Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
22 мая 2013

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Утро в небольшом городе. Небольшая парковка возле суда почти вся забита дорогими тачками. В щель между джипами мерином и лексусом пробирается мужик на обшарпанной ржавой "Волге". Паркуется осторожно, но уверенно. Из лексуса в окно начинает верещать длинноволосое чмо, неопределенног пола, но понятной национальности: Куда лэзешь, тут видишь какие машины стоят! Пацарапаешь - зарэжу!
Мужик спокойно ставит машину, вылез и говорит:
Вообще-то я врач-онколог и мне вообще пох на какой машине ко мне приезжают..
Главное, чтоб ушел своими ногами!
P.S: Фамилия врача - Добренький! Реально.
История эта произошла на улице города... впрочем, не важно.
По широкому тротуару мне навстречу идут две дамы чуть-чуть недобальзаковского возраста. О чем-то оживленно беседуют. Между нами дорога, которая является второстепенной той, которая по разные стороны сбоку от нас, у меня справа, у них, соответственно, слева. Дамы начинают переходить эту второстепенную дорогу и с главной на неё же, со спины дам поворачивает машина. Дамы, по-прежнему о чем-то оживленно беседуя, уже на дороге замедляют шаг, а потом и вовсе останавливаются. Машина тоже остановилась. Спустя секунды 3-5 раздаётся раскатистое гав-гав. Нет, не гав-гав, а ГАВ! ГАВ! Я аж даже инстинктивно втянул голову в плечи: откуда-то явно неслась собака Баскервилей. А это, оказалось, клаксон такой у машины. Дамы рванули с места так, что если бы и действительно позади них оказалась собака Баскервилей, такой прыти от них можно было и не ожидать. Опомнились они уже на тротуаре, почти рядом со мной. Развернулись. Поняли, откуда было это ГАВ! ГАВ!, а водитель не мог от смеха нажать на газ, чтоб ехать дальше. Водительское окно было открыто и этим решила воспользоваться одна из дам. Она подбегает к машине и что-то яростно и быстро начинает втирать водиле. "Ля-ля-ля-ля-ля-ля!", одним словом - началось!
Тут вдруг опять ей в ответ - ГАВ! ГАВ! Дама замолчала, но только на секунду. В следующую секунду она... залилась лаем болонки, которую только что хорошенько пнули. Опять - ГАВ! ГАВ! В ответ уже "гав-гав-гав-гав-гав-гав...". Ещё пару раз и со смехом обе стороны разошлись.
И я вот думаю, напишет ли дама в своём резюме, если будет устраиваться на работу в графе "владение языками": собачьим - в совершенстве! Облаять запросто смогу!
Германия. Вечерний трамвайчик.
Зашла в трамвайчик мама - негритянка с коляской.
В коляске хорошенький спокойнейший малыш.
Едут себе, никого не трогают.

Тут рядом с ними нарисовывается еще одна негритянка, которой, видимо, что-то не понравилось в нашей паре мама - ребенок.

И завелась она выговаривать им на их общем языке что-то очень агрессивное, долгое и нудное.

Для русских ушей, да наверное и для немецких, ее речь звучала как кваканье десятка квакушек на болоте.

Мама молчит и улыбается, народ вокруг хмуро терпит.
Продолжалось это долго, продолжалось бы и дольше, но тут у спокойнейшего малыша лопнуло терпение и на весь вагон раздалось жизнерадостное, громкое и продолжительное:
А-а-а-а-а-а-а!!!! :)

Нашу квакушку сразу стало не слышно. Она еще некоторое время пыталась дитю перекричать, но в конечном итоге поняла, что конкурент не остановится и позорно сбежала на первой же остановке. Ребенок МОМЕНТАЛЬНО затих :)

Зато заржал весь интернациональный вагон ))
Как-то в начале 90-х было. Приезжало к нам в Ригу "Поле чудес", ещё с самим Владом Листьевым. Выступали в Манеже и участников игры выбирали достаточно случайным образом из самих же зрителей. Одним из девяти человек оказавшихся на сцене оказался и мой шурин Александр. Произошёл примерно такой диалог. Влад, обращаясь к залу: "Ну что ж, давайте познакомимся с нашими игроками. Пожалуйста, сами назовите ваше имя и род занятий". Первая тройка игроков: "Татьяна, домохозяйка. Валентина, домохозяйка. Сергей, электрик". Вторая тройка: "Лайма, домохозяйка. Кристина, домохозяйка. Борис, дальнобойщик". Третья: "Яна, домохозяйка. Мария, домохозяйка. Александр (Пауза)." Листьев: "Чем занимаетесь?" Через время: "Домохозяин, блин".
История произошла давно. Она совершенно не смешная. Но я помню ее много лет, и, все-таки хочу рассказать.
Конец 80-х. Петрозаводск. Октябрь. Ранний вечер. Вокзал. Я жду поезд на Москву. Подошел Мурманский на Ленинград. Посадка уже заканчивается, но и пассажиров было мало, да и на перроне, считая меня, осталось три человека. Вдруг на привокзальную площадь буквально вылетает такси и резко тормозит около лестницы. Из него выскакивает женщина с двумя огромными сумками и, неуклюже стуча каблуками, изо всех бежит по ступенькам к поезду. Когда она подбегает, поезд трогается. Она пытается поставить сумки и залезть, но проводница, которая уже практически подняла лесенку (перрон низкий), испугано отталкивает ее с криком: Женщина, Вы что! Мы уже отправились!
Может быть, проводница и могла бы ей помочь, но видно, тоже растерялась - уж больно быстро все произошло. Поезд уходит.
Женщина роняет сумки на платформу, садится на них, закрывает лицо руками и горько рыдает. Это горе. Нет, не так - это ГОРЕ. Нет, даже не горе, а просто конец всему. Вообще КОНЕЦ.
Мы, трое на платформе - я - студентка, женщина лет тридцати и немолодой военный - переглядываемся. По плачущей женщине видно все: сорок с небольшим, с обветренным лицом, грубоватыми натруженными руками, явно из деревни, но надето на ней все самое лучшее, что есть, туфли новые и классическая, недавно из парикмахерской, прическа. Какая-то очень-очень-очень важная поездка должна была быть. А поезд ушел...
Мы, трое, подходим к ней. Захлебываясь слезами, она все повторяет: Я бы успела, успела, но она меня оттолкнула... Я бы успела...
Спрашиваем у нее, куда ехала? Сквозь слезы отвечает: К сыну в армию на присягу. Присяга завтра.
В сумках у нее видны какие-то банки, свертки - все для любимого сыночка.
Ей надо было до Ленинграда. А она опоздала.
Мы просто придавлены ее горем.
- А там на самолет? - сочувственно спрашивает военный. Женщина качает головой: Нет, от Ленинграда на автобусе сорок минут.
Мы снова переглядываемся, уже удивленно. Хотя да, понятно. Мы привыкли ездить, а для нее это такая дальняя дорога. И она опоздала.
- Так, подождите, - говорю я, - все не так страшно, через 35 минут будет еще один Мурманский на Ленинград.
- А вечером - Петрозаводский, - добавляет молодая женщина. - Сейчас же осень, поезда идут пустые, посадят они вас.
Слезы немного стихают и женщина смотрит на нас с робкой надеждой. Военный решительно берет ее сумки: Пойдемте к начальнику!
Они уходят в здание вокзала, а мы с молодой женщиной еще некоторое время говорим о том, что все будет хорошо. Она сейчас уедет и на автобус в Ленинграде успеет, в крайнем случае там возьмет такси. Потом возвращается военный и говорит, что все уладилось. А через полчаса на Мурманском поезде женщина с сумками уезжает в Ленинград. Она опять плачет и машет нам в окно вагона. И мы тоже машем ей.
Как-то довелось мне прочитать записку от сына (8 лет):
«Мама и папа. Я от вас ухожу. Не волнуйтесь, мне есть, где жить». Точно не помню, но смысл такой.
Только пришел с работы, а тут такая новость, блин. Ну жена, скажем так, сама в воспитании нуждается, долго описывать. Стал разбираться. По результатам исследований выяснилось. Ребенок получил первую двойку, как следствие крупный скандал с оплеухами и нежелание жить с нами.
Черт побери, а я так ждал этого момента, готовился.
Жене:
- Что за хрень? Ребенок принес первую двойку, а у нас столы не накрыты. Давай накрывай, пока я буду с ним умные беседы вести.
Поговорил с ним по душам. Договорились, еси че, вместе уйдем.
Кончилось все праздничным столом, достали все деликатесы из заначек. Ну и ребенок демонстрировал нам кувырки вперед и назад под мои тосты об образовании.
Служба в СА.
Часть наша стояла около поселка где коротали оставшиеся дни бывшие репрессированные 30-40х годов. Остались там те кому деваться после отсидки некуда.
Было жаркое лето. Мы дембеля пошли в поселок искать местные "достопримечательности" в виде бражки и прочих доступных видов расслабления. Вид дембеля - сапоги "гармошкой", ремень на "я..х", воротник расстегнут, пилотка под погоном. Идем веточками мошкару отгоняем. На краю поселка жили два бывших зека, один бывший "полицай" другой бывший "власовец". Проходим мимо их них домой... и тут они вдвоем на нас с криком ура.... дрыной и пучком крапивы атакуют. Ну мы их скрутили и спрашиваем: - вы что, бражки перепили? А они (ну косые конечно) - вы как немцы в 41-м идете, ну мы и типа погнали вас. Разошлись. Вскоре бывший "власовец" помер. Похоронили. А бывший "полицай" стоит у могилы и плачет и рассказывает как он будучи активным комсомольцем в 30-х годах раскулачивал семью будущего "власовца". А прожили одинаково. Вот так!
Тут рассказывают о военном прошлом дедов, а я расскажу о своем отце:
Он был десантником. В 1941 году на Украине будучи ранен и без сознания попал в плен. Бежал. Попал в руки особистов. Его допрашивали. Следователь его так достал, что мой отец схватил табуретку, на которой сидел и торкнул ею по башке этого особиста. Его сослали сначала в Усть-каменогорск, где он завел семью. Потом его сослали под Красноярск в село Голанино Казачинчкого района, где он познакомился с матерью и где родились мы с братом. Он работал водителем на самосвале. Я с ним ездил. Помню, что он так нагружал этот самосвал сеном, что машины не было видно, впечатление, что стог сена сам движется. По вечерам в кинотеатре в деревне перед сеансом он читал политинформацию. О всех своих военных и послевоенных приключениях он написал книгу, но она сгорела во время пожара. Писать снова он не стал. Один раз в кинотеатре он устроил шоу. Шел послевоенный фильм про шпионов. Представте заводской забор, зловещая музыка и вдоль забора крадется тень, в зале темно и гробовая напряженная тишина. В этот момент отец встает и на весь зал зычным голосом говорит на полном серьезе: "Товарищи, среди нас находится шпион". Что тут началось. Все ломанулись к дверям, началась паника, давка. Видимо склонность что либо отмочить досталась мне от отца.
Лучшая история за 09.10:
Тот, кто думает, что буш ― это бывший американский президент, прав, причем дважды. Но это ещё и африканский лес из низкорослых деревьев с широкими кронами. И сейчас мы туда поедем на большом, зеленом и почему-то совершенно открытом джипе. Пешком в буш не ходят ― могут съесть.

Что главное в фотосафари? Терпение? Длинный объектив? Не угадали. Главное ― упрямый рейнджер, капитан джипа. Мы выбрали рыжеволосого потомка ирландцев Квентина и не ошиблись. Своего помощника Соломона (потомка зулусов, а может, и просто зулуса) Квентин усадил прямо на капот, помощницу ― девушку с книжкой, чей круг обязанностей мы не смогли постичь, ― рядом с собой. Прочие, то есть мы, разместились на приподнятых задних креслах ― этакий зрительный зал на колесах, и читать дальше
Рейтинг@Mail.ru