Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
16 декабря 2020

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Сантехник на удалёнке

Тёма ― сантехник. Он сам просит, чтобы Тёмой называли, хотя лет ему немало. Тёма был всегда. И во времена научного института, и когда у нашего здания появились владельцы, и когда владельцев стало много и они принялись судиться друг с другом, ― за сантехникой следил Тёма, небольшого роста, худощавый, в смешных круглых очках на кончике носа.

Тёма очень ответственный, хотя медлительный и слегка непутёвый. Его коронный номер ― не иметь при себе нужного ключа. Тёма приходит, осматривает случившийся непорядок, сообщает, что подходящего инструмента у него с собой нет и удаляется на какое-то время. Как я со временем понял ― подумать, составить план действий. Затем возвращается, медленно и аккуратно всё чинит, а после регулярно наведывается к месту ремонта в профилактических целях.

Не чужд Тёма и подвигам. Все помнят, как импульсивная рыжая Адрианова, директорша турбюро с четвёртого этажа, утопила в унитазе обручальное кольцо. Рыдала так, что замерла работа во всём здании. Вызвали Тёму. Посмотрев на унитаз, он первым делом сообщил, что забыл нужный ключ. Но вскоре приступил к поисковым работам, опечатав женские туалеты на всех семи этажах. Женщины, впрочем, знали причину и не роптали. Мужчины заключали пари. Я ставил на то, что Тёма справится. И не прогадал. Кольцо нашлось, Адрианова перестала рыдать. К тёминому имени добавился титул ― Властелин Кольца.

Адрианова подарила Тёме семидневную путёвку в Карелию. Неделю Тёмы не было.
― Ну как там, в пансионате?
― Теперь нормально, ― сообщил Тёма, ― всё работает, нигде не капает.

По сей день остается нераскрытой такая важная тема, как «Тёма и алкоголь». В первый год знакомства я даже спросил его как-то:
― Тёма, а ты, вообще, пьёшь?
― Конечно, ― ответил он не без гордости, ― я же сантехник!
― А что же я тебя пьяным никогда не видел?
― Я вас тоже никогда пьяным не видел, ― ответил Тёма и мне вдруг стало стыдно.

Раньше, когда денег на рестораны не было и новогодние вечеринки устраивали на работе, в какой-то момент на них непременно появлялся Тёма. Ему сразу предлагали выпить, но он просил выдать ему с собой. Получал пол-литра, бутерброд, и уходил. Корпоративы гудели на всех этажах, так что за тёмины зимние каникулы можно было не беспокоиться. Не исключено, что те времена вернутся и Тёма снова не окажется в накладе.

Велись в нашем здании большие ремонты. Тёму не приглашали. Потом он годами исправлял выкрутасы строителей.
― Как можно разные диаметры в одну кучу лепить? ― жаловался Тёма, ― Ну здесь же сотка, а они чего? Да ещё кафелем зашили. Больше трёх лет не протянет.
Через три года взламывали кафель, меняли трубы. Тёму снова не позвали.

В другой раз устроили на первом этаже фитнесс-зал с бассейном. Поскольку несущие бетонные колонны никуда не делись, то две из них вошли в чашу бассейна. В самую середину. Возник новый стиль плавания ― «восьмёрка». Когда пловец огибает обе колонны попеременно и разнонаправленно. Как-то я заметил в бассейне Тёму, он рассматривал столбы.
― Лет пять ещё простоят, ― сказал Властелин Кольца, ― потом рухнут.
Абонемент на следующий год я продлевать не стал. Через пару лет на месте бассейна начали делать салон красоты. Поскольку владела салоном всё та же Адрианова, сантехнику поручили Тёме. Он задержал открытие на месяц. Но работой своей очень гордился. Видимо, чтобы как-то компенсировать задержку, Тёма ходил рекламировать салон в женские коллективы.
― Всё по уму! Гребёнка встала любо-дорого! ― рассказывал он и в нашей бухгалтерии. После чего уходил, совершенно счастливый. Про гребёнку женщины потом у всех спрашивали.

На днях Тёма зашёл к нам проверить отопление на предмет воздушных пробок. Но батареи грели отменно. Видно было, что Тёма хочет что-то рассказать. Я позвал его в кают-компанию, как раз было время перекуса, принесли горячих пышек.
Тёма съел пышку, выпил чаю и, чуть помявшись, сообщил:
― А меня на удалёнку перевели.
Все, кто слышал, поперхнулись пышками, обдав друг друга сахарной пудрой.
― Как это???
― Да вот так, ― пожал плечами Тёма, ― сказали, что я в группе риска и перевели. С понедельника.
― Теперь придётся тебе из города уезжать, ― сочувственно сказал Гриша, главный офисный остряк.
Тёма задумался.
― Домик у меня летний, в сильный мороз не протопить будет. И с октября водопровод отключен, а до колодца далеко и дорога не чищена.
Я представил, как Тёма, спотыкаясь, бредёт с вёдрами по замёрзшему полю.
― Гриша шутит. Никуда уезжать не надо. Ты просто будешь сидеть дома и… ― дальше я не знал, что сказать.
― А у тебя компьютер есть? ― спросил кто-то.
― Есть, ― ответил Тёма, ― но я его никогда не включал.
― В общем так, ― продолжил я, ― ситуация временная, зарплата не меняется, скоро всё образуется. А ежели с сантехникой что случится, то мы позвоним и ты объяснишь, как исправить.
Тёма с глубокой грустью посмотрел на меня, потом на Гришу, обвёл взглядом остальных.
― Так вы же все тут рукожопы!

©СергейОК, 2020г.
Все началось с того, что трое мужичков были отправлены в командировку. Заселились в гостиницу, все чин-чинарем. У каждого отдельный одноместный номер, с ванной и туалетом — не общага какая. Командировочные не сказать, что представительские, но и сами мужички не нищета. Есть и рубли и баксы. Сутки еще есть для ознакомления с местностью. Поэтому со всех трех номеров стащили стулья и столы и накрыли поляну по всем правилам. И вроде, все у них хорошо, между двумя даже спор есть насчет мировой политической обстановки и водка как хрусталь, а вот чего то не хватает. Для души, для тела. После пятой поняли, что теплоты женской нет.
-Мужики, а не заказать ли нам шлюх, я думаю в провинции они не дорогие?
-А почему бы и нет, ты вот мне только скажи, как думаешь долго ли у власти Башар Асад продержится?
-Слышь, ну хорош уже, давай лучше о бабах. Троих будем брать?
-Э, нет мужики, себе хотите, берите, я пас! - вдруг взбрыкнул третий.
-Что так, с баблом туговато? Так мы займем, потом отдашь.
-Да не стоит у него!
-И бабло есть и стоит, но я шлюх не беру принципиально. Мне нравится когда по любви или уговору. Живая, настоящая. Поэтому вы как хотите, а я пас!
-Ну как хочешь — мужики споро посчитали друг друга и заказали двоих, благо коридорная им подкинула номерок телефончика.
После седьмой или восьмой в дверях появился сутенер. Осмотрев мужиков, многозначительно произнес:
-Сто пятьдесят за двоих если без извращений. Вас же трое, почему двоих только заказали?
-Да этот не будет, он пас. А не дороговато?
-Вы посмотрите какие девчонки! - и из-за спины сутенера выпорхнули две девицы. Хоть и провинциалки, но высший класс. Настолько высший, что один из заказчиков дар речи потерял, а второй молча отсчитал деньги.- Ну ладно, вы знакомьтесь, я внизу подожду, за час точно управитесь? А то можно будет продлить! - никто не вымолвил ни слова и сутенер хмыкнув ушел. А мужикам надо было начинать, поэтому один и ляпнул:
-Слышь, подруга, ты Асада знаешь? - незаконченный спор и выпитый алкоголь повели его именно в этом направлении.
-Асада??? - девица подзакатила глаза, но масть не потеряла, - а это как?
-Что как? - опешил мужик.
-Что за поза такая? Наверняка знаю, называется наверно только по другому!
-Да ты задолбал своим Башаром, грохнут его америкосы, как пить дать грохнут. - резко поддержал разговор второй из мужиков.
-Да ни хрена, Путин не даст!
Спор резко возобновился, девчатам махнули, мол, присаживайтесь, выпейте пока и до вас дело дойдет. И скрестились стаканы почти врукопашную. Через какое то время, где-то часа через полтора, в дверь скромно постучали. Ногой. И опять появился сутенер.
-Слышь, мужики, полчаса уже просрочили, надо бы доплатить за часок соточку!
Двое спорящих в непонимании обвели комнату мутными взглядами и возмутились:
-Да ты чо, мы к ним даже еще не притронулись!
-Что значит не притронулись, да этот ваш третий, меня уже два раза в ванну таскал, извращенец, мля! Снежану вон в номер водил, а меня в ванне как только не крутил! Я голову чуть об раковину не разбила!
-Да ты чего Кристина, какой же он извращенец, вполне приличный мужчина, я бы к нему в номер еще раз сходила. - встряла Снежана
Мужики ошалело оглядывались по сторонам, третьего в номере не было.
-Ну если он их пихал, пусть он и платит! - все же сообразили они.
-Слышь, мужики, заказчики ведь вы! Вы с ним и разбирайтесь, а мне гоните бабло, пока я вам фуфло не начистил.
-Подожди секунду, сейчас мы его найдем и принесем деньги, - протрезвев подскочили мужики.
Третий спокойно спал в своем номере.
-Слышь, ты, давай бабло, раз ты наших девчат оттрахал, - дернули они его за ногу.
-Э, нет, это вы их заказывали, а я с Кристиночкой просто так договорился, а со Снежаной так вообще по любви! Можете у них спросить.
Вся история неоднократно услышана в деталях из первый рук от разных людей, непосредственно принимавших в ней участие — бывших коллег, а самый конец её я видел своими глазами.

Однажды в лихие девяностые, в самом их начале...
один неожиданно разбогатевший осколок секретного КБ, а точнее — несколько неожиданно разбогатевших его сотрудников в главе с завхозом, решили думать куда вложить шальные деньги.

Началось с того, что конторе их нужно было тупо канцелярии всякой закупить. А совок же вокруг — всё дыроколом колят и верёвочками связывают, скрепки ломаются, скоросшиватели только из фильмов ужасов на страшных папках с надписью "Дело", степлер это вообще инопланетные технологии. А тут ещё комиссия военпредов вкатала родному материнскому КБ замечание, что секретная документация в безобразном состоянии — бумага жёлтая и в труху, тесёмки сгнили, скрепки проржавели в труху и ржавчиной засрали документы
А чего бы иначе было, если в КБ в дождь по стенам вода течёт и зарплату уже год не платят? Зато за смешные деньги можно найти любых специалистов и поиметь доступ к любому наследию совка.

И тут у новоявленных бизнесменов возникла идея заняться канцелярией. Бабки есть, связи по обломкам секретных заводов есть, наладим выпуск, разбогатеем (импортные канцтовары дурных денег стоили). Заводы ещё только начали разваливаться, народ ходил на работу без зарплаты, оборудование советское ещё не разворовали.

К вопросу подошли масштабно — с изучением рынка и бизнес–планами. Ну, по бумажной продукции всё просто оказалось — вся приличная бумага везлась из Финляндии, крыша там был прочная по всем фронтам (по слухам — с нынешним президентов во главе), конкуренты просто пропадали бесследно. Короче, поляна была поделена и ловить там было нечего. Можно было у них закупать и перепродавать, но без прибыли — для поддержания марки и не более того.
А, вот, по скрепкам, степлерам, зажимам и скоросшивателям вообще было пусто. Кто–то что–то челночил, но не сильно организовано и без крыши. А там золотое дно и скрепки на вес серебра!

Деньги большие, планы громадные — нужно играть в долгую, ориентироваться на лидеров и захватывать мир.
Скатались в Германию, взяли образцов самых лучших канцтоваров, дали военному институту на экспертизу — проверять на стойкость к коррозии, твёрдость, упругость, количество сгибаний и т.д. Получили офигенные характеристики. Тот же зажим выдерживает от 100к срабатываний, а если не "нормам военного времени", а как оно в реальности будет, то и под миллион, т.е. практически вечный получается. И не ржавеет. И даже если покрытие ободрать, то всё равно практически не ржавеет, а если ржавеет то медленно, и без рыхлой ржавчины.

Ну, офигенные характеристики и что — мы же на космос и оборонку работаем, у нас и офигеннее штуки есть! Всё обмерили. Пошли по заводам. Изучили, что там в СССР с канцелярией. Пришли на завод скрепок и зажимов. Завод в руинах. Зарплату уже год не платят, вся территория завалена ржавыми скрепками и зажимами. Показали им скрепку и зажим. По физиономии смотрящих уже стало ясно, что–то не так. Оказывается, они уже пытались у себя по импортным размерам делать — говно получается. Проверили их продукцию — оно уже с завода со следами коррозии, а зажимы выдерживают десятки (!!!) срабатываний и разваливаются. Короче 100% брак даже по их собственным нормам.

Привезённые КБшные металловед с технологом посмотрели и сказали, что металл — говно и не соответствует их же ублюдочным ТУ, оборудование разболтанное, техпроцесс не соблюдается — скорости гибки, усилие штамповки и т.п. И вообще некоторые шаги обработки пропущены.
Заодно выяснилось, что оборудование местами ещё немецкое–трофейное. Местные естественно обиделись, ибо, критиковать каждый горазд, а ещё диды их на этом оборудовании скрепки делали и никто не жаловался.

Ну, допустим, мы заменим оборудование. Притащили своих космических слесарей с инженерами–конструкторам, разобрали пару трофейных станков, на своих станках с ЧПУ зафигачили недостающие детали, собрали всё, чтобы гнуло и штамповало по буржуйским лейкалам с соблюдением технологии. Для массового производства оно не подходит, т.к. детали чёрте из чего и скоро износятся, но попробовать пойдёт. Местные смотрят, как на инопланетян, ходят переделанный станок щупают. На станке этом, кстати, потом весь завод держался. Сделали ещё одну пробную партию. Ну, стало заметно лучше, но всё равно оно изначально ржавое и держит меньше сотни срабатываний.

Металловед с технологом посмотрели на излом, потыкали в продукцию, постучали молотком и сказали, что исходное сырьё — говно и не соответствует ни одному ГОСТу.

Стали разбираться. Подняли документы на техпроцессы аж с сороковых годов. По документам продукция должна получаться так себе, но не такой же трэш. Стали смотреть на сырьё. С самого начала подходящей стали не было и закупали другую, но и это не объясняет такого отвратного качества. С семидесятых вообще стали закупать абы что, но даже оно должно себя лучше вести. Сталь должна была специальным образом мыться и подготоваливаться, а в какой–то момент даже цех гальваники построили, чтобы покрытие наносить. Правда, следы того цеха гальваники быстро теряются, а сталь готовят тупо макая в какую–то кислоту, причём, на глаз.
А как же внутренняя приёмка? Оказалось что есть на заводе некий неприкосновенный запас проволоки и ленты с бородатых годов, которая соответствует ТУ. На случай инспекции или ещё какой показухи. Из неё что–то можно сделать если руками обрабатывать.

Попробовали из неё сделать — лучше, но всё равно ржавеет адово и до 10 тысяч сгибаний не дотягивает.
Стали смотреть на исторически образцы продукции и сырья со складов. А там АДЪ.

Мало того, что закупается черте–что, так ещё и заводы шлют ещё более непонятно–что — на катушке одна маркировка стали, а внутри чёрте что. И внутри партии все катушки разные. И толщина ленты гуляет. Результаты тестов на каждой катушке разные и гуляют на порядок.
Поехали к поставщикам стали на заводы. Заводы в руинах. Сначала вообще никто говорить не хотел — берите что есть и валите. Потом кое–как втёрлись в доверие. Оказалось, что завод с семидесятых под видом дешёвых ходовых марок стали гонит брак. Чем дальше — тем больше. А сейчас у них вообще 20% выход нормальной продукции, а всё остальное как получится и они это продают под видом ходовых марок. Стали общаться на тему, –а если нам нужна конкретная сталь со стабильными характеристиками, мы даже денег немного дадим? При слове "деньги" у них глаза загорелись, — "Денег давайте, всё сделаем, мы вообще могучие, только кажемся убогими." Взяли у них партию лучшего с обещаниями, что будет ещё лучше и поехали обратно на завод скрепок.
Запустили станок. 10 тысяч сгибаний нет и ржавеет.
Технологи с металловедом говорят, что техпроцесс неверный — закалка не под ту сталь делается и вообще неправильно. И нужно восстанавливать этап очистки стали от ржавчины.
Горе–инвесторы уже начинают терять волю к победе, но уже столько вложено, что хочется результат получить — неужели мы не можем сделать сраную скрепку и сраный зажим?
Послали гонцов в металловедческий институт. Там подбирали–подбирали режимы и сказали, что на этой стали 100к не получить никак.

Поехали обратно к металлургам, те у виска крутят — ничего лучше сделать невозможно. Дали какие–то экспериментальные образцы, по цене золота. В институте подобрали процесс, попробовали — при самых лучших условиях получается чуть меньше 100 тысяч сгибаний.
Да как же так?! А где миллион? Уже прямо азарт — хочется понять, как получить миллион сгибаний, который у буржуев есть.

Напрягли связи по всяким военным КБ, всяко не шестидесятые — наука и всё такое. Целые НИИ и НИИОПы на анализе и копировании технологий специализируются. Пошли туда.
Сделали спектральный анализ импортных образцов скрепок/зажимов (адово сложно и дорого тогда было), восстановили (!!!) рецептуру стали, посмотрели электронным микроскопом срезы и восстановили технологию закалки и обработки (!!!) Получилась какая–то более–менее обычная сталь с какими–то присадками, какая–то двухступенчатая обработка, мытьё кислотами до и после, плюс, гальваника.
Круто, конечно, но ничего такого — всё в советских учебниках по металловедению есть.

Пошли к металлургам — те смотрят, как на идиотов и говорят, что такое вообще массово сделать невозможно, что они такую сталь в последний раз в 1985 году делали ограниченной партией по спецзаказу. Что за дурные деньги они, наверное, могут попробовать выпустить ещё одну партию, но для массового производства нужно весь завод перестроить. И мало ли, что там в учебниках пишут.

И по обработке тоже нужно весь завод заново строить, так как оно на разных температурных режимах обрабатывается, и вообще зажимы частично отпускаются, горячими обрабатываются и потом заново закаляются. И даже оригинальные техпроцессы, которые ещё в 60–70х утеряны рядом не валялись с тем, что нужно. А станки у них все или ручные или полуавтоматы, а дадя Ваня в горячей зоне работать не может — они уже пробовали.
И даже цеха их не подходят.

Кислотами у них мыть не получается так, как кислоты свойства меняют и результаты самые разнообразные получаются. В общем, барство это всё и потому они ничего толком не моют. А что бы было не так, как сейчас, нужно ой–ой–ой–сколько всего начиная от фильтрации и строгих температурных режимов — короче, заново всё строить и отлаживать.
А этапа механической очистки у них вообще отродясь не было.

И это не говоря о хорошей оцинковке/меднении, которой тоже почему–то не было. В принципе, на заводе был цех гальваники, но последний раз он работал в какие–то бородатые годы, когда был с помпой пущен, гнал брак, был закрыт и уже 20 лет не работает. Остался от него только раздолбаный корпус цеха с мусором и каким–то остатками обрудования, на котором умельцы–кустари какую–то херню оцинковывают. С этим даже разбираться не стали, так как там тоже оказалось, что нужно всю цепочку раскручивать и всё менять. А если и делать, то оказывается, что необходимое качество подготовки металла и покрытий сильно лучше того, что промышленность делает и тогда нужно не скрепки с зажимами клопать, а кузова для автомобилей оцинковывать, например.

А чем вообще всё выкидывать проще рядом другой завод построить.

Естественно, что перестраивать вообще всё, включая металлургов ради каких–то сраных скрепок никто не будет, а суммы вложений получаются такие, что СССР не всегда себе такое мог позволить и никакие разумные цены этого отбить не смогут.

На этом всё и закончилось, а по секретным КБ и институтам долго ходила и до сих пор ходит история о том, как вся советская промышленность на излёте не могла повторить несчастные канцелярские товары.
Когда сидела дома в декретном, брала заказы на пошив одежды. Сколько я тогда брюк и юбок сшила – не сосчитать. Но один заказ запомнился. Попросили лыжный костюм. Фасон незамысловатый: размахайка на молнии и штаны прямые с резинкой на поясе. Вся фишка в материале: шить предстояло из флагов союзных республик - заказчик принёс их полный комплект. Полосы национального орнамента использовала по максимуму, украшая брючины, рукава и кокетку на спинке. С одного полотнища набор «звезда-серп-молот» разместился на передней части ветровки, а с остальных пошли в отходы за ненадобностью. Мой брат увидел эти лоскуты, и у него аж глаза загорелись:

- А трусы спортивные мне сшить можешь?!

Да легко! Раскроила с учетом того, чтобы серп и молот на страже фамильных драгоценностей оказались. Прикольно получилось.
В следующие выходные брательник принёс в благодарность коробку конфет и с восторгом рассказывал, какой фурор он произвёл в институте на сдаче зачёта по физкультуре.

- Я был звездой стадиона. Однокурсники заценили. А препод мне за одни только эти красные труселя зачёт поставил!
Есть знакомый, зовут Сергей. У него есть жена, дочка и машина. Дочке лет 10. Дочка дружит с одноклассницей по имени Оля, и мамы их тоже дружат, причем так дружат, что Сергей часто эту Олю развозит по внешкольным занятиям: у Олиной мамы нет ни мужа, ни машины. Работа у Сергея такая, что он все равно весь день по городу мотается, так что отвезти и забрать ребенка - не проблема.
И вот как-то раз вез Сергей вышеупомянутую Олю на занятие, но возникла необходимость заехать в офис, подписать какие-то бумаги у директора. Дело было зимой, ребенка одного в машине не оставишь, поэтому он взял Олю с собой в офис, посадил ее там на свободный стул, а сам удалился в кабинет директора. А офис этот состоял из двух помещений: одной большой общей комнаты и кабинета директора. То есть все видели кто ребенка привел.
Вернувшись через несколько минут, он застал Олю на том же стуле, но в крайне смущенном состоянии. Над ней стояла бухгалтер и причитала:
- И глазки, и носик, и ушки - все папино, все от папы досталось.
Увидев Сергея, она сказала:
- Сережа, вот скажите, ведь вся в папу девочка, да?
Сергей отвечает:
- Не знаю, Валентина Андреевна, я никогда не видел ее папу...
7
Те, кто когда нибудь вел бизнес с китайцами, знают, что истории про трудолюбие китайцев сильно преувеличены. Работать они очень не хотят и будут пытаться вас наебать всеми фибрами своей души. Все это, помноженное на культурный барьер, делает бизнес с китайцами несколько сложным.
Но иногда культурный барьер дает возможность от души поржать.

Попросил меня заказчик присутствовать на переговорах с китайцами. Так как английский язык в исполнении китайцев та еще головоломка, наняли русско-китайскую переводчицу.
Переговорная, чай-кофе, китаец лет сорока и две молодые китаянки, всех распирает от важности момента.
Сижу, слушаю, задумчиво рассматриваю пятна на стене и... на шее у китаянок. И понимаю, что вообще-то это вроде как засосы. У одной два, у другой один. Ну а что, логично, первая симпатичнее.
- Какое интересное трио, - тихонечко бубню заказчику.
Он проследив направление моего взгляда бубнит в ответ:
- Угу, затейники. Кстати вчера этого на девушках еще не было.
Сидим, давимся улыбками, из всех сил делаем вид, что это мы их так рады видеть.
Встреча набирает деловые обороты.
И вдруг одна из девушек начинает что-то проникновенно щебетать китайцу... нет, конечно она сказала что-то важное и по теме, но нашему разгоряченному эротическими фантазиями сознанию послышалось «сунь хуй в чай, сунь хуй в чай». А китаец кивает, да да, отличная идея.
Заказчик ехидно посмотрел на мой чай и на всякий случай придвинул поближе к себе свой кофе.
А ведь если ржать нельзя, то от этого становится еще смешнее.
... не сдержались.
Принесли свои извинения, объяснили, что просто слово «хуй» в русском языке очень смешное и нам было бы очень интересно узнать что оно значит в китайском языке.
Китаец воодушевился и стал рассказывать. Значений оказалось много в зависмости от интонации. В общем, сидит такой серьезный, деловой мужик в дорогом костюме и на разные лады распевает слово «хуй», совершенно не обращая внимания, что у все присутствующие от смеха уже лежат на столах и расплескивают в пространство слезы и сопли.

Встреча закончилась, иду по офису, меня останавливает испуганная секретарша.
- Извините, может быть Вы поймете, что он от меня хочет.
Перед ней китаец машет руками куда-то в пространство и повторяет:
- Гив ми плиз тюборовора. Тюборовора, тюборовора. Ааааа, тюбороворааа.
- Ээээ, просит дать ему тюборовору, - отвечаю я.
- Спасибобля, прям помогла, от души, - читается в глазах секретарши за вежливой улыбкой.
А китаец чуть не плачет уже, сильно нужна эта тюборовора.
Изловила переводчицу. Тюбороворой оказались two bottles of water.
Вода в бутылках стояла на полках за спиной секретарши для всех желающих.

Спустя пару дней звонит заказчик с новостью, что мы с ним придурки вконец испорченные. А засосы на шее у китаянок - следы от вакуумных банок, народная медицина у них такая, очень популярная. В Питере же холодно, оздоравливаются.
Петровича у нас на стройке знали все. Мало того, что основной массе работяг он в отцы годился (был на пенсии, но подрабатывал плотником — нравилось ему деревяшки в руках держать), так он ещё и пел замечательно.
На любой праздник только его и было слышно — и под Магомаева споёт, и под Кобзона, но коронная его песня была под Лещенко:
— Из полей доносится НАЛЕЙ!
В общем, золотые руки и лужёная глотка.
Ну и дядька был хоть и старый, но бодрый, по этажам мотался — будь здоров, в его-то почти семьдесят.
Но в один непрекрасный день скрутил у Петровича живот. То ли не то выпил, то ли не тем закусил, но припекло ему мощно и срочно.
Если кто не знает, то расскажу, что туалет типа "сортир" в строящихся домах находится на улице. Вот и пришлось Петровичу рысью мчаться с тринадцатого этажа, где он находился перед бедой этой.
Бежит Петрович вниз, ног не чуя, и на полдороге понимает — торопиться поздно, и даже наоборот. Надо идти как можно медленнее, чтобы не растерять собранное в штанах.
В общем идёт Петрович, никуда не торопится, можно сказать ползёт, как черепаха.
А навстречу ему прораб.
Прораб привык, что Петрович хоть и старый, а носится как молодой, ну он возьми и спроси:
— Ты чего, Петрович, идёшь, как усрался?
— Э-эх! — горестно ответил Петрович, и махнул рукой, — я тут заначку потерял где-то. Найдёшь — верни.

Прораб долго тряс работяг, взывал к совести, требовал вернуть деньги ветерану.
На очередной пьянке Петрович покаялся, был прощен работягами, вот только когда он запевал любимую песню
— Из полей доносится... — мощный хор подхватывал: БЫСТРЕЙ!
Когда Луи Пастер открыл способ обработки продуктов нагреванием при определенном режиме (пастеризацию), он поспешил запатентовать этот способ.
Однако, получив патент, Пастер тотчас же предложил всем желающим бесплатно пользоваться новым способом.
Друзья спросили его:– Зачем же вы брали патент, если сами не желаете им пользоваться?
На это Пастер ответил:– Я не хотел, чтобы это сделал раньше меня кто-нибудь другой для собственной выгоды.
4
Мы тогда долгое время проводили за разными рулями. Уставали даже, хотя и молодыми были.
Ночь, зима – как обычно в России, едем домой, километров триста в обратку осталось.
Всего-то пару суток без сна до этого. Леха за рулем ЗИЛа, я рядом придремал, хуярюсь по-тихой башкой туда-сюда по кабине, тепло -заебись!
Ударился в боковое стекло в очередной раз, и проснулся.
Встряхнул башкой и вперед уставился. Вижу, снежная, широкая дорога без краев-обочин, метель и мы несемся вниз с очередного приморского холма.
Шугань меня обуяла несусветная.
На Леху стараюсь не смотреть, смотрю вперед на сколько позволяют фары, метров на ... - не видно нихуя. И кажется мне что сейчас будет пиздец.
Я собрал волю в кулак, молчу потихоньку, и чтобы не спугнуть водителя, в смысле чтобы он вдруг не запаниковал, и мы никуда не улетели не понарошку, у меня уже был опыт к тому времени, не громко так ему шепчу:
-Леха, а теперь тихонечко, тихонечко притормаживай.
Сначала Леха посмотрел на меня внимательно сквозь темную кабину и заржал, потом заржал я. Было весело до самого конца пути.
Напомню ему эту кору на днях.

Вчера<< 16 декабря >>Завтра
Лучшая история за 08.05:
В предверии великого (без преувеличения, особенно, для жителей постсоветского пространства) праздника, стукнула в голову одна мысль. Если вернуться, хотя бы в начало 90-х, когда меня, будучи ребенком, дед-ветеран вел в сквер Победы, то отчетливо помню, как видя маленького меня (и не только меня, но остальных внучков, которых привели с собой деды), ветераны, как наказ, говорили одну фразу, смысл которой: «Мы воевали, чтобы вы жили в мире, и лучше вам не знать, что мы пережили и никогда не повторять». Но, по мере взросления, видел, что ветеранов становиться все меньше и меньше, но посыл оставшихся был неизменным. И вот теперь, когда я вижу граждан, которые «можем повторить», то у меня ёкает такая мысль: жалко, что нельзя этих «повторюшек» читать дальше
Рейтинг@Mail.ru