Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
06 августа 2006

Повторные истории

Меняется каждый час по результатам голосования
(я работал на Митинском pадиоpынке начальником смены и попутно отвозил
выручку со всех точек на базу).

Ситyэйшн - лето. ЖАРА. Я - в пыльной джинсовке (кто был летом на
Митинском pадиоpынке, поймет). Гpязный. Вонючий от пота. Одним словом -
аpбатский панк на выезде (пpедыстоpия - мне дали на починку 10
мобильников, размещенных по пять штук на поясах меня и моего друга,
который меня с рынка вез домой).

Макдональдс около Охотного ряда. Мы с другом выходим из оного, посидев
там полчасика и сытно поев. Идем к машине. Hавстpечy - две девчонки.
Если не высший, то явно первый сорт. Мне терять нечего - что взять,
дypак-дypаком.
Ляпаю первое, что приходит в голову:
- Девчонки, что вы делаете сегодня ночью?

Hа меня посмотрели, как Билли Гейтс на Сан. Одна, с ленцой, презрительно
так, проговаривает явно заученную фразу:
- Мы не pааазговааpивааем с паpнямии без соотоового телеефонааа....

Жестом Эйса Вентypы мы с другом задираем куртки и демонстрируем что-то
типа выездной сессии коммивояжеров из Пчелайна. У девчонок, видимо от
жары, упали крыши, придавив челюсти. Втоpая, немного оправившись от
морального потрясения, продолжает бубнить роль:

- Мы не pазговааpивааем с паpняями без тыыысячи бааков в кааpмаане...
Пеpед ней раскидываются пальцы и распахивается веером пачка рублей,
эквивалентная где-то 22 тысячам оных. У девок в глазах читается явный
general Protection Fault. Hемного поскрипев последними двумя извилинами
первая девочка вспоминает еще одну фразу:

- Мы не pазговааpивааем с паpнями без машины...
Выход моего друга. Сигналка пищит, показывая на то, что машина где-то
рядом присутствует. Девчонки переглянулись с видом побитых собак:
- Hy, поехали, покатаемся...

Спесь с них как-то странно спадает. Тyт я понимаю, что настало время
моего выхода и произнесения квинтэссенции мысли, понятно этим
представителям самок человеческой породы. С ленцой, копируя их манеру
разговора:

- А мы не pааазгоовааpиваем с блядями...
Занавес

http://www.linkdump.ru/site/2006/04/04/a-my-ne-razgovarivaem-s-blyadyami.html
Не мое, нарыл на показухе. Меня улыбнуло, и вам того же...

У меня есть сосед - мальчик Аркашка. Ему восемь лет. Аркашка -
плотненький, крепкий, с серьезными карими глазами. Волос у него -
жесткая каштановая копна. Когда кто-нибудь из родителей пытается ее
расчесать, Аркашка начинает глухо рычать, как собака. Скалит зубы
(Переднего, правда, нет - выпал). Может и укусить.

Нет, Аркашка - он хороший. Типичный восьмилетний бандит. Не любит делать
уроки, умываться, не зашнуровывает кроссовки, любит животных, сладости,
садистские стишки, подраться... Все нормально, как у всех.

Но вот примерно год назад с Аркашкой кое-что произошло.

Началось все с того, что родители в начале каникул накупили Аркашке
книг: про хоббитов, про Гарри Поттера. Ну, про очкарика этого меченого
более-менее живенько написано. А вот про хоббитов с кожаными пятками...
Все эти Митрандиры-Горгоробы-Азанулбизары... Хотя - дело вкуса.

Аркашка сначала прочитал всю Дж. К. и Дж. Р. Р. Потом ему купили фильмы
по этим романам. Аркашка их посмотрел. И на некоторое время затих. Три
дня даже давал себя расчесывать и не рычал. А потом зашел как-то на
кухню к маме с папой и сказал:

- Буду писателем.
Подумал и добавил:
- Воистину так повелевают Высшие Силы.
Подумал и еще добавил:
- Ибо.
- Что ибо-то? - спросил папа.
- Просто ибо, - пожал плечами Аркашка. - Ну, я пошел.

... Лежа на полу в какой-то немыслимой позе квеху попой и книзу головой
(Так к мозгу кровь лучше приливает, я пробовал писать в аркашкиной позе
- класс!), шевеля, как змея, высунутым языком, похожим на кусок радуги
(От сосания фломастеров), Аркашка выводил в своей красного цвета общей
тетради:
"И злой волшебник Курамор ванзил мечь в плоть нещаснова добрава
валшебника Гулюлюна и три раза пиривирнул яго. Хахаха! Ты пагибнеш!
Кричал Курамор. Ибо!"

Особенно Аркашке почему-то нравилось слово "Ибо!" А еще - "ваистену!" и
"дабудит так!". А еще он любил их комбинировать, например:
- Да будет так, ибо!
Или:
- Ибо, воистину!

Описания Аркашке не очень давались. Он их обычно, так сказать,
максимально сокращал. Например: "Лес был страшный". Или так (почти
по-чеховски): "Море было большое. В нем было много воды". Но зато
страшные вещи Аркашка смаковал. У него все время кто-нибудь что-нибудь
откусывал с криком: "Да будет так!", кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь
вонзал и обязательно то, что вонзал, три раза "пириворачивал" ("Ибо!")
Вечером Аркашка читал свои произведения ближним. Сначала ближние (Мама с
папой) Аркашку слушали, но потом их терпение иссякало.

- Господи, какой ужас! - говорила мама. - Аркаша! Да что у тебя там за
кошмары такие! Ты же ведь добрый мальчик!..
- И плодть его содрыгнулыся от боли, - продолжал бубнить ровным, низким,
зловещим голосом Аркашка, - и страшные черные птицы обклювали иго со
всех сторон...
- Не могу больше слушать это "содрыгание"! - Восклицал папа. - Опять
кого-то там "обклювали"!.. Я сейчас сам кого-нибудь обклюваю!..
- А злой волшебник Хухур достал иликрическую пилу и стал, весело хохоча,
отпиливать ему ногу и отпилил ее три раза! Воистину!.. - вдохновенно
гундосил Аркашка.
- Боже мой!.. Ногу три раза отпилили... - стонала мама.
- А потом, - продолжал Аркашка, - он вонзил в его руку лазерную палицу,
обмазанную смертным ядом, и стал ее медленно пириварачивать, чтобы тот
больнее обстрадался...
- Все! Не могу больше эти "обстрадания" терпеть! - кричал папа и убегал
в свой кабинет. А мама тоже убегала и запиралась в ванной.

Тогда Аркашка, который папу все-таки немного побаивался, а маму - нет,
читал под дверь ванной:

- И тогда Чудовище схватило жертву, и, дружно хохоча, обожрало ее со
всех сторон...

В ванной на полную мощность включались краны.

- Ибо я голоден, кричало Чудовище!.. - орал на манер Чудовища Аркашка
под дверь, но перекричать краны не мог...

Аркашка со всей своей новаторской рукописью долго слонялся по квартире.
Опять ложился на пол кверху попой, чтобы написать продолжение. Но ему не
писалось. Настоящему писателю нужна аудитория. А мама с папой объявили
Аркашке бойкот.

Тогда Аркашка переключился на меня. Он набирал мой номер и говорил:
- Дядь Вов, слушайте: "Черные зловещие скалы торчали со всех сторон..."

- "Торчали" исправь, - автоматически говорил я, исправляя что-то свое. В
своей рукописи.
- Хорошо. "Черные зловещие скалы... были со всех сторон. За скалАми..."

- За скАлами...
- "За скалами жили страшные пивцы крови..."
- Что еще за "пивцы"?
- Которые пьют...
- Нет такого слова.
- Ладно... "Они обгрызали жертву со всех сторон три раза, а потом брали
острый молоток..."
- Достаточно. Извини, Аркашка, я занят...

Скоро Аркашка потерял и меня тоже в качестве аудитории. Единственным
слушателем Аркашки остался старый пес Чапа. Помесь таксы с болонкой,
что-то вроде карликового шакала.

Чапа тихо лежал на своем коврике и дремал. Аркашка ложился рядом с ним и
громко читал Чапе в самое ухо:

- И он, хохоча, откусил ему глаз...

Чапа терпел пару дней, потом начал скулить.

- Злая колдунья острым ножом разрезывала плоть жертвы...
- У-у-у! - выл Чапа, как фабричный гудок, и полз под кровать.

Аркашка ложился рядом с кроватью и кричал под кровать на воющего Чапу:
- Воистину прольется кровь, ибо да будет так!!!

В отчаянном вое Чапы была мольба: "Ведь я не собака Павлова!.."

На третий день Чапа начал лаять и кусаться, чего раньше за ним не
наблюдалось. Он даже слегка "вонзил в плоть" Аркашки свои старые зубы.
Не больно, но все-таки ляжку прихватил. Чапу не наказали, ибо он был
воистину не виноват.

На следующий день папа сказал Аркашке:
- Аркадий! Завтра мы улетаем отдыхать. На море. В Судак. Вместе с дядей
Вовой. Мы хотели взять и тебя. Но только с одним условием: ты не будешь
нам читать свою... прозу. Договорились? Даешь слово?
- Даю, - ответил, горько вздохнув, Аркашка. Ему очень хотелось на море.
Но когда папа вышел из комнаты, Аркашка шепотом все-таки добавил: - Ибо!


Свое слово Аркашка сдержал: нас он оставил в покое. Зато окружающим
досталось по полной...

В самолете Аркашка прибрал к своим рукам стюардесс. Через полчаса полета
симпатичные стюардессы, косясь на Аркашку расширеными зрачками,
шарахались от юного прозаика, как лошади от волка.

На море, на пляже, отойдя подальше от наших лежаков, Аркашка находил
себе жертву, какую-нибудь одинокую скучающаю бездетную даму
посредственных лет.

- Здраствуйте, - очаровательно улыбался он даме.
- Здраствуй, малыш, - охотно сюсюкала дама. - Здравствуй, кисынька.
- Я не кисынька, я - писатель. - сурово объявлял Аркашка. - Хотите, я
почитаю вам мое литературное художественное произведение?
- Конечно! - соглашалась дама. - Почтиай, лапочка. Надо же, такой
малепуньчик, а уже писатель! Прямо Моцарт, а не ребенок!..

Малепусенький Моцарт читал:
- Его жилы, хохоча, хрустнули под ударом стальной дубины, и кровь
толстым потоком затопила Долину Смерти...
- О-о-о... - стонала дама, и, траурно колыхая бюстом, откидывалась на
лежак.

Через две недели Аркашку знали все. Когда он появлялся на пляже со своей
алой, как кровь, тетрадкой, пляж пустел. Даже какой-то неизвестно как
затесавшийся в Судак немец, едва говоривший по-русски, завидев Аркашку,
махал руками и кричал:

- Найн! Найн! Ихь - это не надо! Аркашка, цурюк!

Так прошло еще две недели. На обратном пути стюардессы вновь хлебнули по
полной.

И истошно выл Чапа, как вдова на похоронах, а потом лаял и кусался. Надо
было что-то предпринять.

Мы с Аркашкиными родителями держали совет на кухне. Держали почти всю
ночь. Ничего не решили. А на следующий день у Аркашки был день рождения.

И тут меня (как я думал тогда), осенило. Я быстренько пошел в книжный
магазин и купил "Вредные советы". О, наивный!

Несколько дней Аркашкины родители ликовали. Аркашка перестал писать. Они
осыпали меня благодарственными звонками. Но потом...

Я вобще-то живу этажом ниже, непосредственно под Аркашкой. Сначала
Аркашкины родители перестали мне звонить. Потом надо мной начало
происходить что-то странное: то раздавались какие-то глухие удары, то
что-то зловеще скрипело и шуршало... а потом мои верхние соседи меня
затопили.

Это все Аркашкины дела. Я знаю.
А что сейчас читает Аркашка, понятия не имею. И даже боюсь
предполагать...
Как-то странно, но даже не знаю как величают его по отчеству несмотря на
то, что живем в одном доме очень давно. Назовем его "музыкант". Думаете
такое прозвище из-за его способностей пиликать на музыкальных
инструментах? Так почти угадали. Мало того, что герой с утра до вечера
потел с какими-то барабанами в руках, как будто ежедневно во время
завтрака поправлял здоровье ведром чаю с трехлитровой банкой малинового
варенья, так еще его плечи постоянно на протяжении долгих лет и зим
покрывали погоны толи старшины, толи мичмана, толи совсем прапорщика
самой непобедимой и легендарной.
Потом, как водится, заслуженный отдых с пенсией наперевес и
периодическими подработками в составе краснознаменного ансамбля
сослуживцев - отставников на свадьбах или похоронах. Причем на последние
грустные мероприятия приглашали почему-то чаще, но "музыкант" не только
не унывал, а совсем наоборот бегал по двору потирая руки и приговаривая:
"Есть покойничек"...

Его дражайшая половина частенько пилила мужа за то, чтобы он в перерывах
между калымами на мероприятиях, битием баклуш и дрессировкой
четвероногой домашней мяукающей животины сделал косметический и чисто
символический ремонт кухни или санузла. Может и того и другого. Не важно
это. Важно другое. "Музыкант" долго запрягал и к лету решился по
хозяйству все быстренько справить. Причем настолько быстренько, что
потел не от того чая с малиной, а от работы и знойного солнца.
И вот, однажды, заканчивая покраску плинтусов на кухне наш герой так
заморился, что быстренько разделся до гола и продолжил справу не обращая
ни на что внимания. В это время до кухни приперся кот. Раскачивающееся
из стороны в сторону хозяйство "музыканта" напомнило животной бантик,
привязанный до веревочки, а потому решив, что с ним играются, котик
присел, изготовился, стукнул пару раз хвостиком по полу и прыгнул, не
забыв при этом выставить нежные коготочки на лапках...

А дальше все испортила тетя Шура. Она не знала за меткий полет кошака
как стрелы Робин Гуда, она не знала, что резко вскочив от такой
прилетевшей с когтями радости, "музыкант" шваркнулся со всей дури
головой об открытую оконную раму, она просто услышала отборные вопли и
маты из соседней квартиры и метнулась стучать по телефону ментам заместо
вызывать карету скорой помощи.
Короче говоря, пока приехали лейтенант и старшина, пока разобрались и
вызвали скорую, пока приехали эскулапы, прошло часа два с гаком.
Санитары быстренько погрузили хватающегося обеими руками поочередно то
за голову, то за мужское достоинство "музыканта" на носилки, а
молоденькая докторша начала задавать вопросы пострадавшему с целью
поставить предварительный диагноз. И оно ей надо было? После сбивчивого
но краткого рассказа за трудовой подвиг и полученную производственную
травму санитары дружно начали ржать и выпустили с рук носилки прямо на
лестничной клетке...

Вобщем, смех всегда укреплял здоровье. Это еще раз доказали врачи,
потому как у скатившегося вниз по лестнице "музыканта" сломалось всего
одно ребро.

beermir
forum.beermir.com

Вчера<< 6 августа >>Завтра
Самый смешной анекдот за 09.09:
- Масик, да у тебя эрекция!
- Не трогай, это на Новый год!
Рейтинг@Mail.ru