Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
18 мая 2014

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Есть у меня знакомая. Зовут её Наташа. Миниатюрная симпатичная девушка, которая внешне, несмотря на свои 24 года, в лучшем случае тянет на шестнадцатилетнюю.
Стоит она как-то на автобусной остановке: очёчки, курточка, рюкзачок за спиной. Школьница, да и только.
И тут подходит к ней весьма подвыпивший мужчина, лет этак под тридцать, и, пытаясь заглянуть ей в глаза, тихонько, но явно так недвусмысленно спрашивает:
- Девочка, а ты уже трахаешься?
На что Наталья, сдвинув пальчиком очки на кончик носа, и пристально глядя ему в глаза, спокойно и абсолютно по-детски отвечает:
- Нет, дяденька, пока только автобус жду.
Кто не держал машину в гаражном кооперативе - считай, не мужик. Гаражи, особенно при совке, были таинственной и манящей территорией, где совершенно натурально сплетались все мыслимые мужские развлечения. Там можно было провести все выходные, наслаждаясь разговорами о политике, охоте, работе, садах и огородах, лечении болезней..... то есть всем тем, что забрал сейчас интернет.
Сейчас трудно представить, но тогда можно было отремонтировать машину самому. Любую поломку. Любой узел. Для этого были гаражи. И были соседи.
Мой сосед справа, дядя Леха, проводил в гаражах все вечера. Он знал всех и заходил запросто в любые открытые ворота. За стакан (а то и за хороший разговор) он с удовольствием помогал перебрать подвеску, приварить какую железяку, или перебортировать колеса.
В тот раз он завалился ко мне, когда я сидел перед четырьмя ящиками с тепличными стеклами, думая, как укоротить каждое на два сантиметра. Я купил дорогой стеклорез, почитал инструкцию, но ничего не получалось. Стекло ломалось по кривой, и не там.
Дядя Леха оценил ситуацию моментально. Он забрал у меня алмаз, спросил размер, и, как-то играючи развалил стекло на нужные мне куски и совершенно ровные обрезки.
- Дядь Леха, а обрежьте их все! - взмолился я.
- А на хера? Я тебя лучше научу! Беги за бутылкой! - ответствовал гаражный абориген.
Принеся искомое из подвала, я очень удивился, когда тот не упрятал бутылку, а спросил чашки и разлил на двоих. Дальше шел диалог из "Золушки":
- ну что, дорогая крестная, теперь мы можем начать резать?
- нет, дорогая Золушка, давай потрындим, и вмажем еще...
В подвалах у всех хранились картошка и соленья, так что закусить было чем.
Вскоре бутылка опустела, а мы - повеселели. И теплица, и стекло ушли куда-то очень далеко. И тут Леха спросил:
- Ну что, тебе не один хрен, порежешь ты стекло, или нет?
- Мне - похрену, - искренне ответил я
- Ну, ик, тогда режь! И выбрось эту сраную линейку! На глаз режь! И сразу ломай об ящик!

Спустя минуту я обалдело рассматривал результат. Все было в пределах допуска. Я подумал, и так же лихо отрезал еще три куска. Дядя Леха засунул в ухмыляющийся рот последнюю раздавленную "приму" и ушел.
Через несколько лет я рассказал эту историю знакомому психиатру, и тот объяснил, что тот сосед из гаражей просто мастерски излечил меня от типичной самоподпитывающейся фобии, когда боязнь ошибки начинает разрушать кинетику ....
Я, собственно, почему это вспомнил? Сосед (программист) вчера заходил, стекло хотел разрезать... Ну, тяпнули. Теперь режет сам.
Звоню в больницу. Набираю номер. Приятный женский голос:
— Слушаю вас.
— Здравствуйте, это регистратура?
— Это морг.
— Пожалуй, мне к вам еще рано…
Тот же приятный голос:
— Ничего страшного, мы подождём.
Хожу по рынку, приостановилась у точки с бытовыми мелочами. Передо мной - мамаша с дочкой лет шести, малая то и дело заинтересованно щупает товары на прилавке. Мамка, долго выбирая и оформляя покупки, периодически одёргивает её: "Глория, положи на место... Лёля, не трогай... Глорюшка, зачем это тебе? Глория, нельзя. Глорюшка, пойдём..." Интересное имя у егозы, но разве мне одной в нём слышится "ГОРЮШКО"?..
4
Типичный Абакан. Гуляю в полпервого ночи по Абакану. Впереди идут парень и девушка. Слышу обрывок разговора. Девушка: "Да ты вообще, бл, знаешь, кто такой Печорин? Иди нах, ебло необразованное! Вообще не буду с тобой общаться!" Занавес.
5
- Быть спортсменом – это хорошо, это просто здорово быть спортсменом, - учитель географии Дмитрий Евргафович Гунькин изрек фразу так уверено, что всем стало ясно обратное положение дел, - поэтому мы все сейчас все вместе продолжим изучение стран и природы африканского континента, а спортсмены пройдут к директору. Алексеев и Григорьев – на выход, остальным – глава девятая, параграф девяносто два.
Два приятеля, Гошка Алексеев и Леха Григорьев вышли из класса и побрели в сторону директорского кабинета. Оба они прекрасно знали, что спортсмены – это хорошо. Особенно если ты по каким-нибудь стоклеточным шашкам спортсмен. Потому что тогда тебя только в шашки играть пошлют. Могут, правда, и в шахматы заставить, но зато вся остальная спортивная честь школы тебя не касается. Хуже всего легкоатлетам. Этих куда угодно можно послать. Хоть бегать, хоть плавать, хоть в баскетбол в высоту прыгать через волейбольную сетку. Фигуристкам еще хорошо. Вон Галка, как чуть что так льда нету и все тут, и не поеду никуда.

Гошка с Лешкой никакой легкой атлетикой не занимались, они занимались биатлоном и лыжным бегом. Но все равно никакой «конно-спортивный» праздник по защите достижений школы номер двадцать один без их участия не обходился. В прошлый раз они гранату метать ездили на районные соревнования. Биатлон? Что это? – спросила завуч по воспитательной работе, - на лыжах и стрелять? А раз стрелять, то и гранату метать должны уметь. И они метали гранату. И хотя в верткого судью никто из них гранатой так и не попал, как ни старался, а первое и второе место на районных соревнованиях они взяли, судейская коллегия в полном составе все равно звонила в школу, просила и даже требовала, на областные соревнования послать кого-нибудь другого. Так что первое и второе место они взяли, а теперь привычным коридором шли к директору.

- Здравствуйте Александр Федорович, - поздоровались Лешка и Гошка, - мы пришли.
- Хорошо, что пришли, - директор поднял голову от лежащих на столе бумаг и посмотрел на мальчишек поверх очков, - не стойте в дверях, подходите. Ближе. Еще ближе.
- Завтра, то есть в воскресенье, вы едете на соревнования по спортивному ориентированию, - продолжил Александр Федорович, так и не дождавшись, когда ребята подойдут на максимально близкое расстояние.
- А причем тут мы? – спросил Гошка, - мы же лыжами занимаемся и биатлоном. И никакого ориентирования не проходили.
- Проходили, проходили, - директор заглянул в какую-то многостраничную бумагу, отпечатанную на машинке, - вот сегодня вы столицы в Африке должны проходить, а в прошлом году у вас ориентирование на местности было и начала картографии, - так полседьмого у школы быть как штык, на автобус, и в восемнадцатую. Соревнования на базе восемнадцатой школе будут проходить. Ориентирование на лыжах, так что как раз по вашему профилю.
- Может мы лучше на географию пойдем, Александр Федорович - сделал Леха последнюю попытку увильнуть, - а то так и не узнаем, какая в Африке столица. Вдруг у нас следующие соревнования в Африке будут с неграми. А на ориентирование мы ехать все равно не можем. Там компасы нужны наверное, а у нас компасов нету.
- Отставить негров, Григорьев, - директор был спокоен, - завтра негров не будет, а когда они будут, мы вас соответствующим образом проинструктируем. Подойдите к столу и получите снаряжение.
- Я ж вас как облупленных знаю и все ваши уловки заранее вижу, - ворчал директор и рылся в верхнем ящике стола, - компасов у них нет… Где же они, а?… вот. Компасов у них нет, видите ли. А это что, я вас спрашиваю? – директор положил на стол два игрушечных компаса для детей дошкольного возраста. Компасы были маленькими кругленькими и на дерматиновых ремешках, похожих на ремешки от детских сандалий. Один компас был синеньким, другой красненьким. На ремешках серебристой краской была напечатана цена: 0р43к. – это что вам не компасы что ли?
- Компасы! – следом за компасами директор достал из ящика маленькую коробочку, высыпал на стол горку булавок с разноцветными головками и поделил ее на две равные части, - вот булавки еще, по шесть штук каждому. Не потеряйте.
- А булавки-то нам зачем? – удивился Гошка, - дорогу помечать, да? Или воткнуть кому-нибудь куда-нибудь?
- Гм. – сказал директор, - про булавки вам там объяснят, а у меня телефонограмма. Вот написано, - Александр Федорович помахал листом бумаги в воздухе, - булавки, планшет из картона 14 на 14 сантиметров, две большие скрепки. Вот вам картон, вот скрепки. Получите-распишитесь.
- Где расписаться-то, Александр Федорович? – спросил Лешка
- Расписаться? – теперь удивился директор, - ах расписаться… Не надо расписываться, это оборот такой русской канцелярской речи. Забирайте имущество, и чтоб завтра полседьмого как штык с лыжами автобус ждать. А сейчас идите на свою географию Африку изучать. С неграми.

И они пошли изучать негров, а утром следующего дня сели в школьный автобус и скрипя всеми его старенькими частями доехали до восемнадцатой школы, где их встретили плакат «привет участником соревнований» и стрелочки «спортивный зал (мальчики)», «актовый зал (девочки)».
- Ура, Леха, девчонки тоже бегут, - обрадовано сказал Гошка, зашнурововая лыжный ботинок в спортивном зале, отведенном в качестве мужской раздевалки, - веселуха, скажи.
- Скажу. Ты посмотри вокруг-то, Гоша, - Леха был серьезен, - все намазанные лыжи скользящими друг к другу складывают, или на пол бросают, - если старт общий, то завал обеспечен с такими специалистами. А мы еще не знаем, что делать-то надо с этим ориентированием.
Старт, однако, был раздельным.
- Командам построиться, - раздался в громкоговорителях, голос начальника соревнований.
Команды кое-как построились, и к ним вышел высокий, седой мужчина с военной выправкой в спортивном костюме.
- Здравствуйте товарищи спортсмены!
- Здря, - нестройно прозвучало в ответ. Высокий поморщился.
- Довожу до вашего сведения порядок соревнований. Перед забегом вам следует получить личный номер и личную карту. Номер прикрепите на грудь и спину, а карту прикрепите к планшету двумя скрепками. Бег на лыжах производится по лыжне отмеченной синими флажками для мальчиков и красными флажками для девочек. Это надо запомнить, это не сложно, но некоторые все равно путаются. По лыжне вы должны дойти до первого контрольного пункта и отметить его местоположение на карте, проткнув ее булавкой. Не проеб… не потеряйте булавки, а то колоть будет нечем. Потом дойти по лыжне до следующего контрольного пункта, взять висящий на нем карандаш, обвести место первого укола, и отметить на карте расположение второго контрольного пункта. Его вы обведете карандашом, висящим на третьем контрольном пункте. Всего контрольных пункта - четыре. Таким образом, все пункты должны быть обведены карандашом. Всем понятно?
- Все, кроме первого пункта? – спросил Гошка, - мне непонятно.
- Кто это там такой непонятливый, - высокий обвел взглядом неровный строй лыжников и нашел Гошку, - Алексеев, ты? И Григорьев тут? Я ж просил, чтоб больше никогда… Мало мне метания гранаты… - голос седого упал и последние предложения были произнесены совсем тихо.
- Разойтись! – громко скомандовал он и строй распался, - нет, становись! – строй кое-как собрался опять, - за каждый ошибочный миллиметр на карте с времени участника снимается десять секунд. На карте напишете свою фамилию и номер. Старт раздельный, начало в 13:00. Не проеб… не потеряйте карту, без карты время в зачет не идет, участник снимается с соревнований. Теперь точно разойтись.

Получили номера и карты. Выяснилось, что Гошка стартует на полминуты раньше Лехи. В первой десятке.
- Гош, а давай я под твоим номером побегу, а ты под моим? – неожиданно попросил Леха.
- Можно, а зачем? – Гошка протянул другу номер, - ты ж быстрее бегаешь-то?
- Идея одна есть, - Леха состроил загадочную физиономию, - но надо первым все контрольки пробежать. А ты все равно тут всех сделаешь, не к первому пункту так ко второму. Те еще лыжники-то кругом. Я тут Генку Фомина видел, так он вообще штангист ведь.

И Леха ушел первым, за пятьсот метров он обошел всех и возглавил гонку. То есть соревнования по спортивному ориентированию. Гошка решил не напрягаться, но к первому контрольному пункту вышел в гордом одиночестве, оставив соперников достаточно далеко. Он покрутил карту, нашел на ней место, где просека лыжни, пересекалась с высоковольтной линией и воткнул булавку, обозначая контрольную точку. Это совсем не трудно, если бежишь по знакомой трассе двадцатый раз – почти все соревнования проводились в одном и том же месте. Тут и флажки не нужны, не то что карта.

Гошка спрятал карту за пазуху комбинезона и уже одел палки, как услышал тихие всхлипывания. В лесу, за контрольным пунктом. И пошел на звук, продираясь сквозь молодую елочью поросль и проваливаясь на тонких лыжах в глубокий снег.
Метров через пятьдесят на небольшой полянке он обнаружил сидящую на поваленном дереве девчонку. Красивую. С лыжами, номером и косичками. Косички было видно потому, что на ней не было шапки. Девчонка всхлипывала и жевала бутерброд. Гошку она не видела.
- Не садись на пенек, не ешь пирожок, - кстати вспомнил Гошка, - козленочком станешь и замерзнешь нафиг. Чего ревешь, почему без шапки?
- Я не реву, - девчонка встряхнула косичками и спрятала остатки бутерброда за спину, - я заблудилась.
- На соревнованиях по спортивному ориентированию заблудилась? – уточнил Гошка чисто из вредности.
- Ага. Там белка была, я посмотреть хотела и с лыжни сошла. Думала обратно по своему следу выйти, потом срезать решила, а потом следов много было.
- Ладно, - Гошка стянул с себя вязанные наушники и протянул девчонке, - надевай, двадцать градусов на улице, уши отморозишь. И пошли, я тебя на твою лыжню выведу. Тоже мне лыжница.
- Я не лыжница, я гимнастикой художественной занимаюсь, - возразила девчонка, - а твои уши не отморозятся?
- Не отморозятся, - буркнул Гошка, хотя совсем не был в этом уверен, - я их гусиным жиром намазал. Давай быстрей, а то меня тренер не поймет если я среди таких гонщиков последним приду.

Гошка вывел девчонку на лыжню с красными флажками, нашел свою с синими и пошел уже серьезно – за потерянное время его обогнало много народа. После третьей контрольной точки лыжня вышла на открытое пространство, появился ветер и начали мерзнуть уши. К четвертому пункту Гошка шел практически без палок оттирая руками правое и левое ухо попеременно. В результате посеял по дороге левую перчатку. Останавливаться не стал, побежал дальше. За километр до финиша лыжня опять вошла в лес, с ушами стало немного легче. Тут Гошку окликнули из-за большой плотной елки.
- Леха? – Гошка еле разглядел приятеля за деревом, - ты чего здесь делаешь? Ты ж давно финишировать должен.
- Чего делаю, чего делаю… Тебя дурака жду. Чего без наушников-то, уши отморозить решил?
- Потерял, - Гошка не стал вдаваться в подробности, - ухо чесал и потерял. Зачем ждешь-то?
- Карту давай! – Леха протянул руку, - сейчас исправлять будем.
- Чего исправлять-то? – Гошка отдал приятелю карту, - там все правильно вроде, да и карандаши только на пунктах, чем обводить-то будем?
- Чего надо – то и будем исправлять, - Леха расстегнул молнию комбинезона и достал из-за пазухи английскую булавку. Сантиметров сорок длинной. – Нечего ржать! Сказали булавкой колоть, будем булавкой колоть. А у этой диаметр пять миллиметров. Фиг им, а не секунды за ошибку. А карандаши я с каждой контрольки свистнул и по разным карманам разложил, чтоб не перепутать. Колоть?
- Коли! – сквозь смех согласился Гошка, - где взял-то?
- У Юрки, где ж еще? – Лешка сложил карты и четыре раза их проколол, - вчера вечером зашел и взял. Как чувствовал, что понадобится.
Юркин отец работал клоуном в цирке. В одной своей репризе он изображал на арене малыша в большом подгузнике. Подгузник был заколот той самой булавкой.
- А чего не сказал-то? – Гошка уже не смеялся, но немного подхихикивал.
- Так тебе скажи, ты б вообще никуда не добежал бы. Смешливый очень.
- Я смешливый? Да никогда! – последние никогда Гошка еле выговорил, он взглянул на булавку и его опять накрыл приступ смеха.
- Хорош ржать, Гоша, - Лешка был совершенно серьезен, - надевай мои наушники и бежим, нас уже человека два обогнало пока валандаемся. Можем не догнать.

Где-то часа через три они все еще отогревались горячим чаем из термоса в спортивном зале школы номер восемнадцать. В учительской той же школы судейская коллегия подводила итоги соревнований.
- Вы посмотрите, чем они дырки протыкают, - молодая судья показала две карты председателю коллегии, - гвоздями, не иначе. Сказано ж было: булавками!
- А чьи это карты, какая школа? Можно ведь к зачету не принять, - председатель был строг.
- Алексеев и Григорьев! Школа номер двадцать один! – легко доложила молодая судья.
- Кто?! – председатель коллегии поперхнулся, - Григорьев и Алексеев?! Опять?! Мало мне метания гранаты было, - его голос стих… - вызовите их сюда, будем разбираться!

Через десять минут Гошка и Леха вошли в учительскую школы номер восемнадцать. На правой руке Гошки и на левой руке Лешки светились новой пластмассой игрушечные компасы для дошкольного возраста. Лешка и Гошка шли медленно и блаженно улыбались, держа между собой большую английскую булавку.
В этом том году защищать спортивную честь школы их больше не посылали, несмотря на два призовых места на районных соревнованиях по спортивному ориентированию.

Гошка отморозил не только уши, но и руку. Сначала было больно, потом только чесалось. А дней через десять после соревнований он нашел на своей парте седьмого класса «Б» свои же вязанные наушники и пару совершенно чужих, но очень белых варежек удивительной пушистости. Откуда взялись варежки, он не сказал даже Лехе.
Люблю разговаривающих во сне!
По моему спящему мужу как-то раз пробежала кошка и он выдал: "Если подобное повторится, я расстреляю каждого десятого, это ясно?". Наутро объяснил, что на ночь начитался "Сто лет одиночества". Он вообще много разговаривает, из избранного:

- Любовь - это покрывала и горлышки
- Какие горлышки?
- Тань, ну какие могут быть горлышки?! Пивные!

- Таня, я тебя люблю, за то, что ты знаешь: если я сказал, что плюнул на эту книгу - я мог сделать это не только в переносном смысле.
"Нож террориста", то есть канцелярский нож для бумаги с отламываемыми сегментами лезвия. Страшное оружие в умелых руках, а в неумелых - вообще кошмарное...
Открывали мы не так давно новый магазин. И вот в какой-то момент злостно нарушаю технику безопасности - стою на высоте двух метров на качающемся штабеле ящиков, и вырезаю упомянутым ножом отверстие в узком кабель-канале, в котором уже проходит электрический кабель под напряжением, и все это в полумраке (освещение еще не готово). Это чтобы туда еще один кабель добавить. Разумеется, надавил сильнее, чем положено, и нож сорвался. И со всей дури по пальцу... Ощущения, знаете ли... Успел подумать за пару секунд - боли еще нет... наверное шок... а судя по силе и ощущениям отхватил, наверное, пол-пальца... наверное до кости... крови еще нет... что же делать...
В конце концов заставил себя посмотреть на место происшествия. Ничего нет! Даже пореза. А как же ощущения? Смотрю на нож. Оказалось, нож сорвался от того, что отломилось лезвие, причем не поперек, по линиям отлома, а практически вдоль, сантиметра два режущей кромки застряло в кабель-канале, а по пальцу прилетело тем, что осталось, то есть кромкой во всю толщину лезвия.
А вы говорите, чудес не бывает...
Вдогонку в истории про нож.
А коротнуло в похожих условиях в другое время и с другом городе. Прямо перед глазами. При этом испарился кусок отвертки в несколько кубических миллиметров. Точно так же в паре метров от пола, только здесь уже была нормальная стремянка. Ну, через минуту проморгался и слез, а еще через полчаса, когда пятна в глазах снизили яркость, полез обратно доделывать. А что делать - работа.
Это все при том, что мелкие бытовые травмы, неопасные для жизни и здоровья, но неприятные, могут происходить довольно часто. Вот давеча, решил как следует наточить кухонный нож - удобный, но сталь, хоть и нержавейка, так себе, и нож часто тупится. Прикрутил на кухне тиски, зажал в них нож, и давай ему напильником придавать нужный угол лезвия. И что же - порезался об него два раза, обеими руками (чуть дальше напильником провел, чем следовало)... Кровищи особо не было, так, подтекала пару минут. Зато потом нож резал превосходно (несколько дней). И что самое обидное - он затупился обратно раньше, чем порезы полностью зажили. Ну и ладно, есть же ручная точилка, хоть и старая, после нее на пару дней хватает остроты... Зато можно было потом сказать - мол, получил два ножевых ранения - и пальцы веером - а вот они!
Дамаск. Война перешла из фазы "забрасывания камнями" в фазу полноценных военных действий плюс взрывов заминированных автомобилей в центре города. На момент моего рассказа таких взрывов было уже два и народ надеялся, что больше не будет.
Владелец маленького туристического агентства договорился с клиентом о продаже очень дешевого авиабилета неважно куда. Забрать билет и расплатиться клиент попросил до открытия офиса, в районе 8 часов утра.
Владелец агентства вышел из дома за полчаса до встречи и увидел, что его автомобиль заблокирован сломанным автобусом. После очень долгой беготни и поисков удалось поймать такси, перенести встречу на полчаса и пообещать водителю двойной тариф за скорую доставку. На полдороги такси попало в немыслимую пробку - произошло столкновение двух автобусов и водители выясняли отношения до приезда полиции.
Дальше пришлось бежать по переулкам. В одном из них прорвало канализацию и, чтобы не ступать по "этому", пришлось менять маршрут. Когда до площади, на которой расположен маленький турофис, остался один переулок - произошел страшный взрыв... Взрывчатки было много - полный микроавтобус. В тот день официально объявили погибшими 225 человек, но неофициально их было более 400, учитывая военных. От здания, где был офис нашего знакомого, остались обгорелые и потрескавшиеся стены.
Поэтому, друзья, если ваш ангел хранитель неоднократно пытается вас задержать, прислушайтесь к нему...
"Навеяла" история № 11 за 17.05.2014, рассказанная azamat-tseboev.livejournal.com

Это было, пожалуй, летом победного 1945 года.
Мама взяла меня с собой к зубной врачихе – та держала своё кресло прямо в своей комнате коммунальной квартиры. Я ещё в школу не ходил.
У этой врачихи была дочка лет 17, выпускница школы, и врачиха почему-то меня спросила кокетливо: как по-твоему, сколько лет моей дочке?
Я и ляпнул:
- Она ещё молодая, ей лет тридцать!

О Господи, как окрысилась на меня эта женщина!
- А ты себе на уме, злой мальчик!

Мать на меня зло шикнула, но до меня не доходило, чем я провинился?
Дома я сам слышал, как мать говорила о ком-то:
- Она молодая, ей только тридцать лет! (маме тогда под сорок уже было :-).
Живем за океаном...
Я - мужу:
- Дорогой, ты пойдешь со мной на концерт Стаса Михайлова?
Муж - мне:
- Непременно, дорогая... если ты пойдешь со мной на бейсбол.
... вот так... мирно, без скандалов живем:)
Лучшая история за 18.04:
У настоящих друзей не принято спрашивать «нахуя?» Потому, когда издалека позвонил друг Коля и предложил встретить кое-кого в аэропорту, я лишь спросил, как узнаю этого типа и куда его доставить, не дав на съеденье алчным погонщикам желтых стоковых мулов.

– Узнаешь... И будь с ней поласковей. – интригующе сказали мне.

– О! Дама. Хорошенькая? – игриво говорю я.

– Две недели назад, когда видел её последний раз, она была чертовски хороша собой. – говорит Коля. – Нефертити, жопа, тити, но понизь обороты до холостых, Сёма. У Верочки всего-то лишь стыковочный рейс в твоем захолустье, поэтому покажи ей достопримечательности Шереметьево и посади на нужный рейс, а там я ее встречу.

Энтузиазм резко пропал. Кобылка была наскоком, и оседлана другим, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru