Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
24 июля 2001

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
ПРОЛОГ: Зима. Начало 90-х. На 90% иностранная фирма в Москве (все
иностранцы - ирландцы). Образ жизни еще тот - работа до опупения, пара
пинт в ирландском баре, тревожный сон, передвижение только с шофером.
И так все по кругу.

ИСТОРИЯ: Решила я порвать сей злополучный круг и свозить свою
непосредственную начальницу на зимнюю дачу под Рязань. Надо сказать, что
для полноты ощущений решила я это сделать как большинство россиян в
зимнее время - на электричке и автобусах. Сначала она подивилась
масштабности наших вокзалов, а затем и " прохладности" наших зимних
лепестричек. Глазки за два часа поездки остекленели (она еще была одета
по-летнему и состояла в обществе охраны животных и окраса натуральных
шуб баллончиками с химикатами). Худо-бедно, добрались. Дача, собственно,
находится в обыкновенном селе и в зимний период за ней присматривают
местные аборигены. Они-то и попались нам по приезду. Посмотрели они на
это обмороженное создание, обласкали меня легким матерком за попытку
преднамеренного убийства иностранки в 30-градусный мороз (первый раз
они в живую иностранца-то и видели). Люди добрые и беззлобные решили
принять непосредственное участие в ее судьбе. Для удобства ее
передвижения по сугробам принесли одежку - свеженькую доху на меху и
валенки 46 размера. Пискнула моя иностраночка по поводу бедных животных,
но жизнь своя вроде как более дорога, и оделась в сие убранство. Видок
был еще тот, так как валенки как раз повыше колен заканчивались. Так она
и передвигалась два дня. Соседи решили продолжить опеку и поднесли дары
в виде деревенских яств и самогоночки. Выпили мы эту самогоночку и
захотелось моей иностраночке в ватер-клозет (при дневном свете я
показала ей сооружение на задах). Залезла она в ходули-валенки и на
двор. Через полчаса стала я беспокоиться о ее здоровье, и мучили меня
мысли по поводу возможного примерзания мягкого места к деревянному
унитазу, провалу в яму под унитазом и т.д. В общем, минут через 40 пошла
я на поиски тела. Оказалось, что бедная ирландка все это время искала
спусковое устройство к унитазу. Еле ее обратно уволокла, объяснив, что
это кабинка - автомат и все там само собой происходит (потом я плакала
часок по этому поводу). Далее была баня с вениками и нырянием в сугробы
(полсела сбежалось на ее визги), первый раз на лыжах (перепахала всю
снежную целину на лугу) и вопросы к рыбаку на местном озере про то, чем
же там рыба дышит (мужик коловоротом хотел у ее виска покрутить).
Местные от ее вопросов припухли и до сих пор верят, что иностранцы, а
ирландцы в особенности - инопланетяне. Вернулись мы в Москву: я - уставшая
и зарекшаяся привозить иностранцев в экзотику, она - довольная и
несколько ошалевшая от всей этой экзотики.

ЭПИЛОГ: Начальник службы безопасности вызывает к себе на ковер. Долго
моет мне мозги про визовой режим и необходимость предупреждения о
дальних поездках. Грозит увольнением. Я, понурая, удаляюсь, тихо матерясь,
но в дверях получаю убийственный вопрос: Как это мы так на поезде успели
доехать до Сибири и вернулись? Иностраночка моя решила по глобусу
сориентироваться и, запомнив первую букву города К, подумала, что мы были
где-то за Красноярском, а это была всего лишь Коломна (100 км от
Москвы). Географ, елы палы. Потом мы с этим начальником вместе долго
плакали, смеяться не было сил. А иностраночка моя долго делилась
впечатлениями с друзьями, говорила о загадочных русских и красоте
СИБИРИ.
Мой друг работает в дежурке одного из московских отделений милиции.
Однажды кто-то из его сослуживцев после опасного трудового будня стал
готовится к долгой дороге домой (в какой-то Мухосранск). Но силы свои
не рассчитал, и подготовился настолько основательно, что доставить тело
мужественного сотрудника домой никто из более трезвых товарищей по
оружию не решился. Приняли единственно правильное решение - оставить
тело в отделе. Но время позднее, все кабинеты заперты, не в клетку же
его к бомжам! Посовещались и решили уволочь его в подвал. А помещение
старенькое, водопровод часто прорывает, и дабы боец не утоп, на пол
ставят четыре кирпича, на них кладут деревянную дверь, а уж сверху -
тело. А чтобы тело ночью не пошло чудить, свет гасят, и дверь в подвал
запирают - спи, Вася! Конечно, воду именно в эту ночь прорвало, и тело
Василия, конечно, очнулось! Ситуация Васе нарисовалась унылая - темнота,
тишина, и главное, он на плоту, а куда грести, неизвестно! Греб до утра,
во всех направлениях! Боролся за жизнь как Ди Каприо, исполняя Варяга!
Вылетаем из Бишкека в Новосиб. В Киргизии год туризма и нас с рюкзаками
пропускают без лишних вопросов.
Но молодой сержант имеет инструкцию записывать паспортные данные всех
не-резидентов.
Проходим в его "офис". После вопроса о том, что мы летим вместе и
фамилия у нас общая, он решает упростить задачу и не записывать данные
моей жены.
Тщательно выписывет на листок из школьной тетрадки ФИО, номер и место
выдачи, прописку, несколько озадачивает нас вопросом женат ли я и
спрашивает о месте работы.
Отвечаю: "Шлюмберже".
Сечжант: "Че?"
Я: "Компания такая, Шлюмберже называется."
И тут он выдает: "Я лучше напишу, что временно безработный"...
Не уверен, что у нас получилось не заржать до двери.
Один мой знакомый - крутой спец по приколам. Причем для этого у него дома
предназначено буквально все - от мебели до компа. В последнее время он
увлекся довольно специфическими приколами, основанными на замене ваших
документов на прикольно-поддельные. Ессно, что все - с помощью своих
верных помощников в этом деле - компа, принта и ламинатора (на досуге он
подрабатывает оформлением курсовых и т.д.). Тут и я недавно попался.
Как-то засиделся я у него очень поздно - смотрели видак. И остался
ночевать, тем более, что с утра вместе собирались ехать на рынок
покупать для моей машины всякие прибамбасы. А друг спать не пошел, засев
за свой комп. И вот утром, еле встав и залив в себя кружку кофе, мы
садимся в машину и трогаемся в сторону авторынка. И вот недалеко от
проспекта Энергетиков тормозит нас ГИББДшник. Я-то знаю, что у меня все
в порядке и, не волнуясь и не глядя, достаю из бумажника водительское
удостоверение. Он долго смотрит на него, потом на меня. И говорит: "За
такие приколы можно и на штраф нех...ый попасть!" Я не понимаю, в чем
дело. Тут он показывает мне мое удостоверение, а там на меня смотрит
бородатая рожа и надпись "Шамиль Басаев"... Причем карточка отлично
заламинирована. А этот кадр (друг) сидит слева от меня и загибается.
И не лень было Ромке сидеть всю ночь? Да еще, гад, в бумажник мой залез.
P.S. Мент добрый попался - поулыбался с нами, да отпустил с миром,
правда, пришлось ему презентовать липовые права.
Дослуживал у нас в конторе списанный летчик по кличке Гориллыч. Большую
часть службы Гориллыч провел в эскадрилье, основным назначением которой
была доставка генералов всех мастей по гарнизонам с инспекционными
проверками. Летал, кстати, Гориллыч отменно. Но это к делу не относится.
Как-то Гориллычу сказали, что нужно везти очередного генерала в Тикси.
Услышав такую новость, Гориллыч начал расспрашивать коллег, чем можно
разжиться в Тикси. Ему и говорят, что в Тикси можно дешево купить
хороший мех, песца, например, и недорого. Подробно объяснили, как
отличить хорошо выделанную шкурку от плохой, сколько платить и пр.
- А где же мне найти этих торговцев мехом, дело-то запрещенное?
- Да ты не волнуйся, они увидят нового человека в форме и сами подойдут!
Ты, главное, выделку меха проверяй!
Полетели. Сдав на руки встречающих ценный груз, Гориллыч опечатал свой
пепелац и отправился на поиски меха.
Только он вышел за КПП, как к нему подошла чукчанка или эвенкийка,
уж не знаю, кто там живет, неопределенного возраста - не поймешь,
20 ей или 50 - и крепко поддатая.
- Эй, летчик, песец надо?
- Конечно, надо! А сколько?
- Две бутылки!
Подивившись таким демпинговым ценам, Гориллыч тут же купил 2 бутылки
водки и вручил аборигенке.
- Пошли!
Свернув с дороги, они зашли за какой-то ангар, женщина огляделась по
сторонам, нагнулась и задрала кухлянку:
- На песец!
- Тьфу!!!
Бабушка рассказывала. Было это в середине 50-х.
В Большом театре была какая-то премьера, к этому вечеру бабушка
готовилась заранее, сшила себе шикарное платье с декольте и шлейфом
(надо сказать, что шлейф был сделан так, что создавал впечателение не
подшитого подола).
И вот, они с дедушкой в лютый мороз прибыли на место, разделись в
раздевалке и бабушка решила пройти в дамскую комнату "припудрить носик".
Вышла она из кабинки, посмотрела в зеркало:
- Хороша! Платье подчеркивает идеальную фигуру, глаза блестят.
Принцесса! Нет - королевна!
И с чувством полного достоинства и неотразимости поплыла через фойе к
дедушке, и через секунду к ней подскакивает женщина:
- Женщина! Вы знаете..
- Знаю, так задумано! - перебивая ее, говорит бабушка снисходительным
тоном, думая о шлейфе.
Еще через шаг, подскакивает другая:
- Женщина! Вы знаете...
- Знаю! Так задумано! - продолжает свое триумфальное шествие бабушка.
Через секунду - третья:
- Женщина...
- Так задумано! - уже начиная злиться, говорит бабушка, проклиная
портниху, которая уговорила оставить этот шлейф.
Пока она подходила к дедушке, еще несколько человек пытались ей
напомнить о злосчастном шлейфе.
И тут дедушка, пропуская ее вперед, опускает глаза на то место, на
которое смотрят все мужчины, и видит. О ужас!
Платье наполовину заправлено в розовые пышные, с начесом панталоны,
которые пережимают резинкой ногу где-то на уровне колен.
Бабушка, с невозмутимым видом приводит себя в порядок, обращаясь со
словами ко всем наблюдающим:
- Можно подумать, женских трусиков не видели!
Года четыре назад, в период пребывания моего в рядах нашей доблестной и
краснознаменной был у нас случай такой: Я торчу на месте своего
дежурства - дневальным по клубу. (Надо сказать, что мне в некотором роде
повезло, насколько вообще может повезти тому, кто залез в сапоги в тот
период: службу я проходил в клубе.) Дежурство, в отличие от ротного,
непыльное. Сидишь себе в кресле и в хуй не дуешь. Пройдет мимо
кто-нибудь из штабных - откозыряешь, доложишься по форме и дальше
сидишь. Народу в клубе служило всего семь-восемь человек. В среднем по
паре из каждого призыва, но и работы чаще всего не было, поэтому служба
наша считалась лакомым куском для всей роты. Сидят хлопцы наверху и
хуйней страдают. И вот как-то раз захожу я в мужской туалет, а там
оркестровый дух (оркестр тоже в клубе располагался), звали его, скажем,
Баша, сидит и драит тарелки ударные, блестели чтоб... Разводит пасту
Гои в бензине и натирает медные тарелки ветошью. А бензина у него литра
три в пластиковой канистре. Тут входит в туалет... ну скажем, Козуб.
Земляк Баши, но уже моего призыва, то есть дедушка. Диалог:
Козуб:
- Слышь, Баша! Ты не охуел ли в туалете тарелки полировать? Все провонял
бензином своим злоебучим!
Баша:
- Почему злоебучим? Нормальный 95-й (типа отмазался)
Козуб:
- Да хуля ты пиздишь-то?! Кто тебе, мудаку на такую хуйню 95-й даст?
76-й это, бля буду!
Баша демонстративно капает на кафельный пол из канистры лужицу, размером
с пятак, и поджигает. Оба с любопытством слабоумных пялятся на быстро
исчезающее пламя. Остается мелкое масляное пятно.
Баша:
- Ну, видишь: почти ничего не осталось, только масла дэцл. Был бы 76-й,
осталось бы больше.
Козуб:
- Ну и чо? Ты ж налил с гулькин хуй - ясен пень, ни хуя и не осталось.
Берет канистру и наливает сам. Получается лужа примерно с ладонь, к
которой немедленно подносится зажигалка. Процесс повторяется. Давешний
спор уже никого не колышет. Пацаны дорвались до развлечения. За этим их
застал зашедший покурить Вареник. Вареник - песня отдельная. Помните
анекдот про палатку и Западло? Так вот Вареник - это тот самый Похуй,
который в этой палатке сидел. Старше нас с Козубом на один призыв, он
уже даже не дед. Его приказ уже прогремел над страной и Вареник, и так
плевавший на службу с водонапорной башни, окончательно и бесповоротно
забил на нее хуй. До дома ему оставалось максимум пару недель.
Вареник (заинтересованно):
- А че эт` вы тут делаете-то, а?
Козуб (как-то сразу потускнев и съежившись):
- Да вот, это... бензин проверяем.
Вареник (грозно):
- Не поал?!
Баша (быстро тараторя):
- Ну, он, типа, когда сгорает, оставляет след на полу... А мы поспорили,
какой он... Бензин в смысле... Если много не сгорело - значт 76-й.
Вареник (ехидно ухмыляясь):
- Да какой же мудак так проверяет?!
Я смотрю на все это со все возрастающим интересом. Вареник берет
канистру и выплескивает примерно половину содержимого. Туалет не
отличался крупными размерами, поэтому лужа покрыла всю площадь пола. Я
понимаю, что Вареник просто прикололся, он хоть и был говном редкостным,
но идиотом не был никогда, а значит поджигать ТАКУЮ лужу в замкнутом
пространстве туалета он не станет. Разворачиваюсь, чтобы спустить сверху
наших духов на уборку и краем глаза замечаю тянущуюся к луже бензина
руку с уже зажженной зажигалкой. До сих пор в ушах у меня звенит
панический вопль Вареника: Козуб, ты че, ебнулся?!... Дальнейшие
события, услужливо растянутые сознанием до бесконечности, произошли на
самом деле секунды за три. Чистое и светлое, с белеными потолками
помещение туалета мгновенно превратилось в местный филиал преисподней.
Зажатый в угол пламенем Баша, сидящий рядом с полупустой канистрой, в
которой было еще около полутора литров (!) бензина, страшно выпучил и без
того круглые глаза и с диким криком: БЛЯААА!!! одним прыжком с места
покрывает два с половиной метра горящего пространства, в панике сбивает
с ног Козуба, размазывает по стене меня (при том, что я едва ли не вдвое
его больше) и падает, споткнувшись об услужливо подставленную ногу
Вареника. Я начинаю понимать, что пламя будет гореть долго, и хотя в
туалете толком гореть вовсе и нечему, но если про инцидент станет
известно начальству, то моя голова покатится первой, поскольку события
произошли в мое дежурство. Песка рядом нет. Огнетушители все пенные,
этих гадов если и заставишь работать, то потом не остановишь и бардак от
этого только увеличится. Пока я тупо прикидывал, не стоит ли закрыть
дверь туалета, чтобы пламя само погасло от недостатка воздуха, начал
действовать Вареник. Он сделал то, чего я делать не стал бы ни в коем
случае. Мне, как человеку образованному, в кошмарном сне не приснится
БЕНЗИН заливать ВОДОЙ. Вареник либо просто не знал, что это невозможно,
либо, наоборот, имел уже подобный опыт. Совершенно спокойно, никуда как
будто не торопясь, он подошел к раковине, налил стакан воды и выплеснул
его на пол почти параллельно земле, тут же налил второй и точно так же,
веером, швырнул воду на пол. Пламя погасло. Из незамеченного мной
открытого окна на улицу валят клубы дыма. Закрываю. В туалете можно
вешать топор. Собственных рук не видно. Козуб в панике хватается за
голову. Ему-то уж точно губа светит, поскольку мало того, что он
поджигатель, так он еще и командир клубного отделения и, как наш
непосредственный начальник, ответит за все вдвойне. Прощайте, сержантские
лычки, прощай, досрочный дембель (практиковалось у нас такое). В общем,
плохо Козубу. Я поднимаю с пола Башу и пинком посылаю его "свистать всех
вниз", а сам выглядываю на улицу на предмет проверить, не приближается
ли к клубу кто из племени шакальего. На горизонте майор Оськин. Идет к
нам. Он мужик незлой и не сволочной, но все равно - шакал, а потому
сдаст нас как стеклотару. Тем временем появляются наши с тряпками,
подметалками и вентилятором. Я нервно грызу ногти, пытаясь просчитать
заранее, кто придет к финишу первым: Оськин или уборка. Первым пришел
Оськин. Пришел и пошел себе дальше. Я от облегчения падаю в кресло
дневального и начинаю нервно хихикать. Из туалета показывается Козуб
и, удивленно подходя ко мне, осведомляется, что смешного я нашел в
сложившейся ситуации. Глядя на него, я окончательно впадаю в истерику и
от хохота начинаю биться об стол головой. Он недоуменно покачивает
головой, потом пристально смотрит на меня и тоже начинает ржать. На
звуки творящегося в холле веселья из туалета показываются духи во главе
с Башой, глядя на их рожи, мы с Козубом в обнимку валимся на пол вместе
и уже не смеемся даже, а скорее похрюкиваем и воем от избытка чувств.
Братва не в понятках. Сверху спускается, уже ушедший было, Вареник, и
довольно вежливо интересуется о причинах веселья. Я, пытаясь совладать
со спазмами душащего меня хохота, показываю на рожу Козуба и тыкаю
пальцем в авральную команду возле двери туалета. Говорить не могу. Козуб
делает над собой усилие и выдавливает: "как бляди размалеванные". Вареник
смотрит на него, потом на духов и говорит мне: "ну а ты хули ржешь, сам
такой же!" Я с трудом встаю с пола и подхожу к зеркалу. Из зеркала на
меня пялится этакая девочка-припевочка, с длинными черными ресницами,
густыми черными же бровями и при этом волосатая как последняя обезьяна.
Копоть. Все невидимые до этого мелкие волоски на лице почернели и
бросаются в глаза с первого взгляда. Отмывались мы потом добрых полчаса.
В общем, все обошлось без последствий. Вареник уехал через пару недель в
первой партии. Козуб слинял через полгода первым из нашего призыва. А я
остался и забил на все.
Вот такая вот случилась... вот.
Московская жара.
Пятница, вечер, я возвращаюсь с работы. В вагоне метро народу не очень
много, но все равно жарко и противно. Едет мужик, видно конец рабочей
недели или еще какой знаменательный праздник отмечали, но отметили
достойно... Короче в районе Проспекта Мира ему начинает казаться, что
скучно себя вагон ведет, без "огонька". И он решает всех развлечь
своимим вокальными данными. И затягивает: "Ой мороз, мороз." После слов
"Не морозь меня" следует пауза, мужик морщит ум, но дальнейший текст не
вспоминается хоть тресни. Он решает попробовать еще разок. Вторая
попытка так же терпит фиаско. Народ оживляется и с неподдельным
вниманием начинает следить за всем происходящим. Мужик, крайне довольный,
что он в центре событий, пытается все-таки спеть. Следует третья запевка
и после "Ой мороз, мороз..." выдается "Не еби мозги...". Вагон смеялся
долго.
Подмосковье. Вечер воскресенья. Жара. От нагретого асфальта скоростного
Симферопольского шоссе тянет воздухом пустыни. Дышать нечем. 30 минут
ожидания автобуса до Москвы. Предпоследний автобус (Лиазик аквариум)
забит до отказа. Люки заклинены. Температура поднимается...
Взгляд в окно... какие то заборы... Сараи... На одном рекламный
плакат...
СНЕГОХОДЫ... все...
Есть у нашей компании (да, наверное, не только у нашей) расхожая
фразочка - концовка известного довольно-таки пошлого анекдота:
"Это ты, соседка, со зла!"

//Для тех, кто не знает:
Ругаются две соседки на меже:
- А ты дура!
- Что?! Да ты сама дура! И муж у тебя дурак!
- Что?! Да твой вообще алкоголик!!!
- Мой алкоголик?!! А ты всему колхозу дала!!!
- Я всему колхозу дала?!!! А ты вообще потаскуха последняя!!!
- А ты минет делать не умеешь!!!
- (обиженно) Ну, соседка, это ты со зла!.. //

Так вот: фразочка прижилась и разошлась по устам. К месту и не к месту.
Однако теперь вряд ли кто-нибудь в нашей компании ее употребит без риска
нарваться на достойнейший ответ, родившийся в устах совершенно
постороннего нам человека:
- А за "со зла" ответишь!
Лучшая история за 31.12:
Дед Мороз. Новогодняя быль.

Это случилось так давно, что, казалось бы, многие детали этой истории могли бы бесследно исчезнуть из памяти. Стереться, раствориться в годах. Тем не менее, я помню все настолько отчетливо, словно это произошло лишь вчера.

…Мне шесть лет. Я уже хожу в первый класс и очень этим горда. Мне очень нравится в школе. Только вот… если бы не было этого противного хулигана Юрки Политая. Его боятся даже старшие ребята. Он драчун и забияка. К своим восьми годам Юрка успел уже остаться на второй год в первом классе. Он до сих пор читает по слогам. А мы уже закончили букварь. У нас даже «Праздник Букваря» был. А сейчас мы готовимся к встрече Нового Года. Репетируем песни и стихи – в школе второго января будет новогодний читать дальше
Рейтинг@Mail.ru