Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
22 марта 2014

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
ВИСЯК

«Что они ни делают, не идут дела,
Видно в понедельник их мама родила…»

Старый КГБ-эшник Юрий Тарасович рассказал мне историю о том как тяжело на свете живется ворам и разбойникам всех мастей, ведь любое их телодвижение оставляет хоть незначительные, но следы.
Правда, все зависит от желания и квалификации самих следопытов.
Пару лет назад, в Москве произошла вот такая история:
Пожилая семейная пара собралась купить себе машину по объявлению. Не новую, но достаточно серьезную, дороже миллиона рублей.
Кто-то, как-то, об этом узнал и в воскресенье, накануне сделки, пока хозяева были на даче, их квартиру аккуратно вскрыли три раннее судимых мушкетера.
Вскрыли и приступили к детальному обыску. Кое-что нашли, но не миллион, вот и решили злодеи задержаться и дождаться хозяев, чтобы сказать им:
- Ну, ладно, мы сдаемся. Так куда, все-таки, вы спрятали деньги?
Забегая вперед, скажу, что в этом пункте план их вполне удался – злодеи неожиданно напали на вернувшихся хозяев, привязали несчастных к стульям и почти сразу узнали - на каких антресолях лежит то, что им нужно.
Заодно бандиты прихватили кое-какое добро, пожелали ограбленным спокойной ночи и тихо ушли.
К счастью, хозяину удалось довольно быстро выпутаться, он развязал жену и позвонил в милицию.
А уже через десять минут вломилась опергруппа и выяснила, что улик совсем никаких, хоть плачь.
Лиц потерпевшие не видели (грабители все время были в масках), по говору, вроде бы не москвичи, залетные, и не вегетарианцы (потому что колбасу в холодильнике сожрали сволочи), вот в общем-то и все богатые улики.
А главное – целый день, с утра до вечера, пока они поджидали свои жертвы, никто из них ни разу не снял перчаток.
Ну, телик смотрели, ну, музыку тихонько слушали, журналы листали, и как на зло, никто из них паспорт не выронил. Ну как таких найдешь? Да что там паспорт? Они даже по мобильнику никуда не звонили.
Висяк - он висяк и есть.
Опрос соседей тоже много не дал: - «Вроде стояла во дворе какая-то серая «Газель», а может и «Бычок», кто ж его знает? А теперь ее нету».
Номеров никто, конечно же, не запомнил, да и были ли они вообще?

Круг людей знавший о завтрашней сделке, тоже не ясен, хозяин даже на работе хвастал, что в понедельник с утра покупает себе «ласточку»
Эту историю можно было бы и закончить не начиная, если бы в тот вечер, в опергруппе случайно не оказалось одного зеленого курсанта школы милиции. Это был первый день его следственной практики.
И поскольку на уроках криминалистики его учили, что не раскрываемых преступлений не существует, а понятие «висяк» придумали бездари и бездельники, наш студент очень удивился отсутствию сыскного энтузиазма у старших товарищей и начал действовать сам.
Он принялся искать следы: в холодильнике, в мусорном ведре, на балконе, под дверным ковриком и даже в туалете…
Просто стажер твердо усвоил теорию, что следы обязательно должны быть, вот и искал их, пока опытные коллеги занимались писаниной и разговорами по рации.
Потихоньку студент добрался до стойки с аппаратурой: колонки, усилители, ресиверы.
Все не дешевое, но бандиты не прельстились, уж больно тяжелое и громоздкое.
А по тому, что пульты лежали не на своих местах, хозяин и понял, что эти Бременские музыканты еще и аппаратуру его включали…
Нажал стажер на кнопку, зазвучала музыка, присмотрелся, а - это играет нтернет-приемник.
Залез он в меню приемника и увидел список последних прослушанных станций.
И вот там, среди разных «шансонов» и «русской попсы», обнаружились две очень интересные станции, одна называлась - «Рязанская волна», а вторая – «Рупор Рязани».
И уже через полтора часа, серую «Газель» с лихой бригадой, «приняли» на въезде в славный город Рязань.
А вы говорите – «висяк».
Краткий курс потреблядства. Узнай себя.

1. Кредитные карты

Петя Клюшкин получает 30 тысяч рублей в месяц. Также у него есть несколько кредитных карточек с общим долгом в 100 тысяч рублей. За обслуживание этого кредита Петя ежемесячно платит банкам десять процентов от своей зарплаты: три тысячи.

Получается почти церковная десятина. Если бы Петя поклонялся Золотому Тельцу, его бы, возможно, такая ситуация и устраивала бы. Однако Петя молится иным богам, а свои банки тихо ненавидит за ежемесячное вымогательство денег.

При этом потихоньку выплатить кредит и перестать выплачивать дань ростовщикам Петя не может. Во–первых, его плотно держит на крючке такой прием как "минимальный платеж": если Петя перестанет тратить деньги с кредиток, ему придется в течение нескольких месяцев жить на половину зарплаты, чего он себе позволить не может.

А во–вторых, вокруг столько соблазнов, столько вещей–которые–можно–купить–за–деньги… Что Петя не видит иного выхода, кроме как продолжать год за годом кормить жирующие на его беде банки.

Забавный факт: Петя давно уже мечтает о собственном бизнесе, при этом рентабельность в тридцать процентов годовых его более чем устроила бы. Однако организовать абсолютно железный гешефт – выплатить банкам долг и начать класть проценты по кредиту себе в карман – Петя не может. Матрица не пускает.

2. Автомобили

Коля Пятачков любит автомобили. Раньше он ездил на метро, потом скопил денег на жигули. Сейчас перемещается на взятом в кредит лансере. Денег у него в обрез, часто приходится экономить на самом важном, типа отпуска или врачей. Но жизни без своего автомобиля Коля уже не представляет.

Ему надо отдавать кредит за машину, расплачиваться за втюханное дилером дополнительное оборудование и несуразно дорогую страховку. Ему надо решать кучу мелких проблем с парковкой, с царапинами, с заменой расходников и с гарантийным ремонтом. Ему надо раз в сезон менять резину и три раза в неделю заливать себе полный бак.

Коля, в принципе, не жалуется. Каждый отдельный денежный впрыск в машину вполне посилен. Вот только если бы Коля тщательно подсчитал стоимость владения своим сокровищем, он бы выяснил, что узкоглазый четвероколесный друг ежемесячно пожирает треть его зарплаты и половину его свободного времени.

Мог бы Коля купить себе вместо Лансера старую добрую Ладу Зубило, чтобы не заморачиваться вообще ни КАСКО, ни ржавчиной/царапинами, ни дорогими запчастями? Чтобы бросать машину где угодно, и чтобы чиниться за мелкий прайс в хорошем сервисе рядом с домом, без бумажной возни и без очередей?

Наверное, мог бы. Но если вы скажете Коле, что он выбрал себе машину не по уровню, Коля даже не будет посылать вас в задницу с вашими советами. Коля просто сделает удивленные глаза и покрутит пальцем у виска.

3. Недосып

Оля Головоластная спит по шесть часов день. Иногда – по пять часов. Проснулась, хлопнула кофе, и давай суетиться до самой ночи.

Другая девушка на ее месте давно бы уже задумалась о том, что как–то неправильно живет. Но Оля вот уже много лет не высыпается, и думать она уже давно отучилась. Когда у Оли выпадают свободные полчаса, она наливает себе очередную чашку какой–нибудь бодрящей бурды и… садится тупить. Смотрит телевизор, втыкает в Интернет, просто глядит осоловевшими глазами в стену и гоняет по кругу пустые мысли.

Со стороны кажется, будто выйти из этого порочного круга очень просто. Надо просто взять себе за правило нырять под одеяло ровно в двенадцать ночи. Пара недель восьмичасового сна, и Олю будет не узнать. Она станет спокойной и доброй, перестанет гавкать на людей и начнет все успевать.

Но… чтобы в ритме вальса переделать все дела к одиннадцати вечера надо совершить над собой некислое волевое усилие. А на такое усилие сонная Оля, увы, не способна.

Невыспавшаяся Оля будет ежедневно тратить несколько часов на разного рода бессмысленную ерунду. Из–за этих потерянных часов Оля будет ежедневно ложиться не в двенадцать, а в два. А в восемь утра – хочешь или не хочешь – ей придется невыспавшейся вставать и копытить на работу.

4. Дорогие вещи

Глеб Щерблюнич не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи. Точнее, он вообще не богат. Глеб – нищеброд, и денег у него часто не хватает даже на чашку дымящегося кофе в автомате этажом ниже его офиса.

Однако говорить "идите в жопу, это для меня слишком дорого" Глеб не умеет. Из–за этого он постоянно покупает себе вещи, при виде которых даже у гораздо более обеспеченного человека на горле немедленно смыкаются холодные зеленые лапки.

Кожаная куртка ценой в две зарплаты? Я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи. И плевать, что в размерах и фасонах Глеб не разбирается, из–за чего выглядит в этой куртке как сын скупщика краденого.

Ноутбук последней модели за восемьдесят тысяч рублей? Я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи. Возьму кредит под безумные проценты, буду два года питаться овсяной кашей с солью и ездить зайцем на метро, но зато у меня на полке будет пылиться красивый серебристый ноутбук.

Спрашивается, и чего бы Глебу не быть поскромнее, и не покупать себе вещи чуть похуже, но в десять раз дешевле?

Да все просто. Глеб ленится потратить три часа времени, чтобы посравнивать цены и характеристики, чтобы просчитать плюсы и минусы покупки. Ему проще кавалерийски рубануть рукой и сказать "я решил, покупаю". Кроме того, несмотря на дырявые ботинки и заклееные изолентой очки, Глеб стесняется сообщать продавцам, что он нищеброд.

5. Ремонт
Клава Загребрюк считает, что квартиры в России слишком дорогие. Один Б–г знает, каких усилий ей и ее семье стоила эта новая двухкомнатная квартира. Теперь Клава делает в квартире ремонт.
Возьмем, например, кухню.

Можно пойти в строительный магазин и купить там самую дешевую кухню, тысяч так за восемь рублей. За эти деньги Клава получит несколько убогих шкафчиков из ЛДСП, пусть безо всяких претензий на дизайн, но все же умеющих хранить внутри себя тарелки и кастрюли.

Можно пойти к шведам в ИКЕА и выбрать себе уже что–нибудь поприличнее, тысяч так за пятьдесят. Качество, конечно, будет не фонтан, но если найти хорошего сборщика, который потратит несколько дней на доводку изделий экономных шведов до ума, получится вполне себе даже симпатично.

Можно навестить какую–нибудь нашу мебельную фабрику и выбрать из каталога кухню под заказ. Это будет уже тысяч двести, но зато подружки Клавы будут одобрительно цокать языками при виде подсветки внутри шкафчиков и синусоидного карниза над пылесборными декоративными полочками.
Можно зайти в салон итальянской мебели и поддаться скромному обаянию буржуазии. Там цены на
кухни начинаются где–то от одного миллиона, но если немного повезет, можно будет отхватить что–нибудь из старой коллекции с огромной скидкой…

Спрашивается, какого хлора Клава купила кухню за шестьсот тысяч рублей? Это же годовая (!) ее с мужем зарплата. При этом никаких накоплений в семье не намечается, им и так пришлось занимать, чтобы завершить ремонт к зиме.

Нет, я понимаю, кухня – это важно, кухня – это надолго, Италия – это качество… Но если Клава не могла никак повлиять на цену квартиры, то вот хотя бы цена ремонта была в ее власти? Вот серьезно, если бы Клава потратила на ремонт не два миллиона, а двести тысяч рублей – что, сэкономленные три года работы не окупили бы ей моральных страданий от вида дешевой плитки и тонкого ламината?

6. Нытье

Егор Оскопчик постоянно рассказывает знакомым истории, одну просто удивительнее другой. Про кризис. Про какую–то политоту, митинги. Егор вечно на взводе, у него постоянно кто–то неправ: то начальник, то гаишник, то всенародно избранный президент Российской Федерации.

Конечно, мы живем в свободной стране, и Егор имеет право в кругу друзей обкладывать гениталиями кого угодно… но ведь Егор постоянно страдает из–за чужих проблем. Привычка лезть в чужие проблемы регулярно заставляет его чувствовать гнетущее бессилие, осознавать, что где–то что–то плохо, а он не может ничего изменить.

Если бы Егору кто–нибудь объяснил, что наш мир устроен несправедливо, и что единственный способ сделать его лучше – начать с самого себя, Егор, наверное, давно бы уже был на какой–нибудь руководящей должности. Мозги и руки у Егора на месте, энергия из него так и прет.

Вот только Егор, к сожалению, предпочитает тратить свою неистощимую энергию не на созидательную деятельность, а на обличение и наказание людей, которые – по мнению Егора – ведут себя неправильно.
Сам себя Егор считает хорошо приспособленным к жизни человеком: он умеет скандалить и стоять на своем, может при случае даже в морду дать. Друзья же смотрят на Егора с плохо скрываемой жалостью. Так как Егор постоянно вляпывается на ровном месте то в скандалы, то в драки, то даже в какие–то нелепые суды.

7. Нежелание учиться

Даша Гундогубова потратила десять лет на школу и шесть лет на институт. Страшно подсчитать, сколько десятков тысяч часов она провела в пыльных аудиториях, напряженно вслушиваясь в заунывное бормотание косноязычных педагогов. Даша гордится своим синим дипломом и никогда не упускает случая похвастаться громкими буквами учебного заведения, которое ей удалось обсидеть.

Вместе с тем, Даше лень потратить один день, чтобы научиться нормально работать в Ворде. Из–за этого она делает документы в три раза дольше, чем могла бы, при этом документы получаются весьма уродливыми. Даша не видит в этом никакой проблемы. Начальство же несправедливо считает Дашу дурой, и платит ей в два раза меньше, чем куда как менее смышленой Кате. Так Катя, несмотря на все свои недостатки, Ворд таки освоила на приличном уровне.

Еще Даше лень потратить несколько вечеров, чтобы закончить курсы вождения. Поэтому Даша не чувствует габаритов своей красивой машинки, паркуется по 10 минут там, где умелый водитель запарковался бы за несколько секунд, и не реже чем раз в полгода попадает в нелепейшие аварии.

До кучи у Даши очень туго открывается замок на входной двери. Каждый вечер Даша подолгу шерудит в нем ключом, вздрагивая от каждого шороха в парадной и надавливая на ключ с разных сторон. При этом потратить пять минут времени и найти решение проблемы в Интернете в голову Даше даже не приходит.

К сожалению, в момент выдачи диплома Даше забыли сказать, что халява кончилась, и что обязанность заставлять себя учиться теперь возложена лично на нее.

8. Этанольная петля
Юра Скоблеплюхин периодически смотрит в зеркало и думает, что надо бы, наконец, записаться в тренажерный зал: убрать пивной животик и взбордрить мышцы гирями–гантелями. Однако Юра работает пять дней в неделю, а после работы выпивает кружку–другую разбавленного этанола.
Он вовсе не алкоголик: Юра верит, что спирт в малых дозах если не полезен, то хотя бы не особо вреден.
Однако работа и алкоголь так хорошо структурируют его время, что записаться в тренажерный зал ему решительно некогда, да и сил после подвигов трудовых на подвиги спортивные уже не остается.
Острых причин менять ритм своей жизни у Юры нет. Просто Юра выглядит на пятнадцать лет старше своего возраста и все время чувствует себя слегка паршиво… но в целом все ок. Матрица держит Юру стальной хваткой. Шансов сорвать со своего горла ее пальцы у Юры, прямо скажем, немного.

9. Плохие зубы

Гриша Снегиряк совершенно не страдает от зубной боли. Он знает, что у него глубокий кариес на четырнадцати зубах… но вот конкретно сейчас ничего не болит и визит к стоматологу, вроде как, можно пока отложить.

Гриша понимает, что кариес – это не насморк, сам по себе он не пройдет. Гриша понимает, что вставлять протезы – это и долго, и больно, и дорого. Гриша понимает, что затягивать с визитом к стоматологу не стоит.
Но у него сейчас столько разных дел, и у него сейчас столько срочных трат… Ну, вылечит Гриша сейчас один зуб. И что изменится? Ведь останется еще тринадцать больных.

Матрица редко оставляет своим рабам силы заботиться о здоровье. Матрица требует от рабов сначала расплатиться по ее счетам.

10. Свадьбы и дни рождения

Алиса Скотиненок выходит замуж. Алиса работает помощником менеджера, ее избранник – младшим инженером технической поддержки. Бюджет свежесозданной семьи – сорок тысяч рублей в месяц.
Бюджет свадьбы – пятьсот тысяч.

Почему бы Алисе не расписаться тихо в ЗАГСе и не поехать отмечать обмен кольцами вдвоем с супругом в какой–нибудь тихий ресторанчик? Зачем ей этот петросянистый тамада, зачем ей эти позорные конкурсы, зачем ей эта толпа пьяного быдла, неуклюже топающая ногами под Верку Сердючку?

Зачем надо залезать в долги, разорять родителей, кормить и поить людей, которые, будем откровенны, вполне в состоянии поесть и выпить за свой счет? Алиса ведь не дура и понимает, что если она не будет устраивать свадьбу, никто на это и внимания не обратит: пожмут плечами и забудут на следующий день.

Причин спускать в никуда годовой доход семьи у Алисы две. Во–первых, так ей приказывает Матрица в лице наших обычаев и традиций. Во–вторых, Алисе хочется покрасоваться в белом платье и Алиса считает, что год работы двух человек – вполне нормальная цена за несколько свадебных фотографий.

Конечно, защитники наивной девушки могли бы сказать сейчас, что свадьба бывает раз в жизни… Но ведь есть еще дни рождения, похороны, отмечания Нового года. Сколько денег Алиса будет спускать ежегодно на эти бестолковые посиделки?

11. Мелкие расходы

Вася Жимобрюхов работает сантехником по вызову. Там тысяча, здесь пятьсот рублей… в целом должен был бы получаться неплохой заработок. Однако больше чем пара тысяч у Васи в кошельке обычно не плещется, он почти всегда на мели.
Почему?

Потому что Вася как зарабатывает деньги, так их и тратит: не считая. Пятьсот рублей на такси до дома. Тысяча рублей на обед в ресторане. Вроде как, работаешь и работаешь… а денег нет как нет.

Если бы Вася завел себе блокнот и начал туда записывать все доходы и расходы, у него бы от ужаса зашевелились волосы на заднице. Вася бы увидел, что поесть в ресторане – это не жалкая тысяча за раз, как он думал, а пятьдесят тысяч в месяц, шестьсот тысяч в год. Вася бы увидел, что такси – это удобно и комфортно, но два месяца перемещений на маршрутках позволят ему купить новый компьютер, о котором он мечтает уже три года.

Однако как и положено нормальному рабу Матрицы, считать деньги Вася не считает нужным.

12. Дорогая экономия

Дима Густицын вынужден экономить на еде. Он жрёт бомжпакеты: разводит их кипятком и с отвращением поедает пластмассовой вилкой. Иногда Дима себя балует, кушает покупные пельмени.

Хорошие макароны с нормальным мясом обошлись бы Диме дешевле, чем доширак с пельменями… однако Диме кто–то когда–то сказал, что доширак — это дёшево, а подсчитать с калькулятором, во сколько реально ему обходятся «дешёвые» вещи, Дима как–то не догадывается.

Дима уверен, будто деньги — это что–то мелкое и грязное, и что считают их только жлобы. При этом Диму не смущает тот факт, что нежелание разбираться в финансах регулярно заставляет его поступать выступать в роли порядочной сволочи — не отдавая друзьям долги, например.

Примерно так, наверное, рассуждали в Средние века: аккуратный человек никогда не моет свою задницу: ведь касаться нечистот рукой, смывать их с тела — это такое позорное и недостойное занятие…

13. Реклама

Лена Вурдалакина пьет колу, курит мальборо, жует стиморол и жрет в три горла гамбугеры в МакДоналдсе. От нее всегда пахнет дольче габбана, а свой айфон Лена носит в сумке от луивиттон.

При этом Лена уверена, будто реклама на нее никак не действует, а больной желудок и пустой кошелек – это ее собственный выбор.

Хищные рыла с телеэкранов хором поддерживают Лену в ее наивном заблуждении: "Ты свободный человек, Леночка, ты умная и красивая женщина, ты всегда абсолютно добровольно и независимо выбираешь, кому из нас ты покорно отнесешь очередную свою зарплату".
Эта история, похожая на анекдот, произош­ла, однако, на самом деле. Когда Сергей Бондар­чук снимал в Ленинграде на Дворцовой пло­щади «Красные колокола», к нему подошла старушка:
— Чего это у вас тут? Что за шум?
Бондарчук отвечает:
— Штурм Зимнего, бабушка.
— Почему Зимнего? — удивилась старуш­ка. — Они же теперь в Смольном!..
Еще одна история о «попрыгунчиках» в метро.
Иду с работы, впереди омоновец, рост – за два метра, плечи – во… А параллельно идет к турникетам киргиз, рост – метр сорок, вес – бараний, прыгучасть – такая же. И вот киргиз ловко перепрыгивает турникет. Не его день был. Омоновец не раздумывая (тренировался он что ли?) выбрасывает его обратно за турникет. Выглядело: раз – туда, два – обратно.
Le
Сынуле 4 года. За какую-то провинность поставила его в угол.
Немного постояв там, он заявляет:
- Выпустите меня, ведь жизнь-то проходит!..
Утром, одевая сынулю в садик, загадала ему загадку: "Кто рано встаёт, детям спать не даёт?". Думала, что ответит "солнышко"...
Однако его ответ меня просто подкосил:
- Мама.
Стою с утра в ГИБДД. Очередь - полный пипец. Вышел на улицу покурить.
Стоят два гопника, курят. При этом один другому рассказывает душераздирающую историю, как его недавно тормознули гаишники за тонировку и заставили прямо при них её отдирать.
Далее от первого лица...
- Я её почти час отдирал, а они в это время надо мной ржали. Наконец отодрал, они мне документы вернули, еду домой злой, што п**дец! С непривычки подумал, что стекло опущено, и как харкнул в него!..
Занял одному "другу" денег 10 000 рубчиков. Уже год не отдает, гад. Поймал его, сидим в кафе, я его спрашиваю - ты вообще деньги мне собираешься отдавать?
Он плачет, денег нет, ем плохо, езжу на автобусе зайцем, вот смотри какой теперь у меня телефон - и показывает мне задрипаный телефон за 300 рублей, и дальше плакать, положил свой тухлый телефон передо мной.
Тут у него звонит другой телефон, он достает АЙФОН 5 и говорит: Да, крошка, через 5 минут в "Ля Мюзоне" (это у нас дорогой французский ресторан.)
Короче говоря, ко встрече со мной он плохо подготовился...
Родители поймут. Моему сыну, которому 1 г. и 3 мес., в магазине игрушек больше всех понравился стоящий в самом дальнем углу новый ярко-красный огнетушитель.
Работаю адвокатом. Как-то мне пришлось в очередной раз с деловым визитом заехать к своему хорошему знакомому - нач. управления МВД. Надо сказать, что территория управления огорожена, имеется КПП и охранник, проверяющий пропуска и открывающий "вертушку".

Значит, подъезжаем мы с моей секретаршей такие представительные, на чёрном лексусе. Выходим из джипа: я, как обычно, в смокинге, она - в короткой норковой шубке, колготках и на каблуках. Та ещё фифочка... Идём под ручку (уже весна, но местами гололёд, и я её придерживаю). Я, конечно, проходя мимо КПП, сделал морду кирпичом, вынул из нагрудного пиджака спец.пропуск и небрежно охраннику: "я к господину Такому-то". Тот несколько смутился (ещё бы: фамилия босса на слуху, да и пропуск не рядовой) и, быстро наклонясь, нажал на педаль вертушки.

Проходим далее метров 30, кладу пропуск в карман, и тут до меня доходит, что показывал я охраннику упаковку из двух презервативов.
2
Урок литературы в сауне.

Думаю, что людям с высокими моральными нормами стоит читать эту историю с опаской. Либо даже вовсе от этого отказаться, потому как история эта помимо всего прочего и (о, ужас!) про проституток.
Случилось она в самый, что ни на есть, миллениум, в то доброе и счастливое время, когда все мы ещё массово жили без мобилок, айпадов и соцсетей.

Начну излагать хренологию событий. Приехал ко мне тогда Саня, корешок мой с севера, вместе в нефтегазовом учились. Приехал с полными карманами деньжищ и диким желанием гульнуть в лучших традициях русского купечества. На предложение просто сгонять в шаровню, попить пива и раскатать партию в бильярд, отреагировал он резко негативно, призвав отправиться в куда-то более пикантное место.

К счастью, тут нарисовался наш третий товарищ Вова, как раз любитель подобных развлекаловок, и предложил отдохнуть в сауне, куда он сам заныривал время от времени. Идея нам всем понравилась, я правда на машине был, ну да ладно, думаю, найду, поди, стоянку-то.

Северянин наш набрал в ларьке различные изысканные яства и напитки, и мы двинули на отдых, обсудив по пути возможность привлечения к нашему рандеву каких-либо достойных и роскошных женщин. С этой целью мы остановились у телефона-автомата и начали обзвон возможных претенденток.

Увы, с ними как обычно была напряжёнка. Какие-то мои и Вовины знакомые поочерёдно пообломались, и на горизонте уже замаячила нездоровая перспектива провести вечер в тесной мужской компании, как вдруг я вспомнил, что у меня есть ещё три знакомые девахи. Учителя литературы будущие с последнего курса нашего тюменского универа, я с ними в деревне месяц назад познакомился, когда они там на филологической практике были. По бабкам местным ходили, фольклор собирали. А я как раз там у тётки торчал, погостить на неделю приехал и соответственно скучал как Лермонтов. Вот там я с этими девахами дня три тогда и прошарился. Все трое были в равной степени симпатичные, но ни к кому конкретно я не подкатывал и мы просто вместе тележились, в кино пару раз сходили, да в кафешку в город съездили.
И уезжая, они мне свой телефон оставили, посчитав меня, по всей видимости, вполне приличным человеком.

Вот их я, немного поразмыслив, коллективу и предложил. Чем, думаю, чёрт не шутит, может и согласятся.
- А что - спрашивают парни - что за девчонки? Не совсем хоть годзиллы какие? Вечно, мол, у тебя одни уродины были, помним.
- Нормальные - говорю - девчонки… тургеневские, правда, немножко, и не факт, конечно, что непременно падут, но это дело, сами понимаете, индивидуальное, кто как договорится.… И всё ж лучше, чем ничего.
Саня с Вовой подумали, подумали….
- А давай - согласились - вези своих фольклорных. На безрыбье и сам раком встанешь, с девками-то, оно, по любому веселее, хоть поржём.

Ладно - звоню я училкам - не хотите ли, мол, в сауну сходить, развеяться, мы тут с товарищами отдохнуть решили, для здоровья, не более того….
- А что - те вопрошают - там за место, что за товарищи? Не получится ли там чудовищно-неловкого мезальянса с какими-либо быдланами - мы сами-то всё ж интеллигенция. Пусть хоть и в первом, так сказать, поколении.
- Что, вы, что вы - заверяю я их - не извольте даже и волноваться, место чрезвычайно пристойное и публика абсолютно порядочная, инженеры. Тоже, своего рода, интеллигенция, техническая, правда... Плюс шампаньское, все дела…

Они немного посовещались.
- Ладно - говорят - только если порядочная. А так, если что, то сразу разворачиваемся…. И нам ещё собраться надо, с работы только приехали, мы же тут на месяц в одну оптовку подработать устроились.

Ок, закидываю я парней в сауну и мчу к ним. Собирались они, правда, долго, как и все женщины, я внизу не меньше часа прождал, а после мы ещё за мёдом на рынок заезжали. Мёдом они в сауне намазаться хотели, для кожи мол, полезно, более кожаная кожа становится. Часа два мы так телепались, пока, наконец, в сауну не приехали.

И всё бы оно ничего, но к тому моменту, не выдержав этой страшной пытки временем, Саня с Вовой накатили и, решив, что раз меня нету, то, скорее всего, всё у меня пошло не по сценарию, дёрнули в сауне проституток. Троих. Каждому по одной, как полагается.
И когда я со своими знакомыми туда подъехал, то там за столом уже сидели три представительницы этой нехитрой, но древней профессии. Рядом с ними находился Саня, который, увидев меня со студентками, лишь в страхе выпучил на нас глаза. Вова, судя по доносившимся всплескам, плавал где-то дальше в бассейне.

Вот, собственно говоря, и весь несложный сюжет. Наверняка он уже встречался где-нибудь в мировой литературе.
И, тем не менее, смотрелось всё это, по меньшей мере, забавно. Такая встреча двух разнополярных цивилизаций, двух, можно сказать, планет. Планеты порядочных и планеты падших женщин, все обитательницы которых были уверены, что все они одинаковые.

Итак, что было дальше.
Жрицы любви, увидев порядочных, особо не удивились и ничего не сказали. Видимо подумали, что клиенты, решив оторваться по полной и устроить группен, просто заказали девок побольше.

Порядочные, увидев профессионалок, тоже сразу ничего не поняли и, вежливо поздоровавшись, присели к ним за стол.

Всё же в воздухе витал какой-то неуловимый диссонанс и, видимо, с целью прояснения ситуации, самая бойкая из гейш, высокая и рыжая, поинтересовалась:
- А вы, девки, с кем вообще работаете?
Вопроса мои фемины в полной мере не поняли и, подумав, что их спрашивают про нынешнюю подработку, дружно сообщили, что так-то они студентки, а по работе завязаны на Москву.

Сидевшие проститутки переглянулись и посмотрели на них с уважением и даже некоторой ревностью.
- Москва, это круто - это тебе не Тюмень, столица деревень - рассудительно заметила одна из них - там можно за лето и на шубу норковую заработать…
- И чё вам остаётся, если не секрет? - повернулась она к учительницам.
- Ну, процентов десять, пятнадцать иногда. Мы даже сами иногда не знаем, шеф сам считает - мои упорно ничего не догоняли.
- Чё-то маловато…. жадный, что ли такой?
- Да нет, нам хватает, мы же оптом всё-таки. Накидываем немного, а количеством берём.

Проститутки снова переглянулись, старательно осмысливая услышанное.
- Ну не знаю… - снова вступила в разговор рыжая - может в столичке уже все такие сверхурочницы, а тут, мне кажется, так и измылиться можно.…

Снова не уяснив вещий смысл сказанного, учительницы на всякий случай решили сменить разговор:
- А вы, девочки, что с собою обычно сюда берёте? Если что, то у нас и мёд с собою есть и скрабы.
На лицах секс-работниц читалась откровенная зависть. Всем присутствующим было предельно ясно, что столичный уровень секс-индустрии был явно выше местного…
- Да ничего мы не берём, резинки только, эти жмоты даже простыни нам не взяли, так, говорят, ходите… - обиженно сказала рыжая.

В это время из бассейна появился совершенно голый Вова и, не успев осознать происходящее, замер в дверях в позе футболиста стоящего в стенке.
Мои барышни вылупили глаза и возмущённо повернулись в мою сторону. Я, на всякий случай, начал вылазить из-за стола.
- Да и какая разница - рыжая привстала и принялась расстёгивать кофточку – что вы, мимозы стыдливые?.. всё равно ведь всех отжарят. Нас этот - ткнула она пальцем в Вову - уже сюда заказывал на групповушку, так в конце всех толпой в бассейне….

Тут ситуация потихоньку начала проясняться. Вова стоял красный как Китай. Я, стараясь ни на кого не смотреть, медленной лунной походкой начал отступать к входной двери.
Учительницы, побледнели, и яростно сверкая в мою сторону глазами, разом как по команде начали вставать из-за стола.
По-своему истолковав этот порыв, рыжая остановила их взмахом ладони.
- Вы, погодите девки, давайте сперва с ними добазаримся - она повернулась к нам с Саней - вы это.... если меняться будете, тогда давайте сразу нам всем ещё по сотке, мы тут не нанимались у всех грызть за бесплатно…

Финал.

Примерно через секунду я уже словно Форрест Гамп бежал к своей машине, стараясь не слушать все те фольклорные выражения, что злобно кричали мне в спину гнавшиеся за мной негодующие филологини. Причём, многие гневные эпитеты я сам тогда впервые в жизни услышал. Зато теперь вот я твёрдо уверен, что не зря у наших литературоведов такие практики проводятся. Точно вам говорю, не зря.
© robertyumen
В 1955 году Сергей Юткевич снял фильм «Отелло» с Сергеем Бондарчуком в главной ро­ли. В те годы устраивали выездные просмотры картин с последующим обсуждением.
На один из таких показов группа приехала в Костромскую область, и в каком-то доме куль­туры в районном центре устроили обсуждение. На просмотр картины собрали жителей окрест­ных деревень и поселков, фильм показали, а за­тем включился свет, и началась дискуссия.
Мнения были разные, порой интересные и неожиданно глубокие. Но в большинстве своем дилетантские. Среди них порадовало своей ори­гинальностью суждение одного подвыпившего старичка:
— Это что, — сказал он, — картина, конеч­но, хорошая... Хорошая картина. Но длинно очень. Вот если б ты, мил человек, — старик обратился к Бондарчуку, — если б ты, поло­жим, стерву эту сразу задавил, а не в самом конце, то оно, может, и лучше было бы... А так длинно.
Диалог в интернете:
А: Чёртовы мимишники!
Б: Кто?
А: Ну эти... которые мимими... короче, которые вместо "как мило" теперь везде говорят "мимими"!
Б: Ну и чего?
А: Да я в проекте, который готовил на экспертизу, везде вместо "минимизация" написал "мимимизация".
Б: ГЫ! Так и вижу ответ экспертов: "Кавайно", "Няшно" и "Недостаточно котят и щенят для мимимизации!"
4
Стоял как-то в очереди в магазине Интернационал, на Брайтоне. Передо мной бабушка колбасу покупает. Говорит бабушка продавщице: "женщина, я же не эту колбасу просила, а вон ту." Продавщица, деликатным, одесским образом ответила: "бабушка, вы таки пиздите!"
16
Навеяло про ключ 22х24 историей...

Лежал мп3 диск на подоконнике... долго...
Подруга говорит - выкину щас!
Я - сам выкину!
Сунул в куртку и пошёл по делам... Надо было зайти в сервисный центр бритву забрать из ремонта... Стою в очереди, жду, переругиваюсь с персоналом (достали чёт, короли положения понимаешь). Проверяют мафон рядышком... А си-ди ром проверить нечем... Ну я невозмутимо достаю свой мп3 диск и почти торжественно дарю его центру. Бритву уже отдавали с улыбкой )))
У нас, как и у всех порядочных людей, есть бабушка. Но есть тут одна особенность. Живет наша бабушка не где-нибудь, а на Украине. Да еще в той самой части ее, которую называют Западной.
Мы регулярно звоним ей, чтобы узнать, как она там и какие у них очередные украинские новости. В этот раз нам сказали, что, несмотря на новости, нас все равно ждут в гости. Правда, у нас там спать гостям скоро будет негде. Диван древний-предревний. Вот мы и обрабатываем бабушку по поводу покупки нового, но она никак не поддается. Недавно вроде как дело подвинулось малость. Всего-то и надо было, чтоб бабушка решила залезть на него и поправить висящую над диваном картину. Вместо этого она плавно съехала на пол с дивана, как с горки, вместе с диванной спинкой. Так что вопрос покупки нового дивана после этого был практически решен.
И вот, вчера, ввиду поступившего приглашения приехать к ней в гости на лето, мы эдак осторожно интересуемся, как он там, родимый, уже на свалке или нет? И бабушка выдает бриллиантовую фразу:
- По поводу покупки дивана советовалась со всеми подругами.
Ну кто бы сомневался. У нее их полгорода. А город почти полмиллиона.
- И вот что они сказали, - продолжает она, - в стране революция. Поэтому покупка дивана отменяется. В революцию диваны никто не покупает!
Так мы опять остались без нового дивана.
Нападающий ленинградского "Зенита", киевского "Динамо" и сборной СССР по футболу Олег Саленко вспоминает...
- У защитника "Зенита" Лёхи Степанова родился сын. В харьковской гостинице сидим после игры, отмечаем. В номер набилось четырнадцать человек. Заходит наш главный тренер Павел Фёдорович Садырин, всех пересчитал и выдал:
- Двое оштрафованы. За то, что не с командой.

Ещё помню, готовились к чемпионату мира 1994 года в Подмосковье, на базе в Новогорске. Тренеры пригласили на этот сбор футболистов больше, чем требовалось для заявки. И вот суровый защитник московского "Спартака" Сергей Горлукович в раздевалке перед очередной тренировкой осматривает свои длинные шипы на бутсах и задумчиво изрекает:
- Что-то многовато у нас в сборной народу...
Как-то в конце 20-х годов прошлого века Леонид Утесов и Александр Данкман, директор-администратор "Теа-джаза" сидели в аванложе ленинградского мюзик-холла и собирались пить чай с пирожками.
Данкман, откусив кусочек и не видя начинки, с недоумением посмотрел на Леонида Осиповича:
- Там внутри есть какой-нибудь сбор?
- Есть, но неполный, - пошутил Утесов.
- Имеете двадцать копеек за острОту, - похвалил его Александр Морисович.
Один мой знакомый поведал мне такой вот случай в аэропорту Борисполь.
Прилетел он как-то из Европы в Киев. Прошел, как положено, паспортный и таможенный контроль и стоит себе в зале ожидания. Вдруг, откуда ни возьмись, появляются два амбала, выхватывают у него из рук его дорожный чемодан на колесиках и дают деру. Он за ними. Амбалы подбегают к лысому худому мужчину в очках, отдают ему честь и чемодан. Тут же появляется много всяких журналистов и лысый стал давать им интервью. Мой знакомый при таком скоплении народа скандалить не стал, побоялся. Когда пресс-конференция закончилось, лысый подошел к нему, извинился и вернул чемодан. Вежливым оказался и к тому же местным премьер-министром.
Лучшая история за 11.12:
У нас в городе в очень людном месте был железнодорожный переезд. На нём работала бабушка, которая из будки опускала/поднимала шлагбаум. Местный народ заметил, что очень часто шлагбаум попадает по машинам, которые пытаются проскочить в последний момент. Таким образом бабуля вершила суд над ретивыми водителями, пока в один прекрасный момент не опустила шлагбаум на машину местного начальника ГАИ. А когда он выскочил из машины, она снова опустила шлагбаум, но уже врезала по голове страдальцу…
Рейтинг@Mail.ru