Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
18 июля 2010

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
никогда не понимал стёба над профессией продавца обуви из сериала про
Букиных, но после сегодняшнего дня мне сдается, что какое-то
рациональное зерно в этом таки есть.

в общем выбирал сегодня сандалии, присмотрел а стеллаже подходящую
модель, подзываю одного из продавцов и спрашиваю :

- у вас есть такие же только 43-го размера?

Молодой человек пересекает торговый зал и скрывается в каком-то
подсобном помещении. Минуты через три возвращается ко мне с пустыми
руками и без каких-либо эмоций на лице отвечает:

- да, есть
Со слов семейной пары.
Родился у них сынишка Андрей. После роддома, первый визит участкового
врача детского на дом, с порога спрашивает у родителей: - Андрей дома?
2
В продолжение историй о дивизии атомных подводных лодок, когда я служил
там в середине шестидесятых годов.
Рядом с дивизией, где-то в паре километров, на берегу стояла батарея
береговой обороны. Надо сказать, охраняли нашу дивизию по-взрослому – на
сопках караулили пограничники, хотя до границы было, естественно, ну
очень далеко, причём караулили по-настоящему, одного самовольщика даже
застрелили. (кому интересно, можете посмотреть на сайтах «бухта
Павловского» - там и карты и снимки из космоса).
Так вот, служили на этой батарее человек двадцать-тридцать, и помимо
обычной службы держали они у себя коров, ну там для молока свежего и
т. д. Батарея стояла на берегу моря, обрыв к морю был метров двадцать
высотой. И вот узнаём мы как-то, что одна из коров у них упала с обрыва.
Ну, упала и упала, но оказывается, солдаты быстро к ней спустились,
зарезали, пока она была жива, и отправили мясо в столовую. Через месяц
мясо этой коровы закончилось, и падает следующая. И всё повторяется.
Коровы у них паслись на свободе, никто за ними не присматривал. Но когда
упала уже четвёртая корова, командование озаботилось, прирост был не
такой быстрый, так можно и без стада остаться. Пришлось назначить
пастуха.
Вот так организовывали питание в Вооружённых Силах СССР.
Хотя и служил всего два года и оочень давно, с удовольствием читаю
армейские истории. Хотя они обычно незатейливы, полностью они понятны
только армеутам. Для них и пишу.
Зима 1980. Старший лейтенант из Степанакерта (зампотех батальона РЭБ)
командирован для сдачи техники в ремонт, живу в гостинице в глубинке на
полпути из Москвы к Ленинграду. Приходит техника под охраной караула из
нашей части - молоденький лейтенант и три бойца из нашей части. Караул,
естественно, вооружен автоматами, с боевыми патронами, у лейтенанта -
пистолет, т. к. техника секретная. . Лейтенант полгода не видел жену и
крошечную дочку, которые зимовали у родителей в Киеве. Естественно,
военная смекалка подсказала, что пока караул будет ехать по ж. д. в
Степанакерт с пересадками через Москву, Баку и Евлах дней 5, лейтенант в
Москве может сесть на самолет до Киева. У него бы оставалось время,
повидав жену (обоим по 20 с небольшим и с рождения дочки не виделись!) и
дочку, успеть на самолете же в Баку воссоединиться с бойцами.
После "теплой" встречи (ребята намерзлись в теплушке), они отправились
обратно, а я лег спать. Просыпаюсь ночью, в комнате какие-то бойцы с
оружием и старший офицер. Просит представиться, затем приказывает
одеться и следовать за мной. Вопросы пресекает, как и мою попытку что-то
сказать заспанной коридорной. Под конвоем меня выводят и сажают
почему-то в бронетранспортер. Едем наверное с полчаса.
Останавливаемся, вокруг лес и лестница бетонная куда-то вниз. Меня ведут
по каким-то бункерам, множество старших офицеров (у нас всего один был
подполковник самый старший). Приводят в кабинет к генералу, который
представляется какой-то длинной фразой в которой были слова
"уполномоченный военного отдела ЦК КПСС" или что-то в этом роде.
Спрашивает, из такой-то ли я части и что я могу доложить по поводу дела
летенанта Х. (начальник караула мой). Я честно отвечаю, что ничего. В это
время звонит телефон, он поднимает трубку и после пары почтительных фраз
говорит, что не видит другого выхода, и надо поднимать по тревоге
дивизию (какую-то известную, может Таманскую, не помню). Закончив
разговор он смотрит на меня с некотрым удивлением, затем вспоминает,
видимо, кто я, и предлагает думать быстрее.
Я, со своей строны, высказываю гипотезу (двухгодичник ведь), что если
мне расскажут, что происходит, то может я смогу помочь. Генерал,
почему-то удивленный этой мыслью, после паузы сообщает, что на перегоне
Бологое-Москва из поезда, пропал лейтенант Х. С оружием. Дело на
контроле ЦК КПСС. Принимается решение о прочесывании местности вдоль
ж. д. от Бологое до Москвы. Я спрашиваю:
- Что, бойцы тоже пропали?
- Нет, бойцы находятся в комендатуре Курского вокзала.
- А за что?
- За провоз оружия.
- За что?!!! Они же караул!
Оказалось, что в нашей разгильдяйской части никто не обратил внимание на
приказ о запрете проезда через Москву с оружием на время (как оказалось,
последнего) съезда КПСС, который проходил в это время. Тут до меня
дошло, что Х. надо срочно закладывать, а то будет поздно. Я предложил
пока дивизию не поднимать, а попробовать позвонить в Киев родителям его
жены. Меня отпустили и отвезли обратно в гостиницу уже без караула.
Конец истории я узнал из двух источников - самого Х. и офицера нашего
отдела штаба ЗакВО.
Отдел подняли неожиданно по тревоге ночью. Такого случая не помнил
никто!
Наутро, после сидения на тревожных чемоданах, двоих подполковников, с
оружием, отвезли в десантный полк в Кировабаде, посадили в АН12 и
отправили в Киев, естественно, ничего не объясняя.
Там им дали машину, адрес, и приказали отконвоировать Х. в Тбилиси (где
и был штаб ЗакВО).
Сам Х. по приезде к теще и борща, был уведомлен ею, что звонили ему уже
из штаба округа и велено никуда от телефона не отходить. Вскоре наши
подполковники его забрали и отвезли в Тбилиси, очень сочувствуя - парень
был после Суворовского училища, службой бредил, да и выглядел внешне как
немного наивная версия идеального лейтенанта. Будущее его виделось всем
одинаково, т. к. начштаба ЗакВО слыл "зверем".
Х. был немедленно доставлен к НШ ЗакВО. Адьютант в приемной, с большим
сочувствием сказал, что НШ приказал немедленно пропустить Х. Доложив о
прибытии, Х. приготовился, как положено, есть глазами начальство, но
глядя в что-то на потолке, НШ минут 5 рассказывал, какие люди на
немыслимых верхах были подняты ночью (бойцы, когда их повязал патруль на
вокзале, не выдали лейтенанта). Закончив рассказ, НШ наконец перевел
свой взгляд на Х. Неизвестно, что подумал НШ, глядя в голубые глаза
молденького (именно это слово ассоциировалось с внешностью Х.)
лейтенанта, но ничего "зверского", чем славился НШ, в его взгляде Х. не
заметил. Выгнав Х. в приемную, НШ вызвал адьютанта. Когда адьютант
вернулся с резолюцией, Х. некоторе время не мог понять, что адьютант
саказал: "Он за окурок возле штаба недавно выгнал без пенсии офицера,
которому оставались месяцы дослужить. А тебе дал всего 10 суток губы".
Но судьбу не обманешь. Через несколько месяцев, приехав в нашу дыру,
жена Х. так загуляла, что довела его нервного срыва, и, после госпиталя,
он был демобилизован.
История эта не попала бы сюда, если бы не развязанное любопытство одной
прелестной девушки.
Преамбамбула. :) Был в Советском Союзе такой значимый и уважаемый народ,
одним из представителей которого я являюсь - поволжские немцы. Союз
своевременно развалился, все разьехались, кто куда мог, ну и меня,
пообещав купить коробку сникерсов, вывезли на историческую родину. Там я
соответственно повзрослел, поумнел и зажёгся различного рода авантюрами.
Одна из них привела меня в самый что ни на есть настоящий израильский
киббутц, на работу. Назнакомился я с уймой разного народу, в основном
*свои*, то бишь, такие же как и я, только евреи. :) И приехали ко мне
как-то в гости различные товарищи и привезли с собой и бухалова три
ведра и даже представительниц прекрасного пола. По-настоящему, да.
И вот в затянувшейся беседе товарищи меня начали подкалывать моим
происхождением, невсерьёз конечно. Так как я с ними и до этого уже много
раз выпивал, тему знаю и немножко подыгрываю. И тут одной соседке
взбрело спросить меня, кто я. Ну, говорю, немец. Она дальше, а откуда
мол русский так хорошо знаешь. Меня, отвечаю, В ПЛЕНУ научили. :) Она
смотрит растерянно и выдаёт, - а война-то ведь давно закончилась....
Гомерический хохот накрыл наш вечерний гриль. :)
Однажды, в замечательном расположении духа направлялся я на стройку, где
был технанзором. Нутром чувствую – надо поторапливаться. Начинаю
понемногу нервничать. Вспоминаю, что же я не то съел. Вроде дерьма не
ел, а чувствую, что могу не успеть добежать уже на самой стройке, ибо
туалет там в самом конце территории. Всё, больше не могу. Забегаю в
знакомый двор, посреди которого симпатичный кирпичный сортир на две
кабинки. Подлетаю к ближайшей двери и рывком распахиваю её. Под ноги
шаром выкатывается скорченный мужик. Как второе солнце, ярко блеснула
ослепительной белизной, его громадная жопа.
Русский умелец не станет делать лишней, на его взгляд, работы, а так же
нести ненужные затраты, поэтому во многих, исконно русских сортирах на
дверях нет никаких крючков, или там, шпингалетов. К двери привязывают
кусок верёвки, которую посетитель наматывает на руку, предохраняясь от
несанкционированного проникновения в кабинку озабоченных конкурентов.
Но, как видите, конкурент конкуренту рознь. Главное очень хотеть и тогда
сам Господь поможет любую гору сдвинуть.
Эта моя, сдвинутая с очка, «гора» так заорала, что взглянуть на его
белоснежную задницу, повернули головы все прохожие и дети, игравшие в
песочнице. Понятно, что совершенно некогда было расшаркиваться и
приносить извинения, тем более, что не я привязывал его к незапертой
двери. Я моментально врываюсь в соседнюю кабинку и под непечатную брань
голозадого незнакомца, начинаю сдёргивать с себя некоторые предметы
гардероба. И вдруг в мою дверку раздалась дробь, и я услышал нестройный
детский хор:
- Дядя, это туалет женский. Дядя, вы перепутали. Дядя, мужской туалет
рядом с женским.
Это детки, оглянувшиеся на крик серуна-неудачника, обратили внимание на
моё незаконное вторжение в женскую половину туалета. В каждой щели
дощатой двери появилось множество любопытных детских глаз. Их крики,
видимо, привлекли внимание взрослых жильцов этого негостеприимного
двора. Барабанная дробь в дверь усилилась. Какая-то взрослая дура,
голосом Левитана стала требовать, чтобы я немедленно покинул женский
«толчок»:
- Для мужчин – сообщила эта идиотка – существует соседняя кабинка. Вот
Вы, совершенно неизвестно что напишете на стенах заведения, а нам,
женщинам потом придётся всё это читать.
Это пришлось выслушивать через дверь, а за перегородкой никак не мог
закрыть свой рот, вновь пригнездившийся белозадый незнакомец.
Вот в этой экстремальной ситуации, я наскоро совершил минимум от
задуманного, тихонько привёл себя в порядок и закрыв лицо руками
выскочил из этой западни и понёсся от намечавшейся публичной казни.
Эту историю следовало бы рассказать перед Новым годом - но, чувствую, до
этого времени можем и не дожить. Движется на нас что-то страшное и
глобальное...
Ну, да ладно. В детском саду мы, воспитанники, активно готовились к
новогоднему утреннику. Делали елочные гирлянды, учили стихи и песни.
Один стишок незабвенного Самуила Маршака стал камнем преткновения для
всей группы. Называется он "Декабрь" и звучит так:

Нашу речку, словно в сказке,
За ночь вымостил мороз,
Обновил коньки, салазки,
Елку из лесу привез.

Елка плакала сначала
От домашнего тепла.
Утром плакать перестала,
Задышала, ожила...

Стишок чудесный: мы, дети, хорошо отделяли настоящее от халтуры. Но
последняя строчка... Сначала одна девочка вызвалась прочитать этот стих.
И прочитала: "Утром плакать перестала, оживела, ожила...".
- Что такое "оживела"? - недовольно произнесла воспитательница и
поручила читать этот стих другому ребенку. Но заразное "оживела" уже
пошло гулять по группе. И следующий ребенок прочел так же. И следующий.
Наконец, дошла очередь до вашего покорного слуги. И я прочитал
правильно:

Утром плакать перестала,
Задышала, ожила...

- Молодец, - похвалила меня воспитательница и поручила прочесть этот
стих на утреннике мне.
Дальше можно не рассказывать. Как я прочел этот стишок на утреннике, уже
понял не самый догадливый читатель. Для особо тупых все-таки напишу, как
я его прочел:

... Елка плакала сначала
От домашнего тепла.
Утром плакать перестала,
Оживела...
Было со мной до сих пор стыдно вспоминать. Пришла на прием к гинекологу
первый раз в 17 лет. Врач (видимо недавно из института лет
25-27)спрашивает: били контакты, живешь с кем ну тому подобное, я
отвечаю что нет. ОТВЕТ! ну и зачем ты сюда пришла? но на кресло послала
а я же его вижу первый раз и как садиться незнаю НУ И не села а ЛЕГЛА
позор был полный
Лучшая история за 12.05:
Фильм «Грязные танцы» до сих пор считается одним из «чудес» Голливуда. Малобюджетная мелодрама, которой давали всего неделю на прокат в кинотеатрах, принесла создателям свыше $170 млн в год выхода и стала любимой у миллионов женщин во всем мире. Картина стала одной из наиболее кассовых в прокате.
Создательница фильма Элинор Бергстин написала сценарий, основываясь на собственной истории. Она, как и главная героиня фильма вместе с родителями отдыхала в курортном пансионате. Там и состоялось ее знакомство с «грязными танцами», так назывались достаточно откровенные танцы – подражания латиноамериканским.
В образе Беби Бергстин изобразила себя, даже подарив героине свое собственное прозвище.
Элинор мечтала снять фильм о танцах и всячески пыталась читать дальше
Рейтинг@Mail.ru