картинку. Что ты видишь на картинке? Вот мальчик. Вот девочка. Ещё одна девочка. Собачка..." Чёрт, я даже не знаю, понимает она меня или нет. Даже не кивает. Упражнения я тоже делаю сама с собой. И писать (или хотя бы рисовать) у нас почему-то не получается - не хочет? не может? не умеет? Иногда поднимает руку, чтобы взять карандаш - и тут же роняет её на колени. Апатия полная. Приношу смешные игрушки - нет, не улыбается. Не могу пробиться. Через несколько уроков я начинаю понимать, во что влипла.

Я иду к директору: "Миссис Гольдман, пожалуйста, поймите, тут нужна не я. Девочке нужна помощь специалиста, психолога, психиатра. Я ничего не могу для неё сделать." Миссис Гольдман сочувственно меня выслушивает и обещает, что “к специалисту мы обязательно обратимся, но, пожалуйста, дайте ей ещё недельку”. Неделька плавно превращается в две, потом в три.
Правда, к концу второй недели мы начинаем делать некоторые успехи. Мириам уже не сидит как статуя, начинает немного двигаться, меняет позу, ёрзает на стуле. Похоже, я ей смертельно надоела. Но по-прежнему молчит.
Наконец, плюнув на субординацию, я звоню в какую-то контору по делам иранских евреев и прошу помочь. Да, отвечают мне, мы знаем эту семью. Там тяжёлое положение. Об этой проблеме мы не знали. Оставьте ваш номер телефона, мы с вами свяжемся.
Через два дня раздаётся звонок. Да, есть психолог. Да, говорит на фарси и может попробовать заняться этим случаем. Записывайте.
Я опять иду к директору, и она (конечно же) опять просит ещё недельку. Эта уж точно будет последняя, думаю я. Сколько можно мучить девочку? И главное, что совершенно безрезультатно.

И я опять завожу: "Мириам, посмотри на картинку. Что ты видишь?" Мириам вдруг поднимает голову: "Мне кажется", - говорит она, "что вот эта девочка очень нравится этому мальчику. А другая девочка ревнует." Что?!! Господи, что я вообще тут делаю с моими дурацкими картинками? У Мириам прекрасный английский, беглый, свободный, с лёгким британским акцентом. Да её учили лет десять - и хорошо учили! Ах да, конечно, известная небедная семья, хорошее образование...
Минуточку, это что сейчас произошло? Мириам что-то сказала? И кажется, сама этого не заметила? Меня начинает бить дрожь. Хорошо, что мой час уже почти закончился. Я весело и как ни в чём не бывало прощаюсь с Мириам, "увидимся завтра", и бегу к миссис Гольдман.
Объяснять мне ничего не приходится - она всё видит по моему лицу. "Заговорила?" Меня всё ещё колотит, и я всё время повторяю один и тот же вопрос: "Как вы знали? Откуда вы знали? Как вы могли знать?" Она наливает мне воды. "Я уже такое видела. Время нужно. Время. Нужно время..."

Через несколько дней Мириам подходит ко мне и с изысканной восточной вежливостью благодарит за помощь. Мне очень неудобно. (Какая помощь, деточка?! Я же только и делала, что пыталась от тебя избавиться.) Заниматься со мной она уже не приходит, "спасибо, больше не нужно". А конечно не нужно! И с самого начала было не нужно, но кто же знал?
Девочки в восторге от Мириам: "Она такая умная! А вы слышали, как она говорит по-английски? Как настоящая англичанка! И иврит у неё классный! Она в Тегеране тоже ходила в еврейскую школу..." Миссис Гольдман проявляет осторожный оптимизм: "Ей ещё долго надо лечиться. Такие травмы так быстро не проходят. Но начало есть. А там, с Божьей помощью... всё будет хорошо." И опять добавляет:" Я уже такое видела."

А я надеюсь больше никогда такого не увидеть. Я так и не знаю, что это такое было. Но когда мне не хватает терпения, когда что-то не получается, когда хочется чего-то добиться быстрее, я всегда вспоминаю:" Время нужно. Время. Нужно время…"
До зубовного скрежета и желания убивать задолбали адепты лозунга «Начни с себя»! Следующего такого умника я тут же окуну головой в кипящую кастрюлю борща!

Не нравятся дыры на дорогах, отсутствие велодорожек и пандусов, ездящие по тротуарам машины? Начни с себя! Не нравится, что любую справку можно купить за взятку, откупиться от любой проверки? Начни с себя! Не хочешь, чтобы при пожаре твоих детей закрыли в кинотеатре, а ты сама умерла перед запертым чёрным выходом? Начни с себя! Не хочешь видеть мусор на обочинах, вокруг мусорок, на детской площадке? Ну ты понял.

Так вот, я начала с себя. Когда я сделала замечание девочке, выбросившей бутылку из окна маршрутки, её мамаша обложила меня матом. Когда я в тёмном подъезде повесила лампочку, чтобы другие не убивались на лестнице — её выкрутили на следующий же день. Когда я добровольно и бесплатно облагородила двор яблонями и скамейками — деревья быстро оборвали, а скамейки либо стащили, либо заплевали семками. Когда моя свекровь жаловалась администрации школы на пьющих на работе учителей — родители ополчились против неё и травлей заставили забрать из школы сына. Когда она сама устроилась работать в школу (начала с себя же!) и пыталась работать честно, справедливо и по закону — её уволили за двойку в дневнике влиятельного сыночка.

Так что закройте рот, неуважаемые начниссебятели. Я живу по закону Конституции, морали и совести — и имею полное право требовать от других того же и принимать меры, когда меня будут притеснять.

В той же печи в аду будут гореть люди категории «Сперва добейся». Почему-то ни разу не слышала, чтобы кто-то предлагал «сперва добиться», чтобы хвалить кого-то и делать комплименты. Одобрительные дифирамбы петь дозволяется хоть домохозяйке, хоть бомжу, а вот критиковать — только квалифицированным специалистам!

Признайте уже наконец, что вам глубоко наплевать, начала ли я с себя и чего добилась. Вы просто прикрываете и оправдываете халтурщиков и воров всех мастей, закрываете рты недовольным. Если на нас наживаются, унижают наше достоинство и плюют на наше мнение — это мы виноваты, что не начали с себя и мало старались. Надо закрыть глаза и всех простить, и над собой работать. И тогда волшебным образом починятся дороги, станут честными чиновники, наладятся сломанные судьбы и молочные реки сами собой под окном побегут.

Я уже давно начала с себя — но мир вокруг не изменился.
14
Защитник Ахрик Сократович Цвейба, поигравший в своё время аж в четырёх сборных: СССР, СНГ, Украины и России, рассказывает...
Как-то мой первый тренер Владимир Астамурович Шамба собрался в Москву. Билетов не было. Друзья пообещали помочь, приехали с ним в аэропорт Адлера. Выпили на дорожку. Решили подшутить - вместо московского рейса усадили в самолёт, который отправлялся в Архангельск. Дядя Вова сразу задремал. Открыл глаза, когда услышал голос стюардессы: "Через несколько минут мы совершим посадку в аэропорту города Архангельска". Спустился с трапа, дошёл до почтового отделения, отбил телеграмму: "Долетел нормально. Часто вспоминаю вашу маму".
4
Муж мой вырос в семье, где никогда не держали домашних животных, а я же заядлая кошатница. Долго просила котеночка, на что всегда получала одинаковый ответ, что, мол, никогда в нашем доме не будет кошек, никогда, и ни за что, а если и будет, то они не будут спать в постели, исключительно на коврике возле порога, и вообще… кошки это негигиенично, непрактично и незачем. Но, русские ж не сдаются, подключила дочку, в общем, дожали мы его, и на Новый год, завели себе это чудо... на свою голову.
Я не буду останавливаться на том, как в первый же день он полдня сидел на полу возле дивана и смотрел, как кошка спит на его любимой подушке, которую нам с дочерью категорически нельзя трогать, как ворчит на меня по утрам, что должна спать аккуратнее, потому что дрыгаю ногами, а с нее сползает одеяльце, как ругается, что кормлю не по расписанию и вообще в меню у нее сегодня курица (вон же на холодильнике висит на неделю), а я дура рыбу разморозила, как она ночью носилась как электровеник, зацепилась когтем за ковер и на повороте впечаталась в косяк, а виновата я, потому, что я свет выключила на ночь, А ЕЙ ТЕМНО, она поэтому споткнулась и упала. Я просто расскажу последнее.
Вчера ругаемся, я в запале: «Да я у тебя в приоритетах где-то на уровне кошки». Он возмущенно: «Да как ты могла такое только подумать — я оттаиваю, он продолжает — где ты, а где КОШКА!».
3
Лондон. В кафе вваливается из соседнего паба толпа пьяных индусов. Вообще этой нации не свойственно напиваться. А уж тем более в стельку. Одеты все прилично, но алкоголем пропахли насквозь и буянят. Персонал сбился с ног, что с ними делать и как от них избавиться. И тут заходит официант из соседнего кафе, назовем его Питер, когда-то он тоже тут работал. Он сходу оценивает ситуацию и врубает на полную громкость с мобильного жесткое порно. Ахи, вздохи и отчаянные вопли заполняют зал.

Индусы тушуются, мгновенно замолкают и быстро сваливают.

Персонал с удивлением смотрит на Питера, мол, что это было только что.

- А с ними только так и можно. Когда надерутся, они к любой войне готовы, а к порно нет. Мы их всегда так у себя выгоняем, - флегматично поясняет Питер.
Нестандартные решения - я это люблю. Но это вовсе не значит - наобум, с потолка, в голову стукнуло, ну и тому подобные дивные озарения.
Такие решения - результат сбора и анализа большого объёма информации из разнообразнейших источников. Вот о таком необычайном решении, а может, и подвиге, неизвестного мне человека хочу рассказать.
Поведала родственница участников событий.
Зима 1944 года, январь, февраль или декабрь - не знаю.
Женщина по имени М. с дочерьми дошкольного вораста, Л. и Н. были в эвакуации, в далёком сибирском селении.
Н. с дочерью хозяйки, девочкой постарше, катались на санках и на скорости врезались в дерево. От удара у Н. разорвалась печень. Девочка была жёлто-коричневого цвета,констатировали, что не жилец. Начали готовиться к похоронам, шансов никаких.
В селении из медиков был только фельдшер, по описанию - восточной национальности. Не знаю, как там было с медикаментами, думаю, плохо, но этот фельдшер в свободное время собирал растения, грибы и готовил из них какие-то мази, снадобья и так далее. Как знахарь, что ли?
...Девочка умирала... И вот, или от отчаяния - чтобы просто не сидеть и не наблюдать, как гаснет ребенок, или вследствие каких-то удивительных знаний из восточной медицины, а, может и то, и другое, и десятое, фельдшер решился провести операцию.
Зарезал козу, вытянул у неё желчный пузырь и прооперировал ребёнка, части печени собрал в пузырь, зашил разрез...
Не знаю, было ли описано такое хоть в одном медицинском учебнике в те времена? В советском - вряд ли! И это было не по протоколу, точно!
Девочка выжила, выздоровела, выросла, родила троих детей. Шов от операции выглядел косметическим, очень аккуратным. Обе девочки - красавицы. Не могу сказать были, видела одну недавно - красивые, царственные черты лица. Они до сих пор спорят(по телефону), кто из них покорил больше мужских сердец, да кто влюблен был в какую. Хотя девочкам 70+ и живут на расстоянии в несколько тысяч километров.
Вот такой нестандарт! Хорошо, что умных советников и добреньких советчиков у фельдшера не было!
Не стоит человеку, который поступает не как положено, не как написано, вставлять палки в колёса. Поинтересуйтесь, почему именно так. Возможно, его потрясающие идеи или необычные выводы Вам когда-то пригодятся.
Может быть, эту историю тут описывали? Я не встречала.
Факты о США.

Министерство сельского хозяйства США отвечает за программу бесплатных продовольственных талонов (Food Stamps). Они гордятся тем, что в последнее время выдали рекордное количество этих талонов.

В то же время министерство внутренних дел США, а точнее департамент национальных парков просит людей "не кормить животных с рук". Заявленная причина заключается в том, что "животные привыкают к тому, что люди их кормят, и не учатся заботиться о себе сами".
Наташа выложила фотографию на фейсбуке и подписала: "Отмечала сегодня сразу две днюхи - моему сыну исполнилось 6 лет, а тете моего мужа - 63".

Куча комментов с единственным вопросом:
- А тетя-то где?
Наташа:
- Как это где? В самом центре фотки.

А там 30-летняя шикарная женщина. Ну или очень моложаво выглядящая 40-летняя.
Кто-то из комментаторов не выдерживает:
- Как это ей удается? Она что, пьет кровь младенцев?
Наташа:
- Сама хотела бы знать, но боюсь спросить.
Ей в ответ крик души капсой:
- К ЧЕРТУ СТЕСНИТЕЛЬНОСТЬ! СПРАШИВАЙ! МЫ ВСЕ ХОТИМ ЗНАТЬ!
"Армия Израиля, например, всех порвет за одного единственного солдата, а если не получится - сделает все, чтобы его вернуть живым и здоровым." © alexx__ka
Или о пользе знаний истории военного дела.

В те уже легендарные времена, когда Советскую Армию ссал весь капиталистический лагерь (вместе с Израилем, му-ха-ха) случилось мне учиться в городе Тамбове, в достославном и известном в тех краях ТВВККУХЗ.
Известно оно тем, что, в отличии от двух других военных училищ, также располагавшихся в этом замечательном городе, с курсантами именно нашего училища местные почитатели уголовных традиций предпочитали не связываться, имея на то весьма веские причины.
Но всё течет, как говаривал Гераклит из Эфеса, всё меняется, вместо образумившихся подрастают неразумные, и история повторяется дважды, как однажды приметил известный в очень определенных кругах товарищ Гегель.
В общем - сходивший на дискотеку наш старшина огреб охуенных пиздюлей от местного молодняка по причине формы, на которую клевала добрая 99% половина тамбовских цыпочек.
До этого события мы как бы нежились под покровом наработанных ранее старшими товарищами традиций и положений. Но что случилось - то случилось, курсанту разбили ебало и это провоцировало ранее обученные, а также неокрепшие молодые умы на сомнения по поводу правильности известных всем традиций. И мы реально ощутили на себе внимание, не сколько внешнее, сколько внутреннее - и снизу - от младшего курса - и сверху - от командиров взводов и рот и даже некоторых преподавателей (как позже обозначилось - тоже выпускников нашей противогазовой школы), весьма нетуманно высказавшихся на предмет недопустимости оставления без последствий такого малозаметного, но весьма значимого для заинтересованных сторон инцидента.
Проще говоря - если мы промолчим - ебальники нам будут чистить в каждом переулке, как до этого происходило со всеми военными в голубых погонах.
Наши же погоны были черными и мы выросли в атмосфэре уважения и неприкосновенности. Которая ныне была поставлена под сомнение. Надо сказать - весьма серьезное и предполагающее весьма существенные последствия.
Поэтому оставлять инцидент без последствий вариантов не было. Но и надеяться на чью-то помощь и поддержку не приходилось - мы проебали, нам и разбираться.
Всё было бы сложно, если бы не наш начальник спорткафедры. Каким-то чудом отменились лекции и вся неделя занятий превратилась в сплошное физо. Из шести ежедневных учебных часов два мы бегали, два окучивали спортгородок, а ещё два играли в греческую фалангу. Игра, кстати, доставляла, смысл её был в том, что в составе строя мы учились сначала строиться по команде, затем отбегать, затем нападать с разбегу и, самое главное, каждый участник занятия был обязан повторять то, что произносит руководитель. Тем же тоном, той же громкостью. Сначала говорил старшина, затем строй повторял, тем же тоном, той же громкостью, при этом выполняя приказы, расширяясь, смыкаясь, унося "раненых" и добивая упавших врагов.
И вот настал день "Д", а, точнее, суббота следующей недели. Часть курсантов получила увольнительные и ушла в парадке, часть "осталась без контроля" и свалила через забор в спортивных костюмах. Оставшиеся "неликвиды" вместе с привлеченной массовкой первого курса изображали наличие личного состава на периодических построениях.
Но направление было у всех одно - каждому за рубль был куплен билет на дискотеку, в которой "оформили" старшину.
Как ни крути - событие было очень неординарным, хотя, как мы догадывались, через такое проходил чуть ли не каждый четвертый курс. Нам предстояла массовая драка с неизвестным по численности противником, неизвестно чем (а, впрочем - что неясного-то - холодное, да ещё и режущее, кто б сомневался) в то время, как нам предстояло провести операцию по возможности без шума и пыли в виде следствия и дознания.
И вот он - момент истины. Когда на глазах, как оказалось, почти пятисот свидетелей, группка одетых "под гопоту" окружает кучку одетых в форму, явно не с целью выказать им знаки почета и уважения.
Я был примерно в трех метрах от "эпицентра инцидента", когда стоявший рядом, не знакомый мне на лицо хлопец произнес - "построение для контратаки".
Разумеется, в силу науки школы гладиаторов товарища майора Солдатова, я повторил полученное мной сообщение, и удивился, услышав как эту фразу повторили сразу шесть ранее мало известных мне короткостриженных танцоров. И, что прикольно - на автомате - три танцующих с ними девушек.
Рядом со мной выстроилась фаланга, члены которой, как оказалось, были мало знакомы, но весьма знакомы с главным принципом - повторять и выполнять приказы.
Девушки встали сзади строя, юноши одели кастеты и достали дубинки, что тоже как бы намекало на обученность участников инцидента.
Против нас стояла тоже как бы фаланга. Но было понятно, что это варвары - стояли они кучей, и при превосходстве в вооружении - у парней были даже балисонги - явно была заметна проблема как в мотивации, так и в управлении.
И вот на этой звенящей ноте мои соседи голосом моего старшины сказали "держать строй".
Ничто бы не было настолько поддерживающими и вдохновляющим, как голос командира в столь тяжелый момент. Ничто бы так не успокоило, как приказ вполголоса "Два шага назад, приготовиться к удару"
Тут не пол дискотеки "Толна", плац бы вздрогнул от шагов, которые отмеряли ноги фаланги, отмерявшей шаги назад только с целью разбега и сокрушения.
Что было потом? Да всем и так известно - в тот день дискотека закончилась на два часа позже. Не боясь никого мы и курсанты третьего и второго курса обнимали девушек, наслаждаясь безнаказанностью и заслуженностью. Нам всё сошло с рук. На огонек пришли все курсанты всех курсов, и даже парни, которые уволились, в общем, все, кто был заинтересован.
А у девушек был выбор - или солдат Империи, или безызвестный гопник, коих хоронили в 90-е немерянно.
А я уже был женат. Но могу сказать точно - армия - это узы, которые сильнее брака. Ибо брак можно расторгнуть - а присягу нет.
Честь имею.

Самый смешной анекдот за 06.06:
Аль-Кайда взяла на себя ответственность за формирование нового правительства России...
Рейтинг@Mail.ru