Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
23 февраля 2015

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Знаешь сосед..

Когда мы с месяц назад в новую квартиру переехали и еще только обживались, повадился к нам сосед по площадке в гости ходить. Прямо день через день у нас пасется, как вечер наступает – звонок и он в дверях торчит как штырь по какому-либо поводу. А поводов предостаточно, все ж ремонты делают, то одно надо по мелочи, то другое. Ну, соседи есть соседи, не откажешь, жить-то, как грится, вместе придется.
А он как зайдет, так на час планерка начинается, одно да потому, моя уж его к столу позовет, почаевничаем с ним, поболтаем, он дальше сидит. Потом вроде как неудобно так просто сидеть, я уж думаю хрен с ним, завтра эту полочку с икеи соберу - ну и достану чего-нибудь. Булькнем мы с ним раз-два, вроде как уже и поздно, а он все сидит, будто кто его за хвост держит. Еще и приговаривает, нравится, мол, мне у вас, такая у вас в семье аура хорошая, прям сильно так мне нравится и т.д. и т.п….
И ведь поздно уже, жена уж спать идет, а он все сидит и сидит, хрен сотрешь. Да ладно б раз так, ну, за знакомство там, все дела, так он, я ж говорю, раз пять так за полмесяца заходил, устали уже.

Супруга даже как-то меня спросила - а может он индеец какой североамериканский? - я, говорит, передачу раз про них смотрела, вот они также в гости ходят, и сидят и сидят, пока не заснут, а что понравится, так и стащат… как дети…
Ну, у нас-то ничего, тьфу, тьфу, не пропадает, просто достал он нас уже, хуже проповедника.
Через пару недель Сенька, попугайчик наш, вдруг соседским голосом заговорил. Жена тогда аж вздрогнула, а потом заявила, что лучше б тараканы у нас были. Да и я, честно говоря, уже понял, что надо что-то с этим ситкомом делать.

И вот когда сосед вечером нарисовался, и снова мы уже и чай попили и моя спать уже пошла, я коньяк достал, разлил, выпили мы с ним, закусили, а он все так и сидит и как залеченный.
Наливаю я тогда нам по второй, сам рюмку выпиваю, потом пододвигаюсь, руку ему на колено кладу и тихонько так говорю:

- Знаешь, сосед, а у меня встал….

Тот глаза на меня выкатил, вскочил как ошпаренный и к двери как на крыльях, мне ж, говорит, домой надо срочно, забыл совсем про дело одно важное!! Так и убежал не допив..

И что самое удивительное, уж две недели прошло, а соседа с того дня я так и не видел, словно НЛО его унесло, он вроде как и ремонт даже делать перестал, мы с женою уже волноваться слегка начали...
© robertyumen
Лена была очень маленького роста. И привыкла к тому, что мужчины к ней относятся свысока, снисходительно, игриво по-отцовски. Как к куколке, как к забаве. И она себя в жизни так и понимала.
Всё изменилось во время их с мужем жизни во Владивостоке.

Муж Игорь был лейтенантом на военном корабле. С корабля на берег он приходил редко, в предвоенные годы режим службы был строг.

Однажды Лена шла по центральной улице, неторопливо покачиваясь на каблучках, поглядывая в редкие бедные витрины.
И… почти столкнулась у витрины с морским офицером, капитаном третьего ранга (выше званием, чем муж). Он был редкого для моряка, тоже маленького, очень маленького роста.

Лена взглянула в его глаза, машинально улыбнулась кокетливо, освободилась от его прикосновения: он поддержал её, едва не толкнув.
Лена увидела, что у него недавние переживания: взгляд озабоченный, внутрь себя, с тяжестью на плечах. На погонах, как стали говорить позже в офицерских компаниях.

Но он прищурился на Лену не как все мужчины – испытующе, задумчиво, сквозь свои горести.
- Девушка, Вы очень спешите? - спросил.
- Нет, я не спешу, гуляю, - ответила Лена, и продлила улыбку. – Но я замужем…,- сказала и смутилась, спрятав взгляд за наклоном головы и приглаживанием волос.
- Я просто, провожу Вас немного, - сказал офицер, и наконец отчаянно выпрямился, став почти выше Лены с её каблучками.

И они пошли уже вдвоем, поглядывая друг на друга, выбирая места на тротуаре по-суше, по-ровнее, иногда при этом касаясь друг друга плечами.
Лена чувствовала, что офицер хочет познакомиться поближе, но опасается нарушить начало единства мыслей и походки обоих.

Вдруг из открывшейся двери пельменной потянуло едой, и Лена инстинктивно замедлилась.
- Зайдем? – мужчина взял её под руку, легко и уверенно, просто и надежно. По-мужски.
Они поели почти молча. Смотрели друг на друга. Потом он сказал:
- Три дня назад я разбил свой корабль. В хлам.
- Есть раненые. Меня могут посадить. Или расстрелять.

Лену обдало океанской ледяной волной ужаса. Его глаза: спокойные, твердые, провалившиеся и близкие. Они только что познакомились. Что-то может у них быть. Она поняла, что у него давно не было женщины.
- Ты женат? – вырвалось у неё.
- Нет.
Она встала, он за ней, и они вышли.
- Мы сейчас зайдем в гости к моей подруге. Она не замужем, и кроме меня, никого на флоте не знает, - у Лены всё сложилось в миг, и надолго.
- И ничего с тобой не сделают, мой адмирал! Ты же хочешь, ты же можешь стать адмиралом?
Она почувствовала в нем Большого Мужчину с первых минут, поверила в него, и любила даже тогда, когда он стал Авианосцем. И всегда называла его: мой Адмирал!
…………………………………………………………..
Через несколько лет Адмирала (он был ещё капитаном второго ранга) перевели на Черное море, а Игоря, мужа Лены, с нею конечно – в Ленинград.
Игорь и Лена уже со второго года семейной жизни жили как друзья, то есть почти никак. По рассказам Лениных подруг – жен морских офицеров, так же было во многих семьях. Долгие морские походы, перебои с питанием, бессонные вахты мужей, пьянки на берегу – быстро доводили семьи или до разводов, или до «дружеских» отношений.

Лена встречалась с Адмиралом несколько раз перед войной во время поездок на юг, даже когда он женился. Он всегда говорил, что только благодаря её вере в него тогда, после трагедии с кораблем, он смог подняться и продолжить службу.

И вот война. Они с Игорем в Ленинградской блокаде. Она всегда страдала, что у неё нет детей, а теперь была рада: дети в Ленинграде, даже при больших офицерских пайках, выживали не у всех.
Почти в конце блокады, её давняя подруга Таня, воевавшая в пехоте на Пулковских высотах, принесла ей живой комочек: младенца, родившегося недоношенным, под снарядными разрывами, у смертельно раненой их общей подружки, Лёльки.

Лена в смертельном испуге за ребеночка, чужого, но ставшего сразу близким, обрушилась на Игоря с просьбами – нужно и то, и это, и молоко, молоко! А какое молоко в блокадном Ленинграде?
Через знакомых девчонок в штабе, Лена дала путаную телеграмму Адмиралу (он уже был настоящим Адмиралом). Без надежды на ответ. Но прошла неделя, и два матроса в черных шинелях, хмурые и промерзшие, поставили у её дверей два больших ящика. Сгущённого молока, масла, крупы и макарон хватило до снятия блокады и даже больше. Мальчик стал расти. Его назвали именем отца, погибшего в один день с матерью.

Кончилась война. Шли годы. Своих детей у Лены и Игоря так и не родилось. Лену это мучило. Она договорилась с подругой, что бы та позаботилась о Бореньке пару недель, и уехала на юг, где по-прежнему служил Адмирал. Потом и ещё раз ездила, и ещё. А потом родилась Анечка. Игорь принял её как родную. Про свое отцовство Адмирал ничего не узнал.

Лена сильно беспокоилась за Адмирала, когда произошла эта страшная для мирного времени трагедия: взрыв и гибель линкора "Новороссийск". Все на флоте только и говорили, о горе матерей 600 моряков. В газетах ничего не было. Лена поехала в Москву, пыталась встретиться с Адмиралом, как-то поддержать его в момент, опасный для его карьеры. Но встреча не состоялась. Всё вообще быстро утихло, и почему погиб линкор и люди, так ясным и не стало.

И ещё прошло много лет. Боря отдалился, узнав, что он приемный сын. Потом женился, стал жить у жены.
Игорь умер от застарелых ран. Адмирал стал Адмиралом Флота Советского Союза. Его Лена часто видела по телевизору.

Аня вышла замуж, за «сухопутного моряка», преподавателя военно-морского училища. У них родился сын. Жили все вместе в маленькой квартирке: спальня Ани с мужем, спальня внука, а старенькая Лена – в смежной, проходной комнате.
Внук рос дерзким, не признавал покоя для Лены, такого нужного её годам. Аня и её муж баловали сына. Они не только не одергивали его, но и сами сквозь зубы разговаривали с бабушкой. Лена мало спала ночами, тревожно ожидая, пока уснут супруги, потом, пока пробежит мимо в туалет внук, потом просыпалась, когда зять рано уходил на работу…

Лена приехала в Москву, остановилась у родственников, записалась на прием к Адмиралу.
В назначенный день вошла в приемную, остановилась у дверей, маленькая, согнутая жизнью старушка. Из-за стола встал высоченный красавец-адъютант, капитан второго ранга. Адмирал всегда подбирал себе таких красавцев, считая себя выше всех не ростом, а энергией и успехами.

Адъютант высокомерно и молча протянул руку, взял пропуск и паспорт, всё проверил, посмотрел на Лену с недоумением и вошел в кабинет. Сквозь неплотно прикрытую дверь Лена услышала:
- Там к Вам, товарищ адмирал, на прием, эта…приперлась…я Вам говорил…

Раздались быстрые, уверенные, плотные шаги.
Вышел из кабинета Адмирал, бросился в угол к Лене.
- Здравствуй, дорогая, проходи скорее! А ты – нам чаю принеси, и всего, что положено, - бросил он вытянувшемуся адъютанту, пристально посмотрев на него.

Лена рассказала про свою жизнь. Про отцовство Адмирала опять ничего не сказала. Она наслышана была о порядках в военных кабинетах, тем более, так высоко наверху, и боялась повредить Адмиралу, и раньше, и сейчас.

Адмирал хмуро покрутил головой, посмотрел в окно. Нажал кнопку телефона:
- Соедини-ка меня с Ленинградским военно-морским училищем.
- Привет, Петр Иванович!, - он обращался к командиру училища. – Как там у тебя дела?
Послушав пару минут, он продолжил:
- Я знаю, у тебя служит капитан второго ранга (он назвал фамилию Лениного зятя). Как он по службе характеризуется? Хорошо, говоришь? Очень рад, ленинградские кадры всегда были ценны. Значит, правильно мне его рекомендовали (он подмигнул Лене). Я хочу у тебя попросить отдать его. Мне нужен как раз такой специалист на Камчатку, на базу атомных подводных лодок, обучать там ребят обращению с ядерными специзделиями.
Лена всплеснула руками, зажала ладонями открывшийся рот.
Адмирал увидел, улыбнулся, успокаивающе покачал сверху вниз ладонью, опустил ладонь твердо на стол.
- Говоришь, желательно подождать до конца учебного года? Процесс подготовки может сорваться? Ладно подождем, или ещё кого поищем. А пока ты ему скажи, что бы дома, в семье, навел порядок, что бы в семье был покой, что бы ВСЕ (он подчеркнул тоном), ВСЕ были довольны. А то может придется и прервать процесс подготовки, в Ленинграде специалистов полно, а на Камчатке не хватает. До встречи, командир!

…они еще час разговаривали. Обо всём…

Когда Лена приехала домой, семья встретила её на машине. Все были радостны и оживлены: бабушка вернулась! В квартире была переставлена вся мебель, диванчик Лены стоял в отдельной комнате. Вся семья, включая внука, бабушке только улыбались. Через полгода зятю дали от училища большую новую квартиру.

А на Камчатку поехал продолжать службу красавец-адъютант.
………………………………………………
Больше Лена Адмирала не видела. Видела только момент по телевизору, как он превратился в «Авианосец имени Адмирала».

То, как «Авианосец» достраивали, продали в Индию, ремонтировали – она уже не застала.
И это хорошо.
Большие мужчины рождаются редко. Они бывают разного роста, но в нашей памяти они должны оставаться навсегда Большими.

1980-2014
По телику идет мультик про незабываемого Карлсона. Он упоенно носится под потолком, люстра бабахает на пол, родители усиленно ругают Малыша, а он их уверяет, что на следующий день Карлсон принесет ему 10 тысяч люстр.

Чего, конечно, не случается.

И тут я слышу обиженный комментарий моей дочери, которым она сопровождает просмотр этого мультика уже который год:

- А я ему верила... что он 10 тысяч люстр принесет.

Через неделю нам исполняется 17.
...Знакомая женщина 36 лет, рассказывая о друге, который сейчас в Москве, поделилась его желанием сходить в знаменитую ТРИКОТАЖНУЮ ГАЛЕРЕЮ. Сначала я подумала, что она оговорилась, и переспросила, но она, увы повторила то же самое... Так Государственная Третьяковская галерея превратилась в Трикотажную.
4
Попробую рассказать вам про одну из своих работ в Канаде. Получилось длинновато, поэтому придется в два приема.

В 2009 году нас ударил кризис, вы, наверное, помните. Многие лишились в тот момент работы и потом так и не смогли устроиться по специальности. Вот и у меня был переходный период, когда пришлось хлебнуть лиха. А потом подвернулась одна работа – не то, о чем мечталось, но лучше, чем могло быть. Сразу говорю, никакой фабулы или, скажем, интриги тут нет. Так, описание жизненной ситуации.

Компания эта производит разное оборудование из нержавейки для ресторанных кухонь – столы, раковины, разные стойки и т.д. Летом 2010 в Торонто проходил саммит G20, открывалось много новых «точек» и компания оказалась сильно загружена на фоне общего экономического спада. А меня взяли на работу, потому что я им «закрыл» сразу три позиции – как электрик, оператор газового погрузчика и водитель грузовика.

Вот про грузовик я и хочу рассказать. Более причудливой машины я еще не видел. Это был тупорылый «Хино» с четырехцилиндровым (!) дизелем под кабиной и крытым восемнадцатифутовым кузовом. Уже при мне на него поставили гидравлическую платформу для спуска тяжелых грузов на землю. Удобная вещь – сначала из кузова ручной подъемник с грузом на платформу закатишь, затем на землю опустишь и тяни в нужное место. А так, платформа складывается вдвое и ставится в вертикальное положение, чтобы не мешать на ходу.

Пока я ездил по городу, причуды этого грузовика не очень бросались в глаза. Ну, педаль газа туговата, скажем, но на скорости до 60км/час это не беспокоило. И только выехав в первый раз на шоссе, я смог оценить по достоинству все «прелести» этой машины.

Во-первых, она не шла быстрее 100км/час и об этом было наклеено предупреждение от производителя на одной из стоек кабины. Но чтобы разогнаться до этого стольника, нужно было давить педаль акселератора не по-детски. Усилие было килограммов восемь – я не преувеличиваю. Скажем, Вы легли на спину, подняли вверх правую ногу и Вам на ступню положили два кирпича – долго Вы их продержите? А если я еду в Оттаву и должен в тот же день вернуться – это одиннадцать часов чистой езды, то есть, топтания педали.

Круиз-контроля в этой лоханке, понятно, не было, но хитроумные японцы сделали его имитацию. Представляете трактор Беларусь прошлого века? Там есть «ручной газ». Поворачиваете ручку под рулем и длинная тяга придавливает педаль газа к полу. Вот и здесь было что-то подобное, но только поставили ВИНТ! Закручиваешь его до конца и можешь снять ногу с педали. Казалось бы, классно, машина все-равно больше разрешенного стольника не идет. А если надо неожиданно затормозить? Полностью раскрученный двигатель не дает это сделать, поэтому давишь на тормоз и одновременно судорожно выкручиваешь винт, а там больше десятка оборотов. Тут уж или успеешь, или нет. Пару раз я чуть не попал в аварию и перестал этим «гаджетом» пользоваться. Вместо этого у меня вошло в привычку упираться правой рукой сверху в колено правой же ноги, помогая ей давить на педаль.

Вторая проблема была связана с указателем уровня горючего. Позади кабины на раме с левой стороны стоял бак для солярки в виде горизонтальной бочки объемом чуть за сто литров. Скажем, я заправился «под завязку» и выехал на шоссе. Еде-еду-еду – стрелка все показывает полный бак, потом начинает понемногу опускаться. Когда по указателю в баке – половина, на одометре набежало 250км. Вот, думаю, классно, хватает бака на полтыщи километров! Ага, как бы не так. Стрелка начинает двигаться к нулю все быстрее, а потом просто падает на глазах. Еще от силы 70 километров и встанешь с пустым баком. Я в первый раз чуть на этом не попался – стрелка уже к нулю движется, а у меня перегон километров в сорок без единого съезда. Еле до заправки дотянул.

Была и еще одна заморочка, связанная с горючим. У нашей компании были какие-то шашни с Петро-Кэнада и те им делали скидки, маленькие, пару процентов. Из-за этих пары процентов у меня была карточка для заправки строго на Петро-Кэнада. К востоку от Торонто, в сторону Оттавы и Монреаля, этих заправок полно. А вот на запад, к Виндзору – километров через сто они как-то пропадают, идут другие компании. Приходилось мне и за свои деньги заправляться из-за этого, а потом получать их обратно от моего босса, сдав чек.

=Окончание завтра.=
На прошлой неделе был на интервью для новой работы. Интервью было ситуативного типа: мне давали ситуацию и предлагали дать ответ базируясь на личном опыте. Один из вопросов-ситуаций был такой: как вы умеете убеждать людей делать то, что они не очень хотят делать.
Я им отвечаю: с такой ситуацией каждый человек встречается несколько раз в день. Вот, например, я вас сейчас пытаюсь убедить взять меня на работу. Они заулыбались. А сегодня я сижу и думаю: убедил я их или нет?
Свою проблему мы, как водится, накачали себе на голову сами. В точном соответствии с поговоркой "Не было у бабы забот, и купила себе баба порося".
Захотелось это нам кошечку, и нашли мы довольно быстро на просторах интернета редкостной красоты кошку - золотисто-коричневую с черно-шоколадными разводами и пятнами на шкуре, громадными зелеными глазами и очень изящного телосложения. Похожа на бенгалку, только еще красивее. Почти 600 лайков меньше чем за неделю! При этом отдавали это чудо не просто бесплатно, а еще и с немаленьким приданым - перевозка, туалет, когтеточка, мисочки для корма и полмешка корма из дорогих. Но - при одном условии. В объявлении уточнялось , что кошка очень любит человеческое внимание и ласку, прямо жить без человеческой компании не может, поэтому у семьи, которой ее отдадут, должны быть время и возможность с ней почаще общаться.
Ни на что особо не надеясь, написала я хозяевам очень честное письмо - вот мол, семья у нас вот такая, ребенок такой, есть дом с садом, очень нам ваша кошечка понравилась. Как ни странно, в тот же вечер получили ответ. Что письмо наше было первой серьезной и конструктивной реакцией на их объявление и, если мы хотим, можем приехать на смотрины кошки в ближайшие выходные.
Приезжаем. Через 2 минуты после знакомства с хозяевами из кухни выбегает та самая кошечка, прямиком устремляется к нам, бухается на спину лапами кверху и недвусмысленно требует, чтобы ее погладили. Муж начинает почесывать ей шейку, приговаривая: "Нет, ну надо же, до чего дружелюбное животное". Хозяева охотно поддержали тему: "Да-да, она очень ласковая и общительная. На работу всегда нас провожает, а ребенка в школу. Вообще всюду провожает. А когда ей не хватает общения дома, она бежит на ближайшую детскую площадку и просит детишек, чтобы они ее погладили".
Нам бы тут призадуматься о психическом здоровье этой кошки. Ну какая, скажите на милость, нормальная кошка пойдет добровольно к незнакомым детям, да еще за лаской? Нормальная кошка убежит либо трупом прикинется. А тут - такое. Да еще информация хозяев о том, что эта кошка хорошо ладит с собаками, но очень плохо - с другими кошками, и что мы у нее будем четвертыми хозяевами за 2 года.
Но мы, очарованные красотой и дружелюбием кисы, голосу разума не вняли и забрали животное с собой.
С первого же дня кошка, действительно, стала сопровождать дочку на игровую площадку. Дети такому пополнению их компании очень обрадовались и охотно ее гладили. Только, жаловались, в футбол стало играть неудобно - новый товарищ по играм и здесь норовил принять участие в игре и уж очень под ногами путался. И с местными собаками она моментально подружилась, всегда при встрече дружески обнюхивались. При этом демонстративно игнорировала других кошек. Соседка высказала предположение, что у кисы проблемы с самоидентификацией и она не считает себя кошкой.
Дальше - больше. Кошка стала сопровождать нас повсюду - в магазин, на работу, в школу. И вот тут возникли большие проблемы - во-первых, движение в нашем городе очень оживленное, и кошку могла сбить машина, во-вторых, и мое и мужнино начальство, и дочкины учителя, и продавцы в магазине единогласно возражали против присутствия на их территории четвероногого "бодигарда", пусть и такого красивого. А домой кошка не уходила. Попытки запирать ее дома, поймать по дороге и зашвырнуть обратно домой ни к чему не приводили - кошка мастерски уворачивалась и продолжала с маниакальным упорством нас преследовать. Жизнь наша превратилась в кошмар. Та же умная соседка предположила, что кошка нас потому и преследует, что у нее так много хозяев сменилось - боится, что и эти хозяева куда-нибудь исчезнут.
Но потом мы нашли противоядие. Надо было просто идти с беззаботным видом, спокойно позволяя кошке бежать рядом. Но при этом исподтишка за ней наблюдать и, улучив момент, когда кошка отвлечется на особо интересную дыру в заборе, быстро и неожиданно свернуть за угол, на спринтерской скорости добежать до следующего угла, скрыться за ним, и потом, отдышавшись, уже можно было спокойно идти дальше своей дорогой. На обратном пути мы обычно находили кошку там же, где и оставили.
Со временем мы достигли немалых успехов в искусстве ухода от кошкиного преследования. Один раз мы даже убежали от нее с полным чемоданом! А уж физическая форма у нас улучшилась так, что автобус на остановке мы не только догоняли - мы его перегоняли в забеге до следующей остановки.
А недавно по пути в школу наблюдали из окна автобуса до боли знакомую картину. Мимо остановки неслось во весь опор арабское семейство - очень полная мама-марокканка в длинной одежде и такая же толстенькая девочка с ранцем. Их неторопливо, но уверенно нагоняла небольшая кошечка. Причем, что смешно, даже окрас у кошки был такой же, как у нашей - коричневая с разводами (слушайте, может эта порода такая новая? "Европейская сторожевая липучка"?). Окончательно запыхавшись , арабка остановилась и принялась, раскачиваясь, заунывно выкрикивать какие-то страшные магрибинские проклятия. Я арабским языком, в общем, не владею, но о смысле этой инвективы догадаться было нетрудно - "Иди домой, дура, тебя сейчас автобус задавит. А не задавит, я тебе сама дома хвост откручу...". Кошка об это время со скучающим видом намывала лапку, явно просто пережидая, когда хозяйка проорется и можно будет продолжить забег. Тяжело вздохнув, марокканка с дочкой поплелись по направлению к ближайшей школе. Кошечка встрепенулась и радостно затрусила за ними.
Так мне их по-человечески жалко стало. Захотелось выйти из автобуса, утешить, дать пару ценных советов по правильному уходу от кошкиного преследования в проходные дворы. А потом подумалось- а может, все правильно? Может, как говаривал Васисуалий Лоханкин, так надо, и в этом есть рок и искупление, и они выйдут из этого испытания преобразившимися? Может, они от этих упражнений наконец-то похудеют, как мы с дочкой похудели? Им это явно просто необходимо.
Из беседы о рекламе в современной журналистике

Дурь еще та. Как-то на планерке в одном издании (не будем рекламировать))) дал журналисту тему о том, что уссурийская психбольница (!) заняла первое место в России по какому-то там позитивному показателю, типа введение новых методик лечения. Директор по рекламе как давай верещать: "Это же пиар психбольницы. За это надо деньги брать".
Реальная история. Учусь в Казанском федеральном университете. У нас есть препод Горин Антон Анатольевич. Интересный человек, очень умный, но слегка безбашенный. Недавно на лекции по истории религий ему задали вопрос, как вообще стоит относиться к институту брака. Он по теме всё объяснил, а потом помолчал и говорит: "Жениться надо, как и умирать. Когда по-другому не получается." Мы все в шоке. Потом Горин помолчал и добавил: "Или когда хочется начать жить после своей смерти. Тогда - женитесь, заводите детей, и делайте, чтобы они были лучше вас". Минут двадцать в аудитории стояла полная тишина. Ни фига ж себе прикольный вопрос задали...
Понравилась реклама на небольшом грузовичке: МЫ РЕМОНТИРУЕМ ТО, ЧТО ПОЧИНИЛ ВАШ МУЖ!
Мой знакомый - неплохой автомеханик и вообще - человек, разбирающийся в автомобилях.
Как-то раз к нему обратился батюшка (священник) по поводу какой-то незначительной поломки в своём авто.
В процессе ремонта святой отец завёл такой разговор:
- Вот, матушке какую-нибудь недорогую машинку хочу купить. Не знаешь, кто продаёт? Может, аудюшку какую? Только чтобы не дорогая... Может, краденая...
Пошел в прошлом году сдавать донорскую кровь в первый раз. После того, как я объяснил медсестре, что слегка нервничаю, так как в первый раз приходится сдавать, она меня успокоила: "Да не беспокойтесь вы так! Я тоже в первый раз беру!"
Когда я говорю ребёнку: "Не ешь много сладкого, зубы выпадут!", он отвечает: "Они у меня молочные, так и так выпадут".
В нашем городе открыли два магазина. Двери рядом, вывески сделаны одним шрифтом. Один - рыболовный, второй - секс-шоп. Двери рядом. Когда заходишь в рыболовный, понимаешь, что перегородки внутри нет. Т. е. заходишь в рыболовный и переходишь в секс-шоп. Для застенчивых. Очень практично. Продавец один. Женщина. Кстати рыбацкий выбор тоже ничего, большой. Я там удочку купил.
Гидромонитор, ответьте берегу!

Работал одно время в нашей конторе мастером Мишка Зотов. Мишка – это он по паспорту, а в быту кроме как Гидромонитором его и не называл никто. Хотя в нашем случае вроде и не гидромонитор вовсе был, а земснаряд. До нас-то этот Зотов на земснаряде работал. Землесосного типа. Землесосное судно по-другому. В речных делах – незаменимая вещь. Дно углубить, мель убрать, или наоборот сделать и фарватер в нужном направлении переместить. Без землесоса тут никак не обойтись.

А вот если человека так назвать, то обижается человек, несмотря на очевидную полезность предмета. Другое дело - гидромонитор. Гидромонитор – звучит гордо. Тем более, что на Зотовском земснаряде гидромонитор был. Вообще это пушка водяная для размытия породы. Будь здоров как водой фигачит. Скалу может напополам порвать. Не всякую, конечно, но может.

Теперь так. То что я до сих пор рассказывал – чистейшая правда, вот вам крест во все пузо. А дальше пойдет такая история, что за правдивость не поручусь. Сам не видел слышал только. В речфлоте вообще не разбираюсь, а байка похоже обросла таким количеством подробностей и деталей, что не разберешь, какая настоящая. Да и не надо оно никому – разбирать-то.

В общем на одной белой и тихой реке стоял и работал земснаряд. Заякоренный, сасваенный, тросами за берег зацепленный, все как положено всеми инструкциями закрепленный то есть. Стоял и потихоньку мыл траншею для трубопровода.

Вокруг светило солнышко, чирикали птички, по берегам мычали коровки, росла травка и цвели ромашки, обдуваемые речной прохладой.

Кому пришло в голову в этой идиллии включить вхолостую гидромонитор никто не помнит. Может голову напекло, может фонтаны Петергофа из последнего отпуска кому вспомнились. А может просто захотелось водяных брызг во время послеобеденного сна, сейчас вообще никак не узнаешь. Но из гидромонитора била чуть вверх и в сторону струя воды, способная, порвать скалу. Напополам. Не всякую, конечно, но все-таки.

И ко всей этой благодати приближалось по фарватеру некое маломерное судно, толкающее баржу. Экипаж на таких судах сами понимаете. Капитан и раз два и обчелся. То есть никого почти. Старший помощник и тот спал. А может и вообще помощник не предусмотрен был, а спала буфетчица. Не разбираюсь я в речфлоте.

Но рулил точно капитан. За штурвалом на камбузе. Или где там на судне штурвал делают, я не знаю. Гальюн может быть. А может корма. Но скорее всего на мостике, вот. Твердо вспомнил.

И этот капитан. А может вообще старший помощник, который не предусмотрен. По какой-то одному ему известной причине из-за штурвала вышел, как-то его закрепив, чтоб не вертелся, и прогуляться пошел. По судну. То есть по малой даже нужде, а не по судну.

Пошел, значит, и идет. И видит, что к земснаряду приближается. И работающий фонтан гидромонитора видит. И на фоне всего этого сам отливает с борта в речку прям. И замечает краем глаза, что с земснарядом что-то происходит. И струя гидромонитора поворачивается. И так поворачивается, что неминуемо его, капитана, порвет напополам, как ту скалу. Не всякую, конечно, но все-таки. И все это совершенно реальная угроза несмотря на всю окружающую благодать и солнышко с птичками.

И не застегнув, простите, ширинку. Чтоб не смыло струей. Капитан покидает судно предпоследним, оставляя спящим старшего помощника, или даже буфетчицу. Прям за борт покидает. И гребет к берегу, сбиваясь с хорошего кроля на матерные выражения. Там не далеко совсем. Река-то не очень широкая, несмотря на всю свою судоходность.

Выбирается капитан на берег. Мокрый как мышь. Злой как черт. И на себя, и на гидромонитор. И за судно беспокоится очень. Которое без руля и ветрил дальше по фарватеру чешет. И складывает ладошки рупором. И орет:

- Гидромонитор, блядь, ответьте берегу!

И еще несколько слов добавляет из жаргона речных капитанов на такие случаи. Орет злится и волнуется. Ногами притопывает от злости с нетерпением и подпрыгивает даже.

- Гидромонитор, блядь, ответьте берегу!

И тут сзади. Из кустиков. Ковыля и придерживая рукой штаны. Выходит с полуприсядом Мишка Зотов. Который с гидромонитора. И говорит:

- Хули орешь? Тут я.

Мишке по-большому приспичило на земснаряде-то. А вокруг красотища и идиллия. Все ж и без него работает. Он поэтому лодочку резиновую взял. И поплыл на берег в кустики. Чтоб на природе. В естественных, так сказать, человеку условиях.

Такие дела. Вот с тех пор его Гидромонитором и называли. Скажут по рации: Гидромонитор, блядь, ответьте берегу! И ржут.
САМОЕ ГЛАВНОЕ

Заехал я на дачу к старому другу – бывшему КГБэшнику Юрию Тарасовичу, там собралась небольшая, но бойкая компашка, отмечали День Советской Армии. Вгрызались в гуся с яблоками, запивая его водкой, морсом и еще какой-то самодельной наливкой.
Естественно, пьянка сопровождалась замысловатыми тостами: и про женщин и про красивых женщин и про настоящих мужчин, ну и все в таком же гусарском духе.
Пришла очередь генерала Николая – здорового мужика лет пятидесяти. Николай вошел в образ, даже со стула приподнялся, хитро оглядел всех присутствующих и начал свой тост:

- Сидят два кума и, как вот мы с вами, выпивают и закусывают, только у них не гусь, а жареный кабанчик. Первый налил и говорит: «Кумэ, давай выпьемо за самэ дорогэ, що е в жытти – за здоровля»
Второй покачал головой и ответил: «Ни, Кумэ, ось дывысь, цэй смажэный кабанчик щэ з ранку був повнистю здоровый, и що цэ йому дало? Давай липшэ выпьемо за удачу…»

Все похихикали, выпили и эстафету подхватил Юрий Тарасыч:

- Скажу алаверды. Смех - смехом, но как по мне, здоровье - это конечно же важная штука, но не самая главная для счастья. Не верите? Посмотрите хотя бы на Стивина Хокинга.
Удача тоже хорошая вещь, но в жизни есть кое что поважнее и здоровья и удачи.

Мы все скептически загудели, а Юрий Тарасович продолжил:

- Когда-то, в начале семидесятых, я знал одного старого немца, бывшего артиллериста, прошедшего от Парижа до Сталинграда. Он рассказал мне свою историю.
В самом конце войны он раненый попал к нам в плен, и вот его и еще пятьсот таких же везунчиков, утрамбовали в вагоны и повезли куда-то далеко за Урал.

По дороге почти не кормили, да и поили не каждый день, но немцы держались как могли. Дисциплина у них была железная, никакого «беспредела», все слушались своих офицеров, честно делили каждую крошку хлеба, тяжелобольным подбрасывали лишний кусочек и лишний глоток тухлой воды.
И в результате, из полтысячи человек, за две недели пути, умерло всего только человек двадцать, для их питания и состояния, вполне неплохой результат.
Чтобы перебить голод и жажду, пленные, целыми днями мечтали, обсуждали и размышляли – каково им будет там, в лагере? Эх, скорей бы только добраться до места, там должно быть полегче.
Но однажды рано утром, на каком-то забытом богом полустанке им объявили:
«Граждане фашисты! По пути вы сожрали всю свою пайку и кормить вас больше нечем, а ехать до лагеря еще неделю. Назначьте команду - человек десять, тут недалеко есть деревня, пусть ваши походят и попросят у людей Христа ради, может, кто сжалится и какой гнилой картохи подаст.
В полночь эшелон отправляется, учтите, опоздание – это побег!»

Из пятисот человек быстро выделилась группа лихих «Бременских музыкантов», которые умели петь, плясать и дуть в губную гармошку. Лучше ведь не просто просить, а как-то попытаться заработать.
Охрана не особо переживала что трубадуры разбегутся. Куда им бежать, если на тысячи километров вокруг страна победителей?

Вечером уличные музыканты вернулись на станцию совсем потухшие, глаза их были как у безумцев.
Они ничего не принесли. Совсем ничего.
Побежденные, впервые своими глазами увидели как живет народ-победитель. Весь день деревенские детишки бегали за ними, жалостливо протягивали руки и показывали на рот. Они просили у пленных немцев, хоть какой-нибудь еды.
А сами колхозники варили суп из травы и коры деревьев.
Чего же ждать зачуханным пленным врагам, если победители и сами еле передвигают от голода ноги?
От этих новостей, силы покинули бравых немецких вояк.
Той же ночью, триста человек из пятисот, покончили с собой…
Так выпьем же, друзья мои, за самое главное что есть у человека - за надежду…

Поезд, плацкартный вагон, куча квочек с детишками едет отдыхать. Я на верхней полке, лежу, читаю. А потом замечаю (вечером дело было, видимость так себе), что в плацкарте напротив и по диагонали на верхней полке лежит девчонка и смотрит на меня. Непрерывно так смотрит, да ещё и кокетливо мне улыбается.
Ну, я тоже ей улыбнулся. И начали мы с ней посматривать друг на друга и подмигивать. Я ей тоже понравился, что было сразу видно по её лицу.
Через полчаса я начал жестами показывать ей, что как все в вагоне заснут, мы пойдём в тамбур и вознесёмся там на небеса в утехах неземной любви. Она была не против.
И вот, как все уснули, я подошёл к ней поближе и понял, что весь вечер флиртовал с долбаным матрасом, сложенным хрен пойми его как. А то, что я принял за лицо таинственной незнакомки, было игрой теней...
Это был, да и по сей день остаётся, мой самый громкий фейл и самый оглушительный успех в моей жизни.
Согласитесь, уломать матрас за полчаса - это вам не хухры-мухры...

Вчера<< 23 февраля >>Завтра
Лучшая история за 01.10:
Молдавские шашки
(Стёпыч-шашист: продолжение)
https://www.anekdot.ru/id/1047907/

Ездил как-то наш Стёпыч в Кишинёв, на большие соревнования. Со своим тренером, известным в шашечных кругах гроссмейстером. В свободные часы прогуливались они по городским бульварам, обсуждая стратегии древней игры.
И видят такую картину: в церковном саду толпа прихожан вокруг столика сгрудилась, а за столиком поп в рясе играет в шашки на деньги. Со всеми желающими. Ставка ― четвертак. И стопка фиолетовых бумажек, возле таблички «На храм», сложилась уже не маленькая, а ведь двадцать пять рублей в то время ― недельная зарплата инженера.
― Ух ты, большие деньги, ― шепчет Стёпыч тренеру, ― давайте-ка я подсяду.
― Нет, тебя нельзя, ты же несовершеннолетний, ― читать дальше
Рейтинг@Mail.ru