Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

История №29873

КАК Я ПРОВЕЛ 23 ФЕВРАЛЯ
В этот прекрасный день торжества русских воинов над фюреристкими
захватчиками я отправился в магазин (рядом со своим домом). У магазина
напротив лохматый калека допивает из горла 0,75-литра остатки водки,
ловко перехватывает ее за горло и бьет по голове другого алкаша возле. И
оба плачут. «я в 45-м эту шушуру давил своими руками». Другой «я тоже.
Сколько у тебя еще осталось? » и вытаскивает смятые бумажки. Потом,
обнявшись и сметя с друг друга остатки стеклышек, облыбзавшись, пытаются
попасть в магазин, где ловким ударом ноги по ним охраннику удается
доказать свою необходимость магазину. Скатившись со ступенек на пол,
укутавшись в очередном хлестке снега бушующей метели, они, потеряв из
виду за пеленой снега охранника, выкрикивают ему оскорбления, сравнивая
его с фашистскими захватчиками и обещая ему блокаду всей нервно-мозговой
системы организма. В этот момент в уже накопившийся на ветеранах сугроб
натыкаюсь я и вынужденный перепрыгнуть, оказываюсь перед разъяренным от
оскорблений и угроз охраннике. За ним непреступной стеной выстроились
прекрасные девчата - продавщицы магазина, которые переживали за
единственного мужчину в коллективе в его праздничный день, ну и на
развлечения зар/платы не хватает, так что пользовались случаем. За
прекрасными девочками возвышалась толпа покупателей, которых вдруг
перестали обслуживать, а так как они далеко стояли, то выкрики о
«гадах-фашистах» они отнесли на сторону продавщиц и нестройно, но
динамично стали поддерживать эту идею. Охранник пытался переключить свое
внимание на гундение толпы позади и несколько повернулся на 180
градусов. В этот момент я заканчиваю прыжок через препятствие и
аккуратно коленом вхожу ему в бок, в районе печени. Снег вдруг резко
перестал дуть и я вижу причину почему мое колено не опустилось к полу, а
сам я лечу куда-то вперед потеряв контроль. Секундной раньше, ветеранам
вдруг приснилось, что их командир пошел в атаку и в совестливых
раскаяниях они находят в себе мужество подняться и навалиться вперед,
стряхивая с себя налетевший снег, словно выдвигая дымовую завесу.
Охранник, обнаруживая, что тылы его предали, а враги выдвинулись в
нападение, пытался оказать вооруженном сопротивление, но не выстояв от
удара коленкой по печени, зычно крякнув стал заваливаться на спину,
перекинув меня на бедных девочек-продавщиц, для которых веселая часть
представлений уже закончились. И я, задевая виском косяк входной двери,
падаю в объятия самой старой тетки. Она узнает во мне постоянного
покупателя и со вздохами и ахами отдает указаниям двум молоденьким
практиканткам из овощного отдела отвезти в меня в подсобку и оказать
первую медицинскую помощь.
Олечка и Юлечка долго искали бинт, потом пожертвовав белоснежный
платочек выпили со мной в подсобке какого-то дешевого вина и подарили в
честь праздника свои домашние номера телефонов. Потом быстренько
обернулись, купили в зале на мои деньги все что мне было нужно и вне
очереди принесли мне сумку и я вышел из магазина.
И все бы рассосалось, если бы часом раньше, перепуганная тетка из толпы
в момент моих упражнений по физ. культуре, вдруг не крикнула - «милиция,
поножовщина, убивают».
И добрая бабушка из толпы, которая раньше долго проработала в этом
магазине, ловко хлынув вместе с толпой в магазин умудрилась нажать
«тревожную кнопку». Пока мы с девочками за час с лишним пытались
налепить мне гордую повязку вокруг лба и распивали кислое вино,
доблестные сержанты милиции, допив очередную рюмку в честь праздника,
завели свой уазик и вышли в бой.
Проехав через дорогу, они останавливаются, проводят глазами идущих в
обнимку ветеранов, которые промахнувшись в момент атаки дверью, ушли в
другую сторону, выскакивают из машины и с дубинками на перевес бегут к
магазину спасать его от нехороших захватчиков. Метель, кончаясь, в
очередной раз опускает занавес, и на сцене появляюсь я, с высоко
поднятой головой (чтобы повязка не упала) и в обнимку с мешком полным
всякого товара (ну как две девушки могут уложить в мешок батон, пиво и
креветки так чтобы это все не вываливалось?). Менты не растерялись. «Вот
он - расхититель капиталистической собственности! Вот он - отличный
парень для галочки в показателях раскрываемости преступлений
верх-исетского района! » В этот момент ветром срывает окровавленный
платочек и помутневшему ментовскому взору видна царапина в пол
сантиметра. «Наверное, вооружен», подумали менты и с чистым сердцем
пошли на нарушение закона о применении спец. средств.
....
Представьте мое удивление, граждане, как группа ментов набрасывается и
избивает на крылечке охранника, сумевшего все таки достать газовый
пистолет и стоявшего на страже у входа, поджидая, когда наконец
ветераны, оскорблявшие его, сделают новый виток вокруг магазина и
появятся в поле видения.
Посмотрев на ментов и убедившись, что мой удар коленом по печени
потерпевшего давно вне конкуренции, я подошел поближе, чтобы прокричать
сквозь появившуюся заново метель, что этот человек не виноват. Подойдя
ближе, я попал под программу защиты свидетелей и уже через 15 минут
сидел в теплом участке в качестве свидетеля.
ШОУ ТОЛЬКО НАЧИНАЛОСЬ. Менты отказывались мне верить, что это
охранник!!! И только через 30 минут, когда я почти доел весь батон, а
менты выпили все мое пиво, они спустились в обезьянник и потребовали у
пострадавшего защитника отечества признаться в том, что он не охранник.
Конфискованный пистолет оказался стартовым причем с заваренным дулом.
Причем это у них уже вторая находка за неделю. Менты логично рассудили,
что никто в здравом уме не станет охранять магазин стартовым пистолетом
с заваренным дулом и что все таки это не охранник. А раз я его покрываю,
значит, я соучастник. Тут то и вспомнилось мое ранение и полный
продуктов питания пакет и мое стремление избежать свидетельских
показаний... Я уже взял со стола свои наполовину растаявшие креветки,
чтобы спуститься добровольно в обезьянник, как вдруг в рядах ментов
прозвучала нестройная мысль - а кто-нибудь после удачно проведенной
операцию по избиению вооруженного преступника и поимки свидетеля
удосужился подняться и зайти в сам магазин?
Иванов сказал, что он в это время выкручивал руку преступника, Петров в
это мгновение бил под ребра задержанного, а Сидоров ухмыляясь, сказал
что пинал по жопе, чтобы вор не сопротивлялся. Но только я знал, что
Сидоров примазывается к общей славе, на самом деле он умолял меня
выступить свидетелем, заталкивая меня в уазик.
Менты расстроились, выпили, по-ленински прищурились и приступили к
яркому эмоциональному спору кто пойдет в магазин. Наконец разыграв в
карты, кто же пойдет, они скинулись и отправили младшего. Хотя тот
апеллировал, что ни разу не проиграл, они отвели протест и молодой
удалился.
Я все это время стоял, рассматривая как деформируется под воздействием
времени и температуры пачка отобранных у меня креветок на столе
сержанта, которого пока не было. Единственным моим утешением была
струйка пахучей мутноватой липкой жидкости текущей из пачки растаявших
креветок через весь сержантский стол поверх документов и амбарной книги
для записи происшествий.
Через какое-то время вернулся молодой, зажав в руках две бутылки по
0,75. Его обругали за задержку, выпили и приступили к расспросам, что же
там в магазине то случилось? К чести ментовской надо признать, что мне
они тоже предложили выпить, но я вежливо отказался, стараясь быстрее
покончить, пока не обнаружилось некорректное поведение моей пачки
креветок, которая совсем распоясалась на сержантском столе. Осевшая
пачка наконец опрокинулась и вонючее море раскинуло свои берега захватив
большую часть суши, т. е стола.
«ну че там в магазине-то? » - «столичная 55 рублей, а гжелка по 90» -
«ну, это еще по-божески».
Обсудив ценовую политику всего водочного ассортимента, менты перешли к
пивному.
Чуть позже, когда я осмелился негромко хмыкнуть, молодой рассказал, что
охрану в магазин вызвала тетка, что у них пропал охранник и что все
хорошо, ничего не пропало, кроме тех бутылок водки, что смог выпросить
он сам, обещая защиту магазина впредь от имени всего верх-исетского
участка. Повисла молчаливая пауза во время которой были слышно только
как наливалась в рюмку водка и выпивалась маленькими глоточками.
Пятью минутами позже нас обоих вместе с охранником вытолкнули из
ментовки, когда мы дружно обещали все забыть и благодарили за службу, не
забывая поздравлять с праздником защитников отчества.
Мое настроение резко улучшилось, несмотря на поднявшуюся метель. Однако
вид охранника меня расстроил. В процессе поимки менты умудрились
потерять его газовый пистолет, который ему выдало начальство. А тот
стартовый с запаянным стволом они перепутав, взяли со своего же стола.

A_S
+9
Проголосовало за – 19, против – 10
Статистика голосований по странам
Чтобы оставить или читать комментарии, необходимо авторизоваться. За оскорбления и спам - бан.

Общий рейтинг комментаторов
Рейтинг стоп-листов

Рейтинг@Mail.ru