Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Анекдоты про студентов

Анекдоты и истории про студентов и преподавателей.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Упорядочить по: дате | сумме
- Сегодня была крупная контрольная по русской истории. Мы прошли большой блок до этого, рассказать его - ну никак! Решили сжульничать - на первой паре был древнегреческий, и мы всем курсом на перемене исписывали доску древнегреческим описанием сражений, дат и генеалогии Петра Великого. Якобы "учитель забыл стереть с предыдущего урока".
- Прокатило?
- Преподаватель входит и смотрит на доску. Стоит молча, без движения, секунд 30, после чего поворачивается и спрашивает: "Да, молодцы, но где цифры?". Мы честно признались, что буквами написали. Он кивнул и приказал не стирать - давно таких шпор не видел.
Вводная лекция по исторической грамматике русского языка. Сидит весь курс. Преподаватель просит произнести вслух старую азбуку. Одна студентка начинает: "Аз, буки, веди...". Другой студент продолжает: "Глаголь, добро, есть..." и т.д. Добираемся до буквы Х. А для тех, кто не знает, то в древнерусском алфавите эта буква называлась "хер". Ну, естественно, смешки в аудитории. И тут препод выдает:
- Кстати, зря вы смеётесь. То место, над которым вы ржёте, в древнерусском языке называлось вовсе не так, а словом "уд". Теперь понимаете, зачем я время трачу и вам "удовл." в зачётках рисую?!
текст удалён
Явка студентов на занятия 22 сентября составила 120%
После обещания Путина не забирать студентов по ограниченной мобилизации количество прогульщиков резко сократилось...
Сказки дядюшки-переводчика возвращаются

Судя по календарю, пришло время завершить рассказ, а то если кто даже и читал предыдущие части, может уже и забыть, о чем там была речь. На этот случай вот ссылки на них.

https://www.anekdot.ru/id/1336804/
https://www.anekdot.ru/id/1338383/

Итак, препод-рассказчик доблестно завершил своё обучение в заведении, которое мы будем продолжать называть школой военных переводчиков, тем более, что, видимо, так оно и называлось. Далее он не менее доблестно начал свою службу при Генштабе. Занимался он тем, что при поступлении документов на тайском или арабском языках эти документы на русский переводил, клал в папочку и шёл к указанному ему начальству. Там он пересказывал вслух (по-русски, естественно) переведенное, надо понимать, на случай, если начальство читать разучилось, папочку оставлял и отбывал в свое расположение. Если же носитель одного из этих языков случался лично, тут приходилось его сопровождать всё время от входа в штаб до выхода. Иногда при этом у визитера был собственный переводчик, и приходилось как-то разруливать ситуацию. Но этот стандарт я, будучи немножко переводчиком, теперь и сам знаю: фразу гостя переводит его переводчик, фразу принимающей стороны – местный.
При этом английским языком занимались несколько человек, которые вовсе не были однокашниками рассказчика. Это были, как они сами утверждали, выпускники МГИМО, но как и почему они попали в Генштаб, оказалось страшной военной тайной. И рассказчик решил, что для здоровья полезнее не углубляться в эту тему, тем более, что его загрузка от этого уменьшалась. Тайских документов было раз-два и обчёлся за всё время службы, тайскоязычных гостей не было вообще. Арабские документы приходили почаще, и арабские гости наличествовали. И, что характерно, со временем количество тех и других росло.

И в полном соответствии с диалектикой Гегеля, явившейся одним из трех источников и трех составных частей марксизма, в один прекрасный или не очень день количество перешло в качество. Как до рассказчика донесли радостную весть о направлении его в загранкомандировку, сам он умолчал, а встречаем мы его уже в Одессе, откуда, как мы знаем из мемов, отправляются в разные страны мира сухогрузы с зерном. Правда, зерном в данном случае являлись рассказчик и его попутчики, мрачные зенитчики, которых темной одесской ночью загрузили в трюм одной из барж, а в другие, видимо, легло соответствующее оборудование. Ситуация напоминала известный анекдот: «Папа, папа, а в какой концлагерь нас везут?». Хотя рассказчик, в отличие от героя анекдота, немного интересовался политикой, угадать, в какую именно из стран изучаемого языка их направляют, не мог ни он, ни зенитчики.
В трюме было комфортно по сравнению с ожиданием. По периметру были расставлены койки, и их хватило на всех загруженных. До Дарданелл «груз» даже кормили горячей пищей и разрешали по несколько человек выбираться на палубу. Но при входе в турецкие территориальные воды всем скомандовали сидеть в трюме тихо, жрать сухпайки, а если в трюм начнут стучать, отвечать: «Что, непонятно? Раз молчит, значит – зерно». Однако был во всем этом путешествии один момент, в который, наверное, читатель не поверит. Спирт не выдавался «грузу» ни в какой форме. Возможно, руководство сочло, что хоровое пение, доносящееся из трюма с зерном, может несколько озадачить турецкие патрули на Босфоре.
В таком состоянии шли еще пару суток. Утром пришли в очень крупный порт, и это, а также услышанный рассказчиком арабский диалект подтвердили, что корабль пожаловал в гости к потомкам строителей пирамид. Пока сидели и ждали ночи, получивший от начальства инструкции командир зенитной батареи посвятил подчиненных, а заодно и уже сдружившегося с ними рассказчика в то, почему их отправили именно в Египет.
В ходе традиционной военно-практической дискуссии на вечную тему «Чей полуостров?», в данном случае – между Израилем и Египтом, Израиль в очередной раз достал свой аргумент в виде Хель Хаавира, то есть ВВС. Египет попытался побить его козырем – только что полученными от СССР зенитками. Но произошел мисандерстэндинг. Египетские зенитчики разместили батареи поближе к целям, то есть на вершинах холмов. Израиль пустил вертолёты, которые стали летать на пятидесяти метрах с огибанием неровностей рельефа и расстреливать расчёты орудий, а те не могли стрелять «вниз», о чем раньше они не догадывались. После того, как зенитчики закончились, угроза нависла над подарком СССР Египту – Асуанской плотиной. А этого наши уже потерпеть не могли. Для восполнения поредевших рядов в Египет были направлены отечественные зенитчики, а во избежание дальнейших мисандерстэндингов – переводчики, в число которых попал и рассказчик. Впоследствии это мероприятие получило известность как операция «Кавказ».
Вечером зенитчикам скомандовали переодеваться в какую-то странную форму – видимо, египетскую, но без шевронов и прочих знаков отличия. Сам рассказчик был изначально отправлен в командировку, одетый в штатское. Дождавшись темноты, «зерно» стали перегружать в подошедший товарный состав. Точнее, загружали технику, а «зерно» перебазировалось в вагоны само. И вот ночная поездка до Асуана была значительно менее комфортна, чем даже вторая часть путешествия в трюме. Хотя еще стояла ранняя весна, в товарных вагонах было если и не жарко, то душно, так что было не заснуть. Оно и к лучшему – ведь никаких спальных мест в вагонах не предусматривалось. Зачем зерну кровати?
Наутро невыспавшиеся и вообще ошалевшие зенитчики сразу по остановке поезда получили команду выгружаться и разворачиваться. Выполнив это, они сами не поняли, как на автомате сбили первую же оказавшуюся у них в прицеле воздушную цель. Целью оказался небольшой египетский транспортный самолет, заходивший на проложенную неподалеку ВПП под большим углом, по каковой причине зенитчикам и примерещилось, что он атакует.
Командир зенитчиков уже намеревался застрелиться, но тут явился египетский генерал, выяснять, что случилось. И рассказчика вызвали к месту событий. Выслушав доклад командира (точнее, объяснения переводчика, которые тот пытался состряпать на основе невнятного бормотания командира), генерал отправился осматривать место падения. Самолет лежал эпично: оба крыла отвалились от фюзеляжа и валялись отдельно. «Какое мощное оружие!» заявил на это генерал. Далее его реакция была еще менее предсказуема. Уточнив, что самолет был сбит с одного выстрела только что вышедшим на позицию расчетом, генерал выдал тираду насчет того, что местные зенитчики – далее следовала непереводимая игра слов – и близко так не умеют, начал порываться представить командира и расчет к наградам. И вот тут и переводчик, и командир, осознавший, что самоубийство чести пока отменяется и немного пришедший в себя , поняли, что это лишнее, и дружно приложили все свои усилия, чтобы уговорить генерала ограничиться спуском дела на тормозах.

В этот момент рассказчик прервался и оповестил присутствующих, что до конца занятия осталось пять минут, и приятную беседу придется прекратить. Про зачет все уже всё знают (я опять расстроился), но ему пришла в голову идея, как поставить еще один зачет автоматом. Для этого препод предложил перевести строчку из известной (как оказалось, не мне) песни. А именно “She looks like a sugar in a plum”. Но не просто дословно, а объяснив, чем девушка напоминает сахар в сливе.
Группа, поначалу воодушевленная перспективой автомата, погрузилась в тревожное молчание. Выждав из вежливости (я всё-таки был на этом занятии вольнослушателем), я поднял руку. У меня-то незнакомая мне строчка не вызвала вопросов. Sugar plum по-английски означает твердую конфетку, драже, кстати, необязательно сливовую. Помните Фею Драже из «Щелкунчика»? Так вот, она по-английски и есть Sugar Plum Fairy. Как и «драже», “sugar plum” – слово немного архаичное. И в этой своей архаичности оно получило переносное значение – нечто очень приятное, очень хорошее. Поэтому текст песни означает, что девушка очень красивая, или хорошо танцует, но, короче, очень нравится автору.
Всё это я коротко изложил преподу, за что и получил зачёт тут же на месте. Что мне помогло в будущем, но это совсем другая история.
Японская казна страдает от необычной проблемы — молодые японцы пьют всё меньше алкоголя.

С начала пандемии бары и другие места, где продается алкоголь, сильно пострадали от ограничений Covid-19 , в результате чего продажи и налоговые поступления от спиртных напитков резко упали в третьей по величине экономике мира.

Что же придумало налоговое министерство правительства для решения проблем казны? Запускают конкурс, конкурс идей на новые способы побудить молодых людей пить больше алкоголя.

"Viva Саке!" Кампания под контролем Национального налогового агентства предлагает участникам представить идеи о том, как «стимулировать спрос среди молодежи» на алкоголь с помощью новых услуг, методов продвижения, продуктов, дизайна и даже методов продаж с использованием искусственного интеллекта или метавселенной.

«Внутренний рынок алкогольных напитков сокращается из-за демографических изменений, таких как снижение рождаемости и старение населения, а также изменения образа жизни из-за воздействия Covid-19», — говорится на веб-сайте, добавляя, что конкурс направлен ​​​​на «обращение к молодому поколению». ... с целью спасти отрасль».

Конкурс включает рекламные идеи для всех видов японского алкоголя, прием заявок открыт до 9 сентября.
Финалисты будут приглашены на экспертную консультацию в октябре перед финальным турниром в ноябре в Токио.
По данным налоговой инспекции, победитель получит финансовую поддержку для коммерциализации своего плана.

Министерство здравоохранения Японии на своем веб-сайте в прошлом году предупредило, что употребление алкоголя является «серьезной социальной проблемой», которая сохраняется, несмотря на недавнее замедление потребления. Минздрав в свою очередь призывает людей с нездоровой привычкой к алкоголю «пересмотреть» свое отношение к спиртному.

Снижение продаж алкоголя характерно не только для Японии. Молодежь отказывается от алкоголя также в нескольких соседних странах. Создавая аналогичные финансовые проблемы казне.

Если в 1980-х 5% всех налоговых сборов в Японии - были акцизами на алкоголь, то в 2020-х лишь 1.7% от общей суммы налоговых сборов. И акцизные сборы продолжают снижаться.

https://edition.cnn.com/2022/08/18/asia/japan-tax-alcohol-competition-intl-hnk/index.html
Мне приснилось, что я умерла. На том свете ко мне подошёл мой препод и сказал, чтобы я шла доучивать вопросы к зачёту. На мой вопрос, что вроде как я умерла, он ответил: "Смерть не повод не сдавать зачёт". Одним словом - сессия.
До чего же смешно наблюдать за некоторыми людьми в инстаграмме, которые берут напрокат дорогую машину на час и потом выкладывают кучу фото с ней. Я закончил один из топовых универов в Москве, и у нас на курсе учились несколько ребят, чьи папы состоят в списке миллиардеров Форбс. Об этом мы узнали вообще случайно, потому что они вместе со всеми ездили бухать на дачу к одногруппнику, спокойно могли сесть в метро, и ни разу вообще я не слышал, чтобы косо на кого-то посмотрели или осудили.
Очередной зачёт. Препод попался добрый и ставит автоматом, на условии, что студент посещал лекции.
Подружка Машка, конечно, ни на одной не была, но делает вид, что курс прослушан.
Препод приглашает к столу:
- Заполняй зачетку, я подпишусь.
Машка препода первый раз в жизни видит, фамилии не знает, но не растерялась:
- А как ваша фамилия правильно пишется, чтоб я не ошиблась?
Препод с усмешкой:
- Иванов я...
Я помню, делал на физфаке лабу по физике, где результатом было определение e/m электрона. Сделал, подставил в формулу с коэффициентом по методичке - получается ошибка на много-много порядков. Прихожу к преподу (к слову сказать, это был Демидович-младший, сын автора известного учебника по матану), показываю: вот, измерил, подставил, получается фигня, причём без вариантов, так как шкала прибора вот она, крайние значения понятны, и их диапазон от нужной величины всё равно на много-много порядков. Демидович посмотрел на прибор, на формулу, на результат, сказал: "Подождите, пожалуйста" и ушёл. Вернулся минут через 15 радостный: "Я нашел журнал, по которому методичка готовилась - там для вычисления константы взяли значения в разных системах, часть в СИ, часть в СГСЭ". Потому помолчал и добавил: "Вообще-то, этот журнал уже выкидывать собирались, методичке-то не первый десяток лет, и любопытно, что до сегодняшнего дня все студенты эту работу с правдоподобными цифрами сдавали".
Веду семинар. На задних партах два бритоголовых студента ссорятся и начинают громко шептать друг другу:
- Ты даун!
- Нет, это ты даун!
На всю аудиторию говорю беднягам:
- Успокойтесь, господа, вы оба правы.
Лысые дружелюбно улыбаются, и ссора затихает. Это я называю правильным подходом к учащимся.
- Пап, ну вот я закончил школу, куда поступать?
- Давай как дед - на "Радиоэлектронику", такие специалисты уже очень нужны. Будешь как он - директором нашего радиолампового завода.
- Так ведь он закрылся давно.
- Не переживай, за радиолампами - будущее, он скоро снова откроется.
12
ПРОХВОСТИНАТОР
Как не сумел Ахиллес быстроногий догнать черепаху,
так же не может студент Иванов пересдать матанализ.
С каждой попыткой студент Иванов приближается к цели,
но эта цель от него каждый раз уползает немного.
5
Халява. Сладкая мечта почти каждого сдающего сессию студента всех времен и народов. Она многолика.
Но я бы не стал называть халявой ситуации, когда студент закорешился с деканом, соблазнил преподавательницу или пристыдил профессора. Хитро спрятанная шпаргалка или секретный код, передаваемый из окна напротив, тоже не она. И небывалое везение, когда случайно выученный вопрос, один из сотни, спасает на экзамене, всё-таки трудно сюда отнести. Истинная халява, базирующаяся на священном принципе недеяния, приходит без малейшего напряжения со стороны получателя.
О ней и речь.

Советская власть попрощалась с нами, когда я учился на третьем курсе. Одновременно нам помахал ручкой и союз нерушимый, но это событие мало кем было воспринято как значимое, особенно в нашем поколении. Помню, как на первом после подписания Алма-Атинских соглашений и новогоднего обращения Задорнова к народу на семинаре по немецкому языку преподавательница задала нам наводящий вопрос: «Как называется наша страна?» «Russland», хором ответила наша небольшая группа, включая и обычно молчащего двоечника Ника. Ник был при этом почти отличником по профильным предметам, а вот по-немецки смог выучить только фразу «Ja, das stimmt!» Этой фразой он всегда отвечал на многословные сетования немки по поводу своей неуспеваемости.
Замешавшаяся немка, как оказалось, вознамерилась ознакомить нас с новоявленной конструкцией «Gemeinschaft der Unabhängigen Staaten» («Содружество Независимых Государств»), и начала рассуждать про «бОльшую страну». Мы ее выслушали и пожали плечами.
А вот уход советской власти был длительным, многоступенчатым и заметным. Еще на первом курсе покинула нас, казавшаяся доселе незыблемой в вузовских программах «История КПСС». Но свято место не могло быть даже наполовину пустым, и мы оказались слушателями уникального предмета под названием «Социально-политическая история двадцатого века», которую, по созвучию с постоянно бывшей тогда на слуху болезнью, все немедленно окрестили «СПИДвека». Видимо, сокращение не порадовало начальство, и уже следующий курс увидел в своем расписании просто «Историю Отечества». Ну а мы встретили новый предмет с большим энтузиазмом. Еще бы: и преподаватели, и студенты были избавлены от необходимости тупо твердить, что учение Маркса истинно, потому что оно верно. Мы могли свободно обсуждать и анализировать события подходившего к концу века. Студентам, которые уделяли внимание непрофильным, «гуманитарным» предметам, случалось ходить на лекции и даже семинары в другие группы, если там разбирались какие-то интересные аспекты недавней истории, и, в итоге, мы хорошо познакомились с преподавателями истфака, а те, в свою очередь, были в восторге от аудитории (в смысле, студентов) физического факультета.
На следующий год по старой программе нас ожидало марксистско-ленинское обществознание или что-то вроде того. Но, не забудьте, советское настоящее уже уходило в прошлое. На этой волне в учебной программе появилась новомодная социология. Не менее модный плюрализм побудил не то что бы сделать этот предмет совсем факультативным, но дать студентам альтернативу в виде спецкурсов самых популярных историков. Таким образом, расписание ознаменовалось базовым курсом социологии и тремя альтернативными историческими спецкурсами, на один из которых я и записался.

Может быть, выше я создал у кого-то ложное впечатление, что все студенты-физики с удовольствием, добровольно и с песней изучали историю и прочую гуманитарщину? Спешу исправиться: отнюдь нет. Да, немало студентов записалось на альтернативные исторические курсы. Но еще большее количество забило на гуманитарные предметы вообще, надеясь в итоге как-нибудь потом выкрутиться. Поэтому, когда на каждый из предметов явилось и записалось по два десятка студентов, никто из преподавателей не удивился. Историки – потому что, несмотря на все свои восторги, не питали иллюзий по поводу лени студентов вообще и лени студентов-физиков в отношении гуманитарных дисциплин в частности. Социолог – потому что плохо себе представлял масштабы физического факультета.
А масштабы эти были немаленькими. Если не ошибаюсь, физфак тогда был самым населенным факультетом МГУ, предоставляя 450 мест на курсе. Кроме того, именно в это время бесславно завершилась спецоперация, ой, то есть ввод ограниченного контингента советских войск, сменившийся выводом означенного контингента. Государство снизило уровень потребления живой силы возраста 18+ и даже отрыгнуло часть этой силы, вернув призванных со студенческой скамьи срочников обратно на эту скамью, естественно, в начало учебного года. Этот кульбит увеличил численность нашего курса до 600 человек.
Подозревая, что может ожидать их в конце семестра, историки в течение него распределили между ходившими к ним студентами темы рефератов (которые тогда из интернета скачивать было не принято  ), на предпоследнем занятии оные рефераты собрали, на последнем – рассказали о результатах проверки, обсудили и выставили зачёты. И попрощались с гостеприимным физфаком, предоставив принимать зачет в назначенный для этого день, преподавателю основной дисциплины,то есть социологу.

Теперь пора представить действующих лиц. Это трое моих однокурсников, приятелей, можно, наверное, даже сказать, друзей. Димон – атлетически сложенный парень, абсолютно уверенный в себе в общении с девушками, во время игры в футбол, позже – в общении с клиентами в бизнесе, короче, везде, кроме экзаменов. Причина последнего была непонятна, ибо физику и математику он знал, пожалуй, лучше всех нас. Олег, с которого еще в юности можно было писать портрет мятущегося русского интеллигента, нерешительный, постоянно сомневающийся, но – благодаря то ли выработавшемуся иммунитету к собственной нерешительности, то ли каким-то еврейским корням (а куда же русскому интеллигенту без еврейских корней?) – всегда находивший выход из тупика в который сам себя перед этим загнал. И Лёха, представлявший из себя ботаника в чистом виде, тормозной, в толстых очках с большими диоптриями, вечно удивленный. Делили они одну комнату в Доме студента, каковое уютное учреждение я не смею обозвать «общагой», ибо случалось мне жить и в настоящих общагах.
Так вот, эти три довольно разных человека проявляли единодушие в одном вопросе. Они считали меня главным специалистом по борьбе с гуманитарными предметами, ходить на которые считали пустой тратой времени, и до описываемого момента всегда успешно использовали в этом вопросе принцип: «Делай, как он». Вот и при приближении зачета по социологии они стали выяснять у меня подробности. И, к своему ужасу, обнаружили, что на этот раз поезд уже ушел, записаться туда, где я был, нет никакой возможности, и даже зачеты там уже выставлены. Мои увещевания, что я-то, как лох, весь семестр ходил на занятия, а они вот сейчас как-нибудь проскочат зачёт, не имели успеха.

Наступило хмурое утро дня «икс». Димон впал в уныние, повторяя мантру: «Это надо же, вылететь из-за социологии». Олег умудрился где-то достать соответствующий конспект лекций, порывался их прочесть, но мало что понимал. Лёха, всю предыдущую ночь готовившийся к досдаче физпрактикума, а днём его, наконец, сдавший, спал. Поднять его друзья не сумели, и поплелись на зачёт вдвоём.
Социолог, тем временем, проникся мощью физфака уже в процессе получения ведомостей, а теперь, пока в огромную лекционную аудиторию набивались пять сотен студентов, прикидывал варианты, как принимать зачёт. Вариант просматривался один, и преподаватель приступил к его реализации.
Когда собравшийся курс притих, лектор начал действовать так. Задавал вопрос, выслушивал ответ первого замеченного в поднятии руки студента и выносил вердикт: «да» или «нет». После семи-восьми вопросов он приглашал ответивших верно пройти с зачетками к столу, выставлял им заветную отметку и возвращался к началу процедуры.
Вопросы, казалось, сыпались без какой-то системы, поэтому раздобытый коспект не сильно помгал. Димон продолжал тихо бормотать свою мантру про «вылететь», а Олег лихорадочно шарил по страницам лекций в поисках системы. И, наконец, система была обнаружена! Социолог шёл по темам лекций с конца, при этом внутри каждой четной лекции перебирал вопросы в нормальном порядке, а в нечетных – опять-таки начинал с конца. Излагать суть своего великого открытия было некогда. Олег быстро отыскал в конспекте текущее положение полета мысли лектора и просто шепнул Димону: «Сейчас он спросит, что такое норма по Дюркгейму. Ты поднимаешь руку и отвечаешь, что это вариант поведения, статистически наиболее часто принимаемый обществом». Затем Олег и сам воспользовался плодами своего открытия, и через пару минут, получив зачеты, друзья медленно и торжественно поднимались к выходу из аудитории.
На выходе из аудитории они столкнулись с Лёхой, проснувшимся уже до уровня способности задать вопрос: «Чё там?» Олег вручил Лёхе конспект, готовясь изложить суть своего открытия, но ушедший в состояние эйфории Димон радостно возвестил: «Да там на халяву зачеты ставят!» Лёха кивнул и зашёл в аудиторию.
Дальше всё было просто. Сонный Лёха услышал «на халяву» и увидел небольшую очередь возле стола лектора, состоявшую как вы можете догадаться, из следующей порции ответивших. На сидевших в аудитории Лёха внимания не обратил, ну сидят и сидят, мало ли. Он подошёл в конец очереди, и лектор, уже изрядно офонаревший от количества студентов, внёс заветные записи в зачетку и в ведомость, попутно поругавшись, что Лёха не соизволил сам вписать название предмета и фамилию преподавателя.

Вот это и была она – самая настоящая, чистая, неразбавленная халява.
Институт в Донецке. Работал там проректор по фамилии Мороз. Идёт этот Мороз по общежитию и в одной из комнат видит такую картину: на кровати в одежде валяется в бессознательном состоянии какой-то студент. А в комнате бардак: вещи, бутылки, окурки… всё в одной куче. Подходит Мороз к этому студенту и пытается выяснить его личность:
- Молодой человек, вы кто?
Студент, еле-еле приоткрыв глаза:
- А вы кто?
- Я – Мороз!
Пауза.
- Что-то ты рано в этом году, дедушка…
Нынче быть студентом - это обанкротиться после распечатывания реферата.
Дело было на лекции по высшей математике на Геологическом факультете университета. Математика для геологов вообще что-то фантастическое и куда более непонятное и загадочное, нежели их "родные" предметы. Чаще всего из прочитанного на лекции более 10% понимает только сам препод. Среднестатистическая усвояемость предмета на лекциях среди геологов не более 1%. Проще говоря, если бы лекция была не по математике, а допустим, по китайской филологии, студенты разницы бы не заметили. Удивляло их только то, что сам препод так осознано что-то лопочет, ни разу не заглянув в конспект. Ну очень умный! Препод объясняет какую-то теорему. Начинает преобразовывать формулы и где-то "спотыкается". Сначала он замолчал, что вызвало лёгкий шок у студентов-геологов, и они стали ждать, что будет дальше. Препод, не обращая ни малейшего внимания на гам в аудитории, разворачивается лицом к доске и долго-долго в неё смотрит, пытаясь понять, где же он ошибся. Не заметив - как, он закурил сигарету. Вот тут-то начинается настоящий шок. Он сидит лицом к доске, спиной к студентам и сигарету студенты не видят. Они видят, что сначала он заткнулся, потом завис, а потом из головы у него пошёл дым. Появились рацпредложения полить его, сбегать за врачом, закончить лекцию. Кончилось всё неожиданно. Препод повернулся и спросил: "Может, через интегралы решим?". И все согласились.
В университете во время антивирусных санкций на лифте наклеили "не входить больше 2-х человек".
Кто-то подписал: "где х = -4". Потому что лифт шестерых вмещал!
6
Мое знакомство с общежитием началось с весьма символичного события. Когда я с чемоданом в руке подходил к двери будущей своей комнаты, неожиданно открылась соседняя дверь, из неё вышел человек, посмотрел на меня крайне мутными глазами, поучающе поднял палец и почти торжественно промолвил: "Алкоголь — яд!". После чего плашмя рухнул поперёк коридора...
Дело было в политехе на лекции по матанализу. Преподаватель, очень достойный, интеллигентный человек, у которого на лекциях всегда была тишина, пишет на 4-х досках трёхэтажные формулы. Дело идёт к четырём часам пополудни. Мы с приятелем сидим на заднем ряду амфитеатра и переписываем эти формулы в конспекты. В какой-то момент, товарищ отрывается и говорит мне в пол-голоса: "Жрать-то как хочется...". И тут сработала акустика аудитории. Преподаватель, не отрываясь от доски: "Мне тоже...".
Однажды Стелла Адлер, ученица Станиславского, предложила студентам следующий этюд:
- Представьте себе, что вы - куры. Вы гуляете по двору, когда раздаётся оповещение об атомной бомбардировке.
Студенты принялись усердно импровизировать, демонстрируя, как они разгребают лапами землю, клюют зерно, пьют воду, а потом в панике мечутся по сцене. И только один студент спокойно сидел в сторонке, не проявляя малейших признаков тревоги.
- Эй, а ты почему не реагируешь? - обратилась к нему преподавательница.
- А чего мне реагировать? Я - курица. Высиживаю яйцо. И потом, откуда курице знать, что такое атомная бомба?
Студента звали Марлон Брандо.
Для сына потребовался репетитор он-лайн по физике и математике повышенного уровня. Зашёл я на репетиторский сайт. Почитал репетиторов. Выбрал одно объявление, звоню. Ожидал, что на "физмат" ответит надтреснутый, старческий голос академика Мстислава Келдыша. Типа пенсионера, доцента кафедры математики. Но ответил очень чистый, молодой голос. Пацанчик какой-то. Начал этому "Келдышу" задавать вопросы, прощупывать:
- Вы на каком уровне можете преподавать физику-математику?
- А мне по барабану. Чего хотите. Классическую механику. Инвариантные пространства. Четвёртые координаты пространства-времени. Геометрию Римана. Геометрию Минковского. Или Лобачевского. Топологию. Высшмат. Матан. Интегралы 4-го уровня. Тензорное исчисление. Вас что интересует?
- А физику шурупите?
— Так я по основной специальности - физик. Там вообще без проблем, всё знаю.
- Физхимию знаете?
- А что там сложного? Вас что интересует?
- Меня интересует: вам сколько лет?
- Двадцать. А что?
Академик Мстислав Келдыш. Юный гений.
Я преподаватель. Принимаю защиту задачи у студента. Он очень неуверенно отвечает на мои, в общем-то, простые вопросы. Я ему говорю:
- Это элементарно, Ватсон.
Он не растерялся, и ответил:
- Это вам элементарно, Холмс.
Пришлось принять защиту.
Было у царя две девятилетних дочери, и захотел он узнать девственницы ли они.
Пошёл он к колдуну и спрашивает:
- Как мне узнать, девственницы ли мои дочери?
- Подойди и спроси у них об этом, если соврут - враз окаменеют.
Подходит царь к старшей дочери и спрашивает у неё:
- Скажи мне, дочь, правду, девственница ли ты?
- Да, - отвечает дочь.
И стоит перед царём камень.
Подходит царь к младшей дочери и спрашивает у неё:
- Скажи мне, дочь, правду, девственница ли ты?
- Да, - отвечает дочь.
И стоит перед царём камень.
Прошло время. Грустно стало царю без дочерей, пошел он опять к колдуну и спрашивает его:
- Как мне дочерей обратно в людей превратить?
- Если между двумя каменными глыбами пройдёт хоть одна девственница, то они оживут, - ответил колдун.
Так и стоят две каменные колонны при входе на журфак МГУ!
Сам, лично, читал на амбулаторной карточке моей девушки следующее. Когда заполнялась титульная страница, ну, там ФИО, домашний адрес, место работы (она студентка), диагноз и прочее, то врачиха перепутала графу "диагноз" и "профессия". В результате чего в графе "диагноз", теперь гордо увековечено слово "Студент". Согласитесь, тяжёлая болезнь :)
9
Когда моя старшая дочка, трясясь от волнения, сдавала экзамен в медицинском, к ней подошел старенький профессор и обратился: "Деточка, ну что вы так переживаете, наверху оценки всем уже поставлены". С тех пор эта фраза стала для нашей большой семьи ключевой, когда нас одолевают различные перипетии жизни.
9
В далёком 1979 году поступил я в СТАНКИН. Все предметы на 1-ом курсе давались довольно легко, кроме Истории КПСС (отдельная тема) и немецкого языка. Немецкий у нас в деревенской школе преподавал директор. Как в фильме "Баламут" - с войны помнил три слова: "дэр Тыш", "дэр Штуль" и "нун зо". После первого полученного домашнего задания я впал в ступор. Ну, ничего не понимаю. В группе учились немцы - Эпман и Михаэль. Очень хорошо говорили по-русски. Пошёл в соседнюю общагу к ним за помощью. Михаэль был в комнате один, сидел за столом, ел фруктовый суп. Подаю ему раскрытый на упражнении учебник, прошу помочь с заданием. Теперь в ступор впадает он. Две минуты смотрел в книгу, захлопнул её и вернул мне со словами: "Немцы так не говорят".
7
Как-то раз пир горой стоял в общаге. Распивалась уже не первая бутылка, в общем, все были уже на бровях. Представьте обычный угар: кто-то под гитару орёт, кто-то и без гитары орёт. Тут разносится крик хозяйки комнаты: "Ребята, вы хоть, когда жрёте, то водку закрывайте - с каждой минутой испаряется 9 молекулярных слоёв!". Все сразу ясно ощутили, что не в ПТУшной общаге пьют...
12
- Стоит только создать на серваке универа папку "Порно", закрыть ей права NTFS всем, кроме админа сервака, и можно узнать, насколько хреново защищён сервак, и сколько в универе одарённых студентов :)
- Так в ней же нет порнухи. Фигня какая-то лежит.
- И ты туда же!
28
Сегодня в супермаркете стал свидетелем забавной ситуации. Два студента зашли в торговый зал с рюкзаками (имеют право, раз администрация за сохранность вещей ответственности не несёт), взяли по пиву и какие-то пивные закусоны, расплатились, сложили покупки в рюкзачки и направились к выходу. Тут к ним подходит бдительный охранник и просит показать содержимое рюкзаков и предъявить чеки. Пацаны, видимо уверенные в собственной честности, решили не спорить (хотя могли и полицию вызвать вообще-то, беспредел же), показали покупки и чеки. И тут - тадам! - оказалось, что на кассе им пробили пивасика в два раза больше, чем они взяли. Ну они, естественно, назад к хитрой дэвушке и давай разбираться, охранника же вмиг как ветром сдуло. Короче, такой вот неудобняк. Магазинный охранник случайно перешёл на светлую сторону :)
15
Как-то преподша по культурологии, возмутившись поведением студентов на своих парах, пригласила посидеть на них декана.
Декан проявил себя как истинный студент. Сначала сидел и делал вид, что ему интересно, потом стал играть в телефоне, а потом тупо заснул.
Больше у неё к нам вопросов не было.
14
Семён Фарада, будучи еще не очень известным, как-то выступал перед студентами, а перед ним было выступление артиста Бориса Хмельницкого. И вот он чувствует, что настроение в зале какое-то не такое и реакция на выступление какая-то странная. Ну не должны так принимать известного актёра. Вот стоит Фарада за кулисами, и бьет его нервная дрожь: "А вдруг как и его плохо примут?".
Выходит он на сцену, а кто-то свистнул. Фарада растерялся, забыл, что говорить должен, и молчит. Потом подумал и сказал: "Вообще-то я привык выступать после второго свиста". Тут снова раздался чей-то свист, и Семён начал своё выступление. Только не запланированный текст, а стал импровизировать: анекдоты рассказывать, смешные случаи из своей студенческой жизни, причём даже не совсем приличные.
После, от организаторов концерта, Фарада узнал, что зрители его принимали лучше всех остальных.
13
Хозяин квартиры заявляет студенту:
- Я вас не выпущу из комнаты, пока вы не заплатите всех денег, которые вы мне за неё должны!
- Большое спаси­бо! Наконец-то я обес­печен жильём надолго.
34
Была преподавательница одна, фифа престарелая. Заходит на экзамен и говорит: "У меня сегодня настроение плохое, поэтому больше тройки никто не получит". Если ты преподаватель, то как твоё ебучее настроение должно на уровне знаний студентов отражаться?

Я сейчас (в 39 лет уже) понимаю, что такие уроды так себя вели только от того, что студенты молодые, практически никто не будет жаловаться. Попробуй она такое завернуть взрослым заочникам, вряд ли прокатило.

Не то, чтобы молодые не будут жаловаться, просто молодых никто не воспринимает всерьёз а-ля "будет двадцатилетка тут ещё рассказывать, что ей незаслуженно оценку влепили. Небось сама не выучила, а теперь ходит ещё права качает, что злая тётя препод нахаляву оценку не поставила". Плюс для молодых гораздо более великая трагедия вылететь, особенно с бюджета, ибо ты никто, звать тебя никак, а дома мамка с ремнем и перспектива работать дворником остаток жизни. А в случае серьёзных разборок обидеться может ещё и родной деканат, после чего чемодан - вокзал - родные ебеня происходит в кратчайшие сроки. И вот ты уже не подающий надежды будущий специалист, а позор семьи. Особенно если дело происходит не на первом курсе, когда перепуступить ещё не такая большая проблема. Что открывает для всяких словивших звезду товарищей с заниженной самооценкой практически безграничный простор для почесывания своего эго об безответных двадцатилеток. Если ещё и видная шишка на кафедре, то вообще гуляй деревня.

Простите, сама студент столкнувшийся с травлей со стороны преподавателя, наболело. Даже в пятилетнем возрасте, когда мама мультики допоздна смотреть не разрешала, желание вырасти поскорее не было таким сильным, как сейчас, ради того, чтобы начали хотя бы как с человеком разговаривать, а не с тараканом 😢
11
Рассказывал товарищ который учился на геолога.
День экзамена студенты ждут преподавателя у кабинета, подходить преподаватель и говорит:
- ребята я на кафедре забыл визирную ось, тому кто принесет - плюс балл на экзамене.
Один парень сразу же убегает в сторону кафедры.
- ну вот и первый неуд - заключает преподаватель.

П.С. Визирная ось - физически не существует.

Один из комментариев:

– Пойди клиренс принеси! – скомандовал Вася. – Он там, за минометом валяется.
Я замешкался.
– Клиренс, – повторил Вася. – Принеси. Ну?!
– Извини, – сказал я, – везде свои порядки. Понятия не имею, что здесь называют клиренсом.
– А по-твоему что такое клиренс? – прищурился Вася.
– Расстояние от нижней точки машины до земли.
– Образованный, сука, – заключил Вася.
И дал мне пендаля.
10
Учитель:
- На 5 не знает никто, на 4 знаю Я, на 3 можете знать вы!
Ученики:
- А можно нам нормального преподавателя, который знает предмет?
33
В 1952 году в школе студии МХАТ выпускался курс знаменитого Павла Массальского. Для дипломного спектакля выбрали пьесу Всеволода Иванова "Бронепоезд 14-69". Это история о том, как в 1919 году на железной дороге, ведущей во Владивосток, сходятся в противоборстве белогвардейцы в бронепоезде и красные партизаны под командованием Никиты Вершинина.
В одной из сцен, когда Вершинин входит в бронепоезд, белогвардейский прапорщик Обаб встречает его фразой:
- Первому мужику - пулю в лоб!
Обаба играл студент Виктор Онищук. Перед высокой комиссией старались все. И Онищук в запале в эту реплику вставил непечатное: "Ёб твою мать!".
На кафедре разразился жуткий скандал. Студента хотели лишить диплома. Но для проформы заставили написать объяснительную.
Виктор честно написал, что, учась четыре года по системе Станиславского, он для каждой роли прорабатывал внутренний монолог. И во время показа он непроизвольно вылился в словесный текст.
Внутренний монолог - это то, о чём актёр, произнося написанный автором текст, должен думать на самом деле. И чем он правдоподобнее, тем лучше получится образ исполнителя на сцене.
Партийная комиссия попала в тупик. Отрицать систему Станиславского - всё равно, что признать свою профнепригодность. Диплом студенту дали и даже взяли в труппу МХАТа.
11
Зяма отвечает на экзамене по истории. Билет "Древний Египет".
- Рамзес должен был стать величайшим правителем Египта, его к этому готовили с детства. Когда он достиг возраста 15 лет, ему подарили огромный гарем, окружив лучшими женщинами.
Тут Зяма замолкает, вздыхает и грустно констатирует:
- А вот мне на 15-летие рубашку подарили...
19
Рассказала знакомая.
Защита дипломных работ у заочников. Заседает экзаменационная комиссия, человек 6, полный зал сочувствующих - папы, мамы, однокурсники и т.п. Выходит на кафедру очередная дипломница, раскладывает свои бумаги и начинает тарахтеть, не поднимая головы и не останавливаясь. А тема дипломной работы "Уголовная ответственность за фальшивомонетничество". И сколько раз ей встретилось слово "фальшивомонетничество", столько раз она сказала "фальшивоминетчиство". В первый раз члены комиссии просто переглянулись: может показалось? Дальше - больше, они стали подрагивать (смеяться-то нельзя), аудитория хихикает. А девочка тарахтит, ничего не замечая, и заканчивает свое выступление словами: "Предусматривает уголовную ответственность до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества".
Тут один из членов комиссии, почтенный профессор, громко заявляет: "Да за это убивать надо!".
2
Поступить в школу-студию МХАТ всегда считалось престижным. Особенно, если посчастливилось оказаться на курсе прославленного мастера Павла Владимировича Массальского.
Такое счастье выпало Геннадию Портеру, будущему советскому актёру, отдавшему свои лучшие годы Московскому театру им.Пушкина и Московскому ТЮЗу. Он и рассказал эту историю.
Буквально в первые дни учёбы мастер курса собрал своих студентов и торжественно объявил:
- Друзья мои! Сегодня знаменательный день! К нам придёт величайший театральный мастер! Он обратится к вам, наследникам мхатовских традиций, с приветственным словом. Слушайте и внимайте каждому слову ученика самого Владимира Ивановича Немировича-Данченко и последователя великого Станиславского!
- Да кто же это? Кто? - заволновались студенты.
- К нам придет народный артист СССР Михаил Николаевич Кедров!
Курс замер от страха: "Шутка ли? Сам Кедров! Знаменитый актёр и режиссёр. Строгий педагог-консультант школы-студии МХАТ. Член Комитета по присуждению Сталинских и Ленинских премий в области искусства при Совете Министров! Что же скажет маститый деятель будущим артистам?»
Наконец Кедров вошёл в аудиторию, сел за стол рядом с Массальским и стал пристально всматриваться в лица студентов. Все замерли в ожидании приветствия и напутствий.
Михаил Николаевич долго сидел в звенящей от напряжения тишине, глядя на взволнованных первокурсников, затем повернул голову к руководителю курса и сказал:
- Да, Павел Владимирович... Большой курс... Большой... Ну, что ж, будем отчислять!
Встал и быстро вышел из аудитории. Можно только представить, какое смятение творилось в душах студентов.
5
- Мамочка, что подарить тебе к Новому году? - радостно вопрошал Йося.
- Сдачу сессии тобой на отлично!
- А подешевле что-нибудь можно?
2
Три гения перевоплощения

Совершенно реальная история (!)

Дело было в далёком 1989 году. Прекрасным летним вечером, а точнее уже — ранней ночью, в то самое время, когда по Зелёной улице обычно проходит трамвай между Мирами, трое студентов Гнесинки возвращались пешком с тусовки.
Скрипач Миша Орлов (партийная кличка Граф, потому, что на самом деле потомок графа Алексея Орлова-Чесменского) – гениальнейшая личность и ещё более гениальный раздолбай. Вытягивал только на своём незаурядном таланте, но в конце концов и тот не помог, и Графа отчислили. Гитарист Фил, стопроцентный цыган и музыкант (в хрен знают каком поколении): ещё его предки в Яре играли, а родители на тот момент играли в Ромэновском ансамбле, и сам он после института собирался туда же. Играл, разумеется, на семиструнке, и держал её так, как держат настоящие, а не киношные цыгане и классические гитаристы: грифом в правую руку, а не в левую. Ну, и Лойс, мой хороший друг и в будущем гениальный композитор, с ними за компанию.

Летняя ночь, повторюсь, была на самом деле прекрасной. Таких выпадают единицы, да и то не каждое лето. Возвращались они с одной тусовки, хорошо «выпимши и покуримши», шли без определённой цели — просто наслаждаясь самим фактом своего существования в этом красивом, хоть и не без недостатков, мире, который лежал перед их юными полными сил ногами и только и ждал, когда они его покорят — весь, без остатка. А когда ногам доверяешь самостоятельно выбирать маршрут, они обязательно в конце концов приводят в хорошо знакомое место.

Вот и тогда: отвлёкшись от беседы (а она была, несомненно очень умной и содержательной, хотя и прерывалась время от времени приступами неуёмного смеха) они обнаружили, что стоят прямо возле Гнесинки.
Ещё очень этому удивились, так как туса происходила довольно далеко, да и двинулись они поначалу вроде как в совсем другую сторону.

Молодые дарования тут же восприняли это как знак судьбы и жутко захотели вот прямо сейчас сварганить какое-нибудь трио.

Тем более, что до этого разговор шёл как раз о музыке (а о чём ещё разговаривать трём укуренным гениям — не о женщинах же! Хотя о нас, они, судя по степени похотливости Лойса, конечно же, тоже разговаривали).

А на улице, повторюсь, ночь. А институт, соответственно, давно закрыт. Можно было, конечно, добраться и до общаги — но она далеко, пока дойдёшь, рассветёт, да и настрой улетучится. Денег на такси, разумеется, нет, все ушли на радости жизни.

Но когда такие мелочи, как закрытый институт, останавливали Вершителей!

Бодро обходят здание по периметру, находят незапертое окно на первом этаже. Не предаваясь ненужным рефлексиям, туда лезут, проходят по этажу, находят класс с самым лучшим роялем. «Это было, – рассказывает мне Лойс, – непросто, поскольку практически все рояли были лучшими, но мне почему-то в тот раз захотелось, чтобы это был Стенвей»...

И с ходу начинают играть Чардаш.

Как они играли…

Как же они играли!!!

Граф на скрипке, которая под его руками поёт и рыдает человеческим голосом; Фил на гитаре выдаёт такое, от чего хочется воспарить к небесам, да вот потолок мешает; ну и Лойс на рояле выпендривается в меру сил. А их немало!!!

Одним словом, дали жару! Так дали – что до сих пор помнят. Сними их тогда кто-нибудь на видео – точно быть им звёздами ютуба.

Отыграли, выдохнули и наблюдают картину двух соляных столбов в дверном проёме. Серая форма, фуражки, дубинки и совершенно обалдевшее выражение лица. Точнее — лиц: их ведь было двое!

А дело в том, что когда парни лезли - совсем забыли, в каком районе находится институт. Место – одно из самых козырных, как говорят в Одессе: «Центрее не бывает». Промежуток между Бульварным и Садовым кольцами, через квартал Новый Арбат, до Арбатской площади 5 минут неторопливого хода, через дорогу здание Верховного Суда, рядом с ним какое-то посольство, на перпендикулярной улице — ещё одно, да и до посольства США метров 300...
Одним словом, милицейская активность там повышенная.

И вот один из патрулей видит, как трое тёмных-стрёмных личностей под покровом ночи лезут внутрь охраняемого объекта — союзного значения, и рвут следом за нами с целью взять с поличным, пресечь, не допустить, повязать, доставить. Ну, и отпинать, если вдруг будет сопротивление. И прокравшись, видят картину: как эти «стрёмные» быстренько расчехляют инструменты и принимаются играть!

И как играть!!!

Из ступора стражи закона вышли минуты через три, и то после того, как парни сами уже к ним обратились с вопросом «какого чёрта»? Вообще-то, этот вопрос менты сами собирались задать, но нарушители их опередили.

Хорошо, у героев истории были с собой студенческие этого же института, спиртным от них не пахло, а семилистник они весь скурили до этого.

В качестве штрафа исполнили Третий Венгерский танец Брамса; тоже весьма неплохо получилось, хотя уже и без такого огонька.

))))
Где то в середине 90-х в по моему в газете "СПИД-ИНФО" было опубликовано интервью с самой известной на тот период российской порно-звезде. Запомнилось ее история попадания в секс-индустрию:
- Буду студенткой шла с занятий. Ко мне подошла троица парень и две девушки и предложили участвовать в съемках фильма. Когда я поняла о каком фильме идет речь, то тут же дала пощечину парню. Но когда он озвучил величину гонорара, то сразу дала согласие.
Жаль в статье не была озвучена эта величина..
Когда учился в университете, у нас в общаге был один парень. Так он с собой из своего ПГТ привозил домашнюю еду. А борщ привозил в закатанной 3-литровой банке. Когда мы первый раз увидели это, то спросили - типа почему так? Он ответил, что у него мать ленивая и варит борщ один раз в год. Но сразу 200 литров, а потом закатывает по банкам. И верили же) Он через месяца два только признался, что нас просто троллил))
5
ВОЕННЫЕ СБОРЫ ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СТУДЕНТОВ. ЧАСТЬ 5.2

Продолжение рассказа о службе студентов Московского Института Стали и Сплавов (МИСиС) на военных сборах в танковой дивизии в феврале — апреле 1978 года в городе Калинине.

МАСЛО МТ-16П И МАЙОР П.

Преподаватель на военной кафедре МИСиС майор П. (фамилию из-за дальнейших событий не озвучиваю) подружился с прапорщиком Недорезанюком, которого вы уже знаете из предыдущих рассказов.

И вот сидим мы на занятии по матчасти танка. В нужное время бодрым шагом в класс входит майор П. Дежурный рапортует о готовности, майор командует сесть и переходит к лекции:

— Тема сегодняшнего занятия: танковые масла. Основное танковое масло марки МТ-16П применяется в следующих системах…

В это время приоткрывается дверь вспомогательного помещения, где хранятся всякие показательные предметы, и высовывается голова прапорщика Недорезанюка:
— Товарищ майор, вас к телефону.
— Извините, товарищи курсанты, — и майор скрывается в подсобке.

Я в непонятках: откуда в подсобке телефон? Там его не должно быть. Единственный городской телефон стоит в приёмной командира полка.

Но в это время майор выходит из подсобки и, слегка откашливаясь:
— На чём я остановился? Масло МТ-16П применяется в системе смазки двигателя. В системе…

Но тут снова приоткрывается дверь подсобки:
— Товарищ майор, вас к телефону.
— Извините, товарищи студенты…

На этот раз его не было уже минут пять и вышел он, слегка покачиваясь:
— На чём я остановился? Дежурный!?
— Танковое масло МТ-16П, система смазки.
— Ах да! Танковое масло МТ-16П применяется в системах…

Снова голова Недорезанюка в дверях:
— Товарищ майор, вас к телефону…
Не говоря ни слова, майор скрывается в подсобке.

Появляется минут через десять, держась за стенку, и произносит:
— Масссло М… М-т там… А ну вас на хрен, меня к телефону!
И скрывается в подсобке.

Появляется почти трезвый Недорезанюк и командует:
— Всем в казарму! Товарищ майор устал и немного отдохнёт…
ВОЕННЫЕ СБОРЫ ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СТУДЕНТОВ. ЧАСТЬ 5.1

Продолжение рассказа о службе студентов Московского Института Стали и Сплавов (МИСиС) на военных сборах в танковой дивизии в феврале — апреле 1978 года в городе Калинине. Эпизоды.

КАРАУЛ И ДИМА Б.

Как я уже говорил, военные сборы проходили зимой, и мы несли все «тяготы и лишения» воинской службы. И одной из «тягот» на военных сборах была караульная служба и дежурства, например, в столовой. В одну из ночей я попал в караул на склад ГСМ (горюче смазочные материалы) разводящим и был этому несказанно рад, так как мне совсем не хотелось мыть противный, грязный, скользкий от пролитого киселя пол в столовой и такие же столы. А караул – совсем другое дело: вдалеке от начальства, воздух, природа, пусть и за колючей проволокой!

Итак, зима, снег, ночь, скудное освещение, подземный склад ГСМ, караулка, квадратная территория, две вышки по углам. На часового зимой одето много всего: ватные штаны, шинель, валенки, огромный тулуп с огромным воротником, а сверху еще и автомат, ремень которого ослаблен до отказа. И вот такие два неповоротливых колобка ходят полукругом по периметру, один слева от своей вышки до караулки, другой справа.

Расскажу про Диму, который ходил справа.

В назначенный час приезжает караульная машина и из нее выпрыгивают две здоровенные собаки и с ними их хозяин-кинолог. Как оказалось, наши отцы-командиры решили этих собак привязать с внешней части периметра со стороны караульных вышек, а проход туда идет только изнутри.

И вот мы идем к правой вышке. Впереди кинолог с собаками за ним я — разводящий, а за мной лейтенант — начальник караула. Тут кинолог мне и говорит: «Послушай, иди-ка ты впереди, а то твой боец еще пристрелит меня ненароком».

Ладно, пошел я впереди. Димка меня увидел и как заорет: «Стой, кто идет?» Я даже испугался… Нет, он поступил правильно, по уставу. Но тут ночь, белый снег, тишина. Чего спрашивается орать-то. Опять действуя по уставу, он подозвал меня к себе. Все остальные остановились неподалеку. Я подошел и говорю Димке, что так мол и так, приказано привязать собак за забором, и чтобы он пропустил кинолога с собаками.

Димка мне: «Да пусть привязывают кого хотят, куда хотят…». Развернулся и побрел к вышке. И тут кинолог спустил собак. Я-то их видел, так как уже шел назад, но их не видел Дима. От страха я прижался к колючей проволоке, и эти волкодавы пронеслись мимо меня. И тут Дима обернулся, и я увидел его ошалелые глаза. Дальше произошло какое-то смещение во времени. Только что он стоял недалеко от меня, как вдруг он уже стоит на вышке, свесив голову вниз, и смотрит, как эти два волкодава лают и прыгают на нижние ступеньки вышки.

Хорошо, что солдат-кинолог уж очень быстро укатил восвояси, а то я не знаю, чтобы мы ему за это сделали.

КАРАУЛ И ВАСЯ С.

Караул на артиллерийских складах. Я — разводящий.

Заступили мы в 19-00, а часам к 21 вдруг на чёрной «Волге» с водилой приехал начальник военной кафедры института полковник Чередников. Начкар (начальник караула) отсутствовал по уважительной причине (сидел в одном месте — съел что-то не то). Я доложил обстановку.

«Пойдем, проверим караулы», — сказал полковник. Я ему: «Товарищ полковник, через пять минут поведу смену, пойдёмте вместе». Я это не просто так сказал: стоял мороз градусов 25, ребята будут ожидать смены лишний час — удовольствие ниже среднего. А посиди полковник в караулке минут пять, ничего бы с ним не случилось. В общем, нормальные рассуждения нормального шпака.

Полковник посмотрел на меня с брезгливым изумлением типа «эта чой-то стул заговорил?» И, как писал товарищ Маяковский «не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав», полковник Чередников один прошествовал на территорию поста. Видимо, он нисколько не сомневался, что я на полусогнутых ногах брошусь его догонять. А я посмотрел только, куда он повернёт: налево или направо. Налево стоял узбек Нойчик С, и там могли быть проблемы. Но полковник повернул направо, в нежные объятия Васи С, «отличника боевой и политической», знатока уставов. А минут через семь тронулись и мы со сменой.

Честно говоря, пожалел я полковника, сразу к Васе повернул. Всё как я и ожидал: лежит наш начальник на снегу, а в четырех шагах стоит Вася с наведенным на начальника автоматом.

Далее между нами следует обычный диалог:

– Стой, кто идёт?
– Разводящий со сменой!
– Разводящий ко мне, остальные на месте! Осветить лицо! Товарищ сержант, при попытке проникнуть на территорию поста задержан неизвестный!

Поворачиваюсь к уже поднявшемуся полковнику:
– Что же вы, товарищ полковник, на территорию поста без разводящего?

На этот раз начальник выдал несколько слов, но привести их здесь я не могу. Пока меняли Васю, слышим, как уехала чёрная «Волга».

Василий комплексовал страшно: «Со сборов выгонят, диплома лишат!»

Через день военные сборы посетил полковник Чередников (ни до, ни после на построение старше майора никто не приходил), скомандовал Васе выйти из строя и, потрясая кулаком, произнёс короткую, эмоциональную, но весьма деловую речь:

«Вчера этот (нецензурно) заставил меня лечь в снег и продержал в сугробе чуть ли не час!» — Полковник встал по стойке «смирно», — «За образцовое несение службы в карауле объявляю курсанту С. благодарность с занесением в личное дело!»
ВОЕННЫЕ СБОРЫ ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СТУДЕНТОВ. ЧАСТЬ 4

Продолжение рассказа о службе студентов Московского Института Стали и Сплавов (МИСиС) на военных сборах в танковой дивизии в феврале — апреле 1978 года в городе Калинине. Эпизоды.

ПЕРВЫЙ ВЫХОД СТУДЕНТОВ В КАРАУЛ

Для гарнизона выход студентов, находящихся на военных сборах, в караул почище, чем стихийное бедствие. Там, где обычный солдат сделает вид, что не заметил, как товарищ перелезает через забор, студент в лучшем случае нарушителя задержит, в худшем начнёт стрелять. Были прецеденты. Время караула нам специально подобрали со среды на четверг, когда меньше всего «самоходчиков». Расставили караулы в 19-00.

В десять вечера дежурный по караулам капитан Востряков курит у КПП, ожидая дежурную машину. Задача: поехать по караулам и проверить правильность несения службы студентами. Вдруг через забор со стороны казарм, где часовых нет, перемахивает солдатик с целью перемахнув другой забор, оказаться в расположении автопарка, а оттуда попасть в город. Такой путь длиннее, но надежнее. А в автопарке стоят часовые-студенты!

Капитан, представив реакцию этих самых часовых (Стой, стрелять буду! Стою! Стреляю!), естественно, орет: «Стой!» Солдатик, естественно, прибавляет ходу. Капитан бросается за ним. Солдатик прибавляет еще и уже цепляется за забор автопарка.

Тогда капитан использует последний довод — с расстояния метров в двадцать орет: «Идиот, там студенты!!!» Тут и до солдатика доходит. Уже с гребня стены он прыгает назад, падает на пятую точку, прикладывает руку к головному убору и жалобно говорит капитану: «Виноват, забыл!»

А тем временем из-за забора автопарка медленно поднимается фигура студента в шинели не по росту, но с автоматом наизготовку…

МОСТ И ЧАСОВОЙ ИГОРЬ Ч.

На задворках территории части стоял склад, где хранились всякие тряпки: шинели, комплекты нижнего белья и прочее, а раз есть склад, то его положено охранять. Сразу за складом стоял забор, а за забором насыпь железнодорожного моста через Волгу.

На дореволюционном фото, снятом с точки, где в наше время проходил забор, хорошо видно высоту и крутизну насыпи. Взобраться на неё и летом проблема, а уж в марте, когда днём подтаивало, а ночью подмерзало, и подавно. Но насыпь превращалась в великолепную горку для скатывания. Этим и пользовались возвращающиеся из самоволки солдаты: съехал вниз на пятой точке, перелез через забор, помахал другану-часовому ручкой и дома.

Но в эту ночь в караул заступили студенты!!!

Военные сборы, середина ночи. Часовой Игорь Ч. спокойно двигался по караульной тропе, но был настороже: начальник склада прапорщик Крючков предупредил, что портянки и подштанники ежели сопрут, конечно, жаль, но гораздо опаснее злодеи, желающие завладеть оружием часового.

Место тихое, до караулки далеко — часовой держи ухо востро! И вдруг Игорь услышал скрип снега: на вершине насыпи умащивался солдат, явно собираясь съехать вниз. Общаться с ним вблизи Игорю нисколько не хотелось, поэтому он крикнул:

— Стой, кто идёт?
— Свои, друг, свои, — успокаивающе ответил солдатик и, набирая скорость, поехал вниз.
— Стой, стрелять буду! — рявкнул Игорь и в подтверждение своих слов передёрнул затвор автомата.

Самовольщик, видимо, вспомнил, что сегодня военные сборы охраняют студенты (об этом за неделю предупреждали всех и каждого), затормозил и каким-то чудом в том же положении, в каком ехал вниз, двинулся наверх. «Как паук по стенке!» — рассказывал потом Игорь. Достигнув вершины, самоходчик продемонстрировал знание матерного лексикона и скрылся.

Игорю не поверили ни товарищи-студенты, ни приехавший менять караул капитан Востряков. Последний не поленился и с сильным фонарём лично осмотрел место происшествия. Вернувшись, с уважением похлопал Игоря по плечу.

САША Щ. ИЛИ «НОЧНОЙ КИЛЛЕР»

Маленькая преамбула: самый серьёзный караул – охрана артиллерийских складов, где хранился боезапас для всей дивизии на несколько дней (а то и недель) полномасштабной войны. Потому технически оборудован караул был нехило: первая линия – колючая проволока на столбах (руку не просунешь) метра три высотой, сверху спираль Бруно. Потом подъём градусов в 30, на 250-300 метров. Чуть пониже вторая «колючка». За ней тропа для часовых. И третья «колючка». А между первой и второй линиями натянута проволока в палец толщиной, по ней бегали на цепи караульные собаки.

Итак, военные сборы, ночь, тишина. По караульной тропе двигается часовой Саша Щ. Как и полагается по уставу в положении изготовки для стрельбы стоя. Ниже захлёбывается лаем караульная собака, но начкар велел не обращать на это внимания. Вдруг собачий лай прекращается: собака сорвалась с цепи и «на махах» несется к часовому. Это была восточно-европейская овчарка, которая гораздо крупнее обыкновенных. Саша не растерялся: успел снять автомат с предохранителя, передернуть затвор и нажать на спуск.

Но дальше началось странное: Сашу не хвалили и даже не выказывали ему сочувствия. Все начальники, начиная от командира сборов до командира дивизии, достаточно жёстко обвиняли его за стрельбу на посту. На естественный вопрос: «А что было делать?» начальники отвечали: «Действовать согласно статье 178 УГиКС: «При необходимости вступить в рукопашную схватку для защиты себя или охраняемого объекта, часовой должен смело действовать штыком или прикладом».

Поднаторевший в изучении уставов Саша отвечал:
– Выполнял в порядке следования статьи Устава: сначала 175-ую: «Часовой обязан применять оружие без предупреждения в случае явного нападения на него или на охраняемый им объект», затем уже 178-ую…

В общем, достаточно быстро от Саши отстали. На прощание прозвучала фраза: «Научили тебя на свою голову!»

Непонятное поведение начальства разъяснил старшина сборов прапорщик Неживой:

— За стрельбу на посту, а уж тем более на артскладах и вашим начальникам, и нашим такой фитиль вставят — мало не покажется.
— А если бы он не смог отмахаться от псины «штыком и прикладом»?
— Ну тогда это был бы несчастный случай, никто не виноват…

А за Сашей навсегда закрепилась кличка «ночной киллер».

Лет пять тому назад встречались со студентами выпуска, и кто-то из наших негромко сказал ему в спину: «Эй, ночной киллер…», и член-корреспондент Российской Академии наук Александр Щ. обернулся с улыбкой…
ВОЕННЫЕ СБОРЫ ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СТУДЕНТОВ. ЧАСТЬ 3

Если судить о действиях танков в бою только по документальным фильмам, а ещё лучше по художественным, то танк неудержимо несётся в атаку, стреляя из пушки и пулемета, давя супостатов гусеницами… И экипаж чаще всего побеждает и выходит из танка усталый, но улыбающийся. А уж ежели не повезет – выносят экипаж на руках и снимают шлемофоны. Или – или.

В реалии от «всех победили» до «не повезло» дистанция достаточно большая, и склонить судьбу на свою сторону можно только одним – тренировками. А все тренировки обязательно с нормативами по времени. И существуют эти нормативы не для того, чтобы отцы-командиры имели формальное право поиздеваться над солдатами. Уложился в нормативное время — живи, не уложился — ну извини…

НОРМАТИВ 1

Так нас учили наши преподы-офицеры на военных сборах, воевавшие в Сирии (да-да, в середине 70-х!) и по ранению переведенные служить на военную кафедру в МИСиС. И второй момент. Танкист должен не только хорошо стрелять и водить боевую машину, он должен умело действовать в нестандартных ситуациях.

Например, в башне пожар, верхние люки заклинило (или обстреливает противник). Единственный выход – через люк механика-водителя. Успел до взрыва боекомплекта выскочить – будешь жить, не успел – товарищи шлемофоны снимут. Поэтому первое упражнение, которому нас обучали: с места командира пробраться через место наводчика и выбраться через люк механика-водителя.

Норматив был (если память не изменяет) «отлично» — 5-6 секунд; «хорошо» — 6-8 секунд; больше 8-и секунд — незачёт. Вёл занятия прапорщик Недорезанюк, и, поскольку «лучший результат дня» был где-то в районе 20 секунд, то в выражениях прапор не стеснялся.

НОРМАТИВ 2

На следующий день на военных сборах мы отрабатывали второе упражнение: типа наш танк окружила вражеская пехота. Для таких гостей в боекомплекте танка было 10 гранат Ф-1. Из люка заряжающего определённым образом эта граната выкидывалась наружу и «смерть врагу, победа нашим!»

Недорезанюк был то ли с похмелья, то ли просто москвичей не любил, но занятия он начал с того, чем закончил накануне, с ругани. Сквозь трёхэтажные конструкции прорывалась основная мысль: научить нас можно только кнутом, поэтому вместо муляжа с запалом кидать будем боевые гранаты. И если какой разгильдяй уронит гранату внутрь танка — похороны за свой счёт.

«Показываю один раз!» — заявил прапорщик и, ткнув пальцем почему-то в Сашу К, добавил: «Пойдем, посмотришь, как надо. Потом всем расскажешь».

Загрузились в танк: прапорщик в люк заряжающего, Саша на место командира. Люки закрылись. Вдруг открылся люк заряжающего, но никакой гранаты из него не вылетело. Вместо этого из люка механика выскочил Саша К. и упал на землю. И только потом в танке что-то негромко хлопнуло, и раздался дикий ржач прапорщика. Оказалось, что прапор уронил муляж гранаты внутри танка, а Саша не стал проверять — муляж это или боевая и покинул танк, как учили вчера.

А суть прикола заключалась в том, что запал гранаты срабатывает максимум через 4,5 секунды, а Саша выпрыгнул из танка раньше. В ведомости у Саши за первое упражнение появилась заслуженная «пятёрка», а у всех остальных стоял «незачёт».

ЦВЕТЫ

Военные сборы не богаты увольнительными. Нам дали увольнительную только один раз после присяги. Но бывают и исключения. Из каких-то своих соображений руководство сборов поощрило десяток курсантов увольнением в город до 21-00. Счастливчикам давали многочисленные заказы типа купить сигарет, ну и, конечно, водки. Это потом мы отработали систему передачи горячительного на территорию части, а в первое увольнение…

Наши «отпускники» купить-то купили, а как пронести? Все прекрасно понимали, что шмон на КПП будет по-взрослому и ни в кармане шинели, ни за поясом поллитру не пронесёшь. Но недаром МИСиС гордился своими выпускниками: кинорежиссёр Юрий Кара, востоковед Евгений Сатановский, телеведущий Владимир Соловьёв, да мало ли кто ещё окончил наш институт!

Нашли цветочный магазин и каждый соорудил нехитрую конструкцию: кулёк из крафт-бумаги, а в нём бутылка водки горлышком вниз. Прикрывают конструкцию три гвоздички (как сейчас помню – 35 копеек штука). Внешне конструкция выглядела как небогатый букетик. Возвращались не толпой, а по одному.

Дежуривший на КПП прапорщик у каждого проверил карманы и вокруг пояса. Проверив последнего, с неудовольствием сказал:
— Какие-то трёхнутые студенты пошли. Нет, чтобы бутылку нести, так все цветочки несут. На кой ляд вам цветочки в казарме?
ВОЕННЫЕ СБОРЫ ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СТУДЕНТОВ. ЧАСТЬ 1.2

Продолжение рассказа о службе студентов Московского Института Стали и Сплавов (МИСиС) на военных сборах в танковой дивизии в феврале — апреле 1978 года в городе Калинине.

НИКОЛЯ ИЛИ СТРЕЛЬБА ИЗ АВТОМАТА

Военные сборы были знамениты своими караулами и стрельбами, где всегда происходили всевозможные курьезные случаи. Был среди нас Николай Н. якут из города Тикси. Там же окончил школу, поступил в МИСиС и хорошо учился, как говорят, на стипендию, то есть без троек. Все его звали Николя, но он не обижался.

До принятия присяги нам было нужно отстреляться на стрельбище из пистолета и автомата. Начали с автоматов. Выдали по три патрона на брата, и первая пятерка заняла позицию. Надо было стрелять по мишеням лежа, одиночными, дистанция 100 метров. Вдруг после окончания стрельбы очередной пятерки прапорщик Недорезанюк, оправдывая свою фамилию, начал как резаный или недорезанный орать на Николая.

Оказывается, Николай стрелял, держа автомат не как положено, а засунув его глубоко под себя, да так, что дульный срез был немного дальше его носа.

На крики прапорщика прибежал командир роты старший лейтенант Горбатко. Выслушав возмущенного прапорщика и Николая, который говорил: «Я так привык», послал прапора принести мишень Николая. В мишени было три «десятки». Ст. лейтенант покрутил головой, пометил пробоины мелом и велел повесить мишень на место. После этого выдал Николаю ещё три патрона. Николай из такой же невероятной позиции выстрелил еще три раза. Потом сбегал за мишенью. Теперь в «десятке» было шесть дырок.

Совершенно спокойно старлей сказал прапору:
– Не ори, он так привык.
– Но товарищ старший лейтенант!
– Не ори! Орать разрешу, если сейчас положишь три пули в десятку. Ну как, будешь стрелять?
Прапорщик только рукой махнул…

ВАСЯ С. ИЛИ СТРЕЛЬБА ИЗ ПИСТОЛЕТА

Вася С. всегда стрелял хорошо: и при сдаче норм ГТО (Готов к труду и обороне), и ГЗР (Готов к защите Родины) в институте получал «отлично», и на военных сборах из автомата отстрелялся на «пять». На этот раз была стрельба из пистолета ПМ по грудной мишени (условно изображает человека от пояса и выше). Даются три патрона, дистанция стрельбы 25 метров. В зачёт идут только попадания в зелёное поле. То ли от волнения, то ли ещё по какой другой причине, но две пули Василий положил вне зеленого поля, то есть получал «неуд». Расстроился ужасно. Начальник огневого цикла подполковник Перчик (фамилия у него такая) прекрасно понимал, что, если была бы полноценная мишень, то Василий отстрелялся бы на «пять».

Подполковник взял красный карандаш и нарисовал на мишени два красных полукруга, сказав: «Будем считать, что у этого супостата во-от такие уши, но ты их отстрелил, и он умер от болевого шока и потери крови». После чего поставил в журнале Василию «отлично».

ШУРИКИ ИЛИ РАЗРЯЖАНИЕ АВТОМАТА

Военные сборы это не действующая армия, а, скорее всего, прелюдия к ней. Но при этом надо соблюдать некоторые незыблемые правила и не важно где ты находишься, на гражданке или в армии.

Шура Н. и Шура К. были к воинской службе категорически не пригодны. Вскоре один из них (а может быть и оба, точно про второго не знаю) свинтил в Израиль. До сих пор не понятно, как он себя повел в израильской армии? Там ведь в обязательном порядке служат все, и мальчики, и девочки.

На военных сборах мы очень часто ходили в караулы, и нам выдавали настоящие боевые патроны. Естественно, после караула автоматы надо было разряжать. Некоторые делали это втихаря, выщелкнув патроны из рожка и сдав в оружейку патроны по счету, а некоторым приходилось делать это под присмотром офицеров у стенда для разряжания, направив автомат в сторону пулеулавливателя: несколько листов фанеры, метровая прослойка измельченных автомобильных шин и бетонная стена.

Что надо сделать, чтобы разрядить автомат:
1. Отсоединить магазин;
2. Передернуть затвор;
3. Нажать на спуск, чтобы не сажать боевую пружину.

Руководство сборов приняло решение не давать Шуре Н. и Шуре К. оружие в руки. Но как-то вышло так, что какой-то умник из начальства послал в караул и обоих Шуриков.

Месяц – март. Кругом лужи, грязь. Караул возвращается с поста и идет разряжать автоматы. Состав караула:
• Шура Н. (в армии не служил)
• Шура К. (в армии не служил)
• Лёлик Л. (служил в армии, где был сержантом)

Метрах в трех сзади стоит и наблюдает командир роты ст. лейтенант Горбатко. В парадной шинели и с белым шарфиком.

Первым разряжает автомат Шура Н. Он все делает правильно, как учили, но, только начиная со второго пункта, забыв отстегнуть магазин. Передергивает затвор, тем самым заряжая автомат, и нажимает на спусковой крючок. Автомат, естественно, дает очередь.

Происходит следующее:
1. Шура Н. отбрасывает двумя руками от себя автомат, приседает и затыкает уши пальцами.
2. Шура К., который был вторым в очереди, делает то же самое: отбрасывает двумя руками свой автомат, приседает и затыкает уши пальцами.
3. Оба автомата летят в грязь.
4. Лёлик Л. и ст. лейтенант Горбатко в парадной шинели и с белым шарфиком падают в ту же грязь сами. Ничком.

В наступившей тишине звучит робкий голос Шуры К: «Шурик, чьё стреляло, твоё или моё?»

Больше всех досталось почему-то Шуре К. Видимо, товарищ ст. лейтенант не стерпел такого обращения к автомату: «твоё — моё». Так и орал на всю часть: «Это тебе что – ружьё, что ли?!»

Рейтинг@Mail.ru