Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
05 февраля 2015

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Реальная история, рассказанная приятелем, или хозяйке на заметку.
Четыре года новосёлы прожили в новом доме, который построили с нуля. На четвертом году с потолка на кухне начала капать водичка.
Долго и безуспешно пытались найти источник протечки. В конце концов сдались и вызвали спеца. Он вскрыл потолок и обнаружил, что вода капала из вытяжной трубы сушильной машинки для белья.
Проследив вытяжную трубу до самой стенки дома, спец с удивлением обнаружил, что труба не выходила на улицу. Труба упиралась в глухую кирпичную стенку!
Сразу стал известен источник воды: влажный воздух не выходил на улицу и водяной пар, содержащийся в горячем воздухе, конденсировался в глухой "вытяжной" трубе.
Со временем труба стала протекать и конденсат стал капать на головы хозяев.
На вопрос спеца: Как же все эти годы вы сушили бельё?
Хозяйка ответила просто: С трудом. Это был долгий и мучительный процесс. Иногда досушивали с помощью утюга.
Фирма-строитель оказалась довольно порядочной и оплатила стоимость ремонта потолка и удлинения/вывода вытяжной трубы на улицу через кирпичную стену.
Хорошая новость для последующих поколений хозяек. Последние модели "умных" сушильных машин проверяют наличие хорошей вытяжки при первом запуске машин по тест-циклу и умная машина отказывается сушить белье, если нет свободного протока влажного воздуха!
Как-то один мужичок шел домой вместе с женой и та встретила свою знакомую. Как известно, женские разговоры - штука долгая. Минут десять прошло как одно мгновение и мужичок осторожно так к жене обращаетcя:
- Люся.
- Подожди, дай еще минутку поговорить.
Прошло еще минут 10, мужик опять жену тревожит:
- Люся, долго еще?
Жена недовольна ему отвечает:
- Вася, дай еще минутку с человеком поговорить, давно не виделись.
Прошло еще минут 10 и еще 10, жена благополучно забыла про мужа, а тот стал по сторонам смотреть. Глянь, а недалеко кафе открытое, а там люди пиво пьют. Мужичок этот бочком-бочком туда, пива взял, к каким-то мужикам подсел и сразу в разговор включился: про футбол, политику и другие интересные темы.
Все в конце концов заканчивается, даже женские разговоры: наконец-то его жена со своей знакомой рассталась и сразу вспомнила, что была не одна, а с мужем и смотрит по сторонам, мол, что за черт, куда тот подевался. Увидела его, сердешного, за столиком в кафе и стала звать:
- Вася!
А Вася пиво пьет с новыми друзьями, жизнью наслаждается и небрежно ей так отвечает:
- Подожди, Люся, дай еще минутку с людьми поговорить.
Но тут камбэка не получилось, жена как гаркнет:
- Какую минутку? Домой !!!
И уже через минуту они уже шли вместе домой.
БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДЕНЬГИ
Один предприниматель был по уши в долгах и не видел выхода из сложившейся ситуации. Кредиторы наседали на него. Поставщики требовали оплаты.
Он в тоске сидел на скамейке в парке, опустив голову на руки, гадая, что же может спасти его компанию от банкротства.
Вдруг перед ним появился какой-то старик.
- Я вижу, что вас что-то тревожит, - сказал он.
После того, как он выслушал предпринимателя, старик сказал:
- Думаю, я смогу вам помочь.
Он спросил у предпринимателя его имя, выписал чек и сунул его в руку, говоря:
- Возьмите эти деньги. Встретимся здесь ровно через год, и в это время вы сможете мне их отдать.
Затем он повернулся и исчез так же быстро, как и появился.
Предприниматель увидел в руке чек на $500000, подписанный Джоном Рокфеллером, в то время одним из самых богатых людей в мире!
"Я могу покончить со всеми своими проблемами в одно мгновение!" - подумал он.
Но вместо этого предприниматель решил положить полученный чек в свой сейф. Одна только мысль о его существовании придавала ему сил выработать способ, как сохранить свой бизнес.
С вновь возросшим оптимизмом он заключил выгодные сделки и расширил условия оплаты. Ему удалось совершить несколько больших продаж. В течение нескольких месяцев он выбрался из долгов и снова стал зарабатывать достойные деньги.
Спустя ровно год, он вернулся в парк с тем самым чеком. В условленное время появился старик.
И в тот момент, когда благодарный предприниматель хотел уже вернуть ему чек и поделиться достигнутыми успехами, подбежала медсестра и схватила старика.
- Я так рада, что поймала его! - воскликнула она. - Я надеюсь, он не беспокоил вас? Он всегда убегает из дома и рассказывает всем, что он Джон Рокфеллер.
Удивившись, предприниматель стоял просто ошеломлённый. Ведь в течение всего года он занимался бизнесом, покупая и продавая, будучи в полной уверенности, что у него в сейфе лежали полмиллиона долларов.
Внезапно он понял, что это не деньги, реальные или воображаемые, перевернули его жизнь. Это была его новая уверенность, которая придала ему сил добиться всего того, что он теперь имеет.
Случай первый.
Маленькая программерская контора, процессы не поставлены, через года от начала проекта, при анализе кода, после обнаружения бага:
- Блин, да как оно вообще работало?!!!

Случай второй.
Аналогичная ситуация в большой конторе, все процессы выстроены:
- Блин, да как оно вообще работало?!!!
- Твою мать, да эти [моя_цензура] вообще тесты не запускали!
О памяти человеческой.
Были приглашены с другом на день рождения. Погуляли хорошо.
Друг выпил почти пол-литра виски, я намного меньше водки. Он приехал в ресторан на своем авто и очень хотел уехать на нем домой. Сил своих друг явно не рассчитал.
Я предложил переночевать у меня, так как за мной заезжал сын. Друг долго отказывался, пытался ехать сам. В конце концов удалось найти компромиссный вариант: везу его к нему домой на его авто, а затем мой сын забирает меня от его дома. Ехать было минут 25, сын едет за нами. Разговариваю с другом, чтоб не уснул. Отвечает несвязно, часто невпопад. Минут за 8 до его дома он вдруг встрепенулся и говорит мне: "Вот госпиталь, в котором я последний раз видел мою Машу живой". У меня подкатил комок к горлу. Полтора года назад его жена умерла после тяжелой продолжительной болезни.
Запарковал его авто в подземном гараже, лифт оказался в 5 метрах от его парковочного места, пытаюсь завести его в лифт. Друг сопротивляется, хочет проститься с моим сыном, который ожидает меня перед домом. Я согласился на этот вариант: процедура прощания должна занять не больше минуты, так как идти всего метров 30. Выходим на улицу, нетвердой походкой друг подходит к моей тачке и говорит сыну: "Пока, Андрей" и жмет руку.
А потом спрашивает у меня: "А где моя машина?"
Дети - наше будущее! Но иногда кажется, что будущее уже наступило...
Ребенку 4 года. Муж отдал ему на юзание свой старый телефон. Без симки, ессно, но с кучей игрушек и ... с доступом в интернет. Забыл отключить. Через каждые пять минут счастливый малой прибегает ко мне и показывает - смотри, я скачал Бен Тена, смотри, я скачал Кота, смотри, я скачал Дашу и Диего!
Ничего не понимаю... Он еще не умеет ни читать, ни писать. Каким же таинственным образом происходит его общение с интернетом? Решаю выяснить этот вопрос.
- Ярослав, а ты можешь скачать мне про танки?
- Cчас! ОК, Гугл, танки!!!
??????:::::::))))))))))
P.S. Рекламу по телеку в нашей семье никто не смотрит... Это еще одна тайна!
Дело было на майские праздники 1984 года. Вспоминаете, да? Брежнева уже нет, Ельцин ещё только будет, над страной тем временем нависла угроза всесоюзной борьбы за трезвость, но народ, к счастью, этого ещё не знает и спит спокойно. Клуб туристов из подмосковного города М. собирается на валдайскую речку Мста — дрессировать новичков на тамошних порогах. Районная газета “За коммунизм” навязывает ребятам в компанию двух семнадцатилетних девчонок — меня и Лильку, будущих абитуриенток журфака МГУ. Мы должны сочинить что-нибудь “патриотическое о боях на Валдайской возвышенности” в номер к 9 мая, и нам даже выданы командировочные — рублей, что ли, по двадцать на нос… У председателя клуба Вити Д. хватает своих чайников и нет ни одного байдарочного фартука, но он зачем-то соглашается нас взять. Лилька не умеет плавать. Это интродукция.

Завязка — типичная. Ну, ехали поездом. Ну, тащили рюкзаки и железо до речки. Ну, собирали лодки. Ну, плыли. Всё это, в принципе, не важно — даже тот забавный факт, что, когда доплыли, наконец, до тех порогов, Лилькина лодка единственная из всех сподобилась, как это называют байдарочники, кильнуться (хотя боцманом специально был назначен самый надёжный ас Серёжа…) Лилю вытащили, лодку поймали, Серёжа сам доплыл… Перехожу, однако, ближе к делу.

Там такое место есть немножко ниже по течению (было тогда, во всяком случае) — очень удобное для стоянки, и все там останавливались на ночёвку. Дрова, правда, с собой везли — по причине отсутствия местного топлива. Народу собралось изрядно — не один наш клуб решил с толком использовать длинные первомайские выходные. Так что палатки пришлось ставить уже довольно далеко от воды. Помню, нас с Лилькой взялись опекать студенты небезызвестного Физтеха долгопрудненского — Оля и два Димы, туристы толковые и опытные. У них была на троих полутораместная палатка, но они ещё и нас приютили без особого труда — колышки только пониже сделали. Нас, девчонок, ребята в середину пристроили, сами по краям улеглись (холодновато ещё в начале мая-то). Палатка раздулась боками… Уснули все быстро и крепко.

Среди ночи просыпаюсь в кромешной темноте от того, что кто-то в самое ухо дурниной орёт: “А ОН ВСЁ ПОДГРЕБАЛ — АЙ ЛЮЛИ, ОЙ ЛЮЛИ!!! И ПЕСНЮ РАСПЕВАЛ — АЙ ЛЮЛИ, ОЙ ЛЮЛИ!!!” Дуэтом орёт — на два голоса. Пытаюсь вскочить — спальник, ясное дело, не даёт. Потом соображаю, что я в палатке, причём в самой середине. В непосредственной близости от моих ушей — только Оля и Лиля. Молча лежат, не спят. И Димки оба ворочаются, заснуть пытаются. Что характерно, тоже молча. Или, вроде, ругаются сквозь зубы — но как-то невнятно: неловко им вслух при девчонках (84-й год же, золотые времена, говорю я вам…:-) А эти ненормальные снаружи всё не унимаются: “В ПОРОГ ИХ ЗАНЕСЛО — АЙ ЛЮЛИ, ОЙ ЛЮЛИ!!! И ЛОДКУ УНЕСЛО — АЙ ЛЮЛИ, ОЙ ЛЮЛИ!!!” В общем, почти до рассвета проорали, благо, в мае, да ещё на Валдае, ночи короткие. Угомонились, наконец.

Утром, часов не то в шесть, не то в семь, просыпаюсь от шума на берегу. Продираю глаза, вылезаю на свет божий, вижу картину: у самой кромки воды наводят шухер два здоровенных верзилы в бушлатах и бескозырках. Выстроили по ранжиру всех, кто им на глаза попался на своё несчастье, и орут до боли знакомыми охрипшими голосами: “Товарищи бойцы!! Поздравляем вас с Международным днём солидарности трудящихся — праздником Первое Мая!! Пролетарии всех стран — соединяйтесь!! УР-РРА-А-АА!!!” Сонный народ подхватывает, даже с некоторым энтузиазмом: “Ура-а!” Верзилы — что бы вы думали — шмаляют вверх из настоящей ракетницы, пожимают всем руки, садятся в байдарку (она делает “буль” и оседает по верхний стрингер) и торжественно отчаливают. Оркестр, гудок, рукоплескания, букеты летят в воду, дамы промакивают слезинки батистовыми платочками…

Немного погодя часть нашей компании тоже отчалила: у Димок у двух зачёт, пропускать нельзя, а то к сессии не допустят. Оля без них, конечно, оставаться не захотела. Мы с Лилькой решили податься вместе с физтеховцами — у нас командировка, нам материал писать. И ещё, помню, присоединилась к нам одна семейная пара: муж в каком-то ящике почтовом работал, там режим строжайший, пять минут опоздания — объяснительную пиши… Благословил нас председатель Витя, а сам со второй половиной клуба остался учить молодняк пороги проходить.
И вот доплыли мы до какого-то города, где железнодорожная станция. Не помню сейчас, как называется, всё-таки давно дело было. Там надо на поезд садиться, чтобы в Москву. Приходим на вокзал (приползаем, вернее — рюкзаки же при нас, и железо это байдарочное), а там таких как мы — полный зал ожидания. И все нервные: на вечерний поезд московский билетов нет, а есть только на утро. Мужики начинают потихоньку психовать: им с утра кровь из носу надо быть в столице. И находят они неординарное инженерное решение: как только подъезжает поезд — штурмуют вагон, оккупируют тамбур, заваливают все двери рюкзаками и — уезжают, стараясь не слушать вопли проводницы. А мы остаёмся — четыре ещё не старые особы женского пола, и с нами две байдарки — казённые, между прочим, клубные. Да ещё свои рюкзаки. И денег только на билеты в общий вагон да на буханку чёрного хлеба и банку джема “Яблочно-рябиновый” осталось. Рябина красная, лесная, джем от неё горький…

Переночевали в зале ожидания на полу: кафельный был пол, жёлтый, как сейчас помню. Подходит утренний поезд, стоянка две минуты. Наш вагон — в другом конце состава. Мимо народ бежит с рюкзаками наперевес, все уехать хотят. А мы стоим возле своей горы барахла, растерялись совсем. Кто знает - тот знает, что такое байдарки “Таймень”, пусть и в разобранном виде. И вдруг…

Вот ради этого вдруг я всё это и пишу. Вдруг — откуда ни возьмись — два эти супостата окаянных, верзилы здоровенные, которые нам прошлую ночь спать не давали. Схватили каждый по две наши упаковки байдарочные и стоят нахально, озираются — что бы ещё такое ухватить. А байдарки клубные, казённые же…

До сих пор — столько лет прошло — а всё ещё стыдно. Вот, каюсь во всеуслышанье и публично: показалось мне на секунду, что сейчас смоются бугаи с нашими вещичками — и поминай как звали. И тут они орут на нас: “Ну что стоите — побежали!”

Добегаем до своего вагона, они запихивают наши вещи, запихивают нас, потом свои рюкзаки бросают, запрыгивают — на ходу уже… Полчаса потом завал в тамбуре растаскивали. Разбрелись по местам, перевели дух наконец.

Вагон плацкартный, билеты у всех без места — пристроились кто куда. Мы четверо, девочки-одуванчики, выбрали боковой столик. Достали банку с остатками джема этого горького, хлеба чёрного чуть меньше полбуханки на куски нарезали, сидим глотаем всухомятку, кипятка нету в вагоне. До дома ой как долго ещё… А супостаты наши, благодетели, напротив верхние полки заняли. “Ложимся, — говорят, — на грунт”. И легли: ноги в проходе на полметра торчат, что у одного, что у другого. Морды распухшие у обоих, красные, носы облупленные — на первом весеннем солнышке на воде в первую очередь носы сгорают. Лежат на локти опираются — один на левую руку, другой на правую, щёки по кулакам по пудовым как тесто стекают… Смотрят на нас сквозь опухшие веки, как мы вчерашним хлебом пытаемся не подавиться, и комментируют: “Да-а, бедно вы, пехота, живёте. То ли дело мы, моряки — у нас и сливки сгущенные, и сервелат финский, и “Саянчику” бутылочка найдётся…” Щёлкнули по кадыкам, подмигнули друг другу и в рюкзаки свои полезли. Сейчас как примут своего “Саянчику”, как пойдут переборки крушить — ой, мама…

А рюкзаки у них, кстати, были — это отдельная песня. Огромные — чуть ли не со своих хозяев ростом. Туда и байдарка разобранная помещалась (железо, наверное, у одного было, а шкура у другого), и всё остальное добро. Тяжеленные… Зато у каждого — только одно место багажа, хоть и явно негабаритный груз. Не потеряешь ничего, в спешке не забудешь… Удобно, что и говорить — тем, у кого духу хватит поднять.
И вот, значит, лезут они в эти свои великанские рюкзаки и достают… Банку сгущённых сливок, батон сервелата и бутылку газировки “Саяны”. И всё это нам сверху протягивают. А 84-й год на дворе, напоминаю в который раз. Заказы, талоны и нормы отпуска.

Вот не помню сейчас — сразу мы на это добро накинулись или всё-таки поломались сначала немножко для приличия… Если и ломались, то, наверное, не очень долго: есть дико хотелось. Навалились дружно, особо не заботясь о манерах… А они на нас сверху смотрят — один слева, другой справа, и такая в заплывших глазах нежность материнская… Картину Маковского помните — “Свидание”? В Третьяковке висела? В таком вот, примерно, ключе.

По дороге они нам ещё песню спели — про то, как “Из Одессы в Лиссабон пароход в сто тысяч тонн шёл волне наперерез и на риф залез…” Так гаркнули, что на переборку облокотиться было невозможно — вибрировала она до щекотки в бронхах. Проводница прибегала выяснять, что случилось. Весь народ, который после кафельного пола в зале ожидания отдыхал, перебудили. А песенка закольцованная, как сказка про Белого бычка. Не перестанем, говорят, пока все подпевать не начнут… Когда по третьему разу поехали — народ смирился, подхватывать стал потихоньку, а тут и Москва, Ленинградский вокзал…

Они ведь нас, обормоты сердобольные, ещё и до Ярославского вокзала дотащили и в электричку погрузили торжественно, ручкой помахали. И с тех пор благодетелей наших я не видела ни разу. И имён даже не знаю. Осталось только в памяти почему-то, что они, вроде бы, ленинградские были, не московские. Но опять же — столько лет прошло, не поручусь.

Вооот... Статью мы с Лилькой написали — омерзительную. Просто до сих пор стыдно вспомнить. Это сейчас я про войну понимаю кое-что — довелось взглянуть, было дело (никому не пожелаю). А тогда — “воды” налили про какой-то памятник, который в одной деревне случайно увидели, вот и весь патриотизм. Я псевдонимом подписалась, Лилька, правда, своей фамилией, ей не страшно было, она уже тогда замуж собиралась… Газета “За коммунизм” тоже довольно скоро сменила девичью фамилию и теперь называется... ээээээ... ну, допустим, "Лужки". Пишет, правда, всё так же и всё о том же…

Полжизни назад дело было, если разобраться, но морячков нет-нет, да и вспомню. Хоть бы спасибо им как следует сказать…

СПАСИБО!!!
Читал архив историй и наткнулся на рассказ про непредвиденную посадку самолета в Казани вместо Домодедово, и как это стало настоящим везением для главной героини (история от 11.08.2010).
Моя история тоже про посадку в Казани, однако в части везения ровно наоборот - со знаком "минус". История давнишняя, но правдивая, лично из уст непосредственной участницы.
Летела она перед Новым годом, 31-го числа, рейсом Стамбул-Казань какой-то малоизвестной «Турка-чурка-авиа», с дальнейшим переездом на авто в соседний родной Ульяновск. Рассчитывала поспеть к родне прямо к новогоднему столу.
Однако на подлете к Казани им объявили, что обледенела полоса, и турок-командир запросил экстренную посадку в ближайшем аэропорту, которым оказался Ульяновск-Восточный.
В нем в итоге и сели благополучно.
Услышав по громкой связи, что самолет вместо Казани идет на посадку в родной Ульяновск, да еще и в аэропорт Восточный (вообще рядом с ее домом!), барышня несказанно обрадовалась – добрый Дедушка Мороз однозначно делает подарок девочке за хорошее поведение в уходящем году, и совсем скоро она будет рассказывать любимой маме стишки про Турцию :)
ХА-ХА-ХА! ГЫ-ГЫ-ГЫ! Ах, если б бы!!!
Самолет благополучно сел, однако людей никто никуда не выпустил. Объявили, что надо подождать и потом еще несколько раз просили подождать, и так в течение примерно четырех часов.
Потом сказали такую вещь: Казань не принимает, могут выпустить здесь, но только ВСЕХ пассажиров, либо опять же ВСЕ возвращаются в Турцию в Стамбул. Одно из двух: либо все выходят здесь и тогда им организуют необходимые паспортно-таможенные контроли, либо заправляются и все летят обратно, без вариантов.
Народ, разумеется, был недоволен, поскольку почти все были из Казани, но куда деваться... До Казани 240 км, не так уж и много, надо выходить и дальше ехать на такси, к НГ успевают.
Однако не тут-то было! В самолете оказалась пара с ребенком, которые НАОТРЕЗ отказались выходить. Другие пассажиры их сначала просто уговаривали, затем умоляли, потом даже пообещали, что скинутся всем самолетом на такси до Казани - те ни в какую!
Тогда командир, недолго думая, принял решение лететь без лишних разговоров обратно в Стамбул.
Вот это было нечто! Взлетая, подруга смотрела на родной микрорайон весь в вечерних огнях, не веря в реальность происходящего и кляня превратности судьбы. Вернее сказать, злого Дедушку Мороза, который, судя по всему, решил наказать плохую девчонку за шляние по Турциям с сомнительными целями в последние полгода.
В восемь часов предновогоднего вечера борт прибыл в Стамбул. Пассажиров определили в зал ожидания, выдали талоны на скудное питание и сказали ждать. Ждать пришлось до утра 1-го января и, соответственно, встречать НГ в турецком аэропорту :(
Им еще повезло - 1-го в Казань летел пустой борт, забирать паломников на хадж, а то еще неизвестно, сколько бы ждали рейса, ибо в то время Казань была направлением непопулярным. А весь этот сыр-бор возник, судя по всему, из-за жлобства турецкой авиакомпании, не желающей платить за услуги ульяновского аэропорта. Этот аэропорт строился для огромного авиакомплекса, который когда-то при коммунизме выпускал мега-самолет АН-124 "Руслан", и за все время существования редко принимал обычные пассажирские рейсы. Соответственно постоянно дислоцирующихся в аэропорту пограничных и таможенных служб не имел. Они там появлялись только непосредственно перед посадкой нечастых бортов. Поскольку накануне НГ никаких рейсов не ожидалось, работников упомянутых служб там не было ни души. Поэтому, видимо, и случились дальнейшие приключения – вероятно аэропорт тоже не подкачал и по случаю праздника заломил денежку за прием пассажиров, а в «Турка-чурка-авиа» сообразили про порожний борт до Казани на следующий день и им дешевле было вернуть пассажиров в Стамбул. А что у людей Новый год – так насрать. Что туркам, что нашим. Обычное дело. Не подохнут, чай не американцы же какие-нибудь…
Чуть позже девушка узнала, что оказывается Казань-то в тот день рейсы принимала, но погода и вправду была плохая и посадки происходили «на усмотрение командира» с правом последнего отказаться от посадки. Турок-командир забздел и сел в Ульяновске (да может оно и к лучшему, а то мало ли что в этой Казани на ледяной полосе случилось бы, когда штурвал держат дрожащие волосатые руки…).
В общем, "летайте самолетами Lufthansa!", а по России катайтесь на поезде :)
P.S. А кто знает, как по закону-то? Пассажиры имеют право высадиться в аэропорту, если самолет где-то вынужденно приземлился? И ведь на Родину вообще-то прилетели, так что же это – к себе в дом войти нельзя??
КАК МЕНЯ ПРИНЯЛИ ЗА ШПИОНА
Когда-то, я работал в одной молодежной организации в качестве специалиста по составлению образовательных программ и переводчика в одном лице. В организации нас было только двое. Я и мой друг, который являлся директором организации, и моим начальником в одном лице. Пусть его зовут Шавкат. В то время в нашу организацию постоянно приезжали иностранные практиканты. Для них, наш родной Таджикистан, являлся экзотической и дикой страной, но большинству из них это даже нравилось. Не смотря на то, что зимой, часто отключали электричество, а из развлечений у нас в городе только один ночной клуб.

Как-то раз к нам приехало сразу три иностранца из Германии. Такие добродушные студенты с очень добродушными улыбками, мохнатыми дредами на голове и забавно произносящие букву «Р». Классные ребята эти немцы. Правильные, пунктуальные и очень забавные. Нам было интересно с ними, а мы были нечто типа аборигенов. Как-то раз, мне с Клаусом пришлось протягивать кабель для интернета с одного кабинета в другой. Надо было это сделать красиво, аккуратно и эстетично. Клаус вызвался мне помогать. Сначала мы пошли и купили напитки в жестяных банках, потом выпили их, и разрезали банки ножницами на прямоугольнички размером один сантиметр на два, а потом из этих прямоугольничков я делал хомутки, вкладывал туда кабель, и аккуратно прибивал это к деревянной планке под потолком маленькими гвоздиками. Для Клауса это было откровением. Он говорил, что если бы ему понадобились хомутки, то он бы просто пошел и купил их в магазине, и никогда бы не додумался до такой вот самодеятельности. А я, молча кивал потому что не знал как объяснить ему что найти такие хомутки у нас в городе трудно, и продаются они не в каждом магазине. После этой работы я завоевал просто железный авторитет у своего немецкого гостя, и по техническим вопросам он обращался ко мне.

В общем, жили мы дружно, работали слаженно.
В один день мои гости решили поехать в соседний город на экскурсию. Город этот Истаравшан, имеет очень-очень древнюю, в несколько десятков тысяч лет, историю, и очень колоритен, но малоизвестен для туристов. Где-то в интернете прочитав об этом, наши коллеги воспылали желанием посетить это чудо истории и как можно скорее. Итак, восьмого мая (очень важно), не помню какого года, мы двинулись в Истаравшан.
Как средство передвижения мы выбрали не такси, а общественный транспорт. Гостям хотелось испытать все на своей шкуре. Маршрутки у нас тогда были, еще доживавшие свой срок прибалтийские рафики. Рычащие, кричащие, скрипящие, но все-таки ездящие микроавтобусы.
Приехав на главный вокзал, мы решили пройтись пешком через весь город. Так и двинулись.
Шли по разбитой дороге, пока не наткнулись на одно красивое древнее строение с башней. Гости загорелись желанием забраться на башню, и мы направились туда, даже не заметив ржавого, заляпанного грязью знака «Вход посторонним лицам строго воспрещен».
Забравшись на самую высокую башню, мы предстали пред просто шикарнейшей панорамой города. Башню строили давно, и видно, что архитектор выбирал место долго и со знанием дела. Клаус достал свой фотоаппарат, вытянул руки, и стал щелкать. Клаус смотрел в объектив и цокал от восхищения. В объективе, как в калейдоскопе, сменялись пейзажи города, деревья, люди и летящий к нам на не реальной для своих тех способностей, военный уазик, поднимающий столп пыли. Военный уазик с грохотом поднялся по кривой на холм, к башне и еще не остановился, как из него выпрыгнули солдаты в формах, с автоматами. Один из них, офицер, держался за кобуру и громко орал, что бы мы спустились. Продолжая фотографировать грозное матерящееся лицо офицера, он спросил меня, кому адресована столь не бурная агрессия. Я сказал, что, скорее всего, кричит он на нас.
Мы спустились, а офицер спрашивал, что мы делаем и как мы пробрались на секретный(!), охраняемый(!) объект. Мы сказали, что никого на входе не видели и не знали что это секретный и охраняемый объект. Солдат с автоматом на шее подбежал к Клаусу и выхватил фотоаппарат.
Нас, подталкивая, усадили в уазик и отвезли в местное отделение, уже не помню чего.
В предпраздничные дни, большинство ведомств объявляло комендантский режим, и в отделении были все, даже те у кого был законный выходной. Нас вели по коридору с металлическими дверями, а сопровождающий нас офицер гордо шел впереди, говоря всем что поймал шпионов. Дни в этом провинциальном городке были скучны, а тут событие государственной важности.
Нас завели в большой кабинет с ковром где сидел майор.
Лейтенант, который нас привел, отрапортовал. Говорили между собой, они на таджикском, и были уверены, что их никто из нас не понимает.
-Ты где этих обезьян поймал? – Спросил майор, указывая на Клауса с его мохнатыми дредами.
-На башню залезли. Фотоаппарат у них!
-А как пролезли? Где часовые?
-Не важно! Фотоаппарат надо посмотреть!
-Досмотрите. Только аккуратно. Без силы.

Нас отвели в другой, маленький кабинет, где сидели люди в штатском. Молодой работник достал пожелтевший листок писчей бумаги, достал ручку, и стал заполнять. Параллельно спрашивал на русском:
-Фамилия Имя, Страна,.
Потом положил ручку и спросил, глядя на нас:
-С какой целью проникли на секретный объект?
-Так мы и не знали что он секретный
Работник выстрелил свою фразу:
-Не знание закона не освобождает от ответственности! .. Эту фразу он потом повторял через каждое предложение. Наверное, его в высшей школе только этой фразе и научили. А еще научили вести себя по-хамски.

Гости очень были напуганы. Все это им очень напоминало режим восточной Германии во времена советской оккупации, когда если человека забирали в управление, то выходил он оттуда совсем другим. Промытым. Напуганным. Замкнутым. Все для них это было очень страшно. Военная форма советского типа, фуражки, красный лычки, железные мощенные двери с решетками, и темные гулкие коридоры.

Потом настал момент, когда у нас захотели изъять документы. Свой паспорт я показал. Они были очень удивлены, увидев, что у меня таджикский паспорт. Паспорта гостей же они лично брать в руки побоялись и попросили меня, что бы я им сказал, что бы они самостоятельно отдали паспорта в руки допрашивающему нас офицеру. Я же перевел, что бы крепко держали документы и просто показали страницы. Офицер понял, что я перевел не так и с ухмылкой закурил.
-Обыскать!..

Мою сумку вывернули на стол, один работник брал каждую, даже маленькую деталь, вслух описывал ее, а второй все это дело протоколировал, демонстративно показывая двух понятым. Когда я увидел, сколько, ненужного хлама в моей сумке, то очень пожалел, что не чистил ее.
-Маленький кусочек бумаги желтого цвета. Размером, приблизительно пять на пять сантиметров. Надпись карандашом. Номер телефона и фамилия… И так далее.

Затем дело дошло до моего ежедневника. Офицер открыл его и начал листать. Лицо его бледнело и вытягивалось, вытягивалось и бледнело. Второй работник понял, что дело не так. Меня снова повели в другой кабинет. Уже третий по счету.

Дело было в записях ежедневника. Я когда то курировал работу по созданию сайта путеводителя по городу. Это должен был быть информационно познавательный ресурс для приезжих, а надписи были такого рода – «Найти детальную карту всего города…», «четкие фотографии всех административных зданий города…», «Узнать в каком году было построено здание КГБ и историю всех руководящих…», «У старого моста столько-то несущих свай. Мост построен…», «Начальник такого то отдела сотрудничать отказался. Боится. Трус.», «Получить информацию от ….», «Встреча с…». И т д и т п… Встреч было очень много, а фамилии тех с кем я встречался, были очень влиятельных людей. Вдобавок ко всему, в кармашке у меня хранились мои пропуска удостоверения в местную телерадиостанцию, в международную организацию, проездной который я получил в Германии(хранил как сувенир). Всего удостоверений было около десяти штук и все с разными фамилиями и фотографиями…

Никаких сомнений у них не оставалось. Перед ними шпион высшей степени. Сволочь. И еще с таджикским паспортом. В это время в кабинет зашел майор который сидел в кабинете с ковром.
-Эти до сих пор тут? Я, там, в коридоре видел, сидят еще три обезяны. Я думал, вы попугаете их и отпустите.
Я не вытерпел. Повернулся к мойру и на чисто таджикском произнес:
-Это не обезьяны. Это люди. Люди, которые где то услышали о красоте вашего города и загорелись желанием посетить его лично. Город может быть и красивый, но из-за таких, как вы, этот город теперь самый ужасный с ужасными людьми. Потому что первых и последних кого мы увидели все в формах и ведут себя как свиньи…

Улыбка с лица майора медленно растворилась. Он перевел взгляд на стол. Ежедневник. Записи. Удостоверения и пропуска. Фамилии. Он взял мой ежедневник в руки и стал листать. Глаза бегали по записям, глаза расширялись, а на лбу появилась испарина. Он посмотрел на меня, потом быстро вышел и начал с кем-то громко говорить по телефону.

Где то через полчаса было слышно, как подъехала волга. Хлопнула дверь. А еще через несколько минут в кабинет, в сопровождении взмокшего майора, вошел мужчина пожилого возраста в белой рубашке. Все закопошились и стали здороваться. Было видно, что мужчина пользовался большим уважением в этом учреждении. Хоть и был он одет в гражданскую форму, все в нем выдавало бывшего военного. Гладко выбрит. Опрятен. Выутюжен. И терпкий запах армейских духов. Он вежливо поздоровался со мной за руку и так же вежливо попросил присесть. Это был первый человек в этом городе, который вел себя как истинный джентльмен. Далее наше общение заняло не более десяти минут. Я объяснил кто мы, откуда мы, объяснил происхождение записей в моем дневнике и все то, что до этого поставило на уши все управление. Мужчина слушал и улыбался. Я замолк. Мужчина поднял глаза и думал. С минуту. Потом вдруг повернулся к майору и спросил:
-Какое сегодня число?
-Что?
-Какое сегодня число?
-Восьмое мая.
-А завтра какое?
-Что какое?
-Какое завтра число? – с холодом в голосе спросил мужчина в белой рубашке.
-Девятое мая? – не понимая, к чему ведет разговор, ответил майор.
-А какой это праздник?
-День победы? над фашизмом?
-Правильно. Они сегодня выйдут от суда, и догадайся куда обратятся? В посольство. И доложат, что над ними издевались и называли обезьянами, отмечая день победы над фашизмом. Я с тобой потом поговорю.
-А? – Пытался возразить майор.- А как же это все?- показывая на стол с моими хламом, спросил майор.
-Освободить. Сейчас же! – с очень грозной улыбкой сказал мужчина.- И молись, что бы они в посольство не пошли.

Что там началось. Люди, которые были готовы лично избить меня до полусмерти, как вьетнамские пограничники, начали быстро и аккуратно складывать все мои вещи обратно в сумку. Мусор тоже сложили. Делали быстро, тайком посматривая на меня. Это были совсем другие люди. Очень вежливые и добрые. Мы вышли. Нас провожали как дорогих гостей. Майор вышел и спросил, какая у нас программа.
-Программа? Вы нам всю программу сломали. Нам теперь скорее обратно надо. Гости куда-то позвонить хотят.
От этих слов майор побелел:
-Не надо, звонить. Я прошу тебя как братишку. Мы же не знали. Хочешь город посмотреть? машину с водителем выделю. Свою. Волгу.

Затем вышел человек в белой рубашке. Отвел в сторону и лично извинился за всех и за этот спектакль. Он крепко, по-дружески пожал мою руку, и мы пошли.

Андрей Слонов
Дело было в 2012. Родился у меня второй ребенок (сын), первая дочь. Дело подошло к выписке. Собралась вся родня. Отцовские чувства уже не впервой, поэтому решил пошутить. Выходит жена, врачи, акушеры, вручают мне сына, я смотрю на него, показываю дочке. Спрашиваю: Нравится? Она кивает. Я тогда щенячьими глазами смотрю на жену и говорю: Даша, давай его оставим!!!
P.S. Врачи не сразу решили мне документы отдавать...
10
Работаю медицинской сестрой.
2 часа ночи, стук в дверь. Стоит больная и говорит:
- Я двенадцать дней не какала!
Утром! Утром! Почему нельзя было вспомнить об этом утром?!
12 дней!!!
нам с напарником надо было ехать на какую то рекламацию в р-не вднх, договорились встретиться возле метро. он как всегда опаздывает, на улице страшная жара (это был 2010) и я пристроился в тени колонны, напротив спуск в переход через пр-т мира. народа на улице никого, только мимо идет мужик и чуть в стороне какая то женщина. мужик типичный москвич - смотрит вперед, весь занят своими мыслями, никого вокруг не замечает, а женщина, явно приезжая, похожа не торговку с рынка, как их изображают на карикатурах - слишком яркие шмотки, слишком большие украшения и куча косметики... и еще за спиной рюкзак, за собой катит сумку для поездок, в незанятой руке еще одна сумка...увидев мужика, кричит зычным голосом - мужчина! мужчина!!! тот останавливается, удивленно крутит головой, никого больше не увидев, молча тычет себя пальцем в грудь - типа, это вы мне? мадам - вам, вам мужчина!! подходит к нему и спрашивает - а куда этот переход ведет? от вопроса тот опешил (ну куда переход может вести), но отвечает, подбирая слова - на ту сторону пр-та мира...мадам этот ответ не удовлетворяет - это я понимаю! а на ту сторону...налево или направо? вот теперь мужик теряется уже по настоящему! молчит несколько секунд, явно жалея, что вообще остановился... но молодец, настоящий мужчина, собирается и выдает, единственно возможный по моему, ответ - на ту сторону...прямо! и тут, женщина посылает его мозг в нокаут. у нее на лице расплывается улыбка - ой!!! спасибо вам большое!!! я поняла - значит...налево!!!! и вся такая радостная, чешет в этот переход!!.....мужик несколько секунд стоит, растерянно моргая глазами - на лице крупными буквами написан вопрос - что это было? потом, пожав плечами и хмыкнув себе под нос, уходит. уже никуда не торопясь и через каждые метров 20 останавливаясь и снова пожимая плечами....я так думаю, он после этого случая с незнакомцами на улице вообще не разговаривал...
Начало 60-х. Был у меня дядя. Старший брат мамы. Четверо детей. Механизатор в колхозе. Глухая деревня в Башкирии. Дом малюсенький и старый. В колхозе платили копейки и то давали отходами. Нужно строиться, поэтому дядя решил подшабашить на строительстве домов для других, руки золотые у него были. Ну и на это время бросал колхозные дела. Тут приехал к нему сослуживец в гости,вместе в Приморье служили. Выпили немного. И решил дядя сходить в сельпо еще за бутылкой. Жена его дала ему 3 рубля (тогда водка стоила 2,87). Дает трешку продавщице, та её в карман и пошла за бутылкой, приходит и говорит - деньги давай. Слово за слово, в общем по столу и весы на полу. Муж продавалки вызвал ментов. Получил мой дядя 2 года и попал в Березники. Там один из начальников почитал его дело и говорит - максимум 15 руб. штрафа, кому говорит дорогу перешел, характеристика плохая. Рассказал, председателю мол. В общем начальник и говорит ему, мол мне нужно дом построить, баню и т.д., дает ему напарника-земляка. За это когда срок твой выйдет дам леса на дом сколько сможешь увезти. Два года дядя трудился, хорошо работал, даже на побывке дома побывал. Начальник не обманул, денег, леса дал, на дом большой, баню и сарай хватило. Дядя говорил - слава аллаху, что посадили.
Читаю дипломную работу по истории корейского костюма: "Кофта чхима была длиной всего 1 см и едва прикрывала ноги"...
14
Сидел как-то в компании поляков за бутылкой-другой "Зубровки", и зашла у нас речь про... сексуальность польских городов. Точнее, какие ассоциации эротического типа вызывают на слух их названия.
Варшава почему-то ассоциировалась с простым, однообразным сексом типа "всунул-вынул-пошел дальше".
Вроцлав - это нежный эротичный шепот на ушко.
Лодзь - это предварительные ласки. "Гладишь девушку и гудишь удовлетворенно "Лу-уджь"".
Познань - это тоже ласки, "познание" партнерши.
Весьма неэротичный на русский слух Быдгощ ассоциируется у поляков с усилием, резким натягиванием партнерши на член.
Щецин - это садо-мазо. "Щецин - это как удар хлыста".
Люблин - это всякие нежные слова. Недаром похоже на русское "любить".
Гданьск, Эльблонг и Катовице ничего эротического в себе не несли. "Гданьск... с таким звуком гондон рвется".
Белосток - это оргазм, точнее, его последствия (белый сток).
Сам оргазм - это, как не странно, Зелена Гура. "Кончаешь, и в такт толчкам орешь ЗЕ-ЛЕ-НА ГУ-РА!!!"
А самым неэротичным названием единогласно был признан Слупск. "Слупск - это как во время секса пернуть".
Знаете про номера с именем ребенка на коляску? Так вот. Сегодня был в универмаге и случайно услышал небольшой диалог мужа и жены, беременной видимо. Она ему:
- Давай назовем нашего ребенка так, чтобы табличку с его именем можно было найти, а то я вижу тут мало имен.
- Пойду куплю сигареты.
- Ты мне не ответил! И да, ты же не куришь.
- Да вот, что-то захотелось.
16
Изучаем мы, значит, мышцы. А препод у нас веселый. Подшутить над студентом - святое дело. Опрос. Сначала опросил по стандарту, а потом препод решил задать вопрос на "общее развитие". Поднимает он однокурсницу:
- Какая мышца поднимает член?
Девушка стоит, смущается, опустив глаза.
- Что, не знаете? - улыбается и довольно добавляет, - Musculus orbicularis oris

P.S. для тех, кто не знает латынь: Musculus orbicularis oris - Круговая мышца рта
17

Вчера<< 5 февраля >>Завтра
Лучшая история за 20.09:
Когда умер мой дедушка, моя мама и ее брат с сестрами долго ругались из-за того, кому достанется квартира деда. Мама отказывалась от квартиры, потому что у нас все есть, даже жилье детям (нам). Дядя тоже отказывался, потому что младшей сестре жилье нужнее, у нее 3 детей, муж свалил в далекие дали. Средняя сестра отказывалась, потому что она живет в другом городе. А младшая не хотела принимать жилье, потому что считала это нечестным, почему ей одной все, а другим ничего. С трудом договорились.
Рейтинг@Mail.ru