Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
01 июня 2011

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Отмечали в отделе юбилей Виктор Петровича, скромного труженика на еще
оставшихся кочках российской электроники. Когда тепло от пожеланий и
тостов уже наполнило собравшихся и глаза их заблестели, настала пора
баек и приколов из пролетевшей жизни. Было и от Виктор Петровича, или
просто Вити, если соотнести его со временем байки.
В молодости, лет тридцать назад, полный азарта и интереса к своему делу,
он успешно учился в аспирантуре, но уже обзавелся семьей. И в бригаде
таких же аспирантов и кандидатов наук летом ездил по северам, строя и
зарабатывая, чтобы зимой на заработанное жить и творить. Это называлось
“ездить на шабашки”, если кто не знает. Пахали на этих шабашках весь
световой летний северный день, как крестьяне в страду, когда “день год
кормит”.
Строили они как-то дорогу. Щебень для нее возили из огромной кучи,
наваленной на ближайшей станции. Витя с напарником лопатами загружали в
подъезжающие машины щебень в темпе “бери больше, кидай дальше, пока
летит - отдыхай”. Невдалеке рылись в той же куче щебня корейцы.
Большинство русского языка не знало, но толмач (кореец, кое-как
по-русски говорящий) объяснил, что они из КНДР (Северной Кореи). Почему
или по какому хозяйственно-военному договору-обмену они у нас
обретались, Витя не понял, да и не важно.
Работали корейцы как корейцы, то есть спин не разгибая, но наши им не
уступали. Или даже наоборот. Витя как–то, пока машин не было,
спустился к водопроводной колонке лицо ополоснуть. Толмач наполнял водой
ведро. Он, взглянув на Витю, уступая место у водопоя, покачал головой и
сказал сочувственно, как умудренный брат младшему неслуху:
” Что тьяжело?... Тьяжело! Воот ведьь, учиться надо было!”

Виктор Петрович рассказал эту байку последний раз лет пятнадцать тому
назад, потому что теперь засмеялись только те, кто, скажем так, помнил
песню Пахмутовой “Яростный стройотряд”. Юная Нина, новый конструктор,
спросила, правильно ли она поняла, что они работали летом “как, …, ну
как таджики сейчас”, и на этот летний заработок можно было потом весь
год, ну, просто ничего не делать?
Виктор Петрович вздохнул, кивнул и больше ничего не рассказывал.
Он вспомнил сегодняшнее утро, седого таджика в бригаде гастарбайтеров,
ломами ворочавших блоки поребрика перед проходной института. Он случайно
встретился с ним взглядом, и они почему-то кивнули друг другу. Виктор
Петрович теперь знал почему: Они были из одной пропавшей страны, из
одной общей молодости и, оба знали одно, и тоже их общее:
Меняем реки, страны, города...
Иные двери... Новые года...
И никуда нам от себя не деться,
А если деться - только в никуда.
Корейская кухня.
В опорный пункт милиции с криками "Грабят, воруют, изверги!" вломилась
дама. У означенной дамы-потерпевшей неизвестные злоумышленники от
магазина свели охеренно дорогую собачину, породы долматин (вроде бы так
порода называется). Участковому потерпевшая заявила, что имеются
свидетели, видевшиие, как увели собаку. От опорного пункта милиции,
благо располагавшегося в паре сотен метров от магазина (он же - место
преступления), к месту кражи помелся участковый.
Свидетели и взаправду наличествовали. Две бабульки, отиравшиеся около
магазина, охотно рассказали, что "пятнистого собАка" увел какой-то
нерусский гражданин. Игравшие около магазина пацанята внесли в "дело"
еще бОльшую ясность:
- Собачку какой-то кореец увел, мне мама вчера говорила, что дяди с
узкими глазами в Корее живут... - охотно пояснил участковому пятилетний
свидетель кражи.
- Сожрут, гады... ,они же их... - Потерпевшая начала терять сознание,
после чего хозяйку украденной собаки повели в опорный пункт отпаивать
валерьянкой.
На следующий день в тот же опорный пункт милиции с жалобой на
хулиганские действия некой гражданки обратился директор ресторана
восточной кухни. Суть жалобы состояла в том, что гражданка, она же наша
потерпевшая, ворвалась в ресторан восточной кухни и с криками типа:
"Убийцы, изверги, живодеры!" потребовала вернуть ей её "лапочку".
Заявление директора ресторана зарегистрировали...
Еще через три дня в уже известный опорный пункт вновь примелась
потерпевшая, неся на руках собаку, что характерно - долматина, и гоня
на пинках перед собою похмельно-помятого дядьку азиатской внешности:
- Заявление свое забрать хочу, Вы уж простите.
Объяснилось все просто: Муженек нашей потерпевшей - якут по
национальности, на три дня вернулся раньше из командировки, шел домой,
но по дороге решил похмелиться и направился к близлежащему магазину. О
возвращении мужа благоверная предупреждена естественно не была. Узрев
около магазина собственную привязанную собаку, муженек решил
приколоться, благо женушки рядом не усматривалось, посему отвязал зверя,
и повел с собой. Идея была в намерении помучать малость женушку, души не
чаявшую в своем четвероногом любимце. По дороге нашему герою встретился
его школьный друг, с которым тот не виделся уже лет пять... :
- Ну давай по чуть-чуть за встречу!
Домой вместе с голоднющей собакой хозяин вернулся только на третий
день...
Приглашенному заново в опорный пункт милиции директору уже ранее
упомянотого ресторана ситуацию объяснили. Директор улыбнулся, забрал
заявление и вручил нашей потерпевшей приглашение на бесплатный ужин в
ресторане, на троих...
Ближе к вечеру. Духота за окнами. Хандра. Кондишен. Прохлада. Нытье:
«Холодильник пуст… авто… супермаркет».
Неохота до жути. Спорить? Бессмысленно. Убийственный аргумент: «Купим
тебе вкусненького… вечер… пиво… «фазана твоего темного»… холодненькое… в
баночках…».
Гараж. Авто. Кондишен-предатель – запашок… Уши замерзли, снизу
слиплось…. Колеса: «Ляп-ляп-ляп…» - плавящийся асфальт. В правом ряду
одни подонки и рейсовые автобусы. Нудный поиск парковки в теньке. Фигли
там… Солнцепек.
Длань мокрая на толкаче тележки, стою, рассматриваю в аквариуме живую
рыбу. Бедные толстолобики… Плен… Кипящее масло… Сплин. Сверху прохлада
кондишена с ароматной присадкой, уходить неохота.
Тычок в ребра:
- Смотри!
В пенопластовом квадрате под прозрачным целлофаном, кружки губной помады
для губ бегемотихи в окружении рыбьей кожи - нарезка лосося. Краем глаза
уловил – не моя… И спорить лень. Вяло отмахиваюсь:
- « Аха…» - Может сама поймет и отстанет.
Захват за рукав рубашки:
- Будешь?!
- Неа… - пытаюсь отстраниться.
Жесткий, с кожей, болезненный прихват, с жестоко-стремительным
разворотом:
- А ПАЧЕМУ!!!
Вижу перед собой разъяренные глаза абсолютно незнакомой мне, очень даже
симпатичной женщины. Гамма чувств напротив. Попытка узнать,
разочарование, удивление, боль понимания…
Направо от меня странные хрюкающие звуки. Словно душат кого-то. Поворот
её головы влево. Я синхронно вправо. Мужик одетый, так как и я, цепляясь
за навесной прилавок, в ступоре сдавленного ржания сползает вниз. В том
состоянии, что уже ничего поделать нельзя. Состояние аффекта. Вниз
ползут баночки с деликатесами. Она к нему: « …и ты молчал?!!!..». Я
бежать. Не люблю семейных разборок, битого стекла и разборок с охраной.
Свою нашел не сразу. Сыскал любимую. Самозабвенно, игнорируя
недоуменно-возмущенный взгляд незнакомого мужика, рачительно складывает
облюбованные баночки в его тележку.
Лето, духота. Асфальт плавится: «Ляп-ляп, ляп-ляп…».
Садовник.
Читаю рекламу одного банка "Наши кредиты избавят от головной боли".
Рядом с фразой стоит звездочка. В сноске написано "Не является рекламой
медицинских услуг".
История про сахар или как возникают слухи.

История моя и приключилась несколько дней назад. В качестве емкости для
сахара на работе я использую обычную литровую банку, т. к. пакеты часто
рвутся. Откопал тут старую банку с высохшим сахаром и решил её помыть.
Но сахар настолько засох и пожелтел, что пришлось залить банку кипятком
и оставить на часик. В итоге жидкость приобрела ярко-желтый цвет,
неотличный по цвету от... мочи. В обед я взял эту банку, и, прикрывая
руками, пошёл в туалет вылить. По пути, конечно же, встретилась коллега
из соседнего отдела и вытаращив глаза, посмотрела на банку... Я, конечно
же, подыграл:
- Привет. Вот, опять эти новые проекты... Сидишь, и даже в туалет
некогда отлучиться, приходится в банку ходить...
Девушка как-то глупо поулыбалась, мол, шутку оценила и пошла дальше. А
сегодня вечером меня вызвал начальник и сказал:
- До меня дошли слухи, будто бы я свой отдел так нагружаю, что они
просто с ума сходят. Ты не знаешь, кто бы это мог такое сказать?

Я удивленно сказал, что не знаю и пошёл работать дальше. И хорошо, что
дошло происходящее до меня только потом...
Фурсенко рулит...

Помните из анекдота?
" - Мне Паваротти совсем не понравился, как поет. И что это все
восхищаются?
- Ты Паваротти слышал???!!! Где????
- Да Генка, сосед, напел - ерунда!"

Вчера выпускники писали ЕГЭ по русскому языку. Вспомнилось в связи с
этим. В 9-10 классе дочь должна была прочитать "Войну и мир". Честно
начала, осилила где-то 5-6 глав и все. Заставляю читать - верещит:
"Никто не читает! Все кино смотрят!" Ладно, скачали фильм. Посмотрела
1 серию и все. Заставляю уже фильм смотреть. Снова верещит: "Не буду!
Я уже СОДЕРЖАНИЕ знаю, нам Марина Витальевна (учитель) РАССКАЗАЛА!"
Мда... И вот вчера после экзамена задает вопрос по части "С":
- Мам, а что - "Детство", "В людях" и "Мои университеты" это на самом
деле автобиографические книги?!
- Да... (отвечаю с недоумением, для нашего поколения это как дважды
два - надеюсь...)
- А почему тогда главного героя Алеша зовут? Книги-то МАКСИМ Горький
написал!

Что тут можно ответить? Между прочим, у ребенка 5 по литературе. И чему
же их с подачи Фурсенко учат???!!!
... С ужасом представляю, как мои внуки пишут в 11 классе сочинение на
тему "Необыкновенное путешествие Колобка".
Вчера меня оштрафовали гаишники. Впервые за 4 года вождения! Было за
что, конечно. Впереди машина начала мигать правый поворот и
притормаживать. А мне не хотелось тормозить, я как раз вниз под горку
бодро катилась. Слева - никого, так я вильнула влево, выскочив за
сплошную парой левых колес...(спорим- любой из вас так же бы сделал! все
так делают) А они впереди уже меня ждут, улыбаются. Говорят:
ГГ. Лишение прав от 4-х до 6-ти месяцев.
Я. Нееет! мне нужна машина!!! На работу ездить!!!
ГГ. Ну и что вы предлагаете?
Я. Ну... может..."я больше не буду?!"
ГГ. (смеются) нее, это не пройдет.
Я. Ну штраф выпишите, я заплачу.
Поговорили еще с ними, где работаю, муж-дети, да что да как... Ладно,
говорят, выпишем мы вам фтрафчик, небольшой такой... скажем, за...
переход улицы в неположенном месте. 200 рубчиков. По адресу... ну
скажем... Ленина 85! (а это адрес нашей милиции. Это получается, я прямо
перед зданием милиции дорогу переходила! хихи). Вот какие люди хорошие у
нас в ГАИ работают! А вы - "звери, хапуги"... Теперь вот думаю, может и
таможники не такие уж плохие? А водить буду аккуратнее, чесслово!
Еду в электричке. Вдруг вижу на экране одного из телефонов нечто похожее
на текстовый режим в DOS. Пригляделся - телефон оказался Nokia N900, а
то, что я принял за DOS - линуксовой консолью, в которой запущен
Midnight Commander. Владелец телефона набирал исходник программы. На
каком языке, я не разглядел, но, кажется, Python.
Но самое удивительное в этой истории то, что владелец телефона оказался
тёткой!
Вот так-то: пока одни разглагольствуют о всеобщей дебилизации, другие
просто молча ей противостоят.
Рассказывают, как-то на пленуме Союза советских композиторов в серьёзном
разговоре о текстах оперных арий Дмитрий Шостакович сказал:
- Если по роману Горького "Мать" будет написана опера, то там друзья
Павла Власова будут петь: "Павел, твою мать, твою мать арестовали".
Тик-так

В давние времена довелось мне работать на флагмане
отечественного автомобилестроения, автозаводе имени Лихачева. Трудился в
нашем конструкторском отделе один интеллигентного типа мужичок, Женя
Исаев. Много веселых воспоминаний осталось от того, как он в рабочее
время с женой по телефону разговаривал. И без этого он постоянно висел
на телефоне по роду выполняемой работы. Но когда говорил с женой - можно
было догадаться сразу. Минут двадцать молчания с трубкой в ухе. Потом -
всплеск эмоций. Несколько раз было критично. Впадал наш Женя после таких
разговоров в транс, маялся удрученно из стороны в сторону, места себе не
находил. Узнавал, оказывается, от нее, что зарплату ей прибавили, и
получать теперь она будет больше чем он. Беда! Позор для мужика, точнее
трагедия. Так и что вы думаете? Заканчивались Женины мытарства в
кабинете главного конструктора с заявлением на увольнение в руках. А
поскольку Женя человеком был незаменимым, мог что угодно пробить,
достать, продвинуть, что по тем временам ценилось на вес золота -
выбегал он из кабинета всегда переполненный радости. С восстановленным
реноме в виде прибавки к собственной зарплате. Так вот, разговоры с
женой у Жени со временем стали видоизменяться. Самомнение,
сформированное невозможностью жены превзойти его в показателях зарплаты,
стало позволять ему вставлять в разговоры, время от времени,
какое-никакое словечко. Постепенно излюбленным стало многозначительное
"Так". И выглядеть все это стало следующим образом. Сидит Женя, с трубой
в ухе в отделе и прерывает тишину звонким "Так" через каждые
двадцать-тридцать секунд. Поскольку разговаривал он с женой, как уже
было отмечено, подолгу, очень скоро это стало всем надоедать. Самым
прикольным и эффективным способом отучить Женю от данной назойливой
привычки стало изобретение нашего штатного юмориста Васи. Подстраиваясь
под частоту "Таков", индивидуально зависящую от темы разговора,
настроения и других неведомых нам факторов, он начинал вклянчивать в
тишину в промежутках между "Так" добавку в виде "Тик". И, вот что стало
получаться, как вы уже, наверное, догадались: Женя: «так», Вася: «тик»,
Женя: «так», Вася: «тик», тик... так, тик... так, тик... так. Дня через
три Женя разговаривал с женой, как это и полагается, не произнося ни
звука.
© konde13
Смотрю, в киоске появился новый журнал "Мой Ребе". Думаю, очень
интересненько. Говорю:
- Дайте, пожалуйста журнал "Мой Ребе".
- Нет такого.
- А это что?
- А это журнал "Мой ребенок", просто название другим журналом
загорожено.
Не мое. Тесть в 195… писал. Уже и не спросишь, в каком точно году.
Светлая тебе память - Данилов Михаил Иванович. Геолог Милостью Божией. В
записках нашли.
«Заварка». (Перепечатываю все до точки, почерк очень даже читаемый).
«После окончания института мы с другом попали по распределению на работу
в Читинское геологическое управление, где нас направили работать
буровыми мастерами в село Унда, что вблизи от рудника Балей, где
пришлось вести разведку рудного золота. Участок наш только
организовался, жилья не было, и мы устроились на квартиру к бабке. Был
август 1958 года. (ВОТ ОНА ДАТА! НО Я НЕ СОВРАЛ – Я, ЖЕ НЕ ЗНАЮ В КАКОМ
ГОДУ ТЕСТЬ ПИСАЛ…) К бабке привезли внука Кольку в связи с какими-то
неурядицами у его родителей. Колька должен был пойти во второй класс.
Бабушка, обеспокоенная таким обстоятельствами просит нас:
- «Ребята, вы вроде грамотные люди, проверьте, как Колька знает грамоту,
а то его здешняя учительница говорит, что у него плохой аттестат и как
не пришлось бы его снова в первый класс». К счастью нашелся букварь, и я
приступил к реабилитации недоросля. На поверку оказалось, что он напрочь
забыл не только чтение, но и почти все буквы. Пришлось начинать с буквы
«А». Колька оказался пацаном сообразительным и, ориентируясь по
картинкам, через неделю хоть и по буквам, но начал читать.
И вот попроведовать Кольку приехала его мать. Бабушка конечно рассказала
ей о проблеме. Мать начала нас благодарить, а я решил похвастать
успехами Кольки и конечно своими. Я взял в руки со стола первый
попавшийся предмет – пачку чая и говорю: «Ну-ка, Коля, покажем маме, что
мы умеем».
Колька читает крупные буквы «- Ч, А, И».
Мать спрашивает: «А как будет вместе?».
Колька бойко отвечает: - «ЗАВАРКА»
Проклятая и жутко интересная служба в ГАИ. Группа розыска водителей,
скрывшихся с места ДТП. Там где есть пострадавшие. Ни дна, ни покрышки.
Ночь-полночь, айда на ремень. Глаза слипаются, а ты либо за рулем, либо
голову ломаешь на пару с таким же измученным коллегой, как в три часа
ночи в подъезд проникнуть. Там нас в одной квартирке на девятом этаже
(лифт отключен навечно), не очень-то ждут, надеется подлец бросивший на
дороге сбитого пешехода умирать, что не дознаемся, не придем... А утром
комбату-самодержавцу докладывать. Ну да это отдельная история. Вернее,
целый цикл историй. Как-нибудь расскажу… Ох и расскажу же! Сейчас другая
история. Клянусь, на самом деле было.
Долгожданный отпуск. Ночь в купе. По рассейским обычаям в любое время
года душном. Отчий дом. Радость встречи. Но вот заковыка…. У отца,
несмотря на нескромные возлияния (говори Рассея, разговаривай Масква!!!
Сягодни можна! Сталы от деревенских яств ломятся), вид смурной. Нехотя
признался мой папка: бумажник, оказывается, неделю назад посеял. Все
документы и малость денег после заправки автокопейки оставшиеся. А я-то
недоумевал, что это мне с сельского вокзала-полустанка пехом пришлось
топать. Не встретили родители. Да фигли с пешей прогулкой, не
переломился. А вот каково родителям без авто?! Ни на капустном поле
(законное дело! – правление колхозов даже одобряет), для пропитания
хряка, после уборки урожая «пошакалить», ни на рынок излишки вывезти.
Беда однако серьезная.
Хватанул папа рюмочку казенки иногородней, поднял руку, отмахнулся от
горя-беды и поведал: на автозаправке видать сунул кожан мимо кармана.
Кинулся сразу, да вот странность-то, все обшарил в округе, а не нашел.
Грешит на супружескую чету на пожилом «Москвиче» с киндером белобрысым
лет так двенадцати. Крутился рядом мальчонка, мог «принять» оброненный
бумажничек. А более никого не было.
Ну, я-то, как на грудь приняв, становлюсь на удивление сообразительным и
оживленным. Номер, мол, запомнил?! Папа только отмахнулся. Да я и сам
думаю-то. Ну, запомнил бы и что? Я не я, и хата моя с краю, а будете
настаивать, милицию вызову. Вот и весь был бы ответ. Объявления на
заправке уже повесили. Вот только до бегущей строки на ТВ не додумались.
Самому уже не до веселья. Голову ломаю, к кому обратиться. Мои друзья
уголовнички, после моего перевода в другую область, тоже кто куда
разбежались. В городке, где МРЭО (такая вот была специфика – в
райцентре, где родители проживали только местное ГАИ), ни одной души
знакомой. Да и не секрет, недолюбливают гаишники коллег иногородних. Тут
хоть замашись удостоверением из другой области. Законным порядком,
ржавое дело. Тут и отпуска не хватит. Времена тогда были аховые, власть
все норовила граждан против шерсти приласкать. (Правда и сейчас, если и
по шерсти гладят, то предварительно уксусом смочив обильно).
Ну, утро вечера мудреней. Празднование свернули. Бутылки укупорили,
яства в холодильник убрали. Спать легли пораньше. В намерении утром на
ТВ объявление дать, и в это самое МРЭО заглянуть.
Утром уже собирался ехать на рейсовом автобусе в городок, как мама
приносит письмо. А там… Записка-писулька подметная, детским почерком
писанная. Хотите, мол, документики свои лицезреть, не торгуясь, готовьте
деньгу немалу. Я еще сумме подивился. И план приложен, как обмен будет
производиться. Детально продумано, тайники-закладки, явки, пароли и
т. д. Конспираторы хреновы. Батя просиял. Уже вслух рассуждает: свинью
продать, у знакомых занять… Маман конвертик приносит. Говорит тут еще
бумажка внутри. Глянул и прослезился. Глупость человеческая. Квитанция с
домашним адресом.
Ну, остальное дело техники. Приехали в тот самый городок. Сыскали улицу
и дом-пятиэтажку имени кукурузовода. За дверью лишь трели звонка. Соседи
подсказали. Главный вымогатель на работе засоры в трубах прочищает,
недоносок белобрысый педагогам мозг сносит, а вот маркитантка синдиката
трудится нянечкой в детсаде, за углом. Помахал удостоверением,
представился невнятно (сам-то я не мелкий, стригусь всегда наголо и
обликом – так в глаза и говорят – на знаменитого Дукалиса похож). Она
чуть в обморок не упала. Подхватил нежно за талию необъятную, вопрошаю
угрюмо: «Как же вы гражданочка, до такой жизни докатились, лопатники у
прохожих тырите?».
Уже в отцовской копейке сквозь сопли и слезы поведала: у них давеча
также гаманец пропал. Вернули за весьма нескромное вознаграждение. И
когда сынуля из-под маечки бумажник им показал, тени сомнения не
возникло – времена волчьи и добыча законная, нефиг варежку разевать!
Отец выронил, пацан тут же его спиной схватил и был таков, в «Москвичок»
нырнул. А там родители ситуацию просекли. Отца моего на три буквы с
возмущением в голосах и лицах послали. Обагатиться намеревались. План
«Барбароса» всей семьей разрабатывали вечерами. За основу приняли их
случай. Да что там за основу! Все почти «перерисовали». Даже место
закладки денег не изменили. «Почти» - потому что сумму удвоили. Семья
дебилов. Накатал письмецо сынуля под папину диктовку. А отправить
(«повязать» по-бандитски, хотели что ли?) доверили маме. Подельница
сгребла со стола, все что лежало. В конвертик, сунула не глядя.
В квартире передал отцу бумажник, вытолкал за дверь, один на один
спросил бандитку-нянечку, где мол доллАры с гаманца? Она вновь чуть не в
обморок, сует какую-то мокрую от пота мелочь, видать из семейного
бюджета. Брать не стал. Сказал, что удостоверение у меня поддельное, а
на самом деле я бандюган местный. И если денег заграничных завтра не
будет, паяльники и утюги из квартиры выносить бессмысленно. Со своими
придем. Ну не жалко мне ее! И сейчас не жалко.
В пути молчали. Тягостно как-то молчали. Отец из-за хлипкой двери,
вероятно, все слышал и явно остался недоволен моей выходкой. Сижу,
маюсь. А тут, уже у дома буквально, ошеломил. Добродушно так спрашивает:
«Когда за долларами поедем-то?». Было собрался с раздражением (уж
больно от папки моего умного не ожидал глупости подобной) объяснить, что
семейка лихоимцев хоть и из породы идиотов, но сегодня вечером
всенепременеше будет слезы лить в кабинетах городского управления по
борьбе с бандитизмом. Глянул на него и осекся. Одной рукой рулит, другой
бумажник на груди сквозь пиджак оглаживает, а глазах смешинка сквозь
влагу. Горькая такая… смешинка.
Дома из холодильника на стол. Мама радостная у плиты хлопочет. Особо в
подробности не вдавались. Показали документы: «…в порядке все... ».
После первой отец попросил больше так не делать. Пообещал. Соврал
естественно. Взрослые дети родителей лишь из благих намерений
обманывают.
Садовник.
Лучшая история за 16.10:
В 1985 году космонавты Джанибеков и Савиных реанимировали обесточенную орбитальную станцию "Салют-7". До сих пор этот полет считается самым сложным в истории космонавтики. Было нарушено энергоснабжение станции, она не выходила на связь. Для ремонта были посланы Джанибеков и Савиных на корабле «Союз Т-13». Пристыковались, взялись за ремонт. Ремонт происходил примерно так: вынимался какой-то блок, проверялся тестером, нормальные возвращались на место, неисправные заменялись. И вот, после замены очередного блока, Джанибеков отчетливо услышал за спиной спокойный голос: "Здорово, отцы!". Первая мысль у него была: "Все, песец, прощай, космонавтика - у меня поехала крыша". Потом заметил, что и у Савиных побелел нос. Это несколько успокоило - сразу читать дальше
Рейтинг@Mail.ru