Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
25 июня 2013

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
ОПАСНЫЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ

Тарификация в любом театре - самая болезненная ситуация. В 60-х гг. в конфликтную комиссию по тарификации при Московском управлении культуры, членом которой я являлся, поступило заявление актрисы Театра имени Ленинского Комсомола (нынешний Ленком), не получившей повышения ставки. Получала она мизерную категорию, что-то около 90 рублей, и просила прибавить 10 рублей, что являлось повышением категории. Главный режиссер театра Анатолий Эфрос встал насмерть. Очевидно, он был прав, я и вся комиссия не знали даже имени актрисы, и не верить такому художнику, как Эфрос, мы не имели никаких оснований. Актриса подала заявление в суд. Тут-то страдалица отыгралась: она предъявила несколько афиш, традиционно подписанных режиссером каждому исполнителю к премьере. Обычно такие надписи носят комплиментарно-поздравительный характер, но, как показал процесс, таящий в себе подводные рифы. На афишах режиссер писал (передаю общий смысл и настроение): “Благодарю за талантливую работу...”, “Мал золотник, да дорог...”, “Спасибо за творческое отношение к работе...” и т.д. Судья, человек простой и в театральной дипломатии не искушенный, задал всего один вопрос: “Вы писали эти надписи?” “Да, но...” - начал отвечать Эфрос, - судья не дал ему договорить. Актрисе повысили зарплату не на десять рублей, как она просила, а на значительно большую сумму.
Как родилась Красная Армия

23 февраля - любимый мужчинами праздник. И отмечается соответственно. Как же - многие служили в армии, да и вообще - мужчина, он защитник! Празднуют этот день соответственно - хорошая (или плохая) компания, выпивка, закуска.
Официальная версия гласит, что 23 февраля в боях под Псковом и Нарвой только что созданные отряды Красной Армии дали отпор и сумели остановить регулярные немецкие части, наступавшие на революционный Петроград.
Однако, в действительности было несколько иначе...
...Переговоры в Брест-Литовске, которые вел Лев Троцкий, сорваны. Заявив: "Ни мира, ни войны. Мы армию распускаем",- он, по сути, дал немцам карт-бланш. Немецкая армия стремительно наступала на Петроград. 21 февраля появляется знаменитый декрет В. Ленина "Социалистическое отечество в опасности!", который и стал законодательной базой для создания новой армии. В тот же день формируется сводный отряд матросов-балтийцев в 300 штыков под командованием Павла Дыбенко. Задача: выдвинуться в Нарву, организовать ее оборону и остановить наступающие немецкие части. 22 февраля во второй половине дня отряд прибывает в Нарву и начинает готовиться к обороне: беспробудное пьянство, грабежи ("экспроприация экспроприаторов"), насилие по отношению к жителям. Поздно ночью "защитники" угомонились. Утром 23 февраля передовые части немецкой армии "нарисовались" на окраине города, в районе поля Йоала. "Защитники" тем временем спят. Павла Дыбенко разбудили местные жители: "Немцы рядом, воюйте!" Тот принимает верное решение: поднимает отряд по тревоге, стремительно выдвигается на железнодорожную станцию, захватывает паровоз с тремя вагонами, сажает отряд и драпает до Гатчины. Жители с облегчением встречают немецкие части... В Гатчине Дыбенко телеграфирует в Петроград, что после тяжелого боя Нарву пришлось оставить. Вид у отряда еще тот, но правда быстро выплывает наружу. Дыбенко хотели судить, но уже не до него - немцы наступают, советское правительство готовится к эвакуации в Москву. Кроме того, его революционная подруга Александра Коллонтай (та самая, "Посол Советского Союза") смогла отмазать неудачливого командира от трибунала.
Так в действительности под Нарвой "родилась" Красная Армия...
А отмечают сей день абсолютно правильно - так, как это делали матросы-балтийцы в феврале 1918 года, готовясь к обороне Нарвы.
Две парикмахерши в отсутствие клиентов разгадывают кроссворд...
Первая:
- Макраме?
Вторая моментально:
- Проспект!
- Что "проспект"?
- Писатель такой есть: Проспект Макраме!
2
ПОЧТИ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК

Все ли читатели криминальных романов знают, что такое, например, - “малява”? Оказывается записка, письмо. А “клифт”? - пиджак. И так далее. Недавно вышел в свет словарь блатного жаргона, чтобы следователь или адвокат, даже просто любитель детективов мог бы “ботать по фене” - разговаривать на общем языке. У многих профессий есть свои фирменные термины, которые может понять только посвященный человек. У представителей самого нематериального, неземного, одухотворенного искусства - музыкантов - есть свой язык. Когда я впервые услышал, как общаются между собой мастера, искусством которых я восхищался и вдруг... лабух - музыкант, лабать - играть и т. д. Что ж, им так удобнее!

Однажды в кабинет главного режиссера театра (это я!) вошел дирижер нашего оркестра: “Разрешите срочно позвонить, за кулисами телефон испорчен”.

Невольно я услышал разговор: “Лабать жмурика? А кто дает темп?”

Я не удержался и попросил разъяснить смысл таинственных реплик.

- Ну, это же примитивно! Лабать - играть, вы наверняка знаете... Жмурик - покойник. То есть мы сговаривались играть на похоронах. А о темпе - это принципиально: если мы идем за похоронной машиной, то, естественно, двигаемся торжественнее, медленнее - темп дает жмурик. А если мы впереди процессии, то, конечно, вся церемония проходит быстрее - темп даем мы... Соответственно - башли... простите - гонорар!

Как в жизни все просто: все зависит от того, кто дает темп!
Про фрукт колючий и вонючий.
Этот фрукт называется дуриан. Насколько он вкусный не знаю, не пробовал. А вот понюхать пришлось. У нас на работе ребята-китайцы на складе решили полакомиться. Вонь стояла знатная. После этого всем запретили есть дуриан на работе.
У сотрудницы дедушка держал сад, в котором росли дурианы. Этот сад ночью никогда не охранялся. Оказывается у этого фрукта есть такая особенность, что спелые плоды падают ночью. А поскольку он размером с дыню и с очень твёрдыми колючками, даже не колючками, а шипами, то охотников получить по голове не находилось.
Есть у дуриана конкурент по вонючести. Называется stinky tofu (вонючий тофу). Очень популярное блюдо на Тайване. Опять же, могу только говорить о запахе, потому что попробовать особого желания ни разу не возникало.

Ше-ше (спасибо).
В жж-сообществе "pora-valit" обсуждают способы, как уехать из РФ и как хорошо жить не в ней, вот один из них, на злобу дня:

Свежайший способ свалить в США

Быстренько, едем в Шереметьево. Пол, возраст, рост, вес, знание языков-не важно.
Одеваемся как можно более броско, но не вычурно. Желательно иметь небритость и очки.
Повторяем знанием английского.
Подходим к стойке Паспортного контроля и говорим "Sorry I'm Edward Snowden, how can I get to the freest country of the world?"
Далее делать ничего не надо, ровным счетом ничего, даже стоять или передвигаться. Через несколько часов оказываемся с самой свободной стране мир и начинаем жать там.

P.S. Во время пыток, говорим, что сменили внешность, ради того чтобы обмануть всех. Провалы в памяти и плохое знание языка списываем на жестокое обращение с собой.
Спасти рядового Сноудена

Когда рейс Аэрофлота из Шереметьево на Кубу набрал высоту 9000 метров, началась дискотека.

Генеральные директора, топменеджеры и многочисленный офисный планктон танцевали “Барыню” под Элвиса Пресли. Брызги шампанского летели в разные стороны, а стюардессы умоляли сильно не топать, дабы не проломить пол авиалайнера.

Эдвард Сноуден, загримированный под афроамериканца, сидел уткнувшись в журнал. Он очень волновался. Рядом была переводчица WikiLeaks Эмилия и держала его за руку.

Через несколько часов полета, угар в салоне достиг апогея – играл трэш. Генеральный директор ООО “СтройСпецМаш” Никита Иванович Голубцов с супругою, полулежали в проходе между рядами сидений и, утирая слезы умиления, показывали всем желающим свой семейный альбом.

- Это первая наша брачная ночь, - говорил Никита Иванович, тыкая пальцем в черно-белую фотографию с четырьмя голыми ногами на переднем плане, - Эх, сколько времени прошло! Такие молодые и стройные были! А сейчас?

А в нос и корму самолета образовались две очереди – впереди отец Порфирий (назначенный настоятелем русской православной церкви на Кубе) причащал всех желающих, а в хвосте менеджер Лисовский разжег свой пятилитровый кальян. Отстояв одну очередь, люди сразу же занимали место в другую.

У ног Сноудена мирно заснул юрист Андрей Николаевич Парфенов – во сне он одной рукой протирал очки, а другой трогал колготки переводчицы Эмилии. Та не отталкивала его, что бы не привлекать внимание.

Внезапно в динамиках раздался голос командира корабля:

- Уважаемые пассажиры! Сядьте на свои места и пристегнитесь. Нам настоятельно рекомендовано совершить посадку в международном аэропорту Нью-Йорка. Не волнуйтесь, это ненадолго.

- Какого хрена?! – взорвался криками салон, - Нам надо в Гавану! Не останавливайся!

У Эдварда Сноудена сжалось сердце.

- Все, это конец, - пронеслось в его голове.

Эмилия сорвалась с места и подбежала к отцу Порфирию. Она горячо говорила и жестикулировала руками. Тот понимающе кивал головой.

Когда борт приземлился и наступила тишина, батюшка залез на сидение и, подняв крест, сказал пастве:

- Православные! Еще святой Дмитрий Донской говорил, что не в силе Бог, а в Правде. В этой небесной колеснице, среди нас, находится раб божий, который не убоялся бросить вызов Сатане. И теперь его преследуют за Правду! Сейчас к нам ворвутся слуги Дьявола и попытаются схватить его! – отец указал на Эдварда.

Сноуден в это время стирал свой грим спиртовыми салфетками – он хотел предстать перед телекамерами в своем обличии.

- Не ссы, братан, - сказал подошедший к нему генеральный директор ООО ”СтройСпецМаш” Никита Иванович, - Мы не отдадим тебя. Ведь не отдадим?!

- Не отдадим! – вскричал весь самолет.

Голубцов одобрительно закивал головой и снял свой фрак.

- Не надо, Никита! – прошептала его супруга.

- Надо, Настя, - отвечал он, надевая выцветший тельник, который достал из сумки-сейфа, - Я ведь раньше был не директором, а реальным корабляцим пацаном! Морпехом! За правду зубами рвать буду!

Мужчины стали переодеваться во все чистое, а отец Порфирий опрыскивать их святой водой.

Когда к самолету подъехал трап, дверь открылась и в проеме показалась фигура юриста Парфенова (его разбудили и опохмелили):

- Это терр… территория российской феде… федерации! Вы не имеете пра… пра… Идите на…уй, короче!

Но американские агенты спецслужб просто оттолкнули Николая Андреевича и прошли в салон.

- Мистер Сноуден? Пройдемте с нами, - сказали они, подойдя к Эдварду.

В этот момент поднялся отец Порфирий и громко произнес:

- На Тебя Господи уповая, да не посрамимся во веки веков!

Это было сигналом - русские люди бросились на американцев.

Прямая трансляция CNN показала миру, как по трапу скатываются те, кто две минуты назад вошли туда.

Вторая попытка вытащить Сноудена из самолета, тоже оказалась безрезультатной. Вся планета прильнула к экранам телевизоров.

Руководителя операции позвали к телефону – на другом конце провода был сам Барак Обама:

- Что у вас происходит?

- Господин президент, русские не отдают Сноудена! Прикажете применить оружие?

- Вы с ума сошли!!! Какое оружие?! Вы хотите начать третью мировую войну?!

- Что же делать?

- Что там за шум?

- Это поют русские в самолете.

- Поют?

- Вот, послушайте, господин президент.

Из самолета раздавалась неизвестная американскому уху песня:

Прощайте, товарищи! С богом, ура!
Кипящее море под нами!
Не думали мы еще с вами вчера,
Что нынче умрем под волнами.
Не скажет ни камень, ни крест, где легли
Во славу мы русского флага.
Лишь волны морские прославят в веках
Геройскую гибель «Варяга».

- Попробуйте еще один штурм, - тихо сказал Обама.

Но как только отряды изготовились у трапа, русские сами пошли в контратаку! Сбежавшая с трапа живая волна смяла агентов, а громогласное “Ура!” раскатилось над аэропортом имени Кеннеди. Началась всеобщая эвакуация.

Вскоре весь терминал был захвачен русскими. На зданиях поднимались триколоры и красные флаги. Отряд менеджера Лисовского ворвался в Duty Free и захватил все запасы крепких напитков.

- Сигары не берите, - говорил он, - На Кубе их полно.

Через два часа аэропорт был оцеплен танковой дивизией. Но пассажиры уже вернулись на борт и закрыли за собой двери.

Эдвард Сноуден плакал и обнимал своих спасителей.

- Spasibo, - искренне говорил он.

А Барак Обама приказал отпустить самолет.

- Пусть эти коммунисты убираются к черту! В стране началась паника. Интернет пестрит сообщениями, что русские предприняли вторжение!

Когда рейс Аэрофлота из Шереметьево на Кубу набрал высоту 9000 метров, началась дискотека.
Едем на автобусе. Заходит женщина с подругой и с детьми, у детей в руках булочка.
Водитель орёт: "Женщина, автобус новый, вы мне тут намусорите!", на что женщина отвечает: "Я еду до конечной, так что едьте спокойно! Когда кончите, я уберу!"
После того, как весь автобус начинает ржать, до неё доходит смысл сказанного, и она, обращаясь к подруге, говорит: "Ну, если водитель за*бывает, то в конце он же должен кончить!"
1
Лучшая история за 26.05:
Второй шанс Бенджамина Спока

В начале 1998 года жена знаменитого педиатра Бенджамина Спока Мэри Морган обратилась через газету Times с призывом к нации: "Помогите оплатить лечение доктора Спока! Он заботился о ваших детях всю жизнь!"
Состояние здоровья Спока внушало врачам опасения, а сумма в медицинских счетах переваливала за 16 тысяч долларов в месяц.
Мэри надеялась, что ее призыв будет услышан: ведь популярность врача-педиатра Спока, согласно опросам, превышала популярность американского президента.
Но репортеры тут же набросились на Мэри: "Скажите, а почему вы не обратились с этой просьбой к сыновьям доктора?"
Мэри потупила глаза. Разумеется, она обращалась неоднократно. Но честно говоря, ей совершенно не хотелось озвучивать то, что ей читать дальше
Рейтинг@Mail.ru