Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
25 декабря 2002

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Командировка была тяжелой. К тому же где-то основательно продуло.
Я шел морозным зимним вечером к своему поезду, придерживая рукой
разваливающуюся на части голову, мечтая только об одном - поскорее
упасть в постель и забыться.
Два мужичка плотного телосложения (по виду председатели
сельхозкооперативов) в тесном купе вагона жизнерадостно орудовали в
пузатых сумках. С любопытством посмотрели на меня. Маленький столик
быстро заполнялся пакетами с провизией, разнокалиберными бутылками.
Я поздоровался, кинул свою худосочную сумку и вышел в коридор, чтобы не
мешать подготовке чужого праздника жизни.
Вот наконец верхняя полка и подушка. Глянул на часы, 23.00. Начинаю
погружаться в пучину глубокого нездорового сна. Внезапно крепкая
волосатая рука схватила за плечо и вытащила обратно на поверхность
бытия. С трудом разлепил глаза.
- Мужик. С нами по 7 капель? А? - Две блестящие сливы глаз на небритой
физиономии весело глядели на меня.
- Не, пасиба, ребята, ... в другой раз.
- Штунда, что ли? - подстрекательски пробасил второй.
- Не штунда, сплю просто уже.
В купе жарко, душно, долго ворочуюсь на мятой простыне. Глянул на
часы, 23.40. Еле засыпаю, под хихиканье и пьяное бульканье голосов и
жидкости снизу. Через полчаса:
- Паря, спички есть?
Оторвав тяжелую голову от подушки, тупо смотрю на часы. Осоловевший
взгляд небритой морды попутчика пытается сфокусироваться на мне.
- Не курю я, дядя. Если тебе еще чего надо - спроси сразу.
Дядя задумчиво покачался передо мной.
- Может, все-таки бабахнем по маленькой?
- Нет. Дайте поспать.
Мне снились два толстых небритых мужика, которые жарко дыша
перегаром, жареной курицей и солеными огурцами лезли ко мне на верхнюю
полку с бутылкой водки. Они срывались, падали, цеплялись руками за
свитер, пытаясь стянуть вниз. Я очнулся. Второй мужик с всклокоченными
волосами стоял возле меня и тряс за свитер. На часах 02.00.
- Парнишка, у тебя штаны есть?
Я негромко выматерился, сел на полку и протер глаза.
- Ты понимаешь, напились пива, дружбана приперло в туалет, он побежал,
а там занято, ну он и не выдержал, уссался.
- Мужик, ты че, совсем офигел??? - злобно прошипел я. - Поменяйся сам с
ним штанами, я-то тут причем ...
- Дык, одни штаны на двоих. Мы решили просушить их, чтоб не воняло,
высунули в окно, а их ветром вырвало и унесло. Вместе с трусами. Вот.
Я посмотрел вниз. На нижней полке, стыдливо накрывшись одеялом и
жалобно помаргивая, сидел первый компаньон.
- Может, есть хоть какие запасные, мы откупим. А то нам через полчаса
выходить, а на дворе мороз...
Еле сдерживая приступ головной боли и истерического смеха, порылся в
сумке, но ничего подходящего, кроме теннисных шорт, не нашел...
Через полчаса поезд остановился на маленькой станции. Сквозь
покрытое изморозью окно было видно, как две покачивающиеся фигуры
нетвердым, но скорым шагом удалялись в темноту провинциального
городишки. Одна из них была в меховой куртке и моих теннисных шортах...
Знакомая рассказывает:
"Сидит у нас вчера друг, работает худ. редактором в порножурнале. И
жалуется:
- Когда к нормальному человеку в кабинет входит начальство, он быстро
переключается, например, с порно на яндекс. Когда ко мне заходит
начальство, я должен переключаться с яндекса на порно......"
История рассказана со слов Sirin (lotr.snt.ru):

В Советском Союзе алкоголь официально продавали с 21 года. А у моего
отца была студентка - 20-летняя девица, что называется, из молодых, да
ранняя: в 18 выскочила замуж, в 20 успела родить двоих погодков. Но
выглядела при этом все равно как нормальный подросток. И вот в винном
магазине ей указали на дверь. Она уперла руки в боки, набрала воздуху в
легкие и воскликнула:

- Нормально! Значит, замуж можно! Детей рожать можно! А выпить после
этого - нельзя?!
Лет двадцать тому назад, я, как и многие другие мальчишки, поигрывал в
школьном ВИА. Затем наступило время учебы в институте - прощай патлатое
детство, покинул я родную команду. До уровня профессионалов мои
сотоварищи так и не доросли, но исполняли легко, добротно и слаженно.
Сердце группы - Саша, по прозвищу Компрессор, будучи в ударе, вытягивал
самые сложные рок-арии, а, приколовшись, мог и «Возвращение в Сорренто»
спеть так, что мурашки по коже бегали.
Группа играла на свадьбах, днях рождениях и просто дружеских пирушках.
На одном из таких вечеров к ребятам подкатил симпатичного вида мужик с
победоносным клювообразным носом и веселыми глазами навыкате.
- Я - председатель поселкового совета, - сразу взял он быка за рога. -
Там, высоко в горах, - его рука показала куда-то в потолок, - тоже люди
живут. - Хотите, я вам устрою настоящий концерт? Аншлаг - сто процентов.
Музыканты долго не раздумывали. Всего-то - покидать аппаратуру в старый
ЕрАз. Несколько часов горного серпантина и «буханка» подкатила к зданию
поселкового совета.
Стоял жаркий июльский денек. Ватага ребятишек лениво гоняла в футбол
полуспущенным мячом, стадо рыжих коров мирно общипывало центральную
поселковую клумбу; местный Ленин, в гигантской кепке, тоже никуда не
торопился.
- Приехали! Ай, молодцы, - кинулся с объятиями председатель. - Сейчас в
гостиницу позвоню, все устрою. Потом - обед.
- А по рублю за вход - дорого не будет? - поинтересовались
рок-н-ролльщики.
- Да хоть три! - председатель находился в легком предобеденном
возбуждении, его раскидистые усы занимали добрую половину кабинета,
гостеприимно зависая над письменным столом.
- Вам минут пять хватит, - поинтересовался он у Компрессора, - закинуть
оборудование в клуб и ополоснуться с дороги? Мясо уже остывает, вино
теплеет….
Стол был накрыт в зале для заседаний. Обед длился пять часов. Без
чего-то семь, музыканты, вяло протестуя, попросились отвезти их в клуб
для настройки аппаратуры.
- Да, да - все на концерт! - председатель, поднял «завершающую» в честь
гостей.
Клуб представлял собой гибрид уютного хлева с небольшим актовым залом.
Сцена была снабжена необъятным столом для президиума и кафедрой с серпом
и молотом. Бордовый занавес украшал лозунг «Решения ХХ.. съезда-в жизнь»
- это на цифре “V” разошлись нитки, цифра легкомысленно свисала, и в
итоге, вместо 25-го, образовался 20-ый. Небольшое изображение Сталина
(портрет в натуральную величину) укоризненно щурилось в сторону 20-го
съезда.
Действо началось с получасовым опозданием. Ребята были в ударе.
Компрессор, после нескольких литров сухого под шашлык, раздухорился и
мог работать без микрофона. Бас-гитара сгустила и без того спертый
воздух настолько, что по нему можно было плавать, соло издавало
пронзительные трели, ударные выдавали искрометный рок-саунд. Отдельным
номером чародействовали клавишные и саксофон.
Хозяин не обманул. Зал был полон. В первых рядах восседали местные
воротилы: сам председатель, его замы, директор турбазы, и еще какие-то
важные персоны. Оставшиеся места были оккупированы загорелыми чаеводами,
утомленными виноградарями, нетрезвыми пастухами с собаками и давешней
компанией мальчишек со спущенным мячом. Особняком держались женщины в
черных платках.
Публика вела себя шумно. В паузах между песнями в зале стоял
невразумительный галдеж. Народ стихийно разделился по интересам -
женщины шушукались на задних рядах, виноделы пускали по рядам бурдюк,
группа пастухов играла в нарды, а подростки забавлялись перекидыванием
мяча. Собаки миролюбиво грызли кости. Одинокий милиционер, поначалу
чинно дефилирующий меж рядов, в середине представления не выдержал и
принялся утолять жажду в компании чаеводов. Под занавес оживление среди
зрителей возросло, и они и затянули многоголосьем древнюю охотничью
песню, перекрикивая мощный вокал Компрессора. Возникшая какофония никого
не раздражала, лишь кавказские овчарки удивленно полаивали, чувствуя
непорядок.
-А здесь, оказывается, есть и знатоки! - обалдевал Компрессор, читая
записки из зала, в которых предлагалось сыграть арию Марии Магдалины из
«Иисуса Христа» или «Smoke on the water». На последней композиции
соло-гитарист совершил традиционный ритуал, изломав гитару о кафедру с
серпом и молотом (гитара была бутафорской, ее всякий раз клеили заново),
и концерт завершился.
Первым делом кинулись в кассу - узнать, что там со сборами.
-Двенадцать рублей, - отчитался клубный бухгалтер. - Пересчитывать
будете?
-Как? - завыл Компрессор. - Полный зал ведь был!
При разбирательстве выяснилось следующее: вечер был оформлен как
культурно-массовое мероприятие с митингом-концертом солидарности. Раз в
месяц такие представления местная власть устраивала по распоряжению
райкома. Несчастный председатель поселкового совета выкручивался как
мог, в поисках артистов. Однажды ему удалось заманить цирк лилипутов.
Тем повезло меньше. Их даже не накормили. Разгневанные лилипуты устроили
в клубе погром, вооружившись камнями всю ночь колобродили по городку и
пытались выяснить, где живет мэр. Для их усмирения вызывали милицию из
района.
Так что заявлять о претензиях не стоило - аншлаг председатель обеспечил,
честно отдал вместе с замами за вход по трояку, а прочий народ ничего не
платил, так как мероприятие было обязательным для посещения, и поэтому -
бесплатным.
-Ну, ничего, - пытался утешить ребят Компрессор, - люди записки слали, -
значит кому-то понравилось? Оказалось, что и здесь - облом. Записки
подкидывал администратор ансамбля ( он же техник, осветитель и звуковик)
-Я просто хотел, чтобы вы не так сильно расстраивались, - признался он.
-Другого способа мне на ум и не пришло.
Обратно удалось сэкономить на бензине - дорога шла под гору.

Злоботрясов
Учился я в физматшколе при НГУ, в новосибирском Академгородке.
Жили в общаге, почти как студенты, только вот студентами не были, а были
малышней, посему наблюдали за нами постоянно. Чтоб, значит, чего плохого
умненькие детки не удумали. Среди прочих правил существовал подьем в
7:15 и отбой в 23:00. За выполнением сего правила следил человек,
называемый "ночным воспитателем". В его обязанности входило делать
обходы по общаге после отбоя и смотреть, все ли в порядке. Естественно,
народ пытался такое ограничение свободы, как отбой, обойти. То есть на
время обхода свет выключался, и все честно делали вид, что спят. Момент,
когда в блок заходит ночной, определялся на слух: слышишь, как двери на
этаже скрипят все ближе и ближе, а в последний момент выключаешь свет и
"засыпаешь".
И завелся такой "шутник", который после отбоя неслышно подходил к
выбранному блоку и заходил внутрь... Имитировал обход, мать его. Что в
комнате творилось, можно было себе представить: народ с места прыгал по
койкам (выходило это далеко не бесшумно), мгновенно выключался свет...
Но через 0.4-0.6 секунды все "спали".
Естественно, шутник очень быстро всем надоел.
И вот, однажды ночью... Дежурил один из самых строгих ночных, знаменитый
также своими записями в журнале ночных происшествий: результаты его
ночной деятельности можно было смело выкладывать на любой юмористический
сайт.
На четвертом этаже, за парой стенок от меня, жаждал отмщения пацаненок,
которого пару раз очень напугал "шутничок".
Итак, внимание...
Общежитие №2 ФМШ НГУ. 4-й этаж. Ночь.
Пацаненок делает вид, что заснул... Тут в комнате открывается дверь, и
кто-то входит... Решив, что пришел тот самый ненавистный "юморист",
герой выдает (почти дословно):
"Ах, это ты, Женька, пидер, мать твою.. Что, минет мне делать
пришел?"...
Включается свет, и из темноты появляется офигевшее лицо "самого строгого
ночного"...
Бедный "мститель", мысленно уже собирая чемоданы, заикаясь, выдавливает:
"из-з-вините... я д-д-думал, это одноклассник"...
Свет выключается, дверь закрывается, ночной исчезает.
Но главный прикол был на следующее утро, когда бедняга узнал, что
мужика, которого он обласкал, зовут ЕВГЕНИЙ Кириллович...
К чести ночного, кстати, наиболее уважаемого нами из всех ему подобных,
парню ничего не было.
Только в журнале происшествий за ночь появилась запись:
"Иванов из комнаты 4xx в совершенстве владеет Великим и Могучим русским
языком".
Конец декабря, вечер, в квартире куча гостей.
Дочка. 7 лет. Ходит по квартире с искусственной елкой в руках, тыкая в
розетки вилку от гирлянды и приговаривая:
- Раз, два, три! Елочка гори!
Всем уже ясно, что гирлянда неисправна, но девочка продолжает с завидным
упорством.
Подходит к N-ной розетке, втыкает и говорит:
- Раз, два, три, четыре, пять! Зажигайся ты блядь!
Сидим с друзьями в кафе. Один из молодых людей добавил в нашу компанию
свою новоявленную девушку, ухаживает за ней, как полагается, назаказывал
всякого, с ложечки кормит /в прямом смысле/, а она вовсю ломается: это
не хочу, это не буду, и вообще я столько не ем. Он подцепляет совсем
большой кусок и пытается ей скормить, далее диалог:
Она /капризно/: - Такой большой кусок я в рот не положу...
Он /ухмыляясь/: - Все поначалу так говорят!
А ведь так хочется успеть!
И главное ресторан-то совсем рядом, рукой подать, окна его видны.
Леша, даже со своей сильной близорукостью, видел белые занавески
ресторана на втором этаже.
Но идти к нему надо было минимум час.
Просто это был ресторан львовского аэропорта. И Леша - старший техник
самолета Ан-12 - был от этого ресторана в двустах метрах. Но только по
другую сторону взлетной полосы.
Поэтому дорога к ресторану лежала в обход.
Старая история - аэродром совместного базирования. Военные и гражданские
вместе используют взлетную полосу, а самолеты держат каждый на своей
стороне.
Было жарко. В нагревшемся воздухе, по взлетной полосе, мимо Лехи
проскочил аэрофлотовский Ан-24, набирая скорость перед взлетом.
Леша был лейтенант, и возвращался с полковой стоянки самолетов после
сдачи наряда. А ресторан был гражданский и манил своими занавесками с
другой стороны.
Там, «под шпилем» - за шпиль над зданием аэропорта, выстроенным в стиле
«сталинский ампир», называли в полку аэропортовский ресторан - уже давно
шла организованная пьянка. Лешкин друг Серега выставлялся за старшего
лейтенанта. Там была вся первая эскадрилья, во главе с комэской, свято
чтившим принцип советских ВВС: «Если командир не может предотвратить
пьянку, он должен ее возглавить!». Поэтому ни одна эскадрильская пьянка
без него не проходила.
Это была первая возможность для Лехи, который попал в училище из
небольшого шахтерского поселка на границе с Китаем, увидеть как пьют
водку из стакана с брошенными туда звездочками. Но всему преградой была
взлетная полоса.
Конечно, можно было оглядеться хорошо и рвануть через полосу, как Борзов
свою стометровку. И вообще - походы через полосу практиковались среди
полковых, но только в вечернее время и по пьянке. Но в последнее же
время, после того как в аэропорту сменился начальник охраны, режим в
порту ужесточился и теперь с той стороны все время дежурил вохровец.
Правда «все время» - это сильно сказано, вохровцы тоже люди, пьют, едят,
справляют естественные надобности. Но большую часть времени спят в своей
будке.
Высоко в небе запел свою песню аэродромный жаворонок.
Леша снял с головы фуражку, посмотрел вверх и вытер пот со лба. «Иду! »
- подумал он и решительно шагнул в сторону полосы.
Подождав пока взлетит ревущая Тушка, Леша подошел к полосе на
максимально близкое безопасное растояние и стал оглядываться по
сторонам.
Полоса чернела впереди и пахла паленной резиной и битумом. Ни слева, ни
справа самолетов в небе видно не было. Опаснее всего были истребители с
авиа-ремонтного завода - они были маленькие и быстро летали. Но вечером
завод не работал, поэтому «свистков» можно было не опасаться.
Небо было чистым. По рулежкам никого не везли. Сзади вверху беспечно
пела птица. И Леша начал решительное движение через полосу.
Чистые бетонные плиты с краю полосы. Черные ближе к середине. Метровой
ширины белая разделительная полоса с прочерками самолетных колес на ней.
Снова резиновая чернота. И наконец чистые бетонные плиты противоположной
стороны с одним, неизвестно как появившимся, тормозным следом в метре от
края полосы. Все!
Освежающий ветер дунул с севера, охлаждая Лешин пыл. Полоса была
преодолена. И тут Леха услышал свист.
Он посмотрел в ту сторону, откуда свистели. В зыбком мареве нагретого
воздуха далеко слева он увидел человека, махающего ему двумя руками.
Черт! Как же он мог забыть про охраников?!
«Слушай, мужик, я в аэропорт, мне срочно надо, пропусти! » - убедительно
крикнул Леха, и показывая рукой куда ему надо, стал туда же
передвигаться.
Но свист тут же повторился. Вохровец опять махнул руками, подзывая Леху
к себе.
«Может не услышал? » - подумал Леша и, подойдя ближе, вновь крикнул:
«Мне в аэропорт, мужик, пропусти, будь человеком!!! »
Но свист и махание руками продолжались.
Стало еще жарче. Но порывы свежего ветра усиливались. Надвигалась гроза.
«Вот, скотина, пристебался! Не отцепится, гад! »- подумал наш герой и
решительно направился к свистевшему.
По дороге он продолжал зло кричать вохровцу: «Бля, ну что ты за человек!
В кабак ваш я опаздываю, понимаешь, а ты, е-мое, свистишь тут как
подорванный! »
Но чем ближе подходил Леха к человеку, тем меньше злости становилось в
его голосе и короче его шаги. Наконец, подойдя совсем близко, Леша
замолчал и остановился.
Перед ним был моряк. Полоски тельняшки. Ленточки бескозырки,
развевающиеся на ветру. Тупой и бессмысленный взгляд. Широко
раставленные ноги. Руки, поднятые в удалом танце.
И все это из листового железа.
С севера опять дунул порыв прохладного ветра, фигура повернулась и
ржавый подшипник, к которому она была прикреплена, издал визг, столь
похожий на свист.
Эти фигуры сделала полковая ТЭЧ, а раставлял по всей территории,
прилегающей к взлетке, аэропорт. Для отпугивания птиц. Поэтому их и
сделали в страшных позах и вращающимися от ветра.
Кроме того прапорщик Паша, который вырезал газосваркой фигуры из железа,
обладал буйной фантазией. Так и появились танцующий моряк с крейсера
«Неотрезвимый», индеец с томагавком в руке, сдающийся в плен фашист и
другие колоритные фигуры. В первоначальном варианте у моряка между ног
висел член с яйцами, но затем, по настоянию замполита, моряк был
оскоплен, а фашиста переделали в простого пехотинца.
«А кому он тогда в плен сдается?! » - бурчал Паша, недовольный тем, что
в работу художника вмешивается политическая цензура. Но указание
выполнил.
На пьянку Леша успел. Сразу до дна выпил штрафную. Долго и молчаливо
сидел с грустным взглядом. И лишь после многочисленных стопок, когда его
отпустило, под большим секретом рассказал своим друзьям Сереге, Зеныку и
Вовке - таким же технарям, как и он - о своем разговоре с железным
моряком.
Конечно, через три дня об этом знала вся эскадрилья, а через неделю -
весь полк.
Леша отнесся к подколкам с юмором, но все же заказал себе очки.
История понемногу забылась.
Фигуры, как неэффективные, через год сняли.
И прапорщик Паша, вздыхая и чертыхаясь, самолично загрузил их в кузов
грузовика в счет плана полковой ТЭЧ по сдаче металлолома.
Когда еще прийдется себя художником почувствовать…

B.X.
Заходят в маршрутку мама с сыном..) Гы... Испугались? Заматерились?
Ладно.. шучу я... В общем, поехал я к родителям, поздно уже, на
предпоследней электричке. Самая близкая дорога там если идти через
кладбище.. Ночь, могилки.. хорошо... тут выходит он..
огррромный кавказец (в смысле собака).. И прет точно на меня... рычит
сука... Все, думаю, сейчас тут одним трупом больше будет.. И тут
нарисовывается мужик.. хозяин суки этой... И басом орет.. приготовились?
... БЕЛОЧКА! ко мне! Нельзя!
Как этого слона можно назвать Белочкой, я не знаю..... Но когда из
ступора вышел, смеялся до слез.
Sath
Дело было так:
Едем на машине ДПС.
Впереди перекресток, к которому следует 2 "дамские" иномарки. За рулем,
естественно, женщины. Кроме них и нас, на дороге никого.
Машина, идущая по левому ряду, идет как и шла прямо.
Машина с правого ряда, пытаясь подрезать автомашину, идущую левым рядом,
пытается совершить левый поворот....
Естественно, в такой ситуации столкновение неизбежно...
Мы останавливаемся. ДПСник рисует схему происшествия до прибытия
дежурного наряда. Потом, заполняя протокол, берет объяснения участников
ДТП.
Говорит дамочке с правого ряда: "Вы же видели, что слева идет машина.
Если уж нарушаете и поворачиваете с правого ряда, могли бы хоть машину
пропустить".
На что она отвечает вполне логично (с ее точки зрения): "Я же красивее
ее, почему же я должна ее пропускать? Пусть она и пропускает!"

Вчера<< 25 декабря >>Завтра
Лучшая история за 12.09:
Мы час ждали нашего педиатра, и, когда тот вошёл, мой малыш взял его за руку, указал на часы и сказал:
- Это часы.
Это была самая пассивно-агрессивная вещь, которую я когда-либо видела.
Рейтинг@Mail.ru