Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

История №1051020

Управленческий труд

В моей студенческой юности довелось мне поработать вожатой в пионерском лагере. Времена были такие, когда небо было синее, деревья зеленые, а из динамиков доносилось "Белые розы, белые розы, беззащитны шипы..." Начальником лагеря была - для сохранения анонимности, дадим ей имя - Белла Яковлевна. Лагерь был большой, ведомственный, с парком, детскими площадками, огромной столовой, каменным клубом, и жили мы в длинных дощатых бараках с длинным коридором и комнатками по обеим сторонам. Мне досталась серьезная, ответственная напарница, намного меня старше; я выбрала себе комнатку в центре, она - в самом дальнем углу барака.

Жизнь в лагере расписана по минутам. Утренняя планерка на рассвете. Побудка под горн. Тата-тата-тата-таааа... Умывание под навесом, железные раковины, нечистое мыло в пластиковых мыльницах. Линейка - с поднятием красного флага на вечно заедающем флагштоке. Завтрак в столовой. Занятия, игры. Обед. Тихий час - с ног собьешься, чтобы сделать его тихим. Полдник. Вечерние занятия и игры. Ужин. Вечерний туалет. Пока всех рассуешь по кроватям, пока вытрешь слезы тех, кто скучает по дому, и наведешь порядок в палатах с подушечными боями - до кровати добираешься просто чтобы провалиться в черное небытие.
Ну да речь не об этом.

Планерка. Сидим мы, вожатые, сонные, хмурые. В том числе Юля. Юля в черных очках. Это напрягает, но из деликатности не спрашиваешь. Белла Яковлевна: "Юля. Вы все время в темных очках. Это странно, и это нервирует. Снимите." Юля снимает очки, и все видят два огромных черных разлитых на пол-лица фингала под глазами. "Юля. Немедленно наденьте очки обратно. И больше не снимайте."

Утро, туман. Зябкий рассвет. Пытаешься идти на планерку ровно, но сознание исчезает и ты словно плывешь. Вдруг ты видишь двух девок-вожатых из соседнего барака, малышковый отряд. Девки ползают вокруг своего барака на коленях и на песке чертят что-то типа огромных куриных лап. Внезапно трезвеешь: девочки, а вы чего это делаете? Злобное шипение в ответ - щас на планерке узнаешь.

На планерке выясняется, что ночью девки решили сходить навестить парней из соседней деревни. И задержались там надолго. Конкуренты же из другой соседней деревни в это время решили навестить - их, но не нашли, посветили фонариками в окна, потолкались в запертые двери и ушли. Кто-то из детей проснулся. Раздался Страшный Шопот - ИНОПЛАНЕТЯНЕ! - началась всеобщая паника.
Все вожатые сидят за столом с НЕПОДОБАЮЩИМ выражением лица. Но держатся из уважения к Белле Яковлевне. Белла Яковлевна: "Вы не понимаете. Это - маленькие дети. Они все собрались в одной комнате, старшие спрятали младших под кроватями. Некоторые не могли даже плакать, они скулили. Так их нашла наша техничка Вера Михайловна. Кто-то из них догадался ее разбудить."

Потом на мои рассказы, консервированную ветчину из лагерной столовой и сладкие девичьи тела приехали двое неразлучных друзей - старшекурсников, невероятные красавцы с обаятельными улыбками, один в недалеком будущем счастливый обладатель красного диплома, другой без пяти минут член КПСС. Мгновенно сориентировавшись, оба трудоустроились - один электриком, другой - кочегаром.

Трудовой подвиг Электрика состоял в том, чтобы максимально аккуратно провести соплю из розетки лампочки под потолком - в детских лагерях запрещено иметь электрические розетки в палатах - по стене вниз, чтобы можно было включить магнитофон. А также оптимизировать быт, сняв на пол сетку с железной кровати.
"Соня. Мне тут сказали. Мне нужно посмотреть." Соня хлопает ресницами, и тоскливо думая о том, что она даже знает, кто "тут сказали", со сжимающимся сердцем плетется вслед за твердо шагающей Беллой Яковлевной.
Рентгеновский взгляд Беллы Яковлевны высвечивает розетку на полу. Дешевый магнитофон. Импровизированное ложе. Что говорит Белла Яковлевна? Белла Яковлевна не говорит ничего. Ни-че-го. Просто поворачивается и уходит.

Однажды, в минутку свободного времени, Соня решает посмотреть а что там дальше, за парком. За парком - котельная. Там Кочегар, измазанный угольной пылью, с лопатой угля в руках. То ли легкий налет изумления в голубых Сониных глазах при виде без пяти минут члена КПСС с лопатой, то ли невыносимая пошлость Бытия - но Кочегар решил, что его скромное холостяцкое жилище должно быть украшено статуей.

Как - КАК - ему удалось протащить статую горниста из лагерного парка в свой маленький дощатый домик, история умалчивает. Но когда Кочегар удовлетворенно рассматривал плоды своего труда и обдумывал, не развернуть ли статую так, чтобы горн не упирался в дверь - статуя с грохотом проломила хлипкий дощатый пол и на полгорниста ушла вниз, в подполье.

Я видела, как Белла Яковлевна шла туда разбираться. Шаг ее был тяжел и тверд, а воздух вокруг нее был ощутимо плотен и темен. Белла Яковлевна взошла на ступеньки, распахнула дверь - и напоролась всем телом на горн.
"Убрать обратно. Немедленно".
Статуя была возвращена в парк, не без потерь: разбит дверной косяк, в хлам раскрошено крыльцо, и горн отломался.

Белла Яковлевна! Если Вы слышите меня сейчас, или не слышите - Белла Яковлевна, ну это... как бы... ну... ну как-то... ну в общем, да, блин. Вот.
+-44
Проголосовало за – 186, против – 230
Статистика голосований по странам
Чтобы оставить или читать комментарии, необходимо авторизоваться. За оскорбления и спам - бан.

Общий рейтинг комментаторов
Рейтинг стоп-листов

Рейтинг@Mail.ru