Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
с 01.10.2020 по 31.10.2020

Самые смешные истории за месяц!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Однажды молодой человек узнал в прохожем своего учителя. Он подошел к старику и спросил:

- Вы меня не помните? Я был вашим учеником.
- Да, я помню тебя третьеклассником. И чем ты занимаешься сейчас?
- Я преподаю.
- Что же привело тебя к этому выбору?
- Не что, а кто. Вы.
- Позволь мне полюбопытствовать, в чём же выразилось моё влияние?

- Вы на самом деле не помните? Разрешите мне освежить это в вашей памяти. Однажды мой одноклассник пришел в класс с красивыми часами на руке, которые ему подарили родители. Он их снял и положил в ящик парты. Я всегда мечтал иметь такие часы. Не удержался и решил забрать их из его парты. Вскоре тот мальчик подошел к вам в слезах и пожаловался на кражу. Вы обвели нас всех взглядом и сказали: "Тот, кто забрал часы, принадлежащие этому мальчику, пожалуйста верните их".

Мне стало очень стыдно, но мне не хотелось расставаться с часами, так что я не признался. Вы направились к двери, заперли ее и велели нам всем выстроиться вдоль стены, предупредив: "Я должен проверить все ваши карманы при одном условии, что вы все закроете глаза". Мы послушались, и я почувствовал, что это был самый постыдный момент в моей недолгой жизни. Вы двигались от ученика к ученику, от кармана к карману. Когда вы достали часы из моего кармана, вы продолжали двигаться до конца ряда. Затем вы сказали: "Дети, всё в порядке. Вы можете открыть глаза и вернуться к своим партам". Вы вернули часы владельцу и не произнесли больше ни одного слова по поводу этого инцидента.

Так в тот день вы спасли мою честь и мою душу. Вы не запятнали меня как вора, лгуна, никудышного ребенка. Вы даже не удосужились поговорить со мной об этом эпизоде. Со временем я понял почему. Потому что, как истинный учитель, вы не захотели запятнать достоинство юного, ещё не сформировавшегося ученика. Поэтому я стал педагогом.
Оба замолкли под впечатлением этой истории. Затем молодой педагог спросил:
- Раз вы меня узнали сегодня, не вспомнили ли вы меня в том эпизоде?
Старый учитель ответил:
- Дело в том, что я обследовал карманы тоже с закрытыми глазами.
Тут будет цепочка вложенных историй, как в «Тысяче и одной ночи»: рассказчик встретил дервиша, который передал ему рассказ купца, который знал одного моряка, а уже с моряком что-то примечательное случилось. Но без этого никак.

Два года назад, весной 2018-го, я пошел к зубному. Я живу в Чикаго, зубы лечу у русской дантистки по имени Ксения. Она, пока ковыряется у меня во рту, всегда рассказывает что-то интересное, а я поддерживаю разговор угуканьем и эгеканьем, с открытым ртом ничего более ценного не скажешь.

В тот раз она поведала мне о другом своем пациенте, Энди (второе звено цепочки). Энди под 70, обычный американец среднего класса. У него был старый друг, кажется еще со школьных времен, родом из Аргентины, какой-то Педро или Пабло (третье звено).

Этот Пабло, как и положено аргентинцу, был одержим футболом и каждые четыре года брал отпуск и ехал на чемпионат мира поболеть. Финансы позволяли, семья не возражала по причине отсутствия таковой. Так продолжалось до 2006 года, когда у Пабло обнаружили онкологическое заболевание. Несмотря на потерю волос после химии и потерю изрядой части внутренностей после операции, он чувствовал себя достаточно неплохо и решил в Германию всё же поехать, но одному было стремновато. И он позвал с собой Энди.

Для Энди, как для всякого порядочного американца, существовал только один футбол – тот, который с овальным мячом. А соккер – это ерунда, в которую девчонки иногда играют. Но тут такое дело, друг Пабло помирает, помочь просит, к тому же платит за всё. Энди, конечно, согласился.

Они отлично провели время. Посмотрели все матчи, выпили бочку пива, сорвали голоса, болея за Аргентину. Когда Аргентина вылетела, поболели еще за Португалию. Четыре года с восторгом это вспоминали, потом поехали в ЮАР, снова вдвоем. Пабло уже был в инвалидной коляске, но это не помешало им знатно подудеть в вувузелы, болея за Аргентину и потом за Испанию. Энди даже начал разбираться в правилах и запомнил некоторых игроков.

После ЮАР рак все же доконал Пабло. Он оставил завещание, в котором некоторую сумму отписал Энди с обязательным условием: потратить ее на поездки на все будущие мундиали. В Бразилию Энди съездил один. Один стоял на трибуне и плакал, когда Аргентина вышла в финал, представляя, как радовался бы Пабло.

Когда выяснилось, где пройдет следующий чемпионат мира, жена Энди заявила, что Бразилия Бразилией, а в дикую Россию она его одного не отпустит. Поедет с ним. Тогда их дочка заявила, что они оба сошли с ума, она двух сумасшедших стариков в дикую страну не отпустит и едет тоже. Энди вздохнул и купил три комплекта билетов вместо одного. Но когда он посмотрел, сколько стоит жилье в Москве и Питере во время чемпионата, то понял, что надо что-то делать, иначе все деньги Пабло кончатся прямо сейчас и на следующие чемпионаты ничего не останется. В Бразилии подобного безобразия не было даже близко.

Энди обратился за помощью к единственной русской, которую знал – к Ксении, своей дантистке. В Москве она нашла ему комнату у своих дальних родственников, а в Питере никого не знала и спросила, не знаю ли кого-то я. Мне не жалко, я кинул запрос на Фейсбук, и тут же нашелся френд из Питера со свободной комнатой и почти свободным английским, который за вполне умеренные деньги согласился приютить Энди и его семью.

К чему я всё это вспомнил. Вчера опять лечил зубы, и Ксения рассказала, что недавно у нее был Энди. Очень счастливый. У него родился внук. Дочке почти 40, родители уже волновались, что она никогда не выйдет замуж и никогда не подарит им внуков. Но вот повезло, вышла и подарила. Муж хорват, немного моложе ее, красавец. Где познакомились? Да в Петербурге, в фан-зоне, и познакомились.

Вот я думаю про этого новорожденного парня. В каком маленьком мире он живет. В мире, где папа-хорват и мама-американка познакомились в России, куда мама приехала по воле аргентинца. И с ма-а-аленьким участием одного белорусского еврея, о котором этот парень, скорее всего, никогда не узнает.
Кенийский бегун Абель Мутай был всего в нескольких футах от финиша, но перепутал финиш с вывесками и остановился, думая, что завершил гонку.

Испанский бегун, Иван Фернандес, стоял за ним и, понимая, что происходит, начал кричать на кенийца, чтобы он продолжил бег. Мутай не знал испанского и не понял. Понимая, что происходит, Фернандес толкнул Мутая к победе.

Журналист спросил Ивана: ′′Зачем ты это сделал?" Иван ответил: ′′Моя мечта заключается в том, чтобы когда-нибудь у нас была такая общественная жизнь, где мы толкаемся и помогаем друг другу побеждать."

Журналист настаивал: ′′Но почему ты дал победить Кении?" Иван ответил: ′′Я не дал ему победить, он собирался победить. Гонка была его."

Журналист настаивал снова: ′′А ведь можно было победить!" Иван посмотрел на него и ответил: ′′ А в чем заслуга моей победы? Какая честь будет в этой медали? Что бы моя мама об этом подумала?"
Сломался у меня прошлой зимой на куртке замок. Ну, думаю, дело-то копеечное, поехал в ателье. Не, в Ателье! Самое что ни на есть в нашем городе. Захожу. Всё в шубах ручной работы, потолки высокие, все "здрасте" тебе, улыбаются. Я грю: цена вопроса? Ну-у-у... Тут надо замок выпарывать, новый вшивать. Где-то дня два. Стоить будет полторы. Я думаю чё судьбу испытывать, хрен с вами. Давай! Она: Только замок надо купить отдельно, во-о-он там. Ах тыж... Ещё и замок не входит в цену. Ну ладно. Покупаю замок за 150 и думаю. Я его и подешевле вошью! Еду в полуподвальчик, который на Ателье не претендует. Мне заряжают 700 за всё про всё. И тут я вспоминаю как мой корифан расхваливал одного старого китайца, который делает ВСЁ! Снимает в ТЦ какой-то закуток под самым потолком. Там какие-то принадлежности для уборки раньше хранились, а потом жадный хозяин решил и эти несчастные квадратные метры сдать. Приезжаю, ни на что особо не рассчитывая беру куртку, замок и с трудом нахожу эту берлогу. Протискиваюсь между заготовок для ключей, каких-то ботинок, вещей... "Здрасте!" грю. Вот тут проблемища у меня. Он такой: "Щас собачка поменяем - и пойдёшь!" Я рот не успел открыть, он плоскогубцами раз-два, новую вставил. "Сколько?" - "Семисятпять". "СКОЛЬКО??" - "Семисятпять рубилей". Я так... опешил слегонца. "У меня кошелёк в машине. А вот может замок возьмёшь? Он 150 стоит". "Халасо!" Забирает и мне сотку протягивает. Я грю:"Оставь себе!" - "Не! Я лишнего не возьму" и улыбается... Вышел я с курткой и сотней в кармане, закурил и долго думал. О чём? Да обо всём! Какие мы русские справедливые, честные, друг друга в беде не бросим. И какие все другие враги и сплошные дураки.
У моего соседа по даче есть дед. Не, не так. У моего соседа по даче есть Дед. С Большой буквы. Ветеран. Настоящий. Воевавший. В этом году 99. Машину до сих пор водит. Дай Бог ему здоровья.
А лет пять назад они с внуком пошли Деду новую машину покупать. (Современные машины служат недолго. Дед это точно знает.) Пришли в автосалон. Там все как положено. Выбрали, то сё, цвет, опции, допы. Пошли страховку оформлять, тут же в салоне. Там девочка с компьютером. Как зовут? Год рождения? Дед отвечает: тысяча девятьсот двадцать первый. Она вбивает в комп. Стаж вождения? Дед отвечает: семьдесят три года. Она вбивает, комп считает и вместо обычных 30-70 тысяч вдруг выдает сумму шесть тысяч с копейками…
На этом месте рассказа я чот засомневался, неужели у корпоративных программистов страховых компаний теплится что-то человеческое? Но дальше было еще интереснее…
Девочка смотрит на результат и тупит. Я грит здесь недавно работаю, мне нужно с головным офисом связаться, уточнить. Она звонит в офис, там ее соединяют с местным начальником, он вникает, просит включить громкую связь. Дальше их диалог с Дедом.
Начальник: Вы простите, тут видно ошибка какая-то… Какой вы говорите год рождения?
Дед: Двадцать первый.
- А стаж вождения?
- Семьдесят три года.
- А первый автомобиль какой марки?
- Танк. Т-34
У начальника видать, тоже громкая связь включена была, потому что из динамика послышались аплодисменты отдела.
После секундного осмысления, начальник выдал инструкцию девочке:
- Подарите ему страховку!

Спасибо нашим Дедам за Победу!
Не бойтесь развода

Расскажу историю, как я развёлся. Женился я рано, в 21. На очень хорошей девушке, но через некоторое время стало жить с ней как-то не очень, потом родился сын, и жить с ней стало хуже.

Бесконечно пилила по различным поводам, а часто и без повода.
- Вот, у Юльки муж ее возит три раза в год за границу, а мы только раз были и то в Египте.
- Наташкин-то муж подарил ей джип, а ты мне только фиесту какую-то купил.
- Что ты постоянно работаешь, дома то собираешься бывать, надо ведь со мной время проводить больше.

Думал я о разводе как то отстранённо. Что хорошо бы, конечно, но все как-то никак. Что люди подумают, сын опять же маленький. Как же я все брошу. Квартира тут и другая недвижимость уже нажита.

Потом у меня начало шалить давление. Причем конкретно так шалить. А лет шесть назад пошел я в больницу, и мне там прибор такой повесили, чтобы в течении суток измерять пульс, давление и все такое. А когда я прибор сей сдал, на следующий день доктор меня пригласил на беседу:

- Знакомьтесь, это наш психолог.
- Да я вроде не псих - улыбнулся я.
- Все мы своего рода психи - сказал психолог.
- Скажите, у вас дома скандал был вчера?
- Нет, все нормально вроде как, а почему вы спрашиваете?
- Ну вот смотрите, с утра вы поехали на работу, давление и пульс в порядке, а в 18 часов вы поехали домой?
- Да
- И началось. Смотрите график. Пульс зашкаливает, тахикардия, давление 180/120 и так до ночи.

Тогда я все рассказал ему. Что не хочу идти домой, потому что там гнетущая атмосфера, что я самый первый доброволец на длительные командировки, что я предпочитаю выезжать на производство с ночевкой чтобы следить за техпроцессом, хоть и не моя очередь. Потому что там мне хорошо, а дома плохо.

Послушал он меня, покивал и говорит:
- Я буду краток. Если жить хотите, вам надо решить для себя кое-что. Или вы разведетесь или умрете. Я не шучу. Я не буду советовать вам ходить к семейному психологу и все такое. Слишком много лет вы в браке, 14 лет не шутка. Мой вам совет, как мужчина мужчине, и как доктор пациенту. Разводитесь.

Проняло меня изрядно. Шел к машине как потерянный. Смелости никакой разводиться не было. Думал, думал, ничего не придумал, ибо тюфяк несмелый в этом плане. Даже мысли такие были: вот бы здорово было бы, чтобы она мне изменила, а я ее тогда бы уличил и развелся в полном праве. Ну и тому подобный бред. Но никак не мог набраться смелости придти и сказать. Ну и подумал, что такова моя карма, и так и буду дальше жить, а доктор может и ошибается и вообще стерпится - слюбится и все такое. И так было до одного момента.

Купили мебель в квартиру новую. И осталось куча картона, который сложили в коридоре. Я хотел выкинуть, но жена сказала, что приедет ее брат и заберет, что то там в гараже надо на чердаке постелить. Ну лежит этот картон неделю. В понедельник у меня планерка, совещание. Звонок, жена.
- Мне сейчас неудобно я перезвоню, совещание.
- Какое совещание, послушай меня!!! Ты когда уже картон свой уберешь?! Двадцать раз тебе говорила, я сейчас через него упала, ноготь сломала, мужик ты или нет, сколько это терпеть?

Я выключил телефон, внутри меня что-то как будто сломалось. Извинился, сказал, что мне срочно надо уехать. Сел в машину, приехал домой, прошел в спальню, собрал в спортивную сумку трусы, носки, сунул в чехлы карабины, отнес в машину. Вернулся, забрал куртку, еще вещей, снова в машину отнес. Вернулся и сказал, что больше жить с ней не намерен и развожусь. Ушел и больше не вернулся.

В эту ночь ночевал на работе на офисном диване. Потом снял квартиру, была неделя депрессии, с работы отпустили, никто меня не трогал. Потом потихоньку начал жить. И через какое то время понимаю, что я живу! Черт побери, я не существую, я живу полной жизнью! У меня прекрасная работа, отличные перспективы, я еще молод, мне всего 36, я силен и здоров, у меня больше не болит голова! Да офигеть! Я живу!

Потом я начал жить с хорошей девушкой, купил дом. Зажили с ней в новом доме. И что интересно: мне больше не нравятся командировки, я не хочу оставаться после работы поработать еще, я хочу домой. Дом - это то место, где мне хорошо и спокойно, и уютно. Где живет хороший человек, к которому я хочу скорее приехать. Я перестал боятся своего дома, мне стало интересно жить.

А один раз взрослый уже мой сын сказал мне по секрету:
- Батя, такое дело. Не знаю, как тебе и сказать, но я должен. Наверно, это не правильно, но я уважаю твою жену больше чем маму.
Я офигел. И спросил его:
- А чего это так, сына?
- Не знаю. Мне кажется, она меня любит. И тебя. Она никогда не орет ведь на нас с тобой. Верно?
- Верно, сынок...

Не бойтесь изменять свою жизнь. Она у нас одна. Если не хотите всю жизнь прожить с человеком, который вас "убивает", разводитесь, это совсем не больно.
Мультфильм Александра Татарского о мужичке-недотепе, который отправился в лес на поиски елки, вот уже много лет является непременным атрибутом новогодних праздников. Сегодня сложно представить, почему в 80-х юмор Татарского не просто не оценили, а даже не хотели выпускать мультфильм на экраны. После обвинений в русофобии и насмешкой над советским народом автор оказался в предынфарктном состоянии...

Проблемы с цензурой возникли у Татарского еще во время работы над первым мультфильмом – «Пластилиновой вороной». Ему разрешили его снять в порядке исключения – за то, что он помог разработать анимационные заставки к Олимпиаде-80 на телевидении. Но когда мультфильм был готов, его запретили к показу с формулировкой «идеологически безыдейный». Ситуацию спасли Эльдар Рязанов и Ксения Маринина, в то время работавшие над программой «Кинопанорама» – вопреки запрету, они выпустили мультфильм в эфир. Далее, признанным успехом мультипликатора стала пластилиновая заставка к программе «Спокойной ночи, малыши!», которая вошла в Книгу рекордов Гиннесса по количеству выходов в эфир.

Вдохновленный этим успехом, Татарский принялся за создание нового мультфильма – «Падал прошлогодний снег» по сценарию Сергея Иванова. И вот тут претензий у цензоров было еще больше. Автор вспоминал: «Этот фильм вообще был запрещен, положен на полку, и формулировки были гораздо более гадкие. Если «Ворона» – просто безыдейная глупость, то это уже русофобия, издевательство над советским человеком. Потому что в фильме всего один герой, и он русский (он же в шапке, мужик), и при этом он идиот». Мужичок казался им дурачком и недоумком, а сюжет – насмешкой над всем народом. Местами мультфильм пришлось переозвучить и заново смонтировать.

Композитор Григорий Гладков, написавший музыку к мультфильму, объяснял замысел авторов: «Сила мультфильма в том, что показан характер. Он как бы такой недотёпа, на самом деле он нормальный мудрый деревенский мужичок, а она – любящая его жена. Если б не любила, то со скалкой бы не бегала. А то бегала, искала, волновалась. Мужик нашёл ёлку и принёс её домой, но это было уже в апреле, и он отнёс её обратно. Это вся наша жизнь и весь наш характер такой непутёвый, но мы и ракеты строим, и Олимпиаду проведём, и всё у нас всё-таки получается. Просты мы всё делаем весело и шутя. Самое главное, что герой выдумщик, не дай бог жить со скучными людьми».

Поначалу планировалось, что в мультфильме вообще не будет текста, только восклицания «Ох» и «Ах». Но руководство студии потребовало «разъяснить этот бред» и настояло на том, чтобы сюжет был более конкретным. Александр Татарский вместе со сценаристом Сергеем Ивановым начали придумывать реплики героев. Многие фразы из мультфильма, которые потом ушли в народ, приходилось отстаивать с боем. Например, крамолу увидели во фразе «Кто тут, к примеру, в цари крайний? Никого? Так я первый буду!» В репликах главного героя цензорам мерещились зашифрованные послания.

Проблемы продолжились и после того, как мультфильм был готов. На озвучивание пригласили актера Станислава Садальского, однако его имя пришлось убрать из титров. Дело в том, что Садальский вырос в детдоме и всю жизнь пытался разыскать своих родственников. В середине 70-х годов ему удалось найти двоюродную бабушку, которая еще в 1917 году эмигрировала в Германию. Когда им наконец удалось встретиться, Садальскому за общение с иностранкой запретили выезжать за границу, и в качестве наказания его имя велели убрать из титров мультфильма. Хотя зрители и без этого сразу же узнали его голос.

Парадоксальная фраза «Падал прошлогодний снег» показалась Татарскому идеальным названием для мультфильма с абсурдистским юмором, тем более что этой фразе он нашел вполне логичное объяснение – «прошлогодним» можно считать снег, который выпал 31 декабря. Станислав Садальский вспоминал: «Весь наш абсурдный, фантастический фильм он построил на одной фразе, которую считал гениальной: «Падал прошлогодний снег». Мне он долго пытался объяснить: «Ты понимаешь… ноль часов, ноль минут. Нет прошлого, будущего, нет настоящего. Есть безвременье, междумирье. Все замерло. А снег идет… Прошлогодний, понимаешь?».
В результате мультфильм «Падал прошлогодний снег» все-таки вышел на экраны – в канун Нового 1984 года. Позже он стал признанной классикой советской мультипликации и одной из самых известных работ Александра Татарского.

Во время обсуждения финальной музыкальной темы мультипликатор попросил композитора Григория Гладкова написать пронзительную мелодию: «Гришка, мультик у нас смешной, но в конце должна быть грустная мелодия. Надо чтобы было, как у Феллини, чтобы было очень весело, а в конце такая грустная мелодия, под которую нас с тобой и похоронят».

В 2007 г. режиссер ушел из жизни – в 56 лет у него остановилось сердце, и, согласно его воле, на похоронах звучала музыка из его самого знаменитого мультфильма...
"На халяву побухать и других не уважать - всё как в школе, всё как в школе, всё как в школе..."

Прогуливаясь во время обеденного перерыва до ближайшего супермаркета, я частенько вижу своего бывшего одноклассника Ваню. Помню, как в 11 классе он пришёл к нам из другой школы и на фоне общих интересов довольно быстро вписался в нашу компанию, которая частенько проводила время, с целью употребления горячительных напитков.
Однако продержаться дольше пары месяцев в нашем кружке по интересам Иван так и не смог по причине того, что прибухнуть то он очень любил, а вот скидываться на это дело как-то забывал. Такое поведение было для нас не совсем понятно, так как деньги у человека водились и по меркам школьника вполне приличные.
Как только халявщику были предъявлены закономерные претензии, тот сразу же затаил лютую обиду и моментально перестал с нами здороваться почти на две недели. Далее отношения нормализовались, но разговоров о совместных посиделках уже не шло.
Сейчас, спустя чуть более 10 лет, я почти каждый день встречаю героя этой истории, так как работаем мы практически в соседних кабинетах одного офисного здания. И вот, в один из рабочих дней по пути в магазин у нас произошёл диалог:

- Подскажи, ты ведь юристом работаешь?
- Всё так.
- Слушай, у моего тестя есть вопросик один, можешь помочь?
- Конечно, что за вопросик?
- Да ему конторка одна должна была на даче крышу немного подремонтировать. А как до дела дошло, то предоплату взяли и свалили.
- Классика, договор есть?
- Вроде да, какие-то еще бумажки были.
- Понятно, пусть приходит со всеми документами. Будем разбираться. Может завтра забежать часиков в 5?
- Конечно, а ты это… сколько будет стоить? Или по дружбе?

После этих слов Ваня начал ехидно улыбаться, но я сделал вид, что не услышал последнюю фразу и ответил:

- Консультация Х рублей, а дальше всё зависит от дела.

Судя по мгновенно спавшей улыбке, Иван не очень обрадовался такому ответу, но всё же продолжил:

- Понял. Давай я тебе переведу деньги по карте через часик, а с тебя консультация.
- Без проблем. Держи визитку, по этому номеру можешь перевести.

После этого диалога я начал предвкушать веселье. Стоит ли говорить, что денег я не получил ни в день нашей встречи, ни на следующий день, когда должен был прийти его родственник? Я уж начал думать, что про меня забыли, но ровно в назначенное время в дверь кабинета вошёл мужчина.

- Здравствуйте, я от Ивана такого-то. Он Вам про меня говорил?
- Здравствуйте, говорил.
- Отлично. В общем, вот документы, давайте расскажу, как всё было.
- Без проблем. Только хотелось бы кое-что уточнить.
- Что именно?
- Иван говорил, что сам оплатит консультацию, но денег я не увидел. Я правильно понимаю, что Вы сами оплатите мои услуги?
- Нет. Ваня должен был всё оплатить.
- Понимаю, но от него ничего не приходило, я уже проверял.

После этого мужчина вышел из моего кабинета, видимо для звонка Ивану. Через пару минут заходит обратно.

- Всё нормально. Он потом оплатит.
- Подождите, когда потом?
- Ну… когда деньги появятся. Мне то откуда знать?
- Простите, но консультация только после оплаты.
- Это еще что значит?
- Это значит, что я не буду работать пока не получу оплату.
- У тебя совесть вообще есть? Я к тебе через весь город специально ехал.
- Вы можете сами оплатить мою работу.
- (перебивая) До свидания.
- Всего доброго.

Услышав моё прощание, мужчина резко поднялся со стула, но затем остановился на несколько секунд, смотря мне в глаза, давая понять, что на этот короткий миг у меня всё еще сохраняется уникальная возможность поработать для него бесплатно. Однако, не увидев на моём лице нужной реакции, клиент всё же покинул кабинет, оставив меня в гордом одиночестве.
И вот, на следующий день, проходя мимо меня на улице, Иван снова делает вид, что мы с ним не знакомы. Даже интересно сколько это продлится на этот раз.

Всё как в школе, Ваня, всё как в школе.
О маленьких мужчинах.
История давняя, только никак из памяти не уходит.
На "Скорой" бригады обычно всех своих хроников знают, но тут вызов передали из другого района – завал был у них. И вызовы тогда, с какого-то бюрократического перепуга, диспетчеры передавали кодировками. Хорошо, если частые и привычные, типа "Л-65" – это повышенное артериальное давление, а если вдруг какое-то "Ю-23" – то и не знаешь, с чем столкнешься. Может с дедушкой с вросшим ногтем в 3 часа ночи, а может с психом с топором, такое тоже было. Водители, которые эти разговоры по рации слышали, обычно подмигивали: "Ну что, на укус змеи едем?"
Приезжаем. Открывает дверь мальчик, лет двенадцати. Очень взрослый взгляд.
- Да, я вызывал. У мамы эпилепсия, сейчас приступ.
Проводит в комнату.
"У каждого дела – запах особый", писал Джанни Родари. И смею добавить, у каждой квартиры – тоже. Бедность и богатство, опрятность и запущенность, юность и старость – всё имеет свой запах.
Эта однушка была чистой. Бедной и чистой.
Мальчишка молча стоит и смотрит, как я оказываю помощь его маме. Потом, когда эпиприпадок был снят, задает вопросы. И всё тот же взрослый взгляд. Взгляд мужчины. И я понимаю, что, по сути, он взвалил на себя всю эту ношу – безотцовщина, больная мама, поддержание порядка в доме...
И нелепая мысль – как я завидую той, которой он когда-нибудь подставит свое надежное плечо.
Это было, пожалуй, самое экзотическое путешествие в моей жизни.
Год, кажется, 85-й...
Команда КВН нашего проектного института проиграла в финале чемпионата Кишинева.
Второе место в городе воодушевило руководство не на шутку. Местком был щедр - всю команду (8 человек) наградили недельным круизом по Черному морю на теплоходе "Украина" по маршруту Одесса-Батуми и обратно, с заходами в Севастополь, Ялту и Сухуми.
Была небольшая закавыка - месткомовский титан мысли заказал для нас круиз, начало которого приходилось на 19 февраля...
Ранним морозным утром команда с гиканьем погрузилась в поезд и уже через четыре часа была в Одессе. То, что ждало нас там, случается довольно редко - раз в 10-12 лет, но нам повезло.
Акватория порта замерзла. Напрочь...
Мелкие суденышки, неровно прижатые к причалам ледяными пластами, выглядели жалко и безжизненно. С канатов и надстроек свисали наросты льда.
Несколько больших судов (и среди них "Украина"), попавших в ледяную ловушку, старались держаться солидно, но и у них это получалось неважно.
Представитель пароходства, осатаневший от наскоков несостоявшихся пассажиров, оставался, тем не менее, одесситом.
- Возьмите вас в руки, мужчина, - устало отмахивался он от мужика в каракулевой шапке. - К нам на помощь идет ледокол "Ленин". Правда, он еще довольно далеко.
- Мадам, вы меня убедили, я таки да - Дед Мороз, и я сам все это заморозил...
- Только ради вас, мадам, сию минуту беру паяльную лампу и лично иду таять лед...
- Молодые люди, у вас умные глаза, вы поняли - уже никто никуда не плывет. Вы имеете два выхода - или вернуться и сделать сюрприз вашим домашним, или плыть стоя.
Первый вариант мы не обсуждали вообще.
Вернуться, щас! Вместе с водкой, купленной на полученные суточные - круиз был оформлен как командировка.
Не знаю, отказался ли кто-нибудь из пассажиров от плавания - на теплоходе было полно людей.
Было тепло и светло, работали двигатели, под ногами мелко вибрировал пол - плывем!!!
На судне кипела жизнь - работали бар и ресторан, в музыкальном салоне по вечерам гремела музыка - это тогда называлось дискотекой, разноцветными огнями подмигивали игровые автоматы...
По утрам мы выгоняли на верхнюю палубу младшенького, Мишаню - разведать обстановку за бортом: то-сё, мимо чего проплываем...
Мишаня был настолько убедителен в своих отчетах, так талантливо изображал голосом плеск волн и крики чаек, что я однажды пошел проверить...
Белое безмолвие. Минус восемнадцать...
- Земля! Вижу землю! - заорал спросонья дурным голосом Игорь на третье утро плавания.
Это был явный моветон. Все почувствовали неловкость, будто он пукнул прилюдно.
- Ты совсем допился, мой бедный друг. Глюки у тебя, - пробормотал Сенька, задергивая шторку иллюминатора.
23 февраля наши девочки устроили настоящий праздник с песнями, танцами и подарками.
Завтраки, обеды, ужины, преферанс, пинг-понг, веселый треп... Дни летели, и времени не хватало.
На пятый день круиза Галка устроила переполох в кают-компании.
- Человек за бортом! - истошно закричала она.
Все бросились к иллюминаторам. По глади Черного моря, как Иисус Христос, шел пьяный мужик в тулупе и валенках.
Из круиза возвращались отдохнувшие и надышавшиеся морским воздухом.
В ответ на расспросы сотрудников молча закатывали глаза.
За подробностями отправляли к Мишане.

(С) Валерий Айзенштейн
Просто Судьба

- Сколько, сколько? - переспросила бабушка. Вернее, прабабушка, но кто будет тратить время на это ненужное "пра". Бабушка, бабуля, ба, там мы все называли ее. И дети и внуки и правнуки. Я больно ущипнул Ленку за пухлый зад. Она взвизгнула, вслед за ней Тимка - любимец, обожаемое чадушко - йоркширский терьер, только что из собачьей парикмахерской.
- Не пугай бабулю ценами, - прошипел я подруге. То, что для нас естественно и не так уж и дорого, для бабули шок и целое состояние.
- А шерсть вам отдали? - тем временем ба не дождалась ответа на вопрос, сколько же мы на самом деле заплатили за то, чтобы собачку искупали, высушили, подстригли, заглянули в пасть, уши и глаза и в очередной раз сказали нам, что это не собака, а золото, в прямом смысле, "если захотите продавать, только позвоните."
- Какую шерсть? - прервала мои мысли Ленка.
- Собачью, конечно, - удивилась ба.
- Зачем?
- Как это зачем?
Ба и Ленка смотрели друг на друга и явно думали, что одна из них выжила из ума, а вторая дурочка с рождения. Бабушка глянула на меня так сочувственно, словно говоря: "Где ж ты ее такую тупенькую сыскал, Даня? Красавица, конечно, но тупа, как пробка! Элементарных вещей не знает!" Ба из вредности находила кучу недостатков у всех избранников или избранниц своих многочисленных отпрысков. Всё волшебным образом менялось сразу после свадьбы. Уже новую родню она защищала с пеной у рта и я был уверен, стоит нам с Леночкой расписаться, она в мгновение ока станет самой лучшей правнучкой на свете. Пока же мы только жили вместе (о чем прабабушка не знала) и именно поэтому недостатков у моей подруги было немеряно. Вот только что прибавилась и глупость.
- Как же ты не знаешь, милая, носочки, пояс можно из шерсти связать, хотя с вашего кобеля, тьфу, а не пояс, не собака, игрушка, - бабушка осторожно погладила Тимку по голове, а тот попытался лизнуть ее руку.
- Глупости, - ответила ему бабушка и брезгливо вытерла ладонь о фартук, - собака должна на цепи сидеть, дом охранять, а эта что? Да ее цепка к земле придавит, любой хороший пинок и подохнет моментально. Баловство.
Ленка вспыхнула и уже хотела что-то сказать, обидное и уничижительное, но я взял ее под руку и сказал, что нам пора. Бабушка тут же засуетилась, пошла в кладовку за пирогами, а я попытался объяснить любимой, что в деревне проще относятся к животным.
- Это не деревня, это просто люди такие, - проговорила Леночка сквозь слезы и еще крепче прижала Тимку к себе. Я хотел его погладить, но стервец зарычал на меня, подумал, это я довел до слез его обожаемую хозяйку, которую он был готов защищать до последнего мгновения своей жизни.
- Эх, ты! А я тебе еду покупаю, лежанку твою любимую тоже я присмотрел, - упрекнул я Тимку и удивился, что он не рычал на бабушку.
- Не нужны нам никакие пироги, поехали, а?
- Ленчик, не дуйся, ба не хотела тебя обидеть, воспитана она так: собака двор охраняет, кошка мышей ловит и все. Ба рассказывала, что в ее детстве кошек почти не кормили, чтобы они не переставали охотиться.
- Это жестоко!
- Да, но так было. И ба не со зла, поверь. Она просто не понимает, как собака может жить в квартире и спать с нами на кровати.
Любимая недовольно пожала плечами и с бабушкой попрощалась сухо и нелюбезно. Я думал, ба тоже обидится, но она и ухом не повела. Ба всегда считала, что пока не венчаны и могут в любой момент разбежаться и внимания особого на избранника или избранницу нечего обращать. Мало ли кого привезли помочь ей с яблоками. Я загрузил Леночку, Тимку и три большие корзины яблок в машину, поцеловал бабушку и мы уехали.
- Куда нам столько яблок? - тихо возмущалась любимая.
- Во-первых, съедим или раздадим, во-вторых, они еще полежат, пирог испечешь, - немного съязвил я. Леночка и кухня не ладили между собой и если я не успевал что-нибудь приготовить, мы ели полуфабрикаты или ходили в кафе. Я надеялся, что став полноправной хозяйкой, Ленчик все-таки научится хотя бы картошку жарить.
- Тебя надо бы к бабушке на стажировку по пирогам, - неудачно пошутил я и тут же пожалел об этой неуместной фразе. Ленка всерьез обиделась и сказала, что если мне нужна повариха, то вон он кулинарный техникум и сотни кухарок на любой вкус, а она никого не держит.
Ругались мы часто и не только по поводу кухни. Я любил ее и думал, что это чувство поможет преодолеть абсолютно любые преграды. Время показало, я сильно ошибался. Но пока я об этом не подозревал, будущее казалось мне сложным, но интересным, я мечтал о детях, о большой и дружной семье, о воскресных пирогах и походах. А сейчас любимая девушка была рядом, Тимка посапывал у нее на коленях и яблоки пахли так сильно и дурманяще, что я остро прочувствовал этот момент. Понял, неизвестно, что там будет в дальнейшем, но здесь и сейчас я абсолютно счастлив. Хвала всем богам! Есть у меня такая способность - остро чувствовать реальность и я за нее действительно благодарен, такое обычно редко с людьми случается, а у меня так постоянно и по ничтожному поводу. Ленка в такие моменты даже злилась на меня, говорила, ну что такого счастливого в том, чтобы пинать ногами опавшие листья или подбирать каштаны или рвать яблоки или сидеть у костра. То ли дело шикарный ресторан, отдых где-нибудь на модном курорте, вон там счастье, а здесь...
- Милая, но это все достаточно редко бывает! - пытался я ее убедить, - ведь и ресторан и курорт - это такие мгновения по сравнению с целой жизнью и выгоднее наслаждаться обычными моментами, они ведь чаще бывают!
- Сказал тоже! Выгоднее! Кому?
- Тебе самой! Представь - счастье вот прямо сейчас оттого, что мы ужинаем пиццей и вином, нам хорошо вместе, мы здоровы и молоды, мы ...
- А я хотела сегодня в ресторан! Я хочу чувствовать счастье там, а не здесь!
- Хорошо, - смеялся я, понимая, что мы немного не на одной волне, - завтра ты будешь счастлива в ресторане.
В любом союзе всегда кто-то должен делать первый шаг во всем, всегда кто-то терпимее, всегда любит немного больше. Немного или очень много? Это как повезет.
С Леной мы расстались ровно через год, она собрала вещи - свои и Тимкины, сказав, что мы не сошлись характерами - удобный и вежливый парафраз слов: "Я тебя больше не люблю." Я унижался перед ней, молил о возвращении, караулил ее, следил, думал, у нее появился кто-то другой и готовился бить ему морду и требовать сатисфакции. Вел себя, как последний дурак, как безнадежно влюбленный дурак. Это все прошло со временем, оно действительно лечит и через два года я с легкой и свободной душой, один снова поехал к бабушке, чтобы помочь ей с яблоками.
- В спаленку не заходи, - так приветствовала меня любящая ба. Спаленка - махонькая комнатка в ее крошечном домике - там стояла бабушкина кровать и комод. Сакральное для меня место, там лежал тяжело больной деда, там же он умер и мне всегда казалось, что он не ушел оттуда, не смог оставить бабулю одну. В спаленку я всегда заходил, чтобы поздороваться с дедом. Мне даже иногда казалось, я чувствую там запах его папирос.
- Почему? - удивился я, сколько себя помню, бабушка редко что-то запрещала так строго.
- Васенька приболел, - бабушка смахнула слезу.
Васенька? У меня мелькнула мысль про абсолютно чужого человека, который прямо сейчас спит на месте деда, возможно даже укрылся его любимым лоскутным одеялом, которое аккуратно свернутое лежало в комоде и никому, абсолютно никому не разрешалось его трогать. Мне стало так больно и неприятно от этого предательства, что я не нашелся, что сказать и только переспросил:
- Васенька?
- Данька, пойдем посмотришь, может чего подскажешь, а? - бабушка потянула меня за рукав. Я хотел сказать, что я не врач и что надо бы вызвать участкового терапевта, а если нужны деньги на лекарства этому незнакомому подлецу, посмевшему влезть в чужую жизнь, то я, конечно, помогу, если бабушка так трясется за этого незнакомого Васеньку. Я хотел все это сказать, но посмотрел на унылую бабулю, расстроенную и несчастную, засунул все свои претензии в карман и вошел в дом.
- Тихо, тихо, Васенька, лежи, не вставай, - проворковала моя бабуля, войдя в спаленку, а мне стало так противно, так мерзко, что сейчас на кровати, на месте любимого деда я увижу...
Большой рыжий кот раззявил пасть в немом мяве. Еще бы он мог что-нибудь мяукнуть при такой огромной ране на горле. Вонь гниющего кота встретила на пороге и постаралась пропитать всего меня.
- Дань, может ему таблеточку какую дать? Я промывала, но не помогает, видишь, как мучается?
Кот, по-моему уже был полудохлым и ему было все равно. Он лежал на клеенке и простыне, из раны сочился гной, а сам кот горел. "Огненный и снаружи и внутри", подумалось мне.
- Когда-то был красавцем, - я погладил кота, тот даже ухом не повел, - у вас ветеринар должен быть, ты ходила к нему?
- Как не быть, есть конечно, бегала к нему, сказал нечего на всякую дрянь лекарства переводить, стукни его бабка поленом, да в лесу выброси, так и посоветовал, изверг, - бабушка вдруг заплакала, как малое дитя, громко, всхлипывая, словно жестокость этого мира вот только сейчас коснулась ее, как и не было долгой и трудной жизни.
- Ба, - осторожно начал я, - ты откуда вообще его взяла?
Она не то, чтобы не любила кошек и собак, они были легко заменяемыми букашками в ее мире: покормить, похоронить, взять другого. Схема была проста и пункта "лечить" в ней не было. Не потому, что бабушка была злой или бесчувственной, просто так было заведено, так ее воспитали.
- Сам пришел, - она вытерла слезы аккуратным платочком и тихо что-то сказала.
- Я не расслышал, ба.
- Дань, не смейся только, я этого Васеньку как увидела, загадала почему-то: вылечу его, дед меня на том свете дождется, не бросит, а не вылечу...
"Деда никуда и не ушел без тебя," чуть не ляпнул я. Сквозь гнойную вонь я почувствовал запах папирос и вдруг мне в голову пришла мысль: "Если спасем кота, бабуля еще долго будет жить и деда здесь вместе с ней останется." Я немедленно заругал себя за это. Никогда нельзя загадывать, ни за что! А уж тем более на умирающего кота и на любимую бабушку. "Нет, нет никакой связи между котом и бабулей!" повторял я про себя, стараясь изменить то, что пришло мне в голову, изменить мысли, не каркать.
- Дань, - она опять заплакала, уже тихо, безнадежно, - Дань, пожалуйста, помоги.
"Тут может помочь только чудо," подумал я и начал чудить: звонок в ветеринарку, куда водили Тима, долгий разговор с администратором, отказ - "мы не лечим по фотографии, привозите", отвечаю, что не довезу, молчат сочувственно. Прошу позвать хоть какого-нибудь врача к телефону, вспоминаю имя Тимкиного терапевта - тезка моей Леночки - Елена Андреевна - милая, приятная девушка, Леночка ее еще даже однажды приревновала ко мне. Чудо чудное! Елена Андреевна помнит Тимку, абсолютно не помнит меня, но из любви к моей бывшей собаке соглашается посмотреть на фотографии. Отсылаю.
- Температура у него есть? - она перезвонила сама, по ее голосу я понял, дело плохо.
- Пылает.
Она вздохнула. Я понял ее без слов - коту не выжить.
- Но надежда же есть? - я ухватился за эту хрупкую соломинку и мы с бабулей, как два ребенка стали ждать чуда от ветеринара, который даже не видел этого рыжего Васеньку.
- Я не знаю, вы же понимаете, что лечить по фотографии - это...
- Да, да, я все понимаю, но что-то можно сделать?
- Записывайте.
На наше счастье в аптеке было все, что нужно и дело оставалось за малым - сделать несколько уколов, промыть рану и надеяться на лучшее. Я читал, животные чувствуют, когда их лечат, этот же рыжий гад не чувствовал ничего и бился как лев, желая сдохнуть с достоинством, без иголок и промываний.
- А прикидывался почти трупом, - сказал я и оценил последствия лечения. Кот поцарапал бабушке щеку, мне достались глубокие царапины на руках, но я вколол все, что было велено и засобирался домой.
- Нет, Данечка, нет, не уезжай, - бабушка испугалась так, словно в ее доме умирал тяжело больной родственник.
- Его же завтра еще колоть? Даня, я не справлюсь и помочь некому.
Я вздохнул и позвонил на работу.
Утром я боялся, что увижу около крыльца тело на старой тряпке, увижу тусклый мех - неживой, блеклый, увижу потерянную бабушку и буду корить себя за дурацкие загадывания и мысли. К счастью, я ошибся. Кот был жив, хотя и выглядел также ужасно. К лечению мы с бабулей подготовились основательно: запеленали кота, как младенца, чтобы лапой не мог пошевелить. Но этот рыжий больной видимо почувствовал себя немного легче и своей башкой додумался до логической связи: уколы и промывания = не так уж паршиво, поэтому не только лежал смирно, но даже пытался мурлыкать. Бабуля опять расплакалась, теперь уже от радости. Мы полечили кота и я пошел рвать яблоки.
Мне пришлось колоть Васеньку еще целую неделю. Он становился сильнее, начал есть и умываться, а когда смог спрыгнуть с кровати и, пошатываясь, выйти во двор, бабушка откупорила бутылку заветной наливки и мы отпраздновали выздоровление кота. Васеньке надоели уколы и когда он не выдержал и снова поцарапал меня, я решил, что ему хватит и пусть уже природа делает свое дело, пусть этот местами неблагодарный, а местами очень благодарный пациент долечивается сам. У бабули он жил, как в санатории и я не сомневался, что скоро всем соседским котам придется плохо: их ждет раздел территории и суровые битвы.
- Ты этой врачице обязательно яблочек передай, - бабушка сама отобрала самые красивые и румяные яблоки в новую корзинку.
- Ба, я ее лучше в ресторан приглашу, цветы подарю, - рассмеялся я.
- Это как знаешь, а от нас с Васенькой яблочек, это же самый витамин!
Если бабуля что-то решила, перечить ей было невозможно и я забрал яблоки.
Елена Андреевна сначала долго отказывалась и от ресторана и от цветов, а вот яблоки взяла сразу.
- Знаете, у них такой аромат, я даже есть их сразу не буду, просто поставлю в своей комнате, сначала попытаюсь насытиться их запахом, - она так смешно и вкусно потянула носом, что я захотел выпросить у нее одно яблочко. Мне показалось, что в ее руках они засветились, стали еще красивее.
- Жизнь настолько мимолетна, я люблю наслаждаться каждым ее моментом, стараюсь наслаждаться, - это она сказала мне уже за ужином в ресторане и что-то в ее словах послышалось такое знакомое и родное, что я неожиданно для себя предложил ей съездить к бабушке, полюбоваться на яблочный сад, на осенние цветы и, конечно же, на Васеньку.
Елена Андреевна, Леночка, была единственным человеком, которого бабушка приняла радостно и безоговорочно сразу же, с первого взгляда, не просто приняла, но полюбила и привязалась всей душой.
- Ты будешь идиотом, если не женишься на это девушке, - сказал мне отец и добавил, что такие, как она крайне редко встречаются, - да и врач в семье не помешает, - посмеялся папа.
- Она ветеринар, - поправил я.
- Какая разница, - ответил отец, - все мы звери-человеки.
Если судьба есть, она приходит именно так: неожиданно и необычно. Ко мне она пришла в лице рыжего, раненого кота и в бабушкиных страхах. Я так и не смог понять, почему она приняла того кота, почему не прогнала и стала лечить. Она потом и сама не смогла ответить на этот вопрос. Просто Судьба.

Автор Оксана Нарейко
Синдром нашей фамилии

Осенью 2011-го года мой отец собрался умирать. Причина – надоело мучиться. За восемь месяцев до этого один врач невнимательно посмотрел рентгеновский снимок, второй также невнимательно поставил диагноз. В итоге…

В итоге после пары операций в Барановичах и Бресте стало только хуже.
- До ноября умру, земля мягкая, могилу вырыть не сложно, - успокаивал отец.
- Охренеть, - согласился я, - завтра копателей найму.

И поставил на уши всех, кого знал и кого не знал.
В конечном итоге меня принял Бог торакальной хирургии, доктор медицинских наук, профессор 1-й кафедры хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета, Заслуженный врач Республики Беларусь Леонович Сергей Иванович.

Очень приветливый, доброжелательный и абсолютно простой в общении:
- Не волнуйся, Андрей, вези отца, вылечим. Методики лечения этой болезни нет, но мы справимся. Даю слово.
***
Прошел год.
Год (!) с недельными перерывами батя провалялся в больнице. Пять операций, сотни осмотров и перевязок.

За это время я перезнакомился со всеми врачами, медсестрами и санитарками. Даже охрана пропускала, не спрашивая. Они и так знали, что иду в торакальное отделение.

А в ноябре 2012-го лично выбросил тапочки в урну:
- Всё, отец, поехали домой. Сюда ты больше не вернёшься. Врачи обещали.

Так и вышло. Батя живет и здравствует, часто вспоминая тех, кто спас ему жизнь. Жалеем только об одном – не успели еще раз сказать спасибо Сергею Ивановичу. Он умер вскоре после выписки отца. Сдержал слово и ушёл. Светлая память.

А вот его преемнику, не единожды оперировавшему отца, тоже доктору наук и профессору, звоню минимум раз в год:
- Анатолий Антонович, здравствуйте, с днем рождения Вас!
- Здравствуй, дорогой, спасибо. Как отец?
- Живет и здравствует, Вам огромный привет.

- Кстати, скажи, что он на кафедре знаменитость. У нас появился термин «синдром Авдея» для случаев, когда нет методики лечения.
- Не хотелось бы такой славы, но раз вы так решили…, - хмыкнул я.
- Решили, решили, - рассмеялся профессор, - заезжай в гости, давно тебя не видел.

Обязательно заеду. Чтобы еще раз сказать спасибо.
Всем сотрудникам 1-й кафедры хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета, врачам, медсёстрам и санитаркам торакального и гнойного торакального отделений 10-й городской клинической больницы города Минска.

Спасибо Вам и низкий поклон.
ПС, диагноз, если коротко и по простому - огромная опухоль в области легких. Само описание в выписке - два абзаца, не думаю, что кому-то это интересно

Автор: Андрей Авдей
В пятницу ехал в электричке, час пик, в тамбуре народу человек десять. На Перловке входит мужик в оранжевой жилетке поверх синего комбинезона, в руках инструментальный ящик. Только тронулись, у мужика зазвонил телефон.
- Алло!
- Привет! Извини, я сейчас не могу разговаривать.
- Да потому что я в Америке. Знаешь, какая тут стоимость роуминга?
В этот момент все отрываются от своих дел, и с интересом смотрят на мужика.
- В командировке конечно, что мне ещё тут делать.
- Тендер на монтаж оборудования выиграли. В Вашингтоне, да.
- Ну, в месяц где-то уложимся думаю.
- Конечно, как вернусь сразу тебе позвоню!
Кладет телефон в карман, однако через минуту тот звонит снова.
- Здравствуйте.
- Нет, это не Николай Иванович!
- Извините, но я не знаю, кто такой Николай Иванович.
- Да потому что я этот телефон пять минут назад на остановке нашел, несу в отделение полиции.
- Да, пятьдесят девятое отделение, все вопросы к ним пожалуйста.
Не успевает убрать телефон, как тот звонит в третий раз.
- Да!
- Подъезжаю к станции Мытищи. Буду буквально через минуту.
- Да, станция Мытищи, первая платформа.
- Вагон? Сейчас посмотрю. Шестой вагон. Да, шестой. Ну конечно с головы.
- Как она меня узнает? Ну, даже не знаю. На мне неброский, но дорогой светло-серый костюм, галстук в мелкую полоску, в руках букет роз и бутылочка мадам Клико. На голове шляпа.
В углу тамбура какая-то девица не выдерживает и прыскает в кулак.
- Кто издевается? Я издеваюсь? Да помилуйте, если у нас буквально поголовно всё население ходит в синих комбинезонах и оранжевых жилетках с надписью "Спецмонтаж", надо же как-то выделяться! Иначе как ваш заказчик узнает человека в оранжевой жилетке?
- Как только вы перестанете задавать идиотские вопросы, так я сразу перестану давать идиотские ответы! Всё, извините, я приехал.
Двери открылись, мужик шагнул на перрон, и тут у него снова зазвонил телефон.
«Ужасы нашего городка» или как офицеры машину продавали.
В 1991 году, когда многое стало можно, хотя кое-что еще нельзя, когда расцвело кооперативное движение, вместе с ним ярко проявились желающие подоить нарождающийся бизнес. Уголовные элементы стали сбиваться в группы и беззастенчиво экспроприировать при помощи грубой физической силы деньги и ценности как у бизнесменов, так и у граждан, обладающих денежными средствами в размерах, чуть более превышающих средний размер оплаты труда. Купля – продажа чего-либо ценного, как, например, квартиры или автомобиля превратилась в занимательный квест. Надо было извернуться так, чтобы не попасть на мошенников, получить деньги полностью, остаться живым, а потом ещё добраться с полученной денежной суммой до безопасного места. Так вот, один из жителей нашего городка, офицер далеко не первого года службы и далеко не в самом младшем чине, решил продать свою машину по одному ему известным причинам. В силу сложившихся на тот момент торговых обычаев и отсутствия в те времена интернетов он собрался в поездку на авторынок в Питер. Для моральной поддержки с ним поехали двое друзей сослуживцев. Компания отправилась на двух машинах, чтобы после совершения сакрального акта продажи одной машины, по-быстрому вернуться в пункт постоянной дислокации на другом автомобиле. На рынке быстро нашелся покупатель. Продукция советского автопрома к взаимовыгодному удовольствию была обменена на немаленькую сумму денежных знаков. Мужчины погрузились в своё второе авто, в модную тогда «девятку» и направились в сторону Выборга. Уже за пределами Питера, на трассе их стала брать в клещи и вынуждать к остановке пара машин. Скорее всего, продавца машины выследили и вели с самого рынка. К удивлению преследователей, машина потенциальных жертв выскочила из клещей и свернула с трассы в лес, на грунтовку. Разбойнички, наверное, уже потирали руки в предвкушении лёгкой добычи. Охота началась, жертва сама выбрала удобное место для расправы. Охотники обнаружили девятку, стоящей в тупике лесной дороги. Четыре уголовника вышли из автомобилей и не спеша направились к цели, угрожающе помахивая битами, цепями и прочими инструментами для извлечения звонкой монеты из беспомощных лохов. Жалко, не было в то время мобил с фотокамерами, чтобы запечатлеть происходящее. Рожи злодеев наверняка вытянулись, когда они за спинами услышали клацанье автоматных затворов и крик: «Стой, стрелять буду. Лечь мордой в землю.» И очень убедительный грохот автоматной очереди со свистом пуль над головами. Господа офицеры были не лыком шиты. Предвидев риски, с собой в поездку они взяли из оружейной пару автоматов. Спрятали в сумках. Разведрота – это вам не шутки, парни с крепкими нервами, да и за плечами у каждого хорошая практика в Афгане. Рисковали, конечно, служивые, но, как говорится, пусть лучше трое осудят, чем четверо несут в гробу. Не доезжая в тупик, двое офицеров с оружием вышли на ходу из машины и устроили классическую засаду в кустарнике, один остался сидеть в машине, как приманка. В итоге, с двух бандитских машин было снято всё мало-мальски ценное, что поместилось в «девятку». Магнитолы, какие-то агрегаты типа генераторов и помпы. Причем разборкой занимались сами хозяева этих машин. Даже в багажник на крыше положили комплект хорошей резины на литых дисках. Бандосов, на всякий случай, раздели до трусов, сложили одежду в кучу, полили бензином и устроили прощальный костёр. Бить никого не стали. Уголовнички и так от страха обделались. Жалко, что не зимой дело было, но зато комары в тот вечер знатно отобедали. А герои рассказа вернулись в городок и отметили удачно завершенное дело хорошей офицерской попойкой.
Дело было в Одессе в начале 90-х. Одному пилоту местного авиаотряда надоел его домашний шкодливый кот. И он решил от этого кота избавиться. Перед вылетом куда-то в Сибирь с промежуточной посадкой в Свердловске забирает кота в самолёт. Во время промежуточной посадки в Кольцово выпускает его в зале аэропорта и продолжает полёт дальше по маршруту. В то же время в Свердловске садится самолёт, летящий в Одессу, и один из членов экипажа, который был вхож в квартиру хозяина кота, узнаёт кота приятеля. Забирает кота, после возвращения в Одессу едет к дому приятеля и запускает кота в подъезд.
Приезжает хозяин кота, открывает дверь в квартиру и видит своего кота.
Немая сцена.
История не смешная.
Лет дцать назад в попытке совместить учебу и заработать на пиво на год подвязался я работать проводником.
Студенты старших курсов рассказывали интересные истории о том, как они "зарабатывали" за месяц космические деньги различными полулегальными схемами, катая по стране.
Я был нормальный студент, которому не хватало на закуску, а иногда и просто на пиво, деньги были нужны, а работа в поезде не казалась чем-то страшным.
РЖД меня распределили в Новороссийск, откуда два-три раза в месяц я ездил на север: Воркута, Архангельск - привет!
В принципе, работа действительно не выглядела страшной.
Во-первых, промежуток между рейсами - 5 дней на море.
Во-вторых, бытовые условия были лучше чем в общаге и напряга не было вообще.
В - третьих, много девчонок, мало пацанов.
Но самое главное - деньги.
В то время можно было много как заработать: продать белье два раза (чем я не заморачивался), посылку перевезти (опасно, конечно, но...), зайцы теже.
Для меня основной заработок был в том, чтобы отъехав от Новороссийска у местных жителей скупать овощи/фрукты (яблоки, алычу, жердели и пр.) ведрами по 15-20 рублей за ведро. И продавать начиная от Кирова и до Воркуты местным жителям по 15-20 рублей за килограмм.
Т.е. исходя из того, что в ведре 8 кг., и что-то за 2-3 дня может испортиться или быть съеденым мной же, норма прибыли была 600-700%.
Навар был такой, что просто все остальные способы заработка не канали.
Зачем напрягаться, если можно на Крымской или на остановке Шахты купить с десяток ведер яблок на 170 рублей и продать их же за 1200 под Воркутой?.
К слову, только что прошел дефолт по стране, средняя зарплата в моем родном городе была 2000 в месяц. А здесь леваком за первый месяц у меня вышло больше 5 т.р.
За зарплатой я тогда не пошел, зачем она нужна...
У нас, кстати, были настоящие предприниматели в отряде, ухитрявшиеся провозить по нескольку тонн помидоров в пространстве между крышей вагона и потолком.
Как-то раз, рейс был уже наверное 4-й, в Шахтах, походкой миллионера я вылез на перрон и стал лениво разглядывать яблоки у местной торговки.
Я уже вкусил легкие деньги и мне казалось, что мир у ног, бабла много и жизнь прекрасна.
Торгашка мельтешила и просила по 20 рублей за ведро.
В принципе, для меня это было вполне нормально, но что -то меня толкнуло ей сказать:
- по 15 возьму, а за 20 ищи другого.
Женщина вспылила:
- чем я детей своих кормить буду?! Ты бы хотя бы подумал, что в три ночи не от хорошей жизни мы тут...
- Ну нет, так нет. Как хотите...

Она ушла, но вскоре вернулась.
- Забирай!

Я отдал ей 30 рублей, пересыпал яблоки в мешок, и, довольный собой, затащил его в проводницкое купе.

Я продал эти яблоки в Инте, за 280 рублей.
И теперь уже двадцать лет живу с мыслью, что я мудак. Цена 10 рублей моей самооценке.
Бабка потеряла на войне ногу. Она была живым опровержением приметы, что снаряд якобы в одну и ту же воронку дважды не попадает. Именно в воронке, где они с раненым солдатиком пережидали артобстрел, их и накрыло.
Впрочем, история не про это.
Однажды, спустя уже много лет после войны, почтальон принёс бабке странное письмо. Странным было то, что на конверте не было адреса. Только название райцентра, и бабкино имя. Зато обратная сторона конверта была вся исписана химическим карандашом, твёрдым мужским почерком.
Это было обращение к почтальону. И начиналось оно примерно так: «Дорогой почтальон! Не выбрасывай это письмо. Я не знаю адреса, но мне очень нужно найти одного человека». И дальше шли какие-то подробности, по которым письмо безошибочно нашло своего адресата. Такие были времена.
Бабка прочитала письмо и сказала, что пишет ей один из раненых, которых она вытаскивала с поля боя, и которых уже и не помнит, так много их было. Да и были они тогда все на одно лицо, в крови, грязи, боли, и страхе. И лучше этого совсем не вспоминать.
Короче, письмо куда-то делось со временем, а конверт с казённым штампом какого-то ИТУ ещё долго валялся в ящике комода.
Потом и бабки не стало.
А спустя год, или может чуть больше, в нашу калитку постучал крепкий весёлый мужик, и задорно выкрикнул.
- Хозяева, а не здесь ли проживает уважаемая ….
И назвал бабкино имя-отчество.
Отец вышел, поздоровался, и ответил, что мол да, проживала здесь, но уж с год как переехала. И махнул рукой в сторону деревенского погоста.
Из мужика будто выпустили воздух. Он как-то весь обмяк, присел на скамейку, опустил руки в синих татуировках меж колен, и растерянно спросил:
- И что мне теперь делать?
Это был тот самый мужик, чей конверт долго валялся в ящике комода. В отличие от бабки мужик прекрасно всё помнил. Как она тащила его, раненого, как они несколько часов лежали в воронке пережидая артналёт, и как она всё время тормошила его, чтобы он не потерял сознание. И говорила, говорила, говорила. Рассказывала про свою жизнь, про деревню, про оставшихся дома двух дочерей, и про то что в доме течёт крыша, которую как раз в лето, когда началась война собирались чинить, да так и не успели.
И солдатик этот, то ли в шутку то ли всерьёз, то ли в бреду то ли наяву поклялся ей, что если они выберутся живыми из этой проклятой воронки, то он после войны обязательно приедет к ней в деревню, и крышу починит. Потому что нету в мире лучше мастера по ремонту крыш, как он.
Однако жизнь закрутила по-своему. После войны мужик присел раз, потом другой, и пошло-поехало. Но как ни странно обещание своё, данное когда-то медсестре, помнил. И вот наконец выбрал время, и приехал чинить ей крышу.
Тут мужик с отцом одновременно посмотрели на крышу, которая была в полном порядке, и мужик снова спросил.
- И что мне теперь делать?
Отец отвёл его на кладбище, там они выпили, потом вернулись домой, и выпили ещё, сидя в саду под старой яблоней. Они пели песни, о чём-то спорили, разговаривали, и мужик всё время возвращался к своему вопросу – как же ему теперь быть? Он же дал обещание. Эта мысль сидела у него гвоздём в голове, и не отпускала.
Потом отец уложил его, уже изрядно пьяного, на сеновале, а утром разбудил, и сказал:
- Пойдём!
- Куда?!
- Крышу чинить. Ты же крышу чинить приехал? Вот и пошли.
Он отвёл его к нашей соседке, бабке Настасье, одинокой старухе, муж у которой с войны не вернулся, а деток они не нажили. Крыша у бабки Настасьи ремонту просила давно. Отец иногда помогал ей по-соседски, но на крышу у него ни времени, ни сил не было. Крыша не забор, парой гвоздей не обойдёшься.
Отец привёл мужика к бабке Настасье во двор, показал на крышу, и сказал.
- Вот крыша. Хочешь – чини, не хочешь, - поезжай с боженькой. Если что, инструмент там какой, что ещё надо, всё у меня возьмёшь.
И ушел. А мужик остался.
С месяц он, наверное, жил у бабки Настасьи. Починил крышу, почистил колодец, поправил забор, и уже кое-кто из соседей, глядя на справные результаты его труда, приходили о чём-то с ним договариваться.
Но их планам не суждено было сбыться. Потому что спустя месяц к дому бабки Настасьи подъехала канарейка с участковым и парой оперов из города, и участковый весело спросил:
- Ну что, починил бабке Насте крышу?
- Починил. – ответил мужик.
- Ну и молодец! Тогда поехали.
Они надели на мужика наручники, посадили в воронок, и увезли в известном неизвестном направлении. Вероятно, где-то у него ещё оставались неоплаченные долги, или невыполненные обещания.
Рассказ американского туриста.
В июле я решил съездить на отдых на море в страну с жарким климатом. Не стал заморачиваться с отелями, а снял симпатичный дом в курортном городе на месяц. Зона была хорошая, магазин, небольшой домашний ресторанчик – словом, все для отдыха.
Больше всего мне нравился обширный балкон на втором этаже, с гамаком и небольшим откидным столиком. Там я и проводил ночи под звездным небом.
В тот вечер я, как всегда, вышел на балкон под астральную сень со стаканчиком виски. И только прилег в гамак, как услышал негромкий «клик». Это за мной закрылась стальная решетчатая дверь на балкон. Я бросился к двери, подергал – бесполезно. Не зря же хозяин дома уверял меня, что все замки в доме с повышенной надежностью.
Я огляделся. Все вокруг спало, было тихо. И совсем не прохладно! Я прилег на гамак и стал ждать утра.
…Проснулся я от каких-то непонятных криков: «Gulat-gulat!» Я свесился с балкона и увидел, как из дома напротив вышел высокий мужчина, ведя на поводке маленькую белую собачку. Я замахал и закричал: ”Help, please!” – и начал показывать руками, что дверь закрыта, что я не могу выйти, что сижу с вечера и..!
Сосед прислушался, кивнул головой и вернулся в дом. У меня опустились руки.
Через минуту мужчина вышел, приблизился к моему дому, широко размахнулся и закинул мне в руки пластиковую бутылку! холодной! воды!
Как я пил!
Вскоре подошли другие соседи, притащили лестницу и, наконец, я спустился на землю. Люди что-то говорили, размахивали руками, но я не понимал местного языка. И тогда мой спаситель решительно взял меня за руку, повел в свой дом и молча указал на туалет.
Я уже умывался, когда в ванную вбежала молоденькая хорошенькая девушка, завернутая в полотенце. Увидела меня, ойкнула, уронила полотенце и выскочила. Я понял, что так рано с визитами не ходят и поспешил выйти на улицу.
На моем балконе уже стучали, пытаясь открыть дверь. Сосед помахал мне рукой сверху и что-то крикнул, я не понял, просто затоптался внизу, не зная что предпринять.
Кто-то тронул меня за плечо, я обернулся. Это была та самая хорошенькая девушка. Она заговорила со мной по-английски и, наконец-то, я смог все объяснить. Что все ключи в доме, что настоящий хозяин в отъезде и дубликата ключей привезти не может.
Из дома напротив показалась немолодая женщина, видимо, жена соседа, улыбнулась мне и позвала дочку. Девушка, извинившись, ушла.
Вокруг меня люди по-прежнему гомонили, что-то объясняли жестами, но я не понимал ни слова.
Наконец-то снова появилась моя переводчица, она пригласила меня … завтракать.
Дом их оказался немного необычным: было очень много книг. Практически все стены были заставлены стеллажами. Толстые фолианты, словари, папки, набитые бумагами…
Завтрак тоже был нетипичный. Я ожидал рис, фасоль, а мне подали пышный омлет, сыр, масло тонко нарезанный хлеб и розетку с вареньем.
Хотя со мной и мать и дочь говорили по-английски, между собой они перебрасывались странными, немного резко звучащими словами.
«Вы местные?» - спросил я девушку. Она засмеялась: «Я местная, тут родилась, а мама и папа из России.»
Русские! И ведь мой хозяин что-то говорил мне про соседей – иностранцев.
Мы уже пили кофе, когда появился мой сосед-спаситель и показал жестами, что балконную дверь он открыл. «Обычным ключом,»- смеясь, перевела дочка. Вот тебе и сверхнадежные замки!
…Тем же вечером я встретился с Никитой, моим русским коллегой, он тоже отдыхал здесь, но жил в отеле.
Мы сидели у него в номере, и я рассказывал о своих злоключениях. Никита веселился: «Так мои земляки тебя спасли от жажды и голода?» Мне было не до смеха: «Понимаешь, я хочу их отблагодарить, но не знаю как. Хочется как-то сердечно, не деньги же им давать.» Никита посерьезнел: «Местные? Давно уже тут живут?» Он порылся в своем чемодане и достал небольшой пакет: «Вот, подаришь им». В пакете что-то шуршало. «Что это?» - спросил я. «Еда,» - коротко ответил Никита. «Да нет, пойми, это средний класс, я не думаю, что им не хватает продуктов,» - засомневался я. Но Никита только махнул рукой.
На другое утро я подошел к дому соседей и позвонил. Выглянула дочь, как всегда улыбчивая и красивая, вышла к воротам, пригласила: «Заходите!». Но я просто протянул ей пакет: «Это небольшой сувенир от меня». Девушка чуть нахмурилась: «Ну, зачем вы…» Я прижал руку к груди: «От всей души!» Она нерешительно взяла пакет, развернула… И вдруг глаза ее расширились, она кивнула мне: «Thank you,”- и быстро пошла к дому. Обернулась, махнула рукой: «Thanks!”
И, немного удивленный, я услышал, как она, вбегая в дом, радостно закричала: «Мама, папа, гречка!»
В мадридском музее Прадо, в одном из залов, скромно в уголке висит портрет молодого монаха. Удивительно современное лицо.

Лет пять-шесть назад, рассматривая работы Эль Греко я обратил внимание на этот портрет и захотел узнать, кто же этот молодой мужчина. Им оказался ученик Эль Греко, художник, монах-доминиканец тринитарий.

Что это за тринитарий такой?

Стал рыть дальше и оказалось, что это католический нищенствующий монашеский орден, основанный в 1198 году для выкупа христиан из мусульманского плена. Девизом ордена стала фраза Gloria Tibi Trinitas et captivis libertas (Слава Тебе Троица, а пленным — свобода).
Этих монахов народ прозвал "братьями ослов" или "ослиным орденом", поскольку им было запрещено ездить на лошадях (видели, конечно, изображения монаха на осле).

Тринитариям запрещалось вкушать мясо и рыбу и владеть какой-либо собственностью. Выполняя свою основную задачу, за 437 лет орден выкупил из мусульманского плена 30732 (!) невольника. Средства для выкупа тринитарии, главным образом, добывали сбором милостыни. Нередки были случаи, когда тринитарии отдавали себя самих (!) в рабство за освобождение пленников.

И вот самое интересное: в 1580 году они выкупили из алжирского плена Сервантеса, после чего тот вернулся в Испанию и написал "Дон Кихот". Получается, что читая "Дон Кихот" мы обязаны этим монахам-тринитариям.

Вот такая ниточка протянулась от Эль Греко к Сервантесу.

© Геннадий Вольман
12
История произошла более тридцати лет назад.
Мой дядя недавно приехал в Штаты и обосновавшись в Денвере устроился техником в колорадское отделение Сайтекса. Мотался на служебном фургончике по штату и ремонтировал типографское оборудование.
Однажды он получил направление в некую военную часть. Приехал - некий странный кусок территории, огороженный забором с КПП и примыкающий к склону горы. На КПП показал путевой лист, предъявил водительское удостоверение и в сопровождении молчаливого сержанта был направлен в некий сарайчик, где стоял сломанный агрегат. Там распаковал чемоданчик с инструментом и начал разбирать машину. Сержант некоторое время постоял, понаблюдал да и свалил куда-то. Всё это, что важно, молча.
Поломка оказалась несколько сложнее обычного и дяде понадобилась консультация. Он приметил на каком-то столе телефон, снял трубку, нажал девятку и набрал номер офиса.
В процессе обсуждения поломки со своим начальником он с удивление обнаружил, что снаружи завыла сирена, а ещё через минуту дверь сарайчика слетела с петель и к нему завалилась группа захвата при полном боевом прикиде. За ними влетел сержант, молча покидал инструмет в чемодан, взял чемодан в одну руку, дядю в другую и в течении каких-то двадцати секунд запихнув и то и другого в фургон выставил их за ворота.
А теперь представьте себе ситуацию:
Конец 80-х, но холодная война ещё тлеет и СССР ещё дышит, хоть и на ладан.
Комплекс NORAD в горе Шайен. Все внешние переговоры прослушиваются. И вдруг с территории базы кто-то звонит в Денвер и два чувака начинают преспокойно болтать по-русски...
Рикошет

Это было уже довольно давно. В подъезде у моей знакомой Кати стали собираться подростки. Они пили на лестнице водку, громко матерились, курили, причем, судя по запаху, не только табак, а может, и не только курили, вопили, мусорили и всячески свинячили. Слышно было их от первого этажа и до последнего. Катя пробовала их урезонить по-хорошему, мол, тут младенцы спят, старики хотят отдохнуть, и вообще люди живут, собирались бы вы у кого-нибудь дома или хотя бы прекратили орать. Успеха она, конечно, не имела. Молодые люди, ухмыляясь, сообщили ей, что один из них живет в этом же подъезде, имеет право там находиться не хуже ее, а они его гости, но на лестнице им нравится больше, чем в квартире. Видимо, родители этого цветка жизни были не в восторге от его приятелей.

Другая бы отчаялась. Но Катя не зря годы работала инженером. Молодежь собиралась двумя этажами ниже. Бросать в них картошкой было бы контрпродуктивно, к тому же членовредительство не входило в катины намерения. Она нашла хлипкий, но целый полиэтиленовый пакетик, наполнила его водой, завязала и тихо подкралась к пролету. На третьем этаже, опершись спиной на перила, двое курили и гоготали, остальные рядом передавали стакан по кругу. Катя прицелилась и метнула в компанию пакетик. Расчет был на то, что вреда он никому не нанесет, но того удовольствия уже не будет, промокшие граждане зимой на лестничной площадке торчать не станут.

Но не все пошло по плану. Хотя в целом Катя была спортивной женщиной, выше тройки по метанию у нее не выходило. И здесь рука ее дрогнула, пакетик пролетел мимо третьего этажа, стукнулся о перила второго и отскочил на его площадку. По случайности, секундой раньше туда вышел сосед в тренировочном костюме - то ли и он уже не мог вынести крика честной компании, то ли просто решил покурить. Сосед был могучим бритоголовым мужчиной ростом под два метра с ласковым выражением лица, увидишь на ночь - потеряешь сон. Катя, заметившая соседа уже после своего прицельного броска, с ужасом наблюдала, как пакетик летел мимо третьего прямо ему в физиономию, что-то пискнула, но за криками подростков никто ее не услышал. Встреча соседа с пакетиком была весьма эффектной. Взметнулся фонтан брызг, одновременно из мужика извергся фонтан красноречия. Вытирая струйки с черепа, совершенно мокрый сосед с ревом: "Ах вы... так вас растак!.. Да я вас сейчас!.. Да я вам!..", целеустремленно и молниеносно, как медведь вверх по дереву, рванул на третий этаж, решив, что это был привет от гопников. А кто бы подумал иначе?

Все это произошло в течение пары секунд. Катя не стала следить за развитием событий, принявших столь неожиданный оборот, быстро-быстро юркнула к себе и закрыла дверь на замок. С лестницы слышались вопли, мат и почему-то истошное тявканье. Через пять минут настала полная тишина. Больше компания там не собиралась.
Мой дед не любил про войну смотреть фильмы, читать, а тем более рассказывать. В войну он призван был из Воронежского университета в июле 41-го. Где-то наспех доучили его и отправили на север офицером технической службы. Что-то по связи. Морская пехота. Северный флот. 63 отдельная морская стрелковая бригада. Оборона Заполярья. Острова Рыбачий и Средний. Потом Петсаамо-Киркинесская операция. Активным участником каких-то особо героических боёв он не был. Я видел у него не самые престижные награды - Медаль за оборону Заполярья да За боевые заслуги. Красную звезду он уже в 61-м под пенсию получил, ее всем майорам под пенсию вручать стали. Орден отечественной войны в 1985 - практически юбилейный. В войну дед имел не самый высокий офицерский чин, после войны еще служить остался. Но были ранения, о которых вскользь рассказал мне мой отец. И были погибшие товарищи. И жена его - моя бабушка, пережившая оккупацию, голод и угон в Германию. Они расстались в 41 м. Он пообещал найти её после войны, сдержал обещание и в 46 году на Соловках, где была Школа юнгов и ШМАС, появился на свет мой батя. Дед никогда не рассказывал мне, мелкому и любопытному внуку, про проклятую эту войну. Отшучивался да отмалчивался, не смотря на моё любопытство. Только показывал ложку, которая с ним всю войну прошла. Железная ложка, с изъеденным краем. Мне так хотелось погордиться дедом перед одноклассниками. Сколько раз безрезультатно я просил прийти его ко мне в класс на очередной "Урок мужества". В его красивой, с настоящим кортиком, черной морской форме, которую дед, выйдя в отставку в шестидесятых, так, по моему, ни разу и не одел. И как мне теперь думается, было у моего деда Ивана Павловича преогромное желание забыть эту войну и не вспоминать никогда. Но, одну историю я из него вытянул. За давностью лет могу что-то и приврать. В каком-то десанте, не в первой волне, там выживаемость почти нулевая, мой дед поучаствовал. Морской десант - когда катер, баржа или ещё какой-нибудь под десант оборудованный кораблик к берегу подходит, с этого судна кидается широкая доска на берег- сходня. И бегут по ней бойцы, обвешанные оружием да боеприпасами на берег быстрей. Потому как стреляют немцы с берега. И самое страшное не пулю или осколок поймать, а с доски этой поскользнуться. На каждом бойце по 30-40 кг. железяк всяких. На дно утянет и не выловят, потому как некогда. А вода в Северных морях не курортных температур. Минут десять побарахтаться и на дно. Но байка не об этом. Перед десантом выдавали "наркомовские". Спирт либо водку. Один молодой, только прибывший на фронт лейтенантик, перед десантом, как и все хлебнул для храбрости. Да толи натощак, толи лишку на грудь взял, но скорее всего организм еще не привык, много ли мальчишке надо. Высадка началась, а он, бедолага, на ногах не стоит. Так и остался в трюме. Парня чуть под расстрел не подвели. Узнал об этом происшествии сам Арсений Григорьевич Головко́, очень уважаемый флотскими адмирал Северного флота в то время. Ему доложили, что некий лейтенант вместо того, чтоб долг перед Родиной выполнять в трюме пьяный провалялся. Адмирал вник в ситуацию и буквально спас парня одной фразой: "Раз Родина его напоила, Родина за него и в ответе."
Отец воевал не больше года. Учился на пулеметчика. Попал в разведку. Успел получить "За отвагу". А однажды при возвращении из немецких тылов его посекло очередью. Он выжил, но остался инвалидом. Отец мало рассказывал о войне. Наверное, старался забыть. Никогда не ходил на всякие торжества, только на встречи с однополчанами. И вот тогда выпадал случай его послушать.

Однажды ранней весной их часть, на очередном усталом марше по снежному месиву, встала на привал. Это был пригорок у леса, на котором снег почти сошел, и даже появились цветы. Перекусив, солдаты разбрелись. Ветер стих. Солнце пекло так, что все скинули шинели, а некоторые - даже гимнастерки. Кто лежал прямо на траве, кто трепался, сидя в кружке, несколько ребят побрели за подснежниками. Все были расслаблены и почти счастливы.

И вдруг командир неожиданно и страшно заорал: "Рота! Никому не двигаться! Это приказ! Застыли! Не дергаться! Все, блядь, замерли!". Он кричал это долго, пока не дошло до каждого. И все окаменели.

Потом он приказал каждому, не сходя с места, осмотреться вокруг, и поискать проволочки, торчащие из земли. И тогда отец действительно увидел недалеко от него небольшой торчащий пучок. С разных сторон стало доносится: "Вижу! Здесь вижу!" Все уже поняли, что это были прыгающие мины. Медленно и осторожно, по одному, шаг в шаг, вся рота вышла на безопасное место.

Кому я это не пересказывал, удивлялись, как сотня солдат могла беспрепятственно расположиться на минном поле. Ведь стоило хоть одной "лягушке" рвануть, как все бы кинулись на землю, и подорвали бы остальные. Один из невероятных случаев баснословного везения, которых немало было на войне...

А мне почему-то запала одна деталь. Солдаты, которые несколько часов до этого плелись с тяжеленными поклажами, на отдыхе пошли собирать цветы. Блин, это ведь действительно были всего лишь пацаны. Юные и беспечные. Вчерашние школьники, которые безропотно шли к боям, окопам, атакам, и бомбежкам. К своим увечьям и смертям...
У нас с мужем две хаски. Сколько не покупали им подстилок — они на них не спят; лежат, где попало, могут ещё и разодрать их в клочья. В итоге убрали всё, и спят они, где хотят, на полу. Появилась надобность в покупке перевозок, и, чтобы проверить, насколько собаки вместятся в клетки так, чтобы им там было комфортно, я начертила на полу прямоугольники по размеру переносок. Размер выяснили, а линии не стёрли. Переноски пока не купили, а собаки спят исключительно каждая в своём прямоугольнике.
Мoeму дедушке 75 лeт. Нeдaвнo в дверь позвонила соседка и с ужасом в голосе попросила забрать нaшeгo деда с первого этажа. Мы побежали с бабушкой тyдa и увидели, кaк из лифта торчат ноги и доносятся дикие ругательства. Дeд скрутил парня, сидит на нём cвepxy и тычет мордой в ссанину. Деда оттащили, парень убежал. Оказалось, чтo дед шёл с работы, вызвал лифт, двери открылись, а тaм этoт парень справляет нyждy.
39
– Тебя выгонят с волчьим билетом из детского сада, и все станет фарфолен! – сказала бабушка.
Что такое «фарфолен», я не знал. Но не это меня интересовало.
– А куда волки ходят по билету? – спросил я.
– В баню! – в сердцах крикнула бабушка. – Нет, этот ребенок специально придуман, чтоб довести меня до Свердловки!
– Мне не нужен волчий билет, – поставил я бабушку в известность. - Я пока хожу в баню без билета. Так что, наверное, не выгонят, – успокоил я ее.
Дело в том, что я отказался читать на детском утреннике общеобразовательные стихи типа «Наша Маша…» или «Бычок» и настаивал на чем-то из Есенина.
В те времена стихи Сергея Есенина не очень-то издавали, но бабушка знала их великое множество. И любила декламировать. В общем, сейчас и пожинала плоды этого.
Воспитательницы пошли бы и на Есенина, если бы я согласился, например, на березку, но я категорически хотел исполнить «Письмо матери». Предварительное прослушивание уложило в обморок нянечку и одну из воспитательниц. Вторая продержалась до лучших строк в моем исполнении. И когда я завыл: – Не такой уж жалкий я пропойца… – попыталась сползти вдоль стены.
– Слава Богу, что нормальные дети это не слышат! – возопила она, придя в себя.
Ну, тут она малость загнула. Тот случай! Я стану читать любимого поэта без публики? Дождетесь!
Короче, дверь в игровую комнату я специально открыл, да и орал максимально громко.
– А что такое тягловая бредь? – спросила, едва воспитательница вошла в игровую, девочка Рита.
– Тягостная! – поправил я.
– Марина Андреевна, почему вы плачете? – спросила на этот раз Рита.
В общем, снова досталось родителям.
После серьезного разговора с папой, во время которого им была выдвинута версия, что дать пару раз некоему мерзавцу по мягкому месту - мера все-таки воспитательная.
Как лицо, крайне заинтересованное в исходе дискуссии, я выдвинул ряд возражений, ссылаясь на такие авторитеты, как бабушка, Корчак и дядя Гриша. (У дяди Гриши были четыре дочери, поэтому меня он очень любил и баловал).
– Как на это безобразие посмотрит твой старший брат? – вопросил я папу, педалируя слово – старший.
Дело закончилось чем-то вроде пакта. То есть я дал обещание никакие стихи публично не декламировать!
– Ни-ка-ки-е! – по слогам потребовал папа.
Я обещал. Причем подозрительно охотно.
– Кроме тех, которые зададут воспитательницы! – спохватился папа.
Пришлось пойти и на это.
Нельзя сказать, что для детсадовских воспитательниц наступило некое подобие ренессанса. Все-таки кроме меня в группе имелось еще девятнадцать «подарков». Но я им докучал минимально. А силы копились… Ох, папа… Как меня мучило данное ему слово!
И вот настал какой-то большой праздник. И должны были прийти все родители и поразиться тому, как мы развились и поумнели. И от меня потребовали читать стихи.
– Какие? – спросил я.
– Какие хочешь! – ответила потерявшая бдительность воспитательница.
– А Маршака можно?
– Разумеется! – заулыбалась она. Для нее Маршак – это были мягкие и тонкие книжечки «Детгиза».
Когда за мной вечером пришел папа, я все-таки подвел его к воспитательнице и попросил ее подтвердить, что я должен читать на утреннике стихотворение Самуила Маршака. Та подтвердила и даже погладила меня по голове.
– Какое стихотворение? – уточнил бдительный папа.
– Маршака? – удивилась она и назидательно добавила: – Стихи Маршака детям можно читать любые! Пора бы вам это знать!
Сконфуженный папа увел меня домой.
И вот настал утренник. И все читали стихи. А родители дружно хлопали. Пришла моя очередь.
– Самуил Маршак, – объявил я. – «Королева Элинор».
Не ожидая от Маршака ничего плохого, все заулыбались. Кроме папы и мамы. Мама даже хотела остановить меня, но папа посмотрел на воспитательницу и не дал.
– Королева Британии тяжко больна, – начал я, – дни и ночи ее сочтены… – и народу сразу стало интересно. Ободренный вниманием, я продолжал…
Когда дело дошло до пикантной ситуации с исповедниками, народ не то чтобы повеселел, но стал очень удивляться. А я продолжал:
– Родила я в замужестве двух сыновей… – слабым голосом королевы проговорил я.
– Старший сын и хорош и пригож…
Тут мнения разделились. Одни требовали, чтоб я прекратил. А другим было интересно… И они требовали продолжения. Но мне читать что-то расхотелось. И я пошел к маме с папой. Поплакать.
По дороге домой очень опасался, что мне вот-вот объявят о каких-то репрессиях. Тем более папа что-то подозрительно молчал.
– Да, кстати, – наконец сказал он, – ты ж не дочитал до конца. Прочти сейчас, а то мы с мамой забыли, чем дело-то кончилось!
И прохожие удивленно прислушивались к стихам, которые, идя за ручку с родителями, декламировал пятилетний мальчишка...

© Александр Бирштейн
Читаю новости: «Врановые птицы обладают субъективным сознанием, такие данные были получены группой нейробиологов из Тюбингенского университета».
Не знаю, сколько миллионов они потратили на исследования, я бы им эту информацию предоставил бесплатно.
Гуляю в парке по аллейке, на сосновой ветке сидит ворона (или ворон, я совсем не орнитолог) и кидает передо мной орех.
Иду дальше.
Ворона удивлённо смотрит на меня - типа ты совсем тупой?
Хватает орех, перелетает на соседнее дерево и опять кидает его передо мной.
Давлю орех ногой.
Ворона благодарно каркает и начинает подбирать крошки.
Пришёл домой как-то из школы, дома никого, ключей – хуй, мамка недоступна. Проторчал на лестничной площадке часа 2, потом решил зайти к соседям, так сказать, погреться, попить чайку. На удивление у них оказался ключ от нашей квартиры. Зашёл домой, пошёл на кухню, а на холодильнике записка: "Сынок, ключ у тёти Оли, как придёшь домой, покушай борщ! Мама!"
Пандемия косит наши ряды весьма избирательно. Дети в школе практически не болеют, а учителя один за одним.
Уроки заболевших преподавателей заменяют как правило физкультурой. Истории и литературы всё меньше, физкультуры всё больше. Сперва был один урок, потом два, потом три…
На построении одна не по годам коммуникабельная девочка из девятого «Б» спросила:
- Игорь Николаевич, а почему все учителя болеют, а вы нет? Это потому что вы спортсмен?
- Это потому, Смирнова, - ответил преподаватель, - что если и я заболею, то в школе учителей не останется совсем, школу опечатают, а вас разгонят по домам!
Среди учеников возникло лёгкое оживление, и физрук добавил:
- Я слышу, Смирнова, о чём ты подумала! Не дождётесь!
(Ещё только придя в школу Игорь Николаевич сразу заявил: «Я умею читать ваши мысли! Поэтому думать тут не надо! Думать надо на алгебре, а здесь надо показывать результат!». И выражение «Я слышу о чём ты думаешь!» быстро стало школьным мемом.)
Физрук дунул в свисток, призывая детей к порядку, и спросил:
- Так, какой у вас сейчас должен быть урок?
- Биология!
- Биология? Отлично! Значит сегодня на уроке биологии будем проходить животное козла! Кто сдаст козла идёт играть в волейбол!
- Игорь Николаевич, а на уроке химии мы что будем проходить? Допинг?
- На уроке химии мы будем проходить химический состав лыжных мазей! А то о чём ты подумала, Смирнова, вы будете проходить на уроке труда, у Борис Ефимыча! Разойдись!
Истории, за которые стыдно. Как я был логопедом.

В мае 2018-го мне здорово повезло – уже в полушаге от обширного инсульта попал в нейрохирургическое отделение. Его специалисты меня и спасли.

В палате нас было двое. Второй – тоже Андрей, тридцати трёх лет от роду, совсем не говорил и плохо двигался. В отличие от меня парню очень не повезло.

Смотрела за ним мать. Тамара взяла длительный отпуск, чтобы помочь сыну:
— Давай позанимаемся.
— М, — и машет рукой: нет.
— Надо поесть.
— М.

У парня просто опустились руки. И я его понимал на 100%, поэтому решил поддержать. По-своему.
Стоило Тамаре выйти из палаты, как начиналась «реабилитация»:
— Здоровый мужик, а ведешь себя, как ребенок.
— Ммм.
— Не стыдно? Без мамы никуда.
— Ыыыы!
— Что ыкаешь?
— Ммм, — и показывает: уйди.
— Фигушки, слушай дальше…

От моего бубнежа две залетевшие мухи покончили с собой, «разогнавшись и башкой в стекло».
Так продолжалось два дня. Тамара за дверь – «реабилитация», вернулась – и я образец заботы и сострадания.
— Николаевич, помоги усадить.
— Конечно-конечно.

В такие моменты лицо Андрюхи выражало страстное желание запечь меня в духовке. С красным перцем и гвоздями. На медленном огне.
Устав от постоянных наездов, Андрей решил пожаловаться маме, тыча в меня пальцем и мелодично ыкая.
— Он говорит спасибо, что поправил одеяло и подушку, — с невинным лицом перевел я.
— И от меня спасибо, — улыбнулась Тамара, — присмотри за ним, Николаевич, схожу за обедом.

Дверь не успела закрыться, как я фыркнул:
— Стукач.
— Ыыыы.
— Ыыыы, бе бе бе. Нормально скажи, послать хочешь?
— Ааа, — и машет головой.

Типа, давно мечтаю.
— Ну так пошли, слабо?? Куда? Ну? Ну? Куда? На… На…
— …! — рявкнул Андрей и замер.
Глядя на выпученные глаза, я не удержался и подмигнул:
— Молодец. За это скажи дяде…
— Спасибо, — выдал Андрюха, снова замерев от удивления.
— На здоровье, теперь отдыхай. Схожу поем.

В коридоре, увидев Тамару, я не преминул сообщить:
— Ваш сын только что сказал спасибо (о том, что вначале послал, решил не распространяться).
— Шутите, — не поверила женщина.
— Такими вещами не шутят.

Что потом было в палате, можете себе представить. И слёзы, и … да не важно. В общем, потихоньку, помаленьку Андрей начал оживать. А потом его перевели в неврологическое отделение.
В следующий раз мы встретились уже через полтора месяца, когда я приезжал за рецептом. Андрюха гулял с друзьями в больничном дворике. Кстати, узнал и помахал рукой.

А недавно он нашёл меня в соцсетях. Со здоровьем все хорошо, живет и здравствует. В этом, конечно, заслуга врачей и его мамы, дневавшей и ночевавшей в отделении.
Столько времени прошло, а как вспомню, что вытворял – до сих пор стыдно.

Автор: Андрей Авдей
Не люблю вспоминать школьные годы. Звездой школы я отнюдь не был, а был толстеньким малорослым пионером с дурацкой челочкой, делавшей мою круглую физиономию еще круглее. С одноклассниками кое-как ладил, давая им списывать, а за дверью класса начинался ад, кишащий чудовищами. Спокойно пройти мимо группы парней из параллельного класса или постарше было невозможно: дразнили, ставили подножки, щипали за бока и щеки, пачкали пиджак меловой тряпкой, играли моим портфелем в футбол и мной самим в пятый угол, толкая от одного бугая к другому. Было не больно, но очень унизительно, я презирал себя за то, что не могу дать отпор. Доставалось не мне одному, как зажимали девочек и лезли им в трусы – это отдельная тема, но сейчас я о себе.

Во дворе я предпочитал играть с ребятами помладше, а со своими обидчиками сталкивался только когда посылали в магазин. Они стояли в подворотне и отбирали у проходящих мелочь. Не всю, чтобы не дошло до родителей, стандартная такса составляла 20 копеек. Если сказать, что денег нет, заставляли прыгать и слушали, где звенит. В школе тоже отбирали, но в школу я давно перестал носить деньги, не совсем тупой. А с магазинной сдачи покорно платил налог и чувствовал себя измазанным в дерьме.

Однажды я угодил на месяц в больницу, то ли с бронхитом, то ли с воспалением легких, то ли с одним, перешедшим в другое, не помню. Про обитательниц палаты для девочек как-нибудь еще расскажу, а в палате мальчиков я оказался Гулливером среди лиллипутов: мне было почти 14, а им – от четырех до восьми. Да, такие мелкие дети лежали в общей палате сами, без мам, и нянечки заходили не слишком часто.

Кроме меня и мелюзги был еще десятилетний дебил Валера. Дебил в медицинском смысле или, может, олигофрен, в общем умственно отсталый. Он даже разговаривать толком не умел, мог сказать «дай», «отстань» и еще несколько слов, а остальные чувства выражал мычанием и неразборчивым матом. Бывают дурачки добрые и веселые, но Валера был злобным и агрессивным. Его никто не навещал, и он терроризировал малышей. Отбирал у них игрушки и сладости, прямо изо рта выхватывал и сжирал. А если отобрать было нечего, то бил их, кусал, дергал за волосы, выкручивал руки и смеялся своим дебильным смехом, когда они плакали. Нянечки пытались его увещевать, но стоило им выйти, он принимался за свое.

Когда он при мне стал выкручивать малышу руку, я в первый момент растерялся. Я был намного его старше, выше и сильнее, но это же надо решиться ударить человека, даже такого. Как сейчас стоит перед глазами его мерзкая огромная башка, неровно постриженная, в каких-то шишках и лишаях, замазанных зеленкой. По этой башке я и влепил ядерной силы щелбан. Это я умел, во дворе была популярна игра в Чапаева, где надо щелчками сбивать шашки с доски.

Ребенка он отпустил, но ничего не понял. Чтобы вдолбить дебилу логическую связь между его поведением, мной и внезапной болью в башке, понадобилось врезать ему раз десять, не меньше. Наконец дошло, он начал меня бояться, и щелбаны стали больше не нужны. Я просто складывал пальцы в позицию для щелчка, крутил рукой в воздухе и громко говорил:
- Ж-ж-ж, пчелка летит. Сейчас ужалит Валеру, больно будет. Что надо сделать?
Услышав про пчелку, он бросал свои пакости, закрывал голову руками и прятался от меня под кровать. Малышня радостно смеялась.

В палате наступил золотой век. Просвещенная монархия с добрым и справедливым королем в моем лице. Я читал детворе Жюль Верна и Вальтер Скотта. То есть помню картинку, как они рядком сидят на соседней кровати и слушают, но это же толстенные тома, я бы охрип уже на первых главах. Видимо, в основном читал про себя, а вслух – только отдельные фрагменты. Еще мы играли в Чапаева, я давал им максимальную фору, играл одной левой, без «штычков» и «ножниц», одной шашкой против восьми и все равно всегда выигрывал, но они не обижались. Валера настороженно наблюдал за нами из своего угла, и если видел, что я в игре готовлю пальцы к щелчку, с воем забивался под кровать. Одни дети выписывались, приходили другие, и старожилы объясняли новичкам обстановку: на завтрак каша, на обед котлета, утром меряют температуру и колют в попу, туалет вон там, это Филя, он добрый и с нами играет, а то Валера, он злой, но никого не трогает, потому что боится Филю.

Когда выписали Валеру, а через несколько дней и меня, уже шли летние каникулы. Остаток лета я провел в пионерлагере и у тети в деревне, а по возвращении пошел в магазин и нарвался на сборщиков дани. Трое или четверо, во главе с самым здоровым – Зигой (от фамилии Зыгарев). Зига привычно окликнул меня:
- Эй, дай двадцать копеек!

Вот тут, так сказать, пуант. Были у меня эти 20 копеек, и ничего не стоило их отдать. Но, прожив целый месяц в роли доброго великана – защитника слабых, я не сумел переключиться на роль униженного чма. Не замедляя и не ускоряя шага, не повернув головы кочан, я бросил через плечо, подражая кому-то из книжных героев:
- Нищим не подаю!

И прошел мимо, истекая холодным потом от собственной наглости. Услышал шаги позади, но продолжил шагать в том же темпе, изо всех сил уговаривая себя: не побежать, не побежать! Бежать было бесполезно – догонят в два счета – но ужасно хотелось.

Зига догнал меня, повернул за плечо, процедил сквозь зубы:
- Повтори, что ты сказал?
- Нищим не подаю, - повторил я, умирая от страха.

Он коротко ударил меня кулаком в зубы, сплюнул и вернулся к своим. Удар был довольно сильный, я пришел домой с разбитой губой и полным ртом крови. Зуб пошатался, но устоял. Родители как обычно были на работе, но бабушка всегда сидела дома и всегда во всё лезла, пришлось соврать ей, что споткнулся на лестнице.

Я с ужасом ждал мести, но ее не случилось. Наоборот, с меня перестали требовать дань. Сейчас думаю, что логично: я показал, что тычка в зубы не боюсь, а наносить более серьезные увечья значило нарываться на привод в милицию, оно им надо? Хватало тех, кто отдавал свои копейки без сопротивления. Они ведь не были ни бандитами, ни гопниками в современном смысле, просто мелкая шантрапа. В школе меня еще пошпыняли, но редко и без энтузиазма. А потом начались пуберантные перемены, я похудел, вытянулся, отпустил почти битловскую шевелюру, первым в классе отрастил усы, и от меня окончательно отстали.

Казалось бы, хеппи-энд. Но сейчас, пока я всё это записывал, вспомнил затравленный взгляд Валеры, как он смотрел на меня из-под кровати. Похоже, я стал для него тем, чем для меня был Зига. Нет, конечно, я был тысячу раз прав, защитив от него маленьких. Но что-то никакой гордости по этому поводу не испытываю, одну тоску и брезгливость. Сложная штука жизнь, ничему она нас не учит.
Историю поведал один знакомый врач скорой помощи:

Поступил вызов, женщина рожает. Машина скорой заезжает во двор и на всю улицу слышны крики будущей мамы: "Ну, точно наша кричит". Заходят в квартиру, вся квартира в крови, мужик судорожно бегает туда-сюда. Заходят в ванную -- ребенок уже наполовину вышел из мамы, врачи помогают процессу завершиться, обрезают пуповину, все хорошо. Мужик продолжает судорожно вышагивать по квартире, приговаривая: "Ой, что сейчас будет, ой, что сейчас будет...". Врач ему отвечает: "Да все нормально, мужик, ребенок здоров, все хорошо". Мужик продолжает: "Ой, что сейчас будет, ой, что сейчас будет...". Врач ему снова говорит: "Мужик, слышишь? Все в порядке, ничего страшного не случится!" А мужик все не останавливается: "Ой, что сейчас будет, ой, что сейчас будет, когда жена вернется"
Дело было в маршрутке.
Вечер, около 6 часов самый час пик, я еду домой с работы.
На одной из остановок в заднюю дверь заходит мальчик лет 7-8, руки его широко раставлены в стороны. И звонким,но очень серьёзным голосом он говорит: "Раступитесь, пожалуйста, сейчас сюда зайдет моя беременная мама. И ей нужно место уступить, так как ей очень тяжело носить моего братика."
И этот маленький, но уже настоящий МУЖЧИНА протягивает маме руку, что бы она могла подняться в маршрутку и помогает присесть на тут же освободившиеся место.
Все ехавшие в маршрутке с восторгом смотрели на такого маленького защитника и помощника.
А мама смотрела на сына с гордостью и благодарностью.
9
Лев Дуров: "У меня была смешная история. Мне с моим Клаусом предстояло ехать на съемки в Германию, в ГДР. Я не знал, что такое выездные комиссии. Я впервые ехал за границу. Лиознова мне говорит:
— Завтра обязательно в райком.
Я отвечаю:
— Я не член партии.
— Неважно. Для того, чтобы поехать в ГДР (где тебя Тихонов застрелит), надо на комиссию в райком. На ковер.
Я не знал, что на ковер — это буквально. Огромный стол, тети с пышными прическами, дяди в черных костюмах с черными галстуками. И коврик. Они говорят:
- Пожалуйста.
Меня первым вызвали. По алфавиту — Дуров. Евстигнеев. Плятт.
Я стою. Они смотрят на меня, молчат.
— А вы мне сесть не предложите? — спросил я.
В ответ гробовая тишина. Потом вопрос:
— Опишите флаг Советского Союза.
Мне сразу стало плохо. Тетя-Мотя, ты меня, гражданина страны, просишь описать флаг как ненормального. Какому идиоту в Америке придет в голову спросить актера, едущего в Европу:
— Опиши флаг Америки.
Я говорю:
— Черный фон, белый череп, две скрещенных берцовых кости, называется Веселый Роджер.
В комиссии наступил паралич. На меня смотрели волчьими глазами. Новый вопрос:
— Перечислите союзные республики и назовите их столицы. Я ответил:
— Малаховка, Таганрог, Кривой Рог, Магнитогорск, — все, что в голову пришло. В ушах пульсировало. Думаю, сейчас крикну:
— Кретины!
Последний вопрос:
— Перечислите членов Политбюро. Мне совсем плохо стало.
— Я никого не знаю.
— Вы свободны.
— Наручники снимать не будете? — спросил я, выходя.
Лиознова звонит:
— Что вы натворили? Вас вычеркнули из списка!
Директор театра звонит.
— Левочка, что вы делаете, вы у нас первый невыездной!
Лиознова в обморочном состоянии.
— Вы теперь на пять лет невыездной!
Я ей говорю:
— У вас два выхода. Найдите другого актера. Татьяна, зачем мне ехать в Германию, пусть Тихонов застрелит меня здесь! Я хочу быть похороненным на родине. На том и порешили. Нашли озерцо возле Московского университета, на горах, там Тихонов меня и застрелил."
5
У меня есть молодые друзья. Молодые в смысле возраста, хотя дружим мы прилично. Хотя для моих почти пенсионных лет – все уже молодые. Ладно, не обо мне речь.
Мои молодые друзья решили обзавестись ребенком. Родить. Ну, то есть, папа все сделает до, и обеспечит – после. А мама, собственно, ну, вы меня понимаете.
Они как ответственные современные родители, радея за чистоту (чуть не написал – помета) потомства, стали готовиться заранее. Перестали пить алкоголь, есть пищу с излишками, смотреть страшные фильмы и новости по главным каналам.
Естественно, прошли процедуру сдачи анализов, и прочих не всегда приятных проникновений в организм.
Семья крепкая, спаянная. Как раньше был штамп – ячейка общества.
Жена поехала на очередное что-то там сдать, и забрать предыдущее. Ну, чтобы потом со всем этим набором документов прийти на прием к врачу, и определить максимально удачную дату, ну, вы меня поняли.
Это как бы все – либретто, или как во времена fido писали - преамбула.
А теперь – амбула. От первого лица одного из врачей.
«…иду из кабинета, глядя в окна, за которыми солнце, тепло. Беззвучно орущие дети и птицы. Прям предвкушаю, как куплю сейчас в автомате себе бачкового кофе. Выйду во двор, там у меня есть любимое дерево. Я обопрусь на него плечом, закурю. И задумчиво начну пускать дым вверх. И небольшими глотками кофе. Иду по коридору в мечтах в слюнях, выхожу и слышу на парковке женские рыдания. Ну, мало ли, что, думаю я. Может украли чего, или парковалась на звук. А звук оказался бампером «бентли», или того хуже «лады приоры» с гостем из солнечного горного селения. Не. Сидит в машине весьма милая молодая девушка. И рыдает, ну просто – насмерть, ну, вот просто наотмашь. Видно, что горе больше чем сломанный ноготь, или порванный чулок. Мое мужское, хоть и медицинское сердце испытало такое забытое чувство сопереживания, что я сам удивился.
Что, говорю, случилось, милая дама, такого, что вы ведете себя так откровенно потеряно. Девушка смотрит на меня сквозь пелену слез, как смотрит житель Санкт-Петербурга через залитое дождем окно, где не видно ничего кроме силуэтов. Фокусируется. Видит на мне белый халат, и протягивает листок бумаги. Причем жест такой – все режиссеры мира могут завидовать – ни слов, ни угрюмой печали. Но понятно – как минимум «похоронка».
Читаю.
Не понимаю.
Уточняю.
В ответ история про подготовку к родам.
Успокаиваю чем могу. И, все же, что смутило, пытаюсь выяснить. Она удрученно опять показывает справку.
- И?
- Справка мужа.
- И?
- И там написано:…
А там в справке врачебной скорописью написано: Сперматоз. умер.
- Все нормально, мэм, это значит – сперматозоиды умеренные.
Натыкаясь на межконфессиональные срачи хочется рассказать про одного батюшку, которого давно, в молодости, было дело подвозил до дома. После долгого застолья, не скрою - а что? Был трезвый. Был повод. Была закуска.
Довез. Наговорились. Время прощаться.
- Хороший ты парень, Мустафа. И машина у тебя хорошая...
Перекрестил размашисто и добавил:
- ...Храни тебя Аллах!
(c) М. Умеров
Дочь занимается пианино (или фортепиано?), и у нас был вместо пианино более мобильный вариант - синтезатор (клавиатура пианино на подставке и педалька на полу). Но мы этот иструмент всегда называли "пианино", дочь ведь у нас пианино занимается, а не синтезатором. В общем, слово "синтезатор" нами не употреблялось.
Когда жизнь у нас стала более стабильной и оседлой, мы решили купить настоящее пианино, а имеющийся инструмент отдать родственникам, к которым мы как раз тогда собирались лететь. Почитали правила перевозки ручной клади и стало грустно: по размеру он не проходит как ручная кладь, а если как музыкальный инструмент везти, то ему надо отдельное место покупать. В багаж отдать - разобьют точно. С другой стороны, нас ведь трое летит,значит одна верхняя полка вся наша, а этот инструмент как раз влез бы туда. Решили позвонить в авиакомпанию, может скажут что-то позитивное. Звоним туда, долгое ожидание, в телефоне играет музыка. Жена перевела телефон на громкую связь, занялась своими кухонными делами... Вдруг соединили с оператором, но жена от неожиданности забыла заготовленную речь и начала по-простому:
- Скажите, вот мы хотим в салон взять пианино...
2
Не мое. Со слов друга.
Жил у него в свое время в кабинете крыс. Изя. Великой интеллигентности было существо. Как то приперся их криминалист, Арон Израйлевич, когда узнал, что Изю зовут Изей задал вопрос
- Михаил, как ви таки можите, называть животное человечьим именем?
- Да вот как то так вышло, плохого от него нет, только тащит все к себе в шкаф, прямо как наш бывший старшина.
Израйлевич подумал. подумал, погладил некошерное существо, и потом приходя всегда делился с Изей то сушкой, то сухариком с изюмом.
А после того, как Изя притащил из своей заначки и положил перед ним спертую у кого то сигарету, глядя на крыса сказал
- Вот в глазах его прямо таки вся боль еврейского народа, когда ему приходится делиться...
Исполнение желаний

По молодости всегда принимал участие в различных промо-акциях с гарантированный призами. Дома и непосредственно на мне можно было увидеть йо-йо от Coca-Cola, кружку от Lipton, полотенце от сока Добрый, футболку от Camel, толстовку от Bud или Спортивную сумку от Winston. Акциям с розыгрышами особо не доверял и крайне редко принимал в них участие. С появлением семьи стал все меньше обращать внимание на подобные акции и практически перестал принимать в них участие. Но тогда, в 2012 году, закупаясь к Новому году в Окей, остановил взгляд на рекламе новогодней акции Исполнение желаний.

Для участия требовалось преобрести несколько бутылок Coca-Cola или других напитков одноимённого производителя и несколько упаковок сока Добрый. Гарантированный приз - доставка курьером ещё пары упаковок сока. Также возможно было написать в анкете свое желание и участвовать в розыгрыше. Организатор акции обещал исполнить самые добрые желания.

Доверия к подобным условиям было немного (ведь, казалось, никто не мешает объявить самым добрым, например, желание ребёнка приближенного лица съездить отдохнуть на курорт или купить новый автомобиль). Но, т.к. в моей корзине были перечисленные товары в нужном количестве, за участие денег не просят, а гарантированный приз обещают всем, решил опустить заполненную анкету в специальный ящик и отправился домой готовить салаты.

Через несколько недель приехал курьер и привёз 2 упаковки сока. Не зря потратил пару минут на заполнение анкеты)

Еще через 1-2 месяца, когда я уже забыл про эту акцию (гарантированный приз ведь уже получил), раздался звонок. Моё желание оказалось в числе самых добрых по мнению организатора акции. У моей (на тот момент будущей) жены была эпилепсия, а у мамы склеродермия. Оба заболевания практически не поддаются лечению, их развитие можно только сдерживать. В той анкете я пожелал курс лечения для них.

В итоге мама поехала в белорусский санаторий, после которого стала чувствовать себя значительно лучше. А для жены в рамках бюджета (он ограничен на каждый приз) были оплачены различные диагностические процедуры и подобран необходимый лекарственных препарат, который обеспечил медикаментозную ремиссию вплоть до сегодняшнего дня.

Всем исполнения желаний! 😉

© Piton0205
47
Виктор Ахломов об истории этого снимка:

«Есть фотография, которая называется «Плевать мне на Мальтуса». Её я снял прямо у дверей редакции, когда бежал по заданию, снимать ударников производства. По улице Горького шёл папаша в очках и шляпе, вёз на коляске одного ребенка, а другого держал на руках. Я сфотографировал эту сценку. После чего случилась интересная и довольно длинная история…

Когда я принёс снимок в редакцию, все заулыбались и тут же начали придумывать подписи, соревноваться в остроумии. Но потом подошёл редактор отдела юмора и сатиры, его звали Виктор Веселовский и сказал: «Не царское это дело – подписи придумывать. Пусть читатели придумывают». Был объявлен конкурс на лучшую подпись и назначен приз.

Так, благодаря мне, родилась в советской журналистике, и это, совершенно медицинский факт, рубрика «Придумайте подпись». Или как её потом в «Литературной газете» назвали: «Что бы это значило». Тем временем, мою фотографию опубликовали в «Санди таймс» и сказали: «Давайте состязаться с русскими в остроумии!», потом к англичанам присоединилась ещё половина Европы.

К нам в редакцию приходили сотни, тысячи писем со всех уголков Земли с вариантами подписи. Выбрали пять лучших. Английская подпись была: «Я купил их в магазине», итальянская подпись: «Пока Петруччио делает опыты». Петруччио, это тот самый итальянец, который хотел сделать человека в пробирке. Тогда Петруччио все знали! Чешская подпись была «Плевать мне на Мальтуса». Ткни в энциклопедию, найди статью про Мальтуса. Там всё написано! Томас Роберт Мальтус, английский ученый, 1766 года рождения и т.д. Выдвинул идею, что если в семье будет рождаться по два ребенка, то через какое-то время планета не выдержит, потому что на всех не хватит питания. Он заявил, что надо иметь не больше одного ребенка…

Русских подписей было больше всего, но победила одна, замечательная: «С таким мужем хоть на край света…»»

«Плевать мне на Мальтуса!»
Виктор Ахломов, 1965 год, г. Москва, из архива МАММ/МДФ.»
13
Забавная история из начала семидесятых годов прошлого века. Мой муж был командирован в одну из небольших стран Западной Африки на 3 года. Тогда на такой большой срок советских граждан отправляли с семьями, вместе с мужем полетела и я с маленьким ребёнком. Перелёт был довольно сложный. Из Москвы летели на ИЛ-18 в Лагос (тогда столицу Нигерии) с промежуточной посадкой в Триполи, а в Лагосе пересаживались на самолёт местной авиакомпании.
Столица страны, в которой мы жили, была застроена со времён бытности французской колонией одно- двухэтажными виллами, в некоторых из них ещё сохранялись земляные полы. Чем более современными были кварталы домов в европейском стиле, тем дальше они располагались от центра города.
Советские граждане, командированные МИДом, жили в основном в посольском доме на соседней с посольством улице. Работники торгпредства, ТАСС, консул, советник посольства, корреспондент газеты «Правда» жили в городе на разном удалении от посольства. Вся советская колония не превышала 50-ти человек.
Климат в стране - экваториальный, температура в зависимости от сезона (сухой или влажный) колеблется от 25 до 32 градусов по Цельсию. Соответственно одеваться хочется во что-нибудь лёгкое и натуральное. Перед отъездом купила в ЦУМе сатиновый костюмчик: брюки (не шорты, боже упаси) и кофточка под горлышко, плечи прикрыты, спереди кофточка доходила до бёдер, но вот спинка заканчивалась на сантиметр ниже застёжки лифчика, т.е. часть моей спины, о ужас!, была голая. На тот момент мне было 27 лет, никаких складок на спине и выступающего живота, кожа гладкая. Оскорбить взоры окружающих я не могла ещё и потому, что местные дамы, не работающие с европейцами, разгуливали топлесс, просто обернув бёдра куском ткани, довольно ярко раскрашенной. Второй кусок ткани сворачивался в жгут, кольцо из этого жгута клали на голову, а на него водружался эмалированный таз, заменяющий местным матронам и дамскую сумочку, и пластиковые пакеты, которые в те годы не были распространены. Зато осанка у африканок была царская.
В один прекрасный день в эту африканскую страну приехал с инспекцией высокопоставленный чиновник со Старой площади. Проверял, как советские граждане живут и работают так далеко от границ Родины. Событие не рядовое, поэтому при объезде мест проживания работников визитёра сопровождали лично Посол Советского Союза и дипломаты высокого ранга. Поскольку время было рабочее, в доме были только мы с малышом. Все пояснения высокой персоне давал Посол, всё в доме было в порядке, замечаний не было. Моё участие в разговоре свелось к «Здравствуйте, проходите пожалуйста!» и «До свидания».
Спустя приблизительно полчаса (время комиссии доехать до посольства и расположиться в кондиционированном помещении с охлаждёнными напитками) звонит огорошенный муж: «Начинай собираться, нас высылают в Москву в 48 часов, руководителю - выговор». Вскоре приезжают муж и руководитель подразделения и объясняют, что по мнению инспектора я непотребно одета, позорю высокое звание советского человека, поддалась развращающему влиянию запада и т. д., и т. п. Высылка означала полный крах карьеры мужа и несмываемое пятно на репутации.
К швейным изделиям обычно прикрепляется картонка с указанием реквизитов. Такую картонку от шокирующего инспектора костюмчика я, по счастью, не успела выбросить. А на картонке кроме артикула было напечатано, что данное изделие сшито советской фабрикой в соответствии с ГОСТом, следовательно рекомендуется советским женщинам. К подобной картонке всегда был пришит кусочек ткани с пуговичкой, так что её принадлежность к скандальному костюму сомнений не вызывала.
Свидетельство происхождения костюма было незамедлительно представлено пред светлы очи, на что было снисходительно промолвлено: «Идите, работайте».
ПОДАРОК

Один маленький мальчик очень любил животных. И когда он вырос, стал ветеринаром. По распределению его послали работать в маленький таёжный посёлок.

Он добросовестно лечил коров, коз, свиней и прочую поселковую живность. А все мужики в посёлке были заядлыми охотниками, и в душе наш ветеринар это занятие очень не одобрял.

Однажды в свой выходной он отправился в лес за черникой. Нашёл очень ягодную полянку, и тут на неё выскочили волк с волчицей и двое маленьких волчат. А за ними появился мужик с ружьём и прицелился в волков.

Волк закрыл собой волчицу с детьми и зарычал. И тут наш парень закричал: «Не стреляй!», и с поднятыми руками, не помня себя, метнулся между волками и охотником.

Охотник выругался, опустил ружьё и, проклиная на чём свет стоит ветеринара, исчез в лесу. Парень остался один на один с волками.

И тут большой старый волк зубами срезал зелёную ветку, подошёл вплотную к человеку, посмотрел ему в глаза и положил её прямо к ногам слегка испугавшегося ветеринара. А потом вся волчья семья мгновенно растворилась за деревьями.

Много лет прошло. Наш парень давно стал седовласым пенсионером. Но он всё ещё хранит сухую ветку со сморщенными листьями. Подарок волка…
Я так думаю, прошедшие дни ознаменовались для многих людей, связанных с Минстроем неожиданным отсутствием обещанных денег, начиная с оплаты подрядчиков, и заканчивая банальной зарплатой. Наверное, строятся уже разнообразные теории самого фантастического плана, что происходит и какими катастрофами закончится.

Случилось так, что я знаю, что произошло. История была рассказана не под запись и не для записи, и, хотя разрешение поделиться я получил, излагаю, как запомнил. Что-то забуду, что-то напутаю, а где-то и привру.

Началось все довольно банально. Минстрой подал иск на ведомственную поликлинику за невыполнение чего-тот там по договору. Иск вполне выигрышный (если не считать одного момента, на котором, быть может, удастся выехать, но дело не в этом), и, вполне возможно, был бы он честно проигран поликлиникой, если бы случайно не попался на глаза доброму человеку, имеющему отношение к этой поликлинике. Признаюсь, человек не совсем простой, но, главное, не только добрый, но и умный. Из-за чего все и заварилось.

Добрый и умный человек посмотрел этот иск и прямо сказал:
– Ну так вы ж его продуете.
– Продуем, - печально согласились в поликлинике.

Человек посмотрел на иск внимательно, и увидел, что незакрытый договор датирован 2019 годом. Подумав и покурив он позвонил в отдел внутреннего контроля Федерального Казначейства и поинтересовался:

– А какого это хрена у организация год как просрочено закрытие госконтракта, а счет не заблокирован?
– Как не заблокирован? У кого?

А надо сказать, что при просрочке закрытия госконтракта организации заказчику счет, как правило, блокируется с момента выявления нарушения. А тут – аж год.
– У Минстроя.
– А… Забыли!
– Так я напоминаю.
– Да-да, спасибо, вы очень любезны.

Ну и Казначейство честно исполнило закон и заблокировало бюджетный счет Минстроя. Заодно кого-то там стремительно уволили. А на счету – деньги подрядчиков на исполнение госконтрактов на строительство объектов инфраструктуры, деньги на выплату заработной платы государственным служащим, деньги на финансирование ряда государственных программ в рамках компетенции министерства, и, самое главное и важное – напиленное и приготовленное для поддержки элиты. В общем, важные там деньги. И много их. И тех, кто их жаждет – тоже много.

Сделав свое гадкое дело (управился за пять минут), человек скоренько отправился обратно в эту поликлинику. И вовремя — начальник правовой и контрактной службы, к которому этот человек пришел в гости по делу, уже разговаривал с целым заместителем министра, который яростно и живо интересовался сразу двумя вещами:

- Почему поликлиника не закрыла госконтракт и от этого им казначейство заблокировало счет???! Почему меня не могут соединить с начальником поликлиники?!!!
– Начальник поликлиники в отпуске, поговорите с нашим юристом (имея ввиду пришедшего в гости по делу человека).
– Давайте этого своего юриста!

Далее в разговор вступает добрый человек-юрист.
– Здравствуйте… Да, не закрыт, мы ни при чем. Пожалуйста, не надо нервничать, по закону, да и технически на площадке госконтракт может закрыть только заказчик, а это Вы. Ну, накажите кого-нибудь… Нет, у Вас не получится меня наказать, я никаких решений не принимал, никаких документов не подписывал, ни за что не отвечаю, могу только проконсультировать. А чем вы, собственно, думали, когда в суд подавали?

Разговор внезапно закончился без лишних ритуалов.

А потом позвонил ̶к̶р̶о̶к̶о̶д̶и̶л̶ директор объединенной дирекции заказчиков, и ̶с̶о̶ ̶с̶л̶е̶з̶а̶м̶и̶ ̶п̶р̶о̶с̶и̶л̶ предложил заключить доп. соглашение о расторжении контракта. На что человек-юрист резонно предположил, что собеседник не в себе, так как дело уже в суде. Мы, конечно, рады заключить это соглашение, только для этого придется сначала отозвать иск. И тогда, конечно, все будет в порядке.

Директор неожиданно начал громко орать: да что вы себе позволяете, да это ж шантаж!…

Трубка была аккуратно положена на стол, и так, орущей, лежала минут, по меньшей мере, пять. За время орания ЭТОЙ стороной было сепаратно решено, что, пока будет длиться суд, то есть месяц-другой, а с обжалованием и третий, мы ничего делать не будем, суд сам разберется, мы ведь и так собирались проиграть, так чего дергаться?

– Этот все еще орет?
– Орет.
– А что, счет так и будет блокирован?
– А как же. Пока решение суда не случится. Или иск не отзовут.

На следующий день добрый человек был вызван своим начальником. На формальное приветствие «Здравия желаю» он внезапно услышал:
– Давай, сука! Давай! Выкладывай, как ты министра раком поставил! Я уже штаны расстегнул! Дрочить буду!
– А что, вы уже в курсе?
– Да ты знаешь, кто мня вызывал, песочил?
Он поднял глаза к потолку. Нет, министр, конечно, уважаемый и достойный человек, всего любят, или, по крайней мере, уважают, если не врут, конечно. Но при помощи телефонного звонка вздрючить целое министерство во главе с министром – это эпос.

Предполагая, что найдутся люди, которые будут хотеть от доброго человека странного, он, как только далась возможность, отправился в подмосковье, в гости, есть бигос и гулять по лесу. И вот, прошла неделя, и непонятно, что там происходит и думается в высоких кругах.

Вы спросите, а почему же иск не отозвали сразу же?
А потому, что он подписан министром. А министру тупо западло отказываться от принятого решения. Это что же получается, он что, ошибся, что же? Сдурил? Да вы что себе позволяете...

Теперь резюме:
Один-единственный звонок одного-единственного человека, с совершенно честным напоминанием о давно случившемся факте, даже не секретном, а вполне себе очевидном, о мелком недосмотре, вызвал целую лавину, а, вернее сказать, наоборот, затор финансовых потоков огромной отрасли огромной страны. И если вы имеете отношение к этой отрасли, и вам вдруг не платят – не волнуйтесь, это не очередной кризис экономической системы, не революционная ситуация, а всего лишь мелкий косяк министра.

А теперь самое смешное: знаете цену иска, вокруг которого все закрутилось?
21 000р.
Прописью: двадцать одна тысяча рублей.
В политике есть явление, известное как синдром «Наши мальчики погибли не зря». В 1915 году Италия вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты. Она провозгласила своей целью «освобождение» Тренто и Триеста – двух «итальянских» территорий, «несправедливо» удерживаемых Австро-Венгерской империей. Итальянские политики сотрясали воздух пламенными речами, клянясь восстановить историческую справедливость и обещая возродить славу Древнего Рима. Сотни тысяч итальянских добровольцев устремились на фронт с криками: «За Тренто и Триест!» Они полагали, что это будет прогулка.

Не тут-то было. Австро-венгерская армия выстроила мощную линию обороны вдоль реки Изонцо. Итальянцы бросались на нее одиннадцать раз, отвоевывая в кровопролитных схватках один-два километра, но не добиваясь прорыва. В первом бою они потеряли около 15 тысяч человек. Во втором – 40 тысяч. В третьем – 60 тысяч. Так продолжалось два кошмарных года – до одиннадцатого сражения. После него австрийцы наконец контратаковали и в двенадцатой схватке, известной как битва при Капоретто, наголову разбили итальянцев и отбросили их почти к воротам Венеции. Славное приключение обернулось кровавой бойней. К концу войны погибло почти 700 тысяч итальянских солдат и более миллиона было ранено.

После фиаско первой битвы при Изонцо у итальянских политиков было два варианта действий. Они могли признать свою ошибку и предложить заключение мира. Австро-Венгрия не имела к Италии территориальных претензий и с готовностью пошла бы на мировую, поскольку сражалась с гораздо более сильной Россией. Тогда им пришлось бы обратиться к родителям, женам и детям 15 тысяч итальянских солдат со словами: «Извините, произошла ошибка. Не принимайте близко к сердцу, но ваш Джованни сгинул напрасно, и ваш Марко тоже». Неудивительно, что им легче было произнести другие слова: «Джованни и Марко – герои! Они отдали жизнь за возвращение Триеста в Италию, и мы позаботимся, чтобы их смерть не прошла даром. Мы будем биться до победного конца!» Они так и поступили: послали солдат во вторую атаку и положили еще тысячи. А затем снова выбрали продолжение войны – ведь «наши мальчики погибли не зря».

Хотя, конечно, нельзя винить одних политиков. Массы тоже были за войну. И когда по ее окончании Италия не получила территорий, на которые претендовала, итальянская демократия поставила во главе страны Бенито Муссолини и его фашистов, пообещавших компенсировать принесенные итальянцами жертвы. Если политикам трудно говорить родителям, что их сын погиб зря, то отцу и матери еще больнее говорить это самим себе. А покалеченным? Солдат, потерявший обе ноги, скорее скажет: «Я пожертвовал собой ради славы вечной итальянской нации!», чем: «Я лишился ног, потому что имел глупость поверить думающим только о себе политиканам». С иллюзиями жить проще – они преисполняют страдания смыслом.

Юваль Ной Харари «Homo Deus. Краткая история будущего.»
10
В середине девяностых немцы, спонсировавшие тогда мои исследования, однажды пригласили меня на конференцию их стипендиатов. Мероприятие проходило в помещениях административного корпуса одного из московских вузов, приглашения никто предъявлять не требовал, вход был свободным. Народу было, однако, немного: конференция была только для своих. По окончании деловой части всех нас пригласили на фуршет в соседний зал. Пройдя по коридору, мы обнаружили обширное помещение, по центру которого тянулись длинные столы, накрытые ... в общем, молодой московский ученый мог и не знать, что такие разносолы существуют, и уж определенно не мог себе их позволить в середине девяностых. Закуски, десерты, вина, фрукты...

Вокруг столов к нашему приходу уже было оживленно: там стояло много людей, на самой конференции мною не замеченных, преимущественно пожилого возраста. Я подошел, намереваясь наполнить свою тарелку, но люди сгрудились у столов довольно плотно, загораживая доступ. Извинившись, я попробовал протиснуться между ними, но каким-то непостижимым образом это оказалось невозможно: у людей, стоявших у стола, в момент моей попытки протиснуться вдруг случайно растопыривались локти. При этом меня они очень естественным образом не замечали, не оборачивались, не смотрели по сторонам и не общались между собой, будучи поглощены процессом уничтожения яств. Не добившись успеха, я вернулся к группе своих коллег и извинился, что не принес ничего съестного. Общавшийся в этот момент с нами организатор конференции, директор Московского отделения нашего спонсора, прекрасно говоривший по-русски немец, это услышал и сказал:"Подождите немного, сейчас мидовская мафия насытится, уйдет, тогда официанты вынесут еще еды и мы спокойно перекусим." Удивленные, мы попросили разъяснений. Он рассказал, что еще с советских времен в Москве существует неформальное сообщество бывших мидовских работников, искореженный вариант того, что в Британии называют "old boys network". Пенсионеры, бывшие работники низкого уровня в системе МИДа, они через оставшиеся связи получают и обмениваются информацией о том, где и когда в Москве устраиваются дипломатические мероприятия с фуршетом и свободным входом (а такое происходит каждый день). Они приходят на такие мероприятия рассредоточившись, но скоординированно, прямо на фуршет, и по условному сигналу лидера занимают места вокруг столов с едой, как бы невзначай, но натренированно перекрывая доступ остальным - и принимаются за неспешную трапезу. После того, как все они наедятся, они опять же по незаметному другим сигналу освобождают доступ к столам и постепенно покидают помещение (нынешние флэшмобы организуются как раз по такой технологии).

Иностранцы, организующие дипломатические мероприятия, хорошо осведомлены об этом явлении и, чем с ним бороться, предпочитают заготовить больше еды и не сервировать всю еду сразу. Кроме того, зная, что в начале фуршета к закускам подступиться невозможно, иностранцы либо начинают фуршеты с бесед, либо идут к столам с десертами, которые популярностью не пользуются. "Мы этих людей понимаем, пенсии у них крошечные, кушать хочется - мы рассматриваем это как прямую благотворительность. Поверьте, мы можем себе это позволить. В СССР мы имели право вести нашу деятельность только через ваш минвуз, а теперь добились разрешения работать напрямую с учеными - после этого при том же бюджете наши расходы резко сократились. ...В любом сотрудничестве кормить конкретных людей обходится дешевле, чем выпускать из своих рук контроль над расходами: в первом случае видно, когда партнеры наелись," - тогда я подумал, что он пошутил. Теперь я так не думаю.
В продолжение вчерашней истории. https://www.anekdot.ru/id/1146004/ Получил комментарии, насчет премии Дарвина и всё такое. Что у совков дети запасные. Всё так. Как живой пример, у нас в городке парень жил, хороший парень, жаль, что без пальцев на правой руке. Всегда носил черную варежку из хлопка и здоровался левой рукой. В шестилетнем возрасте он нашел на помойке запал от гранаты. Там, на той помойке пальцы и оставил, пришивать нечего было. Думаете, кого-то из мальчишек это останавливало от экспериментов с патронами и прочей смертоносной дрянью? Ни разу! Меня больше поведение взрослых возмущает, когда ребенку за значок каптёрщик выменивает смерть. Или преступная халатность зав. складом боеприпасов, когда списанные боеприпасы, не отстрелянные на полигоне или стрельбище, выбрасываются в ближайшее болото или омут. Я сам еще будучи старшеклассником в 1989 году, осенью у двух детишек, братьев, шесть лет одному и три года другому, отобрал 4 взрывателя (см. ссылку) от ОФ снарядов. Шестилетка подошел ко мне с вопросом, протянул ладошку, а на ней взрыватель. "Дядя, это патрон?" Они с братом в резиновых сапогах «глубину меряли», взрыватели случайно нашли в ручье и мне показали. Еще три конуса лежали у берега ручья на куске рубероида, прикрытые заботливо другим куском. Ручей протекает под дорогой в трубе. До КПП части метров пятьдесят. Я пошел к дежурному по КПП и вызвал офицера, дежурного по части. Всё показал ему. Дальше без меня разбирались. А если бы эти два мальца стукнули камушком? Там и сапог не осталось бы. Вопрос всегда к взрослым! Из-за их преступной халатности могли погибнуть дети. И я, даже в 14 лет, когда со мной приключилась ранее рассказанная история, был большим ребенком, не осознающим всю полноту опасности забав с армейскими боеприпасами. Увы, в моих историях мало смешного, всё больше в стиле "как не надо делать и почему". Но они не придуманные, а реально происходили со мной или с моими друзьями и знакомыми. Не знаю, уважаемые читатели, интересно ли вам моё изложение? У меня в запасе есть ещё немного "Ужасов нашего городка". Уместны ли они здесь, на юмористическом сайте?
Раки, раки, красные раки

Уже в далеком 90-м году, получив диплом повара, я был распределен в небольшой ресторанчик у автотрассы «Брест-Москва».

— Очень вовремя, — обрадовалась завпроизводством, — а то у нас мясник на больничном. Свиные полутуши умеешь разделывать?

— Без проблем, — заверил я, — только быстро не смогу, практики маловато.

— Быстро и не нужно, — улыбнулась женщина, — на сегодня мяса хватит, но к завтрашнему дню постарайся. А сейчас пойдем, познакомлю с коллективом.

Поварихи меня приняли очень хорошо, особенно старшая, Игоревна, которая вообще отнеслась как к сыну:

— Дитё дитем (выглядел тогда очень молодо, лет на четырнадцать), а его в мясной цех! Справишься?
— Обещаю.

Но несмотря на мои заверения Игоревна при любой возможности заглядывала в гости:

— Как ты, сынок, все хорошо?
— Да, спасибо, не волнуйтесь.
— Кстати, сегодня Реваз, наш поставщик, привезёт раков. Любишь их?
— Ага.
— Как отварим, позову, — и, улыбнувшись, Игоревна ушла.

— Раки, раки, бедные раки, будут в котёл вас бросать, — напевал я под нос, заканчивая первую свиную полутушу, — не машите клешнями тоскливо, вами смачно закусят под пиво, и уже поздно кричать.

Кстати, а что за крики на самом деле?

— Аааааааааааааа! — донеслось из горячего цеха (где готовили первые и вторые блюда).
Бух! Бах! Бздынь!

Что там происходит?
— Помогите!

Это вопль был наполнен таким ужасом, что вторая полутуша икнула и перекрестилась копытцем. А перед моими глазами за долю секунды пронеслись образы один страшнее другого.

Вот местные алконавты, не добыв денег на опохмел, угрожают поварихам "розочками" из бутылок.

Или американские шпионы (то были времена СССР) захватили стратегически важный ресторан, чтобы оставить дальнобойщиков без горячего, тем самым нанеся непоправимый ущерб экономике Советского Союза.

Что делать? Что-что, бежать! И, схватив нож, я бросился в горячий цех .
— Сыночек, помоги, — увидев меня, пискнула Игоревна.

Остальные поддержали старшую полными ужаса всхлипами.
Я же... Господи, только бы не заржать! Убьют. Итак, представьте.

Все женщины дружненько, как воробышки на ветках, сидели на столах. По полу же, задумчиво шевеля клешнями, неторопливо ползали огромные раки.

— Что стоишь, — не выдержала одна из поварих, — собираааааааай! Ай!

Дернувшись от крика, тётенька моментально съехала на пол, грохнувшись в позу, простите за тавтологию, рака перед самым большим раком. Тот удивился, но, как истинный джентльмен, приветствовал даму поднятием клешни.

— Аааааа, — заверещала дама.
— Что здэс такоэ? — рявкнуло за спиной.

А вот и Ревазушка, собственной персоной. Как догадался? Очень просто. По взгляду.

Огромный грузин налитыми кровью глазами рассматривал вашего покорного слугу. Я же был просто красавец. В одной руке нож, халат в крови. Ещё и женщины верещат. Что делать? Правильно!

— Зарэжу гада.
И понеслось. Какая это была погоня!

Несмотря на свои габариты Реваз оказался очень быстрым и проворным. Но и я не сплоховал. Еще бы, когда за тобой несется полтора взбешенных центнера, тормозить некогда.

— Стаят!

Сычас, мля. И выстрелив тылом так, что осыпалась побелка, я включил третью космическую. Кажется, убегал даже по потолку.

— Стаят!

Честно сказать, после четвертого круга однообразие надоело. Ну сколько можно? Женщины верещат, Реваз орёт, раки ползают. Хотя нет. Ещё на втором забеге в горячий цех я заметил, что клешнястые гады расчистили трассу. Зачем? Они ставки делали, клянусь!

А самый здоровый еще подбадривал усами. Типа, не поведи меня, человек. Сволочь! Если выживу, лично съем.

— Стаят!

Бежат! Иначе..

— Ревазушка, успокойся!
— Стаят!
Бабах!

Фух. Наконец-то. Подскользнувшись на том самом огромном раке, грузин рухнул, превратив шикарную закуску под пиво в неаппетитную лепешку.

Я же, тяжело дыша, с трудом выдавил:
— У вас молодых спецов всегда режут?

В общем, пока Реваз поднимался, женщины хором объяснили, что произошло. Оказывается, когда раков бросаешь в кипящий котёл, они категорически отказываются вариться, лихо выпрыгивая обратно.

А тут попытались высыпать много, сразу и из мешка. Кто же знал, что эти создания для женщин окажутся страшнее пауков, мышей и секретаря партийной организации?

Лично мне были принесены искренние извинения, а на следующий день - ещё и пакет огромных, но уже вареных, раков:
— Возмы, Андрэй, и нэ обижайся.

Какие обиды, зато будет что вспомнить, тем более, что:
— А классно мы побегали, да, Реваз?

Автор: Андрей Авдей
Тотем, который гулял сам по себе.

Тотемы, с незапамятных времён — неотъемлемая часть человеческой жизни. Человек и его племя выбирали в тотемы птиц, пресмыкающихся, животных, стихии — что-то из окружающей среды, что привлекло внимание рода или племени, вызывало желание отождествлять себя с определёнными свойствами тотема.

С кем я себя отождествляю?
Ответ ясен — конечно же — с собакой!!
Собаки часто служат тотемами, во многих странах.
Любопытно, что собаки в Греции связаны с медициной, могут исцелять, так как являются атрибутом бога Асклепия (Эскулапа). Они живут в его храме и олицетворяют также верность. Помогают они исцелению и врачеванию и у китайцев и у шумеров и у кельтов, собаки вообще играют важную роль в мифологиях народов мира...

Всего этого я, конечно, не знал: мне было лет 8-9 и тотем выбрал меня.
Я хорошо помню этот день — мои родственники снимали дачу, там было много детей, у кого-то из них было день рождения. Ребёнок я был довольно интровертный, малообщительный, предпочитал общения с книгами.
И уже было приготовился я терпеливо скучать без своих книжек — да заметил собаку хозяев дачи, громадную овчарку чистых кровей, победительницу конкурсов служебного собаководства, похожая и на Мухтара и на Шарика из «Четырёх танкистов»...
Всё! Звуки детского утренника ушли на задний план — я устроился напротив неё и стал наблюдать.
Она, казалось, спала, положив свою лобастую голову на громадные лапы. И только стоящие уши слегка выдавали её бдительность — локаторами поворачиваясь и фильтруя детский смех и визг, доносящиеся со двора.
А для меня время просто остановилось, действительность перестала существовать — безнадёжно влюблённый в собачье племя — я просто сидел и впитывал эту восхитительно неотразимую квинтэссенцию собаки, редкую возможность общения со своей несбыточной мечтой...
Неожиданно со двора раздался плач сына хозяина дачи — как позже выяснилось — он забрёл на территорию курятника и был изгнан оттуда громадным многоцветным петухом!
И вот тут пришёл мой черёд воочию увидеть — охрана в действии: она пулей сорвалась, в два прыжка оказалась около петуха и лапой перебросила его через загородку курятника.
Мир был восстановлен, дети вернулись к пряткам, собака села напротив меня и я просто утонул в её глазах — никакой фамильярности, серьёзная охранная собака решила стать моим тотемом.

Должен сразу оговориться: это был очень разборчивый тотем.
Он приходил и уходил сам по себе, самостоятельно решая — заслуживает ли ситуация его вмешательства.
С годами, однако, я уловил главную закономерность — он появлялся помочь решить проблемы моей охранной службы, персонально он мне не помогал, сам выпутывайся.
Но стоило мне заступить охранником и столкнуться с проблемой защиты моих подопечных — тотем мигом включал мои резервы, невероятно увеличивая скорость рефлексов и принятия решений, вырубая напрочь чувство страха, усталости и отчаяния.
И для него не имело значения разница в обстоятельствах: « Скорая», реанимация, эпилептический припадок на улице, нападение больших собак на моих щенков — главным, повторюсь, была защита, охранная служба.
Не скрою — я очень полюбил мой тотем, его появление гарантировало успех, наступившее чувство усиленного и ускоренного восприятия действительности позволяло разрешать очень тяжёлые и опасные ситуации.

Последний раз он приходил где-то месяц назад, при довольно необычных обстоятельствах, надо сказать.
Все знают, что операционная — место опасное, полное неожиданных поворотов и драматических моментов.
Что менее известно — она опасна не только для пациентов.
Персонал операционной, иногда, нуждается в помощи — зачастую незамедлительной.
То медсестра упадёт в обморок ранней беременности, то ассистент — вследствие анемии, то сахар в крови упадёт... да мало ли что может случится за долгие часы операций...
Вот и та операция была долгой и изнурительной. После 6 часов кропотливой работы хирургов и стабильного до занудства течения наркоза мы потихоньку стали готовиться к завершению.
Не вставая, я в очередной раз спросил — как вы там, ребята?
Мы ок, оба хирурга отвечают.
И тут, внезапно, тотем рывком поднял меня по тревоге — голос одного из хирургов звучал необычно сипло и тихо.
Я проработал с этим кудесником, хирургом от Бога, 20 лет — тысячи пациентов, сложнейшие операции — элита и гордость медицины. Всегда выдержанный, никогда не теряющий головы — сейчас звук его голоса внушил мне тревогу!!
Я подскочил, мельком отметив — у него, невиданное дело, трясутся руки, зрачки над маской расширены, капли пота — ой, беда!
В следующую секунду я прыгнул — как раз вовремя подхватить упавшего без сознания коллегу.
Мягко приземлив его на пол, я подложил под голову подушку, поднял ноги, набежали кликнутые мною медсёстры — мониторы, кислород, проверка сахара в крови, поставили вену...
Он быстро пришёл в себя — причины обморока оказались достаточно простыми: принятые утром таблетки от давления в сочетании с пропущенным завтраком, недостаточного потребления воды и долгая операция — да и немолод паренёк, семидесятник.
Вывезли отдохнуть в предоперационную, я закончил наркоз, проверил его давления и пульс лёжа, сидя и стоя — всё стабильно, отвёз его домой, сдал жене.
Всё.
Еду домой, тотем, спасибо, мы хорошо выступили.
Другое дело — а кто подхватит меня?
Тотем тотемом — но надо бы и учения на тему потерявшего сознания коллеги провести...@Michael Ashnin
Забираю как-то жену где-то из не очень знакомого места. Садится она в машину, какая-то неожиданно радостная и говорит:
- Тут, оказывается такое место где проституток подбирают. Пока тебя ждала, мне аж три раза побибикали.
- Понятно. А чего ты такая довольная?
- Теперь я знаю, что как женщина я все еще востребована.
2
Чтоб статистику не портить

Так уж вышло, что мои механики на вахте заразились ковидом, пять человек.

Двоих отправили домой, трое решили остаться на квартире, чтобы никого больше не заразить и ждать выздоровления.

Положительные анализы пришли позавчера на них, вчера вечером мне позвонил человек и представился сотрудником Роспотребнадзора по мухоршибирскому району респ. Бурятия.

В целом все в общих делах как обычно, но конец разговора меня поверг в шок.

Р-надо ваших сотрудников по домам развозить!

Я-зачем? Чтобы они там всех заразили? (у каждого семья, первый уехавший заразил жену и двоих детей, благо все легко болеют).

Р-чтобы вы нам статистику не портили, завтра же их перевезут в Улан-Удэ.

Я-никто и никуда не поедет, выписывайте предписание, если на то пошло.

Р-понятно, всего доброго. И положил трубку.

Роспотребнадзор, але!!! Вы готовы распространять заражение, но лишь бы не на вашей территории случаи регистрировались?

© Scearllz
49

Самый смешной анекдот за 22.09:
Петербуржцы настолько вежливые люди, что они никогда не обзовут человека.
Они скажут: По нынешним временам, фильм с вашим участием мог бы претендовать на Оскар.
Рейтинг@Mail.ru