Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
17.04.2021

Самые смешные истории за день!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

К мужу возле магазина подошла плачущая девочка. Но он принял единственно верное решение: сделал шаг назад и вызвал полицию

Оградить, уберечь, защитить любой ценой. Лет 30 назад такая позиция взрослого мужчины в отношении даже чужого ребёнка казалась единственно верной.

Нынче мужики шарахаются от чужого ребёнка, как чёрт от ладана. Не та нынче мужчина пошла?

Да нет, дело в другом. На волне всеобщей педоистерии нормальная человеческая реакция нормального мужика: оградить, защитить, может привести его на скамью подсудимых.

Или существенно облегчить его кошелёк. Ведь теми самыми маленькими и беззащитными вовсю пользуются в своих гнусных целях мошенники.

Недавно мой муж чуть не стал жертвой такого мошенничества. И да, я на 200% уверена, что это было именно мошенничество!

Выходной день, суета, возле торгового центра полно машин: все затариваются.

Кое-как отыскав местечко где-то на краю, муж запарковал нашего большого коня, вышел из машины, и тут…

К нему подходит плачущая растрёпанная девочка лет 10 в довольно грязной куртке.

Объясняет, что она потерялась, мама с братом куда-то ушли и она не может их найти.

Представьте себе: стоянка машин, все бегут по своим делам, одни автомобили паркуются, другие отъезжают. И тут маленький испуганный ребёнок тянет к вам худенькую ручку, прося помощи.

Да мужик ты, или кто???

Естественно, любой нормальный мужик возьмёт ребёнка за руку и отведёт в торговый центр! Ведь вокруг машины, опасность!

И, скорее всего, окажется в руках мошенников…

Муж, сам того не желая, как выяснилось, провёл самый правильный тест.

Засунув руки в карманы и достав телефон, он совершенно спокойно ей сказал: «Сейчас я вызову полицейских, и они быстро найдут твою маму!».

Мне эта ситуация напомнила любимый детский фильм "Гостья из будущего". Помните, как маленькая девочка глубоким басом обругивает бабушку нехорошими словами?
Как только прозвучало слово "полиция" и он начал набирать номер, девочка довольно бодро свалила в неизвестном направлении, затерявшись среди машин.

После этого, наплевав на покупки и голодную семью, муж подъехал в ближайшее ОВД и сообщил дежурному, что возле торгового комплекса «Галерея»:

а) потерялась девочка (с описанием примет), которая при упоминании полиции быстро убежала;

б) орудуют мошенники при участии этой самой девочки.

Дежурный поблагодарил его и вызвал по рации патрульную машину к «Галерее».

С точки зрения человека 80-х, муж поступил неправильно. Но на дворе – XXI век, и его реалии таковы, что, предложив помощь чужому ребёнку, вы можете схлопотать срок по «весёлой» статье.

Кстати сказать, после инцидента муж обратил внимание, что участок парковки, на котором его угораздило остановиться, находится практически в «слепой» зоне камер наблюдения.

Получается, что вызов полиции – неплохой тест: если ребёнок не виноват, вы спокойно дождётесь экипажа, который и займётся проблемами ребёнка. А если дитя – пособник мошенников, то он, скорее всего, при упоминании полиции убежит.

Паранойя? Возможно. Но, как говорится, «даже, если у вас паранойя, то это не значит, что за вами не следят»!

И… берегите СВОИХ детей!
Со слов полицейского - интервью по радио:
У каждого в карьере бывает много смешных, а порой и просто нелепых моментов, а поначалу - и глупых ошибок. Свой первый день на работе я запомнил навсегда.

Работу я начал в крохотном провинциальном американском городке Х. Мне было года 23, а моему партнёру, Биллу - может 30-32. Был один из тех летних провинциальных вечеров, когда всё замирает и нам, полицейским остаётся только сидеть в машине и пить кофе. Вдруг включается рация и диспетчер спрашивает, не хотим ли мы проверить дом мистера и миссис Н на предмет животного на чердаке. Дескать, работа не ваша, но всё равно сидите. Мой партнёр, умудрённый опытом и возрастом, открывает рот, чтобы сказать нет, но я уже энергично и уверенно принимаю вызов. Едем.

На пороге нас встречает сам мистер Н, ухоженный, в форме мужчина лет 30, с безупречной дикцией, вероятно адвокат или что-то в этом роде. На носу у него очки в серебрянной оправе, а сам он в невероятной расцветки шёлковой пижаме и тапочках. "У нас", говорит мистер Н, "что-то на чердаке. Белка там, или енот, не поймёшь. Мы бы и сами проверили, но вдруг у него бешенство...." Тут уж мой напарник первым вступает в разговор и объясняет господину, что вообще-то для этого есть специальные конторы по животным на чердаках, и господин Н.... Тирада прерывается миссис Н, которая появляется из кухни. Она лучезарна, она источает улыбку и свет. Она великолепная, сногсшибательная блондинка лет 27. Билл замирает на полуслове, продолжая, впрочем, мычать. Я же - дурное дело нехитрое - глядя несколько за плечо мистера Н, бодро чеканю, что нам сейчас всё равно делать нечего, и что животное, если бешеное, представляет угрозу, а где угроза - там муниципальная полиция.

Мистер Н любезно предоставляет лестницу, я, раз сам вызвался, лезу под потолок, открываю люк на чердак, и достаю свой фонарик. Билл держит лестницу. Стандартный полицейский фонарик, как известно, штука солидная: четыре элемента Д, железный корпус - этакая железная дубинка сантиметров 30 длиной. Пока я лез, животное, видимо, искало выход и лихорадочно бегало по чердаку. Но как только я открыл люк, всё затихло. Поэтому, включая фонарик, я ожидаю увидеть пустой чердак. Луч света успевает выхватить пыльные стропила, но прямо передо мной, в центре луча и в пяти сантиметрах от моего лица, стоит она. Белка. Белка вообще-то зверь некрупный и незлобный, но офигевшая белка на задних лапах, с выпученными от страха глазами, в сантиметрах от моего лица, выглядит что твой Кинг-Конг. Естественно, я заорал не своим голосом. Белка, вовсе потеряв рассудок, ломанула на свободу, царапая мне лицо, а я, от неожиданности уронил фонарик. Там, под фонариком, напомню, стоял Билл, а за его спиной - мистер Н. Белка проносится по шевелюре Билла а фонарик отлетает мимо Билла в сторону мистера Н, который на крик поднял голову вверх. Фонарик естественно приземляется ему прямо на нос. Мистер Н закрывает лицо ладонями и кричит. Билл начинает ронять лестницу. Я успеваю спрыгнуть, не получив ею по голове. Уже что-то.

Мистер Н стоит всё ещё закрыв лицо, а из под ладоней уже вовсю льётся кровь. Билл цел и пытается избавиться от лестницы. Я тоже вроде цел, кроме царапины на лице. Так, ситуация понятна, но где же белка? А, вон где - из гостиной раздаётся нечеловеческий визг. Это миссис Н. Белка нашлась. Мы с Биллом оставляем мистера Н и бежим спасать миссис. Она стоит посреди комнаты, закрыв глаза, и пальцем показывает на диван. В комнате уютная романтическая обстановка. На столе свечи, в камине горит огонь, на диване разложены вышитые подушки. Комната, как и весь дом, полу-пуста и пахнет новизной. На полу тканые восточные ковры. Идиллия. В середине идилли - диван, а под ним ошалелая белка. Как же к ней подойти? Войдя в азарт я, кажется, один, кто не потерял способность мыслить - во всяком случае, тактически. И мне в голову приходит отличная - как мне тогда показалось - идея. Если мы начнём орудовать шваброй под диваном, то белка убежит, причём непонятно куда, так как диван у камина в центре комнаты, а у него четыре стороны. Однако если мы поднимем диван и понесём к стенке, то белка, которой в этой комнате спрятаться больше и негде, побежит к стенке под ним. Там уже мы можем поставить коробку к одной из сторон и загнать её шваброй туда. Есть ли у миссис Н большая коробка? Естественно, у них, в основном одни коробки и есть, они только въехали! Миссис Н приносит большую коробку из гаража, и тут как раз подходит несколько потрёпанный мистер Н. Кровь, впрочем, уже не идёт, и нос, возможно, не сломан, хотя и распух прилично.

План мой поначалу работает замечательно. Диван у стены в углу и коробка установлена с короткой стороны дивана. Лёжа на полу, я начинаю медленно двигать швабру к коробке и вижу, как белка отступает к коробке. Однако из-за рюшечек на диване видно плохо, я задеваю шваброй стену, стук пугает белку, и она пулей вырывается из-под дивана и запрыгивает куда? - правильно, в камин. Оттуда, совсем ополоумев, она в клубах дыма и с горящим хвостом проносится мимо меня и обратно под диван. Диван немедленно загорается, и комната сразу начинает заполняться дымом и вонью горящей шерсти. Включается сигнализация. Мы с Биллом переглядываемся и синхронно переворачиваем на попа горящий снизу диван. Это дает огню доступ к кислороду, и небольшой огонь тут же яростно вспыхивает. В полу-пустой комнате забить пламя почти нечем, поэтому мы хватаем шёлковые подушки и начинаем лупить ими. Огонь, по счастью, затихает. В центре задымлённой комнаты стоим мы с Биллом, с прожженными подушками и около перевернутого, обгорелого дивана с дыркой снизу. Рядом с дырой, всё ещё вцепившись в диван, бесформенная обгорелая тушка белки. Рядом с нами, зажав себе рот ладонями, стоит миссис Н с расширенными от ужаса глазами, и уже вовсе не такая лучезарная, как раньше. Всё ещё на входе в комнату замер мистер Н с распухшим носом и в окровавленной шёлковой пижаме. Не прошло и пяти минут с тех пор, как мы вошли в дом.

Мистер Билл, кашляя и хватаясь опять за нос, подводит итог: "Ребята, оценивая каждое ваше действие отдельно, я не вижу, что вы сделали неправильно. Но вы меня извините за то, что я не могу вам сказать спасибо." Нам с Биллом ничего не оставалось, кроме как извиниться и немедленно уйти. Так началась моя служба в полиции.
Ехала с таксистом сегодня утром, настроение отличное, а у него в салоне так классно пахнет баней, вот будто сосновые полешки, смола, вах!

Говорю ему: «У вас так баней вкусно пахнет».

Он помолчал и отвечает: «Это у меня гараж сгорел».

Едем дальше молча.
1
Товарняк остановился там где ему указал красный свет. И перекрыл переход для выходящих с электрички в сторону села.
Бабки с тачками и дедки с сажанцами обходят как получится и люто матерятся. Кто поумнее и не всегда помоложе - под вагонами.
Особо достается молодым, явно до 30 лет, машинистам.
Каждая бабка-дедка которые огибают голову спереди, считают своим долгом бить клюкой-лопатой-тяпкой как можн ближе к их окошку, и когда ребята открывают окно высказывают какие они мудаки.
Те не огрызаются, потому что если хоть одна клюшка пожалуется, то им полетян не только головы. И они об том понимают, молчат, скрипя зубами, на лицах явное желание начать кидать камни - притом прицельно - в ответ.
Только передо мной какойто мужик закричал густым басом
- ей баран!
Открылось окно и на него сверху вниз посмотрел злой но обреченный на молчание машинист, и тут же ему в лицо то престарелое мудило заряжает:
- дебил, гавно, ублюдок, ставать что ли не умеешь!
И с таким напышеным чувством победителя переходит рельсы, на что машинист, у которого едва нормальная щетина полезла, с ненавистью к ситуации махом и молча закрывает окно.
Ну не виноваты ребята в том, что их остановил диспетчер прямо вот тут вот! А ЧМЭЗ, и путейцы, которые должны отсоединить по правилам вогоны на переезде, ЕЩЕ НЕ ПРИШЕЛ!
Злые вобщем. и тихо и скорбно копят злость с обидой на вот ту вот ситуацию, в которой они вообще никоем боком не виноваты.
Подхожу я.
- Ей, на палубе!
Высовывается все таже что и 5 секунд назад злая но с уже диким прищуром голова.
- а вам разрешено бибикать на станции?
Учтите, я сказал: не подать сигнал, не гуднуть, а именно "бибикать".
Вопрос несколько его озадачил, и парень проморгавшись и непонимая что от него хотят, отвечает сверху:
- ну ...эээ... да...
Я:
- а бибикнете ради меня разик?
Тут же в секунду раздается ревун огромного тепловоза, в котором смешалась ненависть к данной ситуации, и большая месть за оскорбления, которые ребята услышали за это время, от неадекватных пенсов.
- ГУУУУУУУУДДДДООООООООООООООООК!
Мужик в секунду сломя голову, и судя по всему наподдав себе жидким реактивным топливом, перелетает через рельсы. Бабки ломались в рассыпную.
Не ну а хуле, товарный сейчас трогаться будет!
Выглядело как бегство тараканов при включенном свете.
Лица ребят, медлен, но необратимо, меняются с обреченного озлобленого выражения, на мягко-улыбчивое. Улыбки расползаются все шире, и явно в кабине у них становится атмосфера мягяче и приятней.
Я говорю им туда вверх:
- спасибо!
В догонку мне с кабины в спину:
- это Вам СПАСИБО!

Ну парни, чем смог - помог
Парни молодые подписи собирали против повышения пенсионного возраста.
Подходят к пенсионерке: «Бабушка, подпишитесь, что вы против?»
А она довольная: «А я не против, пусть работают!»
4
кто придумал переводить время !

Народный профессор Советского Союза
Его книги переведены на 18 языков и издаются в десятках стран. В письмах читатели называли его не иначе как «профессор», а он не имел ни одного научного звания. Тем не менее, многие академики, когда их спрашивают, каким путем они пришли в науку, отвечают: «В детстве мне в руки попала тоненькая книжечка белорусского автора Якова Перельмана» (часть 1).
«Занимательная физика», «Занимательная астрономия», «Занимательная математика», «Занимательная геометрия» и еще более десятка «занимательных» книг этого автора можно найти почти в любом книжном магазине. Но мало кто из покупающих или читающих их знает о том, что написаны они почти столетие назад, а их автору недавно исполнилось 130 лет. В июле мы будем праздновать столетие первой книжки из этой серии. Именно так, первое издание «Занимательной физики» Якова Исидоровича Перельмана состоялось в 1913 году. Тогда эта книжка моментально стала бестселлером. Продолжает оставаться им и сейчас.
Известный русский физик, профессор Петербургского университета, член-корреспондент Академии Наук Орест Даниилович Хвольсон был ей так очарован, что пожелал немедленно встретиться с написавшим ее ученым. Какого же было его удивление, когда он узнал, что автором является вовсе не физик, а журналист и лесовод. «Знаете, - сказал он Перельману, - Лесоводов-учёных у нас предостаточно, а вот людей, которые умели бы так писать о физике, как пишете Вы, нет вовсе. Мой вам настоятельнейший совет: продолжайте, обязательно продолжайте писать подобные книги и впредь».
Занимательный лесник
Яша Перельман родился 22 ноября 1882 года в городе Белосток Гродненской губернии в небогатой еврейской семье. Работавший счетоводом отец умер, когда сыну не исполнилось и года. Мать, учительница начальных классов, делала все для того, чтобы дать ему и его старшему брату Осипу хорошее образование. В 1890 году Яша поступил в начальную школу, а спустя 5 лет – в Белостокское реальное училище. Заведение это славилось на весь уезд замечательным преподавательским составом. Любимые Яшей математику и физику здесь преподавали выходцы из Санкт-Петербургского университета Е.Н. Бунимович и А.А. Мазлумов, оба – поборники самого что ни на есть активного преподавания. Ни один урок у них не обходился без демонстрации физического опыта или решения очередной математической головоломки. Бунимович запросто мог вывести учеников в сад и предложить с помощью спички и двух картонных прямоугольников замерить высоту телеграфного столба. Мазлумов же поражал детское воображение экспериментами с электричеством, магнитами, увеличительными стеклами и прочими диковинами. Оба не просто излагали суть предмета, но рассказывали о жизни ученых, об увлекательных загадках, удивительных парадоксах и стремились в первую очередь не вбить науку в бедную детскую голову, но научить учеников думать и наслаждаться этим процессом. И у них это успешно получалось.
В начале 1899 года в книжных магазинах Белостока появилась брошюра некоего «магистра Махина», обещавшего наступление в ноябре «конца света», сигналом к началу которого послужит «обильное выпадение звезд» и, как следствие, крушение всего мироздания. Нельзя сказать, чтобы она вызвала панику, но определенное влияние на умы горожан книга «ученого» оказала. Тем интереснее было им прочитать 23 сентября того же года в «Гродненских губернских ведомостях» подписанный двумя буквами «Я.П.» очерк «По поводу ожидаемого огненного дождя». Как несложно догадаться, за буквами "Я" и "П" прятался 16-летний ученик ремесленного училища Яша Перельман. Подписаться настоящей фамилией он не мог, так как учащимся строжайше, под страхом исключения, запрещалось публиковаться в каких бы то ни было печатных изданиях. Статья, в которой в самой популярной форме рассказывалось о том, что такое «метеоритный дождь», почему его нет смысла бояться, почему его несложно предсказать заранее, имела потрясающий успех. Автор точно говорил, когда и где следует его ожидать (речь шла о «потоке Леонид») и призывал читателей вместе с ним насладиться «роскошным небесным фейерверком». Эта была первая публикация Якова Перельмана, он готовил ее два месяца и получил за нее гонорар в размере 7 рублей, что по тем временам было очень даже неплохо.
В 1891 году Яков поступил в Санкт-Петербургский Лесной институт и практически одновременно с этим начал сотрудничать с «иллюстрированным журналом науки, искусства и литературы» «Природа и люди». Пожалуй, самым популярным и самым серьезном научно-познавательным журналом России, созданным известным книгоиздателем-просветителем Петром Сойкиным.
В 1903 году умерла мать Якова. Умерла со спокойным сердцем: обоих сыновей она вывела в люди. Младший, хотя и был еще студентом, вполне нормально зарабатывал статьями, а старший стал довольно известным писателем и драматургом, известным под псевдонимом Осип Дымов. Годом позже Яков, продолжая учебу, занял место ответственного секретаря журнала, что дало ему возможность нарастить свою творческую активность и, одновременно, помогать печататься брату. В каждом номере выходили одна, две, а то и три его научные статьи, написанные в легкой и доступной форме. Разумеется, для того, чтобы у читателей не создавалось впечатление, что издание является «журналом одного автора», Яков пользовался множеством псевдонимов: «П. Я-в», «П. Рельман», «Я. Лесной» (от Лесного института), «П. Сильвестров» (по-латински silvestrum – «лесной»), «Цифиркин», «Я. Недымов» (в противоположность печатавшемуся рядом брату «О. Дымову»).
Наконец, в 1908 году Яков успешно защитил диплом на тему «Старорусский лесопильный завод, Его оборудование и работа» и вскоре получил диплом «ученого-лесовода 1 разряда». Преподаватели уговаривали его остаться в институте на кафедре математики, которую он обожал и которая отвечала ему взаимностью. С другой стороны, управляющий известного миллионера, лесовладельца Кочубея предлагал ему должность главного лесоустроителя в Курской губернии с неплохим жалованием и большой квартирой в Старом Осколе. Звали его и управлять дубовыми лесами в Чернигов. Но Яков Перельман отказался от всех этих лестных предложений и целиком сосредоточился на журнале, под эгидой которого вскоре начал издавать в качестве приложения сборник рассказов и повестей «Мир приключений» с детективными и фантастическими рассказами Уэллса, Жюля Верна, Конан Дойла, Эдгара По и прочих мастеров.
Занимательное занятие
Тогда же, в 1908, Перельман начал работать над первой своей большой научно-популярной книжкой. «Занимательную физику» он писал два года, а потом Сойкин два года боялся ее напечатать, опасаясь, что на него обидятся серьезные ученые, а еще пуще - педагоги. Ведь разве можно делать такую серьезную науку, как физика, для гимназистов и домохозяек «занимательной»? Но ученые не обиделись, даже напротив. Книга, первый гонорар за которую составил 200 рублей, имела поистине ошеломляющий успех. Сойкин несколько раз допечатывал тираж и заказал Перельману расширенное издание. В 1916 году «Занимательная физика» вышла уже в двух томах. К тому времени автор находился в оживленной переписке с Константином Эдуардовичем Циолковским, с которым потом дружил до самой смерти. И в новое издание вошел довольно изрядный «космический блок», в котором в чрезвычайно доступной и увлекательной форме излагались идеи «калужского мечтателя». Была даже написана специальная художественная глава «Завтрак в невесомой кухне», в которой герои романа Жюля Верна «Из пушки на Луну» пытались в своем космическом снаряде приготовить что-нибудь съедобное. Главу эту он назвал «научно-фантастической». До того произведения фантастов были или просто «фантастическими», или именно «научными». Романы Уэллса обозначались как «фантастические», а Жюля Верна – как «научные». Перельман первым объединил эти слова и стал фактическим отцом понятия «научно-фантастический».
В 1915 году Яков Исидорович решил отдохнуть и набраться сил на курорте в Сестрорецке. Отдых проходил под наблюдением молоденького доктора Анны Давидовны Каминской. Женщина-врач в начале прошлого века уже само по себе было явлением не совсем обычным. Анна, для того, чтобы получить желаемую профессию, перебралась из маленького городка Остров в Псковской губернии в Петербург, где успешно окончила в 1913 году Женский медицинский институт. Девушка была не только умной, но и красивой, и это счастливое сочетание вполне закономерно обернулось курортным романом. который почти сразу перешел в роман настоящий. С курорта они вернулись уже вместе. Поскольку старая съемная квартира для семейной жизни мало подходила, Яков тут же снял новую, на Петербургской стороне, на Плуталовой улице, в доме №2. На ней супруги Перельман прожили всю оставшуюся жизнь. Молодая жена устроилась врачом в Пироговскую поликлинику, муж же продолжал успешно заниматься литературно-научным творчеством.
В 1916 году стране неожиданно понадобились его знания в области лесоводства. В условиях военного времени Якова Исидоровича практически мобилизовали на службу в петроградское «Особое совещание по топливу». Тут ему в голову пришла мысль, как можно значительно снизить затраты на освещение. В 1917 году он предложил правительству, в целях экономии топлива, перевести часы на час вперед. Временное правительство признало его идею удачной и вскоре приняло декрет о переходе на «летнее время». Вплоть до 1924 года стрелки часов в начале лета переводили на час вперед, а в начале зимы возвращали в старое «астрономическое» состояние. А в 1930-м правительство СССР наконец полностью перевело страну на перельмановское «декретное время», по которому мы живем и сейчас.
После закрытия в 1918 году «буржуазного» журнала «Природа и люди» Перельман начал издавать первый советский научно-популярный журнал «В мастерской природы». Одновременно он, как инспектор Единой трудовой школы Наркомпроса, занимался составлением учебных программ по физике, астрономии и математике и продолжал при этом писать «занимательные» научно-популярные книжки, целью которых, по его словам, было «дать материал для приятной умственной гимнастики, для тренировки сообразительности и находчивости». Он обладал уникальным талантом делать скучные и сложные вещи простыми и занимательными. Ну, что можно интересного рассказать про цифру миллиард? А он мог. Вот как он это делал в своей «Занимательной арифметике» (1926 год):
«В одном кубометре содержится кубических миллиметров ровно миллиард (1000 × 1000 × 1000). Попробуем подсчитать, какой высоты получился бы столб, если бы все эти крошечные миллиметровые кубики были поставлены один на другой. Итог получается поразительный – 1000 километров!»
А вот как Перельман рассказывал про биллион:
«Волос, увеличенный по толщине в биллион раз, был бы раз в 8 шире земного шара, а муха при таком увеличении была бы в 70 раз толще Солнца!»
История о том, как мужик за месяц разорил банкира, принося ему каждый день по 100 000 рублей, а взамен получая в первый день 1 копейку, во второй – 2, в третий – 4, и дальше 8, 16, 32 и так далее, служила лучшей иллюстрацией к свойствам геометрических прогрессий. А детальный анализ научной составляющей романа «Человек-невидимка» давал представление не только о том, как можно достичь прозрачности и о коэффициентах преломления, но даже о принципах функционирования человеческих органов чувств. Оказывается, невидимый, абсолютно прозрачный человек автоматически терял зрение, поскольку и хрусталик, и сетчатка в его глазах тоже становились прозрачными.
В 1918 году был принят декрет о переходе на метрическую систему. Разумеется, это пришлось не по душе значительной части населения России, привыкшей мерить расстояние в верстах, длину - в футах, вес - в фунтах и объем - в ведрах. Для того, чтобы убедить народ, Яков Перельман издал целую серию популярных брошюр, в которых объяснял удобство новой системы. Действительно: до декрета в России только для измерения объема действовала система из 6 официальных единиц:
шкалик (61,5 мл)
чарка = 2 шкалика (0,123 л.)
штоф = 10 чарок (1,2299 л.)
ведро = 10 штофов (12,299 л.)
бочка = 40 ведер (491,96 л.)
После декрета их количество сократилось до двух предельно понятных – литр и миллилитр. В самом начале для того, чтобы продемонстрировать превосходство новой системы, Яков Исидорович предлагал читателям решить две задачи и оценить, какая дается легче:
1. Сколько копеек содержится в 14,47 рубля?
2. Сколько золотников содержится в 2 ластах, 3 берковцах, 4 пудах, 31 фунте и 23 лотах?
Первая вообще не требовала вычислений, а со второй возни было не просто много, а чересчур много. Книжечки пользовались неимоверной популярностью еще и потому, что в ней автор рассказывал о простых приемах, с помощью которых можно было легко и просто переводить старые единицы в новые. За эту серию, выдержавшую несколько переизданий, Яков получил благодарность от специалистов Главной Палаты Мер и Весов, написавших о ней такой отзыв: В отзыве на первое издание книжки «Новые и старые меры» говорилось: «Брошюру Я.И. Перельмана следует признать одним из лучших и удачнейших произведений новейшей литературы, посвященной введению метрической системы».
Занимательный профессор
В 1935 году известный уже всей стране популяризатор науки открыл в Ленинграде один из первых в СССР научно-популярных музеев «Дом занимательной науки». Наука встречала посетителей еще на улице. От чугунной решетки ворот и до входной двери на мостовой белой краской была нанесена широкая полоса. У ее конца стоял каменный столбик с табличкой: «Собственный меридиан Дома занимательной науки. Координаты: 59°57' сев. широты, 30° 19' вост. долготы». Особенность музея заключалась в том, что все экспонаты здесь не только не запрещалось трогать, а наоборот, рекомендовалось. К этому даже призывали специальные таблички: «Трогайте!» И люди трогали, крутили, бросали, вертели, тянули и, разумеется, иногда ломали.
- Это же очень хорошо, что ломают! – возражал Яков Исидорович на жалобы смотрителей. - Стало быть, интерес к экспонату не угасает. Если перестанут ломать, значит, он перестал впечатлять. Делайте экспонаты рукоупорными, вот и все!»
Дом пользовался такой популярностью, что уже с момента открытия, без каких-либо бюджетных дотаций, не просто существовал на полном хозрасчете, но и приносил в городскую казну солидный доход.
Яков Перельман был известен всему СССР. В предисловии к своим книжкам он давал свой домашний адрес и просил читателей слать ему письма с вопросами. И письма летели из самых дальних уголков. Когда Якова Исидоровича спрашивали, не боится ли он потока корреспонденции, популяризатор отвечал:
- Я жду этого потока! Плохо, очень плохо, если он иссякнет. Стало быть, меня перестали читать... Это было бы ужасно!
Чаще всего писавшие обращались к нему: «Уважаемый профессор Перельман». И это было правильно, ведь «профессор» - суть не что иное, как высшая преподавательская должность, а Перельман преподавал науку всю свою жизнь, Преподавал сразу для огромной аудитории в миллионы, человек. Невозможно сосчитать, сколько девчонок и мальчишек избрали делом своей жизни занятия наукой именно после того, как прочитали его книжки, сколько академиков и докторов наук начали свое образование с его учебников, скольких людей он увлек своими задачами и веселыми парадоксами. И сейчас многие ученые соглашаются с тем, что этот не имевший ни одного научного звания человек сделал для науки больше, чем некоторые академики и доктора.
После начала Второй Мировой Войны он отказался эвакуироваться и остался вместе с женой в осажденном Ленинграде. Анна работала в госпитале, а Яков читал для разведчиков и партизан лекции, в которых рассказывал, как ориентироваться на местности без компаса и карты, как на удалении рассчитывать расстояния между предметами, как быстро в уме сосчитать и крепко запомнить количество живой силы и техники врага. Для свободного прохода в расположения воинских частей ему был выдан специальный документ, в котором говорилось, что «товарищу Перельману Я.И. поручается прочитать лекции о способах ориентирования на местности в подразделениях Энской бригады морской пехоты». После одной из лекций в декабре 1941 года, когда подошла пора задавать вопросы, один из слушателей, бывший комендор с эсминца, сказал:
– Я вас хорошо знаю, товарищ Перельман! Читал ваши книги, не раз бывал в Доме занимательной науки на Фонтанке. Вот вы сказали, что гитлеровские варвары разрушили Пулковскую обсерваторию и разбили знаки меридиана. Так вы, товарищ лектор, не сомневайтесь, мы по-флотски врежем фрицам и за обсерваторию, и за меридиан!
Перельман читал по несколько лекций в день до тех пор, пока голодающий организм мог ходить. После того, как это стало невозможно, он продолжал консультировать начальников клубов и политработников по телефону. Делал он это до тех пор, пока в начале января шальной немецкий снаряд не разбил уличный телефонный шкаф.
18 января во время дежурства в госпитале, прямо на рабочем посту, умерла от голода жена Якова, Анна Каминская-Перельман. Яков пережил ее на 2 неполных месяца. Общее истощение убило его 16 марта 1942 года.
На лекциях, посвященных астрономии, «народный профессор» Яков Перельман часто сокрушался о том, что не может посмотреть на обратную сторону Луны и увидеть, что там происходит. Когда советским ученым удалось сфотографировать эту срытую часть нашего спутника, один из кратеров, диаметром 46 километров, они назвали «Кратером Перельмана».
Израиль, это единственная страна, где взрывались ракеты из Ирака, катюши из Ливана, террористы-смертники из Газы и снаряды из Сирии, а трехкомнатная квартира все равно стоит больше, чем в Париже...

Это единственная страна, в которой мужчина в расстегнутой рубашке с пятном - уважаемый министр, а человек в костюме с галстуком рядом с ним - его шофер.

Это единственная страна, где нет проблем добыть компьютерную программу управления полетом космических кораблей, но нужно ждать неделю, чтобы вам установили стиральную машину. И только в этой стране существует единица времени, которая называется "Я буду между девятью и шестью".

Это единственная страна, где 60-летние все еще ненавидят командира отделения с курсов молодого бойца…

Это единственная страна, где у матери младшего сержанта есть номер телефона командира взвода - чтобы присмотрел, если что...

Это единственная страна, где можно узнать о ситуации с безопасностью по песням на радио...

Это единственная страна, в которой богатые - левые социалисты, бедные - на правом капиталистическом фланге, а средний класс оплачивает все.

Это единственная страна, где на первом свидании девушку спрашивают, где она служила в армии, и выясняется, что она была в более боевом подразделении, чем вы.

Это единственная страна, где между самым веселым днем и самым грустным ровно шестьдесят секунд.

Это единственная страна, где большинство людей не могут объяснить, почему они живут именно в ней, но у них есть множество причин, по которым невозможно жить в другом месте.

Это единственная страна, где то, что вы ненавидите политиков, ненавидите чиновников, ненавидите ситуацию, ненавидите налоги, ненавидите качество обслуживания и ненавидите погоду, - это признак того, что вы ее любите.

Эфраим Кишон, писатель, драматург и журналист.
Мой товарищ, айтишник с большим стажем и опытом, уже год, как с семьей уехал на работу в Ереван. Платят хорошо. Стоимость съемного жилья необременительная. Дети ходят в русскую школу. Отношения с коллегами и местным населением отличные. Поехал к нему в гости. Пробыл дней десять. Все так. Но мне понравилось и кое-что другое. Практически каждый день, мы с ним вечерами сидели в местных кафе. Их там много и на любой вкус. Про кулинарию говорить не буду. С ней здесь везде все нормально. Мы оба любители пива. Тут производят более десятка местных сортов. Попробовал все. Остановился на двух. Что интересно, каждый день проходили мимо кафе в центре города, предлагающего немецкое пиво. Ни разу не видел ни одного входящего или выходящего. Говорят, в советские годы, местное пиво никаких запоминающихся качеств не имело. Наоборот считалось особым шиком закупиться чешским или немецким пивом перед значимым футбольным матчем, а затем употребить при просмотре по телевидению. Сейчас все наоборот. О иностранном пиве особо и не вспоминают. Говорят, что здесь много хорошей родниковой воды. Возможно и капитализм, поклонником которого не являюсь, внес свой вклад. Но то, что появилась страна, жители которой, как в Чехии и Германии пьют только местное пиво, это уже факт.
9
Итак, ситуация.

Дело происходит с тем самым мужиком, которого застукали на рабочем месте с пивом.
И на вопрос, почему алкоголь на столе, он невинными глазами и не понимая что от него желает злобное начальство простодушно ответил.
- КАКОЙ АЛКОГОЛЬ? ДА ТО Ж ПИВО!!!!

Заступаем значит на смену. Меняем старую на нас. Они уставшие - мы обновленные.
Этот самый пенс, со всеми здоровается, лобызается по деснам, пьет кофе с нами, курит нами, но не передевается в униформу.
Ждет начальства.
Через 1.5 часа нашего братания двумя сменами, начальство приезжает.
Вопрос руководства
- почему не в форме?
Он так же простодушно как и с той ситуацией с пивом
- а у меня ковид! я здал тест и положительный.
Мы все тихо ахуеваем.
Берем дистанционный термометр, 38.3.
блядь!
каждый делает замеры на своем градуснике, они у нас обязательный прибор, каждый показывает что у него температура
Начальство:
- марш домой! немедлено! всех кто контактировал - на особый контроль!
Не ну у нас за 5 недель 6 ковидников, директор сдох от ковида, а у другой бригады из 6 рабочих 5 положительных... понять злость начальства более чем можно.
Мы нашего ковидника чуть не пиздим
на мой вполне адекватный вопрос, а какого ж ты блять хуя мудило йобаное приперлось сюда, тварь?
последовал аааабсолютно обескураживающий, и по детски наивный ответ
- ну вы же бы подумали что я забухал, а не заболел!

ебаааааатттттььь!!!!!!!!!
Раньше, когда кипяток был горячим, а деревья большими, строить было не в пример легче, чем сейчас. Князь с дружиною обычным порядком болтались по лесостепи в поисках приключений на свои и чужие задницы и натыкались на красивое место. Река шуршит, птички поют, зайцы по деревьям прыгают.

- Здесь! – указывала княжья длань в железной перчатке на холмик.

- Чо здесь-то, княже? – интересовалась дружина

- Город будет заложон, - добро прищуривался князь, помахивая булавой. - Понятно?

- Понятно, чего тут непонятного. - соглашалась дружина.

- Ну и хуячим! - итожил князь и уходил в ельник бороться с ближайшей медведицей.

Дружина же спешивалась, рассупонивалась, и начинала хуячить.

К вечеру третьего дня был не просто готов княжий терем, а в нем уже заводились теремные девки, княгиня, и даже пара княжичей.

Нынче все сложнее. Строительство начинается с проектирования, проектирование – с изысканий, а изыскания - с геодезии. Чем все это заканчивается лучше не задумываться. Откуда завелся первый геодезист никто не знает, даже Евклид с Пифагором отнекиваются. Но профессия нужная, необходимая, без геодезии на современной стройке никуда.

И вот в советское время в одной из республик среднеазиатской части СССР появилась геодезическая партия с заданием на съемку территории. То ли место для поворота северных рек хотели определить, то ли космодром лишний построить. Надо сказать, что геодезисты никому не нравятся. Потому что если ты сегодня увидел человека с теодолитом, то завтра на этом месте появится несколько экскаваторов и отроется котлован.

Прекрасно понимая, что геодезистов даже строители не любят, а рядовые жители могут просто побить, в партию приняли несколько специальных товарищей для налаживания контактов с местным населением.

- Местные жители – просто дикие люди, - сказал местный начальник, - для них тренога с прибором, как тореадор для быка, затопчут и глазом не моргнут, а наши товарищи, они свои, и с ними договорятся.

В результате опытного геодезиста с одним из таких товарищей послали в отдаленный кишлак. В селении к счастью вообще ни души не оказалось, ни дикой, ни домашней. То ли на работе, то ли попрятались все. Приехали, установили штатив, теодолит, уровень отрегулировали.

- Иди, - говорит геодезист специальному напарнику, - вешку вон у того угла забора на ходовую точку поставь, я за нее зацеплюсь.

Вешка - это у них прутик с бумажкой, чтоб сразу в окуляр увидеть. Отражателей, как сейчас к тахеометрам тогда не было, да и теодолиты координаты не запоминали. Бумажками обходились. Из записной книжки вырвал, на прутик нацепит и вперед метров на сто, к указанному углу забора. Товарищ вернулся.

- Поставил вешку?

- Поставил.

- Не вижу. Точно поставил? Иди проверь.

Товарищ топает к углу забора, вешки нет. Втыкает новый прутик, напяливает на него еще листок из книжки. Возвращается.

- Вешка-то где? Ты ее точно поставил?

- Да ставил я. Может ветром сдуло?

- Так нету ветра-то. Иди проверь.

Товарищ идет к углу забора. Сто метров, солнце. Сорок градусов в тени, только до той тени тыщу километров. Прутика нет. Оглядывается в поисках засады. Вокруг никого, тишина, не шевелятся даже редкие пыльные листья. Втыкает новую вешку, вешает бумажку. Тихо, на цыпочках, отходит метров пять и резко оборачивается. Вешка стоит, никого нет. Спокойным шагом возвращается к теодолиту.

- Где вешка? Ты поставишь вешку наконец или нет?

Товарищ возвращается обратно. Ничего нет, никого нет, все тихо. Мастырит предпоследний листок из книги на новый прут. Втыкает в землю. Отходит на пять метров и резко оборачивается. Вешка на месте. Удаляется еще на пять метров. Поворачивается. Из-за забора высовывается голова коровы, виноватыми глазами смотрит вокруг, глотает прутик вместе с бумажкой и убирается обратно.

Товарищ вопросительно смотрит на геодезиста, мол, я-то чего? Это корова, а она может вообще дикая.

- Так это тебя послали с местным населением договариваться, - пожимает плечами геодезист, - делай что хочешь, а вешку поставь.

С коровой они договорились, но к вечеру выяснили, что сняли не тот кишлак.
Баден Баден
МедиаМаркт.
Продавец- консультант, весьма симпатичная особа :
- могу ли я Вам помочь?
- пылесос нужен, меня больше, чем написанная мощность, интересует его действительна эффективность. Чей лучше сосёт?
- лучше всех сосу я, а пылесос следует покупать от Миле.

Купил.
Знакомая рассказала сегодня, что у нее, как-то раз, пошел камень из почки, так пока скорая по ухабам и колдобинам трясла до больницы, он сам и вышел. Город назвать не могу, а то, боюсь, бум медицинского локального туризма вместо Турции в конец обрушит шаткую инфраструктуру.
1
По поводу вчерашней дискуссии (https://www.anekdot.ru/id/1204528), кто платит больше налогов - бедные или богатые:
Система построена так, что богатые грабят бедных, а государство грабит богатых (собирает налоги). Потому что собирать налоги с бедных это дело хлопотное и неблагодарное, бедных много, а денег у них мало. Вот государство и делегировало эту функцию богатым. При этом разыгрывается спектакль - государство хорошее, даёт налоговые льготы бедным. Богатые тоже хорошие, платят большую часть налогов.
Это я к тому, что каждый раз, когда вы слышите "надо обложить богатых налогами", помните, что все налоги, которые они платят, автоматически перекладываются на бедных.
Представьте — небольшой магазинчик в деревне.
Совокупные продажи за два года составили $35 тысяч, то есть в среднем $1500 в месяц.
Выходит негусто, но тут управляющий магазином, он же финдиректор, он же просто директор, а по совместительству тренер по борьбе в соседней школе почуял, что выгоднее торговать не товарами в магазине, а акциями самого магазина, и вывел его на биржу под названием «Hometown International». Вполне резонно, с учетом безумия охватившего США на дрожжах печатного станка.
Сколько, вы думаете, составляет теперь капитализация этого магазинчика?
100 миллионов долларов!
И это еще ребята из реддита и тиктока не подключились к пампу новой парадигмы под названием «Hometown International». Как считаете, долго продлится этот праздник?
Нахожусь в Чечне в составе сводной группы СОБР. Нас придали дивизии внутренних войск. Живем в палатках, быт суровый. По вечерам пьем много чая. Для согрева и просто для поднятия настроения. Ночью приходится вставать, чтобы получить дополнительное удовольствие, избавившись от жидкости в организме. Замкомандира группы из одной области центральной России, на вид классический русский богатырь. Высокий, могучий парень, с круглым румяным лицом, жидковатой черной бородкой. По ночам, не только по периметру нашего лагеря, но и внутри него выставляются часовые. Через небольшие промежутки они выпускают осветительные ракеты, которые светят зеленым светом, видным через брезент палаток. В очередной раз, наш богатырь выходит ночью после чайной церемонии. Часовой недалеко от нашей палатки подымает тревогу и обстреливает мирно ссущего собровца. Тот падает на землю, чудом оставшись в живых. Тревожная группа вяжет ничего не понимающего бойца и тащит в штаб группировки. Часовой показал, что обнаружил при запуске осветительной ракеты чеченского разведчика. Опознал его по черной бородке. Начальник штаба дивизии долго не мудрил. Был издан приказ запрещающий задержанному выходить из палатки в период нахождения в расположении дивизии. На предложение сбрить бородку с его рязанской морды, начштаба коротко послал на три буквы. Нечего тут пугать молодых солдат. Раз считают его чеченцем, значит так оно и есть. К счастью, это была единственная потеря в наших рядах за все время командировки.
3
В развитие темы (про охотника и лося) https://www.anekdot.ru/id/1204591/
Как вариант
Держать в ставке ультрасолидные экземпляры (короче экстра крупняк) разнообразных представителей водной фауны, скажем, щуку, судака, карпа, ... да хоть сома, в конце концов, в общем, всю линейку, на любой вкус ... и предоставлять рыбакам услугу Фото с добычей
Представляете какой "клев" начнется ?! Хорошая идея для бизнеса )
Фёдор Кондратьевич, уже умытый и побритый готовил себе завтрак. Сковородка шкворчала, три куриных яйца одно за другим, шлёпнулись в масло. Пока яичница жарилась, Фёдор Кондратьевич, порезал лучок, хлеб, тоненько отрезал сальцо. Тень сомнения пробежала по лицу...

- А, ладно! Выходной же!

И Фёдор Кондратьевич достал бутыль самогона и рюмку.

- Одну можно. День-то, вон какой чудесный за окном встаёт. Не пропадать же завтраку.

Фёдор Кондратьевич сел за стол. Яичница вышла чудесная - ярко-оранжевые желтки красиво лежали на белой полянке, хлеб едва уловимо пах свежестью, рюмка стояла вся в ожидании. Фёдор Кондратьевич с удовольствием жмурился, поглядывая на искрящийся снег за окном.

Вдруг идиллию нарушил топот снаружи и стук в дверь. Фёдор Кондратьевич еще не успел сказать - Кто там? - как в дом, с клубами морозного воздуха, уже ввалился Иван Афанасьевич.

- Здравствуй, Фёдор! Пошли на рыбалку!

Фёдор Кондратьевич, медленно спускался с небес на землю. Благородный завтрак аристократа был окончательно испорчен.

- Здравствуй, друг мой, Ваня. Что же тебе в такую рань дома-то не сидится?

- Так смотри погода-то какая, грех дома сидеть!

Вдруг, Иван Афанасьевич увидел на столе бутыль:

- И то верно, чего спешить, - сказал он, скидывая тулуп и присаживаясь к столу.

- Яичницу будешь? - обречённо спросил Фёдор Кондратьевич.

- Да, нет, я завтракал, могу просто сальцом закусить.

Федор Кондратьевич достал вторую рюмку, налил.

- Ну, за рыбалку!

Мужчины выпили. Фёдор Кондратьевич приступил к трапезе. Он аккуратно поддевал желтки, стараясь их не разлить, и целиком отправлял в рот.

- Федя, я ведь чего тебя на рыбалку-то зову! У меня теперь мотособака есть!

- Так вот ты для чего сани летом из брёвен мастерил? Я думал, ты их для какого-нибудь музея народного творчества делаешь.

- Да, сани тяжеловаты получились, я их с одной картины в Эрмитаже делал, там на ней изображено, как крестьяне сено везут. Но, с моей мотособакой, это не проблема! Скоро сам увидишь! 

Долго ли, коротко ли, но, наконец, позавтракав и собравшись, мужчины пошли смотреть мотособаку.

Картина, представшая взору, сильно озадачила Фёдора Кондратьевича. На снегу стояли приличного размера деревянные сани, типа тех, в какие крестьяне на Руси впрягали лошадь. Спереди у саней были две здоровые оглобли. В оглобли была впряжена огромная... собака, здоровенная псина непонятной породы. В родне у неё явно побывали кавказские овчарки, ротвейлеры и прочие представители крупных животных. В общем, собака рода Баскервилей рядом с ней показалась бы жалкой болонкой. Косматая, непонятного цвета, свалявшаяся в колтуны шерсть свисала и топорщилась во все стороны. Собака, впряженная в сани, похоже, спала стоя, как лошадь.

- Это то, о чём ты говорил? - аккуратно выбирая слова, поинтересовался Фёдор Кондратьевич.

- Да! - Иван Афанасьевич сиял от гордости, - теперь можем ездить куда угодно!

- Я предполагал, что-то в этом роде... Но, прости, за дурацкий вопрос, почему же в таком случае мотособака? Так на Авито в объявлении было про неё написано?

- Нет, Федя, ты не понял. Это его так зовут! Посмотри с того бока.

Фёдор Кондратьевич обошёл псину с другой стороны. На левом боку, прямо на косматой свалявшейся шерсти, было крупно, синей краской, написано – МОТО.

- Иван, я, конечно, замечал у тебя признаки наступающего склероза, но ты превзошёл мои самые смелые предположения. Чтобы не забыть, кличку кабыздоха, ты решил не таблеточки для памяти попить, а просто написать напоминалочку? Радикально.

- Нет, Федя, это не я. Помнишь, у нас недавно тут неподалёку молодёжь городская тусовку мотоциклетную устроила? Два дня шумели, и всё поля засеянные перемесили в говны непролазные. Салюты бахали, музыка всю ночь, девки пьяные. У них это мероприятие называлось «Мото Нашествие». Они своими граффитями все заборы в деревне разрисовали, а название написали на вот этой псине и корове Семёныча. Собаке МОТО досталось, а корове НАШЕСТВИЕ. Корова-то сразу к Семёнычу убежала жаловаться, а этот кобель вислоухий так двое суток с молодёжью и тусил. Мне показалось, что даже бухал и курил с ними, судя по состоянию в котором  я его нашёл.

- А вот, смотри Афанасьич, мы всё ругаем подрастающее поколение, а между тем, дело, завещанное им отцами и дедами, они продолжают! Гужбанят, шумят по ночам, пьют, девок портят. Подхватили знамя! Держат наши традиции!

Фёдор Кондратьевич загрузил свой ящик в сани и сам сел рядом.

- Ну, давай, Иван Афанасьевич, трогай! Что там, у твоей мотособаки, электростартер или с толкача надо?

Иван Афанасьевич, обошел вокруг грустно стоящей собаки.

- Типа, Но! Поехали! Что там каюры в такой ситуации говорят?

Собака дремала.

Постояв еще минуту, Иван Афанасьевич дал собаке пинка. Собака вздрогнула, напряглась и, с трудом, сдвинула сани с места.

- Голосового управления нет в штатной комплектации? - поинтересовался со своего места Фёдор Кондратьевич.

- У нас по старинке! Зато ломаться нечему! – парировал Иван Афанасьевич, шлепнувшись в сани рядом с Фёдором Кондратьевичем.

Собака Мото набрала ход. Она, конечно, не бежала, как северные лайки, но ноги переставляла и даже почти не путалась в них.

- А ничего так! Ехать лучше, чем идти, хоть и не намного быстрее, - хорошее настроение, несмотря на испорченный завтрак, снова возвращалось к Фёдору Кондратьевичу.

Иван Афанасьевич, щурясь на яркое зимнее солнышко, спросил:

- Ну, что, так и будем сидеть?

- Умеешь ты, Ваня, сделать предложение от которого невозможно отказаться.

Собака бежала, снег скрипел, солнце сияло. Мужчины были счастливы.

- Поедем до дальней ямы. Пешком до неё далеко, а на мотособаке вполне можно. Туда наши редко ходят, а там есть крупный лещ.

По прибытии на место рыбалка пошла своим чередом. Каждый знал, что и как делать. Сверлились лунки. Ставилась палатка. Сыпалась прикормка. Всё шло хорошо и налажено. Именно так и должно быть, когда два старых друга делают общее любимое дело, когда не нужно лишних слов, когда всё понятно и знакомо. И рыба, которая тоже на рыбалке была не в первой, не подвела. Лещ был! Не рекордный, но, хорошие уверенные закилограммовики и даже несколько заполторашек, были подняты нашими героями на свет божий из тёмной глубины.

- Я тут, Федя, недавно заходил погреться в гардероб Эрмитажа, заодно чайку выпить и поболтать с охранником. И знаешь, что меня удивило? Как сейчас люди в гардеробе одеваются.

- В джинсах и кроссовках в музей, что ли?

- Нет, я не об этом. Зачастую парень девушке не помогает одеться, шарфик не подаст, сумку не подержит. А ведь это важно! И вспомнилось мне, как меня Гердт учил подавать даме пальто.

- Зиновий Герд, что ли? Учил тебя пальто подавать?! Не смеши!

- А вот и зря смеёшься, это тоже относится к числу забытых правил! Юного Гердта правильной подаче пальто научил Всеволод Эмильевич Мейерхольд, и Зиновий Ефимович настаивал на том, что мейерхольдовская технология — единственно возможная! Это ж вам не мешок накинуть. Тут целое искусство…

Гердт инструктировал так: пока дама накручивает на себя свои платочки-шарфики, не стой в метре с растопыренным пальто, дескать, давай скорее, дура! Нет! Пальто в это время должно быть смиренно прижато к груди кавалера, руки крест-накрест…Кавалер как бы обнимает женское пальто, тактично обозначая свое счастье от одной мысли о возможном объятии с предметом… Он весь наготове! И только когда дама навертела все свои шарфики-платочки, следует элегантным движением распахнуть пальто ей навстречу и, вторым элегантным движением, чуть снизу, подсадить его на плечи. После чего, чуть приобняв даму сзади, следует нежно, сверху вниз, прогладить воротник.

Гердт утверждал - даме будет приятно.

Я тогда уточнил, на всякий случай:

- Зиновий Ефимович, Вы уверены, что даме это будет приятно всегда, а не только тогда, когда это делаете Вы?

Гердт ответил, конспиративно понизив голос:

- Надо пробовать.

- Да, Ваня, ты иногда такие вещи выдаёшь, что я прямо горжусь знакомством с тобой! Давай выпьем на брудершафт!

- А что мы с тобой на Вы до сих пор? Да, вроде, выпивали недавно, утро ещё, надо поберечь силы до вечера.

- К вечеру-то может надраться любой пошляк. А ты попробуй выпить с утра, чтобы весь день пустить под откос. Вот на это нужен талант!

Федор Кондратьевич налил рюмочки, красиво разложил бутерброды и буженинку. Мужчины подняли рюмки.

В палатке и за её стенами стояла звенящая морозная тишина, на несколько километров вокруг не было ни души. Лишь последний лещ вяло рыпался на снегу.

- В 2004 году объем российского рынка фасованных сухариков составлял 341 миллион долларов, – вдруг произнёс Иван Афанасьевич.

- Ваня, это ты сейчас к чему сказал?

- Сам не знаю, просто всплыло в голове.

- Пойду-ка я до ветру…

Клёв не стихал весь день, леща было выловлено уже немало.

- Ваня, а нафига нам столько рыбы? Я, если честно, к лещу спокоен – костлявый он.

- Надо, Федя, заготавливать пока клюёт. Я леща очень уважаю. Крупных закопчу, мелких засолю. Да и бабы, наши деревенские, просили рыбкой угостить. Не часто на раздачу-то попадаем.

- Ты из палатки нос-то высуни, вечереет уже, да и ветер поднимается, тучи нагнал, похоже, снег скоро зарядит. Мотособаку-то свою кормил?

- Да, я для него тоже перекус захватил. Сожрал всё мигом. Ладно, давай собираться. Действительно уже взяли своё.

Мужчины так же быстро собрали палатку, как и ставили, хотя ветер и колючий снег уже рвал пологи палатки из рук.

Уложив снасти и мешок с уловом, Иван Афанасьевич пнул собаку и сел в сани. Собака дернулась, сделал пару шагов и упала в снег.

Мужчины тревожно переглянулись.

- Ваня, развей мои худшие предположения, она не умерла?

- Типун тебе на язык!

Иван Афанасьевич, подошёл к псине, потряс её, заглянул в глаза.

- Жива!

- А чего не едем, бензин кончился? Чувствую, вечер перестаёт быть томным…

Ветер усиливался, позёмка быстро заметала обратные следы к дому.

- Чего делать-то будем? Несколько километров до деревни отсюда…

- Я теперь понимаю, Ваня, почему мужики не ходят на эту твою лещовую яму – гиблое местечко.

- Не ходят, потому что у них мотособаки нет!

- Зато у нас есть! Вон, лежит.

- Как хочешь, Фёдор Кондратьевич, а сани не брошу! Слишком долго я их мастерил.

- Тогда давай хоть мешок с лещами и псину эту оставим.

- Нет. Неправильно это! Раз наловили, надо дотащить до дома. И Мото нельзя бросить, всё же живое существо. Грех на душе будет. Помнишь как в войну, даже под обстрелом своих из боя бойцы и санитарки выносили.

- Чёрт с тобой, пень языкатый, уболтал. Давай грузить наш транспорт в сани.

Мото оказался даже тяжелее, чем выглядел. Мужчины вдвоём потащили его к саням.

- Ну и зверюга! Ты его камнями, Ваня, кормил что ли? – кряхтел Фёдор Кондратьевич, - Вот уж не предполагал, что буду в качестве санитарки псину с рыбалки выносить!

Сильный ветер, снег, и надвигающиеся сумерки не внушали оптимизма. Тяжеленные сани, с барахлом, мешком рыбы и лежащей сверху мотособакой, тем более.

- Ну, что, Фёдор Кондратьевич, какую оглоблю выбираешь, правую или левую?

- Каждый мужчина имеет право на лево. Вот левую и возьму.

- Готов? Эх, ухнем!

С раскачки, мужчины стронули сани. Снег был достаточно глубокий.

- Это хорошо, что я полозья жиром смазал, иначе вообще не сдвинуть было бы! – похвалился Иван Афанасьевич.

- Ты бы, Ваня, лучше себе голову маслом смазал, глядишь и не втянул бы меня в такую авантюру! И санки бы свои лучше лепил не с эрмитажных картин, а что-нибудь посовременнее выбрал. Люди давно изобрели для таких дел алюминий и пластик.

Четыре часа боролись мужчины с санями, ветром и снегом, периодически делая остановки для отдыха. Уже в глубокой темноте они дотащили сани до берега.

Когда сани уткнулись в береговой подъём, Мото, бездыханно лежащий в санях, вдруг поднял голову, встал, отряхнулся и, не спеша, пошёл в сторону деревни.

Мужчины, уронив оглобли, ошарашенно смотрели на эту картину.

- Это что же? Это как? – только и смог вымолвить Иван Афанасьевич, - он, что с самого начала притворялся, чтобы сани не тащить?...

- Вроде кобель, а по сути сука… - злобно сквозь зубы процедил Фёдор Кондратьевич.

- Как же так, Федя? Мы же его, как в войну… как санитары… раненого. А он?

- А вот так, Ваня! Видишь, всего два дня он потусил на том мероприятии, а плохому уже научился, друзей предал. Такие времена… Надо подальше держаться от всяких этих Нашествий.

- Ну, ладно, добрались, сами живы и то хорошо. Давай, Кондратьевич, по домам, а то мне еще с лещами возиться.

- Давай, Ваня. До следующей рыбалки!

Фёдор Кондратьевич устало побрёл к своему дому и всё думал: - А, действительно, какими словами каюры своих собак погоняют?...
14
Мне очень нравятся истории некоторых рассказчиков. Им пренадлежит юмор. Им история - тоже пренадлежит. Они - унимкомы, Их не так много, но Они - главнее всех! Даже Правительств, не пока - голодаем и не пока реформы!! Апплодируем!
Имя им - .......
Апплодисменты!
Все Вы, кто пишет!
Ведь маленькой историей можно повернуть людей от плохого - к смешному о плохом!
Расскажу чуть о себе:
- Меня по-настоящему, трогают истории про то, как и люди, и питомцы - отдают себя, иногда свои жизни, ради любимых им существ!
Но никто не замечает этих существ рядом.
Это может быть, кто угодно! От человека до мышки. Или лисёнка, который приютился в курятнике. Которому просто было холодно! И он не видел в курочках еду... Защиту!. Что крупнее хищники не полезут внаглую в курятнмк, где собаки и ЛЮДИ!
То есть лисёнок хоть и хищник, но в эту ночь - защитнмк тех же пернатых!
Ведь снаружи хищники ждут! Не подвох ли это? Ведь жизненный опыт хищников вопит! - Он от нас удирал и спрятался в месте, где полно еды? Подожди! Ловушка!
А маленький лисёнок просто в углублении курятника уснул и спас всех...

История гипотетическая.
6
Засилие английского задолбало? Правда?

А вспомните, как персонаж фильма "Какая у вас улыбка" восхитился фразой "Made in USSR" на упаковочной таре продукции завода? Работаете на экспорт - считай, дипломаты! А когда поставлять продукцию на экспорт заводу запретили, сотрудники огорчились.

Импортозамещение - это здорово, но ещё лучше, когда после него делается следующий шаг - экспорт. А какой первый признак экспорта? Дублирование информации на упаковке товара на иностранных языках.

То же и с туризмом. Переориентация своих граждан на внутренний туризм - это замечательно, но следующий шаг после этого - принимать иностранных туристов у себя. И первый признак того, что в том или ином городе это практикуется - дублирование на английском языке указателей, табличек на остановках, и т.п.

Неплохо бы со временем так же экспортировать и слова, и вообще культуру. Чтобы в английском появились и прижились, например, "EVM", "naushniki", "razyom", "poezd", а американцы вместо "Old McDonald had a farm" напевали "Kak zhe tak? Rezeda - i geroyu truda, kak zhe tak, rastolkuyte vy mne"...
2
Вчера, рассматривая мемы я натолкнулся на пенсию в 12 рублей. Задумался. Как на столько прожить? Перебирал в голове цены из тех что помню и все равно не хватало. Не хватало, даже на чтобы просто перекусить чем то, кроме селедки с хлебом. Да и то не каждый день.

В восемьдесят шестом, в свой отпуск я поехал на юга, так у нас это говорилось. Северная зарплата с надбавками и коэффициентом позволяла. Даже при моем смехотворном для севера окладе, начальника сбыта и снабжения домостроительного завода в купе с леспромхозом, в сто сорок пять рублей. Не, ну правда государство, платило мне еще сто сорок пять сверху, только за то, что я там жил. А это уже 290, как не крути, минус подоходный. Поэтому чтобы на юг добраться хватило, да и на вернутся тоже. Ведь дорогу тоже полностью оплачивало государство.
Приехал, жара. Просто жара и тут вижу, ПИВО, холодное пиво, прям из бочки у аэропорта. Толпится народец, все веселы и счастливы. А что? Под пиво разве может быть по другому? Даже если часок в очереди отстоять. Ну и я встал. Очередь двигалась шустро, минут тридцать-сорок и я уже у разлива.
-Одну! - протягивая сотку с портретом Ленина, сказал я.
-Бочку? - на всякий видимо случай поинтересовался разливальщик или наливальщик, хрен его знает.
-Кружку — урезонил его я, - бочку не выпить.
-А зачем тогда такие деньги суешь? - опешил он.
-Других нет, с севера приехал.
-Ищи 22 копейки или иди разменивай, мне такие не поменять. Следующий!
Следующим было брюхо которое упиралось мне в спину, чем меня и сдвинуло.
-Четыре! - рявкнуло оно и оттопырилось еще больше, приняв форму столика на уровне груди. Куда по факту и были водружены все четыре кружки. Пива в которых правда было на дне. Брюхо слило все в одну, залпом влило из нее в себя и весело куда то покандыбало. Наверное к следующей бочке. Я на всякий случай его направление запомнил.
Стоять очередь по новому, было конечно влом. Я тщательно начал шарить себя по карманам в поисках мелочи. Но ее не было. Я рылся в дорожной сумке и о чудо, я нашел рубль. Обычный потрепанный рубль, но он в тот момент был мне дороже сотки. Я протянул его наливальщику и уже наученный опытом брюха, сказал — четыре!
Пока я прихлебывал из кружки щурясь на солнце. Кстати, пиво, не было холодным как обещали. Но и оно, пока я допил, закончилось. Мужик закрыл бочку и посмотрев на меня, произнес:
-Ты далеко не уходи если что, сейчас свеженького привезут. Пойду позвоню! - и убежал к зданию аэропорта. Минут через десять правда вернулся. Вот пока ждали свеженькое и разговорились. - Небось там на северах платят то много? - поинтересовался он.
-Да смотря где. В некоторых местах и косарь можно потянуть. В лесу, на море, шахте. Если все надбавки и северный уже имеются. Хочешь поехать подработать? - задал я встречный вопрос.
-Не-не, там холодно наверное, а я холод не люблю. Да и косарь в месяц я и здесь срублю.
-В смысле — опешил я, - тебе здесь столько платят?
-Да ты что, здесь таких зарплат отродясь не видели. Я же продавец уличной торговли, 85 оклад, да и тот весь уходит. Чтобы без очереди бочку привезли, стольник отдай, водиле, червонец. Шефу, чтобы сюда присесть вообще десять косарей отслюнявил. Я же не сказал тебе, что заработать можно, я сказал срубить. С каждой бочки набегает стольник, если давления добавить, то может и сто пятьдесят, а если водички плеснуть, то можно еще полтинник приварить.
-Ну судя по давлению, воде и остальному, у тебя с этим проблем нет. Так сказать работаешь по-стахановски, с перевыполнением?!
-Ну как тебе сказать, в день три бочки. Так по полкосаря и выходит. Плюс-минус, три сотни домой приношу. Извини. - Невдалеке загромыхала машина с прицепленной бочкой. - Ты не уходи, сейчас я тебе свеженького налью.
И налил. Пиво действительно было холодным и воды он еще не плеснул, да и давление не накачал, поэтому кружка вышла почти полной.
Я к чему это рассказал. Да к тому, что мой оклад в сто сорок пять и его в восемьдесят пять при сложении давали двести тридцать, а при делении в среднем сто пятнадцать на рыло. Только у него было где ежедневно три-пять соток срубить, а у меня пять складов в подчинении и к средней зарплате они никакого отношения не имели.
Но все равно, двенадцать рублей в месяц это очень мало. Я даже представить себе не могу, как на них люди в колхозах жили. Как дочке куклу не могли купить за 6 рублей и 41 копейку. Наверное и ели одну селедку с хлебом. Хотя нет, хлеб тут походу лишний. Вот Надина, которая этот мем разместила, наверняка ведь знает как это, раз считает правдой достойной копирования и размножения. Наверняка все детство прожила без кукол, на селедке без хлеба. Я вот только не знаю, двенадцать рублей это ведь на одежду не хватит? Да конечно не хватит. Наверное с города что донашивать привозили или тоже на юге жила? И показать уже в юности было что. И ведь как то выжила, читать писать научилась, даже копипастить и с девайсом разбираться чтобы смешные мемы постить. Но послушаем ее, если она конечно очередную звезду за мем не получила. И сейчас не считает нужным с младшими по званию общаться. В ее словах будет правда. Она же пионеркой не была, врать не приучена старшим и младшим.
Всем привет!
Кто в тяпнитцу стоит в очереди после трудового.. ТРУДОВОЙ недели у кассы и - ждёт, посвящается.

С коллегой поехали в магазин после работы. Не путать с коллегой по-работе. Это две разных категории!
О них и речь.

У кого коллега - по работе, видно за километр. Кучами говно и литрами алкоголь.
У магазинной тележки - еле поворачиваются колёсики. Нагружена вторым "коллегой по-работе".
От них хочется бежать отстреливаясь, если это даже не Ваши коллеги в этом магазине.
Если Вас - узнали, значит Ваша карма ниже плинтуса.
- Исправить карму можно недорого, обронить набегу: - Я у пятой кассы!
Помогает очень немногим. Догоняют раньше!
- Можно покреативить: Ваш муж( девушка/жена) заняли очередь вместе со мной и у них уже ближе! Но на пятой кассе.
А лучше всего, быдь спокойным - всегда! Это быть начальником этого аквариума. Если хватит внутренней нежадности к окружающим.
Нанимаете себе Песко...

Я опять чуть не запалился!
4
Живу один, съемная однушка. После работы, часто возвращаюсь вместе с одной из сослуживиц. Она живет на одну остановку дальше. Выглядит неплохо, веселая. Замужем. Как часто бывает, на этой почве сближаемся. Приглашаю к себе в гости. Соглашается. Все хорошо. Когда еще лежу на диване, она встает и безо всего подходит к окну. Слышу глухой звук падающего тела. Вскакиваю, переношу обратно на диван. Говорит, что посмотрев вниз увидела своего мужа идущего по улице и смотрящего вверх. Рассказываю, что с четвертого этажа, лица в окнах неразличимы. Успокоил. Когда уходила, попросила встать возле окна, чтобы она снизу посмотрела. Успокоилась окончательно. Муж в этот день, как всегда возвращался с работы, и решил пройтись пешком. Продолжаем встречаться у меня. Теперь уже регулярно.
10
Цена победы.
СССР. Приехали четыре другана летом в Москву. Ходят, смотрят достопримечательности всякие разные. Выпить - закусить конечно тоже не забывают. Но никакого спиртного конечно. Соки, воды, мороженное. Жарко очень. Но вот то что они посреди города как-то малясь подзабыли. А выпитое на жаре скоро потребовало выхода. Терпели, терпели, ходили, ходили. А сортира в пределах видимости всё нет и и нет. Ну что делать-то ? Нашли закрытый глухой тихий дворик, были тогда в Москве такие. Подошли к стене... Ну просто так ведь скучно писать. И давай соревноваться кто выше сможет на стену нассать. Поднатужились и победитель явно вышел в отрыв. Застегнулись. И победитель протягивает одному из побеждённых купюру - пятёрку. Тот очень удивлённо - Да ты чего это ? Ты же выиграл !
-Ну выиграть то я конечно выиграл, но перестарался малясь и обделался от натуги((( Ты беги в магазин и купи мне хоть какие-нибудь новые штаны.
8

Самый смешной анекдот за 29.05:
Это был обычный солнечный день, ничто не предвещало беды. И тут жена спросила:
- Я не толстая?
Рейтинг@Mail.ru