Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
14 апреля 2009

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Живу я в итальянском районе Нью-Йорка. Зашли мы как-то в итальянский же
ресторанчик покушать.
А к стене этого ресторана примыкает пиццерия. И вот сидим, кушаем, двери
открыты настежь, первые солнечные деньки весны. Подъезжает огромный
черный Хаммер, с распахнутыми окнами и из них несется дикий рэп на
полную мощность, даже уши стало закладывать, и пол под ногами
подпрыгивает. С пассажирского сидения вываливается негр и вбегает в
пиццерию. Другой сидит за рулем. Проходит минута, две, уже никто не ест,
все на нервах, а водитель видя всеобщее внимание увеличивает звук.
Тут выходит хозяин ресторана, итальянец типа Сопрано, под 2 метра
ростом, огромный живот, руки как кувалды. Подходит он к машине и
спокойно говорит: "Пошёл вон отсюда, тут тебе не Белый Дом".
Весь ресторан лёг, а Хаммер через полминуты улетучился.
Случайность, нет, не верю... Раскрываемость!
Начнем с того, что я в тот серый и дождливый день был дежурным
следователем, ну не повезло, блин.
Приходят два оперативника с проблемой. Проблема заключается в том, что
в нашем городке несколько месяцев назад нарисовался гость из братских
южных республик. И вел бы себя как гость, таки нет, героином
приторговывал, по информации несколько разбоев за ним числилось,
в общем, плохой человек. Только приловить и посадить нафиг его никак
не удавалось, осторожный был, падла.
А ситуация в следующем. Один деятель, движимый исключительно
непримиримой гражданской позицией, сообщил в правоохранительные органы о
том, что наш южный гость в снимаемой квартире хранит наркоту и "ствол",
по пьянке "гость" проболтался, ну да везде найдутся "нужные люди",
готовые сообщить, куда надо. Ну настучал дяденька, а куда он нафиг
денется, когда за самим пару грешков, известных в милиции, найдется.
Адрес квартиры пусть будет ул. АБВГ, дом № 1, далее потребуется для
сюжета.
Оперативники с предложением, давай мол в квартире злыдня обыск учиним и
"закроем" наконец бойца. Уголовно-процессуальный кодекс в случаях, не
требующих отлагательства, несанкционированный обыск производить в
принципе позволяет. За точность "инфы" оперА типа отвечают.
Ладно, говорю, поехали, сделаем обыск.
Приехали, подошли к двери в квартиру, позвонили.
- Кито там, да?
- Проверка счетчиков. (блин, фантазия у оперов...).
Удаляющиеся шаги за дверью...
- Твою мать, "спалились"!!! Выноси дверь нахер!!!
Ворвались в квартру, бойца повязали. Понятые, обыск. Героин нашли,
"ствол" - нет. Всю хату перерыли, ну нету "ствола". А впрямую у злодея
не спросишь, информатора "палить" нельзя. Форточка в комнате открыта. По
тихому сгоняли одного оперативника поглядеть, может "ствол" в окно
выкинуть успел. Нету... Ладно, найденной наркоты для того, чтобы "гостя"
посадить, в принципе хватит. Повезли злодея в управление, оформили, с
музыкой сдали в СИЗО.
Утром с гордым видом, предвкушая премию, пошли докладывать начальнику
управления о задержании. Щаззз..
- Сводку вчерашнюю читали, клоуны? - Это вместо здрасьте и "молодцы"
выдал нам шеф.
- Неа, а чего?
- Зачитываю: "... в ХХ часов в городской травмопункт обратился гражданин
А. с рассеченной раной головы и с подозрением на сотрясение головного
мозга. На вопрос, при каких обстоятельствах получена травма, гажданин А.
пояснил, что проходил мимо дома " 1 по улице АБВГ, где ему на голову
неожиданно упал предмет, оказавшийся пистолетом системы Макарова.
Пистолет обратившийся в травмопункт гражданин А. сдал прибывшему наряду
милиции. На пистолете обнаружены среди прочих отпечатки пальцев нашего
"южного гостя".
- ... твою мать...
"Южному гостю" добавили статью за хранение огнестрельного оружия, а
дежурная следственно-оперативная группа осталась без квартальной премии
за раздолбайство.
Но закон-то восторжествовал!
За что люблю домашних животных, так за то, что с ними не соскучишься.
Иногда такие кренделя выкидывают!
Есть у меня кот черный (чернющий, как из фильмов про Сатану). Выхожу я
как-то из ванной, а на уровне моего лица на стене висит какое-то черное
пятно и так угрожающе, в упор, смотрит на меня желтыми глазищами. Ну
прямо черт из преисподней. Просто котик научился ходить по стенам и как
раз остановился на полпути между полом и потолком (наши обои оказались
очень подходящими для того, чтобы цепляться за них когтями).

Другой кот был тоже не промах. Однажды нам в наш «зверинец» принесли
попугая. Хозяева отказались. Старый он был уже для таких перемен, но это
уже другая история. Никакого желания съесть этого попугая у нашего кота
не было: он вообще брезговал есть все неощипанное, неароматизированное,
и не упакованное в Вискас.
Так вот, этот попугай все время орал, но не просто мило чирикал, а
натурально визжал. Так противно, как резаная свинья. Выносить это было
труднее всего коту, который более чувствителен к высоким звукам. Когда
Попка начинал свои концерты, кот садился напротив клетки, и глядя в
глаза этой курице, нервно так, тоненько, оскаливая зубы, выл. Словом,
материл его. Попугай, осознавая свое возвышенное положение, и
защищенность внутри клетки, на все угрозы (человечьи и кошачьи) плевал.
Кот ждал момента мести. И вот он наступил. Клетку с Попкой сняли, и
поставили на пол рядом со столом. Вхожу и вижу картину: кот взобравшись
на стол, отклячив задницу, чтобы она приходилась ровно над клеткой, ССАЛ
на попугая сверху.
1. мне никогда в жизни не было так неудобно...
2. это хня. неудобна - эта када тебя в час пик в метро спиной прижимает
к девушке в лехком сарафанчике и ты чувствуешь спиной ее мерно
вздымающуюся упругую груть, жопой ощущаешь все приятные изгибы и
впадинки ее нижней части туловища, а ее дыхание нежно щекочет тебе ухо.
1. возбуждает ) в чем подвох?
2. подвох в том, что твой х%й начинает вставать и при этом он начинает
упирается в ж%пу впреди стоящего и прижатого к тебе мужика.
1. б%%%ь, ахтунгом пахнет
2. вот-вот. мужик наверна тоже так подумал... вот это неудобно.
4
Знакомый рассказал. Работает в энергопоставляющей компании мастером
приборов учета (счетчики, автоматы, УЗО). Идет в выходные по рынку и
видит палатку с электротоварами. Остановился чисто из професионального
любопытства, ничего не собираясь покупать, спросил цену 25-ти амперных
автоматов и собрался идти дальше по своим делам. Бабка, торгующая в
палатке кричит ему бери, мол, автоматы все с гарантией, проверенные,
рабочие. Он как специалист знает, что автоматы нормируются по силе тока,
времени отключения и т. д. и т. п. Спрашивает у бабки, а где вы их
проверяете, имея в виду в какой лаборатории. Та отвечает, мол здесь на
месте. Мужику стало интересно. Бабка достает "хитрый" прибор, состоящий
из батарейки, лампочки обмотаных изолентой и двух проводков. Включает
автомат, подносит проводки к его разъемам и лампочка загорается. Мужик
в а@уе от такой проверки, а бабка с гордостью говорит: Ну теперь
убедились, у меня ВСЕ автоматы с гарантией, проверенные, рабочие.
Ехал сегодня в электричке на работу. И случайно 8-) услышал разговоры
молодых людей рядом.
С одной стороны 1. Ой бля я так вчера натусовалась, ёптыть, аж коленки
до сих пор трясутся, на ёбаном дискаче, какие-то уёбки доебались, еле
отхуярилась от них. И ваащщще мужики кАААзлы. Не то что мы девушки.
С другой стороны 2. О здарова, о привет, ты куда? Да на учёбу, а ты? на
работу. Ну как жизнь? Да всё налаживается. Может вечерком ко мне
зарулим? Можно конечно, но лучше давай сходим в бильярд поиграем. Круто,
давно там не был, только сикух с дискоча не приглашай, достали!!!
Лексика сохранена.
Мальчик с отцом стоят на станции метро "Марксистская".
- Па-ап,- спросил вдруг пацан,- а кто такие марксисты?
- Сам догадайся,- устало отмахнулся отец.
Мальчик подумал и сказал:
- Наверное, которые марки собирают.
На дверях химчистки написано: "Принимаются только чистые вещи".
Рыбачил я как-то с острова, а неподалёку от меня лодка заякорилась -
эдакий семейный выезд на лоно природы. Отец, мать, и дочка-пипетка лет
двенадцати. Папаше рыбалка явно по барабану была, отдыхал он на
солнышке, а жена с дочерью активность проявляли, взялись сетку для
отлова мальков налаживать. Сетка, а точнее, экран, у них совсем
простецкая была: метров пять в длину, вряд ли больше - просто гигантских
размеров авоська натянутая на две верёвки. Сначала дамы её просто так в
воду кидали, но сетка перегораживать реку и ловить рыбу не собиралась, а
вместо этого она лениво плавала по поверхности, собирая мелкий речной
мусор. После трёх-четырёх попыток, и с подсказки разленившегося под
солнцем главы семейства, дамы конструкцию улучшили - навязав кучу грузил
на одну из верёвок.
Результат, увы, опять вышел предсказуемый. Сетка больше не пыталась
плыть по поверхности, вместо этого она кулем шла на дно. Мальков на
самом дне, к сожалению, тоже не обнаружилось. Тогда за дело решил
взяться папаша - он почесался и предложил привязать что-нибудь
водоплавующее ко второй верёвке. Мысль, в общем-то логичная, только не
слишком легко реализуемая, и привязать спасательные жилеты к сетке у них
не получилось. Положение спасла дочка. С криком: "Папа, мама, а давайте
привяжем воздушные шарики!" - она убежала в каюту и вернулась со
здоровенным разноцветным пучком. Зачем она вообще эти шарики на рыбалку
взяла – не знаю, но, судя по одобрительным возгласам родителей, идея им
пришлась по вкусу.
В общем - минут пятнадцать все семейство занималось тем, что дружно эти
шарики надувало, а потом они принялись их вязать на верёвку. В конце
концов привязали они к сетке четыре шарика, и всю конструкцию спустили
на воду. Как это ни дико, но у них получилось - шарики плыли по воде,
низ сетки явно направился в сторону дна, дочь ходила по палубе гоголем и
теребила родителей - когда же будем вытаскивать улов? В первый раз их
терпения хватило минуты на две. Увы, улова в сетке обнаружено не было.
Также ничего не удалось поймать ни со второй, ни с третьей, ни с пятой
попытки. Не знаю, чему они удивлялись – мне было абсолютно ясно, что
своим уханьем они распугали всю рыбу на сотню метров в округе.
Видимо, в какой-то момент это дошло и до папаши. Он сходил в каюту,
приволок оттуда бухту веревки, вытянул из воды сетку и подвязал веревку
к одному концу. Выпустил сетку обратно в воду и стравил добрую половину
верёвки в воду, рассчитывая, видимо, что в свободном дрейфе что-нибудь
да уловится. Здравая, в общем-то, идея.
Пока суть да дело - солнышко набрало силу, и их маманя объявила о том,
что пора обедать. Всё семейство про сетку как-то разом и забыло. Ну,
они-то забыли, пока наворачивали свои сэндвичи, а я – нет. У меня ведь
шарики прямо перед носом болтались.
Тут надо сказать - река у нас интересная: по большей части мелкая, там
где эти рыболовы-изобретатели заякорились - метра два глубины всего, да
вот только не везде так мелко. Нет-нет, да и попадаются ямы метров
пятнадцать-двадцать глубиной, и не так уж редко попадаются...
Вот и сижу я, смотрю, как шарики дрейфуют, и вдруг замечаю некое
волнение, водоворотик такой. А потом, глазам своим не верю - второй от
конца шарик проминается в эту воронку и исчезает под водой. А за ним и
остальные туда же отправляются. "Нифига себе - бермудский треугольник?!"
- думаю я, и давай орать с острова что есть дури обедающему семейству.
Только они, увлечённые едой, не обратили внимания на мои истошные крики,
пока из-под воды с характерным уханьем вырвался на поверхность пузырь
воздуха, как от глубинной бомбы, а свободно лежащая на корме верёвка
вдруг начала стравливаться в воду, попутно опрокинув рядом стоящий
стульчик. “Шарик, что ли лопнул? ” – подумал я...
Первой подпрыгнула мамаша и кинулась спасать стульчик. Следом за ней
рванулся папаша, почему-то вприсядку, и отчаянно маша руками. Повезло
ему, за веревку он как-то успел ухватиться. Но ухватился буквально в
самый последний момент - дорогу к уползающей бухте ему перегораживала
жена, вцепившаяся в стульчик. Дочка при этом подпрыгивала сзади, звонко
хлопая в ладоши и крича: "Мы поймали рыбу! Мы поймали рыбу!"
Правильно дочка подпрыгивала. Я хорошо себе представлял, что происходило
в это время под водой. Там в это время фланировал, давно уже мной
примеченный, старый тридцатикилограммовый сомяра. Фланировал до тех пор,
пока не зацепился за эту их семейную сеточку для мальков и не проснулся
от такой засады. Ну, а уж проснувшись, нырнул в ближайшую яму с перепугу
- прямо с сеточкой на морде. И всё бы ничего было, вот только воздушные
шарики перепада давления не выдержали и начали лопаться.
После второго булька, заходившая было зигзагами в руках папаши веревка
вдруг ослабла и с буруном покатилась обратно к лодке. Ещё через
несколько секунд лодка заметно покачнулась, выпустив очередной пузырь из
под киля. “Третий лопнул” - отметил я. Папаша, надо сказать, не
растерялся и с завидной ловкостью принялся выбирать фал... правда, до
конца не выбрал. Последние несколько метров верёвки замотались вокруг
мотора, и вся лодка начала как-то мерно раскачиваться и плюхать. Папаша,
по-моему, уже был готов прыгнуть за борт и своими руками решить
проблему, но подвела мамаша. Не знаю, что ей причудилось в тот момент –
может решила, что их жизни в опасности, или просто захотела мужу помочь,
но она завела мотор.
Мотор, увы, завёлся и, урча, перерубил веревку на глазах у папаши и
дочки. На этом, считайте, история и закончилась. Папаша как-то умудрился
подцепить багром остаток фала, подтянул и явил на свет божий в клочья
изодранную сетку с остатками лопнувших шариков.
Почему-то это видение семейку расстроило - они быстро снялись с якорей и
тут же уплыли.
А я порадовался, если честно. Нет, не тому что эта семейка без улова
осталась: я порадовался тому, что сомяра мой тридцатикилограммовый, к
которому у меня свои давние счёты, ушёл всё-таки от малявошницы и не
помер за ближайшей корягой.
А свои счеты с этим живоглотом я сведу, не сомневайтесь. Но это,
конечно, будет совсем другая история.
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ БРЕЖНЕВА

Я не могу сказать, что у моего отца были странности. Наоборот, он был
человеком деловым, практичным, работал главным инженером проекта в
большом институте с длинным названием, строил тракторные заводы по всей
стране. Тем не менее время от времени он совершал поступки, которые
иначе чем странными не назовешь. Зачем он это делал? Не знаю. Пока отец
был жив мне не приходило в голову спросить, а теперь поздно. Может быть
ему не хватало адреналина. А может быть им двигало любопытство. Похоже
он не мог устоять перед искушением закинуть удочку в тихий омут и
увидеть что за черта он вытащит на этот раз. Ему, конечно, везло, что
черти попадались не очень злобные.

В то спокойное субботнее утро отец оторвал листок календаря и увидел,
что сегодня день рождения Брежнева. После завтрака он оделся потеплее
(на дворе стоял декабрь), пошел на почту и отправил по адресу - МОСКВА,
КРЕМЛЬ, ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС - телеграмму следующего
содержания: - ДОРОГОЙ ЛЕОНИД ИЛЬИЧ ДВТ ПОЗДРАВЛЯЮ ВАС С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ
ТЧК ЖЕЛАЮ ЗДОРОВЬЯ И ДАЛЬНЕЙШЕЙ ПЛОДОТВОРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА БЛАГО
СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА ТЧК - Подписался полными именем и фамилией, Марк
Абрамович Быков, и заполнил адрес отправителя в самом низу бланка.
Телеграмму в конце-концов приняли, правда после того как начальник
отделения сверила паспортные данные.

Во вторник отца вызвал парторг института, человек по общему мнению
неподлый. Работали они вместе много лет и относились друг к другу
хорошо.
- Отправлял телеграмму?
- Отправлял, - подтвердил отец.
- Ты что с Брежневым знаком?
- Естественно нет. Был бы знаком, что бы я здесь делал?
- Ну, как дети малые, - возмутился парторг, - Леонид Ильич человек
занятой. Представь, что все отправили бы ему телеграммы. Он что их
прочитать сможет?
- Не отправили бы, - возразил отец, - не все относятся к Леониду Ильичу
правильно. Некоторые даже анекдоты рассказывают. А остальные пожалели бы
два рубля на телеграмму. А я не пожалел.
- Ладно, - не стал спорить парторг, - дело не в этом. Завтра утром
поедешь в райком. С тобой будет беседовать инструктор отдела идеологии.
Пропуск тебе заказан. - и добавил когда отец был уже в дверях, -
Пожалуйста не выноси сор из избы.

Инструктор райкома поначалу показался отцу человеком милым и
внимательным. Долго расспрашивал о здоровье, семье, квартирных условиях,
отношениях c начальством. Затем перешел к телеграмме и стал редкостным
занудой. Раз за разом, немного меняя формулировку вопросов, он пытался
выведать каким боком отец знаком с Брежневым. Похоже ему казалось, что
отец темнит. А когда разговор зашел в тупик, с той же дотошностью стал
вытягивать зачем было посылать телеграмму. Отец настаивал на изначальной
версии:
- Увидел в календаре, захотелось поздравить и поздравил. Что здесь
непонятного?
- Но с днем рождения обычно поздравляют родственников, друзей, людей
близких, - объяснял инструктор свои жизненные понятия.
- А Леонид Ильич и есть близкий человек. Я его вижу чаще чем моих
сестер. По телевизору, конечно, но разница небольшая. Когда я вижу
сестер, они тоже говорят, а я молчу.
Отцу показалось, что этот ответ очень не понравился. Тем не менее на
прощание инструктор предложил воспользоваться райкомовским буфетом и
попросил не выносить сор из избы, если дело пойдет наверх.

На работе отец появился уже после обеда с авоськой полной пакетов,
которые источали нездешние ароматы. Только уселся за свой стол – сразу
зазвонил отдельский телефон. Отец взял трубку и услышал командирский и в
то же время елейный голос начальника первого отдела:
- Марк Абрамович, зайди ко мне, тут один человек с тобой поговорить
хочет.
Отец зашел. Желающим поговорить оказался майор госбезопасности с
незапоминающимися именем и фамилией. Заглядывая в бумажку и делая
пометки, он скрупулезно прошелся по отцовской биографии. Потом положил
на стол чистый лист.
- Марк Абрамович, пожалуйста напишите когда и при каких обстоятельствах
Вы встречались с Брежневым.
- Я уже сегодня в райкоме вспоминал, но так и не вспомнил. Теперь,
боюсь, тоже не получится.
- Да Вы не нервничайте, - вполне миролюбиво сказал майор, - когда
вспомните, позвоните нам. А если не вспомните, тоже можете позвонить.
Услышите, что кто-то порочит Советскую власть или анекдоты нехорошие
рассказывает, - и позвоните.
- Ничего из этого не выйдет. Я не справлюсь.
- Как это не справитесь? Столько людей прекрасно справляются, а Вы не
справитесь!
- Дело в том, - попытался объяснить отец, - что на трезвую голову никто
такие разговоры не ведет, а я, если выпью, то на следующий день даже не
помню с кем пил, а о чем беседовали и подавно.

Отец говорил чистую правду. У него была необычная реакция на алкоголь.
После какой-то по счету рюмки он мгновенно и полностью отключался и
напрочь забывал все события прошедшего дня. Эта рюмка могла быть и
десятой и первой. Поэтому он старался не пить, а на случай, когда
отказаться было невозможно, разработал хитроумную систему подмены
спиртного неспиртным.

- Марк Абрамович, - в голосе майора появились суровые нотки, - Вы не
представляете сколько людей хотят помогать нам совершенно добровольно.
Не всем мы оказываем такое доверие как Вам. А Вы отказываетесь. Не
забывайте, что у вас первая форма допуска по секретности. Заберем – и Вы
просто не сможете выполнять свои служебные обязанности. Подумайте
хорошенько, одним словом.

Я до сих пор помню каким расстроенным пришел отец домой в тот вечер.
Повинился перед матерью. Не успела она начать его пилить, как зазвонил
телефон. Звонивший представился инструктором обкома партии и сказал, что
ждет отца завтра в десять утра не проходной. Я думаю, что родители в эту
ночь так и не смогли уснуть.

На следующее утро отец поехал в обком. На проходной его встретили и
передавали с рук на руки пока он не оказался в гигантском кабинете
первого секретаря. Первый поздоровался с отцом за руку и сразу перешел к
делу.
- Не будем терять время. Я уже знаю, что Вы никогда не встречались с
Леонидом Ильичом. Есть только маленькая нестыковка в том, что Леонид
Ильич не только встречался с Вами, но и прекрасно помнит Вас. Вот
послушайте.

Первый нажал на какую-то кнопку и отец услышал знакомый до боли голос
Брежнева:
- Кто прислал? Быков, Марк Абрамович говоришь? Есть такой, я его по
Кишиневу помню. Еврей с русской фамилией. Грамотный товарищ и беленькую
грамотно употребляет. Я его перепил, но с большим трудом, на грани можно
сказать. И как это? Киш мерин тухес? Смотри, не забыл!

Потом Первый взял со стола лист бумаги и продолжил:
- А вот справка, которую я получил из КГБ. Из нее следует, что в то
время, как Леонид Ильич был первым секретарем ЦК Молдавии, Вы были
главным инженером проекта Кишиневского тракторного завода и регулярно
ездили туда в командировки.

И тут отец вспомнил! Как с конвейера завода сошел первый трактор, как
приехали гости из ЦК. После митинга в заводской столовой был банкет, а
потом узким кругом поехали на какую-то большую дачу с парной и
бассейном. Отца, конечно, прихватили по ошибке, но в провинциальной
Молдавии, где тракторный был самым большим заводом, случалось всякое.
Вспомнил и симпатичного мужика с густыми широкими бровями, с которым они
трепались почти до утра, когда остальные сошли с дистанции. Вспомнил,
как выпили на брудершафт. В какой-то момент новый друг заподозрил, что
отец мухлюет и стал ему наливать сам. После пятой рюмки отец отключился.
Очнулся он только в гостинице, и последним, что помнил, был сходящий с
конвейера трактор.

Пораженный внезапным прозрением, отец немедленно поделился
воспоминаниями с Первым. Тот слушал с открытым ртом. Он же прервал
наступившую тишину:
- Есть мнение, что товарищ Брежнев может пригласить Вас в гости. Если
пригласит, с деталями Вас ознакомят позже. Хочу только предупредить, что
не стоит выносить сор из избы. - Первый вдруг задумался, - Марк
Абрамович, между прочим, что это за тухес такой? Может Вы знаете? Никак
разобраться не можем.
Отец незаметно вздохнул. Ненормативную лексику он не любил и пользовался
ею крайне редко.
- Тухес – по-еврейски жопа.
- Жопа!? - удивился Первый, - А при чем тогда к жопе мерин?
- Не “мерин”, а “мир ин”. Леонид Ильич попросил научить его еврейским
ругательствам. Больше всего ему понравилось “киш мир ин тухес”.
Переводится как “поцелуй меня в жопу”.
- А что, действительно хорошо звучит! Нужно запомнить. Может
пригодиться?! - Первый явно пришел в хорошее настроение и с
удовольствием повторил, - Киш мир ин тухес. Правильно?
- Отлично. У вас получается не хуже чем у Леонида Ильича, - отец снова
вздохнул.
- Марк Абрамович, а о чем еще кроме тухеса говорили, если не секрет?
- Если память меня не обманывает, о заводе, о прекрасных дамах, о том
что вокруг сплошной бардак...
- Да, бардака хватает... - согласился Первый и вроде даже хотел
продолжить, но спохватился, - Марк Абрамович, может быть Вам чем-то
нужно помочь?
- Наверное нужно. Меня вчера товарищ майор пообещал допуска лишить.
- Ну, это пусть Вас беспокоит меньше всего. Вы теперь номенклатура лично
Леонида Ильича. Без него Вас никто и никогда не тронет.

Распрощались. Секретарь вручила отцу два приглашения на обкомовскую
базу. Там за полцены отец купил себе финский костюм и голландские туфли,
а мама французскую шубу из искусственного меха. В Москву отца так и не
пригласили.

Abrp722 http://world.lib.ru/b/b_a/
В феврале восемьдесят третьего года меня и Женьку Суханова отчислили из
ГВВСКУ одним приказом.
Меня - за нежелание учиться, а его – за недисциплинированность.
Не знаю, как сейчас, а в те годы, практически любое отчисление означало
– «за нежелание…». Потому что, если курсант хотел остаться в училище,
ему прощали практически все.

Мы с Женькой, не были знакомы до этого дня.
Ему, так же, как и мне, в то утро сказали, что приказ об отчислении
наконец-то доставлен из штаба округа, и чтобы он срочно пришивал на
шинель солдатские погоны вместо курсантских.

Воинские перевозочные документы были выписаны на двоих.
Его взводный и мой разыграли в «Камень-ножницы-бумага» кому из них
переться с нами в Горький, чтобы посадить нас на поезд до Усть-Кута,
откуда мы самолетом полетим в Тикси.

Мой Алексей Алексеич проиграл.

На Горьковском ж/д вокзале мы узнали, что вагон, в котором мы без
пересадок можем доехать до Усть-Кута отправляется через шесть часов.
Зато поезд-экспресс в Киров, где мы можем подождать этот самый вагон,
уходит через час.

Взводному-то надо было быстрее отправить нас из Горького, чтобы он мог
домой пораньше вернуться.
Он и посадил нас в этот экспресс.

Там я узнал от Женьки, что он родом с севера Кировской области. Что
командир батальона не отпустил его в отпуск. Что он – Женька – хочет
заехать домой, навестить мать. Потому что хрен знает, когда мы вернемся
из Тикси.

Кроме того, из писем он знает, что снегу у них в этом году выпало, как
всегда, много. И если его не сбросить с крыши, то дом их может и
развалиться.

А, поскольку, перевозочные документы выписаны на двоих, то без моего
согласия Женька не может отклониться от маршрута и заехать домой.

По советским законам мы собирались совершить самовольную отлучку, за
которую, нам грозило направление в дисциплинарный батальон на срок от
трех месяцев, до двух лет. Но, на практике, это чаще наказывалось
десятисуточным содержанием на гауптвахте.

Конечно, чувство товарищества, и склонность к приключениям не позволили
мне лишить Женьку встречи с мамой.

Почтово-пассажирский поезд вез нас до Женькиного леспромхозовского
поселка почти сутки.

Мама Женькина, конечно, была нам рада.
Она работала буфетчицей на станции. Поэтому и в те дефицитные времена на
столе оказались шпроты, копченая колбаса, шоколадные конфеты и еще
какие-то вкусности.

За столом Женька узнал у матери, кто из его одноклассников сейчас в
поселке. Вообще-то, в деревнях молодежь не задерживалась ведь.
Оказалось, что Света, Лена и Сережа как раз сейчас здесь, на каникулах.

Мой товарищ деловито поинтересовался у мамы, целки ли эти девушки.
Я был поражен, что с человек может обсуждать такие вопросы с мамой, но,
решив, что, видимо, в сельской глубинке нравы проще и естественнее,
скрыл свое удивление.

Зинаида Николаевна ответила, что про Лену ничего не может сказать, а
Света очень плакала, когда геодезисты уезжали. Тут, дескать,
геодезическая партия летом было с месяц, так Света подружилась с одним
пареньком. И, когда он потом уезжал, очень плакала.

Женька сразу объявил, что сейчас сходим, пригласим Серегу и девчонок на
вечер в гости, а потом он полезет на крышу снег сбрасывать. Только
теперь я обратил внимание, что потолки в домике прогнулись, и подперты
шестами.

Прошлись по поселку. Зашли к этому Сереже и к девчонкам. Женька меня
познакомил со всеми, и пригласил их в гости.
По пути Женька предупредил меня, что Света – его, а на счет Лены, я, как
хочу.
Я удивился его выбору.
Потому что Лена мне показалась гораздо красивее. Такой я себе Ассоль
представлял.

Снегом на крыше он хотел один заниматься, но я настоял на своем участии.

Пришлось ему взять у соседей для меня такую же деревянную лопату, как и
та, что была у него.
Но он зря это сделал, потому что я ее сразу же сломал.

Вечером мы сидели впятером за столом, выпивали, закусывали, болтали о
всяком разном.

Они наперебой вспоминали всякие школьные истории, втягивали меня в
разговор, чтобы я не чувствовал себя чужим.

Женька сидел рядом со Светой, ухаживал за ней, норовил приобнять,
выпивал с ней на брудершафт.

Лена сидела между мной и Сергеем.
Я, захмелев, обнял ее за талию, и склонил голову на ее плечо.
Она не выразила недовольство по этому поводу. Но мне что-то мешало.
Неровное какое-то плечо было. Посмотрел – оказывается, Сергей, с другой
стороны, ее за плечи обнял. И я щекой на его руки касался.

Около полуночи девушки стали собираться.
Зинаида Николаевна уже спала.
Мы с Сергеем пошли провожать Лену, а Женька со Светой что-то
замешкались. Мы не стали их ждать.

Как-то так получилось, что мы с Леной сначала проводили Сергея, а потом
бродили по селу. Болтали о чем-то. Я читал ей стихи, показывал
созвездия, которые знал, а одну звезду даже подарил. Я уже и раньше,
случалось, дарил эту звезду, и потом тоже. Целовались.

Все было прекрасно, я уже приглядывался к банькам, которые там имелись
на задах почти каждого двора, и предложил Лене осмотреть одну из них
изнутри.

Мешало мне одно обстоятельство.
Никто из нас за весь вечер не выходил пописать.
Пуританские такие времена были, или мы были так неправильно воспитаны,
что стеснялись этого.

Я уже не знал, чего мне больше хочется – завалиться с этой замечательной
девушкой в каком-нибудь подходящем местечке, или поскорее расстаться с
ней, чтобы, может быть, написать длинное признание в любви желтой струей
на сугробе.

Лена наверное испытывала то же самое.

Наконец она сказала, что вот он, ее дом, что уже поздно, что родители ее
до одиннадцати отпустили, а уже полпервого, и все-все-все, и больше
ни-ни.

Я уже и не очень ее уговаривал, дождался, когда за ней захлопнется
дверь, и с облегчением вытопил широкую и глубокую желтую лунку в
сугробе.

- Весне помогаю, - подумал я, и скромно загреб желтизну снегом.

Вернувшись к Сухановым, я увидел, что Женька и Зинаида Николаевна очень
серьезно обсуждают неожиданно возникшую проблему.

Оказывается, вскоре после того, как я, Лена и Сергей ушли, к ним
нагрянули Светины родители, и сняли Женьку со своей дочери.
Это создает некоторые проблемы для Зинаиды Николаевны.
Потому что Женька сейчас уедет служить, а потом, может, где-нибудь в
городе и пристроится, а его маме здесь жить.
Да и он тоже будет же приезжать сюда.
Нехорошо это – соблазнил девушку и уехал.
Поэтому завтра Женька идет свататься, а сватом, естественно, буду я.

Я испугался. Дескать, не знаю, не умею, не могу… Но Женька сказал, что
утро вечера мудренее и мы разошлись по постелям.

Утром он меня учил, - Чего, там мудреного, у вас товар, у нас купец…
Но, видя, что я в полнейшей растерянности, велел выпить полстакана
водки, и сказал, что разговор будет вести сам.

Светины родители даже не изображали радость по поводу нашего визита.
Церемония сватовства прошла ускоренным темпом. Мы с будущим Женькиным
тестем выпили принесенную с собой бутылку водки, поговорили о том, что,
раз уж так случилось, конечно, им надо пожениться, но сделать это,
естественно, надо, когда Женька отслужит, а Света отучится.

Свету к нам не выпустили, от себя выпивку они не выставили, и,
отговорившись хозяйственными делами, отправили нас восвояси.

Вечером Женька еще раз сходил к ним, надеясь, что если они со Светой
теперь жених с невестой, то его с нее уже не снимут, но, опять-таки,
увидеться им не позволили.

Наутро мы уже тряслись в том же почтово-пассажирском по направлению к
Кирову.

Через десять дней мы были в Тикси и докладывали начальнику штаба части,
что опоздали с прибытием, потому что в Якутске не было билетов на
самолет (наполовину правда), отменялись рейсы из-за пурги (наполовину
правда), что подтвердить свои слова не можем, потому что дверь военного
коменданта якутского аэропорта всегда закрыта, и к ней даже дорожка в
сугробе не протоптана (правда), а билеты, подтверждающие наши слова, мы
где-то потеряли (порвали, и выкинули, конечно).

Начальник штаба отругал нас за халатность, допущенную при хранении
финансовых документов, и направил нас в разные роты.

Виделись мы редко.
Его переписка со Светой скоро заглохла, ненужная ни ей, ни ему.

Демобилизовался он весной восемьдесят четвертого и больше я о нем ничего
не знаю.

Такую вот историю напомнил мне разговор на форуме о том, как кто-то
очень хотел писать.

Вчера<< 14 апреля >>Завтра
Лучшая история за 14.06:
Сержант Валентин Плотников был дедушкой. Не моим, а армейским. Первые самые сложные полгода службы он встал между мной и остальными дедами. Парни из его призыва говорили, что так не делается. Все молодые должны шуршать. Он не спорил, когда дело касалось уборки или нарядов, но чужую форму или носки стирать не позволял.

Если кому-то приходила в голову такая мысль, он вклинивался и молча отдавал вещи хозяину. Валентин вообще не очень любил говорить. Его двухметровая фигура и многозначительно демонстрируемые пудовые кулаки убеждали лучше слов. При этом я никогда не обращался к нему за помощью. Он появлялся в нужное время словно из-под земли.

Впервые наши пути пересеклись в штабе, куда нас вместе поставили в наряд. Молодых туда не направляли, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru