Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
17 мая 2000

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Произошла эта история (по рассказам) в НГУ.
Был препoд с фамилией Шпак. Его особенностью было то, что на экзамене,
раздав билеты, он садился и читал газету, делая вид, что ничего
не видит.
Но в газете была маленькая дырочка, через которую он наблюдал
за студентами. Естественно, что скоро все узнали о его приеме.
И вот однажды на очередном экзамене через дырочку он видит, что один
студент кинул записку другому. Он вскакивает и забирает бумажку.
Разворачивает и читает:
"СПОКОЙНО ШПАК, ЭТО ЕЩЕ НЕ ШПОРА"
22 апреля в Америке такой деньгеолога, до к-рого в России еще
не додумались - Recycling Day (Earth Day), т.е. День Утиля.
В этот день все друг другу рассказывают, как все нужно утилизировать
экологически - бумагу, бутылки, всякое говно, смотреть маркировки
на упаковках, бойкотировать фреоны. Часто звучит слово community.
Все чувствуют себя хорошими, правильными людьми.

Вообще, дорогие телезрители, все очень сложно. И в частности, непросто
с мусором в сельской Америке. У нас на улице Вязов - "in the residential
green, fawn, and golden of a mellow academic townlet" - его забирают раз
в неделю, по вторникам рано утром. В первый вторник у меня ничего
не забрали. Оказалось, что нужно было выставить мусорный бак к обочине
(ярда три от того угла двора, где он стоял). В понедельник вечером
я так и сделал, но бак опять остался полным. Ситуация начала становиться
фольклорной. Утром третьего вторника я сидел в засаде. Подъехала
мусоровозка, и из нее вместо Конька-Горбунка вылез некоторый аналог -
жирный Кинг-Конг. (Второй такой же остался в тачке, потому что был
таких уже размеров живота, что, видимо, просто не мог оттуда вылезть,
а был как бы built-in.) С криком Sonuvabitch! схватил бак одной рукой,
покрутил над головой, поставил на место и сел обратно в тачку.
Эй, камон, заорал я, ты чего мусор-то не забираешь? Сэр, заявил
Кинг-Конг, я не имею права поднимать больше 20 фунтов. И уехал.

Честно признаюсь, я малодушно звонил лендлордам и в мусорную контору.
В названии последней, разумеется, фигурировало - угадайте, дорогие
телезрители, какое слово? Правильно, community. Думаю, что по-русски
это значит "соборность". Ну и вот, мимо денег. Оказалось, речь идет
о социальных устоях, правах человека, законах штата и юридически
закрепленных трудовых нормативах техники безопасности. Теперь я очень
строго слежу за тем, чтобы не валить в один пакет больше 20 фунтов
мусора, потому что иначе они будут украшать собою улицу Вязов
до скончания веков как памятник реализованной масонской мечте
о светлом будущем человечества - социальной справедливости, в силу
которой ни одна зажравшаяся сволочь не смеет эксплуатировать честных
американских пролов.

Ладно. Я обнаружил во дворе еще один бак с надписью Recycling. Я же
в принципе неглупый человек, понимаю - экология. Туда я свалил газеты
и бутылки и выставил на обочину. Ресайклинг - другая контора, нежели
мусорная, но тоже коммьюнити, та же мусоровозка и те же культурные
герои рабочего класса.

Не взяли. Оставили мне разъяснение - роскошный бланк на плотной бумаге
с цветной полиграфией, заботливо заполненный Кинг-Конгом - надо газеты
и бутылки класть в разные пакеты.

Положил в разные. Не взяли. Надо было стеклянные бутылки отдельно,
пластмассовые отдельно. Газеты по этому случаю тоже остались на месте.

Поделил бутылки. Не взяли - немытые потому что.

Мне стало интересно. Помыл.

Не взяли - без крышек.

Я собрал крышек. Надел на свои мытые бутылочки.

Не взяли. Крышки надо было надевать только на пластмассовые бутылки,
а на стеклянные нет.

За два месяца серьезных усилий мне не удалось пристроить в ресайклинг
ни унции утиля. Теперь я валю в пакеты по 20 фунтов все подряд, пусть
сжигают, как говорил Заратустра. Утешением мне служит коллекция
симпатичных разъяснительных бланков - отчет о моей экологической
деятельности. Несостоявшейся экологической карьеры мне не жаль -
я не честолюбив, было бы сердце согрето жаром взаимной любви, и все бы
хорошо, но мрамора моей души коснулся червь сомнения - а чем вообще
занимается муниципальный соборный ресайклинг? Как вообще эта контора
существует, интересно? Нет, я все понимаю - из бюджета, но все-таки
ну не настолько же, а?
Один мой приятель, ну скажем Леха, потерял сберкнижку, на которую
ему стипендию переводили.(Это теперь такая мода в Универе, кто не знает)
Ну, там правила суровые - за восстановление - штраф 50 руб. Короче,
занял он полтинник, и идет в сберкассу. Пришел, подходит к милой даме
кассиру и, стало быть, излагает свои печали...
Она ему: Фамилия?
Леха: Ворошилов.
Тетенька говорит:"АГА!..", берет паспорт и скрывается в недрах
сберкассы... Проходит несколько томительных минут, и вдруг...
С тихим скрипом открывается дверь, оттуда появляется ствол,
за ним перепуганный мент в голливудской позе (ноги полусогнуты,
глаза выпучены, на лице выражение типа Я БРЮС ВИЛЛИС, И ЩАС ВСЕ ЛЯГУТ).
Мент продвигается внутрь помещения, попутно снимая пистолет
с предохранителя.
Дальше слышится дикий грохот, и в помещение вваливаются бойцы СОБРА
при полном параде (что характерно, с автоматами наперевес).
Раздаются крики "ВСЕМ К СТЕНЕ!!! ну и т.п.
Леха, охренев, пытается понять, за что же пришли его брать.
На шум выбегает та самая тетенька с Лехиным паспортом....
"Развязка близка, сейчас будут убивать",- думает Леха
На тетенькин вопрос "в чем дело?" мент отвечает:
"У ВАС СРАБОТАЛА СИГНАЛИЗАЦИЯ"
Т.: "ни фига у нас не сработало..."
М.: "нет, у нас на пульте сигнал - в отделении 1654 - нападение..."
Т.: "но ведь это отделение 1655, а 1654 находится в другом корпусе...."
немая сцена. Мент спрашивает "Да?...
После паузы вся их тусовка с диким грохотом, на сверхзвуковой скорости
сматывается в отделение 1654...

Да, сберкнижку Лехе бесплатно вернули...
Учусь я в одном английском универе. И есть у нас так называемые
University Parks - большой такой парк(и) с полями для регби и других
крикетов. Там еще есть лужайки, чтобы на них отдыхать, и дорожки,
чтобы по ним ходить. Однако, ездить на велосипедах по дорожкам
запрещается, и вообще с великом тебя в парк не пустят. Ну а если
вошел ты как-то - могут оштрафовать сторожа. Единственные разрешенные
транспортные средства в парке - это маленькие такие грузовички
и трактора, на которых сторожа эти и рассекают: не только чтобы
велосипедистов ловить, но и чтоб за растениями присматривать.
И вот, значит, иду я днем сегодня через парк. Только в него захожу
и - представьте - вылетает на меня этакий маленький грузовичок
со сторожем внутри, а в кузове - чей-то конфискованный велик, значит.
Ну думаю - жаль кого-то! Прохожу по дорожке еще 10 метров - из-за
поворота (из-за кустов) вылетает маленький трактор, на полной скорости
преследующий грузовик. На тракторе сидит лицо кавказкой национальности,
рулит и орет (по-русски но с жутким грузинским акцентом):
- ТЫ, БЛЯ, ВЭРНИ ВИЛОСИПЭД, СУКА!!!!
А еще через несколько метров мне попался еще один сторож, у которого
похоже только что кто-то угнал трактор (:-)), ковыляющий вслед первым
двум героям и отчаянно матерясь по-английски, требуя отдать трактор!
Можно только представить, как разворачивались события до того, как
встретил всех троих!!!
История в двух частях, но от этого не теряющая смысла.
Привелось мне некогда учиться по обмену в университете горделиваго
Барсучьего Штата, и, как известно, чтобы пить там андерейдж (в смысле,
молодой ишшо), - разговора нет, нельзя - так нельзя. Жили мы там
в двухместных номерах с америкосами, ибо такова была наша программа
обмена (чтоб мы, в смысле, делились с ними культурою своей страны).
Ну вот и поделились.
Нумеро уно.
Пить-то нельзя, но кто проконтролирует, когда День рождения у кого-то?
И наждралися все ужастно, я в том числе - причем, наверное, был среди
прочих рекордсменом. А «прочих» было немало, причем, почти из всего
бывшего соцлагеря. «Виновника» торжества забирали все вместе из сортира
после стука в дверь арэя (Resident Assistant) и его слов: «Заберите там
своего; я никому ничего не настучу, хотя обязан, но он в писсуаре спит».
Но не об этом речь. По возвращении в свою комнату залег я на свой второй
коечный этаж и посреди темныя ночи не успел дойти до вышеупомянутого
сортира и соделал все мне положенное (орально) прямо на пол сверху.
Наутро - настроение и ощущения, надеюсь, все понимают, - вскочил
и бросился за тряпкой и ведром со словами, обращенными к просыпающемуся
соседу:
«Рэнди... это... тут все - блевота... пардон».
На что этот флегматичный сын сырных ферм просто оглядел свои сумки,
предназначенные для запланированного на тот день отъезда домой
на каникулы, снял с одной из них уж чересчур вызывающе налипший кусок
пиццевого помидора и изрек просто и по-английски (что не удивительно):
«I see».
Нумеро дуэ.
Через месяца полтора у этого Рэнди было посвящение в университетскую
футбольную команду. Протекало оно в форме неумеренного употребления
пива в виде «пьяного футбола», «пьяного бейсбола» и пр. Короче, приперся
Рэнди в номер часам к 4-м утра - с двумя первокурсницами, видимо,
и, видимо, конкретно трахал их всех всю ночь. Не знаю точно, ибо
интеллигентно тут же убыл в телекомнату общежития (Рэнди ко мне тоже
бывал частенько интеллигентен в минуты моих половых слабостей). Прибыл
под утро, чтобы забрать учебники и чесать учиться. На кровати Рэнди
я застал сцену, частенько видимую на определенного рода картинках
в формате JPEG в И-нете. Но главное - это то, что он оторвался от своих
дам, посмотрел на меня совершенно прозрачными глазами и изрек типично
американскую фразу, которая здесь приобрела совершенно новый оттенок:
«Want some?» - типа «Хочешь?», но в переводе теряется колорит.

Прощались мы с ним в конце года, как родственники.
Ужасная история. Районный центр. Рассказывал доктор, который проработал
там 16 лет, знал там каждую собаку и все знали его, и не только собаки,
и уважали. Был у доктора знакомец, старенький уже дед, но порох держал
сухим и самогонку гнал в больших количествах. Пришел наш доктор к нему
как-то раз, а дедок плачет сидит и пьяный в жопу. Что с тобой случилось,
дед? А тот ему представь, говорит, пидарасы в нашей семье завелись,
и еще пуще прежнего слезами заливается. Доктор весь в осадок выпал,
ты че, мол, старый о каких-то пидарасах вспомнил? Дед голову поднял,
посмотрел так твердо и говорит, что мол нет, не бывать этому, не будет
у нас пидарасов в семье, слезу со щеки смахнул и к самогону потянулся.
Доктор, чувствуя нехорошее, тоже себе самогонки налил. Ну и где твой
пидарас, спрашивает? Дед отвечает, прищурившись, да вот, на чердаке
повесил. И снова в слезы. Потом спрашивает: хочешь посмотреть? Доктору
совсем, совсем пополохело, вспомнил он, что у дедка два сына, один
в городе живет, второй приехать должен был на днях. Хватанул он цельный
стакан самогонки для храбрости, ну давай, дед, показывай, что натворил.
Повел дед его на чердак и видят они - висит повешенный .... кот!
Представляешь, снова дед затянул свое, пидарас, и всхлипнул.
То я смотрю от него кошки бегают, а тут давеча захожу на чердак,
а его соседский кот наяривает, аж дым у моего из задницы идет!
Нет, не бывать пидарасам в нашей семье, я тут же петельку ему на шею
и повесил его, пидараса!
Жалко, ребята, п.. упс, котика.
Преподаватель нам сегодня на философии рассказывал, что раньше на кол
сажали по-разному: врагов на шершавый, друзей на политый маслом.
И тут кто-то из толпы спросил: "А когда это было?"
А я не удержался и громко ответил: "В прошлом семестре".
Народ смеялся долго и громко, а вот преп на меня ТАК посмотрел,
что я понял - тяжело сдавать мне будет!
Сами мы туристы, и вот, значит, сидим вечерком около костра, чай пьем.
Со сгушенкой - вкуусно, но мало..
Тут товарищу в кружку жук какой-то офигевший падает, и, как метеорит
на дно - там сгушенки больше.
С криком ААААА товарищ судорожно начинает рыскать в банке в поисках
жука.
Находит.
Внимательно смотрит..
Кричит:
- Бля, не тот!!!!
археолог гребаный..
Было это буквально вчера вечером. Я позвонила своему знакомому
в подмосковный город Пушкино. Номер у него непрямой, то есть надо
звонить через восьмерку, попадаешь на телефонистку, называешь ей
свой номер телефона, имя, и она уже дозванивается до абонента через
некоторое время.
Я позвонила, заказала, все нормально, потом ко мне в гости пришел
друг детства, мы с ним выпили бутылку аперитива. Сидели, разговаривали,
радовались встрече и жизни вообще, в полном отрыве от реальности...
Вдруг звонит телефон. Я снимаю трубку (при этом в комнате на полную
мощность орет металл, слышно плохо), а из трубки издевательским тоном
спрашивают: "Пушкина заказывали?"
Я уже успела забыть про звонок :-)).
Отвечаю: "Девушка, сейчас час ночи, не надо прикалываться." И кладу
трубку.
Через минуту опять звонят: "Это вы Пушкина просили?"
Я (с железом в голосе): "Нет".
Не успела положить трубку, опять: "Это вы Пушкина просили?"
Я просто швыряю трубу.
Через минуту снова: "Соединяю с Пушкиным..."
Я уже вне себя. Ору: "Да хоть с Толкиеном соединяйте!!!"
Девушка, полистав чего - то в трубку, абсолютно серьезно:
"Сегодня с вашего номера попросили Пушкина..."
Я сажусь размышлять, кто бы это мог меня так наколоть...
До меня дошло минут через пятнадцать...
Вот так. Пить вредно, а телефонистки - вообще группа морального риска.
Эту зарисовку мне рассказывал дед, в начале 50-х служивший в Польше:

Советские и польские солдаты, когда оказывались вместе, часто менялись
всем, что можно было отодрать. Один доблестный красноармеец, вроде бы,
грузин, был не в духе, и когда один поляк предложил обменять звезду
с фуражки на его орла (оттуда же), наш товарищ отчеканил буквально
следующее: "Да на хуй мне твой орел нужен? Чтоб он мне на фуражку
насрал?" Интересно, говорят ли то же о нашем орле военные теперь...

P.S. Базовые матные слова из этой фразы в польском те же.
Сидим - вижираем (в смысле выпиваем - говорить с акцентом).
Повод - приехала мама жениха сватать невесту. Сначала все было
прилично: общение на "Вы", взаимное ухаживание по вопросам полноты
еды и выпивона в посудах. Дальше - круче. Начался обзвон родственников
по телефону и приглашение на свадьбу. Сначала обзванили москвичей,
потом области, потом дальше в глубь ближнего зарубежья. А звонил всем
папа невесты - добрый, порядочный и внимательный человек. Остался
последний родственник. К тому времени можно себе предсавить, сколько
было положено сил на запрокидованием стопок с "праздничной водичкой".
И вот кульминация, разговор звонившего:
- Овик, дорогой! Как живеш? А мы тут вижираем, - смотрит мутным взглядом
на сватью, жену свою, попал в поле зрения и жених - Серега - всех
по два - по три человека (алкоголь, видите ли). И дальше поясняет
в трубку:
- Дочь замуж выходит - к нам сватья приехали, женихи и этот, как его -
Серега.

На следующее утро все смотрят на папу, в глазах немой вопрос:
А сколько нас сейчас?

Спустя два года после свадьбы он признался, что помнит все это,
и разрешил написать сюда.
Лучшая история за 06.01:
Арик Мейцман торговал в Малаховке ёлочными игрушками. Нельзя сказать, чтоб это был такой уж ходовой товар, особенно с учетом того, что где как, а в Малаховке Новый год случался только один раз в году. И уравненные советской властью дети разных народов почти не вспоминали о Рождестве и других календарях. К тому же и редкий тогда в Подмосковье навруз и более привычный для Малаховки рош-а-шана как-то обходились без игрушек. Так что горячие денечки у Мейцмана приходились только на вторую половину декабря одновременно со стойким запахом хвои и поиском дефицитной жратвы.

Вообще в семье предполагалось, что Арик будет часовщиком, как папа и дед. В углу старого рынка даже имелся фамильный скворечник, куда с трудом помещался соответствующий Мейцман читать дальше
Рейтинг@Mail.ru