Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Поиск по автору:

Образец длиной до 50 знаков ищется в начале имени, если не найден - в середине.
Если найден ровно один автор - выводятся его анекдоты, истории и т.д.
Если больше 100 - первые 100 и список возможных следующих букв (регистр букв учитывается).
Рассказчик: Girey
По убыванию: %, гг., S ;   По возрастанию: %, гг., S
1

11.04.2007 / Новые истории - основной выпуск

На одной полярной станции, которая находится на одном далеком острове в
одном северном море, лет тридцать назад произошел трагический случай.
Трагедии – это, конечно, не лучшая тема для сайта анекдотов, но мы все
же на страничке историй, а истории бывают разные.
История такова. Однажды вахту на метео несли муж с женою, он – радист,
она – дежурный метеоролог. Удобно семьей одну вахту стоять. Вместе
отстояли – вместе отдохнули. Дежурный метеоролог, в числе прочего,
обязан раз в 3 часа выходить на метеоплощадку и производить наблюдения
за состоянием погоды – снимать отсчеты с приборов, проводить визуальные
наблюдения и т. д.
Подошел ночной срок наблюдений. Муж возился в радиорубке. Жена одела
меховую шубу, обула валенки, вышла на метеоплощадку и приступила к
работе, переходя от одного прибора к другому. Полярная ночь, вокруг
темень, освещены только площадка и тропинка к ней, да у других стоящих
тут и там жилых и служебных домиков освещение перед входами.
А в это время, одному не в меру наглому белому медведю приспичило
покушать, и он с этой мечтой забрел на полярную станцию
посмотреть-понюхать, не найдется ли где что-нибудь скомунизнить у этих
вкусно пахнущих (кроме вечно перемазанных вонючих механиков, конечно)
двуногих. И он это "что-нибудь" учуял.
Метеорологиня стояла на ступеньке метеобудки, с головой, в прямом и
переносном смысле, погрузившись в наблюдения. Медведь подкрался сзади и
ткнулся ей носом чуть пониже спины. Та, думая, что это муж, вынырнула из
метеобудки, обернулась, хотела даже его спросить, мол, чего ты? Но не
успела, моментально получив тяжелой лапой по голове. Удар у мишки
неслабый, с одного удара он и крупного морского зверя завалить может,
чего там говорить о хрупкой женщине. В общем надо сказать, ей повезло, и
мишка ее сразу не прибил, только оглушил. Не знаю уж, что ее спасло, то
ли медведь немного от вожделения в предвкушении обеда промазал, то ли
шапка меховая смягчила удар, а может, сказалась пресловутая женская
живучесть. Метеорологиня свалилась со ступенек мешком, а медведь, видимо
желая попировать без свидетелей, ухватил ее зубами за шапку и потащил в
тундру.
Спустя некоторое время метеорогиня пришла в себя. Медведь продолжал
волочить ее в тундру, ухватив за шапку, завязанные тесемки больно
впились в кожу под подбородком. Превозмогая испуг и сильную боль от
удара, чтобы не закричать и не застонать, метеорологиня лихорадочно
искала выход, но в голову ничего разумного не приходило. Закричишь,
затрепыхаешься - медведь точно добьет. И тут ей второй раз повезло.
Медведю, видимо, стало неудобно тащить тело за шапку, верх у той
кожаный, постоянно из зубов выскакивает, и он перехватил зубами за
высокий ворот меховой шубы. Женщине пришел на ум спасительный выход. Она
медленно и осторожно расстегнула пуговицы на шубе и выскользнула из нее,
оставшись лежать на снегу. Медведь потащил шубу дальше, прибавив
скорость с полегчавшей ношей. Метеорологиня, дождавшись, когда он
отбежит подальше, вскочила и, теряя на ходу валенки в сугробах, что есть
мочи ринулась к жилью. Вбежала, путано рассказала все мужу, тот схватил
карабин с желанием немедленно и сильно отомстить, но был остановлен
мужественной супругой, которая заставила его вначале!!! найти на
метеоплощадке книжку метеонаблюдений и радировать результаты, срок связи
заканчивался – а страна ждет ("гвозди бы делать из этих людей!").
Пока искали книжку, обрабатывали наблюдения, отправляли радиограмму,
медведь свинтил питаться шубой. Бегал-бегал радист с карабином, никого
не нашел. Его счастье, что они не встретились, а то медведь к тому
времени должен был ситуацию уже прочухать и, испробовав шубу на вкус,
сильно огорчиться. А пищеварительные соки в желудке уже выделились. Что
могло произойти, если бы они повстречались в темноте, кто знает. Думаю,
что радисту бы вряд ли повезло. Даже после попадания пули по убойному
месту, белый медведь способен наделать много бед. Свидетельств тому
немало.
В общем, нападение белого медведя на человека – тогда это было серьезное
ЧП. Героиню санрейсом срочно вывезли в больницу. У нее оказалось сильное
сотрясение, здоровенная гематома на голове (надо думать, видели бы вы
размеры лапы белого медведя, даже если он ее на вас просто положит,
можно запросто задохнуться). Было получено официальное разрешение на
отстрел медведя – несостоявшегося людоеда. Его после долгих усилий
обозленные полярники нашли и отстреляли, содрали шкуру - ее для отчета
сдать надо было компетентной организации. Но что-то там где-то не
сложилось, и шкуру ту компетентная организация так и не забрала. Шкура
повалялась – повалялась, и полярники по простоте душевной решили
преподнести ее в дар на добрую память (ха-ха...) потерпевшей, которая в
больницах к тому времени уже прочно обосновалась, так как в результате
перенесенного стресса и закрытой черепно-мозговой травмы у нее
появились, как бы это помягче сказать, некоторые проблемы с психикой. Та
дар отвергла с отвращением. Короче говоря, шкуру забросили на чердак
метеостанции, где она провалялась некоторое количество лет.
Прошли годы. В одно лето, когда на рейд полярной станции подошло судно,
чтобы разгрузить провизию, топливо и запасы на следующий год, и
случилось продолжение нашей истории. Не знаю уж, как это произошло, но
про шкуру прознал артельщик с теплохода. Артельщик – это примерно
завскладом и завмаг в одном лице, говоря по-сухопутному. Сколько видел
их в своей жизни – это вечно такие продувные морды! Но, видимо, на этой
должности, выборной, между прочим, у артельщика есть еще и прямые
обязанности, обычно матроса или моториста, иначе никак. Или тебя нагреют
при приеме продуктов на судно и выдаче их на камбуз, или ты. То же самое
и с лавочкой – судовым магазинчиком.
И вот прицепился артельщик к полярникам, как бы ему эту шкуру
заполучить. И так и эдак он их склонял к обмену, сулил всякое, наконец,
уговорил. Сговорились, что взамен шкуры он отдаст бочку квашеной
капусты, что для полярной станции было прекрасным дополнением к
однообразному, надо сказать, рациону – тушенка, крупы и макароны почти
круглый год.
Смущало полярников два аспекта:
Первое – все это было для тех времен не вполне законно, за шкуру белого
медведя тогда можно было схлопотать по полной программе, он же в Красной
книге. Отписывайся потом, доказывай, что не верблюд. Можно и с полярной
станции вылететь, это же погранзона, форпост, так сказать. Недостойным
там не место.
Но, капусты хочется...
Второе – шкура после стольких лет выдержки на чердаке - то мороз, то
жара – была, мягко говоря, не вполне товарного вида, полезла уже
кое-где.
Но, хозяин-барин. Хочет артельщик шкуру – получит, предупреждали ведь,
что давно лежит, и даже показывали - правда, издалека, из чердачного
окна. Так что должен сам думать.
А артельщик, несмотря на то, что сам все замутил, под разными предлогами
обмен затягивал, то ли решил еще поторговаться, то ли передумал.
Полярникам к тому времени уже капустки так хотелось, что она некоторым
сниться по ночам начала, а отдельным товарищам и среди дня чудиться,
особенно женщинам. Артельщика подловили и прижали в углу во время
выгрузки, что ж ты, мол, мозги пудришь! Капуста, мол, где?! Тот – мол,
все путем, все будет, но только в последний день, перед отходом.
Проблемы, мол, неохота на неприятности нарываться. Но все будет, мол,
путем. Но в последний день.
И, в общем, не соврал артельщик. В последний день, перед отходом судна,
обмен состоялся. Привез он бочку с капустой на берег на плашкоуте,
которым со стоящего на рейде судна грузы доставляли, замаскировав ее под
ломаным горбылем и досками. Тяжеленная деревянная бочка. Надписи на ней
– капуста-де квашенная, срок изготовления, где сделана, все честь по
чести. Шкуру артельщику вручили, тот развернул, осмотрел, поморщился, но
отказываться не стал.
Теплоход вышли провожать всей станцией, ручками помахали, покричали,
счастливого пути пожелали. И пошли ужинать. А ужин праздничный, блюда
красивые и вкусные на столе, водочка по случаю окончания выгрузки после
долгой засухи. Ну и конечно, капустка. Закатили бочку на камбуз, сбили
верхний обруч, крышку сковырнули....
А бочка под завязку заполнена солидолом...
Для тех, кто не знает - это я не в обиду, так, на всякий случай, мало
ли, солидол – это густая смазка такая на жировой основе. Жир, понятно,
не пищевой. А железяки всякие смазывать.
Нагрел всех, сволочь артельная, с капустой-то! И рисуночки все, гад, как
натурально изобразил.
Но не предусмотрел он одного. Эта полярная станция не последняя была у
него на пути, что называется, к причалу. Ведь был он ко всему прочему
еще и матросом, и от обязанностей по выгрузке груза на берег, и от
контактов с полярниками деться ему было некуда. От работы не откажешься
- не скажешь ведь никому, что такую аферу провернул. А информацию о нем
на полярные станции по пути следования и передали. И был он помят в
дальнейшем полярниками. И даже с головы до пят был полит отработанным
дизельным маслом, солидола на этого козла пожалели, солидол в дело
сгодится.
На возможные реплики о том, что автор нагло врет отвечу, что со многими
героями этой истории, а самое главное, с бывшем радистом и
героиней-метеорологиней, я знаком. И на той станции не раз бывал.
Занимались мы своей работой, но жили и столовались у них. Замечательные
все люди, настоящие. К тому времени радист на станции уже не работал и
был уже не радист, а занимал другую должность, повыше. Метеорологиня по
причине утраченного здоровья и инвалидности на материке жила, я позже с
ней познакомился. Милая женщина с улыбкой Моны Лизы. ... Жаль ее, конечно.

P.S. Извините, что много слов, ежели что...

Girey

05.04.2007 / Новые истории - основной выпуск

Прошлым летом проездом был в Краснодаре. Давно в городе не был, удивился
большому количеству людей на улицах и машин на дорогах в довольно уже
позднее время.
Ехал от вокзала на маршрутке. Она быстро заполнилась, но водила на одной
из остановок посадил (скорее, поставил) еще и стоячих пассажиров. Двое
парней, лет под тридцать. Один вполне обычной наружности, второй – есть
такой тип битых жизнью людей, сильно загорелый, очень жилистый, коротко
стрижен, взгляд уверенного в себе человека, но на "бандита" не похож.
Просто, видимо, детство и юность большей частью прошли на улице, чем
дома или в школе, возможно, и жизнь потом потрепала, но не согнула.
Едем, они стоят впереди салона пригнувшись, потолок низкий. Рядом со
мной, на заднем сидении маршрутки - пара двух подвыпивших друзей лет по
45 - 50, одеты хорошо, с дорогими кожаными портфелями. Один из них –
трепло и балагур, говорит без остановки, громко, явно работая на
публику. Обсуждают планы продолжения пьянки с какими-то дамами.
Балагуру звонят на мобильный и он начинает диалог, судя по всему, с
женой. И также громко, почти крича в трубку и не стесняясь окружающих.
- Да. ... Да. ... Задерживаюсь...
- !!!!
- Да в лифте мы с Евгеньичем застряли. ... Да. ... Вот стоим, мастера ждем...
- !!!!
- Мастера, говорю, вызвали и ждем...
- !!!!
- Да как вызвали, по мобильному позвонили...
- !!!!
- Как номер узнали?
Короткое замешательство...
- Э-э-э. ... Да он тут, в лифте на стене написан. ... Да ты что, не веришь,
что-ли? Вот у Евгеньича спроси...
Сует трубку приятелю. Тот что-то тихо бубнит в трубку, успокаивая
мамзель на том конце.
Народ в маршрутке давится от смеха.
Балагур забирает трубку:
- Ну что, убедилась? Да нас тут много (глазами пересчитывает
пассажиров), человек пятнадцать...
- !!!!
- Да, такой лифт большой... Мы в организации одной...
- !!!!
- Музыка играет? Да тут у человека магнитола с собой, вот чтоб не скучно
было, радио слушаем.
- !!!!
- Когда мастер придет? Да не знаю, наверное, не скоро. Да мы все устали
его ждать, народ вот волнуется уже, жарко тут, мокрые все, а нам
говорят, что не скоро он придет, на вызове...
Тут в нашу сторону поворачивается один из стоящих впереди парней, тот
самый бывалый, и громко кричит:
- Блин, да сколько этого мастера еще ждать, надоело уже!
Балагур:
- Вот, слышишь, народ уже волнуется, тоже уже устали мастера ждать. Ну
все, батарейка садится, я тебе потом позвоню, сообщу, (с надрывной
трагедией в голосе) когда нас освободят. ... Все, пока. ...Чмок...
Отключает телефон, обращаясь к бывалому:
- Спасибо, братишка, что выручил.
Тот в ответ:
- Да не вопрос, сам много раз в лифте застревал.
И здесь все пассажиры, все это время сдерживающие смех, чтоб не спалить
мужика, уже не выдержали, расхохотались в полный голос.
А я, хоть и ехал до этого в состоянии душевного волнения, были на то
причины, вышел из маршрутки на удивление спокойным и освободившимся от
тяжелых мыслей. Так что, виртуальное спасибо вам, земляки, за скорую
психологическую помощь.

Girey

30.07.2008 / Новые истории - основной выпуск

Многие знают, а некоторые нет, что когда в 86-м жахнуло на Чернобыльской
АЭС, радиоактивные осадки разлетелись не только в близлежащие советские
республики и Европу, но кое-что и в Турцию залетело и в некотором
количестве осело на турецких чайных плантациях. Турецкое правительство,
в заботе о своих гражданах, радиоактивный чай у себя продавать не
разрешило, и выставила СССР законные финансовые претензии в связи с
упущенной выгодой. Наши партия и правительство, как обычно считая
советский народ быдлом, не стало просто компенсировать Турции финансовые
потери, а закупило турецкий чай для любимого ими народа. В стране об
этом широко известно не было, так только, слухи просачивались. Чай,
зараза, кроме прочего, никак не хотел завариваться привычным способом,
и, несмотря на страшный дефицит, спрос на него быстро упал, поэтому по
ящику периодически показывали какого-то турецкого чаевода, который
объяснял, что турецкий чай – он не такой как все, его не заваривать, а
некоторое время кипятить надо. Видимо, чтобы радиоактивные вещества
лучше в напиток перешли.
Это в качестве вступления, уж извините, что длинно, но из песни слов не
выкинуть...
В это самое время мы выходили в рейс для проведения научных исследований
в Норвежском, Северном и Балтийском морях. В числе прочих наблюдений
необходимо было провести и наблюдения радиометрические – т. е. мерить
радиоактивное излучение с целью определить масштабы и степень
радиоактивного загрязнения. Этими измерениями занимались сотрудники
одного подмосковного закрытого НПО "ХХХ". Мерили отечественными
дозиметрами. Приборы, конечно, точные, но по сравнению с иностранными
аналогами – допотопные. Для поверки и тарирования которых применяется
тестовый источник излучения. Кто служил в армии, да и просто в школе
посещал уроки военной подготовки, знает, что это такое – такая свинцовая
банка со шторкой, внутри малюсенький кусочек радиоактивного вещества с
большим периодом полураспада. Излучение которого известно и неизменно (в
масштабах человеческой жизни). Шторку приоткрыл, поднес дозиметр к
дырочке - дозиметр проверил...
Рейс заграничный, с заходом в иностранные территориальные воды и порты.
Радиоактивный элемент с собой туда ввезти – ну никак, скандал будет. И
вот ребята из этого НПО использовали элегантное и остроумное решение – в
качестве тестового источника излучения они придумали использовать ....
пакетик турецкого чая. Предварительно определив параметры его излучения
у себя в институте. Отработали отлично. Использовали чай не по
назначению весь рейс, потом проверив по возвращении. Все-таки "не
оскудела талантами земля русская..."
Как написал кто-то здесь на форуме: "Я люблю Россию, а не государство".
Категорически поддерживаю.

Girey (3)
1
Рейтинг@Mail.ru