Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Чемпион 2004 года - Филимон Пупер (2 место)

"Чемпион года" определяется по сумме мест трех самых популярных работ автора в годовом рейтинге по среднему баллу.

История от 11.09.2004

История - хоть в Плейбой посылай. Под заголовком "пирсинг интимных мест
и его последствия". Пирсинг, как вы понимаете, не у меня, колечки носила
школьная подруга жены, назовем ее Надя, а я к ним никакого касательства
не имел ни в прямом, ни в переносном смысле. Но все по порядку.

Лежим мы как-то с женкой в постели усталые и умиротворенные, отъехав,
говоря словами Бокаччо, версты четыре по дороге любви. Лежим и
рассуждаем, не купить ли нам женушке за хорошее поведение чего-нибудь
золотое с камнем. Решаем, что купить, и начинаем обсуждать, куда именно:
в ушки, на пальчик или на шейку. Я в шутку предлагаю украсить ту часть
тела, которая больше всего этого заслужила. Жена говорит: не надо, а то
будеть как с Надькой. А что было с Надькой, спрашиваю. И тут жена
начинает дико ржать. Я даже испугался, не случилось ли с ней чего.
По-моему, она от смеха пятый огразм получила. А потом рассказала эту
историю. Я ее попробую тут пересказать со всеми подробностями, думаю,
оно того стоит.

Надя эта родилась шатенкой, но это чистое недоразумение. По уму и образу
жизни - стопроцентная блондинка. Ни работы, ни семьи у нее нет, а есть
два любимых человека, которые в свободное от жен время дарят ей свои
ласки. Друг о друге, естественно, не знают. А поскольку оба из породы
новых русских, то их суммарной благодарности хватает на безбедное
существование. По-моему, это уже в двух шагах от блядства, но, как
говорится, не судите и не судимы будете.

Как-то Надя прочитала в "Космополитене" о новых веяниях моды и решила
украсить свой рабочий инструмент, который приличными словами обычно не
называют, двумя парами колечек. Украсила и некоторое время успешно
эксплуатировала. А потом это случилось.

У одного из любимых жена уехала на выходные на дачу, и он на радостях
пригласил Надю домой. Дядя он не хилый, по девушке соскучился, так что
повеселились они на славу. Фирменный немецкий матрац двухметровой ширины
умяли так, что из него полезли пружины. Наутро любимый перелез через
спящую Надю, оставил на тумбочке пару зеленых бумажек и умотал по своим
новорусским делам. Жена должна была вернуться только вечером, Наде ничто
не грозило. Ага, как же.

Ближе к полудню сработал будильник Кашпировского. Надя попыталась слезть
с кровати, но поняла, что не может. Что-то держало ее за самую
сердцевинку, крепко и больно. Матрацная пружина загнута на конце в такую
петельку, чтобы острие не торчало. Простынка сбилась во время ночных
утех, Надя спала голым лобком на голом матраце. Когда любимый, перелезая
утром через нее, своей стопятидесятикилограммовой тушей вдавил ее в
матрац, пружина вылезла, петелька вошла в зацепление с одним из Надиных
колечек, и Наденька оказалась на крючке без всякой возможности
освободиться самостоятельно. Чтобы расцепить зацепившееся, нужно то же
стопятидесятикилограммовой усилие, пружина сделана из закаленной
проволоки - не разогнешь, а колечко запаяно. Я раньше думал, что такие
штучки можно снимать каждый день, как серьги - оказывается нет, есть и
несъемные варианты. В общем, Надя, точно как Винни-Пух, пошла в гости, а
попала в безвыходное положение.

Но выход выходом, а пока Наде отчаянно хотелось пи-пи. Она, собственно,
за этим и проснулась. Перспектива намочить матрац и потом лежать
неизвестно сколько времени в вонючей луже девушку радовала мало, поэтому
она подгребла под себя обе простыни - и ту, на которой спала, и ту,
которой укрывалась, обильно их обмочила и с отвращением выкинула в угол
комнаты, как можно дальше. Все, проблема номер один решена, можно
подумать и о спасении. Например, позвонить любимому.

Телефон - вот он, на тумбочке около кровати. Вытянувшись изо всех сил,
Надя обнаружила, что не достает до него примерно полметра. Можно было
бы подтянуть его, сделав импровизированное лассо... например, из
простыни... если бы обе простыни не были так бездарно использованы в
качестве памперсов. В отчаянии Надя бросила в телефон подушкой.
Результат предсказуем - до аппарата уже шестьдесят сантиметров. Вторую
подушку Надя кинула в стенку в безумной надежде, что она как-нибудь
срикошетит и подтолкнет телефон. Но подлая подушка, в отличие от Нади,
помнила законы физики и тихо осела вдоль стенки.

Следующие полчаса Надя бездарно проплакала, все-таки намочив матрац,
хотя и с другой стороны. Потом тщательно осмотрела место заточнения и
обнаружила на нем, кроме себя самой, еще один предмет - собственные
трусики-стринги. Отчаянным усилием зацепила их большим пальцем ноги,
подтащила к себе, разгрызла, завязала на конце петлю - получилось что-то
вроде лассо.

Вообще-то между Надей и американским ковбоем на удивление мало общего.
Но нужда - хороший учитель. После примерно трехсотого броска ей удалось
зацепить телефонную трубку. Ура! - но любимый мотался где-то за
пределами зоны сервиса, его сотовый не отвечал. А другие нужные телефоны
находились в памяти Надиного сотового на столике в прихожей и были
совершенно недоступны. Из тех немногих номеров, которые Наде удалось
наскрести на дне своей хорошенькой головки, отозвался только один -
любимый номер два. Но сказать ему, что она сейчас лежит голая в постели
другого мужчины, и дать адрес этого мужчины... нет, лучше умереть. Надя
прощебетала что-то о парикмахерской, в которой она якобы сидит, и
положила трубку.

Что дальше? Телефон спасения - 911. Но это в Америке. В Москве тоже есть
служба спасения, и ее телефон тоже кончается на 911, но перед этим идут
еще четыре цифры. Вы их помните? И Надя не помнила. Ладно, есть
советские 01, 02 и 03. Из этого набора Надя выбрала, как самую
безопасную, скорую помощь. Та отозвалась довольно быстро. Ой,
запричитала Надя, приезжайте скорей, мне так больно, так больно. Что
болит? - поинтересовалась скорая. Живот, ответила Надя, инстинктивно
стараясь врать поближе к правде. Скорая задала несколько вопросов о
характере боли, на которые Надя отвечала наобум лазаря, и в результате
был поставлен предварительный диагноз - аппендицит. Не волнуйтесь,
сейчас приедем, сказала скорая. Только там дверь заперта, предупредила
Надя, взломайте чем-нибудь. Мы вам что - слесаря? - возмутилась скорая.
Сами встанете и откроете. У меня такие боли, я не могу встать,
взмолилась Надя. Не валяйте дурака, оборвала скорая, с аппендицитом
можно выползти в коридор и открыть дверь. Все, выезжаем. Постойте, не
надо, закричала Надя, я пошутила. Скорая пригрозила штрафом за ложный
вызов и отключилась.

Звонить в милицию Надя побоялась. Ей представились сухие строки
протокола («обнаружена в беспомощном состоянии зацепления полового
органа с матрацной пружиной... ») и реакция жены любимого, которая
наверняка успеет придти до окончания разбирательства. Почему Надя не
стала звонить пожарникам, я не знаю и придумывать не буду. Может,
решила, что первым делом ее обольют из огнетушителя.

Еще полчаса отчаяния. Ей впомнились истории про лис и волков,
перегрызающих себе лапу, чтобы уйти из капкана. Лапу грызть не
требовалось, надо было разорвать всего-то полсантиметра плоти. Пустяк
для существа, которое когда-то рассталось с девственностью и регулярно
эпилирует себе все что можно. Надя зажмурилась и дернула тазом...
Фигушки. Зря ее обвиняли в слабости на передок. Передок оказался
чересчур крепок, а вот нервы - чересчур слабы. Лисицы из Нади не вышло,
все рывки вылились в пять минут визга и маленькую капельку крови.

И тут, когда уже казалось, что выхода никакого нет и придется смиренно
ждать прихода жены любимого (ох, какой ей будет подарок - не надо
гоняться за разлучницей, вот она лежит готовая, хочешь фотографируй,
хочешь патлы рви) - так вот, в этот отчаянный момент в Надином умишке
всплыл еще один телефон. 04 - Мосгаз. Старушечьим голосом она прошамкала
в трубку, что воть, у соседей пахнет запахом, а двери не открывають, а
сама она сейчас уходить, так что хотите ломайте, хотите как.

На Надино счастье, подъехавшие газовщики действительно что-то унюхали,
видимо вонючие простыни, и решились на взлом. Можете представить их
реакцию, когда в пустой квартире они сначала услышали вопль «помогите»,
а потом обнаружили поперек голого матраца голую девицу, протягивающую к
ним руки с видом Робинзона, наконец-то увидевшего корабль. Кусачки в их
чемоданчике, конечно, были, так что собственно спасение заняло всего
пару минут. Впрочем, весьма волнительных, особенно для того газовщика,
который помоложе. У меня нет знакомых в Мосгазе, но думаю, что Надину
историю там знают все и будут рассказывать новичкам еще очень долго.

Возможно, читатели будут разочарованы, но со спасителями Надя
расплатилась не тем местом, которое они так самоотверженно спасли, а
обыкновенными долларами с тумбочки. Хотя, если вспомнить, чем она эти
доллары заработала, то разница не так велика. Оказавшись на свободе, она
первым делом отправилась в салон пирсинга и сняла оставшиеся кольца. О
случившемся, несмотря на свою болтливось, старается не рапространяться,
так что знают эту историю только моя жена и я. Ну, и вы теперь тоже.

История от 06.11.2004

Мой шеф - яркий пример успеха русского человека в Америке. В России
работал в каком-то закрытом НИИ. Сюда приехал почти в 40, без денег, без
статуса, без связей. Начинал с того, что в каком-то подвале ремонтировал
приемники, украденные неграми с машин. Шаг за шагом, струпенька за
ступенькой - через 14 лет главный инженер (СТО по-здешнему) немаленькой
фирмы, владелец энного количества акций, кирпичного дома, десятка
галстуков каждый стоимостью в мою машину и прочего. Как-то при мне его
потянуло на воспоминания о начале трудового пути. Рассказывает:

- "Встретили нас в аэропорту родственники жены, век бы их не видел.
Привезли в какую-то конуру в Бруклине, говорят: мы заплатили за первую
неделю, привыкайте жить самостоятельно, здесь вам не Союз, никто за
ручку водить не будет. И уехали. Тараканы, мебели нет, замки не
закрываются, за окном помойка, ходят черные толпами, что-то лопочут,
ни слова непонятно.

Назавтра жена осталась сторожить конуру, а я поехал по объявлению в
какую-то контору в Манхеттене. Сижу в метро, уставился в карту, ни черта
в ней не понимаю. В голове полный месс: как жить, что делать, что есть,
чем за квартиру платить - ничего не понятно. По вагону идет здоровый
негр, одет лучше меня, но видно, что нищий: в руках коробка из-под
ботинок, тычет ее пассажирам, ему туда деньги кладут. Подошел ко мне, я
ему на своей сотне английских слов говорю: извини, мол, братишка, ничего
у меня нет, только вчера в Америку приехал.

У негра глаза по квотеру. Риалли? - спрашивает. Риалли, говорю, куда уж
реальнее. И тут он молча кладет свою коробку с деньгами мне на колени и
выходит на остановке.

И вот тогда я понял, что в Америке не пропаду."

История от 28.12.2004

Святочно-хомячная история.

Я иногда подрабатываю экскурсиями по Нью-Йорку. А около Уолл-Стрит, как
известно, стоит бронзовый бык - символ экономического возрождения
Америки и финансовой удачи ее народа. Вот благодаря этому быку мы с
одной группой разговорились о памятниках разным животным. Вспомнили коня
Макендонского, собаку Павлова, еще кого-то. И тут один дядечка говорит:
- А у нас в Рыбинске есть памятник хомяку.
На самом деле я не помню, какой город он назвал, может, и не Рыбинск, а
Козельск или Серпухов, не суть важно. Все, конечно, удивились, как так -
памятник хомяку? И дядечка рассказал эту поразительную историю.

Один парень из этого Рыбинска-Козельска, Андрей, обосновался в Москве.
Кончил Физтех, женился, дочку родил. Когда грянула перестройка, без
раздумий плюнул на диссертацию, организовал кооператив, за ним другой,
взял в аренду бензоколонку, выкупил ее, еще одну прикупил. Потекли
денежки, купил квартиру на Смоленке, жене - кучу побрякушек с
брильянтами, она брильянты любила, себе - щенка мастифа, дочке тоже
зверушку купил - хомяка. Хомяк оказался здоровый, с хорошую крысу, но
дурак дураком. Только и умел, что спать, жрать и что ни попадя в рот
тащить. Как-то попалась ему бельевая веревка, так все трое чуть со смеху
не померли, глядя, как он ее за щеки запихивает. Потом померили - целый
метр затолкал.

Жили они так, поживали. А тем временем в Москве начался передел
собственности. Кооператоров выжили. Пришли чисто конкретые пацаны, стали
рядиться, кто из них чище и конкретней. Кучу народу положили. А посреди
этих разборок - Андрей со своей бензоколонкой, ни разу не чистый и не
конкретный, живет-поживает и главное, сволочь такая, добра наживает. Ему
раз намекнули по-хорошему, другой - не понимает. Налоговую наслали,
сделали пару обысков в офисе - без толку, все чисто, не придерешься.
Что ж, решили по-другому.

Сидели Андрей с женой вечером, телевизор смотрели, дочка с мастифом
играла, хомяк по столу гулял. Вдруг звонок, ордер - вваливаются десять
туш в камуфляже, в масках, с автоматами. Прошлись по-хозяйски по
комнатам, вывалили вещи из шкафов на пол, деньги и драгоценности - на
стол. Щенок кинулся защищать хозяев - его сразу пристрелили. Конкретные
ребята. Могли бы и с людьми так же, но обошлось. Дали подписать
дарственные - на фирму, на квартиру и на все имущество. Главный Андрею
говорит:
- Ты ж у нас вроде из Рыбинска? Вот и вали в свой Рыбинск и не
отсвечивай. Появишься в Москве или позвонишь кому - все, покойник.

Выставили их из квартиры в чем были. Обуться, правда, позволили. Доча,
глупышка, к хомяку кинулась, главный махнул рукой: ладно, мол, пусть
забирает.

Декабрь уже был. Правда, теплый. Луна. Снежок падает. Андрей в
спортивном костюме, жена в джинсах и свитере, дочка в кофточке и
колготках. В карманах - пачка сигарет, на два доллара мелочи и хомяк
этот. Ладно, добрались электричками до Рыбинска, а там что? Родители
померли давно. Друзья, кто не спился, разъехались. Всей родни -
двоюродная сестра с мужем-алкоголиком. Крыша над головой есть, а под
крышей все пропито. Из запасов - только картошка, хлеб купить уже не на
что. А жена, между прочим, в положении, ей витамины нужны, и не
когда-нибудь, когда все образуется, а прямо сейчас.

Андрей сидит у сестры на кухне, пьет пустой чай. В десятый раз так и
эдак прикидывает - ни черта хорошего впереди. Смотрит на хомяка: вот
кому хорошо. Щеки набил так, что из-за спины видать, и больше ему ничего
не нужно. Погоди-погоди, дружок, а чем это ты щеки набил? Мы ж тебя с
Москвы не кормили, не до того было. Откройте-ка ротик, гражданин,
покажите, что у вас там.

В общем, пока шел обыск и хомяк сидел на столе рядом с горой
драгоценностей, он времени зря не терял. Затолкал в защечные мешки два
браслета, кулон и пару серег. Все с бриллиантами. Причем, как заправский
ювелир, выбрал самые крупные. Видимо, он их за орехи принял, а орехи,
как и бриллианты, чем крупнее, тем лучше. Как застежками щеки не порвал
- непонятно.

Тут у них жизнь совсем другая пошла. Назавтра продали самый маленький
камешек - хватило и квартирку приличную снять, и витаминов накупить, и
приодеться, и подмазать кого надо, чтоб документы восстановили. А на
остальные Андрей раскрутился по привычной схеме: киоск - еще киоск -
реставрация церкви - бензоколонка - хватит, пожалуй. Он бы, наверно, и с
нуля раскрутился, человек талантливый, но не так быстро. Лет пять ему
хомяк точно сэкономил. Спустя сколько-то то времени задумался и о мести,
но оказалось, что мстить некому: никто из его обидчиков не уцелел, кто в
тюрьме, кто в бегах, кто в могиле, в Москве уже совсем другие люди
заправляли, панымаеш, да?

Хомяк через пару лет после возвращения в Рыбинск сдох от старости,
несмотря на отборное питание и усилия лучших ветеринаров. У Андрея к
тому времени уже коттедж был в центре Рыбинска, небольшой, но с садом. В
саду он и поставил памятник хомяку, бронзовый, честь по чести. Он и
сейчас там стоит, как символ экономического чуда и возрождения
российской глубинки.

Наши чемпионы
Самые популярные авторские десятки
Самые популярные авторские сотни
Сводный рейтинг всех зарегистрированных авторов и рассказчиков
Лучшие работы зарегистрированных пользователей

Рейтинг@Mail.ru