Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
01 ноября 2013

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Кабзда

Я выучила новое слово.
Кабзда! (ударение на последнюю букву)
Кабзда — это что-то вроде капец, но женского рода и более интенсивно.
До этого я знала другое слово. Оно называлось консёрн.
Консёрн — это то же самое, что и кабзда, но от английского сoncern. То есть беспокойство, озабоченность, настороженность, опасение.
Слову консёрн меня научили рекламные агентства, с которыми я часто снимаю ролики.
Например, на площадке говорят: «Агентство в консёрне». Это значит, что есть сомнения. Иными словами, у агентства какая-то небольшая кабзда.
Агентство, как я успела заметить, находится в состоянии перманентного консёрна. Например, для одного ролика три недели выбирали женщину с идеальными руками. Нужен был кадр, в котором женские руки вытаскивают из русской печки жаркое в горшочках. Агентство не выходило из консёрна. Все руки перебрали. Настолько ли идеальные суставчики между фалангами пальцев? Настолько ли хороши ногтевые пластины? Мне звонили в три часа ночи с уточняющими вопросами: «Какая фамилия у актрисы, у которой чуть кривоват левый мизинец? Ларионова или Федорова?» И я знала, что это Потапова. Пригласили специального мастера по маникюру со всей палитрой лака. Маникюр стоил 15 000 рублей. Дальше начался настоящий консёрн. Долго выбирали платье с нужной длиной рукава. Потом думали: будет ли кирпичный цвет рукава спорить в кадре с цветом глиняных горшочков? А на съемках поняли, что женщина не может голыми руками вытаскивать горячее жаркое. И вот в этот момент началась небольшая кабзда. Поэтому дали актрисе в руки ухват, надели огромные прихватки-рукавицы и нормально сняли.
Увидел рекламный постер Сбербанка. К олимпиаде готовятся. Прыгун с трамплина парит на горном фоне. И слоган: Вместе к новым высотам. Нет, может, в Сбербанке и не догадываются, что с трамплина не к новым высотам вовсе, а просто вниз летишь, но я об этом твердо знаю. Меня хоть совсем пьяного разбуди, спроси, куда с трамплина прыгуны летят, я твердо отвечу. Выругаюсь, но отвечу. Такое не забывается потому что.

Мы тогда в одной архитектурной мастерской одного города выпили. По чуть-чуть. С ее начальником. И начали проект церкви обсуждать. Так получилось. Я ему эскизы набрасываю один за другим, а он отвергает. Эти архитекторы к строителям всегда так относятся. Вот предложи им на трезвую голову окошко с одного фасада на другой перенести, или балкон с лепниной на фронтон присобачить, так с превеликой неохотой, но сделают. Потому что знают, что это не сам я просил, а только волею пославшего меня заказчика. А когда приняв на грудь пару рюмок, начинаешь им художественные предложения вносить – таки практически все без толку. Особенно на втором литре на брата. Некоторые так вообще умудрялись вырубиться до осознания всей красоты моих предложений.

Так и тут. Давай, говорю, Коля, закомарные своды зафигачим. Для красоты и вот такой вот формы с видом. А окошечки вытянем и сузим кверху. И финтифлюшек по бокам зафи…, наделаем то есть, в виде таких вот колонн. Зашибись колокольня выйдет. Я приблизительно такую видел где-то. Говорю, а сам карандашом японским, узкогрифельным по листику чиркаю для графического пояснения образов: тут лестницу для звонаря, я СП по храмам смотрел, там про наружные лестницы с узорами не написано ничего. Значит можно.

- Нет, - отвергает Коля в который раз мои картинки. - И нефига мне тут. Наливай лучше. Каждый должен своим любимым делом заниматься, из конца в конец, а не храм Святого семейства битый час рисовать дилетантскими штрихами. Тоже мне Гауди. Мы церковь в Кустиках проектировать собираемся или где? Вот и нечего будущий исторический облик своими предложениями портить.

- Ах так, - начал было я, и тут, как всегда, на самом интересном месте зазвонил телефон.

- Здравствуйте Николай Гаврилович, - раздался из трубки бодрый, спортивный голос, - у нас трамплин падает, не могли бы вы прям сейчас приехать.

- Сейчас узнаю, - отвечает Коля в трубку, трезвым, практически, голосом и меня спрашивает: ты теодолитом пользоваться умеешь?

- А как жеж, - отвечаю, - как сейчас помню, иду я по стройплощадке, в одной руке теодолит, в другой тахеометр, в третьей руке нивелир, в четвертой две рейки…

- Не ври, - прерывает меня Коля, - одной рукой две рейки сразу не унесешь…

- Так рейки новые, - говорю, - компактные, а в одной руке пара, потому что иначе у меня б руки для лазерного дальномера не хватило…

- Мели, Емеля - твоя неделя, - отмахивается Колька, - а машину ты не отпускал еще?

- Не отпускал, - тут я уже серьезно, - кто-то же должен меня домой отседова везти?

- Через полчаса будем, - говорит Колька в трубку, переставая прикрывать динамик телефона ладонью, - ждите.

Он быстренько собирает ящики инструмента и, пока мы едем в лифте, рассказывает.

- Трамплин не то чтобы падает. Но подвижки есть. Нехорошие. Мы полгода назад там даже маяки с аппаратурой слежения установили. Ползет, гад, но постепенно замедляется. Пока опасности никакой, но тамошние спортсмены, как статью в газете какую прочтут, так сразу и звонят, что все пропало, а им прыгать надо. И соревнования у них. А аппаратуре они не верят. Они мне верят, когда я с теодолитом вокруг трамплина шаманю. Твоя задача помогать, умные слова говорить и головой кивать, если спросят. Справишься?

- Еще бы. Головой кивать это я завсегда с радостью. Особенно когда спрашивают: пить будешь? Ну как на такой вопрос головой не кивнуть? Отрицательно, разумеется.

- А вот умничать не надо, - говорит Колян, - там спортсмены ведь. Они и накостылять могут слишком умным.

На трамплине нас хорошо встретили. Даже двух молодых спортсменов из секции в помощь выделили. Рейки носить и ящики с приборами. Битый час вокруг трамплина лазили. Если б не две фляжки по поллитра, в конец бы замучались.

Зато потом Колька, главному их, с чистой совестью сказал, что все нормально, еще годик точно не сползет трамплин с горки, но через месяц еще раз проверить надо.

Про проверить, главный как-то не расслышал даже, потому что на меня смотрел. То есть я верхушку трамплина рассматривал, а он меня за этим делом наблюдал.

- Что, - спрашивает, неожиданно так, - небось страшно даже подумать туда взобраться, а уж прыгнуть так вообще ужас, да?

- Да ты что? – предательски возмущается Колька, пока я раздумываю с какой руки этому главному по трамплину съездить, - ты кого пугать вздумал? Это типус не просто человек, а мастер спорта с лыжами. Ему ваш трамплин, что слону дробина. Он и не с таких у себя в Москве прыгал. Он вообще у себя в Москве по трамплинам чемпион.

Про Москву это он зря. Про мастера тоже, собственно, напрасно, но после Москвы у меня дороги назад не было уже. Главный сразу зацепился.

- Москвич, - говорит, - мастер спорта. Это замечательно. Сейчас мы вам амуницию подберем, а лыжи я вам свои дам. Мы с вами и весом и ростом одинаковые почти будем. Пойдемте переоденемся, и вы покажете нам провинциалам, как московские мастера летать умеют.
Ну как тут назад отвернешь, когда тебя в такое положение воткнули? Никак. Погрозил я этому архитектурному грифелю кулаком напоследок и переодеваться пошел.

- Только, - говорю тренеру, - вы мне костюмчик покрасивше расцветкой подберите, чтоб он внешнего впечатления от моего полета не портил. А то знаю я вас: подсунете прошлогоднего фасона, а мы в Москве к такому не привыкли. У нас от этого настроение портится.

- Не извольте волноваться, - отвечает главный по трамплину, - у нас для всяких тут таких как вы последние итальянские поступления имеются, всяко красивей чем вы летаете, - а сам к раздевалке меня подталкивает. Чтоб быстрее шел, значит.

Переодели меня в костюмчик с каской. Лыжи дали. Лыжи тяжелые, а каска наоборот. Беззащитная какая-то каска. Их для таких трамплинов наподобие спускаемых аппаратов ракетно-космического корабля Союз надо делать. И парашютами снабжать. И тормозными ракетными двигателями аварийной посадки. А вовсе не ту легкую фигню предлагать, что мне на голову ремешком пристегнули.

Особенно остро все несовершенство каски чувствуется, когда с площадки трамплина вниз смотришь, на той жердочке сидя. И слушаешь наставления всяких нелюдей, как ноги держать и как руками воздух ловить.

- А чего это я мастеру спорта из самой Москвы очевидные вещи объяснять буду? – спросила эта нелюдь и сказала. – Пошел!

И я пошел. То есть поехал. Это всем кажется, что там быстренько скатываются, от стола отрываются, недолго парят, скоренько приземляются и обратно наверх лезут. За повторным удовольствием. На самом деле все очень медленно.

- Пошел. – Повторил я про себя, скатываясь вниз по разбитой лыжне, - Мама. То есть, папа. То есть мама. То есть, господи. Чтоб я еще раз неумеючи тебе колокольни рисовал. Не буду больше. Если долечу.

Впрочем, в том что я долечу сомнений у меня не было. Никаких. Лететь-то вниз. Это вверх не у всех получается. А вниз оно легко. Не сказать бы, чтоб всегда приятно… Но легко. Вот помню, классе в третьем я с третьего этажа новостройки в сугроб прыгал, когда от участкового сматывались. И с парашютной вышки в Измайлово. Я вообще много откуда прыгал. Думал я, пока ехал вниз по разбитой лыжне трамплина. Там вообще легко думается о прошлом, доложу я вам.

Тут меня немного подкинуло, я ушел со стола и замер в позе титанового памятника Юрию Гагарину на одноименной площади города героя Москвы. Его еще, этот памятник, некоторые «дай три рубля» называют. Или памятником футболисту. Потому что у него в ногах мячик лежит. Тоже титановый.

Елки, кстати, по сторонам мелькают. Медленно чего-то. И земли почти не видно внизу. Пора бы уже. Посадку бы объявили, что ли. И где эта чертова стюардесса? А то надоело между делом по воздуху болтаться.

Не, я не упал. То есть упал, но не когда приземлился, а когда затормозить пробовал. Очень неудобные эти лыжи с ботинками. Широкие очень и жесткие.

Упал сижу на снегу и о жизни думаю. О том, что жизнь – чертовски хорошая штука, между прочим. Минут через пять главный по трамплинам прилетел.

- Что-то, - говорит, - московские мастера спорта некрасиво летают. На троечку.

- Допустим, на троечку, - отвечаю, - это тоже результат. Потому что я не мастер спорта, а всего лишь кандидат в эти мастера. По биатлону. И если мне прям сейчас винтовку в руки дать, то вся ваша секция дальше любого чемпиона мира по вашим прыжкам улетит. В два раза и с гарантией. А то и вовсе приземляться откажется, клином построится и в теплые края дунет. Ну те кто уцелеет, из-за того что я обоймы перезаряжаю медленно.

Тут главный по трамплину несколько позеленел, взял одну большую лыжину обеими руками и вкрадчиво так спрашивает заведующего архитектурной мастерской:

- Коля! Налево твою и направо. Ты чего мне наплел про чемпиона Москвы по прыжкам с трамплина? Про мастера спорта? Про человека с большой буквы?

Вот хорошо, что в этих трамплинных тапочках бегать несподручно. То есть несподножно. А то одним талантливым архитектором меньше бы стало. А тогда не стало, тогда стало одним трезвым архитектором больше. Потому что одним трезвым строителем больше стало еще немного раньше.

Отличный способ протрезветь, кстати. Но я его рекомендовать не могу, сами понимаете. Он труднодоступный. Тут, как минимум, нужен трамплин, начальник архитектурной мастерской и главный по трамплину тренер. Тренера придется немного обмануть, а трамплин лет через несколько закрыть на реконструкцию.

Сложный способ. Но действенный. А церковь ту мы так и не построили. Но это ничего. Построит еще кто-нибудь.
Преамбула:
Далёкий 1979 год. СССР. Вся страна переживает события на китайской границе, на острове Даманский. Я рано утром захожу к другу домой, чтобы идти в школу писать сочинение по литературе за 8-ой класс.
Амбула:
У друга приехал старший брат из Москвы на побывку (он учился в МИСС) и привёз катушку новых записей Владимира Семёновича Высоцкого. Может быть, новых для нас, живущих на Урале.
Пока друг одевался, я с удовольствием слушал "КОМЕТУ-201".....
"Возле городо Пекина
ходят, бродят х"йвинбины,
ходят, бродят х"йвинбины,
ищут статуи, картины..."
Мой мозг запомнил эти слова навсегда. Пришли писать сочинение, расселись по местам, учитель вскрыл конверт с темами сочинения. Я не помню, какие были темы по литературе, но была свободная тема: "Родина, будь спокойна: дети отцов достойны".
Я и выбрал её.
Будучи под впечатлением песни Высоцкого, на трёх листах была проведена параллель между подвигами отцов на второй мировой войне и пограничниками на Даманском. Сдав сочинение на проверку, мы с друзьями умотали до вечера на рыбалку.
Вечером, появившись дома, узнал от разъярённого отца, что меня разыскивает учитель русского языка. Явился в школу и был посажен переписывать сочинение. По простоте, я, поверив Высоцкому, а он оказался как всегда прав, написал почти в каждой строчке х"й-вин-бины.
Пришлось писать хун-вэй-бины. Заодно и ошибки исправил.
Сейчас выяснилось что правильно всё-таки х"й.
Ч.К.
Скромность – важнейшее достоинство серьезного человека

Ещё со школьный времен меня напрягали люди, которые постоянно понтуются. Особенно если это просто «понт по жизни», а не попытка порисоваться перед девушками. И в этом ключе всегда вызывают уважение люди, которые скромны, несмотря на свои огромные возможности. Далее я расскажу 2 маленьких истории о таких людях, которые мне особенно запомнились:

Вася.
В моей тусовке был парень по имени Вася. Он был очень похож на парня из одноименной песни группы «Браво» - ну кто его не знает) Васю действительно знали все и Вася знал всех. Вася был беден, жил с мамой в съемной квартире на самой окраине и зарабатывал как мог. Про него ходило множество слухов о каких-то влиятельных родственниках и знакомых, но кроме слухов, за пару лет общения с ним я ничего не видел – ни денег, ни крутых знакомых. И вот как-то раз я сидел со своим партнеров в кафе на Садовом, и выйдя покурить партнер обнаружил что у него увезли машину. Эвакуировали. Причем уже довезли до штрафстоянки (сидели мы долго). Мне нужно было ехать, и я дал ему номер Васи (оного он видел 1 раз в жизни да и то мельком) и предложил позвонить ему – вдруг чем поможет? Телефон я дал можно сказать «на шару» - вроде как помочь нужно, а особо нечем. Самому мне нужно было ехать, и дальше партнер остался один.
Через час он мне звонит и обалдевшим голосом говорит: «Я не знаю, с кем там этот Вася общается, но после моего звонка через полчаса машину привезли обратно, денег не просили да ещё и крепко извинялись!». Кому Вася звонил я так и не узнал – мы с ним после этого виделись только пару раз да и то мельком.

Дима.
Дима был моим однокрусником по ВУЗу, в который я попал надо сказать совершенно случайно. Была долгая история с поступлением в другое место, подставой помогавших мне в этом людей, и в результате пролет прямо накануне сентября. Так что, как говорится, выбирать не приходилось, пришлось брать что есть из того, что рядом. ВУЗ был весьма своеобразным – я после него учился в паре очень блатных заведений столицы, но некоторых «реликтов» я не встречал даже в них. К примеру, там учился очень скромный парень со своим (семейным, но выдававшимся для его полетов) самолетом – дальнемагистральником (для справки это был конец 90-х, а не сегодняшний день, и тогда это было не просто круто, а нереально круто). Причем мой друг как-то на выходные летал вместе с ним на другую половину земного шара – меня не пустили родители. А так же пара кренделей, ездивших на мерседесах с номерами администрации президента, и появлявшихся хоть и редко, но поражавших преподавателей идеальным знанием экономики и английского.
Проблема была только в том, что почти все эти товарищи были совершенно неконтактными – общаться с окружающими они не хотели.
И среди всех этих товарищей был Дима. Дима был простым парнем. Он хорошо учился, ездил на автобусе вмеcте со мной, у него было всего 2 комплекта одежды и даже не было мобильного, хотя на тот момент они были уже у большинства студентов. Денег у него постоянно не хватало, и даже в буфете и столовой он наскребал мелочь из кармана.
В общем, мы как-то с ним сошлись на базе общего интереса к экономике страны, глубокое знание которой отличало Диму от большинства остальных однокурсников.
Сам я на тот момент не имел успеха у девушек, но относился к молодым людям, с которыми девушки охотно дружили, но дальше отношения принципиально не развивали.
Прямо такой мальчик–гей традиционной ориентации. С одной из таких подруг я познакомил Диму. И у них завязался роман. Роман страстный и крепкий. Они учились в разных группах, но между парами всегда были вместе.
А ещё на нашем потоке учился Петя (назовем его так, боюсь что личность он сейчас весьма известная). Петя был истинным представителем понтующейся золотой молодежи. Самолета у Пети не было – это удел скромных людей) но вот все остальное было при нем. Спортивные машины, вывоз всех девушек группы по ресторанам, новые прикиды каждый день, огромная квартира – в общем, «фулл хаус». И понты лились с его стороны бурным потоком, даже можно сказать рекой. Всех, кому Петя не нравился, довольно быстро ставили на место либо Петины друзья, либо его охрана, тихо ожидавшая своего патрона в машине. Но вот Петя решил развлечься на новый манер – разрушить устоявшийся союз. И начал крайне нагло и открыто приставать к девушке Димы. Дима пару раз пытался с Петей поговорить. Но оба раза был послан. Третий раз был отпрессован охраной. На следующий день Петя в институт не пришел. Я заподозрил неладное, ибо все телефоны молчали. Девушки тоже не было. Но на следующий день они оба появились и все стало по прежнему. Только вот Петя пропал. На пару дней. После чего вечером был замечен с дико нервным папой и испуганной мамой, окруженными усиленной охраной, у кабинета ректора. Больше Петю в институте мы не видели. На мой вопрос «что это было», Дима мне сказал, что если я хочу остаться с ним друзьями, то больше его задавать не нужно. Только через много лет, встретившись с его на тот момент уже бывшей девушкой, я узнал, что папа Димы, такой же скромный как и он, «просто позвонил своему партнеру Роме». Да, тому, который, как вы прекрасно знаете, думает о семье. Вопрос-то как раз был семейный)))
С Димой мы потерялись после института. Но по слухам он женился на простой и хорошей девушке, и тихо живет в маленькой двушке в центре нашего огромного мегаполиса.
Детям посвящается.
У меня чадо 4.3 года. Несколько зарисовок.
Случайно сдернула одеяло вместе с сидящим малышом. Дитё спикировало на пол, стукнулось и молвило:
- Было клуто!
Унес со скандалом набор со взрослыми инструментами в свою комнату "поиглать".
Замечаю, что нет старого пульта...
Нашел кусачки, откусил конденсатор и диод. Как додумался?
Пыхтя складывает самолетик из бумаги. По помятости и исполнению думаю, что не полетит. Мы многого не знаем. Уворовывает мамин фен и вуаля... Летит и делает мертвую петлю.
Кошка по привычке сидит под столом, сглатывает и подмигивает одним глазом.
За что я люблю рекламщиков.

Сегодня получил от одного из своих банков (с большой буквой А в названии) - спецпредложение:
"Заплатите через нас штраф в ГИБДД и выиграйте Ipad или машинку на радиоуправлении".

Сижу думаю, если ЭТИ призы дают за административку, то что банк предложит за уголовную статью?
Мда... Стимулирование продаж - оно таа-акое стимулирование...

Пруфлинк акции - alfabank.ru/press/news/2013/10/23/32292.html
1
Россия наверное единственная страна, где полиция столь мало озабочена преступностью, а в основном занята заботой и охраной начальственных особей. Где еще можно без последствий после крупного ДТП собраться на дороге этнической группировке и начать наезжать на остальных граждан. Представим ситуацию, когда некто некоей национальности сбивает насмерть гражданина европейской страны и к нему в группу поддержки слетаются соплеменники и начинают колотить свидетелей и потерпевших. Всех их тихо мирно перефотографируют, спецотдел быстренько узнает что и кто их объединил и скоренько опять же тихо и мирно все эти типажи оказываются в ситуации, когда надо будет сильно подумать, а стоит ли еще раз светить себя, собираясь больше трех. И это безотносительно гражданства национальности цвета кожи. Преступление - неизвестная полиции группировка - развалить и разрушить связи, внедрить агентов, взять под контроль. Ничего вроде бы сложного, если бороться с этническими бандами. Если бы. Но это так, преамбула.

Наша провинциальная команда по, скажем так, борцовому виду спорта, была приглашена на небольшие провинциальные соревнования в маленькой провинции одной небольшой, но толерантной европейской страны. А там у них, как известно, союз и на выходные съезжаются "туристы" с золотыми зубами и с дамами в цветастых шалях. Соревнований у нас не было, поэтому вся команда разбрелась по городку озирать окрестности. И тут одному румынскому "туристу" посчастливилось спереть у нашего самого легкого борца, назовем его Боря, все его запасы валюты, аккуратно сложенные в новенький паспорт с новеньким шенгеном. Можно представить обиду Бори, когда он обнаружил пропажу. Но это же Европа. Маленькая бабушка тихо показала Боре довольную рожу своего румынского союзника и Боря с кошачьим шипением свалил бугая и начал искать в его карманах свой паспорт. Его тут же начали бить цветастые тетки, но Боря на них не реагировал. Когда откинув в сторону своих теток за Борю взялись мужики-соплеменники публика вокруг начала фотографировать и звонить в полицию. Но не тут то было. Наша команда бросилась на помощь Боре, соплеменники на помощь своим, а моментально объявившаяся полиция начала радостно метелить всех подряд. Кончилось тем, что и мы и "туристы" вместе со своими тетками оказались в главном зале ратуши в окружении полицейских. Паспорт Бори нашелся в кошелке одной из дам, денег там уже не было. Всех нас переписали, поставили в паспорт какой-то штампик и отпустили. У туристов задержали какого-то невзрачного мужичка и увезли куда-то на полицейской машине. Сказали, что это самый главный турист в этой компании. Соревнования наши прошли успешно, все время рядом и даже в аэропорту с нами гулял и фотографировал некий гражданин в панаме и армейских ботинках. Организованную группу туристов из Румынии на улицах городка мы больше не видели. Проблем с шенгеном тоже в дальнейшем не было. Все вроде хорошо. Кроме одного, уехал таки наш Боря в Европу по персональному приглашению мэрии этого городка. Закончил курсы и теперь там работает. Догадываетесь кем и где? О чем это я? Ах да, заметьте, это все-таки другая мэрия, другая полиция совсем другой страны. Может попросим Борю вернуться?
«Устами младенца». Достойно раздела анекдотов, но это реальный диалог.
Автобус. Напротив меня женщина, рядом коляска с мальчиком трёх-четырёх лет. Женщина листает какой-то глянцевый журнал о светской жизни. Мальчик периодически тычет пальцем в фотографии на страницах и звонким голосом на весь автобус спрашивает: «бабушка, а кто эта тётя (или дядя)?» В очередной раз:
- Бабушка, а я знаю, это Путин.
- Да, это Путин, наш президент.
- А Путин – человек?
- Конечно, человек.
- А ты говорила, все люди когда-то умирают, как наш дедушка. Почему же Путин до сих пор живой? Когда же он наконец умрёт...

Немая пауза во всём автобусе.
Работаю на заводе Renault. Сегодня у нас - бешеный переполох: приезжает премьер-министр Франции. (Кстати, можете меня расстрелять - все равно не отвечу, кто у них сейчас премьер).
Приезд высокого гостя был соответственно обставлен: начальство и служба безопасности носились как наскипидаренные. А мы – простые ребята, которые делают простые автомобили, стояли и спокойно покуривали, глядя на эту кутерьму. Курилка у нас на улице, возле входа в цех. Ну, скамеечка там стоит, обшарпанная, урна… знак еще висит, что курить можно.
Так вот, покурили – и разошлись, вернее сказать – разогнали нас, дабы видом своим не смущать «персон». Приехал премьер, был с почетом проведен по заводу и отбыл, а мы снова вышли покурить – всё-таки четыре часа прошло с последнего-то перекура. Вышли и видим: знак – на месте, урна – на месте, а скамеечки – и след простыл. Вот мы стоим и фильм старый вспоминаем: «Хороший человек. Солонку (скамейку) спёр и не побрезговал». Да нет, вы не подумайте, что нам жалко. Мы ж всё понимаем: Франция – страна бедная. Газа нет, нефти нет, алмазов нет, скамеечки, поди, все разные негры-арабы позанимали. А премьеру без скамеечки тяжко. Верно, и посидеть бедолаге негде. Пусть берет. Будет в своих Елисейских полях на нашей скамеечке сидеть – Россию добрым словом вспоминать. Только чего уж он так? Сказал бы – так мы б ему скамеечку лаком покрыли… Для хорошего-то человека…
Сегодня открываю программу ТВ на яндексе 21-30 фильм "Высоцкий"
Решил посмотреть кто в ролях:
Произведено: Россия, 2011
Режиссер: Петр Буслов
В ролях: Владимир Высоцкий (!), Сергей Безруков, Оксана Акиньшина, Андрей Смоляков, Дмитрий Астрахан• • •
Однако!

Вчера<< 1 ноября >>Завтра
Лучшая история за 14.11:
Есть такое интернет-сообщество "онкобудни". Его участницы - женщины, которые перенесли рак или борются с ним прямо сейчас. Они там как могут помогают друг другу, обмениваются опытом, контактами врачей, диетами, просто словами поддержки, короче - живут. Кто год после диагноза, кто три-пять, а кто и десять-пятнадцать. Они не считают, что если не удалось вылечить рак навсегда, то всё было зря и сопротивление бесполезно. Если удалось продлить жизнь хотя бы на год, то это целый год. 12 месяцев, 52 недели, 365 дней, 8760 часов. Рассказывает киевлянка Людмила Пухляк, основатель сообщества.

Я, кажется, не рассказывала эту историю. Рита была боец, каких мало. Она перепробовала кажется все, что было в арсенале докторов, и побывала везде. Ее рак читать дальше
Рейтинг@Mail.ru