Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
17 января 2017

Остальные новые истории

Меняется каждый час по результатам голосования
А нас-то за что?

А меня задолбала героизация преступлений. Не убийств конечно, но тех, что называются бытовыми или мелкими. Ни разу не сталкивался с такой проблемой среди женщин, но вот в мужской компании — с завидной регулярностью. Причем, как ни странно, это никак не зависело от статуса и общественного положения говорящего. Различались только виды преступлений.

Слушаю разговор рабочих: «Ты прикинь, пришел сегодня домой, а жратвы нет, ну я, короче, въехал ей, совсем охерела». В ответ: «Все правильно сделал, мужик, бабы совсем распустились, места своего не знают».

Учился в институте. Парень приличного вида, явно не бедствующий, рассказывает, как он украл из магазина две шоколадки (!) и как эта тупая овца на кассе ничего не заметила. И все ему: «Молодец, красава!»

Сидим с коллегами на обеде. Один начинается бахвалится тем, что воровал оперативную память из компьютеров на прошлой работе. В ответ слышу от коллег: «Нормальная тема, да». Не выдержал и спросил, зачем она ему нужна была. Получил ответ: «Да, хз, я по приколу брал, сейчас валяется где-то».

Уже другой коллега рассказывал, как он раскрутил заказчика купить информационную систему в четыре раза дороже, чем она стоила на самом деле. В ответ тоже самое: «Красавчик!»

Продолжать можно долго и нудно. Но что в итоге? В итоге оказывается, что побои, кражи, мошенничество — все это поощряется в обществе. Преступники, мелкие и не очень, вызывают восхищение у окружающих. Но при этом каждый из них конечно хочет, чтобы у него никто ничего не крал, чтобы его не дай Бог никто не побил и, чтобы если он что-то покупает, то было бы все по-честному.

Если хотите, чтобы закон соблюдался другими — соблюдайте его сами. Даже в малом. А если вы и сами не без грешка, то не нужно пенять на общество и страну. Ведь вы тот, кто делает её такой.
1
Принцип персиковой экономики

Давайте и мы порассуждаем об экономике. Мы в Страну Эльфов отправляться не будем, мы отправимся на обычный рынок, где продают помидоры, капусту, морковку, яблоки, груши и так далее.

Взять, к примеру, персики. Если на входе на рынок килограмм персиков стоит 150 рублей, то где-то в глубине можно найти их за 100 рублей. Но никогда, никогда-никогда вы не найдёте при таком раскладе продавца, предлагающего персики за 50 рублей, даже если все они берут их оптом на одной и той же базе по 20.

Казалось бы, нарушается правило «невидимой руки рынка», когда можно скинуть цену до минимума и при этом забрать себе всех клиентов. Очевидно, что налицо некий сговор, пусть даже все продавцы персиков не собирались на стрелку и не обсуждали свои цены.

Почему же так происходит?

Потому что любители спорить с экономическими законами забывают о факторе спроса. Есть спрос на персики по 100 рублей — их будут продавать по 100. Есть спрос на 150 — будут и по 150. Несомненно, есть спрос на 50 — но много ли найдётся идиотов торговать за 50, если можно продать за 150 или хотя бы за 100?

Не забывайте, продавец — это не бесплатное приложение к лотку с товаром. Это человек, который хочет вкусно есть, красиво одеваться, иметь хороший дом, машину, технику, мебель, обеспечивать семью и так далее, а для этого нужны что? — правильно, деньги!

Чем больше денег можно заработать, тем их будут больше зарабатывать, поднимая цены.

Вам не нравится, что цены слишком высоки? Не покупайте! Но цены не падают — значит, другие люди покупают, их устраивает. Это ваша проблема, что именно для вас дорого, а для остальных — нормально. Когда будет дорого для всех — спрос упадёт, а вместе с ним упадут и цены. Это и есть законы рынка, а вовсе не то, что вы прочитали где-то.

Правда, можно задействовать административный ресурс и обязать продавцов, к примеру, не поднимать цену персиков выше 50 при закупочных 20. Лучше станет? Поначалу да — пока не распродадут запасы. А потом — вспомните, кто у нас продавец? Он сообразит, что вместо дешёвых персиков можно продавать дорогую хурму, а значит, её и нужно закупать. Персики «по госцене» пропадают из витрин, и вместо них появляется что-то другое. Вы этого добивались, точно?

Можно задействовать административный ресурс и применить его к другим фруктам, к той же хурме, например. Снова: кто у нас продавец и чего он хочет? Он хочет денег, а значит, раз торговать фруктами теперь невыгодно — надо торговать носками, например. Фрукты пропадают из витрин, и вместо них появляется что-то совсем другое. Точно этого хотели?

Можно задействовать административный ресурс… В итоге продавец плюнет на безумных администраторов и уйдёт в какой-то другой бизнес. А вам останутся пустые витрины с выцветшими ценниками, засиженными мухами — типичная картина советского гастронома.

Именно поэтому сочетается несочетаемое: с одной стороны, государство лезет куда не надо и может испортить жизнь всем, а с другой — оно не может, по сути, никак улучшить её своим вмешательством.

А те, кто не понимает очевидных вещей, задолбали. Прежде чем с умным видом рассуждать с дивана об экономике, попробуйте хоть чего-то продать на этом самом рынке.
2
Что вас удивляет? Это как кому

Люблю почитать «Задолба!ли» — по большей граждане плачутся, как нелегко им живётся. «А меня всё это возвращает к жизни. Что вас удивляет? Это как кому». Довольно часто попадаются образчики незамутнённости, этакие эталонные жители Страны Эльфов. Вот свеженький пример — знаток экономики рассказывает нам про невидимую руку рынка.

«Кто-то берёт оборотом, кто-то высокой наценкой. А покупатели вольны выбирать того продавца, который им симпатичнее». Вот это вызывает особенное умиление. Сразу же вспоминается замечательный анекдот про пустыню, джинна, воду, золото и рынок: «А ты походи, может, где и дешевле найдёшь».

Разумеется, экономист немедленно взовьётся: мол, ты тёплое с мягким не путай, там пустыня, а тут город! Вот только, рассказывая о том, что «нет такого понятия, как „необоснованное завышение цены“», экономист почему-то забывает, что есть такое понятие, как «монопольный сговор». И появилось это понятие отнюдь не на пустом месте. Разумеется, в Стране Эльфов, родине экономиста, вовсю действует «свободная рука рынка», «честная конкуренция» и прочие радужные пони. Но вот в реальном мире почему-то не так. В реальном мире двум крупным ритейлерам, держащим суммарно 85% всей торговли в городе, проще договориться между собой продавать некий товар по максимальной цене, которую население готово платить, а не заниматься благоглупостями типа «свободной конкуренции» и прочей «невидимой руки рынка, которая всё расставит по своим местам».

Ну, и насчёт «ничего не сделают и не изменят» — тут вообще слов нет. То у анонимных знатоков аццкое государство с упырём Путиным во главе давит всё и вся, то ничего не может сделать. Шизофрения во весь рост.
4
Мир рябчикам, война хурме!

Здравствуй, дорогой уставший и голодный дилетант в экономических процессах из истории про хурму!

Я регулярно пропускал истории тебе подобных на этом сайте, требующих свежих огурцов, дешёвой хурмы и прочих радостей жизни, но в упор не желающих немного подумать, откуда берутся её радости и как это связано с её реалиями. Но, видно, настал тот момент, когда ты меня задолбал.

Раз уж ты нашёл силы побороть свои усталость и голод и написать сюда, то, возможно, найдёшь ещё немного сил, чтобы выслушать меня. Итак, начнём издалека.

Что такое деньги и откуда они взялись? Что вообще означают все эти рубли, евро и прочие «весёлые картинки»?

Когда-то давно никаких денег не было. Были различные товары. Зерно, масло, шкуры, сыр. Та же хурма. Но вот беда: владелец каждого товара не хотел всю жизнь питаться только хурмой или сыром, а то и вообще ходить голодным в своих шкурах. Возникла необходимость обмена, но как возникла — сразу же полной ложкой создала проблем. Товаров много, что, на что и в каком количестве обменивать — понятно только тому, кто всю жизнь только и делает, что следит за рынком. Но столько времени ни у кого нет. Да и нужны всегда разные товары. Летом хорошо идёт хурма, зимой — шкуры. Но есть ряд товаров, спрос на которые есть всегда. Это драгоценные камни и металлы. Почему? Да потому что их мало, а вот хурмы — вон сколько висит, рви не хочу.

Сначала денег было много разных — камни, металлы, раковины, те же шкуры… Но настоящие деньги должны отвечать ещё одному немаловажному свойству — быть удобными. Слонов вон тоже мало, но использовать их в качестве денег неудобно: уж слишком много места занимает, да и ухаживать за ним замучаешься. А вот серебряный слиток сунул в карман, да и пошёл себе на базар. Удобно!

Удобно-то удобно, но тут вставала ещё одна проблема — и вставала в прямом смысле этого слова. Лихие люди по дороге на базар встанут и стоят: а ну отдай свой слиток! Что делать? И догадались некоторые люди (их потом банкирами назовут) брать слитки на хранение, а людям взамен слитков выписывать бумагу: «Такой-то и такой-то сдал столько-то такому-то». Это облигации, первый аналог современных «весёлых картинок» с евриками и рубликами. Постепенно, по мере усиления государств и накопления у них богатства, государства присвоили себе единоличное право выпуска таких вот бумаг. Но люди не возражали, потому что так удобнее и сохраннее. Эти бумаги берут и за них дают товары, потому что все уже привыкли не таскать с собой слитки и слонов, а ходить с бумагой, в обмен на которую всегда что-то можно получить.

К чему я всю эту длинную сказку рассказываю? Да к тому, что деньги — это такой же товар, как и все остальные. Как шкуры, как хурма, как масло. Даром что просто кусочки с весёлыми картинками. Товар этот выпускается своим «производителем» — государством. Точно так же, как кожевником выпускаются шкуры, а садовником — хурма.

А вот теперь представим себе базар, обыкновенный такой. Есть у нас некий продавец хурмы. И спрос на хурму есть — прёт и прёт хурма на рынок, а все и рады только. Хурма-то вкусная, свежая, а все голодные. Да вот беда — продавец, глядя на это, стал считать, что он теперь всему базару голова. Агрессивным каким-то стал, задирается ко всем, продавцу вина его же амфору на уши надел, продавцу свинины бока вон намял, да ещё часть прилавка своей хурмой занял и в ус не дует. И всё это, может, было бы милым чудачеством — ну, погорячился, с кем в нашем торговом деле не бывает… Но тут другая напасть: надоела всем хурма, а тут ещё рябчиков завезли, а к рябчикам ананасов хочется, а ананасов-то нет, одна хурма кругом! Продавец хурмы раньше разными фруктами торговал — и яблоки были, и ананасы, — а теперь только хурмой, видит же, что её хорошо берут. Со временем и хурма как-то не очень свежая стала — всё одно всем нужна. Претензии не предъявишь: продавец себя теперь важным человеком мнит, говорит, мол, берите, какая есть, а то вообще вам хурму отключу! Собрались тогда все и решили: ну его в финскую сауну вместе с его хурмой, не будем мы у него хурму покупать, да и всё равно объелись ей уже все, задолбала она. И, придя на следующий день на базар, обнаруживает продавец, что хурму не берут. Что делать? Снижать цену, очевидно. Не берут по сто пятнадцать, так по шестьдесят два уж точно возьмут. Вот он, первый удар по хурме — цена на хурму летит вниз.

А теперь подставьте вместо хурмы другой товар — рубли. Однажды обнаруживается, что этот товар подешевел. Значит, других товаров за него дают уже значительно меньше. Слова «подорожала гречка (хурма, слоны)» означают «рубль подешевел по отношению к этому товару». А если рубль дешевле, то на него можно купить уже гораздо меньше товаров. Но нам ведь ещё нужно доставить на рынок хурму, а делается это на машине, которой нужен бензин… А бензин подорожал, потому что рубль по отношению к нему подешевел.

Вернёмся к нашему продавцу хурмы. Возможно, ему как-то легче бы удалось переносить то, что его хурму теперь отказываются покупать, если бы он торговал не только хурмой, а, скажем, ещё яблоками и ананасами. Вот и второй удар по хурме — продавец, имеющий один-единственный актив, быстрее ощутит на себе усталость и голод при падении его цены. Ему нечем себя подстраховать, говоря по-простому. Другие продавцы на нашем базаре-бирже берут рубль неохотно, потому что знают, что обеспечен он только стабильно высокой ценой на хурму. Их недоверие подстёгивает и то, что они не знают, какой следующий шаг сделает наш продавец, а предыдущие его шаги внушают им опасения. Рубль дешевеет всё сильнее, остальные товары дорожают по отношению к нему, продавцы на обычном рынке начинают задумываться, как жить дальше… Возможно, уже завтра их выручки с фруктов-продуктов не хватит банально на оплату бензина для перевозки товара и аренды помещения.

Какой выход? Первый — сократить количество товара. Везти не пять машин хурмы, а одну. Пойдёт слух, что хурмы мало, её начнут скупать, пока есть, на оплату бензина и аренды хватит. Но тут же уже у прилавка стоит голодный покупатель с вопросом: а где хурма-то? Только одну машину привезли? Безобразие! Мы все тоже хотим хурмы, срочно везите ещё четыре машины, и точка!

Выход второй — поднять на хурму цену. Тогда и нынешнюю стоимость подорожавшего бензина оплатить хватит, и на аренду будет. Покупатель, конечно, будет недоволен такой дорогой хурмой, но что уж поделать…

Есть и третий выход — полный изоляционизм государства от всех международных операций. Но мало людей согласятся питаться одной хурмой, с чего я и начал.

Дорогие дилетанты в экономике, вы дилетанты вовсе не в экономике, а в логике. Поставьте себя на место продавца, подумайте над его фразой «всё дорожает». Возможно, вам придёт в голову, что неспроста он так сказал и что за этим «всем» скрываются вовсе не рябчики с ананасами, а очень нужные для продажи вещи.

Со своей стороны я, например, совершенно не разбираюсь в астрофизике. Полный ноль. Но если астрофизика внезапно понадобится мне для решения моих насущных проблем, я постараюсь её понять, а не буду ходить и ворчать: «Ну как же меня задолбали этот гравитационный коллапс и предел Оппенгеймера — Волкова!»
3

Вчера<< 17 января >>Завтра
Самый смешной анекдот за 28.01:
После того, как в России украли картину Куинджи "Крым", стоило бы уделить особое внимание охране картины Верещагина "Курильские острова".
Рейтинг@Mail.ru