Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
19 сентября 2003

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Небольшое вступление (для не охотников). Загонная охота заключается в
том, что одна группа охотников, двигаясь по лесу с криками и шумом,
пытается выгнать зверя на цепь стрелков, которые, естественно, стоят
тихонечко. «Номером» называется позиция охотника, стоящего в цепи
стрелков. После постановки на номер нельзя двигаться до конца загона, а
прежде чем сойти с номера ружье положено разрядить.
В данном охотничьем эпизоде ни один участник физически не пострадал.

В нашем охотколлективе есть Арсенич - патриарх охоты, хранитель ее
традиций. Арсенич, стоящий «на номере», - это поэма! Он долго выбирает
место, утаптывает снег, бросает под ноги барсучью шкурку (чтобы ноги
меньше мерзли и снег не скрипел), потом спускает с правого плеча тулуп,
(чтобы не мешал вскидывать приклад), пару раз вскидывает ружье, водит
стволами, проверяя все ли в порядке с одеждой и не закроет ли случайная
ветка обзор. Потом поднимает руку, обозначая соседним номерам свое
местоположение и готовность, и замирает. В своем висящем на одном плече
тулупе он напоминает мне памятник самому себе. Почему-то в такие минуты
я думаю, что еще не все охотники воспринимают охоту как поездку за мясом
и не считают стрельбу по зверю с вертолета из автоматического оружия
наивысшим шиком.
В тот раз снегу было где метр, где побольше. Кабаны пробили глубокую
тропу, больше напоминающую траншею почти в полный рост. На изгибе
траншеи и поставили Арсенича. Благо нервы у старика как канаты и глаз
еще верный. Я стою соседним номером. Из леса появляется огромный секач,
несущийся большими скачками. Я успокаиваюсь. Ноги у кабана короткие,
поэтому далеко по такому снегу он не ускачет, пойдет по тропе, а там
Арсенич с нервами-канатами и. …Додумать не успеваю, так краем глаза
отмечаю, что Арсенича на номере НЕТ. Не успев понять, куда делся
Арсенич, но, успев сообразить, что кабан из такой траншеи меня не
увидит, мчусь наперерез, по направлению к изгибу тропы. (Если на
следующей Белой олимпиаде в программу включат бег по метровому снегу без
лыж, могу предложить свою кандидатуру в качестве капитана команды. Место
в тройке призеров будет обеспечено!) Подбегая, вижу следы Арсенича,
ведущие в траншею. В следующий миг картина открывается во всей красе. В
траншее, в «позе орла», на барсучьей шкурке, стоит (или сидит?) Арсенич.
На лице отражение нешуточных усилий. Ружье спокойно воткнуто прикладом в
снег. ПарОк от немаленькой кучки тихо струится вверх, густое амбре
дополняет картину. (Видимо, желудок подвел, а присесть «по большому» в
глубоком снегу не получится. Вот он и спустился на утоптанное место.)
Из-за поворота вылетает кабан… Существо ТАКОГО роста, с ТАКИМИ глазами и
издающее ТАКОЙ запах секач за всю свою жизнь в лесу не встречал. Кабан в
непонимании опускается на задницу и, вытягивая передние ноги и,
повиливая задней частью туши, пытается погасить на утоптанном снегу
немаленькую инерцию своего бега. Получается плохо и секач, сидя совсем
как звери в мультиках на заднице, подъезжает к Арсеничу почти вплотную.
Тот абсолютно спокойно берет ружье, толкает кабана в изумленную морду и
произносит: «Уйди, скотина! Срать мешаешь». В следующую секунду кабан, с
пробуксовкой развернувшись, скрывается за поворотом. Я начинаю хохотать.
Арсенич заканчивает дела, также наискось накидывает тулуп, сворачивает
барсучью шкурку, отряхивает ее от снега, и только потом поворачивается
ко мне и говорит: «А был бы на ружье штык, я б его запорол! » И,
предупреждая вопрос, поясняет: «Что ж я, правил не знаю? Прежде чем с
«номера» сойти, ружье разряди! »
Долгих тебе лет и удачных охот, Арсенич!
Случай из моей реальной пилотской практики:

"Аерофлот 482, скорость 0.84, высота 37 000 метров" (заметьте пилот
хотел сказать футов, а не МЕТРОВ!"
Меня поразил ответ диспетчера! :
"Диспетчер Шереметьево Аэрофлоту 482, ребята это не к нам - это в
Байконур!"
Вопрос с auto.ru
---------------

Что делать?

Привез подружку на учебу, точнее на экзамен. И перед тем, как выйти из
аффто, она сообщает "все, милый, между нами все кончено. Прощай, прости"
и убегает. Потом трубу не берет, на СМСки не отзывается....

Через часа три звонок: "Милый, ты чудо. Ты очень хорошо меня ругал, я
получила пятерку"....

Ваши действия?

В торец - не предлагать, женсчина, все-таки....
Брательник мой стоял у истоков знаменитой сестрорецкой конюшни, которая,
увы, сгорела энное количество лет тому назад, - он ее строил, обихаживал
и прочая; там же учился ездить - среди прочих таких же больных на
голову. Они даже смастерили себе пару карет разных очертаний и
вместительности - ибо, как только конюшня более-менее твердо встала на
копыта, ребята стали регулярно сниматься в конных массовках, а аренда
карет на съемки неплохо пополняла их невеликий бюджет.

И вот однажды пришло приглашение поучаствовать в съемках картины из
прошловековой жизни. Не помню в точности, фабулы, помню, что надлежало
им предоставить карету и, кажется, шестерых верховых для съемки сцены
отъезда некоего князя не то в ссылку, не то просто по делам. Дело
привычное, съемки проходили в Питере, и в назначенный день шестеро
верховых и одна запряженная парой карета покатили в сторону Ленинграда.
На козлах сидел кучер, а в самой карете покачивался тренер, ну скажем,
Кузьмич, - вместе с кучером они уже успели отметить поступление аванса,
а поскольку кучер был, так сказать, за рулем, отмечал тренер
преимущественно в одну морду.

"День не задался с самого утра: в один глаз светило солнце, в другой
попало копье" (с). По прибытии на место съемки в суете переодеваний и
навешивания на верховых бутафорского режущего оружия, про тренера забыли
и из экипажа его не извлекли. Посему, когда после крика "Мотор!" под
стрекот камер обряженный лакей с поклоном распахнул перед "князем"
дверцу, навстречу разбежавшемуся сесть актеру вывалилась синеватая
физиономия трехдневной небритости и, изрыгнув облако непереносимого
амбре, выдохнула, пытаясь свести глаза воедино:

- Ты... ХТО?

Актер пошатнулся от газовой атаки, но устоял и даже не до конца вышел из
образа.

- Я? Я - князь! - ответил он, не очень понимая, что именно поменяли в
сценарии и почему его не известили.

- А я - тренер! - довольно доброжелательно отозвалась физиономия. -
Кузьмич! - и, ставя точку в неначавшейся дискуссии: - Пшел на х..!

Заметим, что тренера-конники имеют профессионально-уникальный голос.
Когда кричала моя тренер - невысокая такая, красивая блондинка, - собаки
переставали лаять на полкилометра вокруг.

Получился скандал. Замять его, конечно, удалось, но это стоило
некоторого количества нервов. После потока клятв "больше никогда" съемки
продолжили и отсняли уже без приключений, после чего кавалькада
последовала домой.

(Тут следует сказать, что верховые должны были снова сниматься завтра и
посему костюмы сдавать не стали, так и поехали в полном облачении в
уланской, что ли, форме с шашками на боку.)

В нескольких километрах от конюшни ускакавшие вперед верховые свернули
на тропу, чтобы малость срезать, и поехали по ней, бросив стремена и
вяло болтая. Карета осталась тарахтеть по асфальту.

- Сынки! - раздалось вдруг из-за спин. - Сынки! Там на шоссе-то не ваших
бьють?

Бедная бабка не очень преклонных годов, срезавшая чуть раньше и потому
догнавшая ребят, только охнуть успела, гляда, как проносятся мимо с
гиканьем шестеро верховых.

А тем временем события развивались следующим образом.

По пути домой предоставленные самим себе тренер с кучером отмечание
продолжили полным ходом. Поэтому смотреть, куда едешь, было некому.
Поэтому какая-то железка с краю кареты (кажется, в братниных словах
промелькнуло слово "рессора", ноя не уверена) - так вот эта железка
просто распустила напополам капот стоявшего у обочины "москвичонка". Как
они умудрились во-первых, нанести такую травму автомобилю, а во-вторых,
этого не заметить - одному Бахусу известно. Тем не менее, карета
невозмутимо проследовала дальше, оглашая окрестность нестройными звуками
песни про надежду - компас земной.

Хозяин "москвичонка", случившийся неподалеку, на мгновение замер от
нереальности происходящего, затем схватил прислоненный к дереву чей-то
велосипед, вскочил в седло и помчался за поющей и виляющей каретой,
требуя немедленно остановиться.

В этот момент из леса выскочил хозяин велосипеда, охнул и побежал
следом, также требуя остановки, но не кареты, а глубоко личного
велосипеда.

Вероятно, в распевании песен наступила пауза, потому что
Кузьмич высунулся в окно кареты подышать. Привлеченный криками, он
благодушно оглянулся назад... и завопил: "Погоня! ГОНИ!"

Поскольку состояние тренера от состояния кучера на тот момент отличалось
мало - он не стал спрашивать, какого черта. Он погнал, размахивая кнутом
и голося: "Н-но, залетные, выноси!" Лошади всхрапнули и ломанули во весь
опор. За каретой, судорожно крутя педали и оставляя за собой матерный
шлейф, несся велосипедист. За велосипедистом гепардовыми прыжками
перемещался хозяин велосипеда, подхватывая и дополняя долетавшую
матершину. Из окна высовывался Кузьмич, грозил кулаком и кричал: "Врешь,
не возьмешь!", сдабривая, опять-таки, все это так называемым "конкУрным
матом", равных которому еще поискать.

Неожиданно он просветлел лицом, вскинул кулак в жесте "Но пасаран" и
завопил так, что перекрыл мат преследователей:

- Михалыч! Наши! НАШИ! РУБИ ИХ!!!!!

Преследователи не смогли удержаться от искушения обернуться.

Лучше бы они этого не делали.

В ста метрах позади них с лесной тропинки выворачивали всадники в форме
прошлого века, размахивая обнаженными шашками. Кони скалились, хрипели и
пенили. Лица всадников гарантировали выполнение полученного приказания.

Преследователи испарились мгновенно и бесследно. Тренер пытался на
радостях полезть обниматься, но не смог открыть дверцу. Кавалькада
добралась до конюшни, мальчики сгрузили тренера и кучера, распрягли
лошадей и, как водится, пошли их чистить и обтирать, не переодевшись
толком, только шашки сняли. Солнце тем веремнем село.

Неожиданно раздался рев двигателей, и хриплый голос проорал в
матюгальник:

- Всем выходить по одному! Здание окружено! Выходить с поднятыми руками!

Во дворе стояло три милицейских "козла", лупивших фарами дальнего света
прямо в стену конюшни.

Настоящий моряк, как известно, никогда не спорит с патрулем. Поэтому
мальчики послушно полезли в "воронки", по пути продеваясь в форменные
кителя, или ментики, или что там, поскольку на улице было уже свежо. В
этот момент прискакала стайка девчонок с только что подошедшей
электрички - узнав, что мальчиков везут в милицию за хулиганство,
защебетали "Мы тоже" и "Нам тут одним страшно!" и тоже полезли в машины.
Менты прифигели настолько, что даже не рискнули возразить.

И вот - достойное завершение. В участке сидят двое потерпевших и
рассказывают в подробностях про улан, карету, шашки и порченное
имущество. Участковый, что характерно, не пытается сдать их в психушку,
а, зная о конюшне, только кивает и говорит: "Сейчас проведем опознание."

В эту секунду ткрывается дверь, и в тесное помещение входят шестеро
стройных молодых парней в уланской форме прошлого века, хоть и без
оружия. Вокруг них с щебетаньем увиваются девочки. С боков скромно
молчат конвоирующие. Все в целом живо напоминает уланский полк,
готовящийся стать на постой.

- Ну как? - спросил капитан милиции. - Они? - он не сомневался в ответе.
Не так уж много, в конце концов, в окрестных лесах молодых людей в
уланской фоме...

Потерпевшие молча смотрели на улан. Кто знает, что им вспомнилось?
Удаляющийся зад кареты? Крик "Руби их!"? Пена, падавшая со взмыленных
морд в траву? Холодная сталь вскинутых шашек?

Словом, оба потерпевших переглянулись и негромко, но твердо сказали:

- Нет.

Наступила немая сцена. Никакие уговоры не могли сдвинуть потерпевших -
не они, и все. Конники с видом оскорбленной добродетели удалились
восвояси. Спустя несколько дней вышла статья в местной газете, где
смутно рассказвывалось о распоясавшихся верховых хулиганах. Вырезка
долго висела в подсобке на стенке.

А потерпевшим долго, поди, еще снились темные лошадиные морды в хлопьях
пены, вздыбленные копыта и зычный рев "Руби их!"
Давным-давно, когда Индонезия была еще голландской колонией, в Батавию
(это теперь Джакарта) прибыла с визитом очень высокопоставленная и
весьма утонченная особа (назовем ее голландской принцессой). В программу
визита входило посещение плантации кофе, который только начали тогда
разводить на о. Ява. Первым делом принцессу угостили великолепным
напитком, сделанным из самых-самых лучших, "королевских" зерен. А затем
повели на экскурсию по плантации. Осматривая деревья, принцесса
поинтересовалась, а как собственно отбирают эти самые-самые зерна, ведь
на первый взгляд плоды все одинаковые (красные ягоды, кто не знает). И
получила ответ:
- В этом нам помогает один местный грызун. Зверек обожает плоды кофе, но
ест только самые-самые спелые, которые умело выбирает, лазая по веткам.
Зерна его желудок не переваривает, и они, совершенно неповрежденные,
проходят через организм и падают на землю вместе с пометом, где их и
собирают наши работники. Это и есть "Королевский" сорт кофе.

Принцесса упала в обморок.

(с) Мультатули
Со слов друга Мишки. Зная, какой он оболдуй - ничуть не удивлен: у него
и не такие фокусы бывали. Итак: вечерком, после хорошего застолья
возвращался Мишаня домой. Заскочил в маршрутку, уселся на единственное
свободное место. Настроение преотличное - выпито ровно столько, чтоб
было хорошо, но не было плохо. На вечеринке девушка слева (или справа?
Да какая нафиг разница!)оказалась вовсе не такая недотрога, а после
тре... тринадцатой так и вообще красавицей стала! А тут еще любимый
"Милан" выиграл! Эх, как говорится - жить хорошо!
Из состояния нирваны его вывел водитель, деликатно намекнув, что хорошо
бы сначала за проезд заплатить, а уж потом и зубы в потолок скалить...
Миша сказал "ш-ш-ш-шас!" и полным достоинства жестом полез в боковой
правый карман, где у него по теории вероятности должен был быть
бумажник. Достал... Пачку сигарет! Тупо на нее уставился. Поясняю - Миша
не курящий. Он задумался. Из этого состояния его вывел деликатный кашель
шофера. Мишка переложил сигареты во внутренний карман, решив, что на
вечеринке автоматически потянул чужую пачку. Сунул руку в карман глубже
и достал… Удостоверение ликвидатора Чернобыльской аварии! Тут его вообще
заштормило! Раскрывает корку - Карпенко Васыль Мыколайович, 1952 г.р. С
фотографии смотрит совершенно незнакомая усатая морда. Что б вы
подумали?! Желая поделиться своим шоком, Мишаня поворачивается к соседу
справа и натыкается на добрый, но внимательный и выжидательный взгляд
той же усатой морды. Только немного старше и намного шире. Тут только и
допер Мишка, что сунул руку не в свой правый карман, а в левый боковой
мужичка, к слову сказать, весящего порядка 120 кг… И куда в таких
случаях девается благостно-ленивое настроение?!
К счастью, мужик оказался незлобным и сообразительным. Он понял, что
имеет дело не с не в меру зарвавшимся представителем профессии
“карманник”, а просто с перебравшим балбесом - коньяком от Михи несло за
версту. Кроме того, пребывание в Чернобыле не повлияло на его чувство
юмора - от его ответа на Мишкино “простите, дяденька” мы долго хохотали:
- Ладно, пацан.. Сигареты оставь себе, а корку верни! Тебе она ни к
чему, а мне ее месяц восстанавливать!
З.Ы. Больше Мишка коньяк пивом не запивал…
Притащила тут жена уличного котенка. Типа "уж больно красивый".
Хотя на вид обычный серый полосатик. Ну да ладно.
Однако со здоровьем у Избранного (кота назвали Нео) были серьезные
проблемы. Серил он постоянно и везде где можно. На предложения поменять
котенка на другого с улицы/корзинку рыжих котят/тойтерьера/хомяка или
кого угодно жена не реагировала. Слава богу нашелся знакомый ветеренар -
девушка моего другана. Определив у кота расстройство желудка, глисты и
прочие веселые вещи она прописала ему кучу всяких лекарств, клизмы и т.д.
Тут у кота началась веселая жизнь. Началась она с прилюдного опускания
методом измерения температуры через задний проход. Жестокие процедуры
продолжались в течение 2-х недель, однако не принесли долгожданного
исцеления. Тогда подруга-ветеринар предложила взять кота к себе домой,
на стационар, так сказать. Т.к. ее сбила (не смертельно) машина и она
сидела дома. Предложение было с радостью принято. А у нее (ветеринара)
была (и есть) собака - страшненькое хрюкающее существо типа фрацузский
бульдог.
Собственно это и есть главный герой сего повествования. Ему пришлось
стать невольным свидетелем оздоравливающих процедур. Насмотревшись на
то, как коту засовывают всякие штуки в задницу, как из него потом льется
все подряд, как он дико при этом орет, собака проявила некоторые
человеческие свойства. А именно - отошла в уголок и проблевалась. Два
раза. Такие дела.
Зарисовка с натуры.
Бар. За барной стойкой сидит уже изрядно набравшийся клиент. Поднимает
затуманенные алкоголем глаза и обращается к бармену:
- Мне -"Кровавую Мэри" (коктейль: томатный сок + водка).
Потом, немного подумав, добавляет:
- Поменьше "крови", побольше "Мэри".
Исландские народные песни.

Эта история приключилась со мной в далеком 97-ом году. Кажется в апреле.
Я тогда жил в Пенсильвании, и попутало меня поехать однажды в гости к
другу Вилке в штат Мэрилэнд, городишко Колумбия, где-то посередине между
Вашингтоном и Балтимором. (Друга звали Виктор, а Вилка - это уже была
кликуха третьей производной. Но он пошел дальше, и впоследствие
подписывался Ложкиным.) Так вот, оседлал я свой старенький Шевроле
Канальер, опустил окна пониже, и с ветерком пошпарил по 99-му хайвэю
давя на все педали дабы приблизиться к призрачному рубежу ограничения
скорости. Мимо меня проносились грузовики, траки, повозки с амишами, а я
все беспечно давил на газ надеясь поспеть к Вилке на ужин.
Вилка как раз был на распутье. С одной стороны его атаковала русская
девушка из Монреаля с тремя детьми, которая была слегка разочарована
своим мужем-программистом, который приходил домой за две секунды до
ухода на работу. С другой стороны, москвичка Ира, выжавшая из Вилки
лимонную кожуру за время ее недавнего отпуска в доме напротив,
единоручно строила мост через Атлантический океан, и все время звонила
за советом. (К слову, девушка из Монреаля, таки приехала к нему жить, и
детей привезла, и вскоре Вилка стать уходить на работу через две секунды
после прихода домой... , а на Ире он впоследствие женился.) Так вот,
приехал я на Вилкино распутье, и это была пятница, и в холодильнике было
много чего поесть и выпить. То есть из выпить были водка Absolut, whisky
Glenlivet, коньяк Courvoisier и джин London. Из еды были сосиски собачья
радость. Поэтому после недолгих киданий монетки в унитаз мы рванули в
столицу город-герой Вашингтон в поисках пожрать. Перед поездкой мы
резвенько размялись коньячком, закусив хрустящими сосисками из
морозилки. С собой на всякий прихватили бутылку виски. И пару сосисок.
Сторонние наблюдатели апплодировали проезжавшему со свистом ржавому
канальеру с двумя чуваками державшими сосиски во рту, дабы оные оттаяли
до степени напоминания закуски.
И прирулили мы к кабаку на 18-й улице со скромным названием "Камелот". В
кабаке нам предложили картофельные чипсы, а также сиденья в первом ряду,
на расстоянии вытянутого ЖЖЖ пальца от танцующих стриптезерш. Вскоре
после того как наш запас однодолларовых купюр иссяк без промедленья, мы
вернулись в уютную кабину Канальера и продолжили скорбный поиск жиров и
углеводов. В арабском ресторане мы попытались заказать шашлык, но
неулыбчивый официант нам молча указал на МакДональдс через дорогу.
Долго-коротко, набигмаченные и аппетитно рыгающие жареной картошкой, мы
в 22:00 причалили к модному ночному клубу напротив Министерства Юстиции.
Куда меня черный негр подрабатывающий угрюмым вышибалой не хотел пускать
в кроссовках. Но за двадцатку он стал своим в доску парнем, и рыдал у
Вилки на плече, вспоминая тяжелое детство на берегах Миссисипи.
Оказалось что столичная публика раньше полуночи в модные кабаки считает
ниже достоинства. Поэтому следущие два часа мы посвятили изучению
ассортимента водок, на закуску выуживая из карманов остатки жареной
картошки.
Когда же пробило полночь и действо в кабаке развернулось по полной
программе, и нам уже было абсолютно монопенисуально что за Мадонна ревет
на весь клуб, мы с ходу показали чему Траволта может поучиться на
танцплощадке, еле успевая ловить летящие в воздух чепчики.
И вот спустя пары и пару часов, мы с двумя особо некапризными девушками
пилили назад в Колумбию, сопровождаемые цветомузыкой полицейской машины.
"А вы знаете, что у вас правая фара не работает?" - съехидничал
любопытный полицай, когда я остановился у обочины. Девушки притихли.
Вилка продолжал заталкивать бычок в горлышко пустой бутылки из-под
виски. Я извинительно мычал. Тут одна из девушек пришла на помощь, нежно
замурлыкав про больную тетю в госпитале, которую мы в столь поздний час
так самоотверженно все едем навестить. Полицай смахнул скупую слезу,
козырнул, и поехал ловить настоящих преступников.
Наконец мы все оказались в тепле и светле Вилкиной квартиры. Тут надо
признаться, что девушкам, интересовавшимся нашим происхождением, в лоб
было заявлено что мы из Исландии, успешно предотвратив поток
обывательских вопросов про медведей на улицах. Немедленно в ход пошла
бутылка Абсолюта, запиваемая бррр... джином, и девушки внезапно
сподвиглись наградить нас особенно незабываемым танцем, и дело стало за
музыкой.
Вилка порылся в своих запасниках и выудил кассету без названья и особой
маркировки. Засунул ее в мафон. Нажал на кнопку. Девушки приготовились.
Из динамиков понеслось:
"Как помнится вороне !
дяб дяб дяб дяб дяб дяб дяб
А может быть собаке !
дяб дяб дяб дяб дяб дяб дяб..."
Девушки ошарашенно переглянулись и робко спросили, мол что за новомодная
музыка такая у нас в репертуаре. Вилка ничтоже сумняшеся, хрустнул
замороженной сосиской и пояснил: "Исландские народные песни!"
Девушки задумчиво хмыкнули и стали самоотверженно продолжать выступление,
не желая задеть нашу национальную гордость.
Я долго крепился, но посередине третьего куплета рысью убежал в ванную,
дабы мои содрогания не сочли за смех.
И пошли летать в столице
Нежилые небылицы
Про Исландию девицы
И поныне говорят
Вот что проиходит, если начать читать статью в журнале с середины.
Потихоньку начинает кружиться голова, а в конце концов все разрешается
дружным хохотом. Дело было так. Читал я наш местный воронежский
автомобильный журнал "Автомаг". Солидное и уважаемое в общем-то издание.
Читал в следующем порядке:

"Помимо собственного удовольствия и демонстрации новых автомобилей
организаторы ставят перед собой следующие цели:

- Внести реальный вклад в безопасность дорожного движения.
- Привлечь внимание широкой общественности к проблеме состояния
российских дорог.
- Ознакомиться с культурой и традициями жителей юга нашей страны..."

и дальше я просто пивом подавился:

"... Именно с этими целями московские гости катали яйца на капотах своих
BMW и Mercedes-ов. Впрочем, в этой оригинальной спортивной дисциплине
преимущество воронежцев оказалось подавляющим - все места на пьедестале
почета заняли наши земляки:
1-е место - Алексей Акимов
2-е место - Селиверстов Виктор
3-е место - Прослов Евгений.
Эти доблестные воронежцы уберегли свои яйца за минимальное время и с
максимальной скоростью, оставив москвичам только утешительное четвертое
место..." 8-((

После этого я вытер пол от пива и поднял глаза в верх статьи:

"27 августа на территории спорткомплекса "Олимпик" происходило
любопытное и оригинальное автомобильное шоу. Участники его катали яйца.
Катали не просто так, а на капотах автомобилей. То есть на капот
ставилась маленькая тарелочка, а на нее, в свою очередь, укладывалось
яйцо, к счастью для многих участников - вареное. С этим сооружением надо
было преодолеть недлинную дистанцию с одной переставкой (правый и левый
повороты) и яйцо, соответственно, не уронить."

Вот такая история. Оригинал статьи, кстати даже выложен в инете - если
кто не верит. Вот здесь=>
http://www.automag.vrn.ru/03_17/6.html

Вчера<< 19 сентября >>Завтра
Лучшая история за 06.04:
К вопросу об анекдотах в межкультурном диалоге.
Вспомнился давний случай из практики. Ездил с делегацией в Китай на закупки, на одном технологическом предприятии нас встречала очень приятная дама-руководитель. Потом естественно нас позвали на обед.

Сидим, все вкусно (по крайней мере выглядит вкусно, я же больше говорю), ведём беседу. Вдруг руководителя российской делегации порывает на анекдот, который он мне сначала рассказывает с выражением полного удовольствия от своей шутливости:

Едут муж с женой на повозке, лошадь спотыкается.
Мужик: Раз.
Едут дальше, лошадь опять спотыкается.
Мужик: Два.
Опять едут, и снова лошадь спотыкается.
Мужик: Три.
Достает пистолет и убивает лошадь.
Жена в недоумении: Ты что? Зачем лошадь убил????
Мужик: Раз читать дальше
Рейтинг@Mail.ru