Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
11 января 2011

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Сегодня с утра пораньше выхожу из дома на работу.
Навстречу трусит знакомый собак незнакомой породы, где-то кто-то с
лайкой скрестился, был у его хозяина в гостях, собак колбасу с рук ел и
хвостом вилял, а на улице вообще никого не признаёт.
Коммунальщики во дворе сделали нехилый такой сугроб сгребая снег, а так
как недавно был "ледяной дождь" сугроб превратился в конкретную
ледяную горку. Собак начинает карабкаться на это сооружение, лапы
разъезжаются, но блин упорный. Я даже остановился посмотреть чем дело
кончится.
Он таки залез на вершину, отдышался, и прошу прощения стал там гадить.
Ну не мудило, внизу места мало, или месть коммунальным службам?
В середине 90-х Владивосток находился от Москвы совсем по другую сторону
глобуса – в том смысле, что побывать в столице вдруг стало для меня
тогда невероятно счастливой оказией. Когда меня всё-таки занесло в
Москву, я решил этим воспользоваться, чтобы досрочно забрать из ВАКа
свои диссертационные корочки. В один прекрасный, жаркий и душный летний
день я подошёл тихими московскими улочками и бульварами к старинному
особняку, где этот самый ВАК располагался, а может и располагается
доселе – я с того дня стараюсь туда не заходить. Одновременно со мною к
ВАКу с другой стороны стремительно приближалась чернильного цвета туча,
похожая на огромную каракатицу. Пошарахавшись по кабинетам этого
старозаветного здания и окончательно обезумев от духоты, я нашёл наконец
нужную дверь и широко распахнул её, войдя с громким приветливым
возгласом «Здравствуйте! Я из Владивостока!»
Это приветствие я произнёс как вводное к тезису о том, что я издалека,
ненадолго, и мне поэтому нужно срочно помочь. Но тезис этот мне огласить
не удалось. Страшно потемневший среди бела дня кабинет сквозь широко
распахнутые окна вдруг озарила мертвенным светом молния, раздался
оглушительный удар грома, и меня отбросило назад к двери поднявшимся
настоящим торнадо – прямо мне в лицо швырнуло сотни бумаг, от которых я
принялся отбиваться, энергично размахивая руками наподобие мельницы.
Наконец я догадался встать спиною к урагану, схватить обеими руками
ручку массивной двери и не без труда затянуть эту дверь обратно, крепко
упёршись ногою об косяк. В кабинете немедленно наступила полная тишина -
офигели буквально все участники встречи, включая меня. Стало свежо, за
окнами сонно зашумел дождь, а на головы сотрудниц тихо сыпались и
сыпались качаясь с высокого потолка бумаги, подобно вулканическому
пеплу. Стол заведующей кабинетом, сидевшей у окна, был теперь девственно
чист. Заведующая, отморгавшись, светски сказала: «Однако вы эффектно
зашли, молодой человек! Приходите снова к декабрю, наверное успеем
разгрести…»

С тех пор, когда мои знакомые получают ваковские корочки с задержкой в
год и более, я не удивляюсь…
КОЩЕЙ БЕССМЕРТНЫЙ
Ехали мы с оператором Колей в мой любимый город Питер.
Попутчик в купе был только один – причесанный сухонький старичок.
Двубортный костюм и какие-то довоенные манеры. Одни запонки на манжетах
чего стоят...
Меня вот, например, в последний раз в строгом костюме видели в 1984 году
на выпускных экзаменах. А этот в поезде. Да еще и в галстуке.
Коля принялся бегать в тамбур, чтоб убить время курением, а я стал
ловить спутники на своем КПК, посмотреть далеко ли еще до Питера?
Дед, как только аккуратно повесил пиджак на вешалку, сразу стал
приставать к нам со своей большой потертой шахматной доской.
Оказалось, что он председатель одного московского самодеятельного
шахматного клуба и едет для организации турнира с питерскими коллегами.
Звали его соответствующе статусу – Янош Альбертович.
Дед, расставляя фигуры:
- Молодые люди, давайте скоротаем день до вечера хорошей шахматной
партией.
Я:
- «Хорошей» не получится, а «какой-нибудь» не хочу оскорблять ваш
шахматный интеллект.

Я и, правда, в шахматы играл даже хуже Остапа Сулеймановича.
Коля:
- Нет, спасибо. Я тоже вынужден отказаться. Вот если в настольный теннис,
то да, а в шахматы вам точно будет с нами неинтересно.

Дед все продолжал призывно показывать на видавшие виды, аккуратно
расставленные фигуры, как будто предлагал в пустыне холодную воду...
Но пить нам не хотелось.
Через час уговоров он нас слегка подгрузил.
И тут я толкаю Колю в бок и шепчу ему: «Соглашайся на черные. Сыграем»
Я уселся за столиком у окна, Коля рядом, Янош Альбертович, в
предвкушении, потирая сухонькие ручки, напротив нас.
Дед начал Е2-Е4.
Коля отвечал мощно и размашисто, думая не более секунды, но перед каждым
ходом заглядывая под стол.
Первую партию мы все-таки проиграли в жесткой борьбе. На доске
оставались только несколько фигур.
Перед второй партией я внес глобальные коррективы в Колину игру – мы с
первого уровня перешли сразу на шестой...
Дед, радостно расставляя фигуры:
- Не переживайте, Николай, у вас есть задатки, но вы не можете в ключевые
моменты сосредоточиться и как следствие детские и необдуманные ходы. Не
гоните, перед каждым ходом чуть подумайте.
Янош Альбертович нехотя, но согласился опять на белые.
В этой партии игра гроссмейстера Николая преобразилась до
неузнаваемости: на доску не смотрит, взгляд рассеянный, перед каждым
ходом все так же заглядывает под стол, но думает уже не по секунде, а по
3 минуты 20 секунд. Немало, но куда деваться – он гроссмейстер, ему
виднее.
В результате. Мы задавили деда в его же логове. Партия выглядела
странно, как будто это не шахматы, а группа «Альфа» молниеносно
уничтожила Амина в его же дворце.
Мат!
У Амина-Яноша Альбертовича нервно закачалась голова и дробно затряслись
руки:
- Ну вы, Николай, даже не дали мне... Как-то вы так сразу... А этого
подлого хода ладьей, я от вас вообще ожидать не мог...
Коля, протягивая руку:
- Ну, пожалуй, хватит. Один – один.
Дед, заикаясь и тряся головой:
- Как же так, после такого разгрома, я-я-я же ночью спать не буду.
Давайте третью решающую.
Я как Колин тренер ничего менять не стал, и так все шло неплохо.
Дед начал, а Коля через 3 минуты 20 секунд подхватил... да как мощно!
Казалось еще несколько ходов, и мы опять раздавим бедного старичка об
его же пешки.
Вдруг Коля сломался, потому, что сломался и я, его тренер. Сломалась вся
Колина гроссмейстерская игра.
Больше под стол смотреть было незачем...
Наши ходы стали бессмысленны и, конечно, дед скоро очухался, доведя дело
до быстрого мата.
Янош Альбертович улыбаясь собирал в коробку фигурки, чуть ли не целуя
каждую:
- Николай, я вам вот что скажу: у вас, безусловно, есть недюжинный
шахматный талант, о котором вы и сами не подозреваете. Я победил только
потому, что у меня за плечами большой опыт турнирной борьбы. А вот
характер у вас слабоват... В третьей партии: великолепный ваш прорыв
слоном, так нужно же было доводить эту идею до конца и мне светил мат
через два хода, а что вы? Какие-то непонятные, беззубые ходы... Будто вы
сдулись... ну не огорчайтесь, проиграть такому сильному игроку как я
незазорно.
Я:
- Аккумулятор сел.
Дед:
- Вот точно вы сказали, как будто батарейка села у Николая.
Коля обиженно (тихо, чтоб не слышал дед):
- Повезло ему, что он кощей бессмертный, а мы сдохли. Была бы тут
розетка 220, я бы показал ему опыт турнирной борьбы... а слон - это что
за фигура?
Вспомнилось.
Сыну было лет 5 (сейчас 11). Рассказываю про наше детство.
У нас не было иностранных машин, цветных телевизоров, посудомоечных
автоматов, микроволновок...
Поднимая расширенные грустные глаза:
- Вы что, всё холодное ели?
Сын. пять лет. Вчера выдал.
- Мама, а когда мы пойдем на "Три богатыря и четыре зада"?
("Три богатыря и Шахерезада", если кто не знает)
Рождество, праздник, колядки! Четырехлетний племянник прочитал колядку,
получил денюжку. Бумажную. В чашке есть еще горсть металлической мелочи.
Отдал ему и это, ибо любит складывать ее в свой специальный
мешочек-копилку. Стоит он, в маленьких ладошках куча мелочи. Мама, чтобы
как-то помочь, говорит ему: "Сына, дай мне эту мелочь". На что он
менторским таким тоном: "Мама, это не мелочь, ЭТО ДЕНЬГИ!". Запомю на
всю жизнь.
В продолжение историй про вывески...
В городе Оттава, Канада, на Мотреаль Стрит строился Дом для престарелых,
здесь называется - резиденция. А строительная компания, французская, ну
та, которая строила, называется... пишу русскими буквами... Померлу.
Правда, вдохновляет?
А на улице Банк есть магазин, внимание вывеска: "Мона Лиза. Магазин
исламской одежды". Я вот все думаю - это канадский интернационализм, или
далеко идущие планы? Не поймите меня неверно, я сам мусульманин.
Навеяно о совковых лозунгах. В славном городе Караганде был, а может и
есть РОДДОМ №1, на крыше которого красовался, своими огромными буквами,
гордый лозунг "Слава шахтерскому труду!"
Ещё к теме плакатов. Есть маназин OBI. Кто не знает - магазин занимается
продажей товаров для дачи. Пару лет назад у входа в один из магазинов
висел огромный плакат, на котором красовалась надпись "Садовый рай", а
ниже по пунктам были представлены товара. Так вот: первым пунктом было
"Помойное ведро".
до и после плюс и минус 15 дней нового года 2011. магазинах торговой
сети " Карусель" города Казань и Наб. Челны самообслуживание на развес,
сам сколько положишь, конфеты. Табличка вес, цена, наименование и
"глаз. крупской." Наверно надо понимать: глазированные производство
фабрики имени Н. Крупской?
1975 год. Днепропетровск. Жовтневый райком комсомола. В школе нас
приняли в комсомол и в райкоме должны утвердить.
Захожу в здание райкома. Напротив входа - бюст Ленина и над ним надпись:

"Ленин говорил - Учиться, учиться и еще раз учиться".
Л. И. БРЕЖНЕВ
11
Вот я подумал и согласился с мнением, что система образования при СССР
была лучше, чем сейчас. Олимпиады, недели физики/математики/прочих
предметов, все это было круто. Вот и мне довелось поучаствовать в неделе
физики. Где за простую сценку можно было по-легкому слупить пять баллов
и однажды…
Желающих получить трудовые пять баллов было не много. Кроме меня
вызвались еще пятеро: Костя, Артем, Андрей, Леха и Паша. Естественно
наши идеи выстраивались от простого к сложному. Первое, что породило
наше воспаленное воображение – опыт: демонстрация явления инерции на
примере перепрыгивания машины через разрушенный мост. У меня была
классная тачка – джип. Всего две батарейки в пульт и аппарат готов.
Экспериментальный разрушенный мост мы тоже воссоздали без проблем.
Проблема была только в том, что машина ни в какую не хотела подтверждать
явление инерции, упрямо падала в пропасть и все тут. Правда, мы тут же
сообразили, что в принципе получился опыт, подтверждающий силу земного
притяжения, но, что-то подсказывало нам, что за него мы больше двойки на
шестерых не получим. Думали-думали и придумали. Простая до примитива
сценка.

Театр одного Ньютона

Психбольница. Близлежащий сад. В саду яблоня. На яблоне сидит личность
в армейской каске на которой мелом написано ”НАПОЛЕОН”. Два санитара
выводят на прогулку, якобы Ньютона. У Ньютона на голове четырехуголка
с кисточкой на одном из углов. Эта кисточка постоянно попадает ему в
глаз, он отплевывается от нее и повторяет: ”И все-таки она притягивается”.
Он замечает на дереве яблоко и пытается до него допрыгнуть. Сами
понимаете, в смирительной рубашке особо не распрыгаешься, короче все
попытки безуспешны. Он садится под дерево и начинается классика: яблоко
падает ему на голову и Ньютон произносит: ”Вот тебе раз”, а Наполеон, с
небольшим ускорением, посылает в его голову второе яблоко и произносит:
“Вот тебе два! ”. Голос за кадром комментирует все это действо от начала
до конца и в финале произносит: “Так Ньютон сформулировал Закон
всемирного тяготения! ”.
Ничего сложного. Мы начали распределять роли. Ньютоном мог быть самый
низкорослый, чтобы не дотягивался до яблока – Андрей. Деревом мог быть
самый сильный и рослый – Леха. Санитары тоже должны были выглядеть
зверями – Артем и Костя. Наполеоном должен был быть легкий. Из двух
кандидатов лучше подходил Паша, а мой удел все это красочно описать
словами. До торжественного концерта мы ни разу не репетировали. Так и
осталось все на словах. В день концерта мы отпросились с уроков и
помчались искать необходимые реквизиты. Каску взяли у военрука, белые
халаты и пару яблок – в столовой, четырехуголку – у физички Федоровны.
Ребята примерили все это добро по-быстрому, посмеялись, а я пытался
придумать текст. Единственной фишкой, как мне казалось, было то, что
номер психбольницы совпадал с номером нашей школы. Я надеялся, что хоть
это вызовет улыбку у зрителей. Ну, а остальное… Так чего же не сделаешь
ради пятерки. Концерт начался. Поскольку мы находились за сценой, то
могли видеть как наши конкуренты что-то репетируют, нервничают,
ругаются, плачут. Странное дело, но мандраж захлестнул и нас. Я слезно
просил доверить мне роль Наполеона, обещал сыграть не хуже, чем
Иннокентий Смоктуновский. Но ребята впились в меня такими осуждающими
взглядами, что пришлось взять себя в руки и сказать, что я просто
пошутил. Шутки, конечно, шутками, но мы до конца так и не поняли, как
вести себя на сцене. Пришел наш черед. Кулисы закрылись и мы начали
располагаться на сцене. Леху–Дерево установили по центру, но подальше от
края сцены. Паша – Наполеон ловко запрыгнул ему на шею. Леха – Дерево
бережно зажал между пальцами руки хвостик яблока, Паша-Наполеон,
напротив, от волнения выжимал из своего сок. Окинув товарищей взглядом,
я нервно улыбнулся и махнул рукой. Кулисы медленно расползлись в стороны.
Боже правый. Сколько же тут людей. Однако не смотря на это я бодро
начал:
- Психбольница номер…, год 1…
Все шло по сценарию. Появились санитары с Ньютоном. Ньютон шикарно играл
свою роль, потому, что в зале местами раздавался смех, но подойдя к
дереву он в первом же прыжке выбил головой яблоко из руки Лехи – Дерева…
Санитары, Ньютон, Леха-Дерево, Паша-Наполеон и я впились взглядами в
катящееся по сцене яблоко. Это продлилось несколько секунд, но мне
показалось, что минула вечность. Яблоко докатилось до края сцены и
рухнуло с нее. Вместе с ним рухнул сценарий. Все, на что хватило
фантазии у Паши-Наполеона, так это крикнуть на весь зал: “Вот тебе два”
и со всей дури зарядить Ньютону яблоком по голове. Хотя по большому
счету Ньютону было уже плевать. Его трясло от смеха. Он вывалился из рук
санитаров и начал корчиться на сцене. Санитары неоднократно пытались
поднять его, но без шансов. Андрей настолько истерично смеялся, что уже
через минуту с мест попадал весь зал. Дерево с Наполеоном тоже
затряслось и дало крен. Санитары – отдельный разговор. Находясь в
эпицентре смеха им досталось больше всего, они чуть не попадали рядом с
Ньютоном. Я выключил микрофон и разразился неестественным смехом,
пытаясь взмахнуть рукой, чтобы закрывали кулисы. Безусловно мы стали
открытием вечера, но только для зрителей. Федоровна побагровела от
гнева, но почему-то было плевать. К черту оценки, когда такой успех!
После нашего выступления на своих местах остались только преподаватели,
остальные поняли, что ничего интересного уже не увидят. Разговор с
Федоровной воспроизводить бессмысленно.
Такие дела…

Вчера<< 11 января >>Завтра
Лучшая история за 09.12:
Совсем коротко. Когда государство отказывается лечить и учить детей, создаётся впечатление, что оно не надеется просуществовать до того времени, когда это поколение вырастет и начнёт кормить государство.
Рейтинг@Mail.ru