Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
31 мая 2003

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
"Семнадцать мгновений весны"

Вернувшись из армии, где я перезнакомился со многими типажами из ваших
историй, я пошел восстанавливаться в институт. Подал заявление, и мне
сказали, чтобы я сходил на военную кафедру. Я знал (читал в газете), что
вышел приказ, ежели ты служил в армии, то от кафедры освобождаешься.
Пришел, там опять сидят все те же армейские рожи, упитанные и такие же
дубовые. Да вроде ж Москва! Должны ж быть поумнее - ни хрена! Мы, -
говорят, - приказа не видели, служите-с! Служить мне не хотелось.
Но, слава Богу, друзья-студенты из театра-студии, где я вечерами играл,
прислали приглашение из Германии. Они уехали учиться в Лейпциг, и у меня
появилась возможность первый раз съездить за границу, да надолго! А что
мне было терять? Взял и поехал. Была середина 90-ого года. Я наверное
был один из первых, советских туристов.

Как я жил в Германии - да сложно. Деньги закончились на третий месяц,
язык я знал почти в совершенстве: "Хенде хох! Гитлер капут!". Забавно
конечно в Германии, чисто, товары в изобилии, кругом немецкая речь,
идешь и играешь в моего любимого Штирлица - кругом враги, засады и козни
Мюллера. Наконец-то друзья-студенты подыскали мне работу - торговля
газетами на лотке. Выучил я пару-тройку фраз, друзья поставили мне
речь с "настоящим" саксонским акцентом. Яяяяяя, Яяяяяяя, альзооо
абгемахт! Ганс ное сюююууупэр ТиВи! (что-то типа - Да, да, очень свежая
программа телепередач!). Работа несложная, немец тычет в газету, деньги
протягивает, отдаешь газету/журнал, отсчитываешь сдачу, плата в немецких
марках (тогда еще восточных).
Близилось объединение двух Германий. Границы уже открыли, но наша армия
еще не ушла.
Как-то стою, ору, зазываю, торгую, скучно. Вижу, идет наш родной
привокзальный патруль. Мордатый прапорщик и два худых, несчастных
солдатика со штык-ножами, бьющими их по коленям. Косят глазами на мою
продукцию - на откровенные фото в журналах и газетах. Ну, я, конечно, не
удержался и крикнул: "Товарищ старший прапорщик! Подходите! Посмотрите
газетки и журнальчики!". Подходят, прапорщик смотрит, и осторожно, чтобы
не испачкать продукцию, листает журналы. Я распинаюсь о газетах,
предлагаю то, се, спрашиваю о военной службе, о времени вывода на
Родину. Прапорщик молчит, солдаты стоят в сторонке - не положено. Первая
фраза прапорщика меня убила: "Откуда, сынок, так хорошо русский язык
знаешь?". Я впал в ступор, замешкался, но честно ответил: "Дык, в школе
хорошо учился, товарищ старший прапорщик!" Он задумался, продолжал молча
листать журналы, следующая его фраза меня покорила навсегда: "А откуда
воинские знаки различия знаешь?" Через секунду я понял, что судьба дала
мне великий шанс сыграть-таки в фильме "Семнадцать мгновений весны".
Сразу нахлынули все эпизоды, замечательные ходы Штирлица,
глубокомысленные паузы, раздумья, фразы Мюллера в исполнении Броневого:
"А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!" или "По коридору идет Штирлиц! По
какому коридору? По нашему коридору! А куда он идет?" - все было в моих
руках, даже декорации - немецкий вокзал, немецкая речь, немецкое пиво,
немецкие газеты и военный в форме, задающий проникновенные вопросы.
Наверняка он сейчас должен спросить, откуда взялись мои пальчики на
чемодане русской пианистки. Я понял, что Мюллер пока ни о чем не
догадывается, но уже подозревает, правда только о том, что я - немец.
На всякий случай я перешел на легкий эстонский акцент. Неведомый главный
режиссер подошел сзади и зашептал на ухо мою роль: "Снакки отличааая?
Та ми их проходим еще на перфом курсе в мюнхенской школе расфедки".
Прапорщик пошатнулся от этой фразы, но устоял, он тоже первый раз
встречался лицом к лицу с потенциальным противником, да не просто с
таким же прапорщиком, а с настоящим разведчиком. Пошла борьба двух
идеологий, двух систем, с попытками затянуть противника в засаду, где
тому придется сдаться и раскрыть свои карты.

Мюллер еще не знал, что все серьезно, и потому, после паузы спросил
явную глупость, хоть и с иронией: "А что ж вас торговать газетами
заставляют?". Штирлиц был готов к этому вопросу, он сегодня спал более
8 часов и добил Мюллера ответом: "Почему же газетами? Это глубокое
прикрытие нашей основной деятельности. Мы здесь вербуем советских
военных начальников на свою сторону". Мюллер покраснел, побледнел, потом
его лицо начало принимать цвет маскировочного халата. Мюллер боролся с
двумя чувствами - моментально схватить Штирлица, расстрелять при попытке
к бегству и получить за это благодарность от Фюрера, но я был
гражданский, переодетый шпион, и это его останавливало. Или все же
продолжить игру с раскрытием всего шпионского гнезда и получить орден, а
может быть и крест, правда возможно посмертно. Он выбрал второе и повел
очень тонкую игру: "И кого же вы вербуете?" - тихо и немного
насмешливо, как всегда это делал Мюллер, спросил он. "Здесь хорошее
место, на вокзале, - отвечал я, - ваши едут домой. Скоро вас всех
выведут, и эти земли снова будут наши. Кстати, мы хорошо платим за ваши
военные секреты". Тут режиссер сделал гениальный ход и постепенно начал
менять нас местами, меня пробовать на роль Мюллера, а прапорщику
примерил мундир штандартерфюррера СС. Слова нового Мюллера были
ключевыми, Штирлиц явно домой ехать не хотел, ему было здесь хорошо,
здесь было сытно и престижно, попасть служить в Германию - мечта любого
военного, а мысль о том, что это через месяц станет к тому же Западной
Германией, постоянно портила ему настроение. "И что? Многих
завербовали?" - в его голосе был слышен скрытый интерес, и еще жалкие
потуги заставить меня раскрыть фамилии всех завербованных. "Таа, есть
люди….. есть. Мы платим настоящими дойчмарками!" - ответ нового Мюллера
опять лег в цель, все хотели дойчмарки, настоящие, западные товары
продавались только за дойчмарки. Дойчмарки - это богатство, это только
входящее в обиход видео, это телевизор "Грюндик" как у прапорщика
Семенова, это подержанная машина фольцваген, как у капитана Мороза. В
мозгу Штирлица легла огромная трещина. На миг Штирлиц закрыл глаза и
вспомнил о Родине, о друзьях детства, школе, первой любви, русских
березках, службе в армии, сверхсрочной службе, о сволочах начальниках,
свадьбе и красавице жене, оказавшейся сукой, о ненавистной теще и вечно
орущих детях, маленькой зарплате и квартирке в "хрущевке" в маленьком
городке на Ставрополье, вспомнил сослуживцев, которые стучали на него, и
о вечно пьяных дембелях - видимо, после этих мыслей становиться героем
сразу расхотелось.

Он открыл глаза и выдавил немного хриплым голосом: "Я …Я…я могу
достать… у меня есть связи в штабе полка, - Штирлиц сломался внезапно,
стал нервно листать журналы и говорить тихим голосом, наклоняясь ко мне
все ближе и ближе, посматривая на солдат, - Я служу в роте материально-
технического обеспечения, у меня есть описание всего стрелкового
вооружения, подствольного гранатомета "Муха", боевой машины пехоты и
танка Т-72". Мюллер посмотрел на прапорщика Штирлица с интересом, вот
так легко он начал продавать свои секреты, а в досье писали, что
характер нордический, стойкий - врали! Несомненная удача, Штирлиц начал
сливать информацию. "Описания автоматов у нас есть, и БМП тоже, - Мюллер
сам служил недавно в армии и знал системы вооружений, - нам нужны ваши
разработки в области ракет Земля-Воздух. Вы сможете помочь их достать?
Мы платим хорошие деньги! Вам не придется больше работать!" Последняя
фраза у Мюллера была сказана с интонацией немецких офицеров из фильмов
про войну, когда требовали выдать партизан. Штирлиц хотел жить, и жить
хорошо, и желательно в Германии, ну или хотя бы заработать на
отступлении. Он уже не скрывал свою мечту о поселении, жажду наживы и
кривлялся довольно-таки безобразно: "Я могу продать две бочки солярки в
неделю и новые покрышки к ГАЗ-61, а так же почти новый дизель и
противогазы". Внезапно Мюллеру стало скучно, он мечтал о большем, он
хотел выйти на пастора Шлака, он хотел раскрыть секреты советского
командования и узнать шифры, он хотел выйти на всю подпольную сеть, а
Мюллеру подсовывали ворованную солярку и описания вооружения 30-летней
давности. "Нам нужна структура вашей военной части, сколько у вас
танков, ракет и фамилии командиров дивизии, - Мюллер вспомнил, что
фамилии всегда спрашивали, более он не знал, что еще можно спросить, -
где находится командный штаб вашей дивизии?" Штирлиц обрадовался, все
это он знал и, наверное, мог предоставить информацию. Штирлиц наживку
заглотил глубоко, и отпускать не собирался. А Мюллер уже хотел работать
над собранными материалами и продавать свои газеты. "А сколько вы мне
дадите за эту информацию? - Штирлиц поплыл и торговался, кроме денег и
возможности прописки ничего не видел, - я вам достану ее к завтрашнему
вечеру. Соляру брать будете? Мне тяжело выбираться в центр, но я приеду
и передам. Вы здесь же будете? Или какое особое место назначите… эээээ…
явку?" Мюллер торговаться не собирался, он хотел только одного -
побыстрее выйти из игры, излияния Штирлица его явно тяготили. Дело было
сделано, Штирлиц раскололся, радистку Кэт пытали, пастор Шлак убит,
Евстигнеев проглотил цианид и выпал из окна. Шли титры под знаменитую
мелодию о мгновениях…мгновениях…мгновениях: "Не делайте резких движений,
за нами могут наблюдать. Купите вот этот толстый журнал. Там найдете
вложенный пакетик с шампунем, в нем находятся шифры, пароли и
инструкции. Следуйте им неукоснительно. Не пытайтесь найти меня, я сам с
вами свяжусь. Купите, и не спеша, уходите. Но помните…... у нас длинные
руки!" Все эти фразы были взяты из фильмов, сзади замаячил образ
Баниониса из "Мертвого сезона". Играть в новом фильме не хотелось.

На следующий день ребята из другой смены рассказывали, как приходил
какой-то мордатый русский в гражданской одежде, страшно матерился и
требовал вернуть ему деньги за журнал. Журнал был растерзан и товарного
вида не имел.
РОМ
Вчера облсовет утвердил герб нашей области. Два соболя держат каравай,
стилизованный под вид крыши Оперного театра. Дискуссия между депутатами
в ходе:
- Это что за два хорька крышуют область?
- Губернатор с мэром, неужто не понятно?
В некоем селе Казачье, что в Липецкой области, есть птицефабрика. И, как
заведено на любом предприятии, рабочий люд помаленьку пытается переть с
нее всяки-разны материальны ценности. Несут себе и несут, но иногда
начальство делает строгое лицо и устраивает образцово-показательные
проверки, ужесточения режима на проходной и т.п. Два наиболее
примечательных случая хотелось бы рассказать.
1. Несет некий, скажем, Петрович, две доски-сороковки шириной
сантиметров двадцать и длиной, как положено, шесть метров. Проволокой их
связал и, поскольку тяжело, тащит за собой, волоча один конец по земле.
И вот, уже покинув территорию, видит на дорожке наряд милиции во главе с
руководством. Тогда он цепляет проволоку за хлястик телогрейки и
продолжает приближаться, держа руки на виду. Примечателен его ответ на
резонный вопрос милиционеров: "Петрович, а что же это у тебя сзади?"
- Ой, ну надо же, зацепилась! То-то мне идти тяжело...
2. Едет тот же Петрович на тракторе мимо проходной, а кабина набита
курами. Ему делают знак остановиться. Он останавливается, открывает
дверь кабины и машет руками, выгоняя кур. "Кыш, кыш! Поналетели
анчихристы..."
Evilmike
Сегодня по телевизору в новостях показывали благостного Блэра,
зарулившего на пару виски в Ирак, и порадовавшего Басру и Им-Каср своим
присутствием. По ходу дела ему там делать было нечего, и на фоне детей,
подносивших ему около арабской школы цветы, комментатор сообщил, что
АРАБСКИЕ дети даже смогли, к его удивлению, сказать ему несколько фраз
на английском. Мой сын, сидя рядом со мной за столом и слушая это,
поднял голову от тарелки и произнес:
- Угу... Фак ю....
Я поперхнулся...
Произошло это на одном из местных телеканалов. В прямом эфире должен был
выступать гендиректор одного крупного комбината, очень уважаемый человек
старой закалки. Вид у него очень строгий, вернее суровый, мол, всех
сейчас разнесу к чертовой бабушке, только вопрос задайте. Брови аля
Брежнев-Шандыбин к перносице свел и ждет встречи со зрителями.
И вот ведущий представляет: у нас в студии такой-то для общения с вами
в прямом эфире готов.
И этот "шандыбин" сосредоточенно, громко, как на параде
выдает: "ЗДРАСТВУЙТЕ ТОВАРИЩИ ТЕЛЕВИЗОРЫ!"
Не знаю, как операторы и ведущие сдержались в студии, но мы ржали минут
двадцать.
Гуляю вчера, Идет навстречу товарищ, хромает сильно.
Спрашиваю:
- Что хромаешь?
- Дык... вчера собаку бил... свою...
- Укусила?
- Не... промахнулся... ногой в стену попал.
- А я думал, укусила...
- Да ты что! Как она меня укусит? Исключено! Я ж ее ДРУГ!
Привожу историю, рассказанную подругой (без изменений и дополнений).
Сегодня встретила хорошего приятеля, с которым давно не виделась и он
не в курсе перемен в моей личной жизни. Пошли вопросы по поводу
"как муж?" (то есть Серега), последовал ответ, потом я спросила,
как жена, и он рассказал эту историю.
"На прошлой неделе решили с друзьями зависнуть, все как полагается, с
девочками, тыры-мыры, вообщем гульнули круто.
Пришел домой поздно ночью, как и что не помню. Утром просыпаюсь чуть
живой, иду в ванну и вижу свои трусы, видимо брошенные вчера в ванной, в
ярко-красной помаде.
Протрезвел почти сразу, куда-то надо их спрятать, тем более, что уже
слышу голос жены, вот-вот в ванную зайдет.
Забежал в туалет, засунул трусы в мусорное ведро, оделся в одну минуту и
побежал выбрасывать мусор, чем очень умилил жену. На душе отлегло и я
спокойно пошел на работу. На следующий день ко мне подходит жена и
спрашивает: "Дорогой, а где твои трусы, которые вчера в ванной
валялись?" У меня все упало, значит видела, просто притворилась, а
сейчас сделает из меня котлету. Хотел было что-то придумать, ну типа это
совсем не то, что ты подумала и т.д., слава богу она меня опередила и
говорит: "Они точно в ванной были, я еще об них свою помаду вытерла".
Вот они, прелести семейной жизни!!!
90-ый год, жуткое время, молодым рассказать - не поверят. Пива-курева и
при деньгах не найдешь, водка по талонам.

Но, однако, жизнь-то не остановишь. За червонец сигареты брались у
ресторанных швейцаров (при госцене в 40 копеек, и зарплате в 120 рублей,
если кто не помнит). Водовку с легкостью брали с заднего хода у
грузчиков. Либо по 15, либо по 17 рублей (при госцене в 10, если кто
не помнит). Разница в 2 рубля определялась тем, в какой именно магазин
завезли сегодня - в "наш" или в "соседний".

Двинулся как-то около полуночи ваш покорный слуга - нет, вовсе не на
задание, а именно как раз за водкой, потому как не было "водки у нас
много".

Темный задний двор, дальше длинный-длинный забор, дверь обшарпанная.
Условный стук, три мятые десятки, две поллитровки, предстоящий долгий
путь в темноте вдоль забора.

Шепот за спиной: "-Да? А его первый раз видел! - Да не, ты че, он у нас
постоянно берет".

Сзади шаги. От забора отделяются две тени и движутся наперерез.
Перехватываю обе поллитры в "боевое положение". Не отдам, лучше разобью
об головы ваши дурные.

Подошедший сзади тоже имеет в руках две поллитры. Говорит: "- Эти вот
возьми. Да. А те отдай".

Тени исчезли. Снова темнота, забор и две поллитры в руках.
«Времена не выбирают. В них живут и умирают»

Еще одна история об оценке велиих исторических эпох простыми
современниками. В дополнение к истории про карпатского деда (основные, №
2 от 1.03.02). Тот дал такую характеристику эпохам, в которых жил:
«Краще всiх, мабуть, був Ференц Йошка (Франц Иосиф - прим. А.). Сам жив
довго, непогано - й нам давав. Поляки - ну, дуже гоноровi: останнiй
злотий в дiрку в карманi випаде - вiн його не пiднiме. Нiмцi - ото був
порядок, як накажуть кого повiсить - то й повiсять! Совьети? Ну, така,
взагалi, влада не вредна: хто скiльки хоче, стiльки й воруе».

И вот неожиданное продолжение темы в наши дни.

В подвале поликлиники - лаборатория по анализу крови и другого заветного
внутреннего содержимого больных. Ессно, очередь. Мимо проходит белый
халат, и божий одуванчик из очереди хватает его за рукав:
- Сестричка, дай, пожалуйста, баночку!
- А направление на анализ мочи есть?
- Да нет, мне попИсать.
- Папаша! Уборная на втором этаже!
- Знаю, да мне туда не дойти.
Белый халат вздыхает и заводит старичка в помещение, где оставляют в
баночках то самое по направлению. Через какое-то время они выходят,
старичок благодарит и, застегивая ширинку, виновато - очереди:
- Вот... Такое счас время... При Сталине смог до Берлина дойти. А при
Кучме не могу дойти до уборной.

Алик, историст
История произошла со мной в пору раннего студенчества...
Собрались мы как-то большой семьей в квартире на диване перед
телевизором (я, моя девушка, моя же сестра и моя же собака - породы
бассетхаунд и по кличке Дюк - как такса, но чуть побольше, грустные
глаза и обвислые уши). В общем, унылая ситуация, кто ковыряется в носу,
кто лениво смотрит телик... Моя барышня в этот момент игралась с
Дюком...
Вдруг собака, заигравшись, полуметровым языком проводит по лицу девушки,
и с уха последней слетает золотая серьга с бриллиантом, подарок
родителей на 16-летие. Падает она около меня, и я еще не зная для чего,
но быстро подхватываю ее и прячу себе в носок (натура такая)... Девушка
с криками "Он съел мою сережку - меня родители убьют!!!" начинает в
буквальном смысле раздирать пасть Дюку...
Мы с сестрой, естественно, начинаем помогать - но тщетно! Серьги там
нет! Симпатичную головку моей второй половины посетило подозрение, что я
причастен к исчезновению серьги, но тщательная проверка карманов моих
джинсов ничего не дала, и внимание опять переключилось на собаку...
Тем временем на голубых глазках моей барышни уже начали блестеть
слезки...
Я, как истинный джентльмен, сразу бросился успокаивать... Ненавязчиво
было высказано предположение, что серьга может опять появиться, но с
другой стороны несчастного Дюка...
Хотя почему несчастного?! Последующие два дня ему были раем - его
кормили на убой, и моя девушка добровольно(!) гуляла его до четырех(!)
раз в день, брала палочку и, зажав пальчиками нос, тщательно изучала
содержание собачьих какашек...
Каждое их возвращение с прогулки напоминало картину "Опять двойка!"
Я же во время их прогулок закрывался в спальне и корчился в тихой
истерике.
К концу второго дня даже мое подлое сердце не выдержало, и я после
вечерней прогулки преподнес ей серьгу с триумфальным видом и словами
"Нашел на диване". Мне, естественно, никто не поверил, но облегчение,
испытанное нежной девичьей душой при виде сережки, свело на нет гнев
в мой адрес.
P.S. Неоднократно упоминаемый выше бассетхаунд по имени Дюк, оставаясь
верным своему принципу идти на лобовой таран с автобусами марки
"Икарус", пал смертью храбрых после второго тарана.

Azazello
Лучшая история за 06.10:
Грета Тунберг и все что вам нужно знать про экологический активизм.

Поскольку Гретта - экологическая активистка, то она публично отказалась лететь на самолёте в Нью-Йорк. Официальная публичная причина, озвученная для СМИ: самолёт обладает слишком большим "углеродным следом": этот вид транспорта не экологичен, портит атмосферу, разрушает озоновый слой, развивает глобальное потепление и т.д. Гретта принципиально не летает на самолетах. Никогда.

Поэтому из Швеции в Нью-Йорк она добиралась на яхте «Малиция II», ранее носившей название «Эдмонд де Ротшильд». Первое название вызвано тем, что заказчиком яхты был глава французской ветви Ротшильдов, бывший работодатель Эммануэля Макрона Бенджамин де Ротшильд. На «Малиции II» во время пересечения читать дальше
Рейтинг@Mail.ru