Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

История №76899

... Лежу я на операционном столе, надо мной лампа, справа - анестезиолог,
слева - хирургическая сестра. Анестезиолог вколол мне что-то в вену и
томно проворковал: "Считайте до десяти. Сейчас заснете". Потом, как
будто испугавшись чего-то, нежно добавил: "Но если не хотите считать
сами, я посчитаю за Вас, ведь наша клиника борется за высокое качество
обслуживание клиентов (sorry, пациентов). У нас пациент не должен
терпеть никаких неудобств, оздоравливаясь". Я уже уплывала, объятая
наркозом... Последнее, что зафиксировал мой затуманенный взгляд, было
объявление на противоположной от операционного стола стене: "Если во
время операции Вам отрезали лишний орган или не отрезали то, что должны
были отрезать, как Вам кажется, а также в случае любых жалоб на действие
хирурга или младшего обслуживающего персонала клиники, Вы можете
немедленно звонить лично заведующему хирургическим отделением Каляеву
Семену Петровичу по тел: ...". Тут я вырубилась.

Очнулась, когда крепкая рука хирурга шлепала меня по щекам, приводя в
сознание. Еще не полностью придя в себя от наркоза, я увидела
приближающуюся к операционному столу миловидную барышню с фирменной
ручкой клиники и разлинованным листом бумаги. Она сказала хирургу, чтобы
он минут 15 погулял в коридоре, потому что, то, чем он занимался все это
время на операции - это "фигня". Самое важное в операции оказывается
анкетирование пациента в тот момент, когда тот только "очухался" от
наркоза и еще не полностью пришел в себя, ощутив, что он к счастью, жив.
Вот тут пациента надо взять тепленьким, с еще одурманенным сознанием,
чтобы вызнать у него:

- считает ли он компетентным оперировавшего его хирурга;

- насколько эффективно он использовал время операции;

- системно ли хирург подошел к операции или разбрасывался, т.е.
немного укоротив аппендикс, внезапно переключился на толстую кишку, так
и не разобравшись до конца с аппендиксом.

На мои робкие протесты: "Как, будучи под наркозом, я могу
проанализировать все эти тонкости, тем более что я бухгалтер?" сестра
проворковала, что, если они не узнают моего мнения об операции, то не
смогут посчитать заработную плату хирургу, анестезиологу, а также всех
бригаде. Ведь, как оказалось, у них ставка зависит от средневзвешенного
мнения выживших пациентов клиники. И вообще, мол, анкетирование не
закончено, т.к. я не ответила на ряд важных вопросов, а именно:

- улыбался ли мне во время операции хирург, а также

- вступал ли он со мной в добрый диалог, стимулируя меня к борьбе за
выживание во время операции.

Дальше - не помню, т.к. заорав: "Все вон-н-н-н", я проснулась в
холодном поту, чтобы идти на последнее занятие, где теперь уже меня в
анкете будут разделывать слушатели.
+-22
Статистика голосований по странам
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться. За оскорбления и спам - бан.
  • Вконтакте
  • Facebook

Общий рейтинг комментаторов
Рейтинг стоп-листов

Рейтинг@Mail.ru