Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Анекдоты про войну

Анекдоты и истории про войны и ветеранов.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Показывать жанры: все | анекдоты | истории | фразы | стишки |
Упорядочить по: дате | сумме |
Все наверное в детстве в войнушку играли, поделюсь и я одной историей.

Условные "немцы" обороняли Рейхстаг.
Это были наши заклятые друзья с соседнего села, а Рейхстагом была кочегарка.
Так-то она функционировала, но кочегар был вечно пьян и поэтому в наших играх никто не мешал нам её использовать то как Брестскую крепость, ну а в данном случае это Рейхстаг был.

И вот командир нашего отряда совещается со своим штабом.
Разрабатываем план приступа - а оружие у обеих сторон самоделки деревянные, шпонками стреляют.
Попали - считай убит.
- Надо их обесточить!
Пришла командиру в голову гениальная идея. Свет вырубить!
Сразу на приступ, врываемся в катакомбы, и в темноте переходим в рукопашку.
План казался гениальным. А быть подрывником-диверсантом приказали мне.

Подошёл я к этому делу творчески. Обесточить, так обесточить.
Подобрал на свалке металлическую рамку с крючьями, и задними дворами
по приставной лестнице на крышу кочегарки забрался.
Прямо передо мною провода от столба к кочегарке провисают.

Недолго думая крикнул своим - на штурм!! И метнул рамку в провода, где она крючьями и зацепилась, обеспечив короткое замыкание.
Успех штурма был ошеломляющий!
Провода трещали и искрились, свет потух не только в кочегарке, но и в окрестных домах. Подразделения СС в панике покинули рейхстаг, а с крыши я спрыгнул, позабыв про лестницу.

Что было потом лучше и не вспоминать.
Родители отлавливали нас, разбежавшихся по окрестному лесу, бригада электриков составила акт о хулиганстве, а батя отлупил меня ремнём.

Но я не жалею, Рейхстаг был наш.
Афганская история.

Когда я призывался, туда уже не забирали, 40-ая армия была выведена. Но есть несколько друзей на пару лет меня постарше, коих не миновало, об одном из них и хочу рассказать.

В общем, эти раздолбаи намылились в соседний кишлак за ганджубасом съездить. Уж не знаю, как они умудрились среди местных декхан такие знакомства завести, а поехали, разумеется, на БТР.

Там же на месте и дунули, и, как он мне рассказывал, вштырило их не по децки. Погнали они обратно в родную часть на максимальных оборотах. И тут фигак! Зацепились за что-то колесом, может за скалу, я не знаю. И колесо вырвало.

Не сказал бы, что они пригорюнились, скорее даже развеселились. Вылезли и попытались приладить колесо на место. Не тут-то было. C вершины грохнул гранатомёт и автоматные очереди, а их прёт уже не на ха-ха, а на измену и ребята заняли круговую оборону.

Описывал друган всё это в красках, трудно передать, учитывая специфику момента. В общем, говорит, у меня похожее чувство было, когда в DOOM позже резался. Хорошо сержант из-за спаренного КПВТ не успел вылезти и сразу прочухался.

Жёсткий бой с духами, разрыв гранаты и приятель очнулся только в госпитале. Позже выяснилось, что они случайно заблокировали переход через перевал отряда Турана Исмаила и тем самым обеспечили успех крупной войсковой операции.

Показывал он мне потом фотографию БТР-а, колесо боком, изрешечен осколками, и пока эту машину не эвакуировали позже с места боя, ребята после боя уже, намалевали краской на борту - "За Чудо из Железки!", за него то есть, значит.

Трое бойцов штатного экипажа и семь человек десантнтуры ещё с ними поехали. Легко отделались - кроме него с тяжёлым ещё у двоих лёгкие ранения, но все живы.

Сержант получил медаль "За отвагу", приятеля поощрили отпуском домой, и все как один - взыскание за самовольную отлучку.

Командир ему потом говорит:
- Ну, что сначала? Отпуск или гауптвахта?

Перевал остался за нами. То ли подмога вовремя подоспела, то ли конопля хорошая.
Ездил с матушкой и батей на их родину, в глухую деревеньку Тверской области.
Мне рыбку половить, им молодость вспомнить и дальних родственников проведать.

Ну рыбку-то я половил, а вечером собрались за столом родня и соседи.
Мужики местные самогон притащили, и начался вечер воспоминаний.
Бабушек и дедушек вспомнили и постепенно о войне разговор зашёл, и тут я много интересного про свою бабушку узнал:
- А правда Катя под обстрелом корову бегала доить?
- Правда. Все по подвалам сидят, а она к коровнику - у меня корова не доена!

Потом рассказали, вышла как-то утром за водой и разведчиков наших повстречала.
Бросилась к ним - родненькие, когда уже? А в селе немцы. Скоро, говорят, скоро.
На следующий день село трижды переходило из рук в руки, морская пехота брала.
- А что они кричали, когда в атаку шли?
- Они кричали: ааааа!!!

А после освобождения мой 17-летний дядя приписал себе один год и ушёл дальше с Красной армией бить немцев, а продвигались с боями медленно и трудно, и пока фронт был рядом, Катя (бабушка моя), носила ему на передовую пирожки, напечёт на всю роту... За 10 км. носила, потом за 15, за 20... Патрули останавливали, не пускали дальше:
- Ты с ума сошла? Под бомбёжку попадёшь!
Какое там.. уболтает и дальше идёт.

У меня после этих посиделок было такое чувство, что за один вечер я узнал о войне больше, чем из всех художественных фильмов, которые пересмотрел за всю жизнь.
История рассказанная Евгением Ройзманом - мэром Екатеринбурга.
Приехал немец в Екатеринбург, взял такси и дальше состоялась беседа между таксистом и немцем:
Таксист по дороге спрашивает:
- Почему так вот: вы, немцы, проиграли войну, мы вас разгромили! Почему вы живете лучше чем мы живем? ....
Замешкавшись, немец ответил:
- Вы где-то на миллиард долларов построили атомную могучую подлодку "Курск". И она утонула.... И с ней погибло 118 человек... А мы в конце 90-х в несколько раз дешевле построили возле Дрездена завод Фольксваген.
Там 7000 рабочих мест. Они делают по 1000 автомобилей Фольксваген Гольф в день. Может поэтому....
Как говорится, добавить нечего.... Только задуматься!
Вешающие на свои авто наклейки "1941-1945. Можем повторить!", не забывайте также повесить "1917. Пора повторить!" и "1937. Придется повторить!"
Скажем, дело было в Браденбурге, в артилерийской части западной группы войск. Дежурному лейтенанту звонит лейтенант с другой части, и говорит, что к обеду из местного зоопарка немцы привезут слонов на мойку. К приезду надо все новые секретные машины зачехлить, выставить регулировщиков, слонов помыть. И завертелось.
Наш лейтенант звонит на склад с просьбой выдать маскировочную сетку. И получает отказ. Звонит командиру роты, мол приедут немцы, надо выдать маскировочную сетку. Тот говорит, со складом разберусь, получайте.
Все машины были зачехлены и замаскированы. Звонок в роту регулировщиков, и вот уже они на перекрестках стоят в белых касках в ожидании.
Слонов нет и нет. Тогда наш лейтенант набирает начальника части, так и так, все готово, где слоны? - Слоны? - спрашивает начальник, - вы что там, все перепились? Я сейчас приеду.
По приезду, выслушав доклад и поняв, что это розыгрыш, начальник и говорит: - Какая мойка, -5° на улице, вода замерзла. Звони соседям, у них теплые ангары, пусть там моют...
Еще год одним из любимых тостов было "за чистых слонов" ...
Вдогонку истории про латиноамериканское имя Ленин. Эка невидаль! По всему миру коммунисты называли своих детей Владимирами, Ильичами, Лениными, также Сталиными и Марксами. Ильича Рамиреса Санчеса, например, знаете?
Но настоящий шок от всемирного распространения русской культуры у меня наступил в ходе беседы с одним курдским политиком из северной Сирии. Высылает мне фотку брутального чувака с пулеметом:
- Смотри, это мой брат Иван! Он сражается с ИГИЛ!
- Почему Иван? В курдском языке разве есть имя Иван?
- Нет, мой отец был коммунистом, и назвал сына в честь Ивана Грозного!

Более глубокого и всеобъемлющего понимания России я не встречал.
Попал я сегодня, почти случайно, в один из "бабушкиных домов". Ну, это, обычно, многоэтажки, где в основном преобладают старшие люди на социальном обеспечении. Часть из них выходцы из бывшего СССР. В основном евреи.
Уже на выходе столкнулся с парой. Он на инвалидной коляске и она, пробующая провезти эту коляску сквозь дверной проем. Обычно, центральные двери в таких домах имеют специальный доступ для инвалидов. Тоесть нету порогов, плавная смена уровней, автоматическая дверь. А вот боковые не всегда.
Обычно я не навязываюсь со своей помощью или предложениями. Особенно после того, как меня женщина отшила в метро Нью-Йорка. За то, что я ей место уступил. Но тут вижу, что советские. И не ошибся. Давайте,- говорю женщине,- Вы дверь придержите, а я коляску провезу.
Вот не знаю почему, но наших видно невооружённым взглядом. И одеваются вроде как все. И живут там же. И даже рта ещё не успеют открыть, а видно что русские. Она невысокая, но плотная. Лет 70 на вид. Из тех, что когда-то были "кровь с молоком". И он - непонятного возраста от 60 до 90. Средний рост, плотное телосложение, но худой. И такие специфические черно-седые волнистые волосы
Я развернул эту коляску, провез сквозь дверь и подъехал к как раз открывшемуся лифту. Пока выпускал людей, не задерживал входящих, ставил тормоз на колесо -дверь и захлопнулась.
Ситуация довольно глупая. Ни бросить дедушку, ни дальше везти. Ещё эта Фаина (мы уже успели познакомиться. Всё таки 20 какой-то этаж с постоянными остановками и перемещениями) всё причитает: "Как же ты, деточка? Ты же куда-то выходить собирался? Ах, оставь нас и езжай вниз". Я бы может и оставил. Но в глазах окружающих смотрюсь таким себе маленько внучком-сволочью. Типа, пришёл погостить. Забрал пенсию и даже с лифта готов смыться. Ладно,-думаю,- и так сегодня все дела закончил. Допру дедушку в квартиру. А он как-то странно смотрится. Как будто и не с нами. Никакой реакции на всю эту возню.
Оказывается Иосифу уже 96 лет, а Фаине 81. Она его вторая жена. Первая с двойняшками погибла в войну в Белоруссии, пока Иосиф на флоте служил. А у Фаины детей не было. Так сами сюда и приехали. Он пенсионером, а она ещё пробовала шить. Но возраст, незнание языка и машин не дали найти хорошую работу. Так вот и живут на пособие от государства. И вроде всё нормально. Приходит женщина убирать и готовить. Возят машиной к разным врачам. Квартира с двумя спальнями и видом на город. Но два года назад у мужа случился инсульт. Как раз после Дня Победы. Переволновался на праздновании. И теперь проблемы. Раньше он любил гулять возле озера. Не море, конечно, но воды много. А теперь это почти невозможно. Друзья такие же дряхлые. Детей нету. Сиделка им не положена. А ему тяжело без моря и в минуты просветления просит поехать на озеро.
Фаина гладила мужа по руке и поила чаем из ложечки. Я сжимал бублик в руке и смотрел на большой город у ног. Вот такая какая-то странная жизнь. Растил человек семью и всех потерял. Воевал, тонул, спасался, хоронил товарищей 7 лет на этой холодной и грязной воде. Работал как лошадь и ничего не заработал. И то пришлось оставить. Приехал в Америку. Имеет вроде бы всё! А его обратно тянет к воде. Паренька из местечка в белорусских лесах.
Мы стояли на берегу Мичигана. Дул довольно прохладный ветер. Она гладила его по голове. Он смотрел куда-то вдаль. На его лице ничего не отражалось. Только тени от туч. А я прятался за их спинами и украдкой смахивал слёзы. Был вечер 21 июня...
Народный врач Дегтярев
О его мастерстве хирурга, универсальности врача, рассказывали легенды, которые оказывались реальностью, и реальные истории, похожие на легенды.
Прокопий Филиппович Дегтярёв возглавлял Барановскую больницу три исторические эпохи – довоенный период, послевоенный и развитого социализма. С 1935 по 1974 год, с перерывами на Финскую и Великую Отечественную войну исполнял он обязанности главного врача.
Предоставим слово людям, его знавшим.
Анна Григорьевна Романова 1927 года рождения. Медсестра операционного блока Барановской больницы с 1945 по 1989 год.
В июне 45 года после окончания Егорьевского медицинского техникума меня распределили в Барановскую больницу. Прокопий Филиппович ещё с фронта не вернулся. И первую зиму мы без него были. Всю больницу отопить не могли – дров не хватало. Мы сами привозили дрова из леса на санках. Подтапливали титан в хирургии, чтобы больные погрелись. К вечеру натопим, больных спать уложим – поверх одеял ещё матрацами накрываем.
Потом Прокопий Филиппович с армии вернулся – начал больницей заниматься. Сделал операционный блок совместно с родильным отделением. Отремонтировал двери-окна, чтобы тепло было. Купил лошадь, и дрова мы стали сами завозить, чтобы топить постоянно. Когда всё наладил – начал оперировать.
Сейчас ортопедия называется – он оперировал, внутриполостная хирургия – оперировал, травмы любые… Помню, - к нему очень много людей приезжало из Тульской области. Там у него брат жил, направлял, значит. После войны у многих были язвы желудка. И к Прокопию Филипповичу приезжали из Тулы на резекцию желудка. После операции больным три дня пить нельзя было. А кормили мы их специальной смесью, по рецепту Прокопия Филипповича. Помню, - в составе были яйца сырые, молоко, ещё что-то…
Позднее стали привозить детей с Урала. Диагноз точно не скажу, но у них было одно плечо сильно выше другого. Привезли сначала одного ребёнка. Прокопий Филиппович соперировал и плечи стали нормальные. Там на Урале рассказали, значит, и за 5-6 лет ещё двое таких мальчиков привозили. Последнего такого мальчика семилетнего в 65 году с Урала привозили. Уезжали они от нас все ровные.
Он был очень требовательный к нам и заботливый к больным. Соперирует – за ночь раз, еще раз, и ещё придёт, проверит – как больной себя чувствует.
Сейчас ожогами в ожоговый центр везут, а тогда всё к Прокопию Филипповичу. Зеленова девочка прыгала через костер и в него упала. Поступила с сильнейшими ожогами. Делали каркасы, лежала под светом, летом он выносил её на солнышко и девочка поправилась.
В моё дежурство Настю Широкову привезли. Баловались они в домотдыхе. Кто-то пихнул с берега. И у неё голеностопный сустав весь оторвался. Висела ступня на сухожилиях. Прокопий Филиппович её посмотрел, говорит: «Ампутировать всегда успеем. Попробуем спасти». Четыре с половиной часа он делал операцию. В моё дежурство было. Потом гипс наложили – и нога-то срослась. Долго девочка у нас лежала. Вышла с палочкой, но своими ногами. Даже фамилии таких больных помнишь. Из Кладьково мальчик был – не мог ходить от рождения. Прокопий Филиппович соперировал сустав – мальчик пошел. Вырос потом, - работал конюхом. Даже оперировал «волчья пасть» и «заячья губа». Заячья-то губа несложно. А волчья пасть – нёба «нету» у ребенка. И он оперировал. Какую-то делал пересадку.
Порядок требовал от нас, чистоту… Сколько полостных операций – никогда никаких осложнений!
Гинеколога не было сначала. Всё принимал он. Какое осложнение – бегут за ним в любое время. Сколько внематочных беременностей оперировал…
Уходит гулять – сейчас зайдёт к дежурной сестре: «Я пошёл гулять по белой дороге. Прибежите, если что».
…Сейчас легко работать – анестезиолог есть. Тогда мы – медсестры - анестезию давали. Маску больному надевали, хлороформ капали. И медсестра следила за больным всю операцию – пульс, дыхание, давление…
Надю Мальцеву машина в Медведево сшибла. У ней был перелом грудного, по-моему, отдела позвоночника. Сейчас куда-то отправили бы, а мы лечили. Тогда знаете, как лечили таких больных? – Положили на доски. Без подушки. На голову надели такой шлём. К нему подвесили кирпичи, и так вытягивали позвоночник. И Надя поправилась. Теперь кажется чудно, что кирпичами, а тогда лечили. Завешивали сперва их – сколько надо нагрузить. Один кирпич – сейчас не помню, - два килограмма, что ли, весил… И никогда никаких пролежней не было. Следили, обрабатывали. Он очень строгий был, чтобы следили за больными.
Каждый четверг – плановая операция. Если кого вдруг привезли – оперирует внепланово. Сейчас в тот центр везут, в другой центр, а тогда всех везли к нам, и он всё делал.
Много лет добивался газ для села. Если бы не умер в 77-ом, к 80-му у нас газ бы был. Он хлопотал, как главный врач, как депутат сельсовета, как заслуженный врач РСФСР…
А что он фронтовик, так тогда все были фронтовики. 9 мая знаете, сколько люду шло тогда от фабрики к памятнику через всё село… И все в орденах.
***
Елена Николаевна Петрова. Медсестра Барановской сельской больницы 06.12.1937 года рождения.
Я приехала из Астрахани после медучилища в 1946-ом. Направления у нас были Южный Сахалин, Каракалпакия, Прибалтика, Подмосковье. Тогда был ещё Виноградовский район. Я приехала в райздрав в Виноградово, и мне выписали направление в Барановскую больницу. 29 июля 56 года захожу в кабинет к нему – к Прокопию Филипповичу. Посмотрел диплом, направление. И сказал: «С завтрашнего дня вы у меня работаете». Так начался мой трудовой стаж с 30 июля 56 года и продолжался 52 года. С ним я проработала 21 год. Сначала он поставил меня в терапию. Потом перевёл старшей медсестрой в поликлинику. Тогда начались прививки АКДС (Адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина - прим. автор).
У нас была больница на 75 коек. Терапия, хирургия, роддом, детское отделение, скорая. Рождаемость была больше полутора сотен малышей за год. В Барановской школе было три параллели. Классы а-б-в. 1200 учащихся. В каждой деревне была начальная школа – В Берендино, в Медведево, Леоново, Богатищево, Щербово – с 1 по 4 класс, и все дети привитые вовремя.
Люди сначала не понимали, - зачем прививки, препятствовали. Но с врачом Сержантовой Ириной Константиновной ходили по деревням, рассказывали – что это такое. Придём – немытый ребёнок. На керосинке воду разогреют, при нас вымоют, на этой же керосинке шприц стерилизуем, - вводим вакцину. Тогда от коклюша столько детей умирало!.. А как стали вакцинировать, про коклюш забыли совсем. Оспу делали, манту… Детская смертность пропала. Мы обслуживали Богатищево, Медведево, Леоново, Берендино, Щербово. С Ириной Константиновной проводили в поликлинике приём больных, а потом уходили по деревням. Никакой машины тогда не было. Хорошо если попутка подберёт, или возчик посадит в сани или в телегу. А то – пешком. Придём в дом – одиннадцать детей, в другой – семь детей. СЭС контролировала нашу работу по вакцинированию и прививкам, чтобы АКДС трёхкратно все дети были привиты, как положено. Недавно показали по телевизору – женщина 35 или 37 лет умерла от коклюша. А у нас ни одного случая не было, потому что Прокопий Филиппович так поставил работу. Он такое положение сделал - в каждой деревне – десятидворка. Нас распределил – на 10 дворов одна медсестра. Педикулёз проверяли, аскаридоз… Носили лекарства по дворам, разъясняли – как принимать, как это важно. У нас даже ни одного отказа не было от прививок. Потом пошёл полиомиелит. Сначала делали в уколах. Потом в каплях. Единственный случай был полиомиелита – мама с ребёнком поехала в Брянск, там мальчик заразился.
Вы понимаете, - что такое хирург, прошедший фронт?! Он был универсал. Оперировал внематочную беременность, роды принимал, несчастные случаи какие, травмы – он всегда был при больнице. Кто-то попал в пилораму, куда бежит – к нам? Ребенок засунул в нос горошину или что-то – сейчас к лору, а тогда – к Прокопию Филипповичу. Сельская местность. Привозят в больницу с переломом – бегут за врачом, а медсестра уже готовит больного. Я сама лежала в роддоме – нас трое было. Я и ещё одна легко разрешились, а у Зверевой трудные роды были. Прокопий Филиппович её спас и мальчика спас. И вон – Олег Зверев – живёт. Прокопий Филиппович и жил при больнице с семьёй. Жена его Головихина Мария Фёдоровна терапевт, он – хирург.
Раз в две недели, через четверг, он проводил занятия с медсестрами – как наложить повязку, гипс, как остановить кровотечение, как кровь перелить, - всему нас учил. Мы и прямое переливание крови использовали. А что делать, если среди ночи внематочная… Кого бы ни привезли – с переломом, с травмами… К нему и из Сибири я помню приезжали. Он всё знал.
Квалификация медсестёр и врачей – все были универсалы. Медсестра – зондирование. Он учил, чтобы мы были лучшими по зондированию. Нет ли там лемблиоза. Мы всеми знаниями обладали – он так учил. На операции нас приглашал смотреть. Он тогда суставы всё оперировал. Помню – врожденный дефект голеностопного сустава оперировал. Медсестёр собрал и врачей на операцию. Мальчик не мог ходить. Он его соперировал - мальчик пошёл.
…На столе у него всегда лежал планшет «Заслуженный врач РСФСР» и он выписывал на нем рецепты, назначения…
Какой день запомнился ещё – 12 апреля 1961 года. У нас через вторник проходила общая пятиминутка. Медсёстры докладывали все по отделениям, по участкам… И он вбегает в фойе больницы и прямо кричит: «Юрий Алексеевич Гагарин в космосе!» Он так нам преподнёс – все так обрадовались. И пятиминутки-то не получилось. Как раз все в сборе были. Большой коллектив! Одних медсестер 50 человек.
40 лет будет, как его не стало. Хоронили его все – барановские, Цюрупы, воскресенские, бронницкие, виноградовские… Такой человек! Мы сейчас говорим – почему мемориальной доски нет? Нас не станет – кто о нем расскажет. Нельзя забывать! Столько людей спас - они уже детей и внуков растят… Дети его разъехались, нечасто могут приехать, но люди за могилкой смотрят. Помнят его. И нельзя забывать!
***
Виталий Прокопьевич Дегтярев. Доктор медицинских наук, профессор Московского медико-стоматологического университета, Заслуженный работник высшей школы
Отец родился в Оренбургской области в крестьянской семье. Он и два его брата – Степан Филиппович и Иван Филиппович линией жизни избрали медицину. Отец учился в Оренбурге в фельдшерско-акушерской школе. Потом закончил Омский мединститут. В 1935 году он был назначен главным врачом Барановской больницы, в которой служил до конца, практически, своих дней.
Был участником финской и Великой Отечественной войн. На Великую Отечественную отец был призван в 42-ом. Это понятно, что в сорок первом Барановская больница могла стать прифронтовым госпиталем, и главный врач, хирург, был необходим на своём месте. А в 42, как немцев отбросили от Москвы, отца призвали в действующую армию, и он стал ведущим хирургом полевого подвижного госпиталя. Это госпиталь, который самостоятельно перемещается вслед за войсками и принимает весь поток раненых с поля боя. Отец рассказывал, что было довольно трудно в период активных боевых действий. По двое-трое суток хирурги не отходили от операционных столов. За годы службы в армии он провел более 20 тысяч операций. День Победы отец встретил в Кёнигсберге. Он был награжден Орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией», юбилейными наградами, а ещё, уже в послевоенные годы, - Орденом Трудового Красного Знамени. Ему было присвоено почетное звание Заслуженного врача РСФСР.
После возвращения с фронта отец был увлечен ортопедией. Он оперировал детей и взрослых с дефектами верхних и нижних конечностей, плечевого пояса и вообще с любой патологией суставов. Долгое время он хранил фотографии пациентов, сделанные до операции, например, с Х-образными конечностями или с искривлённым положением стопы, и после операции – с нормальным положением конечностей. А в 60-х годах он больше сосредоточился на полостной хирургии.
Он был истинный земский врач, который хорошо знает местное население, их проблемы, беды и старается им помочь. Земский хирург – оперировал пациентов с любой патологией. Травмы, ранения, врожденные или приобретённые патологии…. Все срочные случаи – постоянно бежали за ним, благо недалеко – жил тут же. По сути дела, у него было бесконечное дежурство врача. На свои операции отец собирал свободных медсестер и врачей – это естественное действие хирурга, думающего о перспективе своей работы и о тех людях, которые с ним работают. И я у него такую школу проходил, когда приезжал на каникулы из института.
Он заботился о том, чтобы расширить помощь населению, старался оживить работу различных отделений и открыть новые. Было открыто родильное отделение. Оно сначала располагалось в большом корпусе. А потом был отремонтирован соседний корпус, и родильное перевели в него. Позже открыли ещё и инфекционное отделение. Долгое время было полуразрушенным здание поликлиники. Отец потратил много времени и сил на ремонт этого здания. Поликлинику в нём открыли.
Отец очень хорошо знал население, истории болезней практически всех семей, проживающих в округе. Когда я проходил практику в Барановской больнице, после приёма пациентов случалось советоваться с ним по каким-либо сложным случаям. Обычно он пояснял, что именно для этой семьи характерно наличие такого-то заболевания… И то, что вызвало моё недоумение, по всей вероятности является следствием именно этого заболевания.
Отца избрали депутатом местного Совета. И он занимался вопросами газификации села Барановское. Много сил отдал разработке, продвижению этого проекта…
Своей долгой и самоотверженной работой он заслужил уважение и признательность жителей округи. На гражданскую панихиду, которая была организована в клубе, пришли жители многих окрестных сел, а после нее гроб из клуба до самого кладбища люди несли на руках.
Он был настоящий народный врач.
***
Главе Воскресенского района Олегу Сухарю поступило обращение жителей села Барановское с просьбой установить мемориальную доску на здании Барановской больницы, в память о П.Ф. Дегтярёве. Ещё жители просили, чтобы в районной газете «Наше слово» была опубликована статья о Прокопии Филипповиче.
Доску глава заказал, место для неё определили, статью поручил написать мне, и в сегодняшнем номере газеты она опубликована. Текст вот этот самый, который вы прочли. В Барановском газету ждут.
Добавлю ещё, что когда приезжал в Барановское сфотографировать эту самую дореволюционной постройки больницу, разговаривал ещё с людьми, и каждый что-то о Прокопии Филипповиче хотел рассказать.
И ещё оказалось, что такие уникальные врачи разных специальностей и в разных больницах района ещё были. Мне их назвал наш уважаемый почетный и заслуженный главный врач станции переливания Станислав Андреевич Исполинов.
Но, получается, - в нашем районе минимум четверо, и в других районах должно быть так примерно. Писать о них надо. Рассказывать.
Навеяло: "Рисовал человек, видимо, еще хуже меня :) Пустое практисски пространство, в верхнем углу несколько галочек, внизу буквы. "Не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей".

Были мы как-то на конкурсе по цветоводству, посвященном очередному сколькитолетию нашей самой-самой Победы. На пространстве примерно 5 на 5 метров из цветов разной окраски составляли композиции. Т.к. размер цветочного "пикселя" - сантиметров 10 в диаметре, то портреты с пейзажами - не особо удаются, но какая-нибудь красная звезда 2 на 2 метра на фоне российского триколора вполне получается.
И вот мы идем и смотрим эти бесчисленные звезды, штыки, контуры танков и самолетов, и прочую псевдовоенную лабуду, "изобрАженную" из цветочков. Там было штук 50 композиций, до опупения похожих друг на друга: звезда, штык, самолет, танк, триколор, звезда, штык, самолет, танк, триколор.
И вот мы подходим к цветочной композиции, которая очень сильно отличается от всего нами виденного.
Мы никак не могли понять, что должны обозначать все эти пятна из цветов различной окраски, казалось бы, бессистемно разбросанные по всей большой поверхности. Специально обошли эту композицию, подошли с нужной стороны, чтобы прочитать табличку с названием.
Прочтя табличку, мы застыли на пару минут в немом ступоре. Композиция 5 на 5 метров из случайно расположенных пятен разного цвета называлась "Карта боевых действий" :-).
Уже не помню, заслужили ли авторы какой-то приз (возможно, нет), но лично я приз бы им, наверное, дал - хотя бы за креативность...
Чаяния поросят очень важны в колбасном производстве.
АШОТ ВАЗГЕНОВИЧ

«Чтобы победить ветряные мельницы, нужно всего лишь остановить ветер»
(Из личных наблюдений)

Однажды, года два назад, я незаметно для себя стал Ашотом Вазгеновичем. Хотя, почему незаметно? Очень даже заметно, зазвонил мой телефон и началось:

- Здравствуйте, Ашот Вазгенович, вас приветствует рос-алямс-тралямс страховая компания, подходит срок переоформления страховочки на автомобиль «Соболь» с госномером…
- Извините, вынужден вас прервать, но, к счастью, я не совсем Ашот Вазгенович.
- Извините.
- Бывает.

…………..но, так продолжалось целый год……..

- Добрый день, Ашот Вазгенович, у вас заканчивается страховочка на автомашину «Газель».
- Послушайте – это уже не смешно! Вы целый год, звоните мне через день и называете Ашотом Вазгеновичем! В сотый раз я вас прошу, девушка, ну занесите вы, наконец, этот номер в наичернейшие списки, чтобы ни вы, ни ваши сообразительные коллеги больше меня не беспокоили! Я устал вас блокировать! Когда же кончатся у вас телефоны?
- Я вас услышала, извините.

………….

- Ашот Вазгенович? Добрый день. Подходит к концу страховочка на автомобиль Фольксваген». Будем переоформлять?
- Девушка, а ничего, что сейчас 8.45 утра, да еще и воскресенье? При том, что я два часа назад вернулся из аэропорта и пытаюсь срочно поспать?
- А вы, Ашот Вазгенович, на меня не кричите. Я, между прочим, о ваших автомобильных страховках пекусь. А если не хотите, чтобы вас беспокоили, выключайте телефон…

Пытался я дозвониться до начальства рос-алямс-тралямс компании, но мне вежливо ответили:

- Приезжайте в наш головной офис по адресу ул. Чертокуличевская д.13, там напишете претензию, мы ее рассмотрим в течение двадцати рабочих дней и дадим ответ. К сожалению, по телефону такие вопросы не решаются. Всего хорошего.

Ехать было лень, да и некогда.
В полицию тоже позвонил. Один раз. Барышня в трубке посочувствовала и тоже посоветовала обратится с заявлением в ближайшее отделение, но призналась, что шансов мало, ведь мне не грубят, не угрожают, а просто ошибаются номером, дело-то житейское. Нет состава преступления.
А сколько раз я намыленный выскакивал из душа в ожидании важных новостей с работы и оказывался Ашотом Вазгеновичем? И не сосчитать.
И вот, однажды, когда я был на съёмках в Венесуэле, зазвонил мой телефон и очередная любезная барышня сказала:

- Ашот Вазгенович?...

Мне очень захотелось разбить «трубу» о горячий асфальт Каракаса, но я сдержался и, неожиданно для самого себя, с легким армянским акцентом, весело ответил:

- Да, здравствуй, дорогая.
- Ашот Вазгенович, подходит срок переоформлять страховочку на ваш автомобиль «Хёндай» гос номер 456…
- Извини, моя хорошая, я совсем замотался и забыл вам сообщить, что неделю назад распродал все свои машины, все, все, все: бычки-мычки, газели-мазели, соболи-моболи. Просто решил уйти на покой, всё, хватит с меня.
- Как это распродали? А… «фольксваген Пассат»?
- Его в первую очередь. Продал всё и улетел обратно к себе в Армению. Удивляюсь, зачем не сделал этого раньше? Столько лет зря потерял в вашей холодной Москве. Знала бы ты - какие я сейчас ем баклажаны с орехами, слюной бы подавилась.
- Подробности меня не интересуют, я вас услышала. Всего хорошего, Ашот Вазгенович. Приятного аппетита.

И случилось чудо: вот уже почти год прошел с того счастливого дня, как я, тьфу-тьфу-тьфу, перестал быть Ашотом Вазгеновичем. Даже немного грустно.
Как там без меня «мои» газели-мазели…?
F: Почему украинская армия обстреливает Донбасс?
Q: Потому что там российская армия и идёт война.

F: Почему украинская армия не обстреливает Крым?
Q: Потому что там российская армия и тогда будет война.
Теперь позвольте пару слов без протокола.
Чему нас учит семья и школа?
Мы пораженьям рады до восторга
Своих охаять - запросто. Без торга.

"В мае 1905 года произошла Цусимская трагедия.
Между тем в России находились восторженные либералы,
которые по получении известий о гибели эскадры при Цусиме,
не дрогнув, составили приветственную телеграмму японскому императору,
поздравляя его с победой над русским самодержавием."
(цитируется по книге Георгия Александровского "Цусимский бой")
О пользе изоленты.

Военрук наш, Николай Семёнович, был предметом насмешек для всего класса.
Бывало показывает как с автоматом обращаться, рожок отстёгивает - и в карман.
А в кармане - дырка! Рожок бряк на землю и все ржут. Орехов фамилия его была.
И постоянно синюю изоленту с собой зачем-то таскал, полезная вещь оказалась.

Особенно Зайцев Олег потешался, на два года старше меня парень учился, в Афган
призвали, сначала на БМП-шке, потом пулемётчиком был. Два ранения, лихорадку
к тому же подцепил, пока перевал двое суток под дождём держали.

И вот, как-то весной, крутим мы брэйк-данс на хоккейной площадке и Заяц идёт..
Аксельбанты, дембель как-никак. А Орех козла забивает во дворе с мужиками.

Заяц подошёл, улыбается:
- Здравия желаю, товарищ подполковник!
- Отставить, Олег, не мешай.
- Николай Семныч, а рожки-то и правда удобно было изолентой сматывать!
- Ну... догадался, Олежик? И слава богу.. ты заходи, чаю попьём.
- Да я с ребятами.

Тут Николай Семёнович вдруг встал и оглядел своих соседей доминошников.
- Ну, тогда строй своих ребят в колонну по одному, и ко мне все шагом марш.
До утра просидели у него, чай пили и не только чай.
Узнали мы тогда, что воевода-то наш оказывается военспецем в Сайгоне служил..
А утром на призывной пункт надо было уходить уже мне, так получилось.

Поколебался я, и изоленту взял с собой зачем-то. Хрен его знает, как обернётся.
ДМБ-90, ЗакКВО.
- Мой дед прошел всю войну от Сталинграда до Берлина!
- Ганс! Прошел и убегал - таки разные вещи!
2
Стало принято делиться познавательными историями про войну.
Может кому интересно будет про дедов почитать.
Два деда у меня, один угодил в штрафбат за плен, а другой чудом избежал.

Дед Иван служил срочную, в 1941-ом году в Киевский котёл попал.
"Из пушки же я не могу застрелиться?" - так он говорил, когда вспоминал.
Освободили в 1944-ом, и штрафная. Во второй же атаке пол бока ему вырвало.
Выжил, дом поставил, ещё и детей жена нарожала.

А другой дед, Пантелей, молчаливый был очень.
"Съешь яйцо - хорошо будет", - самая длинная фраза, которую я слышал от него.

Отступали они после Вяземской катастрофы. 37 дивизий по лесам разбрелись.
Шли к своим, на восток. 2-ого октября удар, и уже 14 октября пал Калинин.
А до деревни дед только в ноябре дошёл, а через неделю там немцы объявились.
Он наверное думал, что и Красной армии как таковой уже и нет.
Их группа добиралась к своим лесами, тут родная деревня.
И дед дал слабину.. остался с женой в деревне, ну не пустила она его дальше.

В деревне его уважали, он там в период безвременья за главного стал.
Потом немцы пришли. Смотрят, мужика в народе уважают, ну и оставили старостой.
Баба Нюра говорила, что он смог втихаря контакт с партизанами наладить.
Догадываюсь, что для того и остался.

Потом морская пехота в декабре 1941-ого. Село три раза переходило из рук в руки.
Я бабу Нюру потом спрашивал:
- А что они кричали, когда в атаку шли?
- Они кричали - ааааа!

В ту часть, что деревню освобождала, записали его вместе с 17 летним сыном.
И пошли они уже на запад - "Если надо, повторим!"
А баба Нюра им на передовую харчи таскала, чуть ли не пирожки домашние.
Пока ещё далеко не ушли. Пантелей вернулся без ноги, подо Ржевом отморозил.

С Cергеем, сыном его, тоже неплохо вышло:
Рассказывал, как за водой пошёл, 17-летний пацан, а там немец у колодца.
И заставил его воду таскать для немцев, они собрались и ржут.
Но не таков был Серёга. Потом, у озера Балатон - всё им припомнил.
Вернулся живой, сестрёнке куклу привёз и шоколадный танк.
Матери три года было, а куклу ту вспоминает до сих пор.
Сегодня встречали День Победы. День с работы взял, деда забрал к себе. Целый день он рассказывал истории, вот одной поделюсь с Вами.

День "Победы" 9ого Мая 1945 и некоторые особенности железнодорожного транспорта.

Вот мы говорим День Победы. 9ое Мая. Праздник. Всё это так конечно, но почему-то большинство благополучно забывает что ещё была война с Японией. Были ещё десятки сражнений, тысячи погибших, и десятки тысяч раненных Советских солдат и офицеров. Мне кажется что было бы много правильней справлять День Победы в сентябре, а то как то получается что праздник праздником, но он не совсем полный.

Дед встретил 9ое мая в Новосибирске. Эшелон за эшелоном шли на восток, на ещё не объявленную, но уже запланированную войну. Настроение в эшелоне было с одной стороны приподнятое, а с другой стороны неважное. Да и как оно могло быть иначе? Солдаты и офицеры которые за 4 года повидали тысячи смертей и чудом уцелели, ехали опять воевать с очень опасным и жестоким врагом.

У деда настроение было именно такое, уцелел в Крыму 41м, на Кавказе 42м, под Смоленском в 43м, в Беларусии и Польше в 44, в Восточной Пруссии в начале 45ого. Очень хочется пожить после войны, а вот удастся ли? Хотя быть Ванькой-взводным тогда, а теперь командиром переправочного парка (это примерно как комбат) две большие разницы. Но ведь и комбаты тоже не заколдованные, их тоже убивают.

Эшелон идёт долго, там скучно. И естественно офицеры (да и солдаты иногда) нарочно отставали. Например, эшелон пришёл в Свердловск, отстал от эшелона, навестил сестру. Потом на следующий день на станции спросил, куда ушёл эшелон номер такой-то. А какой поезд туда идёт? Вот товарняк, вот пассажирский. Так и догонял.

А в Новосибирске с раннего утра, 9ого Мая пошла весть о Победе. И народ ломанул из эшелона праздновать. И он с другом опять отстал. Весь Новосибирск на улицы вышел, незнакомые целовались, обнимались, все фронтовиков тянули к себе домой. На столы ставили скромные припасы которых не было вкусней и самогон которого не было пьяней. Его с друзьяи затащили к себе старушки. "Старушки" смеётся он. "Мне, 23х летнему пацану они тогда они казались, старушками. А теперь то я понимаю что им может еле-еле 40 лет исполнилось." Вареные яйца, хлеб, горячая картошка и самогон. Весь день гуляли и было чувство огромного счастья. А эшелон естественно тем временем тю-тю на Восток.

Надо опять догонять. Товарняком медленно, предпочитали пассажирским. Запрыгнули в один вагон. Обычно проводники были нормальными, видят что офицеры едут. Ну спросят куда едешь? Ну отвечали, с японцами воевать. Те место находили, чаю давали, байки травили. А тут нарвались. Толи проводник принципиальный был, толи проверка какая, но весь поезд шерстили и набрали с дюжину таких офицеров, которые на пассажирском свои эшелоны догоняли. "Ах вы без билета, сволочи всех в коммендатуру сдадим. Трибунал вам будет" грозят.

Согнали их в тамбур, заперли. Мужики приуныли. Конечно дальше фронта не пошлют, меньше взвода не дадут, но чем чёрт не шутит. Лишь дед мой не унывал. У него был один маленький секрет. Удивительное дело, но менялись цари, генсеки, режимы, названия городов, и лишь одно оставалось неизменным (может даже и по сей день), это замки в поездах. Все замки открываются одним стандартным ключом. И моему деду, мой прадед, который был кузнецом, сделал такой ключ отмычку.

Дед всех и успокоил, распологайтесь, хоть и тесновато, но попытайтесь поспать. Прибыли на станцию, он дверь открыл, все офицеры вышли спокойно, он дверь обратно закрыл. Они весёлой толпой спрятались за соседним составом и видят шоу. Приходит проводник, начальник поезда, какие-то ещё строгие дядьки, открывают дверь и видят пустой тамбур. Проводник вопит, "как же, я их тут сам закрывал."

И тут дед с товарищами не выдержали, они высунулись между вагонами и дружно захохотали и показали языки. Грозные дядьки обернулись и 21-летние взводные, 22-летние ротные, и 23х-летние комбаты звеня орденами и медалями со смехом разбежались и помчались искать свои эшелоны. Ищите ветра в поле.

А до окончательного Дня Победы оставалось ещё долгих 4 месяца.
Историей про бакинца Витю от 8 мая навеяло.
Небольшое продолжение про прадеда, румынского парня, пулеметчика.
После войны и полутора лет лечения в Тбилиси его отправили домой. Вернулся, ну как вернулся- скинули с грузовика вещмешок и его, 60 кг весом, с разорванным незаживающим лицом, без зубов, с неработающими пальцами рук и 3мя осколками в теле- голова, спина и нога. А дома жена и дочь, и непонятно что делать дальше. До прихода войны был молодым крестьянином, середняком, пара коней, 12 десятин поля. Коней забрали румыны, отступая, землю отобрали Советы после войны в колхоз. Инвалид, никакой помощи поначалу не было - много их, инвалидов войны, без рук, ног, жилья и еды сидели и просили милостыню возле вокзалов и прочих мест. Правда, в голод 46-47 годов в МССР быстро исчезли (все со слов прадеда, были еще факты, о которых он рассказывал о голоде, о них просто умолчу, это слишком шокирует).
Сначала год по приезду пил (это сейчас психологи), по ночам держал оборону рядом с испуганной женой и дочкой. Но жить надо, пришел немного в себя, начал искать выход. Колхоз не вариант - толку там от инвалида? Сторожем разве что, да и то, не он один такой пришел. Пошел от безвыходности на риск - в сталинские, напомню времена, начал возить сало в другие регионы, челночничать то бишь. Изначально органы смотрели на это сквозь пальцы - ситуация была такая, так что про бакинца Витю вериться без труда. Возил сало чемоданами в Центральную Россию, на Волгодон, заходил в зекам строившим, им продавал, назад вез ткани, мыло и прочие в хозяйстве нужные вещи. Несколько лет жил так, но как было на кольце - " и это пройдет". Однажды подошел местный из "штатских" и сказал, что, мол, все Иван, завязывай и своим (в конце их несколько родственников ехало) скажи. Ну, прадед решил, что ему закон не писан, продолжал ездить. И вот, возвращаются они на поезде назад, и ,пока поезд тормозит, видят, что на перроне стоит наряд милиции, несколько человек в штатском, среди них местный. Ясно, за кем стоят. Прадед быстро сует проводнику 25 рублей( большие деньги на тот момент) и просит открыть сначала двери от перрона. Проводник открывает, они спрыгивают и чемоданами бегут, пока проводник возиться с дверями на перрон. Забежавшие в концов концов в вагон штатские и наряд опаздывают. Но понимая, что это далеко не конец, прадед сбрасывает товар у знакомого еврея, и пулей в родное село. Там заходит в чайную (село было большое), берет бутылку, выпивает 3 стакана почти закусывая, и бьет морду стоящему рядом товарищу. Драка, местный участковый тоже попадает под раздачу, разнесли половину чайной. Ну, скрутили, повели оформлять. Тут подъезжают штатские и наряд, бегут к прадеду, мол, вот он ты, спекулянт и прочее, стоять, думал, с поезда убежишь - и все? Прадед смотрит на них -"Какой поезд? Ты сдурел чтоль?". Участковый подтверждает- да он пьяный тут чайную разнес, на меня руку поднял, еще парочку разукрасил (ну, по времени не очень сходилось, но штатские на машине ехали дольше, чем он добрался). Выражение лица штатских мы можем только представить, история их не запечатлела))
А за драку прадеду ничего не было - инвалид, контузия, желтая карточка. Ну, максимум, в психдиспансер могли отослать на лечение, но решили замять.
Правда, больше не спекулировал, урок был усвоен)
Вот так, маленький, не совсем лубочный, экскурс в то время.
ДЯДЯ ВИТЯ

Витя – коренной бакинец. Всю свою жизнь он прожил в старом городе неподалёку от Девичьей башни. После школы успел поработать в порту, но вот жениться так и не успел. В девятнадцать ушёл на фронт, но очень скоро вернулся. С одной рукой и без обеих ног. Мать умерла, пенсия совсем крохотная, хорошо, что хоть старшая сестра иногда навещала, хлеба подкидывала. Всё что ему оставалось – это сидеть целыми днями у окна и со своего третьего этажа смотреть на улицу, любоваться пейзажем.
Однажды, уже после войны, под окном проходили старые портовые друзья. Слово за слово и с того дня, началась у бедолаги новая жизнь, стал он табачным магнатом, а по-советски - мелким спекулянтом.
Вите приносили коробки разных заморских сигарет и он бойко торговал ими оптом, в розницу и даже поштучно. Кодовый стук в дверь, Витя открывал, и, ползая между ящиками, выдавал покупателю какое-нибудь Marlboro и отсчитывал сдачу.
С утра и до утра шла бойкая торговля. Знакомые, незнакомые, да почти весь Баку покупал у Вити сигареты. И не сказать, что это приносило большой доход, но все же, какое-то движение, да и живые люди вокруг.
Даже некурящий участковый, спасибо ему, глаза закрывал. Видимо, тоже фронтовик.
Однажды заглянул соседский пацан Али, он протянул мелочь, получил свою сигаретку, попрощался, но на выходе остановился, помялся немного и добавил:

- Дядя Витя, я хочу вам сказать одну очень важную вещь. Вы больше не пускайте никого к себе в квартиру, торгуйте только через окно. Просто поверьте мне. Так вы намного больше заработаете.
- С чего это?
- Я не могу вам сказать. Просто послушайте моего совета. Клянусь, что для вас так будет лучше.
- Да, какая разница? Я не пойму. Что в дверь, что в окно. Ты толком можешь объяснить? Ерунду говоришь. Да и очередь внизу соберётся, пока я одной рукой корзиночку на веревочке туда-сюда гонять буду. Что за глупости? Пусть сами поднимаются ко мне, у них вон ноги есть.
- Дядя Витя, давайте так – попробуйте поторговать недельку через окно - не понравится, вернётесь к старому - пусть все и дальше к вам домой ломятся. Что вы теряете? Все очень просто - покупатель придёт под окно, дёрнет за веревочку - у вас колокольчик зазвенит, не прозеваете. Хотите, я вам даже колесо с ручкой помогу к стене приделать, чтобы корзинку удобнее было спускать и поднимать? С ним вы и одной рукой справитесь. Только у меня большая просьба – никогда и никому не выдавайте, что это я вам посоветовал, а то меня убьют. И не спрашивайте «Почему?».
Витя задумался и нехотя, но всё же согласился. Поторговал неделю через окно, было хлопотно и неудобно, но странное коммерческое чудо все же случилось – хоть объёмы продаж вроде и упали, но прибыль при этом почему-то не уменьшилась, а даже как-то возросла. Дело резко пошло в гору, вот и сестре с племянником денежку отсылать начал.
С тех пор до самой своей смерти (где-то в конце семидесятых), дядя Витя каждый раз, когда замечал из окна Али, подзывал и спускал ему в корзинке презент - какую-нибудь иностранную сигаретку.
Эту историю мне и рассказал седой бакинский старичок по имени Али.
А секрет коммерческого успеха его совета был прост и до обидного банален: когда в квартиру к дяде Вите толпами ходили покупатели, то каждый второй из них безбожно обкрадывал беднягу – кто пачку под шумок умыкнёт, а кто и две.
Когда ты с одной рукой, без обеих ног и ростом не выше коробки, то особо за товаром не уследишь…

Рейтинг@Mail.ru