Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
25 января 2008

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
В 1989 году Советская Армия переживала не лучшие времена. Впрочем,
впереди у нее было такое, что не могли себе представить ни министр
обороны, ни рядовые стройбатов. А пока было очевидно, что все плохо,
но насколько может стать хуже было неясно.

Чтобы сэкономить немного денег, министр со товарищи придумал армию
подсократить. В числе прочих мер было решено больше не забривать
выпускников гражданских вузов с военной кафедрой, которых гордые
кадровые до сих пор кличут "пиджаками". Наш курс, три с половиной сотни
свежевыпеченных лейтенантов, уже прошедших сборы и принявших присягу,
совсем уже подготовившись к службе в тундре, дружно сплясал гопака в
честь министра и товарищей и служить не пошел. За одним исключением -
один выпускник (пускай будет Андрей) подал рапорт о желании служить,
чтобы не ехать куда-нибудь похуже по распределению. И не прогадал, как
оказалось. Под конец года для усиления эффекта экономии решили выгнать
уже мобилизованных пиджаков, а чтобы помнили в какой стране живут,
мероприятие провели быстро и решительно - до наступления 1990-го. Наш
герой едва успел форму пошить (больше полугода на службу ходил в
собственной гражданской одежде), ладно хоть компенсацию за нее получил.
Но за девять месяцев успел получить неоценимый опыт. И кое-что
порассказал.

Беда в том, что в некоторых видах войск кадровые не справляются с
работой по причине пережатости мозга фуражкой и кастового алкоголизма.
Пример - обслуживание Отдельных Научно-измерительных Пунктов (ОНИПов).
По штатному расписанию ОНИП приравнивается к отдельному полку,
возглавляется полноразменым полковником и состоит из трехсот с лишним
офицеров, десятка прапорщиков и стольких же рядовых и сержантов. До этих
событий численность пиджаков и кадровых примерно совпадала, потом же
первые почти исчезли. Может и не в последнюю очередь из-за этого
группировка советских спутников постепенно сползла к нынешнему позорищу.

Служить Андрею выпало в Дунаевцах, где располагался самый западный
наземный ОНИП Советского Союза. Значение его было не просто велико, а
огромно, потому что спутники, крутясь вокруг шарика, с каждым витком
проходят все западнее и на некоторое время (иногда больше суток, зависит
от наклона орбиты) уходят из зоны видимости. Поймать их за западным
горизонтом можно только с плавучих пунктов управления, которые уже тогда
один за другим прислонялись к причалу чтобы тихо сгнить. А не загрузишь
программу на спутник до выхода из зоны видимости - через сутки, когда он
взойдет над Камчаткой, уже можешь и не связаться с ним.
Нескорректированные флуктуации орбиты и ориентации, севшие бортовые
аккумуляторы из-за отсутствия программы разворота солнечных батарей в
сторону Солнца - причин много. И еще одним меньше...

Одной бурной летней ночью в техническое здание ОНИПа ударила молния и
электричество вырубилось. Полчаса, пока прапорщики запускали
дизель-генератор, начальник смены провел как на иголках. За горизонт
валился один из спутников фоторазведки, оставшийся без задания на
фотографирование противоположной стороны планеты. Был строгий приказ -
программу передать на спутник любым способом. И вот, за пятнадцать минут
до расчетного выхода спутника из зоны связи электричество появилось. Все
лихорадочно принялись настраивать и синхронизировать аппаратуру, грузить
программу, устанавливать канал связи. В канале общей громкой связи шел
сплошной мат, который как известно короче и понятнее обычных слов.
И вот, наконец:
- Программа загружена!
- Передача начата!
- Передача закончена!
- Есть подтверждение приема!
- Связь потеряна!

Пауза. Начальник смены:
- Ну, что? Передали?
- Похоже на то.
- Точно ли есть подтверждение?
- Есть. Все нормально.
- Успели значит. Хорошо.

Все расслабились. Дальше оставалось досидеть смену, работы больше не
предвиделось. Но тут вопль из СЕВ (система единого времени):
- Бля! Военные! У нас сбой в СЕВ! Мы вам на ОНИП передали время с
ошибкой на 4 минуты! Что обидно - секунды-миллисекунды верные, а минуты
ошибочные!

Все разом замолчали и даже дышать перестали. Это был он - конец из шести
букв. 4 минуты означают почти 2 тысячи километров промаха. Спутник
снимет никому не нужный океан. Начальник смены начал прикидывать, как по
справедливости разделить на всех фитиль, который ему вдуют при разборе
полетов. Получалось, что даже если на всех поделить, доза все равно
смертельная. Но вдруг, по общему каналу:
- Да нормально все. Я когда увидел, что время ошибочное, минуты
скорректировал перед отправкой программы.
- Это кто там?
- Лейтенант Петрыкин.
- Как скорректировал?
- По своим часам.
- А-а... Пиджак? Слышь, Петрыкин, ты теперь эти часы на стенку повесь
как память. Советский офицер на твоем месте свои бы часы поправил по
СЕВ, а не наоборот. Когда вас только всех из армии повыгоняют?

Ответ на это вопрос был получен меньше, чем через полгода.
1
Есть у меня два приятеля. То есть между собой они не дружат, связаны
только через меня. Стас - неисправимый романтик, этакий капитан Грей,
без устали бороздит житейские моря на корабле с алыми парусами, ищет
свою Ассоль. Пару раз уже находил, но Ассоли оказывались ведьмами, и
приходилось вырываться на волю с большим ущербом для такелажа. Но Стас
не унывает, смотришь - через месяц он уже подлатал пробоины и опять в
плавании, снова ищет приключений на свой бушприт.

Илья - полная его противоположность, флегматик и циник. Он-то свою
гавань нашел давно и спокойно там поживает в компании верной жены и двух
славных деток. Жена его далеко не идеал, но Илья твердо убежден, что
идеалов в природе не существует, и над порывами Стаса добродушно
посмеивается. Но он и постарше Стаса лет на 15.

Под Новый год мы собрались большой компанией, в которой присутствовали
оба вышеописанных персонажа. Сразу было заметно, что Стасу не терпится
чем-то поделиться.
- Что, - спросил я, - опять нашел прекрасную незнакомку?
- Ты угадал! - воскликнул Стас. - Именно незнакомку и невыразимо
прекрасную. Ехал вечером по Флатбуш и увидел, что на скамейке сидит
девушка с собакой. Боже, как она мне понравилась! Она мне безумно
понравилась с первого взгляда. И она горько плакала. Я очень спешил, но
решил, что обязан ее утешить. Я свернул в переулок к цветочному
магазину, купил огромный букет, потом снова подъехал к ней, остановился
и протянул цветы. Ты знаешь, у нее были такие глаза! Я ни у кого в жизни
не видел таких глаз. Она была потрясена. Все-таки женщины - это не то,
что вы, старые циники. Они романтичные натуры, им претит обыденность,
они ждут от нас безумных поступков.
- И что дальше?
- Да ничего. У меня не было времени, чтобы познакомиться с ней, даже
чтобы просто заговорить. Я повернулся и уехал. Но потом подумал, что раз
она с собакой, значит, живет где-то поблизости. Я много раз туда
приезжал, исходил все собачьи площадки, но больше ее не встретил.

Тут я заметил, что Илья, слушая этот рассказ, что-то усиленно ищет в
своем смартфоне. Когда Стас замолчал, Илья протянул ему аппарат, на
экране которого светилась фотография двух девушек.
- Это она! - вскричал Стас. - Илюха, ты волшебник! Откуда ты ее знаешь?
И с кем она тут?
- С моей племянницей. Это Вика, племяшкина подруга.
- Но как ты догадался? Она рассказывала обо мне, да? Она меня запомнила?
Ну я же говорил: такой поступок невозможно забыть, я произвел на нее
впечатление!

- Да уж, тебя забудешь, - подтвердил Илья. - Она ехала от ветеринара, и
у нее в автобусе вытащили сумочку. Деньги до последнего цента, карточки,
телефон, документы, в общем, все. Вот она и плакала: чужой неспокойный
район, денег нет, как добираться домой - неизвестно. И тут подлетает
какой-то хмырь на "Лексусе", сует ей цветы и уезжает. Нормальный человек
бы домой подвез, или хотя бы телефон дал позвонить. Да хоть бы дал два
бакса на метро, и то б больше пользы было, чем от твоего букета. Она
потом еле уговорила продавца взять букет обратно за два доллара, на них
и добралась. Да она тебя каждый день вспоминает, и все с одной
присказкой: бывают же на свете козлы!

И только вдоволь налюбовавшись на онемевшего Стаса, Илья проворчал:
- Пиши телефон, романтик хренов...
Из компьютеризированной законопослушной Германии попали на месяц в
Украину. Прямо в жернова скрипящей бюрократической мельницы. Третью
неделю носимся с женой и родственником по учреждениям и конторам.
Бумажки плодятся почкованием. Идешь за одной, а получаешь задание
принести две новых. Тем временем первые справки уже устаревают и
приходится возвращаться на стартовую линию.
На очередном витке вдруг потребовалась справка, что родственник не
состоит на учете в психдиспансере. Выдать ее мог только тот врач, что
как раз был в данный момент в стационаре. Делать нечего, созвонились и
поплелись в психушку. Врач провел нас в свой кабинет. Справку распечатал
на удивление быстро и крикнул санитару, чтобы тот открыл нам дверь. Уже
выходя, услышали за спиной вопрос санитара в сторону кабинета:
- А этих троих точно можно выпускать?
На всякий случай решили сделать однодневную паузу в делах.
Из серии "дочь в канадской школе" или "не болтай!"

Когда дочура грызет яблоко, то съедает его до конца, то есть со всеми
семечками, только черешок остается. Ей так нравится.
Вчера в школе лопает как обычно яблоко, а деффка одна смотрит на нее и
спрашивает, типа, а почему ты его с семечками того? Юлька отвечает:
"Семья у нас бедная. Нас с братом у родителей двое. Сегодня моя
очередь огрызок есть." Пошутила так.

Сегодня подходит к ней эта девачка, протягивает ей одно яблоко и
говорит: "Это тебе". Потом достает другое и добавляет: "А это твоему
брату".
Ну что тут сказать, и стыд и страм! Совсем тутошние люди не понимают
русского юмора!

Zitto
Навеяло рассказам про мужика пришедшего на обследование и чуть не
угодившего под скальпель.

Как-то угораздило меня еще в подростковом возрасте в середине 70-х,
залететь в больничку с аппендицитом. Привезла меня скорая, быстренько
осмотрел врач в приемном покое проделав определенные манипуляции и, как
мне показалось тогда, унизил тем самым мое мужское достоинство. А было
мне уже 14 лет отроду и я считал себя достаточно взрослым мужчиной и
посему так мне было обидно, что этот эскулап засунул мне свой палец в
резиновой перчатке в... такое место! От этой обиды я и не слышал, что он
потом сказал медсестре. Одевшись в казенную одежку поковылял я за
санитарочкой "божий одуванчик" в палату, корчась от боли и от обиды.
Тока присел на кровать, как тут же в палату влетают с носилками две
медсестры, обе — Ух! "Кровь с молоком" и называют мою фамилию. Я подаю
признаки жизни, что фамилие это мое и ее обладатель сейчас очень занят
своими физическими и душевными болями. На, что получаю резкую зычную
команду:
- РАЗДЕВАЙСЯ!
я (чуть живым голосом) - Каак?
- ВЕСЬ РАЗДЕВАЙСЯ!
Снимаю пижаму — куртку, шаровары, остаюсь в трусах.
Команда повторяется:
- ВЕСЬ РАЗДЕВАЙСЯ! Ложись на носилки!
Снимаю трусы и в том, в чем родила моя любимая мама, ложусь на
носилки, на брезент на котором поверх лежит сложенная вчетверо простыня.
Про себя чертыхаясь от боли и от мысли, что они меня голым что ли
понесут по всей больнице....
- Под простынь ложись!
Кое-как встаю, поднимаю простынь, ложусь на брезент и укрываюсь
простыней.
- Ложись на простынь и простыней укройся!
Я опять проделываю "гимнастику" аппендициту. Они стоят и наблюдают за
тем как голый пацан в который раз отжимается от носилок.
Наконец они удовлетворенно кивают друг другу, типа - я готов к
транспортировке.
И вот она начинается!
Небольшое, ценное отступление.
Больница была трехэтажная и построена в давние советские времена, когда
еще думали о высоких потолках и посему лестничные пролеты были не в
пример нынешним длинными и крутыми, а лифт естественно может быть иногда
и работал, но не в этот раз. Палата находилась на первом этаже, а
операционная соответственно на последнем.
Началась транспортировка тела. Надо отметить, что хоть мне и было 14
лет, но, спасибо маме с папой, мальчик я был развитый, рослый и крупный
т. е. имел уж вес легкого танка.
Пока мы двигались по прямой, все было нормально, но когда мы вышли на
лестничные марши — тут все и началось. Вступил в силу закон всемирного
тяготения! Я почувствовал, что начинаю съезжать с носилок по наклонной и
своими ступнями начинаю упираться в медсестру, а именно в то самое место
которое... ну откуда мы все и появляемся! Вцепившись в носилки я сколько
мог держал свои ноги от этой части тела медсестры, но боль и качка от
движения сделали свое дело! Я так и уперся в нее....
Вы бы видели ее раскрасневшееся лицо и движения телом дабы отодвинуться
от меня! Попытка отодвинуться в сторону ни к чему не приводит — мешают
ручки носилок. Она и так бедрами прижимает свои руки к ручкам носилок.
Отодвинуться назад — нести становится еще тяжелее и все равно мои ноги
догоняют ее киску и в таком положении!
Это была пытка для обоих.......
Наконец лестницы заканчиваются и меня вносят в операционную. Врачи
недоуменно смотрят на наши красные с ней рожи...
Она мне:
- СЛАЗЗЗЬ.... Залаззь..... на стол.
- Да я мог бы и сам дойти.
- Тебе нельзя. Ты тяжелый.
Дальше — брезент по рукам и ногам, укол и......
Я, как потом уже выяснилось, и впрямь был "тяжелый" - это то самое, что
и сказал врач после осмотра в приемном покое. Еще чуть-чуть и аппендицит
лопнул бы.
Огромное спасибо врачам!

Кстати, потом, когда она делала мне капельницы или уколы, то делала это
душевно, с теплотой, не очень больно, не казенно.......

Пиво
Диалог цивилизаций.
Профессор Поршняков преподавал историческую геологию. Стригся всегда
налысо, был очень жив, бодр и деятелен. Каждый год возил студентов на
практику в Боровичи, где жил его отец! по слухам тоже весьма бодрый и
деятельный, который до революции был царским (в Зимнем дворце) поваром.
Историческую геологию любил и преподавал с энтузиазмом, но без
фанатизма, обычно на экзаменах никого не заваливал, но что-то ответить
конечно ему было нужно. Короче говоря, очень симпатичный старикан.
Армия геологов в СССР составляла 2 млн. человек, выпускники
геологического факультета ЛГУ были весьма востребованы и студенты в
общем-то были подготовлены неплохо, большинство выбор профессии делали
сознательно.
Но, на коне несется тройка - Мишка, Райка, перестройка, а через несколько
лет и Гайдар с реформами. В самом начале 90-х престиж высшего
образования упал ниже канализации, а уж престиж геологии... и говорить
нечего. И народ на факультете стал учиться какой-то никакой и
непонятный. Непохожий на все, что было все предыдущие годы. Что привело
их в эти стены вряд ли бы они смогли объяснить. Новое, блин, поколение.

Но профессора Поршнякова это не смущало и он все так же увлеченно
преподавал историческую геологию, так же как и десятки предшествующих
лет.
И учился у него некий азербайджанец, молодой коммерсант, владелец
ларька. По-русски говорил так себе, а уж науки какие-либо постичь был
просто не в состоянии. Но как-то и зачем-то учился.
Сдает он историческую геологию, а она не сдается. Не знает ни хрена.
Честно говоря он даже и не знал, что Волга впадает в Каспийское море, да
и что такое Волга тоже думаю не знал.
Но экзамены сдавать умел. В этот раз он решил дать взятку кожаной
курткой. И промычав что-то бессвязное на тему исторической геологии,
взял быка за рога. Тиби куртка нужен? Харочий, кожаный, да.
- Какая еще куртка?
- Джелтый, польский.
- Я вас не понимаю, отвечайте на вопрос.
И так полчаса.
В конце концов он поставил ему двойку, но так и не понял, что ему
предлагали взятку! Потом ходил и ругался, что сумасшедших набрали. Через
несколько лет умер, искренне считая, что ни разу в жизни не столкнулся
со взяткой.
Что там Редьярд Киплинг говорил про Восток и Запад?
Облом с диском
У меня на работе, на компе лежал образ DVD диска, сделанный в Неро,
неизвестно кем и для чего. Долго лежал. Размер, между прочим, 4 гига с
лишним, что для моего винта в 20 гигов весьма тяжело, ибо не хватает
места для более нужных вещей.
Я все хотел посмотреть, что там (предполагал, что набор каких-нибудь
полезных программ), но на работе всегда дела находятся, и начальство
вокруг круги нарезает, с вечным вопросом: А что ты сейчас делаешь? А я
на сайте анекдотов толкусь.
И, к тому же, я никак не мог залезть внутрь образа, и посмотреть, что
там. Неро, сволочь, сразу предлагает скинуть образ на диск, а у нас DVD
диски все наперечет, и жаль тратить на фигню.
И вот, наконец, сегодня я нашел диск и время, списал, и что же я увидел?
Блин, документальный фильм под названием "Вода", списанный с телека,
канал "Россия"! Короче, все о воде во всех видах - вода, лед, снег, пар,
и так далее.
Диск я со злости выкинул в окно с 4 этажа! Красиво летел, сука!
Теперь сижу и думаю - какая сволочь мне это подкинула и зачем? И главное
- кому этот фильм вообще понадобился? Его ведь специально с телека через
ТВ-тюнер списывали!
Живу в Северной Америке уже пять лет. Ну все блага цивилизации и
прочее... Родители уже в возрасте и ни смотря ни на что Совдэпия в них
еще проглядываецца...
Только что - батя собираецца в коммандировку в Мексику. Все оплачено -
самолет, гостиница, все кароче. Самолет через 1.5 часа, он судорожно
бегает, собирает барахлишко: "Так... бритва... ага, взял... фотик..
тоже.. документы... где, блять, документа... ага, вот они..." Тут он
полностью останавливает процесс и с полнейшей искренностью в голосе
обращаецца к моей маме: "Оль, а туалетную бумагу брать?"
Как говорицца - я пацталом....
Подходит сынишка (3,5 года) и говорит: "Мама, мой папа - дурачок".
Срочно объясняю чаду, как он не прав, какой у него папа умный, добрый и
хороший. Не меняя выражения лица, этот маленький засранец выдает:
"Спокойно, мама. Ты у нас тоже дурочка".

Вчера<< 25 января >>Завтра
Лучшая история за 17.10:
Русская народная ( Russkaya narodnaya) песня.
Вспоминаю, как в бытность моей недолгой (всё-таки, надо было уметь ещё и петь) работы в хоре музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко в 1994 году руководство театра решило провести т.н. 'валютный фестиваль', одной из фишек которого была а-капелльная программа для оперного хора. Первое отделение состояло из шедевров русской духовной музыки, второе - из академических обработок русских народных песен. Параллельно с конферансье объявление номеров дублировалось двумя переводчиками-синхронистами на английский и французский языки - полный зал иностранцев, а вы как думали!
Картина маслом:
- Русская народная песня, - торжественно объявляет конферансье, - в обработке Синенкова 'Ох вы сени, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru