Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
24 октября 2016

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Как-то по молодости пришлось мне работать воспитателем группы продлённого дня для первых классов.
Обычно оставляли мне человек 20, но, бывало, что и 60, когда других воспитателей не было. В спокойные часы я решил учить детей оригами, чем на долгие времена заработал уважительное прозвище "Учитель по бумажке".
Как-то, помню, мне срочно надо было отлучиться домой и я попросил оказавшуюся рядом пионервожатую присмотреть за детьми. (Нынешнее поколение не знает, конечно, про такую должность в школе, но я более чем уверен, что такая девочка есть в любой школе, пусть она называется психолог или как там ещё).
Уладив свои срочные дела, я бегом побежал в школу, чувствуя, что без меня там будет что-то не то. Конечно, я был прав, из школьных окон раздавался страшный гул и шум. Ворвавшись в класс, я увидел, что вожатая припёрта к стене учительским столом тремя первоклассниками, а остальные переворачивают класс вверх ногами. Не долго думая, я схватил самых активных озорников и подвесил их на крючки для верхней одежды, вбитые, как раньше было положено, в ряд на стене в классе. Шум, как по команде, прекратился. Оборачиваюсь - вся бригада стоит с горящими глазами в очереди за моей спиной, чтоб я их тоже на стенку повесил. Такого кукольного театра даже у Карабаса-Барабаса не было.
ПОБЕГ

В молодости был у меня знакомый по имени Алексей, по фамилии Слезов. Он однозначно принадлежал к «поколению дворников и сторожей», но никогда не работал ни тем, ни другим. Алексей вообще никогда и нигде не работал. Он учился. Находил профессиональные курсы, где платили стипендию, электросварщиков, например, или операторов ЧПУ, учился полгода, но на работу не выходил, а начинал искать следующие курсы. В перерывах он ездил в Москву или Питер и там занимался делом своей жизни – поэзией и поэтами Серебряного века. Знакомился со стариками и старухами, которые когда-то лично знали кумиров, записывал их воспоминания. Иногда ему везло, и он находил письма или даже рукописи этих кумиров. Дружил не только с такими же, как он, фанатами, но и с известными литературоведами. Удостоился быть представленным Анне Андреевне Ахматовой и несколько раз побывал у нее в гостях (данным фактом очень гордился и никогда не упускал случая упомянуть о нем в разговоре). Так что без преувеличения можно сказать, что Алексей всей душой болел за русское культурное наследие и делал все что мог, чтобы его сохранить. Одна беда: Советская власть почему-то считала это занятие принципиально вредным. В результате у Алексея возникали неприятности административного и идеологического характера, от которых его отмазывал дядя. Дядя был большой шишкой, если я не ошибаюсь, замминистра угольной промышленности. Отмазывать Алексея никакого удовольствия ему не доставляло. Более того, замминистра был совершенно согласен с Советской властью в оценке деятельности его племянника, но и зла ему тоже не желал.

Пораскинув мозгами, дядя нашел, как ему казалось, оптимальное решение: отправить Алексея на остров Шпицберген рубить уголек. – Убежать оттуда можно только на самолете, все, что нужно человеку, там есть, платят более чем хорошо, а остальное устроится, - подумал он и сделал Алексею предложение, от которого тому не удалось отказаться.

Вообще-то Шпицберген не остров, а целый архипелаг. Формально он принадлежит Норвегии, но пользоваться его природными ресурсами может любая страна. Во второй половине прошлого века единственной такой страной был Советский Союз. Добыча угля велась на двух шахтах. Одна располагалась в поселке Пирамида, а другая – в Баренцбурге. Алексей попал в Баренцбург, который в то далекое время являл собой порообраз светлого коммунистического завтра. Начнем с того, что там было много бесплатной еды и не было очередей. Своя теплица, свои свино-, птице- и молочная фермы, своя пивоварня – и все это за полярным кругом в зоне вечной мерзлоты, где нет растений выше 10 см.! Ударно поработав, шахтер шел в столовую, где вкусная свежеприготовленная пища ждала его в любое время суток. Позаботилась Родина и о досуге горняков, предоставив широкие возможности для культурного отдыха: кино, спортивный зал, библиотека, кружок норвежского языка. Такой пережиток прошлого как деньги там еще существовал, но это были не советские деньги, а денежные знаки треста Арктикуголь. На рубли их обменивали только в Москве, но платили в таком количестве, что за два года работы можно было собрать на совершенно недоступный для большинства населения СССР автомобиль. Ну и, как должно быть при коммунизме, в Баренцбурге имело место отделение КГБ, в котором трудились три товарища чекиста. Угнездились они в здании советского консульства, все их знали и называли «три пингвина» за белые рубашки и одинаковые черные пальто. На http://abrp722.livejournal.com в моем Живом Журнале вы даже можете увидеть эту троицу на фотографии, которая попала ко мне по чистой случайности.

При всем при том Баренцбург не был раем. Полярная ночь и полярная зима и так могут вогнать в тоску кого угодно, а при норме выдачи спиртного - бутылка водки на человека в месяц - шахтеру недолго и с ума сойти. Особенно донецкому шахтеру, который привык выпивать эту бутылку после каждой смены.

Но вернемся к Алексею. Он благополучно прибыл к месту назначения, поселился в общежитии, получил бутылку водки, которая полагалась каждому новоприбывшему, и сразу записался в кружок норвежского языка. Через неделю ПГР Слезов вышел в свою первую смену. Отдадим Алексею должное: он проработал на глубине 500 метров целых полтора месяца. По истечении этого срока, проснувшись однажды после смены, увидел солнце совсем низко над горизонтом. Вдруг понял, что скоро наступит полярная ночь, и впал в панику. В голову полезли мысли о веревке и мыле, но в конце концов он пришел в себя и, чтобы развеяться, отправился в порт. Там стояло норвежское туристическое судно. Через час оно отходило в норвежский же Лонгиербюен, расположенный в каких-то 40 километрах. По слухам, там были настоящий бар и длинноногая барменша. Дальнейшее происходило без всякого определенного плана и вопреки здравому смыслу. Алексей сбегал за двумя заначенными бутылками водки, отнес их в теплицу, обменял на букет свежих гвоздик (розы выращивали только к 8 марта, а гвоздики – круглый год для возложения к памятнику Ленину), хорошо упаковал его в несколько слоев бумаги, вернулся в порт и смешался с толпой туристов. Вскоре Баренцбург растаял в морской дымке.

В Лонгиербюен пришли после полудня. Это был почти такой же неказистый поселок, как Баренцбург, но на одном из строений красовалась вывеска “BAR”. В баре было пусто, тепло и пахло хорошим табаком. На полках стояли бутылки с незнакомыми яркими этикетками, сверкало чистое стекло. Подобный бар наш герой видел только однажды - в московской гостинице «Пекин». Алексей сел за стойку, протянул симпатичой белобрысой барменше пакет и сказал:
- Это тебе.
Ничего более сложного на норвежском он выразить не мог, да и необходимости в общем-то не было. Барменша развернула пакет, понюхала цветы, посмотрела на Алексея ошалевшими глазами и спросила:
- Что тебе налить?
- Виски, пожалуйста, - попросил Алексей после недолгого раздумья. Виски он никогда не пробовал, но знал о нем из книг. Ему было интересно.
Барменша взяла стакан с толстым дном, бросила туда несколько кусочков льда, налила из бутылки пальца на три золотисто-янтарной жидкости, поставила стакан на стойку перед гостем. Потом подошла к какому-то ящику, нажала на кнопку. Боб Дилан запел о том, что времена меняются, и нужно плыть, чтобы не утонуть.

Едва Алексей успел сделать первый глоток, как где-то вблизи застрекотал вертолет. Он обернулся и минуты три отстраненно наблюдал, как вертолет приземлился на площадку, как из него выскочили «три пингвина» и побежали к бару. Потом он сказал барменше:
- Это за мной. Пожалуйста, спрячь меня!
Девушка открыла дверцу под стойкой. Алексей перекрестился и нырнул в проем. Девушка закрыла дверцу, открыла дверь за своей спиной и убрала со стойки недопитый виски. В баре снова стало пусто. Через минуту чекисты ворвались в бар. Осмотрелись, выругались по-русски и побежали назад: к их вертолету уже приближался автомобиль норвежской полиции.

Для знакомых с материка исчезновение Алексея прошло почти незамеченным. Ну, завербовался человек на Шпицберген. Ну, не появился через два года. Всякое бывает. Я бы тоже ничего не знал, не встреть я в Москве его сестру. Она-то и ввела меня в курс дела, само собой, под большим секретом. Я спросил, как у Алексея дела. Она ответила, что он преподает русскую литературу в одном из шведских колледжей. Было это много лет назад, и сейчас он, если жив, скорей всего на пенсии. Хочется думать, что все у него хорошо. А мне, когда вспоминаю об Алексее, вот что приходит на ум: после Второй мировой войны из СССР убежало довольно много людей. Большинство остались на Западе, поехав в командировку, на соревнования или на гастроли. Единицы переплыли Черное море из Батуми в Турцию. Единицы перешли через леса в Финляндию. И только один Алексей сбежал через стойку бара. Его следовало бы внести в Книгу рекордов Гинесса.
Вдогонку про Мишу-Катастрофу, точнее Сашу и принтер...

Было со мной.
Середина 2000-х, работал приходящим сисадмином. Около дюжины фирм, денег хватало, работы тоже. Все вперед, что в ни одном месте сидеть.
Тогда была на улице весна и я провалился под снег в воду, чуть не по колено, промочил ноги, простыл сильно. Очень. Обзвонил все фирмы, сказал, что заболел, "вы там держитесь" и т.д. Сижу дома, болею, шел второй или третий день, звонят из одной конторы, просят приехать и заправить их монстра. Отмазывался как мог, но финалом было, что они ща позвонят в сервис и то, что они им заплатят - вычтут у меня, и выходило, что почти вся моя ЗП у них. Собрался, кашляя. чихая, матерясь и это все при ломоте во всем теле - приехал.
Немного отступая, скажу, что у них реально МОНСТР. Это был наверно один самый первый из таких принтеров в мире. Кто из производителей ща не помню. Он умел многое: сетевой (один на всю контору), входных лотков 2, А4 и А3 (контора что-то проектировала), закидывалось сразу по две пачки, выходных лотков 3,4,5 (не помню), типа по одному на отдел и при этом имел двухстороннюю печать.
Короче, пришел, снял куртку, свитер (у них в здании всегда жарко было), остался в рубашке. Обошел отделы, сказал подождать минут 10-15 пока заправлю принтер, отключил его от сетки (на всякий случай), выключать его нельзя, он очень и очень долго включался, а так он понимал, что его заправляют. Достал картридж, заправил (расходники у них бухгалтерия исправно покупала).
Вот нагибаюсь я к нему, чтобы картридж вставить и, мля, чихаю.
Я попал ровно в лоток для отработки, его надо чистить иногда, но был только на половину полон (или пуст).
Я собой, конечно, амбразуру закрыл, 99% тонера было на мне.
Сбежалась вся контора, кто ржет, кто сочувствует, кто и то и другое. Девчонки заставили рубашку снять, джинсы я отряхнул, отмылся кое-как. Добрый человек дал свою запасную рубашку (ту я выкинул), вокруг принтера уже пропылесосили и мне его оставили рядом (по моей просьбе), чтобы внутри принтера прибраться. В конце концов с принтером я разобрался. Собираюсь домой. Появился директор, ржет, протягивает мне бутылку коньяка, со словами "пить теплым", типа для лечения.
Вот сижу я уже дома, пью теплый коньяк, а сам ржу. Такой коньяк я себе никогда не мог позволить.
Иногда работаю телемастером, смешных случаев масса, но больше всего запомнилось, когда я в молодости починил чёрно-белый ламповый телевизор, но хозяйка сказала, что она отвезёт его сыну, он посмотрит и со мной расплатится. Ладно, приезжаю, вместо платы куча матюков. Смотрю, при перевозке потерялся сзади предохранитель, этот придурок замотал его жучком из эмалированного провода. Беру ножичек, счищаю эмаль, возвращаю - телевизор работает. Мужик тупо смотрит и, отсчитывая мне деньги, бормочет: "И какого я хуя учился четыре года на судового электрика?"
КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ В КАРАКАСЕ

Мой одноклассник Федя всю свою жизнь отлично умножал, делил, возводил в степень и вообще, судя по всему, родился с таблицами Брадиса в кулачке. Золотая медаль в школе, МГУ с красным дипломом, аспирантура, должность аналитика в солидном банке.
Вроде бы и желать-то нечего. Но Федю всегда мучила мыслишка: «Другим я даю ценные советы, люди пользуются ими, сказочно богатеют, а я все на зарплате и на зарплате…»
Хотелось, давно хотелось уже чего-то своего, личного, тем более, что для себя любимого, все риски можно рассчитать до седьмого знака после запятой, тем самым свести их к нулю.
Долго Федя думал, смекал, вычислял и решился. Продал квартиру и вообще все что у него было, взял в банке кучу денег под свое доброе и авторитетное имя и решил построить нефтеперерабатывающий завод аж в самой Венесуэле. Дело обещало быть безумно прибыльным.
Предварительно познакомился там с кем нужно, даже с самим покойным Чавесом однажды ручкался. Половина венесуэльского кабинета министров стали его приятелями. Бумаги подписали, землю выделили, об откатах договорились, в строительстве помогли. Все шло согласно бизнес-плана.
Наконец настал знаменательный день - перерезания ленточки и пуска завода.
Перерезание как раз удалось наславу, а вот с пуском получилась заминка. Феде позвонила перепуганная секретарша и сказала, что его ждут в цеху для серьезного разговора.
Пришел Федя и видит – Все рабочие сидят на корточках и пытаются придать своим венесуэльским лицам сердитый вид.
Слово за слово, оказалось, что рабочие категорически отказываются начинать первый рабочий день завода, они бастуют и требуют втрое увеличить зарплату.
Федя стал аргументировано спорить с листочком и карандашиком в руках, мол – «даже если подниму в полтора раза, то уйду в глубокий минус, на моем заводе и так зарплата вдвое больше, чем в среднем по стране, ведь...»
Но рабочие и слышать ничего не хотели: - Либо втрое, либо – никто во всей Венесуэле не переступит порог твоего паршивого завода!
Федя попросил пятиминутный таймаут и побежал в свой кабинет звонить министру:

- Ола, Синьор Министр, бастуют, сволочи. Что делать?
- А, Синьор Федор, ола! Бастуют, говорите? Да – это может быть большой проблемой…
- Как это «может быть»? Это уже большая проблема!
- Погодите, не горячитесь, скажите, там среди ваших рабочих случайно нет такого большого, толстого, лысоватого мужика в очках?
- Да, есть там один толстый, очкастый, с противным бабским голоском.
- О, да - это он! Тогда у вас вообще нет никакой проблемы. Значит так: прямо сейчас берите пистолет, спускайтесь к своим рабочим и сразу, без разговоров, валите толстого.
Остальные, как ни в чем не бывало разойдутся по своим местам и начнут работать. Ну, все, привет жене, рад был слышать, как-нибудь поужинаем…

Так и лопнул отличный нефтяной бизнес, ведь в тщательно продуманном бизнес-плане не оказалось пункта «валить толстого»...

Федя давно вернулся в Москву, живет с семьей в съемной квартире, отдает потихоньку долги и продолжает давать богатым людям золотые советы…
Бабочка-крапивница решила у меня перезимовать. Ладно, места немного занимает, есть не просит. Спала на потолке, но включили отопление, выглянуло солнышко, и проснулось насекомое. Первым делом почему-то полетела к клетке, где никого не трогая, тихо-мирно дремал волнистый попугайчик. Перепугала бедняжку до смерти, тот сразу улетел к хозяйке прятаться. И домой ни в какую. Ещё бы: летает какая-то тварь, шумно махая крыльями, а потом приземлилась и оккупировала любимое зеркало. Убрали бабочку в другую комнату, где вскоре та опять задремала в щели оконной рамы.
А теперь каждый вечер шоу для двоих. Перед закатом прилетает на подоконник синица и настойчиво долбит жесть. То ли еды выпрашивает, то ли железа в организме не хватает. От громкого стука просыпается крапивница и бьётся головой об стекло. Через минут десять улетает синичка, а бабочка отправляется в спячку. Чем дело кончится пока неясно: то ли птица подоконник однажды насквозь продолбит, то ли бабочка разобьёт окно и улетит в тёплые страны.
Один мой знакомый захотел отметить с друзьями праздник (не важно какой, да у них каждый день праздник). Кстати, в те года у нас в городе кредиты на бытовую технику были с первоначальным взносом. Так вот пошел он к товарищу, взял у него телевизор и сдал в ломбард за 1000 руб. Этих денег ему хватило, чтобы оформить кредит на новый телевизор (внес первый взнос), затем этот новый телевизор он сдал в этот же ломбард, но уже за 6000 руб. Выкупил телевизор товарища, вернул его. А на сдачу 5000 руб. устроили праздник. Вот такие вот бывают люди.
1
Жене потребовалось на пару часов выйти из дома, и она попросила соседскую бабушку посидеть с шестилетней дочкой. Ребенок уже год ходит в детсад, а день был воскресный. Были оставлены большие запасы еды и сластей, с инструкцией по их скармливанию. Оставшись с бабушкой ребенок стал капризничать, но с применением старинной технологии "за маму, за папу, за птичку" процесс продвигался. Увидев разбросанные среди игрушек фотографии артистов российской эстрады, бабушка творчески стала предлагать "за эту красивую тетю, за этого дядю". На одной из фотографий произошел стопор. Ребенок заявил, что за этого есть не будет, потому что он голубой. Бабушка не поняв причины отказа, уточнила:
- Глазки голубые?
- Да он по жизни голубой.
Похоже, что пути движения информации в обществе неисповедимы.
6
Утро, еду на работу. Звонит сотрудница, поинтересоваться где я, и буду ли я сегодня вообще. Зарплату так урезали, что у нас свободное посещение. Два три раза в неделю, на своё усмотрение. Шефу по фиг, лишь бы дело делали. Ну и первый вопрос - Ты где? Хочу ответить, что в 203 (автобусе), а почему то выдала в 2003. Следующий вопрос сотрудницы - Году? Ты что во времени научилась перемещаться? Начинаем хохотать.
- Если бы могла в 2003-м оказаться, уж я бы себе много чего рассказала, что делать, а ещё больше чего точно не делать.
- О, я бы тоже.
7
История короткая.
Частенько к нам в подъезд подбрасывают разную мелкую живность: то котят, то щенят. Вчера захожу в подъезд, ба!, на нашу площадку бомжа подбросили!
Нам тоже не нужен был, пришлось на улицу выпроводить.

Вчера<< 24 октября >>Завтра
Лучшая история за 19.11:
Создала компания дочернее предприятие, дала кредит. Люди работают, крутятся.
Приходит налоговая:
- Слушайте, у вас финансовые показатели плохие. Вам в таком состоянии никто кроме связанных лиц кредит бы не дал. Значит деловой цели нет и проценты по кредиту относить в налоговые расходы нельзя.

Ну хрен с ними, расходы снизили, штраф заплатили - работают дальше.
Хорошо поработали.
На следующий год приходит налоговая:
- Слушайте, у вас финансовые показатели очень хорошие. Вам в таком состоянии кредит вообще не нужен.
Значит деловой цели нет и проценты по кредиту относить в налоговые расходы нельзя!
Рейтинг@Mail.ru