Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
14 августа 2019

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
На первом курсе жили в общежитии, втроем в комнате: я, Серега, и Вовчик. Как и положено делились харчами, присланными из дома, вместе что-то готовили.
Общежитие в подмосковье - большая огороженная территория с десятком двухэтажек, рассыпанных среди травы и деревьев. Красота, да и только! Естественно, что всякое домашнее зверье там водилось в немалом количестве.
В нашем корпусе столовались два кота: Васька и Степка. Их подкармливали всем общежитием, у входа стояли две миски. Уборщица не только не выбрасывала все эти "столовые приборы", но и мыла вокруг них, а иногда и сами миски.
Коты отплачивали полным отсутствием грызунов в ближайших к общежитию окрестностях. Конечно же, они считали себя хозяевами и свободно гуляли по всем комнатам, а студенты считали своим долгом их погладить и всячески приласкать. В общем, любимцы, да и только.
Как-то раз у нас случился очередной продовольственный кризис, что в студенческой жизни явление нередкое. Из всех съестных припасов оставались только заварка, соль, и немного крупы.
И вот идём мы с Серым после занятий в общежитие, по дороге обсуждая, что бы нам такое сготовить из ничего, попутно сокрушаясь, что в посылке, которую несколько дней назад получил Вовчик из дома, не оказалось ни крошки съестного, одни вещи.
Заходим в комнату, а Вовчик орет матом, причем совсем не благим, на кота Степку. Смысл его речи сводился к тому, что он желает скорейшей смерти коту и всей его родне до десятого колена.
Мы, естественно, напрочь обалдели. Я спрашиваю:
- Ты чего орешь?
- Да этот урод шерстяной, козлина недоделанный, паразит такой!!!!
- Нагадил что ли?
- Да нет! Он колбасу у меня из-под кровати стащил и сожрал!!!
- У тебя что, колбаса под кроватью была?!
- Ну, мне в посылке прислали... Я вам просто сказать забыл!
- Знаешь Вов, кот, конечно, скотина та ещё. Но все равно лучше, чем некоторые крысы.
Девочка Лера росла в 50-х гг. ХХ века в средней глубинке, вроде до столицы километров 200, но все же не суперцентр.
С детства родители толкали ее в музыку, в итоге Лерочка закончила музыкальное училище и была направлена по распределению нести музыку в одном райцентре в местные массы, который сложно было назвать мечтой преподавателя. Лера хорошо училась, но на красный диплом чутъ-чуть не хватило, а потому от распределения было никак не отвертеться.
И все же Лере никак не хотелось терять полтора года своей жизни в этом райцентре, ей хотелось сразу поступить в университет в столице. А потому она решила просто попросить директора училища, где она должна была бы преподавать музыку, чтобы он ее отпустил. Да, не красный диплом, но там всего-то ничего до красного диплома не хватило. И директор, весь такой благородный и понимающий: да мол, понимаю, иди, селянка, вольная ты теперь! Работай, учись где хошь!

С этим намерением наша Лерочка и пришла к директору. Директор просьбу выслушал внимательно, хотя от него немного пахло спиртным, а потом достал свой член наружу, как бы конкретно намекая, как в его учреждении решаются такие дела.

Тут опишем некоторые технические характеристики Леры на тот момент: Возраст: 19 лет, Поцелуев не с родственниками: 7, сексуальных контактов: 0.

Я не знаю, что обычно делают девочки в таких ситуациях, но Лера мгновенно взлетела на подоконник и уже оттуда начала излагать дальнейший план развития событий директору. Она даже оставила ему выбор: либо он продолжает приставать к ней, тогда она разбивает окно и зовет на помощь, что влечет за собой огласку, вызов милиции, ну и то, что обычно за этим следует.
Либо он убирает его личное орудие промискуитета, а завтра Лерочка забирает справку о том, что она имеет право работать по специальности без привязки к сему эротичному месту.

После этих слов Лера ловко спрыгнула с подоконника, оставив директора в глубоких раздумьях о том, что молодежь пошла не та, да и вообще, крутил он это все..., а сама вышла из кабинета.

На следующий день директора на месте не оказалось, но секретарша спросила Леру: "Орлова? Подпишите, пожалуйста, Вам директор бумаги оставил."
Судя по выражению лица, секретарша кое-что подозревала и смотрела на Леру с уважением.
Лерочка забрала бумаги. Это были бумаги об освобождении от распределения.

Об этом случае она никому не рассказала, боялась, что родители поднимут шумиху из-за которой ее индульгенция, полученная не совсем стандартным образом, потеряет свою силу и ей придется работать в райцентре, причем сплетни могут пойти самые разные. Да и вообще, никому об этом не рассказывала.

Самое удивительное, что, несмотря на свой молодой возраст, Лера никаких психологических травм из этой ситуации не вынесла. Может потому, что добилась своего, а может просто сильная она.

Желаю всем правильно выбирать решения в любых ситуациях.
С разрешения самого автора истории, с удовольствием публикую небольшое эссе Алексея Меринова (известного художника, рокенролльщика и просто отличного, мудрого человека):

..Однажды, похмельным утром, вдруг почувствовал себя художником. Пошел, уволился (имел прекрасную работу: колол алмазы, тырил гидролизный спирт в пластиковой баночке из-под клея, цедил его же на рабочем месте, присев под стол. Чего не хватало?!) и запил... то есть начал полноценную жизнь творца.
К великому изумлению, спрос на меня как сугубо художественную единицу оказался небогатым, хотя бороду уже отрастил и научился выговаривать загадочное слово “лессировка”. Выручил старый друг с удивительно удобной фамилией Козлов (хороша она прежде всего тем, что произнеся ее громко, понимаешь: у ТЕБЯ-то еще не все так плохо). Козлов имел совершенно фантастическую должность — инженер по соцсоревнованию, труду и зарплате. Увы, в мире нет гармонии — за последний пункт в этом списке постов его периодически били ужравшиеся гегемоны, да если б только его...
Итак, Козлов сделал мне нешуточный промоушн, пригласив красочно, но доступно для лимитческих пролетариев оформлять соцобязательства, а также ярко и принципиально иллюстрировать надписи: “Носи каску” и “Устал — отдохни”.
Впервые попал в строительное управление в день зарплаты. Это позже, еще издалека, я научился с легкостью определять, выдают рабочим получку или нет. Если из окон, часа в два дня, доносилось хоровое скандирование бессмертных строк: “А-а-а винавата ли яа-а-а-а”, и сразу за этим шум побоища и мат, значит, пора к кассе. Если же просто кто-то прозаически крыл округу — праздника в этот день не жди. А пока я, наивный, волновался, удастся ли мне поразить суровых сердцами строителей своим стилем и манерой ваяния.
Зайдя в кабинет, который мы делили с Козловым, я обнаружил еще одного представителя рабочей элиты — учетчика Сашу, деловито пристегивающего себе ножной протез. Как-то, упав по пьяни со строительных лесов (случай наитривиальнейший в нашей непросыхающе-созидающей среде) и протрезвев от этого чуть быстрее обычного, Саня понял, что, расставшись с одной ногой, можно заиметь много преимуществ. А именно — стать учетчиком, и поэтому носить чесучовый костюм и носки, презрительно выдыхать в лицо вчерашним коллегам: “Отвянь, деревня”. Главное же — отстегнув ногоимитатор, без очереди брать вино в гастрономе.
Завидя меня, Саша деловито произнес:
— А, новенький... проставиться бы надо, — и с нарочитым вздохом стал “обезноживаться”, давая понять, что слетает в угловой.
Слетал... Вытащил из сумки бутылку “Вермут розовый” 0,8 литра. Вошедший следом Козлов сделал страшные глаза, стуча пальцем по циферблату (9.30 утра)... но отступать было поздно — честь дороже. Саша пошарил рукой в ящике стола и с одобрительным поцыкиванием вытащил оттуда пару засохших апельсиновых корок:
— Закусь — сосать можно.
Затем он приступил к священному для каждого страждущего ритуалу — открыванию зубами пробки. Вот тут и случилась незадача. “Бомба” нежданно покинула его объятия и, упав плашмя, с укоряюще глухим стоном разбилась. Видели ли вы когда-нибудь глаза героев полотен Ильи Сергеевича Глазунова? В Сашиных очах была такая боль, будто бы тени всех, когда-либо валившихся по пьяни с лесов, медленно проплывали перед ним и скорбно покачивали понурыми головами, беззвучно вопрошая:
— Как же ты мог, Саша?.. Кому теперь верить?!
...Развернувшись, словно флюгер-петушок, на единственной ноге, Александр заорал на весь коридор:
— Танька, бл....а!!! Тащи тряпку, быстрее!!!
Татьяна была уборщицей в СУ и женой Саши одновременно. Милая женщина... только одно обстоятельство немного мешало ей слиться с действительностью в безмятежной гармонии: после удара упавшего черенка лопаты по голове она немножко боялась замкнутых пространств. Поэтому, даже посещая туалет управления по своим, общечеловеческим нуждам, никогда дверь за собой не закрывала. Впрочем, такие мелочи никого здесь не волновали, особенно в день зарплаты.
...Пока Танюша неслась к кабинету с тряпкой в руках, невольно копируя главную героиню картины “Свобода на баррикадах”, я уважительно думал о Сашиной любви к чистоте. Надо же, не может закрывать наряды в неубранной комнате... Тяжело мне, неряхе, придется здесь. Через мгновение, наблюдая за слаженными действиями парочки, я понял, что мне действительно будет нелегко...
Танечка, беспрерывно и радостно бормоча: “А тряпочка чи-и-иистенькая, как знала!” — быстро, но очень аккуратно пропитывала материей вермутовую лужу и, тщательно отжимая, сливала бывший когда-то бордовым напиток в банку, которую держал Саша, всем видом показывая, что уж на этот раз его с сосудом не смогут разлучить даже “пляска святого Витта” вкупе с параличом.
— А чё, хватит всем. Кто первый будет? — Саша посмотрел было на Козлова, но, встретившись с разъяренным взглядом начальника, мгновенно сориентировался:
— Ля! Чё это я! Новенький же завсегда начинает!
...Потом началась непринужденная корпоративная вечеринка: с солированием в хоре, братанием с одноногими работниками, коих оказалось по паре штук на одно служебное помещение... Были и пляски с протезами в руках, и побег из кабинета по крышам соседних строений. Бежали вместе с Козловым, подбадриваемые обещаниями:
— Ну, Каз-з-з-з-зел, завтра мы те бздян-то повыписываем, за такую зарплату! И художнику тваму, нестриженому!!!
Козлов, тихо (чтоб слышал только я), но мужественно посылал пролетариат в ответ, успевая в ритм бега еще и успокаивать меня:
— Да фигня, Леш, щас они Сашке в бубен наварят и забудутся...
...На следующее утро, немного обеспокоенный судьбой учетчика, я, открыв дверь, увидел довольное, в подтеках и ссадинах лицо Саши. Перед ним, втянув свои неровные головы в плечи, переминались строители:
— Сань, ну че ни бываить... Ты уж не серчай...
Завидя меня, Саша быстро распрощался со своими вчерашними обидчиками загадочной фразой:
— Свободны... до аванса, — и, открыв дверку стола, показал на целую батарею “откупных” бутылок винища...
— Ну что, лять, Таню сразу звать? — мягко спросил вошедший следом Козлов.

P.S. Да, что и говорить — много и добротно строили в Москве...
Алексей Меринов
Каждый раз, когда слышу песню Игоря Корнелюка «Есть билет на балет, на трамвай билета нет», вспоминаю поездку на балет в Дюссельдорфе. Мы с женой навещали там дочь, которая трудилась по рабочей визе. Однажды культурная программа визита включила посещение местного театра, где выступала заезжая балетная труппа. И вот едем мы на балет (!) на трамвае (!!) и дочь нас предупреждает, что билеты покупать не надо (!!!). «Как так», — удивляемся мы, зная, что дочери противоправное поведение не свойственно. «У нас билеты в театр, по ним проезд в общественном транспорте бесплатный», — поясняет дочь. «Какая связь?» — всё ещё недоумеваем мы. «Всё же очень просто и логично, — говорит дочь, которая, похоже, уже начала отрываться от родной почвы. — Если все поедут в театр на своих автомобилях, будут пробки, и парковок не хватит. Поэтому мэрия и стимулирует людей ехать общественным транспортом». В принципе, действительно, понятно, что для городских властей удобство людей гораздо важнее, чем парковочные сборы и штрафы. Разве может быть как-то иначе? «Есть билет на балет….»
Слышал на пляже у озера Севан. Беседует супружеская пара средних лет.
- Вася! Откуда здесь столько чаек? Ведь это же озеро, даже несоленое, еще и в горах.
- Мы ведь тоже раньше про него не знали. Знакомые рассказали, мы и приехали.
5
Сон алкоголика короток и тревожен, так обычно говорил мой друг Виктор Николаевич, не давая мне выспаться после загула. Виктор Николаевич не то чтобы охотник, он себе просто винтовку купил, вместе с медицинской справкой, охотничьим билетом, стажем владения и патронами. Пострелять он любитель, мы в детстве биатлоном вместе занимались.

И вот этот биатлонист-алкоголик, после короткого и тревожного сна вышел на крыльцо нашего охотничьего домика в горах Урала, подышать свежим воздухом для снятия похмельного синдрома. Нет, меня там не было, это все с его слов записано.

Представляете? Прям самый рассвет. Первые лучи пробиваются. Зябко. Туман клубится. Чуть вдалеке горы. Ручеек журчит, он от крыльца в пяти метрах справа. Красотища неимоверная. И прям перед Виктор Николаевичем в тумане волк стоит и на него смотрит. Хотя глаз-то не видно, но они светятся. Две точки светящиеся, а не глаза.

Виктор Николаевич протрезвел враз. В дом за винтовкой, на ходу заряжая вышел обратно. Волк стоит. Прицелился и выстрелил. Попал в правую переднюю лапу.

Волк стоит. На лапу смотрит.

Выстрелил еще раз. Попал в левую переднюю лапу.

Волк все равно стоит. Смотрит опять на лапу.

Третий раз выстрелил. Похмельные биатлонисты быстро и метко стреляют. Прям в левую заднюю попал.

А волк все равно стоит, задумался видимо. Потому что никакой волк на одной лапе стоять не может, если не задумается.

Виктор Николаевич не выдержал такой наглости и прям в лоб волку выстрелил. Промеж глаз. И попал разумеется.

Волк от попадания волчком закрутился, но опять не упал. Виктор Николаевич собрался уже штык примкнуть и в рукопашную пойти, как разбуженный стрельбой на крыльцо вышел наш егерь, Акрамыч.

- Виктор Николаевич, - сказал он потягиваясь, - мы с тобой вчера чучело от пыли выстирали и сушиться повесили. Ты зачем его битый час расстреливаешь, как фашист?
13 августа Lenta.ru.

Бывший главный санитарный врач России Г. Онищенко назвал предложение Федерации независимых профсоюзов России о введении четырехдневной рабочей недели вредным для здоровья населения. «А тут счастье подвалит — со второй половины четверга можно, так сказать, повышать этилен в крови до запредельных уровней, понимая, что у тебя впереди пятница-суббота», — объяснил Онищенко свою позицию.

Ну, этилен - это для элиты, для бывших санитаров. Этилен - газ, используется для ускоренного созревания овощей и фруктов. А россияне заливаются этанолом, он доступнее.

Вчера<< 14 августа >>Завтра
Лучшая история за 05.10:
Покрасила сама брови, сделала а-ля естественные, густые. Получилась херня. Муж пришёл с работы, ничего не сказал по этому поводу, но весь вечер "на веселье", целует, обнимает. Думала, я ему нравлюсь такой. А перед сном он мне говорит: "Спокойной ночи, Брежнев Леонид Ильич. Поцелуемся?!"
Рейтинг@Mail.ru