Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
09 апреля 2014

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Мечта по Павлову.

Год назад, возвращаясь домой из командировки, я оказался на маленькой станции Полушкино.
Станция как станция - с двух сторон лес и небольшая платформа с крохотным ларьком, у которого стоял бородатый мужик в выцветшей энцефалитке. Я присел на единственную скамейку и принялся ждать прибытия поезда. К счастью прибыл он вовремя, и я поднялся к себе в купе, где в соседях у меня оказались двое - пожилой пенсионер деревенского вида и молодой парень в тельнике, что ехали, по всей видимости, вместе.

Также в наше купе попал и мужик со станции, который, впрочем, не раздеваясь тут же залез к себе на верхнюю полку и заснул, отвернувшись к стенке.
Моё место было внизу, и я тоже прилёг, продремав так пару часов, и проснулся оттого, что поезд снизил скорость на подъёме.

Соседи не спали. Паренёк пил пиво, а пенсионер периодически зачитывал ему вслух какую-то цветастую газетку из тех, что продают в поездах.
Увидев, что я проснулся, он даже обрадовался новому слушателю.
- Или вот - обратился он уже к нам обоим - вот, послушайте:
«Вчера, в нью-йоркском ресторане «Нелло» российский миллиардер Абрамович оставил чаевые в размере пяти тысяч долларов. Стоимость самого обеда была в десять раз больше и половины этой суммы ушло на оплату алкоголя - несколько бутылок Шато Петрус и Кристал роуз» - старательно проговорил он незнакомые названия.

- Вот, еврюга! - восхищённо прокомментировал молодой - красава… это сколько ж такой коньяк в рублях?
- В рублях-то.. - пенсионер задумался - сколько, сколько? ..понятно, что дохера... сволочи…

Под этот обычный дорожный трёп я уже было приготовился вновь задремать, как вдруг сверху раздалось:

- Это не коньяк… Петрюс это вино, а Кристал - шампанское…. А вообще хороший ресторан…. итальянский…. это на Мэдисон - мужик сверху потянулся и зевнул.

- Ну, чего не знаем, того не знаем - пенсионер обиженно поджал губы, свернул газету и замолчал.
В купе наступила тишина. Парень в тельняшке тоже помалкивал, видимо, осмысливая услышанное.
Вскоре они оделись и вышли на своей станции, а мы остались вдвоём.

С часок ещё повалявшись, я решил поужинать купленной заранее лапшой быстрого приготовления и начал раскладываться на столике. Сверху выглянул оставшийся бородатый сосед, неодобрительно посмотрел на мою снедь, и принялся спускаться.
Оказался он моложе, чем мне показалось, лет, наверное, сорока с небольшим, с приятным лицом, темноволосый. Открыв свою сумку, он достал оттуда шмат сала, полкаравая хлеба, баночку со сметаной, кусок варёного мяса и пару яблок. Всё это деревенское изобилие он выложил на столик, придвинув мне.

- Ешь….
- Да у меня есть еда, спасибо.
- Это не еда - показал он на мой «Роллтон», потом снова покопался в своей сумке и достал оттуда бутылку «Русской» - позволим себе?

Я пожал плечами. Обычно я с незнакомыми людьми не употребляю, но тут вроде как соседи. Да и интересно стало, что за человек такой со мной едет, с виду бомжеватый, а в элитном алкоголе разбирается. Заинтриговал, честно говоря.

- Можно…

Сходив к проводнице за стаканами, мой попутчик отвинтил крышку и разлил нам по два пальца. Мы чокнулись, выпили, и он протянул мне руку:

- Лёня…. давай на ты…
- Давай…

Через час после ужина, когда с водкой было покончено, и мы просто сидели, сонно болтая и глядя в окно, я не выдержал:
- Слушай – говорю - Леонид…. А ты как так всё про Нью-Йорк знаешь.. и про вино?
Он поморщился и я поспешил прибавить - если не секрет, конечно…
- Да не секрет – махнул он рукой - просто мне иногда кажется, что это и не со мной было, забывать стал.… А, впрочем, если хочешь - слушай, делать нам всё равно нечего….

Вот эту его историю я вам далее с его слов и пересказываю, лично мне она показалась занятной. Рассказывал он довольно долго, я же передаю то, что запомнилось.

В девяносто третьем Лёня свалил из родного Питера в Германию. Помогли отцовские немецкие корни. Свалил особо не раздумывая, да и что в те времена было в России? Очереди, криминал, ларьки, безработица. На «Ленинградском Северном» где раньше он работал специалистом по отладке, по три месяца задерживали зарплату и ему пришлось уволиться. Тогда, на фоне всего этого, практически любая загранка считалась раем. Год, пока готовились документы, подрабатывал дворником и ходил на курсы английского, научившись довольно прилично на нём общаться. Немецкий, который учил ещё в школе, он штудировал самостоятельно и, в принципе, к отъезду мог уже сносно разговаривать на двух языках.

После лагеря для переселенцев попал он в город Лейпциг, где ему повезло буквально через пару недель устроиться на недавно там открытый новый завод БМВ. Приняли его, учтя прошлую профессию, в отдел контроля и приемки ходовой части автомобилей, который располагался почти в конце конвейерной ленты. Работа, в общем-то, оказалась несложной, хоть и несколько монотонной. Спасала привычка, полученная им за время работы на «Ленинградке».
Трудился он сам по себе, общаясь лишь со своим мастером. В сборочных цехах работали, в основном, турки и другие мигранты, а самих немцев представляло лишь белобрысое кабинетное начальство различных уровней, да несколько инженеров по наладке оборудования.

К работе он начал уже привыкать, но где-то через пару месяцев работы произошло событие, изменившее его жизнь. На завод приехала делегация из нью-йоркского филиала продаж. Компания БМВ часто применяет встречные практики работников различных уровней всех своих заводов и представительств. К ним в цех на три недели определили симпатичную и улыбчивую американку Джун, не знавшую ни слова по-немецки. Нисколько не смущаясь языковым барьером, она добросовестно вникала во все перипетии сборки и доводки автомобилей, общаясь, главным образом, лишь с Леней, имевшим, вполне понятный разговорный английский.
Мастер, поняв, что таким образом ему не нужно самому нянькаться с янки, их общению не препятствовал, лишь раз, для порядка, проронив ему, нахмурившись - бабник...

Сам же Леня ничего лишнего себе в общении с Джун не позволял, хотя и допускал, что он ей нравится. Несколько раз они вместе с ней сходили поужинать в кафе, по выходным выбирались в музеи и в городской зоопарк, но вёл он себя с ней достаточно дружелюбно и корректно.

После окончания своей практики Джун улетела домой, а ещё через три недели Лёню вызвали к заводскому начальству. Там замдиректора завода лично известил его, что в рамках программы БМВ по ротации персонала он рекомендован директором американского департамента вип-продаж мисс Джун Вудд к работе в одном из его нью-йоркских подразделений. Подразделение это называлось отделом имиджевой рекламы.
Причём тут реклама Леня тогда до конца не понял, но осознал, что американцы готовы предоставить ему рабочую визу на год с правом продления. Годовой заработок и суммы бонусов были подробно прописаны. Леня попытался перевести все эти цифры в марки и выяснил, что сумма годового дохода указанная в контракте почти в два раза превышает его нынешнюю зарплату. Но и без этого он был сразу готов согласиться. Ведь Америка среди эмигрантов всегда имела особый манящий и притягательный статус.

Вот так, менее чем через год, после отъезда из России Лёня и оказался в Нью-Йорке, прямо с аэропорта отправившись в офис к Джун. Встретила та его приветливо, всё так же радостно улыбаясь, с той лишь разницей, что улыбка каким-то неуловимым образом стала официальной. Сразу перейдя к делу, она принялась объяснять ему суть его будущей работы.
Автомобильный имиджмейкеры, пояснила она, это те люди, которые формируют спрос на вип-продукцию БМВ. Целевая группа покупателей - элита, богачи, снобы. Вот для них и создаётся тот самый визуальный образ агрессивной статусности, который присущ их марке. Людям обычно свойственно проецировать на себя то, что они видят вокруг и их задача лишь подтолкнуть их к этому. Как при покупке сигарет курильщик подсознательно ассоциирует себя с ковбоем Мальборо, так и любой толстосум, выложивший кругленькую сумму за роскошное авто, покупает вместе с ним и ореол успешного состоявшегося человека, каковым все вокруг и считают их владельцев. По крайней мере, сам он так думает.

Одним словом, будущая Лёнина работа заключается в том, чтобы этот самый ореол с помощью различных приемов и создавать.
Отбираются соискатели, в первую очередь, по внешним данным, но внешность тут не играет главную роль. Человек должен быть креативным, коммуникабельным, образованным и обладать хотя бы начальными актерскими способностями, для выявления которых он проходит ряд тестов.
Существуют специальные курсы на базе департамента в Нью-Джерси, где кандидат на эту должность в течение двух месяцев интенсивно обучается навыкам своей редкой профессии. Жильём его обеспечивает компания, квартиры обычно подбираются здесь на Манхэтенне.

Конечно, Лёня на всё согласился, хотя не очень-то тогда и представлял, чем ему придётся заниматься.

Учёба и в самом деле оказалась весьма напряжённой. Каждый день Лёня слушал уроки по искусству и моде. Осваивал актерское мастерство, которое преподавалось профессиональными преподавателями. Хореограф ставил ему осанку, походку, жесты, позы. Специальный визажист показывал как пользоваться мужской косметикой. Стилист учил одеваться, велев забыть о магазинах готового платья и заказав ему несколько костюмов у портного. Инструктор по вождению показывал город. Для поддержания хорошей формы к его услугам были бассейн и тренажерный зал.

Спустя два месяца, в его полное распоряжение поступил новый автомобиль представительского класса, и Лёня вышел на работу.
Теперь в его обязанности входило посещение тех мест, где обычно проводит время небедная публика - брендовые магазины, выставки, презентации, показы мод, которых в Нью-Йорке всегда великое множество.
В первой половине дня это были магазины на Пятой или на Мэдисон авеню, какие-то флагманские бутики в Сохо. К ним он должен был подъезжать на своей «семерке», умело там парковаться, солидно выходить из машины и направляться в магазин.
На особой карте у него лежали деньги, которые он мог тратить на покупки, набор которых прописан специальным регламентом.
Выход из магазина был не менее зрелищным, чем подъезд к нему. Лёня подходил к машине, ставил пакеты в багажник или небрежно бросал их на сиденье рядом с собой. Затем красиво садился, надевал очки, и плавно трогался с места, всем своим видом излучая спокойствие свойственное состоявшимся людям.

Ужинал он в одном из рекомендованных ресторанов, точно также обустраивая свой подъезд и убытие. Правилами разрешалось пригласить на обед одну спутницу, счёт на которую также оплачивался департаментом. Обычно он приглашал понравившихся ему девушек-моделей, благо, в тех местах, которые Лёня теперь посещал, их было предостаточно. В том числе и тех, кто явно охотился на потенциальных женихов-богатеев. Таких Лёня научился определять достаточно быстро по их какому-то оценивающему взгляду на собеседника. В чём-то, кстати, ему было проще с этой категорией профессионалок, по сравнению с теми обычными женщинами, которых он приглашал на обед. Перед ними он все равно испытывал какое-то чувство неудобства, поскольку изначально понимал, что он их, по сути, использует.

После ужина, как правило, они ехали в один из известных ночных клубов, где пару часов пили коктейли либо танцевали.
Отъезд от ночного клуба подразумевал несколько иную постановку. Выходя из него на глазах очереди стоявших у входа, Леня изящным жестом открывал дверь спутнице, уверенно садился сам и тотчас заводил авто. После чего добавлял газу, с визгом трогался и исчезал, оставляя лишь черный дымящийся след на асфальте. По замыслу маркетологов компании не менее глубокий след оставался и в душах потенциальных покупателей - в основном мажористых сынков, приведших своих подружек-анорексичек в очередное модное место….

Напоминаю - это было начало девяностых.
Когда Лёня звонил друзьям в Питер, рассказывая о своей нынешней жизни, то многие просто не верили в то, что он рассказывал. Да и как в такое можно было поверить? Их знакомый, который ещё год назад работал дворником, сейчас живёт на Манхэтенне, ходит в костюме с галстуком, зарабатывает кучу денег, гоняет на БМВ последней модели и водит ужинать моделей в самые именитые рестораны Нью-Йорка.
В любом случае, все ему жутко завидовали и сходились во мнении, что Лёня вытащил свой счастливый билет, получив всё то, что тогда у нас и ценилось: бабло, хату, тачку, девок, всё…. Немало людей в те времена, не задумываясь, всё бы отдали, чтобы так пожить.

Так вот Лёню хватило на полгода такой работы.

Первое время у него была просто эйфория. Он даже и сам поначалу не верил своему фарту. Он в Нью-Йорке! В городе, неограниченных возможностей, где бьётся сердце мира! Где любой из прибывших может запросто поймать свою удачу! А ему уже повезло!
С Джун они виделись довольно часто. Как-то само собой их отношения стали близкими и теперь Джун пару раз в неделю оставалась у него ночевать. По выходным они вместе выбирались прогуляться в Центральный парк или какой-нибудь из многочисленных городских музеев. Всё было хорошо.

Но, начиная где-то с третьего месяца, Лёня начал ощущать некое скрытое беспокойство. Откуда оно появилось было совершенно непонятно - ведь всё вроде было ровно. Здоровье его было в порядке. Ностальгия его особо не мучила. Работа по-прежнему была лёгкой и праздной. На премьерах и модных показах он уже перевидал кучу мировых знаменитостей, а с некоторыми даже успел познакомиться. Пошитые по индивидуальному заказу костюмы сидели великолепно. Деньги еженедельно капали ему на карточку. С Джун всё складывалось хорошо, и она уже даже планировала познакомить его со своими родителями.

Но вот как-то всё стало не так, куда-то напрочь пропал душевный баланс. Лёня вдруг начал просыпаться по ночам и по несколько часов бодрствовать, отгоняя от себя пугающее осознание полного нежелания вставать и ехать на работу. Приходилось пару-тройку раз наливать себе «Дениэлса», чтобы хоть ненадолго заснуть.
Так он вытерпел ещё пару месяцев, из-за всех сил уговаривая себя не маяться дурью, а продолжать работать. Всё было бесполезно. Всё чаще он старался уехать домой пораньше и добраться до виски, иногда прихватив с собою какую-нибудь спутницу.

По прошествии полугода своей работы в должности автомобильного имиджмейкера Лёня не выдержал и на две недели забухал в чёрную.

На этом его карьера в БМВ закончилась. Джун, застав у него с утра какую-то очередную подружку, попросила вернуть ключи от машины и ушла, хлопнув дверью. На следующий день с ним ожидаемо расторгли контракт и попросили съехать с квартиры.

В Нью-Йорке Лёня прожил ещё полгода, перебравшись в бруклинский хостел и перебиваясь случайными заработками. Что с ним, собственно говоря, происходит, он и сам тогда не очень-то понимал.
Как-то раз в ночном баре он разговорился с одним полуспившимся доктором-канадцем, бывшим психиатром из Галифакса, которому он и изложил свою историю. Тот выслушал его с интересом, а после охотно и подробно прокомментировал.
По его словам, Леня не смог пережить то состояние гомеостаза, что так прекрасно поддерживают животные при наличии у них воды, еды и тепла. Всё это компетентно описал русский профессор Павлов, считавший, что только неспособность жить в гомеостазисе и отличает человека от животного. Другими словами, человек, в отличие от животного, долго жить без проблем, увы, не может.
И, как это не парадоксально звучит, но именно потому, что в его жизни всё было ровно, Лёня и не смог это вынести, лишившись в итоге физического и душевного равновесия.

Потом его виза кончилась и Лёня, устав мучиться от пьянства и безделья, решил, что заграницы с него хватит, и двинул обратно в Питер. Перед отъездом он набрался смелости и позвонил Джун, чтобы напоследок извиниться и проститься. Отреагировала та довольно холодно, сказав, что уезжает он абсолютно правильно, и что по её мнению, русские вообще должны жить у себя дома, среди героев Достоевского. Потом попрощалась, попросив больше ей не звонить.

Дальше всё было просто. Лёня вернулся в Питер. Через год он женился, а ещё через пару лет они с женою подались к тёще в Полушкино, где сейчас он и трудится за председателя. А также за зоотехника и за ветеринара. И за пастуха, если надо. Короче, за всех. Работы видимо-невидимо, так что никакой гомеостаз мне и не светит - закончив рассказ, довольно засмеялся мой попутчик, и мы стали укладываться спать.

Утром он вышел, крепко пожав мне на прощанье руку, и я остался один. Так один я и доехал, глядя в окно и думая, что всё-таки любопытно как-то всё на свете устроено.
Вот сейчас, это ж просто наша национальная идея нынешняя - что-нибудь заработать или спереть, сдать это в аренду и ничего не делать. У меня, к примеру, куча знакомых о таком мечтают.
А несколько приятелей уже так и живут, кто в Испании, кто в Тайланде. И верят, что судьбу обманули. Или делают вид, что верят, по крайней мере.

Может от человека зависит? Лёня вон Полушкино выбрал. И вроде доволен.
ТОВАРИЩ БЕНДЕР

Мы все очень любим ездить на съемки с Сергеем.
Если он с нами, то можно расслабится, стать маленькими детьми и быть уверенными, что директор Сергей нас накормит, напоет и номера в гостинице найдет, даже там, где нет не только номеров, но и самих гостиниц.
Сам он небольшого росточка, большеголовый, лопоухий, ему лет двадцать пять всего, не больше, но зато таланта и жизненного опыта, как у Бендера. Между собой мы так его и зовем – товарищ Бендер.
Вот лишь пара примеров его изворотливости и гибкости ума:
Прошлым летом, ехали мы на съемки в Чехов.
Я за рулем, а товарищ Бендер на месте пассажира.
Впереди Газель плелась с такой улиточной скоростью, как будто высматривала в лесу грибы.
В тот момент я не понял, что это ментовская подстава и сдуру пошел на обгон.
Но из-за куста, конечно же, выпрыгнул радостный мент и объявил:
- Товарищ водитель, вы двигались по встречной полосе и это зафиксировано прибором видеофиксации. Так что готовьтесь к лишению прав. Ну, какие будут ваши соображения?
Я начал как-то неловко отмазываться:
- Товарищ капитан, Газель перед нами так медленно плелась, я подумал, что она вот-вот припаркуется, вот и решил обогнать.
- А, Газель что, и правый поворотник показывала?
- Честно говоря – нет, но мне так показалось…
Потенциально счастливый капитан почувствовал себя немножечко Жванецким и радостно ответил:
- Показалось? Ну, так, креститься нужно, когда кажется.

Вот тут-то и открыл рот товарищ Бендер, который до этого помалкивал. Он указал на видеорегистратор и чуть ли не закричал:
- Статья 282-я уголовного кодекса, возбуждение религиозной вражды! Вы под камерой предлагали нам креститься, хотя мы оба мусульмане!

Капитан дико испугался, извинился даже и тут же пожелал нам счастливого пути…

...А на днях с Сергеем случилась очередная сложная задача из которой он в очередной раз блестяще выпутался:
Он прилетел с какой-то забугорной съемки и тут же направлялся в Ижевск.
Глубокая ночь, один в Шереметьево, только что из под носа укатил последний «Аэроэкспрес», на который Сергей так рассчитывал, но самое неприятное, то что в одном кармане - ровно тысяча пятьсот рублей, а в другом – билет на поезд до Ижевска, а до отправления два с половиной часа.
Товарищ Бендер сунулся было к таксистам, да куда там, до пяти утра – время таксо-вампиров и они диктовали цены.
Таксисты дружно продиктовали – «две, минимум», а как услышали, что поезд до утра ждать не будет. То и все «две с половиной»
Ситуация патовая, любой из нас, простых смертных, загрустил, махнул бы рукой и пошел в зал ожидания коротать ночь. Но не таков наш герой.
Он вышел на улицу, прошвырнулся туда-сюда и увидел Шереметьевского таджика проезжавшего мимо на ржавом советском велосипеде, собранном из пяти доноров.
В результате короткого торга, таджик с удовольствием уступил Сереге свой аппарат, за 1500 рублей, да еще и скотч раздобыл, чтобы примотать сумку к багажнику…

…И вот, через каких-нибудь два часа, Сергей взмыленный, но довольный, торжественно въехал на площадь Трех вокзалов, мало того, до поезда он еще успел найти двоих местных таджиков, устроить с ними аукцион и продать велик за 600 рублей.
Итого: дорога обошлась ему в 900 рублей + бонус – велопробег по пустой Столице нашей Родины…

P.S.

Завтра я уезжаю, дня на три в Тулу, но вы можете за меня не переживать, ведь со мной будет товарищ Бендер.
Зимние грузи!

Я продавец обуви. Не шучу, так и есть, валенки продаю, кто-то же должен.
В этом году у нас в Тюмени зимы толком и не было, дожди даже в декабре шли. Соответственно все продажи рухнули в говно, не бизнес, а пятьдесят оттенков коричневого...

А офис у нас на базе, где внизу под нами с торца чьи-то склады. И тем обиднее нам было всю зиму слушать, как кладовщики там грузчикам орут:

- Зимние грузи, зимние!!!

Вот же думаем прёт у кого-то сезонный бизнес и ничего на них не влияет. На улице чуть ли не плюс стоит, а они всё:

- Зимние грузи!!

И вот шеф не выдержал - иди, говорит, разведай, каким они так товаром торгуют, что спрос всегда есть.
Ну, я и пошёл. Смотрю, "Газель" стоит, загружается. Подхожу, у водилы спрашиваю - что вы, мол, такое зимнее продаёте-то?

Тот и объяснил. Оказалось, фирма эта бытовой химией торгует, да хозтоварами. И у них в ассортименте помимо всего прочего прокладки есть женские. Причём два вида - одни обычные, классические, а другие такие поплотнее, толстенькие...

Вот их-то, как выяснилось, они и называют "зимние"..
Замечательный артист Зиновий Гердт рас­сказывал такую историю:

— Дело происходило в тридцатые годы, в пе­риод звездной славы Всеволода Мейерхольда. Великий гениальный режиссер, гениальность которого уже не нуждается ни в каких доказа­тельствах, и я, маленький человек, безвестный пока актер. В фойе театра однажды появилась дама. В роскошной шубе, высокого роста, на­стоящая русская красавица. А я, честно сказать, и в молодости был довольно низкоросл... А тут, представьте себе, влюбился. Она и еще раз при­шла в театр, и еще, и наконец я решился с ней познакомиться. Раз и два подходил я к ней, но она — ноль внимания, фунт презрения... Я по­нял, что нужно чем-то ее поразить, а потому, встретив Мейерхольда, попросил его об одной штуке — чтобы он на виду у этой красавицы как-нибудь возвысил меня. Режиссер согласил­ся, и мы проделали такую вещь — я нарочно встал в фойе возле этой дамы, а Мейерхольд, проходя мимо нас, вдруг остановился и, бросив­шись ко мне, с мольбой в голосе воскликнул:
«Голубчик мой! Ну что же вы не приходите на мои репетиции? Я без ваших советов решитель­но не могу работать! Что же вы меня, голубчик, губите?!.» «Ладно, ладно, — сказал я высоко­мерно. — Как-нибудь загляну...»
И знаете, что самое смешное в этой исто­рии? Эта корова совершенно никак не отреаги­ровала на нашу великолепную игру, спокойно надела свою шубу и ушла из театра. Больше я ее не встречал.
ПОХИЩЕНИЕ САБИНЯНОК
Собственно начинаю пороть сию отсебятину не без внутреннего сопротивления. Причина тому нарастающий гул недоверия в зале. С учетом что излагал перед этим самое незамысловатое, это не может не настораживать…Уже с прищуром спрашивают-"Признайся, мол, милок, тот у тя вымышленный персонаж, этот выдуманный…"Один деятель поймал мя, сирого, на вранье бессовестном, прям в краску вогнал. У тя, грит, батюшка матюкается? Да быть того не может! Ни один служитель культа за всю историю Руси ни разу на три буквы никого не посылал! Потому как грех. И в пять влажных букв тоже…Поник я повинной головой, придавленный железобетонностью аргумента, да и раскололся как фраер на допросе. Все наврал, кричу, граждане! Клеветал на РПЦ, врагами веры подкупленный незадорого. Ведите мя на суд праведный, где смиренно приму кару заслуженную…
Потому излагать письменно истории, которые и среди знакомых предпочитаю только в присутствии свидетелей, боязно было…
Но попросили…

Это история о большой дружбе и бескорыстной любви.
Дружил я в ту пору(середина 90х) да и по нынешнее время с колоритнейшим персонажем Андрием, за грациозность и безупречность манер в миру Кабаном прозываемым.
Так вот Любовь (с большой букваы) то у Андрюши и случилась. Как говорится, с младых ногтей и на всю жизнь. Кабан любил проституток. Чувство было глубоким, постоянным и взаимным. Проститутки любили Кабана. То есть ждали его всегда и всюду, готовы были мчаться по первому зову в дальние края и хранили ему верность(во всяком случае клялись в оной)
В смысле, что никому, кроме сокола своего сизокрылого бесплатно ни-ни.
Не знаю, какие струны в их душах звучали при виде Эндрю, но находил он эти неведомые струны моментально а играл на них виртуозно.
В ту ночь, Кабан, по обыкновении позвонил мне в 4 ночи.
-Ты на время смотрел?(сдерживая шипящие и соблазн вставить сссука после каждого слова)
-А я думал, что дружба-понятие круглосуточное. Ошибался? Озвучь со скольки до скольки ты со мной дружишь?
-Ну?
-Галку взяли.
-Подробнее: Какую Галку, Кто, где и за что взял? Силу взятия? То есть мягко застенчиво за руку или жестко клещами за жопу?
-Не юродствуй. Галку-проститутку. Менты. За профессию. Везут в Спецприемник. Просила помочь.
-Приемник то какой?
-Где то на Варшавке.
-Ты хоть ее фамилию знаешь?
-Я ее по отчеству только. И то в самые трепетные моменты.
-И чем мы ей поможем? Взорвем цугундер?Возьмем в заложники родню вертухайскую, или демонстрацию у ворот проведем? "Свободу Галке-проститутке!" "Прочь грязные лапы сатрапьи от удовольствий народных!" Короче, что ты от меня то хочешь?
-Уже ничего. Действительно. Ты спишь, я с братвой, пошла она в жопу, эта шкура.
-Молодец!
Через полчаса мы с разницей в 2 минуты подкатили к башне, фаршированной красавицами. Я предусмотрительно приехал на такси, опасаясь и не без оснований за наше с бибикой будущее.
-Здравствуй Чип!
-Здравствуй Дейл!
-Пойдем в узилище, из нас сейчас там Кржемилика и Вахмурку быстро сделают.
Запомнилась какая то несолидная калитка в кустах, забор, невзрачное двухэтажное здание за ним, грохот в железную дверь Кабановского сапога, заспанный мусор и начальственный рык Кабана "Да ты бухой, СКОТИНА!"
Некоторые пояснения надо дать:Внешностью своею Андрюшенька внушает уважение. Каким то неведомым образом он родился с ментовской начальственной повадкой.
То есть и урки(хавело мусорское) и менты(коллега) признавали его за лягавого, даже тогда, когда он еще не украшал своей персоной ряды МВД. Но удостоверение у него было, по-моему уже с пеленок.
Дальнейшее помню смутно, так как участия в происходящем не принимал-только создавал массовку. Солировал Кабан и в помощи абсолютно не нуждался.
Запугав бухого вертухая(тот уже мысленно попрощался с погонами), Андрюша ворвался в стан врага и обнаружил дежурную смену Flagrante delicto. То есть упившимися в сраку.
Перемежая начальственные ебуки попытками построить пьяную виноватую шоблу он выяснил, что никого за последние два часа к ним не привозили. Не давая пьяни опомнится, Великий и ужасный повелел открыть камеры для инспекции. Инспекция Галку не нашла, но обнаружила двух заспанных сисястых узниц, коих Эндрю немедленно затрофеил. Пока вертухай нечленораздельно блеял что то про не положено(остальные вернулись к сладким грезам, как только их оставили в покое), Кабан вытребовал какой то журнал, не глядя размашисто в нем расписался и свалил с бабами под мышкой продолжая поливать нерадивых ценными указаниями и обещаниями кар небесных на их непутевые бошки.
Вся операция заняла минут 10 от силы, я был в неком ступоре, детали запомнил плохо, единственное что осталось в памяти-двухярусные нары с солдатскими одеялами и непроходящее удивление, почему нас еще не затрюмили.
Закинув добычу в машину мы поспешно отвалили. Бабы испуганными мышами жались друг к дружке на заднем сиденье. Тут позвонила Галка и извинилась, что не набрала сразу. Каким то из известных способов прелестница рассердоболила работников свистка и дубинки, свистнула им в дубинки и вырвалась на волю. Мы долго вырывали трубку друг у друга, поливая шалунью на все лады. Вдруг сзади раздался истерический хохот. Пленницы въехали в ситуацию. Кабан обернулся-
-Едем бухать на дачу или вернуть на дачу к "хозяину"?
-С вами хоть на край света!-пророчески откликнулась одна из полонянок.
Дня три мы погрязали в пьянстве и разврате. Но всему хорошему приходит конец и пора было назад, в серые будни. И вот тут то Света сильно раскрасила нам вечер. Выяснилось, что на нары ее привело вовсе не сребролюбие и слабость передка, а гораздо более серьезные проказы. Светика замели на грабежах в составае группы, где проходила по делу наводчицей. Что то там было сильно мутное и дюже непоощряемое Уголовным Кодексом. За каким хреном ее привезли в обиталище пьяни и блудниц-одно ГУВД ведает. Мы переглянулись с Кабаном. Явственно запахло турмой. "Надо будет в придурки пробиться, грустно прикидывал я…Библиотекарем или самодеятельностью заведовать"
На самом деле был еще вариант закопать обоих красавиц у меня в огороде, так как только Свету заметут, а заметут ее тут же(представляю какой шухер сейчас стоит), нас примут сразу. Но вследствии слабости характеров такой сюжет не рассматривался нами вовсе.
-Ты сама то откуда?
-Приднестровье.
-Собирайся.
-Куда?
-На Родину, маму твою! Или тебе в России понравилось?
-Не, ну…
-И не дай Б-г, Света, если мне повезет и я тя довезу, ты в ближайшие пять лет хоть нос из своего села высунешь, я те лично матку наизнанку выверну!-убедительно пообещал Кабан.
-Да, я …Да мне…
-Все. Долгие проводы-лишние слезы. Пусть радость нашего расставания не затуманится печалью наших встреч. Бегом в машину.
Светик упорхнула.
Я похлопал другу.
-Я с тобой.
-А смысл, Макс? Чем ты мне там пособишь?
-Нууу.
-Ничем. Массовка мне ни к чему. Пока.
-Ни пуха ни пера, Штирлиц. Как довезешь радистку до Швейцарии, дай знать.
-Не премину.
Как ни странно у него все вышло.
Светка позванивает время от времени с родины…Замужем, двое детей.Говорит, что это самое яркое воспоминание в ее жизни…
PS Недавно узнал о подобной истории.(Это что бы в плагиате и баянизме не обвинили)
В Крыму стая диких кабанов, осатанев без женской ласки, проломила ворота свинарника и угнала свиноматок гулять на плэнер. Потом неделю по лесам собирали а приплод был сплошь и рядом полосатым. Так вот-ЭТО БЫЛИ НЕ МЫ.
-= Квест от сбербанка =-
Задача: есть два квитка, которые надо оплатить.
Решение.
Утро. 9:30. По пути на работу, заезжаю в филиал онного. Захожу в предбанник с тремя банкоматами. Пробую оплатить через первый. Операция не доступна. Второй, третий - тоже самое. Повторяю попытку два раза - бесполезно. Сам филиал работает только с 10:00. Терпеливо жду. Собирается очередь из 5 человек. Я - второй. Как и положено, ровно в 10:05 открываются двери. Захожу, беру талончик с № A0002. Жду. Но почему то первым вызывают человека, пришедшего последним. Вторым - предпоследнего. Мужчина, пришедший первым, не теряется, идет к талончикомату и выписывает себе новый талон. Откуда то с небес появляется девушка-оператор. Ругает мужчину, что так делать нельзя. Мужчина просит объяснить парадокс. Девушка лепечет что-то абсурдное, сама в это особо не веря. Но тут надо же! Мужчину вызывают! Молодец! А вот меня перспектива быть последними совсем не радует.
Иду к талончикомату. Девушка резко перехватывает руку и ведет в предбанник с банкоматами, искренне уверяя, что квитки можно оплатить там. Все возражения игнорируются. Ну давай, плати. На удивление, теперь операция доступна. Видимо активируется, когда открывается входная дверь. Начинаем платить.
Первый квиток. Оказывается у этого банкомата не работает сканнер штрихкода. Вводим номер вручную. Не принимает. Еще два раза - бесполезно. Ждем, пока освободится единственный банкомат со сканнером. Пытаемся оплатить через сканнер. Ура! Получилось.
Второй квиток. Девушка под шумок уже куда-то свалила. А этот квиток теперь не берет даже сканнер. Ищу девушку. Жду пока освободится. Показываю проблему. Как и ожидалось - не верит. Пытается сама. Пять раз. Бесполезно. "Нужно платить через кассу", - сообщает она.
"Так какого лешего ты меня сюда притащила?", - вежливо интересуюсь я. - "Мне что, теперь заново очередь стоять? Глядь - сколько народу приперлось...". В ответ: "Извините, извините...", и, слава богу, ведет в кассу без очереди.
Итог: 40 минут потраченного времени, испорченное на весь день настроение.
P.S.
А еще, кое кто хочет у нас в стране свою платежную систему ввести. Знаете что, как бы это помягче сказать... короче, на меня даже не рассчитывайте! Представляю себе, стоишь такой в аптеке с международной россейской карточкой за виагрой... эээ ну, то есть лекарствами. И тут - херакс!!! Рабочий день кончился, операция не доступна...
Тупо смотрел полторы минуты на бутылку с английской надписью "Купон". Оказалось, это по-русски написано "Сироп".
2
В советское еще время, когда я работал я патентоведом в академическом институте, появился у нас однажды новый руководитель отдела, Борис Яковлевич Сухаревский. От остального институтского начальства он отличался демократичностью и личным обаянием. Как сейчас говорят, была у него харизма. Посмотрите на его фотографию с молодыми сотрудниками на http://abrp722.livejournal.com/ и вы поймете о чем идет речь. Не удивляйтесь, что Сухаревский не улыбается. У людей того поколения улыбаться на фотографиях было не принято.

О его появлении в институте ходила забавная байка. На прежнем месте работы, тоже в академическом институте, но в другом городе, у Бориса Яковлевича не сложились отношения с директором, которого в дальнейшем мы будем называть старым директором. Не сложились в академическом смысле слова: Сухаревскому не нравилась предложенная сверху тематика. Найти новую работу ученому такого калибра как Сухаревский в те годы было нетрудно. Вскоре он договорился с директором нашего института, в дальнейшем новым директором. Казалось бы все просто, но Сухаревский был евреем. На евреев в академии наук была, хоть и негласная, но совершенно реальная норма, а тут у новый директор берет сверхпланового. Вот и началась в аппарате академии изматывающая волокита. А Бориса Яковлевича, как я уже говорил, все любили и хотели ему помочь. В конце-концов старый и новый директора добились аудиенции у президента, академика Патона.
- У меня один еврей уходит, - сказал старый директор, - следовательно число евреев уменьшается на единицу.
- Ко мне один еврей переходит от старого директора, - сказал новый директор, - следовательно число евреев остается неизменным.

Патон ненадолго задумался и заговорил:
- Один глубокоуважаемый академик говорит мне, что у него число еврееев уменьшается на единицу, другой – что остается неизменным. У меня есть все основания доверять и тому и другому. Минус единица и нуль в сумме по академии дают минус единицу. Сухаревский пусть переходит, а если кто-нибудь накатает телегу в ЦК и будут проверять, я объясню, что в конечном счете на одного сократили, и попрошу сохранить вакансию.

Abrp722
Любит моя жена смотреть передачу "Пусть говорят"...
Недавно меня осенила мысль, почему она так называется.
Там все орут и никто никого не слушает.
А хотелось бы, чтобы не орали. Пусть говорят.
Не Бог весть как смешно, но меня позабавило.
Кто ходит в "Ашан", тот знает фирму "Каждый день". Делают они, как мне кажется, ВСЁ, от садовых лопат, до какого-нибудь йогурта... Простой такой лейбл, наискосок, зелёными прописными буквами на белом фоне: "КАЖДЫЙ ДЕНЬ". В общем - универсалы...
И вот, прохожу как-то по алкогольному отделу, и что-то заставило меня остановиться. Какое-то сомнение... Присмотрелся... Потом, когда осознал - сильно смеялся. Стоит на полке водка, сделанная той же фирмой "Каждый день". Только на утлой белой невзрачной этикетке написано (теми же косыми, прописными зелеными буквами): "НАШ ВЫБОР". Ай, подумалось мне, не оплошали! Всё-таки сообразили, что надпись "КАЖДЫЙ ДЕНЬ" на бутылке водки будет как-то не "комильфо"...
Кружок лепки, преподаватель объясняет детишкам особенности анатомии, для закрепления материала спрашивает у пятилетнего внука:
- Скажи, Женя, вот у тебя, например, есть позвоночник?
- Не знаю, Ольга Ивановна, есть у меня позвоночник или нет, меня ещё не сканировали...
© KONDEXIII
Cегодня сотрудница рассказала.
"- Захожу на заднюю площадку автобуса. Спиной ко мне стоят два молодых парня в кожанках и что-то смотрят в окно. Причем один держит другого рукой за талию, а второй другого - за плечо. Смотрят куда-то на дорогу и многозначительно молчат.
Первая мысль: "Совсем эти педа...сы оборзели! Средь бела дня... в общественном месте... и даже не прячутся! Надо на следующей остановки сойти!"
...И только через минуту понимаю, что передо мной изрядно пьяные товарищи и они поддерживают друг друга, чтобы не упасть".
О сале.
Самое вкусное сало в своей жизни, а и пожил я немало, и сала наел с небольшой курган, так вот самое вкусное сало я ел в Италии. Итальянцы как-то удивительно хорошо и изящно заготавливают сало. Нет жлобоватости во вкусе, не появляется желание притащить к себе в избу учительницу и заставить её дансе плясать со слезами на бестужевских глазах. Вот ешь итальянское сало и просто нож из рук выпадает, до того на душе хорошо. Сало у итальянцев ждёт своего часа в таких мраморных специальных ступках, переложенное всем чем надо. Разницы в сале между стеклянобаночным и мраморноступочным по вкусовым ощущениям, понятно, нет. Но вот ощущение, что с мрамора ешь, перевалив Альпы, а впереди Рим… Это, да. На солнышко италийское смотришь, прищурясь. Просто Аларих, честное слово, Атилла с сидящим рядышком Гайзерихом и каким-то фино-угром в лосиных рогах. Сидим, болтаем ногами в рваных чувяках, все в найденном золоте на грязноватых шеях, молодые, не виноватые ни в чём. И смотрим на Италию. Счас подзакусим, рога на фино-угре поправим, и начнём спуск в долину, а там всё, что хочешь, даром и твоё. А что не твоё, то сгорит. Плюс бабы красивые и умелые. Плюс сокровища мировой культуры, удобные для переплавки в красивые слитки… Как, Аларих?! Да я в востроге, Гайзерих!

Бодрит итальянское сало, конечно. С баночным салом на хуторе ощущение грядущего триумфа не приходит. На хуторе сало ешь или в угаре, когда всё кончено. Или опасаясь налёта. Или на свадьбе, т.е. в угаре, опасаясь налёта. Сало при всей своей добродушности продукт экстремальной тревожности. Невозможно мне представить, что вбегает счастливая жена и кричит счастливому мужу: "Господи! Анатоль! Мы сейчас будем есть сало, а после немедленно едем в Беарриц. Боже! Я в экстазе страстей и ожиданий! Ебанём сальца и пусть мчит нас послушливый шоффэр! Шампанского, Михеич! Шампанского! Парамон, заводи "Испано Сюизу"!" Сало едят или от трудной жизни, или от ностальгии по трудной жизни. Или от ностальгии по детству, т.е. опять-таки по трудной жизни. Что неплохо. Мы, городские, изнеженные до изумления. Надо вспоминать корни. Я вот люблю заветренный хлеб из кармана. Вспоминю много поучительных историй из своего детства. Лисичкин подарок, всё такое, сентиментальность. Плюс залежавшийся в кармане хлеб и найденный кусок колбасы — это целая буря воскресших образов, запахов, ощущений. Понюхаешь горбушку, замаслившуюся в салфетке, как у дуроведа побывал, всё детство вернулось. Не событийное, а забытое образное.
И смотрит на тебя, седого красавца с медалью, понимающе и жалостливо.
А ты на детство своё смотришь и обещаешь, что никогда больше, что впредь…никогда, только добро и извинения, только улыбки и понимание. И так до следующей горбушки.

Вчера<< 9 апреля >>Завтра
Лучшая история за 26.04:
Летом 1981 года в квартире молодого, но уже супер-успешного советского композитора Александра Журбина раздался телефонный звонок.
В СССР в составе делегации приехала какая-то депутатша конгресса Мексики. Советский Союз имел виды на Мексику, поэтому заигрывал и старался по возможности обаять разных деятелей из этой развивающейся страны.
Мексиканку спросили — что ей интересно было бы посмотреть в Советском Союзе, с кем познакомиться?
Депутатша ответила, что в молодости занималась музыкой и ей было бы интересно узнать, как в Советском Союзе обстоят дела в этой отрасли народного хозяйства.
Решено было показать так сказать товар лицом. Самым подходящим для обаяния депутатши признали Журбина — 36 лет, член КПСС, на тот момент автор 6 мюзиклов, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru