Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
27 августа 2003

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Про деда своего я, к сожалению, мало что помню и знаю. Так, общие факты
биографии. И несколько историй.
В первую мировую деда мобилизовали. Воевал в кавалерии. Вся жизнь у него
с лошадьми связана. Дезертировал. Я так понимаю, смута в войсках тому
виной. Потому что дед был не робкого десятка и Георгиевским кавалером к
тому времени. Прятался от жандармов в русской печке. То отдельная
история. Потом революция, гражданская. Воевал у Щорса ординарцем одно
время. Потом крестьянствовал и заведовал чем-то типа конефермы. В
Отечественную практически с первых дней на фронте. Вместе со своими
лошадьми. В сорок третьем пришла похоронка. Бабка поубивалась, а
четверых сыновей надо было доводить до ума. Пятый, старший, уже воевал.
В сорок пятом, в начале весны, пришла еще одна похоронка на деда.
Решили, что ошибка. Но на всякий случай еще раз отплакали.
А в сорок шестом вернулся сам. С Германии, с оккупационных войск. Привез
патефон. Радовался, что не попал на Дальний Восток. И что бабка его
дождалась несмотря на две похоронки. Похоронки по пьянке торжественно
спалил на костре во дворе дома. Устроив общедеревенское шоу. С песнями и
плясками. Жаль. Награды свои, ордена, медали, держал (сказать «хранил»
язык не поворачивается) в деревянном ящике в мастерской. Вперемежку, и
царские, и советские. Давал внукам поиграться с «цацками». Без пиетета,
вообщем, относился. Бабка следила, чтоб ничего не растеряли. А, все
равно, половину похерили.
Награды своего погибшего фронтового друга хранил отдельно, на бархатной
подушечке, в комоде. Внукам даже заикаться про них не велено было. По
праздникам, выпив, доставал, показывал, в руки не давал.
Был у него перед тем дружком должок. Должен он был, по их взаимному
уговору, в случае смерти разыскать и удочерить его ребенка. Очень его
этот долг тяготил. Разыскать в то время по детдомам осиротевшего
ребенка… Разыскал. И удочерил. И вырастил. То тоже отдельная история. О
том, что тетка моя любимая, несмотря на отчество, мне по крови совсем не
родная, я узнал, уже будучи взрослым.
После войны опять стал заниматься своими лошадьми.
Потом, уже на пенсии, все равно работал конюхом. Не мог без лошадей. Как
рассказывают, с лошадьми и про лошадей говорил намного больше, чем с
людьми и про людей.
Ну и вот история.
Была у него в конюшне кобыла. В хозяйстве бесполезная совершенно.
Своенравная, необъезженная, неуправляемая, цыганских, что ли, кровей. Ни
пустить на колбасу, ни продать дед ее почему-то не давал. Авторитет его
в конюшнях, несмотря на должность конюха, был непререкаем.
Кобылка забеременела и ожеребилась. Жеребенок обещал быть добрым конем.
Повел их дед как-то вечером купать на реку. Кобылу и жеребенка. Привязал
жеребенка на берегу - искупал кобылу. Потом привязал кобылу и повел
жеребенка. Не знаю, почему не вместе.
Прожил дед всю жизнь на реке, а плавать так и не научился. И реки
форсировал, держась за коня. А тут жеребенок малой. То ли в яму дед
попал, то ли что. Стал тонуть. Ухватился за жеребенка. А тот и сам уже
из последних сил ноздрями пузыри пускает. Сносит их к середине. Сам бы
утонул и жеребенка утопил. Кричи - не кричи, если близко никого нет.
Как кобыла справилась с коновязью? Как-то справилась. Бросилась в реку.
Стала выталкивать их к берегу. Вытолкала. Километра за два ниже по
течению. Дед, хоть и был практически без сознания, так в жеребенка
вцепился, что долго потом не мог руку разжать. Свело. Говорил, что когда
пришел в себя, долго боялся открыть глаза, ожидая увидеть архангела
Гавриила. Когда открыл, - увидел склоненную лошадиную морду.
А народ, кто слышал крики с реки о помощи и побежал туда, уже доложили
бабке, что дед утонул. Одежду с берега принесли. В очередной раз
скончался, короче. Пока его часа через три не привезла на себе
необъезженная (!) кобыла. Еле живого. В трусах. Но веселого.
После этого что бы кто-то словом, или, упаси Бог, делом, обидел кобылу…
Лучшее стойло, лучшее зерно, сахар с руки… Они и умерли с дедом,
говорят, чуть ли не в один день. По крайней мере, если и разминулись, то
немного.
ДЕЛО О ЗАКРЫТОМ КАПОТЕ,

Жительница техасского города Сан-Антонио Эми Брашер считала, что нашла
идеальное место для хранения марихуаны. Ну кто, думала она, станет
искать наркотики под капотом автомобиля, принадлежащего 45-летней
матроне?

Некоторое время тайник служил ей верой и правдой. В полицию на мисс
Брашер донес автомеханик, которому она препоручила свой автомобиль для
замены масла. На допросе Эми Брашер заявила, что и представить себе не
могла, что для замены масла механику потребуется поднять капот.

ДЕЛО ОБ ОТРЕЗАННОЙ ГОЛОВЕ.

Примерно в то же время, когда Америка переживала свой энергетический
кризис, в британском Ливерпуле некто Джон Д. ломал дверь в доме Ричарда
Моррисона, местного художника радикала. Когла дверь уступила, Джон
очутился на кухне. Первое, что бросилось ему в глаза, - стоявшая на
огромном кухонном столе банка. В ней плавала чья-то отрезанная голова.
Подросав весь свой воровской инструмент, Джон бросился бежать. Вскоре,
не вынеся непрекращающихся ночных кошмаров, он отправился в полицию, где
не только сообщил о жутком преступлении художника, но и сознался во всех
собственных. Сейчас он ожидает суда.

"Я согласен, что это одна из моих самых макабрических работ - маска из
бекона, помещенная в банку с формальдегидом, - объяснил Ричард Моррсон.
- но я и представить не мог, что она может вызвать столь сильную
реакцию."

ДЕЛО ОБ ЭЛЕКТРОПИЛЕ.

20-летняя жительница флоридского Лейк-Сити Карен Ли Джохимми лицензии на
огнестрельное оружие не имела. Так что для грабежа она решила
воспользоваться самым смертоностным из того, что могла найти у себя
дома, - электропилой.

Когда она воравлась в домик администратора мотеля "Говард Джонсон",
требуя немедленно открыть сейф и отдать ей все, что там находится,
сотрудники гостиницы вопреки ее ожиданиям не испугались. Администратор
едва удержался от смеха, глядя на девушку, грозно размахивающую
электропилой, провод которой волочился по полу. "Похоже, - говорили
позже полицейские, - она не имела представления о том, что электропила
опасна, только если она включена в сеть".

ДЕЛО О КАРМАНЕ НАРКОТИКОВ.

По свидетельству мичиганских газет, в марте того года в истории
судопроизводства штата произошел уникальный случай. Судебное заседание
было преравно на целых десять минут из-за того, что судья не мог
перестать смеяться.

На скамье подсудимых был некий Кристофер Джонс, обвинявшийся в хранении
наркотиков. Дело его казалось совершенно беспроигрышным: наркотики
действительно были обнаружены в кармане обвиняемого, но полицейский,
обнаружевший их там, не имел ордера на обыск Джонса, а потому, согласно
местным законам, результаты такого обыска никак не могли быть приняты
судом.

Прокурор попытался было оспорить доводы защиты, утверждая, что
полицескому ордер был не нужен: карман пиджака подсудимого подозрительно
оттопыривался, полицейский подумал, что это может быть пистолет, а потому
имел все основания для обыска без ордера. В суде Джонс был в том же
костюме, один из карманов его так же оттопыривался. В пылу спора он
передал пиджак судье со словами: "Сами посмотрите, ваша честь, можно ли
в кармане этого пиджака хранить оружие?". Во время осмотра пиджака судьей
из кармана выпал пакетик с кокаином. Отсмеявшись, судья признал Джонса
виновным.
О болезнях пчел.
Дело было в 1990 году, когда я учился в Белоруссии
на пчеловода. Для несведущих в особенностях сей отрасли сельского
хозяйства поясню, что учебных заведений такого профиля было не ахти как
много, а точнее по одному училищу или техникуму в среднем на каждую
братскую республику (ибо великий и нерушимый союз хотя уже и
агонизировал, но еще держался на ногах). Ну а поскольку в своей
республике я прозевал вступительные экзамены в единственный техникум,
где можно было научиться искусству общения с насекомыми (или как не
материться при пчелиных укусах), то я приехал учиться в соседнюю
Белоруссию, в училище, которое находилось в деревеньке с загадочным
названием Мурованна в трех километрах от границы с Польшей и в
пятидесяти километрах от ближайшего крупного города - Гродно. Желающих
учиться на пчеловодов было не ахти как много, всего человек тридцать, но
общее население училища (читай - пятиэтажного общежития, стоящего
вавилонской башней посреди деревеньки в полсотни дворов) достигало
полутысячи человек. А учились там - помимо пчеловодов - повара,
пекари-кондитеры и продавцы. И кто представляет себе, что за контингент
постигает данные науки, тот догадывается, что большей, даже нет -
БОООЛЬШЕЕЕЙ половиной жителей общежития была прекрасная половина
человечества. Мы даже как-то подсчитывали, по сколько девушек
приходилось на одного парня в общежитии, по разным методикам получалось
что-то от 15 до 20 на каждого. Вполне естественно, что когда первого
сентября все студенты съезжались в училище, психика не каждого
деревенского мужлана могла выдержать такое обилие прекрасного пола
вокруг, да еще и практически без какой-либо конкуренции. Выяснять
отношения между собой из-за девчонок у нас было не принято, ну, если
только иногда происходили эпизодические драки с обитателями близлежащих
деревень, но это происходило скорее из-за переходного возраста тех самых
обитателей и желания хоть кому-нибудь доказать (показать) свою
«мужественность». Ибо даже с подключением всех, скажем так, Дон-Жуанов
из близлежащих деревень, спрос нааамнооого превышал предложение, поэтому
наиболее трезвомыслящие предпочитали не тратить время на глупые
разборки, а заниматься... нуу, делом, короче.
Ну вот читателю приблизительно уже ясна атмосфера, в которой происходят
нижеизлагаемые события. Так вот, на одном курсе со мной в училище
поступил учиться на пчеловода и простой деревенский хлопец Генка.
Конечно, поступил, это громко сказано, поскольку вступительных экзаменов
не было а отбор происходил на основании конкурса аттестатов. Но наверное
очень уж мало было желающих, раз брали практически всех, кто смог
донести документы до приемной. Иначе Генке туда попасть было бы большой
проблемой. Нет, он не был плохим парнем, но был он, как бы это
поцензурнее назвать, из тех людей, которых обычно называют расп....
разгильдяями, вот! Я так и не понял, учил ли он какой-нибудь предмет
вообще, во всяком случае, замечен за сим занятием он не был. Зато по
прибытию в училище он моментально сориентировался на местности, и
начиная с первой же ночи буквально пропал на верхних этажах. «Верхними»
у нас считались женские этажи, поскольку все мужское население общежития
было сгруппировано в десяток комнат на одном этаже большого пятиэтажного
здания ;) Если бы мне кто до этого сказал, не поверил бы,
но я видел своими глазами, как деревенский парень,
симпатичный блондин, выросший на шкварках с самогоном, круглолицый,
розовощекий, несколько даже полненький, появился через две недели на
«мужской» половине с обтянутыми кожей скулами и огромными мешками цвета
сливы под глазами... одежда на нем болталась как на вешалке и вообще он
мог смело сниматься в массовках фильма про Освенцим. Наши дружеские
подколки вкупе с наездами преподавателей за непосещение занятий он
воспринимал как и все по жизни - с присущим ему пофигизмом. К его чести
сказать, он продержался в училище аж до весны, при этом твердо следуя
принципу: «если нельзя переспать со всеми женщинами в мире, то надо
максимально к этому стремиться». В весе он так больше и не прибавился до
самого своего исчезновения из училища, не помогало даже щедро
присылаемое родителями деревенское сало и самогон в трехлитровых банках.
Ну и в один из редких дней, когда Генка почтил своим присутствием
занятия, выпало мне сидеть в аудитории почти за спиной у Генки, за
соседней партой. Шло занятие по предмету «Болезни пчел», Генка был, как
всегда, невыспавшийся, позевывал и периодически переспрашивал у соседа
по парте, о чем собственно идет речь. Препод, узрев Генкино присутствие
в аудитории, просто не мог упустить возможности поставить ему хоть
какую-нибудь оценку и вызвал его отвечать с места по материалам
предыдущего занятия. Генка поднялся с выражением мученника на лице,
предварительно окинув весь класс жалобным взором, в котором без
переводчика можно было прочитать истеричное «СПАСИТЕ»!!! Далее как в
замедленном кино следует дискусия препода и Генки:
П. - что такое Акарапидоз пчел?
Молчание, Генка посторно жалобным взором окидывает соседей, поймал мой
взгляд и я сжалился, шепнул: «болезнь... ».
Г. - Болезнь пчел!
П. - Что она поражает?
Я уже включился в процесс и продолжаю нашептывать правильный ответ:
«Дыхательные органы».
Г. - Акарипидоз поражает дыхательные органы пчел.
П. - Чем вызывается болезнь?
Я продолжаю шептать и Генкин голос приобретает бодрый оттенок...
Г. - Акарапидоз вызывается микроскопическими клещами, которые поселяются
в дыхательных органах пчел!
Генка уже почуствовал, что спасение грядет и отвечал все более и более
уверенно (еще бы, ибо у меня по всем предметам, касающихся пчел, были
пятерки). И тут следует заключительный вопрос...
П. - И каковы внешние признаки болезни?
Нашептанный мною ответ Генка повторяет даже не задумываясь...
Г. - ПЧЕЛА С ХРИПОМ ДЫШИТ!!!

Хотя до конца урока оставалось минут десять, урок на этом кончился.
Очевидцы рассказывали, что хохот нашей аудитории было слышно по всему
корпусу училища.
«... дайте мне, а то помру!»
«В. Теркин» Твардовский

...не могу боле молчать, хватит - натерпелись...

тут надысь зема с Караганды засветил, как кличут в народе памятник
«Шахтерская слава», что супротив Дворца Горняков - «Как русский казаха
нае*ал... »
А ить могло быть и иначе...
Памятник ваяли по случаю выдачи Карагандой 2000000 тонн угля «на гора».
(ист. справка: по полуоткрытым данным в среднем за 100000 тонн угля
платили одной шахтерской жизнью. ... Ага...).
Памятник ваяли с помпой, за старшого был махровый скульптор с эполетами.
Накидал он эскиз: двамужика держуть булдырину угля над собой: русский -
двумя руками и казах - одной; и, помолившись ридной партии, начал лепить
шедевер...
Эскиз просочился в массы, которые моментально отреагировали:
- Вот и в шахте, дескать, также - русский работает двумя руками, а казах
- одной...
Дошло резюме до Верху. Шибко там негодовали - аполитично же...
Вызвали скульптора, поставили задачу: чтобы в срок и без ущерба для
дружбы народов!!! Тот не долго думаючи меняет мужикам головы. Управился,
бля...
Наступает торжественное сдергивание хламины с памятника (чуть не
врюхался в ряды «массовки», насилу отпихался).
Ну там оркестр-гости-речи. Баалшой Дядя дергает хламину - аплодисменты с
уходом в овацию, а в задних рядах - где номенклатуры пожиже было -
реплика:
- Вот так и в шахте - что казах двумя руками наработает, то русский
одной сделает...
Кота в мешке не утаишь...
А вы - «нае*ал, нае*ал... ».
Жорик
История произошла со мной лично, поэтому за истинность ручаюсь.
Из серии "черный юмор"

Преамбула.
В середине 80-х годов мне довелось жить за полярным кругом в поселке
Амдерма. В тех же местах жили местные аборигены: ненцы (те же чукчи, но
называются по-другому). Люди добродушные, но за годы советской власти
спились окончательно. Однако какой бы ненец ни был пьяный - он не
замерзнет (наверное, свойство организма). Однако было одно исключение. О
нем - сама история.

Амбула.
Трое ненцев (естественно, пьяные в дрободан) ехали в конце декабря на
снегоходе "Буран" с острова Вайгач в поселок Амдерма. Точнее, ехали
двое. Третий валялся вусмерть пьяный в нартах. Видимо, в тот раз
действие поговорки "пьяных Бог бережет" было временно приостановлено,
потому что этот абориген вывалился из нарт и повредил руку. Причем,
началось сильное кровотечение, от которого он и скончался. На этом можно
было бы поставить точку, если бы два его друга (поняв, что третьего не
воскресить) не решили его похоронить.
По национальному ненецкому обычаю.
Сидя.
Для этого они продолжили путешествие в Амдерму, где и оказались через
два часа.
Теперь маленькое отступление. Вы представляете, что представляет собой
тело покойника после двухчасового пребывания на 30-градусном морозе?
Правильно: по твердости тело не уступит бревну.
Оба аборигена прибыли в общагу, где и начали приготовления к похоронному
обряду. Для начала они попытались его усадить. Нетрудно догадаться, что
попытка закончилась полной неудачей. И вот тогда было принято
судьбоносное решение. Они - внимание! - наполнили горячей водой
единственную ванну в бытовке общаги и поместили туда тело, дабы оно
разморозилось.
Сами продолжили согреваться горячительными напитками, коих у них
оказалось достаточно.
Теперь представьте себе состояние женщин (а некоторые из них были
беременны), когда они заходили в бытовку и видели окровавленный труп,
принимающий водные процедуры... Зрелище было не для слабонервных.
Но все в итоге заканчивается и в итоге труп закончил принимать водные
процедуры. Т. е. разморозился. После чего эти два пьяных кренделя
раздели его еще раз, обмыли и попытались усадить. Однако труп попался
упорный и наотрез отказывался принимать нужную позу.
Тогда было принято второе судьбоносное решение. Они - снова внимание! -
вынесли его на улицу и усадили в сугроб перед входом в общагу. Очевидно,
на морозе покойник присмирел и принял нужную позицию, потому что кунаки
покойного джигита ушли квасить дальше.

В это самое время я возвращался с работы. Была полярная ночь, на
безоблачном небе сполохи северного сияния выглядели особенно красиво....
Теперь представьте себе мое состояние, когда на подходе к дверям родной
общаги я увидел голого мужика, сидевшего в позе, отдаленно напоминающей
роденовского мыслителя.
На 30-градусном морозе!!!
С шевелящимися от ужаса волосами, я подбежал к сидевшему и начал трясти
его за плечо и бормотать что-то типа "мужик, вставай".
Мужик не вставал и вообще не реагировал на мои уговоры.
С воплем буйнопомешанного я влетел в общагу и начал то-то орать. Мужики,
икая от хохота, объяснили мне суть вещей и влили в меня стакан водки,
дабы привести в чувство. Дальнейшее публика лицезрела до утра.
Третий акт пьесы начался с попытки одеть почившего. Вы уже догадались,
что эта попытка одеть статую (в которую превратился труп) окончилась
крахом. Тогда (естественно!) эти оба сотрудника фирмы похоронного бюро
"Безенчук и ненцы" - правильно! - снова начали операцию "Разморозка"!
Конечно, до утра в общаге никто уже не спал!
Похороны закончились утром, когда оба пьяных ненца увезли своего
бедолагу-приятеля в неизвестном направлении.
Где они его похоронили - об этом история умалчивает.
Еще по поводу памятников.
В Томске в парке Победы стоит памятник: солдат и женщина стоят друг
напротив друга лицом и на вытянутых руках оба держат одно ружье.
Памятник естесственно назвали "Мать, подержи ружье"
Дело было буквально вчера.
Приехал к жене в роддом, беременная она... 8 месяц. Ну собственно и
лежит в роддоме на сохранении. Вообщем приехал, стою разговариваю под
окном... На доме труба водосточная... объявлениями заклеена.
Заинтересовался, подхожу ближе - читаю.
"СРОЧНО КУПЛЮ 1 КОМНАТНУЮ КВАРТИРУ В ВАШЕМ ДОМЕ!"
Я плякаль... ;)
Вечер субботы был какой-то обломный... Сначала на стрит-рэйсинге выпало
гоняться с явным фаворитом гонок (и я ему, конечно же, слил), потом у
девушки, пригласившей меня "сходить куда-нибудь", оказались праздники...
Короче говоря, к 3 часам ночи в аське нарисовалась незнакомая мне дама
19 лет, которой было скучно, грустно, плохо, хотелось общества и
гулять... Против продолжения знакомства, как выяснилось по телефону,
мадмуазель тоже не была. Только одно "но": по телефону девушка
показалась мне немного... не в себе. Совсем немного. Можно было списать
на 4 банки выпитого, по ее словам, пива...

Договорились, съездил за ней (повезло -- живет в четырех кварталах в
нашем миллионном городе), погуляли. Девушка оказалась жутко болтучая
(после пива-то!). Пришли ко мне. Через некоторое время оказались в
постели. Девушка не унимается: болтает что попало. Утихомирить ее я
решил по аналогии со старым анекдотом про блондинок:

Я: Алена, ты умеешь делать миньет?
Алена: Да
Я: Вперед!
Алена: А КАК ЖЕ Я ТОГДА БУДУ РАЗГОВАРИВАТЬ?!

(Окончаний типа "продолжить работу все смогли еще не скоро" НЕ БУДЕТ
:)))
Есть в горах недалеко от Ташкента славное местечко. Небольшой палаточный
лагерь с дивным названием "іш улкашунос", по русски - "Юный краевед".
(Так же в ходу названия "Алкаша нос" и "Юный короед"). Всякие
туристы-альпинисты используют его как перевалочную базу, а всякие
матрасники типа нас просто приезжают туда на пару-тройку суток
покайфовать на природе. Приехали мы как-то раз, расположились, отдохнули
немного (все-таки 7км в гору от электрички переть с рюкзакми), и
приступили к самому интересному. К тому, ради чего мы туда собственно, и
ездим. А именно: потребление спиртных напитков под закусон,
приготовленный на костре, в романтической обстановке, под звон гитарных
струн, при отблесках пламени костра на постепенно хмелеющих лицах... В
общем, кто считает, что все это лучше выпить дома, на кухне, тот ничего
не понимает в картофельных очистках! Ну так вот, когда совсем стемнело,
а потом немного посветлело (взошла полная Луна), приспичило одному из
присутствующих по нужде. По большой, я бы даже сказал по ОГРООМНОЙ
нужде. А так как переться в самую дальнюю часть лагеря было влом, да и
некогда уже, наш герой (стриженый под Котовского), сильно кренясь
поочередно во все стороны света, в сопровождении двух товарищей
направился... кудато во тьму. Итак сцена: тропинка, идущая вдоль склона.
Слева - крутой подъем, справа - не менее крутой спуск. Внизу, метрах в
пятидесяти спуск переходит в небольшую полянка, а она обрывается в
горную речку. Наш Герой, сойдя с тропинки на полметра, спускает штаны,
присаживается на корточки лицом к спуску и... правильно теряет
равновесие и кубарем катится вниз. Набирая скорость, прокатывается по
заросшему деревьями и кустами спуску (и как он только не вписался ни во
что?), выкатывается на полянку и...(барабанная дробь), остановившись над
самым обрывом в той же самой позе, в какой он начал свой героический
спуск, с громким пуканьем делает то, что так давно требовал организм.
Затем, выполнив все необходимые действия, как ни в чем не бывало,
поднимается наверх, на тропиночку, подходит к тем двум пряникам, что
должны были обеспечивать его безопасное передвижение по местности, и
спаакойно так грит: "Ну че, пошли штоли?" Пряники, остолбенев от
пережитого (еще бы! чел чуть с обрыва в горную речку не улетел!),
переглядываются, приходя с себя, затем начинают дико ржать.
На вопрос Героя, чего такого смешного произошло в его отсутствие, один
из них, давясь слезами ответил: "Не, ну ты прикинь, когда ты покатился
вниз, я думал все, хана. Но когда ты выкатился на поляну, там же светло,
бли, от луны, ты прикинь картину: катисся ты, и сияет в лунном свете то
голова, то жопа! Голова-жопа, голова-жопа, голова-жопа, голова,
ПЕРДЫСЬ!" Ржали они втроем еще долго. Когда рассказали остальным, ржали
еще дольше, приговаривая "Не, ну надо же, а! Голова-жопа, голова-жопа!".
С тех пор утекло много воды в горных речках, но иногда, собираясь старой
компанией, не можем удержаться, что бы не подколоть того чела: "Эй ты!
Голова-жопа!"
Пошли мужики на охоту. Охотятся они и тут одному срать приспичило. Ну он
сел и ружье рядом положил. Только сделал дело, вдруг видит: заяц! Он
хватает ружье и сидя на корточках стреляет в зайца. Но не попадает, а
так как положение на корточках неустойчивое, то он из-за отдачи падает
задницей прямо в собственное дерьмо!
Мат стоял на весь лес...

Вчера<< 27 августа >>Завтра
Лучшая история за 30.06:
На дворе 1986 год. Киностудия имени Александра Довженко снимает новую картину на Чёрном море. По сюжету фильма корабль с главными героями в кадре должен пройти мимо морской мины. За помощью обращаются к Военно-Морскому флоту. Руководство присылает на съёмочную площадку для взаимодействия и консультации мичмана вместе с миной на тележке. Режиссёр подходит к мичману и спрашивает:
- Послушайте, уважаемый, а можно будет вон там мину морскую поставить?
Мичман отвечает:
- Можно, конечно.
Режиссёр продолжает:
- А можно будет мимо мины проплыть в кадре?
А мичман ему в ответ:
- Можно и проплыть.
Руководитель съёмочной площадки развивает идею:
- А можно будет так проплыть, чтобы вот у самой-самой мины пройти так, чтобы корабль буквально читать дальше
Рейтинг@Mail.ru