Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
23 мая 2010

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Мой инструктор - после очередного урока вождения в автошколе:
- Ну, правила ты знаешь, и машиной управляешь, в принципе, неплохо. И
если бы в городе на улицах, кроме тебя, не было бы больше никого, я был
бы совершенно за тебя спокоен...
Соавтор

Был у меня в аспирантской молодости случай. Принёс сдавать пару статей в
один сборник. А редактор мне и говорит: мол, у нас нельзя в один выпуск
две работы сразу, разве что одна из них с соавтором будет. Вот и
вставьте соавтора – тогда возьму обе, а так – низзя. Вот прям щас ручкой
и впишите. Такие правила, ничего не знаю…

Ну что за чепуха, - думаю. Какой идиот такие правила выдумывает? Хотя…
что уж тут особенно дивиться, в первый раз, что ли. Нас вообще толком
удивить трудно. Спорить – бесполезно. В общем, плюнул я и решил
кого-нибудь вписать, с меня не убудет.

А кого? Вопрос. Делал я всё сам, писал – тоже сам. Кто же это аспиранту
помогать будет. Да их все только припахать норовят… Вот разве что кот
мой любимый, мудрый и остроумный Василий, соучаствовал, как мог. На
столе рабочем лежал, под лампой грелся, пузо давал почесать, бумаги под
себя сгребал. Пару раз ручку на пол сбросил лапой ради шутки. Песни мне
пел. В общем, помогал посильно. И решил я – по справедливости, пусть он
соавтором и будет.

Имя – известно, Василий. Отчество – пусть от моего имени будет. А
фамилию ему дадим – Котиков. И вписал. И сразу приняли вторую статью. И
она вышла. Соавтор – Котиков В. В. Похихикал я, друзьям показал, они
тоже повеселились. Купил Василию чего-то вкусного, отметили с ним. И
решил, что и делу на том - конец.

Ан, нет. Первая-то буква моей фамилии по алфавиту - дальше, чем К. А
некоторые системы цитирования ориентируются не на первого автора в
порядке перечисления, а на первого по алфавиту. И пошли нам на имя В. В.
Котикова приходить письма да приглашения на разные конгрессы и
симпозиумы. Иногда заодно и меня звали. Далеко не всегда. Я все
приглашения честно Василию зачитывал. Особенно, если статью хвалили. Он
это дело вежливо выслушивал и равнодушно переворачивался на другой бок.
Я же говорю, мудрый был.
Эта история имела место быть в одном из маленьких городков на солнечном
побережье южной Калифорнии.

Мы тогда только купили дом (даже, скорее, домик), с лужайкой и крохотным
внутренним двориком, который начинался от самой входной двери, и был
гордо обнесён солидным забором. Во внутреннем дворике бабуля сразу
посадила помидоры, огурцы и прочую ботву; а на лужайке перед домом росли
более приятные глазу розы и гортензии. У соседей тоже была, как и
положено, лужайка, за которой ухаживал садовник (мексиканец, конечно -
тут, по-моему, садовников другой национальности просто не бывает). Нам
такое буржуйство было ни к чему, потому что каждое утро, после того как
мы уезжали на работу, бабуля выходила копаться в своих
садиках-огородиках, и говорила, что именно о таком времяпровождении она
всю жизнь и мечтала. Соседский садовник (имени я не помню, но назовём
его для удобства Педро) иногда помогал ей выдирать особо упрямые
сорняки, а она за это выносила ему попить чего-нибудь холодненького.
Такая вот дружба народов, несмотря на то что ни он, ни она по-английски
не говорили.

Третье действующее лицо этой истории - Мика, наш 45-килограммовый пёс
экзотической породы "акита", белоснежный красавец и вообще гордость
семьи.

В одно прекрасное утро, позавтракав и напившись чаю, бабуля отправилась
на лужайку розочки удобрить, предусмотрительно захлопнув за собой дверь.
Чтоб Мика не убежал. А то потом ловить где-то на улице здоровенного пса
в полном расцвете сил 74-х летней старушке всё-таки проблематично.
Вдоволь нахозяйничавшись и посетовав на то что розы цветут не так буйно,
как ей бы хотелось, она собралась уже и домой, но не тут-то было.
Входная дверь не просто захлопнулась - она закрылась, и, несмотря на все
усилия, открываться не желала. Что делать? Можно, конечно, позвонить из
телефона-автомата - тогда они ещё были. Но куда? Бумажка со всеми
нужными телефонами лежала в тумбочке, по ту сторону двери. Бабуля вышла
обратно на улицу в надежде достучаться до соседей. Надежда не
оправдалась - все были на работе.

И тут, на её счастье, к соседскому дому, гремя торчащими из него тяпками
и мотыгами, подъехал раздолбанный грузовичок Педро. Бабуля обрадованно
заспешила к нему.

- Олла, сеньора, - приветливо поздоровался Педро. - Комостас?
- Педро, понимаешь, у меня дверь закрылась. А ключа нет.
- Ке? - озадачился Педро. Эта милая русская старушка, похоже, чем-то
взволнована.
- Ключа, понимаешь, ключа нету. Дома ключ, - для пущей убедительности
бабуля повертела перед носом у Педро пальцами, изображая отсутствующий
ключ.
- Ке? - переспросил Педро.
- Ой, господи, пойдём со мной, я тебе покажу, - и бабуля жестами
пригласила Педро двигать следом за ней.
- Но проблемо, - согласился Педро.

Подёргав безнадёжно запертую дверь, Педро наконец понял, что случилось.
Несколько минут спустя он также понял чего именно хочет от него "милая
русская старушка" - перепрыгнуть через забор, пройти в дом через
внутренний дворик, и изнутри открыть входную дверь. Про Мику бабуля
почему-то не упомянула.

Тем не менее он, заинтригованный всей этой вознёй по ту сторону забора,
тихонько сопел в призаборных кустах, ожидая развязки.

- Ну что, перелезешь ты? - спросила бабуля.
- Но проблемо, - ещё раз согласился Педро.

И полез. Забор был не то чтобы слишком высоким, но густо обсаженным
кустами, которые Педро, как истинный садовник, старался не помять.
Минуты через три, наконец, он скрылся за забором, и в то же мгновение
оттуда раздался нечеловеческий вопль. Это Педро нос к носу столкнулся с
гордостью семьи, 70 см в холке. Ещё через мгновение Педро уже был рядом
с бабулей - его обратный путь занял не больше секунды. Смуглый, как и
положено мексиканцу, Педро, был в этот момент совершенно бел. Его
трясло. С той стороны забора уже доносилось отчётливое "Р-р-р" - это
Мика, недовольный тем, что такая интересная история - всё-таки не каждый
день через забор лазят! а охраняет-то он! - не получила достойного
продолжения.

- Да замолчи ты, засранец. Не видишь что ли, мне домой не попасть, -
прикрикнула на Микиту бабуля. Мика тут же замолчал. Мексиканец с тоской
смотрел на улицу, видимо, понимая, что туда, на свободу, он попадёт ещё
не скоро.
- Ты не бойся, - сказала бабуля. - Мика хороший, он тебя не укусит.
Правда, Мика? - уже в сторону забора, поласковее.
- Ведь понимаешь, - это опять к Педро, - мне главное дверь открыть. Там
делов-то на одну минуту. А на Мику ты внимания не обращай, он тебя не
тронет, я ему скажу. Ты, главное, не бойся. Ну, давай?

Неизвестно, о чём думал в этот момент Педро. Возможно, он вспоминал, как
ему приходилось перебегать американскую границу, ночью, в пустыне.
Преодолев дрожь и слабость в ногах, он снова шагнул к забору. Рычание с
той стороны уже не смолкало - Мика готовился достойно встретить
непонятного гостя.

Этого я до сих пор не могу понять - почему он полез туда ещё раз? Зная,
что его там ждёт. Американец бы точно не полез. Тем не менее,
сопровождаемый ободряющим поднукиванием с бабулиной стороны, и
гостеприимным рычанием - с Микиной - через несколько долгих минут он
опять оказался по ту сторону забора.

Бабуля сдержала своё обещание - страшный пёс, чем-то напоминающий
полярного медведя, его не кусал, но, конечно, недоверчиво рычал на
протяжении всего этого бесконечного пути к двери. Бабушка из-за забора
твёрдо, но всё так же ласково уговаривала Мику не убивать Педро и сулила
ему вкусную косточку. И вот наконец дверь была открыта. Педро получил
холодную бутылку пива, и в полуобмороке отправился восвояси. И больше у
соседей почему-то не появлялся. К ним стал приезжать другой мексиканец,
дружба с которым у бабушки как-то не завязалась.
У наших соседей по даче, во времена моего детства, дрыщ жил, Тролликом
его звали. Он, наверное, какой-то породистый был, только я в этих
дрыщевых породах собак не разбираюсь. А вот в том, какой это был гнус,
разбираюсь очень даже хорошо. Троллик было чмом размером с крупную
крысу, с выпученными зенками, короткой шерстью и трясущимися от
непрекращающейся истерики лапками.

У Тролликовых хозяев дача стояла прямо по тропинке к Волге, и Троллик
всегда перед этой тропинкой в засаде сидел. Ты вот идешь себе на берег,
а он тут же из-под куста выскочил, по ноге тебя зубами полоснул, и под
свой дом съебался. И оттуда уже зашелся в истерике.

Я его пару раз после таких закидонов вытащить из-под соседского дома
пытался, да какой там. Хозаева дрыща никогда не дремали, выбегали на эту
его истерику сразу, а чего я им объясню? Моя искусанная нога для них
ведь аргументом не являлась.

А потом эти соседи перлись к моим родителям, читали им петиции о том,
как я донимаю их милую собачку, требовали, чтобы я прекратил это делать,
и так далее... Да нет, я не один такой был: Троллик кусал всех прохожих,
и добрая половина из них хотя бы разок пыталась этому гнусу навешать
пиздюлей. Вот только безрезультатно. Троллик съебывал к себе под дом
быстрее, чем до него успевали дотянуться, и каждый раз после этого его
хозяева устраивали склоку с каждым, кто посмел на их дрыща посягнуть.

Троллик же, при всей своей истеричности, был достаточно изобретательным,
и совсем не ленивым. Если так случалось, что по тропинке к Волге никто
не шел в течение некоторого времени, он сам выходил на охоту.
Собственно, всегда в одно и то же место.

Через пару домиков от нас жил старый-престарый пес Рекс, исключительно
редкой на то время породы – дартхаар. Рекса лет пятнадцать назад, совсем
еще щенком, привез из-за границы его хозяин, Саша. Дядя Саша был военным
хирургом, ему довелось поработать какое-то время в ГДР, и вот оттуда он
Рекса и привез. Замечательного такого, добрейшего пса. Пока Рекс был
молодой и сильный, он с удовольствием возил на себе всю дачную детвору,
включая меня, и в футбол с нами играл. Когда же он постарел, то доброты
не утратил, но и возить никого уже не мог. Рекс в старости просто дрых
перед домом, мордой к своей миске.

Вот Рекса в качестве жертвы Троллик себе и выбрал. При каждой вылазке на
дело он сначала убеждался, что Рекс спит, потом подбирался, и выгребал
все из его миски. Съедал, что мог, а остальное разбрасывал по кустам. А
потом, уже, управившись с чужим обедом, он тяпал что есть силы Рекса за
ляжку, и сразу же несся к себе под дом, визжа как недорезанное порося.
Рекс вскакивал, гавкал с просонья и от обиды, а дрыщевы хозяева
немедленно перлись с претензиями к дядь Саше, - дескать, почему вы вашу
злую собаку не усыпите? Он, дескать, опять нашего Троллика напугал!

Такая бодяга продолжалась несколько лет, и никто уже давно, кроме
Тролликовых хозяев, не сомневался, что этот мерзкий гад своей смертью не
помрет, что его или соседи уроют, или Рекс в конце концов его сожрет.

И вот ведь, ошиблись мы. То есть, Троллик действительно не своей смертью
помер, но руки к этому никто не приложил. Просто как-то его хозяева
приехали поздней осенью на дачу, завершить сезон, и пошли прогуляться по
берегу Волги. Троллику захотелось попить. Он подошел к воде, потянулся
мордой.. а потом поскользнулся, упал в реку, и утонул. Вот так вот, раз,
и утонул.

Мы об этом только на следующий год узнали. Уже по открытию нового
дачного сезона, к нам заглянули хозяева Троллика, и рассказали о
трагедии своего любимца. Они втроем, кстати, пришли – муж, жена, и новое
создание из этой тролликовой породы, которое было представлено нам как
Чарлик. Посидели они у нас, почаевничали, а по ходу дела через слезы
утраты и рассказали, что Чарлик, это их последнее утешение, потому что
он сын Троллика, и что он такой же добрый и хороший, и еще всякую
белиберду...

В то, что Чарлик – сын Троллика, я, впрочем, сразу, поверил. А как тут
было не поверить, если этот уродец, выцарапавшись потихоньку из рук
своей скорбящей и ничего не замечающей хозяйки, вдруг кусанул меня за
ногу, и тут же понесся, завывая, в кусты?

Соседка тогда вскочила, кинулась за Чарликом, причитая на ходу о том,
что кто же это ее любимца вдруг обидел?! Но я ее опередил. Только что и
сказал ей, что дескать сейчас сам Чарлика поймаю, защищу, и обратно его
доставлю.

Соседка мне почему-то поверила, да, в-общем, я ее и не обманывал. И
Чарлика я поймал, вот только сразу обратно его не понес. Я такой
небольшой крючок сделал. К Рексу.

Рекс, как обычно, дрых. Но я его растолкал, сунул к его носу это
извивающееся чмо, которое только что цапануло меня за ногу, и сказал:

- Рекс, это вот сынок того самого Троллика, который тебя последние два
года донимал. Хочешь его съесть?

Рекс Чарлика понюхал, вздохнул по-стариковски, и отвернулся. Не хотел он
никого есть.

Тогда я поднес замершего Чарлика себе к лицу, и очень внятно ему сказал:
«Если ты, сучок, будешь себя вести как твой папаша, я тебя или сожру
сам, или утоплю. Ты все понял? »

Что интересно, эта тролликова порода дейстивительно из понятливых
оказалась. По-крайней мере, никого больше и никогда Чарлик не доставал.

Нет, не подумайте, он, как и его отец, также всегда сидел в засаде на
тропинке, и провожал прохожих оскалом. Но, не гавкал при этом, и не
кусался. А когда прохожих долго не было, Чарлик от скуки бежал к Рексу.
Рекс дрых, конечно, а Чарлик все съедал из его миски, забыв про все
проблемы, а потом ложился Рексу под бок.

Я их так и запомнил ведь – седого, огромного дартхаара Рекса, и
крошечного дрыща неизвестной мне породы. Дрыхнущих спина к спине, у
пустой миски.
Навеяно историей про борьбу с проводниками.
Жена мне рассказала историю "с другой стороны баррикад".
Итак, эпоха исторического материализма. Для студентов не то чтобы совсем
обязателен, но крайне желателен "третий трудовой семестр", но стороны
можно и заработать на жизнь. И вот моя благоверная, хотя тогда мы еще и
не знали о существовании друг друга, устроилась на месяц или на 2 с
подругой проводниками. Рейс - на дальний восток. Едут. На какой-то
дальней сибирской станции садится семейство то ли якутов то ли бурятов
то ли еще кого-то. Первый вопрос: постели брать будете? Конечно - ночь
длинная. Взяли с них по рублю за постели и едут. Через какое-то время
бурятам поры выходить. Они уже выходят или стоят в тамбуре. И вдруг
девчонки замечают, что постели эти пассажиры с собой прихватили.
Начинают они требовать вернуть это "белье". На что буряты им вполне
логично отвечают: "Рубля ваша - постеля наша!". В общем, после
нескольких минут препирательств девчонки вспомнили все матерные слова,
которые знали и выпалили их единым духом. Ответом было "Не сердись,
начальника, мы не так поняли!" Постели вернули.
И еще про борьбу с хамством должностных лиц.
Опять же в то же советское время я столкнулся с подобной историей и
вынес из нее "мудрое" правило: обычно прав не тот кто прав, а кто первый
пожалуется - второму-то придется оправдываться.
Итак история: помню эпизод из фильма "17 мгновений весны". Генерал Вольф
на сепаратных переговорах с американцами на хамоватое замечание
американцев по поводу СС замечает, что они все были в СС. Так вот в
советское время мы все были в комсомоле. Однажды наш комсорг, собрав
взносы отправился в ближайшую сберкассу (кто не знает - предшественник
сбербанка) перевести эти деньги комсомолу. А там операционистка была не
в духе и стала отказываться под тем предлогом, что наша организация
числится в другом районе и надо ехать туда. Комсорг попросил пригласить
заведующую. Пришла заведующая, выслушала, распорядилась принять деньги.
Комсорг расслабился и решил, что инцидент исчерпан - деньги взяли, драка
не состоялась... Но рано радовался. К нам на работу пришла "телега" о
том, что он пил и дебоширил в помещении сберкассы, и слабые, немощные
женщины только с помощью других клиентов сумели обуздать дебошира. Если
бы практически все руководство нашего НИИ не знало комсорга - а был он
парнем исключительно спокойным и рассудительным и очень положительным,
то неизвестно чем бы это кончилось. А так - написали какую-то отписку,
комсоргу поставили на вид, что осторожнее надо быть.
Через некоторое время собираемся мы с женой в отпуск. Завтра утром
уезжаем. Жена просит зайти в прачечную, получить белье из стирки. Иду в
прачечную. Не помню уже из-за чего разгорелся конфликт с теткой по ту
сторону прилавка. Короче, слово за слово... Потребовал я книгу
благодарностей, которая должна, по идее, висеть или лежать в зале - не
дают, но я случайно увидел, где она у них припрятана. Протянул руку,
взял книгу, написал жалобу. На что мне заявили: "Ах так! Тогда мы найдем
кучу свидетелей, что ты тут хулиганил пьяный в хлам! И ты будешь на
коленях выпрашивать свое белье обратно!"
Я сразу вспомнил Сашку-комсорга и написал куда следует. Когда вернулись
из отпуска, у нас в почтовом ящике уже лежали письма и оттуда, куда
писал, и из прачечной, и из вышестоящей организации с дикими
извинениями. А через час после нашего прихода в квартиру зазвонил
телефон и прачечная заискивающим голосом попросила прийти получить
белье.
Причем, хочу заметить, что я по натуре - человек спокойный и ленивый. И
жаловаться или даже писать письма мне в лом. Просто эта акция была
исполнена просто для самосохранения. Урок комсорга я усвоил четко: кто
первый пожаловался, тот прав.
Был у моего отца знакомый. Человек на должности, зам. министра. Весь из
себя уважаемый и почетный гражданин отечества.
И как это бывает, по ведомым и неведомым причинам, человек выпадает из
поля зрения. Нет никакой информации о его делах, работе и прочих
атрибутах существования.
Но в один прекрасный день, отец замечает его на улице. Естественно,
подходит к нему здоровается, но обращает внимание, что его внешний облик
вовсе не соответствует тому статусу, при котором происходила их
последняя встреча.
Ну допустим, решил прогуляться пешком и отпустил своего персонального
водителя в комплекте с персональным автомобилем. А как быть с помятым,
видавшим виды костюмом; неуверенной походкой, взглядом в никуда?
Все не так.
Ну и отец задает вполне банальный вопрос:
- Как ваши дела, Такойто Такойтович?
- Ты знаешь, никто меня больше во сне не видит, - с иронией и выдавив из
себя улыбку, ответил он.
- Извините, не понял... - признался батя, грешным делом заподозрив у него
и нелады с рассудком.
- Когда я был на должности, каждый день на пороге моего дома появлялись
бесконечные родственники и знакомые. Причину своего визита ко мне они
объясняли тем, что видели меня, либо мою семью, во сне и решили
проведать - все ли у нас в порядке. Нет ли в чем нужды.
А сейчас, никто даже не звонит. Наверное, не снюсь я им больше. - Вновь
улыбнувшись, он протянул руку отцу и попрощавшись, продолжил свой путь.
Со слов товарища - отца трехлетней дочери: Взял дочу с собой в спортзал
(не с кем было оставить), долго ходила, все рассматривала и увидела в полу
отверстия (для установки стоек волейбольной сетки) - Папуль, а кто
там живет? - Да никто там не живет, доча. Секунд пятнадцать
задумчивого рассматривания отверстий и вывод: - КАКАЯ-ТО СУКА ТАМ
ЖИВЕТ... Я в ступоре... История №2: Что-то доча накосячила, отчитываю:
- Ну, вот, что ты наделала, что у тебя за привычка такая.
Бежит к маме:
- Мамочка, папа назвал меня ПРИВЫЧКОЙ...
Только что позвонил в дверь ходячий торговец.
У фирмы день рождение и они дарят нам какую-то дрянь в коробке.
Я говорю: Не буду брать - а вдруг там бомба?
Он опешил, постучал коробкой по стене - говорит: Нет там бомбы!
Я говорю: Она с часовым механизмом!
Он погрустнел, но продолжает напирать: Вот, тут не написано на коробке,
что бомба, а наоборот - то-то и то-то.
Я говорю: Да мало ли чего напишут!
Он еще больше расстроился, чуть не плачет: Я вам точно говорю - нет там
бомбы!
А я отвечаю: А с чего я должен верить?
Он: Ну тогда мы не будем вам ничего дарить!
Я: А мне и не нужна ваша бомба! Забирайте её себе.
Он ушел слегка испуганный - мне показалось, он уже и сам засомневался,
что у него в коробке...
Посвящается Фре.

Моя мать не один десяток лет проработала продавцом в организации
«Продснаб». Организация аналогичная ОРСу. Вот один из её рассказов.
Идет новый кладовщик навстречу грузчикам.
Грузчики:
- Моисей Соломонович, в соли черви завелись. Что делать будем?
- А-а-а мать вашу говорил же вам, что нужно чаще перебирать. Вот теперь
испортили соль.
И побежал с докладом к начальству.
20 минут назад: Вываливаюсь на своей остановке из маршрутки после
трудового дня. На остановке попадается на глаза магазинчик "живого"
разливного пива. Внутри происходит четко сформулированный диалог:
- Оба-на, может пивка с собой прихватить...
- Не... ты что забыл - назавтра планы, рано вставать...
- Ну как хочешь... я сам выпью...
Сначала смеюсь с невесть откуда взявшейся последней фразы, потом с
грустью понимаю, что пора обращаться за помощью к "специалисту", а потом
беру торпеду пива...
иду я по фруктовому саду, с мешком яблок на плече, навстречу сторож...
я у него спрашиваю - "там сторожа не видно? ладно я проскочу пока никого
нет" и пошел к выходу
Лучшая история за 05.09:
Если меня в детстве не лупили, то корешу моему Кольке батя вваливал за двоих. По любому поводу и без лишних нравственных терзаний. Просто Колькин батя так представлял свои отцовские обязанности. Чтоб ребёнок был обут, одет, вволю накормлен, и как следует выпорот.
Не самый плохой вариант, кстати. Тем более что за Колькой не ржавело, поводов он давал - рука отца лупить устанет. То сарай подожжет, то в картофелехранилище на тракторе въедет, то козу в лесу привяжет.
Я не рассказывал? У Кольки была обязанность - водить козу на выпас. С утра отвести, колышек если надо вбить, козу привязать. Вечером привести обратно. И вот как-то у Кольки с козой вышел какой-то конфликт, боднула его что ли она? Он её отвёл в лес, и там к дереву привязал. Пришел читать дальше
Рейтинг@Mail.ru