Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
12 марта 2006

Всякая всячина

Тексты, не попавшие ни в основные, ни в читательские, ни в повторные. Собираются и хранятся исключительно в научных целях. В этот раздел вы заходите на свой страх и риск. мы вас предупредили!

Меняется каждый час по результатам голосования
Один из моих студентов ни разу не ходил на семинарские занятия. Как-то
пришла его бабушка (где-то в конце семестра) и сказала, что ее внучек
Олег очень болен, не встает который месяц с постели и не сможет прийти
на "отработки". Так вот, сказала она мне с дрожью в голосе, как бы это
так устроить, что бы он и не приходил, а допуск к экзамену получил. Я по
доброте душевной сказала:
- Нехай принесе по кожней теме один реферат, писаний вед руки обсягом в
10 сторенок.
- Добре, а де мене взяти теми?
- В його одногрупникев.
- А я не знаю де його одногрупники.
Я сходила на кафедру и принесла методичку, в которой по ее просьбе
отметила нужные вопросы. Так же я сказала, что методичка у меня одна, и
я не могу ее дать на руки, разве что на 15 минут с тем, что бы она ее
отксерила и принесла назад. На что она спросила:
- А де тут є ксерокс?
Я объяснила ей подробный маршрут ближайшей фирмы. Потом она еще спросила
где брать книги, по которым писать рефераты, я сказала, что в
библиотеке, потом она спросила где находится библиотека, я дала ей
адрес. Но когда она спросила: - "А чи дадуть мене там книжки? ", я
внимательно посмотрела на нее и начала молча задом отходить к аудитории.
Старушка улыбаясь шла на меня и хихикая пихала руку в мою сумку. Я
вначале не поняла что происходит, когда до меня дошло, бабка начала
отходить. Я быстро достала из сумки банкноту (хе-хе) ценностью в 20
гривен и возмущенно затрясла ею в воздухе (на меня смотрели какие-то
люди и улыбались), а старушка говорила:
- Тихо, тихо, то - вам на цукорки, (на конфеты) я просто не знала яке ви
любите...
Я естественно с чувством собственного достоинства удалилась в аудиторию,
объяснив, что если еще раз такое повторится, то ни какой речи про
"отработки" не будет и т. д. (деньги естественно вернула старушке).
Перед последним семинарским занятием ко мне подходит та же старушенция и
держит в руках мою методичку, которую она должна была отдать три недели
назад и несколько мятых рефератов.
- Ось, Людмила Юрьївна.
- Векторевна.
- Вибачте, Векторевна. Ось.
- Що ось?
- Реферати.
- А чому так мало?
- Ми не встигли.
- Хто ми?
- Мей онук, Олежко.
- Зрозумело.
Рефератов было пять вместо двадцати, и я объяснила, что за пять
рефератов будет только пять отработок, а с 15-ю прогулами его не
допустят к экзамену. Она спросила, а как бы это так устроить, что бы
все-таки допустили. Я ответила, что нужно еще 15 рефератов. Она
поинтересовалась, когда их можно будет сдать, я записала ее домашний
телефон и сказала, что позвоню вечером и обо всем скажу. Старушка мне
лукаво подмигнула, отдала рефераты, методичку и хотела уже прощаться,
как тут я, заподозрив неладное, просмотрела методичку и от туда выпали
уже две банкноты - одна ценностью в 20, другая в 10 гривен. Тут я уже
разозлилась, вернула ей рефераты и сказала, что бы она шла разговаривать
с деканом, так как я уже не буду, так как я уже предупреждала ее на этот
счет и т. д. и т. п. В общем, все закончилось тем, что она, забрав
деньги, долго и нудно извинялась, унижалась, и я ее пожалела, все-таки
она чья-то бабушка, а к бабушкам у меня всегда особое отношение и
проч...
Придя домой, я обнаружила, что два реферата напечатаны, а один нагло
"отксерен" с чужого, позвонила и объяснила, что я не принимаю эти
рефераты по следующим причинам.... На что старушка мне сказала (какая
наглость)
- То просто нам дали переписати, а ми не встигли, а реферат треба було
веддати...
- А для чого ж ви мене його принесли?
- А як можна їх забрати, щоб ми змогли переробити?
Я говорю, что уезжаю и приеду числа 4-го. Бабка начала вопить:
- Людмила Юрьївна! П'ятого останней день прийому вiдробок! Його не
допустять до екзамену! Це ж таке гроше! (Тут я поняла, что ее внук еще и
на платном отделении. Па! Юридический факультет!!!) Ой-йой-йой!
Я важно спросила что-то типа: "А чому ви так довго тягнули з цим, е що
тепер у мене немає часу". Но, в конце концов, я дала ей свой адрес и
сказала, чтобы она зашла за рефератами, и ей отдадут. У меня в это время
была подружка и я, опасаясь очередных банкнот и дурацких вопросов,
попросила ее, чтобы она открыла двери и отдала рефераты. Та так и
сделала. В это время я сидела за диваном в закрытой комнате. Оказалось,
что бабка еще и ломилась в дом, мотивируя это тем, что через порог
отдавать нельзя, а в руках у нее был кулек, и в нем что-то булькало. Но
Валя (знакомая) сама переступила через порог квартиры и, улыбаясь,
отдала ей рефераты.
Через три дня, услышав телефонный звонок, я подумала, почему я не взяла
себе за привычку, как знакомая одна старуха, заходя в дом СРАЗУ-ЖЕ
отключать телефон.
- Алло!
- Людмила Юрьївна?
- Куди ви дзвоните?
- До викладачке фелософеї.
- Може до Людмили Векторевни?
- Так!
- Я вас слухаю.
- Коли я можу ветдати вам реферати?
- Я перепрошую, але з ким я говорю?
- А то бабця студента Олежка Ігнатовича.
- Добрий вечер.
- (после молчания) Добрий.
Вот такой дибильный разговор, который закончился тем, что я пообещала
перезвонить и назначить время и место встречи по передаче рефератов.
Подумав немного, я страшно разозлилась: почему же все-таки должна
поставить допуск к экзамену студенту, которого я даже в глаза не видела.
Бабушка-бабушкой, но экзамен все-таки пойдет сдавать он. И если он ни
слова не ляпнет, то декан факультета мне скрутит голову. Итак, звоню.
- Добрий день.
- Добрий.
- Чи можу я порозмовляти з Олегом Ігнатовичем.
- Його нема вдома. А хто то говорить?
- Викладачка з фелософеї. Я передзвоню пезнеше.
Через два часа звонок:
- Ало, Людмила Юрьївна?
- Векторевна.
- Вен вже прийшов. Вен виходив за термометром. (хе-хе-хе) Я даю йому
слухавку(телефонную трубку).
Я говорю:
- Олег, добрий день.
- (очень наглым голосом) Вже вечер.
- Мене звати Людмила Векторевна, я ваша викладачка з фе...
- Я вже зрозумев (голос наглый на протяжении всего разговора)
- Я попросила би вас особисто педейти завтра на кафедру фелософеї е
принести реферати.
- Добре, допобачення.
И положил трубку. Я в шоке. Я так материлась, что мой муж Валик залез
под кровать. Самый нежный из матов, которые вырывались из моего рта, это
было любимое слово пана Сашка – "пидарасы". Валик долго смотрел на меня
круглыми глазами и ждал, пока я успокоюсь. После того, как я рассказала
в чем суть, он посоветовал ни в коем случае не ставить ему допуск и,
кроме того сказать декану, что бы тот поставил ему пару (а я могу
рекомендовать оценки). Валик мог бы этого и не говорить, так как я это и
так уже решила окончательно, когда услышала вместо "Добрий день" слово
"Вечер".
С утра я встала в замечательном расположении духа "как я сегодня всем
покажу". Зашла за своим коллегой Андрюхой, и мы, весело обсуждая
грядущую вздрючку, дошли до Университета. (Да, забыла сказать, что перед
выходом мне позвонила бабушка, назвав меня опять Людмилой Юрьевной,
сообщила, что Олежко уже вышел, намекая на то, чтобы и я не опаздывала).
На кафедре меня уже ожидал сюрприз. Секретарша, увидев меня, чуть не
бросилась мне на шею:
- Нареште ви прийшли! Бабця одного студента нас тут вже заграла!
(надоела) Вона приходила по три рази на день е питалася де та ваша
молода викладачка? І чому її досе нема е хто може прийняти в мого внука
ведробки.
В итоге она пошла к декану и декан сказал, что "Нехто крем викладача, що
проводить семенарське заняття не може ставити допуск".
- І наветь песля цього вона ходила до нас е питалися де ви є.
Я весело подмигнула Андрюхе глядя на часы (час расплаты был уже близок).
В назначеный час "Х" я выглянула из кафедры и спросила грозным голосом у
толпящихся студентов - Хто з вас Ігнатович Олег?
Из присутствующих никто не отреагировал. Я еще раз всех обвела глазами
перед тем как закрыть дверь, как тут ужасно худая и бледная худая
женщина лет 30-40-45-ти дрожащим голосом:
- То я. Тобто, то я - його мама. А вен зараз прийде.
- Добре,- сказала я, - я прийду через 15 хвилин.
И ушла. Мы с Андрюхой еще раз проиграли сцену полного провала, прибавляя
все более красочные и пошлые детали. Поднимаясь по лестнице, я увидела
пустую аудиторию. Тут! Тут я без всяких свидетелей с кафедры покажу ему
и "Добрий вечер" и "Людмилу Юрьївну".
Итак. Возле лесницы меня ждала мама студента и увидев меня залепетала:
- Вен вже прийшов.
На что, судя по ее тону, я должна была страшно обрадоваться, как будто
это не студент ко мне "на отработки" пришел, а господня благодать
снизошла. Я надменно сказала:
- Нехай заходить в цю аудиторею.
И гордо прошла мимо. Андрюха потирая руки заныкался в угол, и открыл для
виду газету. Я села за преподавательский стол, вывалила все свои папки,
раскрыла для важности журнал посещений и сверху положила ручку (тоже для
важности). Так я просидела 10 минут. (Расстояние от вышеупомянутой
аудитории до кафедры, возле которой меня ждал мессия равна 10-ти
метрам). По истечении 15 минут, я все так же гордо и молча начала
складывать все папки, журналы, ручки, как тут вбежала мама студента и
истерическим голосом попросила меня выйти на секунду. Газета в руках
Андрюхи задрожала. Я молча вышла.
- Людмила Юрьївна!
- Векторевна.
- Ой, вибачте, Ірина Векторевна!
- Людмила.
- Ой, вибачте, Людмила Векторевна. Сходеть будь ласка за ним, вен он там
стоїть е не хоче педходити.
Я делаю квадратные глаза:
- Як то не хоче педходити?
- Вен боїться е стидається. Ой!! Ой-йой!! (тут она начинает рыдать)
Людмила Юрьївна! Бежеть за ним! Вен текає! Бежеть за ним. Будь ласка, бо
вен втече е не прийде сюди бельше.
У меня слегка потемнело в глазах, но я успела увидеть в конце коридора
сверкающие пятки Олежка. Убегал он быстро и громко. Между рыданиями его
мамы я пыталась объяснить, что не могу вот так взять и побежать и т. д.
Спина у меня покрылась холодным потом. Потом я сказала, что жду еще 10
минут, и если она его догонит, то я буду в этой аудитории, и она с
рыданиями бросилась за ним.
Андрюха смотрел на меня офигевшими глазами, когда я вошла в аудиторию.
Прошло 20 минут. Я поняла, что уже никакой вздрючки не будет и со
страхом смотрела на двери. Вошла его мама с большим фингалом под глазом.
- Можна вас на одну хвилину?
Я опять вышла и мама рассказала мне душещипательную историю о том, что у
Олежка сломаный хребет и после операции он стал очень нервный и резкий и
т. д. И что она хочет перевести его на заочное отделение, т. к. она его
больше не потянет на стационаре, поплакала еще пару раз, после чего я, в
очередной раз, отказавшись от банкноты в 50 гривен, поставила ему допуск
к экзамену, выслушала униженные благодарности и сдала журнал декану.
Вот такая страшная история произошла со мной.

нашел в сети.
Самый смешной анекдот за 11.10:
Обычные грибники в лес ходят с ножичком, охотники - с ружьишком... Непростые - с министром обороны.
Рейтинг@Mail.ru