Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
05 января 2017

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Дидье Дезор, исследователь лаборатории биологического поведения университета Нанси (Франция), провел исследование поведения крыс, которое показало результаты, интересные для психологов.

С целью изучения плавательных способностей крыс он поместил в одну клетку шесть зверьков. Единственный выход из клетки вел в бассейн, который необходимо было переплыть, чтобы добраться до кормушки с пищей.
В ходе эксперимента выяснилось, что крысы не плыли вместе на поиски пищи. Все происходило так, как будто они распределили между собой социальные роли: были два эксплуататора, которые вообще никогда не плавали, два эксплуатируемых пловца, один независимый пловец и один не плавающий козел отпущения.

Процесс потребления пищи происходил следующим образом. Две эксплуатируемые крысы ныряли в воду за пищей. По возвращении в клетку два эксплуататора их били до тех пор, пока те не отдавали свою еду. Лишь когда эксплуататоры насыщались, эксплуатируемые имели право доесть остатки пищи.

Крысы-эксплуататоры сами никогда не плавали. Чтобы наесться досыта, они ограничивались тем, что постоянно давали взбучку пловцам. Автоном (независимый) был довольно сильным пловцом, чтобы самому достать пищу и, не отдав ее эксплуататорам, самому же и съесть. Наконец, козел отпущения, которого били все, боялся плавать и не мог устрашать эксплуататоров, поэтому доедал крошки, оставшиеся после остальных крыс.

То же разделение — два эксплуататора, два эксплуатируемых, один автоном, один козел отпущения — вновь проявилось в двадцати клетках, где эксперимент был повторен.

Чтобы лучше понять механизм крысиной иерархии, Дидье Дезор поместил шесть эксплуататоров вместе. Крысы дрались всю ночь. Наутро были распределены те же социальные роли: автоном, два эксплуататора, два эксплуатируемых, козел отпущения.

Такой же результат исследователь получил, поочередно поместив в одной клетке шесть эксплуатируемых крыс, затем шесть автономов и шесть козлов отпущения.

В результате выяснилось: каков бы ни был предыдущий социальный статус индивидуумов, они всегда, в конце концов, распределяют между собой новые социальные роли.

Исследователи университета Нанси продолжили эксперимент, исследуя мозг подопытных крыс. Они пришли к неожиданному на первый взгляд выводу, что наибольший стресс испытывали не козлы отпущения или эксплуатируемые крысы, а как раз наоборот — крысы — эксплуататоры.

Несомненно, эксплуататоры очень боялись потерять свой статус привилегированных особей в крысином стаде и очень не хотели, чтобы однажды их самих вынудили работать.
4
Иду, не торопясь мимо автобусной остановки. От родителей домой иду. Чаю выпить заходил. Теперь домой направляюсь. А остановка в дыму. Тетеньки на лавочке сидят, нюхают, морщатся, но не уходят. Вдруг типа потухнет, а место сидячее займут. Урна дымится. Сильно так. А поближе подошел - вообще пламя показалось.

Ага, думаю. Зря я что ли в детстве мечтал пожарным стать? Ларек рядом с остановкой. Сейчас бутылку минералки куплю и в урну вылью. Передо мной мужик воду покупает. Мне, - говорит, - минералки дайте, пожалуйста, две бутылки. Вам с газом? - это продавщица интересуется. Мне все равно, - отвечает. Тут я сзади: вы с пожарными целями воду покупаете? Разрешите я за одну заплачу. Ага. Расплачиваемся с мужиком за воду. И тут из-за спины еще один мужской голос: а можно мне еще одну бутылку такой же? Это он продавцу. И нам: мужики, без меня не начинайте, а?

Стоят трое здоровых мужиков. За пятьдесят. И тушат возгорание в урне каждый из своей бутылки минеральной воды. А тетки как сидели на скамейке, так и сидят. Что им сделается-то.
Недели 3 назад шёл по магазину. Взял вещи на примерку. Только захожу в примерочную, а там девушка стоит в одном нижнем белье, я резко вышел и извинился, а она говорит: "Ладно, заходи, и так уже всё видел". Вот так я встретил свою девушку...
2
Лучик света

Всем известна притча, гласящая о том, что как ты относишься к миру, так и мир относится к тебе. Такая приятная успокоительная ерунда о позитивном мышлении. Но реальность немного другая. Ей нет дела до того, как ты к ней относишься. Ей вообще нет до нас дела. Милые и приятные люди умирают во цвете лет от рака или их убивают в подворотне, а злобные и тупые ублюдки живут до старости, портя жизнь окружающим, и умирают своей смертью. Это не очень-то справедливо, но изменить данность мы не можем, но можем другое.

Мы можем сделать маленький мирок, окружающий лично нас, лучше для тех, кто с нами рядом. Просто делать всё как надо и до конца. Плохо оно само получается, тут стараться не нужно.
Не надо делать как можно лучше, лишь как надо. Но всё, что зависит от тебя, ты сделать обязан по максимуму. Сделать свою работу как надо, защитить тех, кого можешь защитить, позаботиться о тех, о ком можешь, но не так, чтобы тебе самому и твоей семье было нечего есть. Не надо пинать ближних и жалеть слонов с далёкой Суматры, как поётся в песне.

Невозможно бороться со злом и несправедливостью во всём мире, а вот рядом с собой можно и нужно. Тогда её станет гораздо меньше и в мире тоже. Мы всё-таки уверены, что хороших людей больше вокруг нас, только вот они ленивые какие-то что ли...Просто гадости не делают осознанно, поэтому и считаются хорошими.

Не могли мамы и папы в детстве говорить нам: как же мы хотим сыночка\доченька, чтобы ты стал бездушным чиновником или продажным ментом, бессердечной стервой или злобным садистом, равнодушным врачом или не любящим детей учителем. Они абсолютно точно хотели от нас другого. Не думаю, чтобы они верили в то, что мы станем гениями поголовно, но мечтали, чтобы мы делали то, что хотим делать хорошо и были при этом счастливы. И не портили другим жизнь потому, что можем её испортить.
Наверное, наши родители вполне могли себе представлять, как мы делаем лучше не только свою жизнь, но и помогаем кому-то. Просто потому, что можем помочь.
Бороться стоит с равными себе, тогда и результат будет лучше и стабильнее. Маленький большого может победить только в сказке или по случайности. Маленький лучик света победит маленькое тёмное пятно, много звёзд делают чёрное небо уже не таким чёрным, а потом может и солнце появиться.

Не надо быть героем, не надо умирать или страдать во имя чего-то, разве что это единственный выход из ситуации. Надо быть героем своего двора, не больше и не меньше. Тогда твой двор и твоя песочница для твоих детей станут тоже тем, что стоит защищать и беречь. И в соседнем дворе будут такие же, как ты. Как-то так и должно наладиться вокруг, если смотреть не в далёкие дали, а себе под ноги.
Год примерно 1996-97. Одна компания, которой принадлежит сеть продуктовых магазинчиков, приобрела два подержанных фургона “мерседес” для развозки товара. Машины как машины, на фоне тогдашних “газелей” ведут себя неплохо, почти не ломаются, а что б/у и реклама на бортах на немецком – это мелочи. Главное, ездит.
Идем по улице с приятелем, который недавно в очередной раз вернулся из командировки в Германию. Зима. Мимо медленно проезжает один из фургонов.
Неожиданно приятель открывает рот и пытается что-то сказать, тыча пальцем в машину. Затем он садится прямо в сугроб и начинает дико ржать.
Минуты через две удалось выяснить причину смеха.
Представьте себе картину для умеющего читать по-немецки. Проезжает мимо фургон, на борту которого нарисованы какие-то там сосиски, сардельки и красуется надпись “Мясные деликатесы”. А чуть ниже, полустертыми буквами — “Муниципальный морг, Ганновер”...
6
Напомнило мне недавним рассказом, "О том кому на Руси жить хорошо" и фразой что дома в США строятся из картона. Так вот не правда это, строятся они вполне прилично, в соотвествии с условиями местности где человек проживает. Где-то есть кирпичные, где-то есть и бревенчатые, где то и в трейлерах живут.
Так что эта зарисовка немного о домах, американской мечте, ну и об истории.
На Северо-Востоке США 200-300 летние дома не редкость. В них есть какая-то аура и чувство что ты соприкасаешься с Историей. А если дому больше 100 лет, то мне кажется что он хранит какую-то энергетику и невольно задаёшься мыслью, а что же тут происходило в прошлом. Какие драмы, какие события? Какие люди тут жили, какие страсти переживали? И всегда мне хотелось жить именно в старинном доме, не смотря на относительное отсутствие современного комфорта. Ну и может ещё присутвие определённых легенд играет свою роль.
Родилось моё пристрастие к старинным домам в 90ые, когда я был студентом. Была в нашей компании одна девушка, Майя, с который мы хорошо дружили. Она жила на большой (примерно 60 акров) ферме в городке Ламбертвилль (штат Нью Джерси). Ламбертвилль, совсем недалеко от Трентона (столицы Нью Джерси), считается неформальной столицей торговцев антиквариатом в США. Дом у её семьи был самый что ни есть старинный. Построен он был ещё в 18м веке. Толстые стены сложенные из больших камней, низкие потолки, двери закрывающиюся на мощные щеколоды, тяжёлые ставни на окнах, несколько бойниц, большие камины, огромные балки, место для хранения льда, огромный подвал. В этом доме останавливался сам Вашингтон во время войны за Независимость, когда кипели вокруг нешуточные баталии. Короче дом был сделан с расчётом что там можно выдержать осаду, будь то от индейцев, англичан, или просто лихих людей которых в старину было не мало.
Эта ферма когда-то была плантацией. И помимо дома там были поля, река, пруд, всякие добавочные хозяйственные постройки и ... кладбище где когда-то хоронили рабов (хозяев как я понял хоронили в 18м-19м веках около местной церкви).
Хоть это к истории о домах относится не совсем, пару слов о тепершних хозяевах дома.
Хозяин (Сал), приёмный отец Майи, был младшим ребёнком в самой что ни на есть бедной иммигрантской итальянской семье. Родители приехали в Нью Йорк в конце 1910-х из Калабрии, ну а он родился в начале 1930х. Жили очень бедно, 6 детей и родители в двух маленьких комнатках. Отец работал грузчиком, а мать шила на дому. И Сал мечтал естественно хоть как-то выбраться из нищеты. В начале 50х он пошёл в армию, отвоевал своё в Корее, и использовав Джи Ай билль пошёл в университет. Очень уж не хотел обратно в 2 комнатки возращаться.
Учился он и работал одновременно как зверь. И в конце концов выучился на химика. Пошёл работать в одну компанию, в другую, наконец-то оказался в компании Colgate (та самая которая выпускает зубную пасту). Много работал, сначала химиком, потом зав лабораторией, потом очень успешным управленцем, и поднялся до больших чинов. Но очень долго не женился. Ему было около 45 когда он встретил Доротею (приёмную мать Майи) в самолёте в Швейцарии (она была лет на 15 младше его).
У Доротеи была история поинтересней. Её отец был из религиозной католической семьи в Германии, а стал эсэсовцем. Да да, самым настоящим. Гитлерюгенд, зиг-хайль, войска СС, 1940й, Франция. И тут, во время первой же акции где он должен был проявить себя как примерный член СС, в нём неожиданно проснулся религиозный католик и он отказался выполнять приказ. Наотрез. Из него хотели сделать пример, судить, и расстрелять. Посадили в тюрьму откуда каким-то чудом он как-то умудрился бежать. В Швейцарию. Доротея рассказывала детали, но я, дурак, к сожалению в то время, больше налегал тогда на пиво и выпечку, чем слушал её (о чем сейчас дико жалею).
В Швейцарии он поселился в франкоязычной части и стал ювелиром. В Германию не захотел вернуться даже после войны. Единственную дочь он научил ювелирному делу, отлично стрелять, и ненавидеть всё немецкое. Он даже на немецком отказывался говорить, даже не ездил в немецко-говорящие кантоны, и завещал ей не верить Германии никогда, кто бы там не был у власти, и быть всегда готовой с оружием защищать Швейцарию.
Кстати, снайпер она действительно была классный. У них на ферме был пруд и там были гуси. Часто большие черепахи с огромными клювами хватали гусей и утаскивали их под воду. Так я сам не раз видел как услышав гусиные крики, она хватала винтовку Henry (всегда висела у входа) и навскидку, почти не целясь, с более полусотни шагов отстреливала голову черепахам, не потревожив даже пёрышка на гусе.
Они поженились и она переехала в США, но вот только детей у них не было. И они решили усыновить одного. В те годы шла гражданская война в Колумбии, но они не испугались, поехали туда, и усыновили мальчика Хозе (мы его звали Джо). А потом через два года поехали снова и удочерили Майю. В отличии от брата она выглядела совсем не как колумбийка. Блондинка и совсем не смуглая. Оказывается вот такие колумбийцы тоже бывают.
В начале 80х Сал продал свои акции, купил эту ферму, и ушёл из Colgate. До них фермой владела семья предки которой и основали ферму. Сал, хоть никогда раньше не работал с животными и землёй, начал разводить овец, растить кукурузу, тыквы, завёл лошадей, и несколько коров и вообще заделался заправским фермером. А Доротея делала ювелирные изделия под заказ в разные магазины. В подвале их дома на ферме она сделала мастерскую. Часто днём мы спускались в подвал и она показывала свои изделия. И хотя в 90х и начале 2000х им поступали неоднократные предложения продать ферму за очень большие деньги что бы там построить элитный мини посёлок, они неизменно отказывались.
Но как то мы заметили что как только наступала темнота никто из семьи никогда (по крайней мере при нас) не спускался в подвал. Даже если что то нужно было, ждали утра. Естественно начали задавать вопросы. На что Майя поведала то чем поделились продавцы фермы.
Как я и говорил, когда-то в 18м веке, на месте фермы была плантация и на ней были рабы (рабство в Нью Джерси было отменено только в начале 19ого века). Одна из рабынь была кухаркой, и подвале дома (из него можно было выйти на улицу), она готовила еду на всю плантацию (в подвале и вправду был огромный очаг - такого гиганского размера, что в нём вполне можно было запарковать небольшой автомобиль). Та рабыня, когда была готова еда, била в большой колокол что висел на улице около входа в подвал и созывала всех на завтрак, обед, или ужин.
Она и один из рабов на плантации хотели пожениться, но почему-то хозяева были против, и они продали её суженного на Юг, на хлопковые плантации. Ну, а она с горя одной ночью повесилась прямо на перекладине около колокола. Её похоронили на плантации, но не на кладбище, а отдельно. С тех пор, иногда ночами, сказала Майя они слышат шаги и плач в подвале. Пару раз они спускались, но на следующее утро находили ювелирные заготовки Доротеи разбросанными по всему подвалу. Так они перестали спускаться. И иногда, говорит, колокол начинает звонить сам по себе, даже если нет ветра. Может быть несчастная рабыня до сих пор зовёт своего жениха...
Вечерами мы часто засиживались у Майи. Врать не буду, шагов и плача я никогда не слышал. А вот звон колокола пару раз слышать довелось в совершенно безветренные вечера.
Ну и с тех пор, я и увлёкся старинными домами и легендами связанными с ними. Ну и для себя, когда время настанет я хотел именно подобный дом. Ну а что из этого желания получилось, и как мы искали старинный дом - так про то будет другая история.
Женщины могут выглядеть совершенно по разному, иметь или не иметь любой вид образования, жить в дальних или ближних странах, но сущность у них одинаковая. Мысль не моя, но я с ней полностью согласен.Будучи мужиком раннего среднего возраста, постоянно сталкиваюсь с женским вопросом:
- Женат?
Несмотря на то, что не был и даже не пытался, некоторые гражданки недоверчиво усмехались. Но меня это не напрягало, желающих доказать свою профпригодность было намного больше. На праздничном фуршете, вместе с другом выделили двух симпатичных молодух, близкого нам возраста. Они красиво выпивали и похоже были уже близки к нужной кондиции. Разговор шел легко, все вроде по плану, особенно у друга. Намеченная мной красивая блондинка в очках, которую я уже обнимал за талию, и ей это нравилось, нагнулась ко мне и прошептала на ухо:
- А я тебе не дам.
Пока думал над этим, она сама же уточнила:
- Ты так вроде ничего. А если я тебе сегодня дам, то ты на мне не женишься.
7
Оставили с вечера оливье на застекленном балконе. За ночь на улице похолодало сильно, и на балконе температура упала далеко за минус.
Сегодня диалоги:
- Есть чё пожрать?
- Пососи оливье!
3

Вчера<< 5 января >>Завтра
Лучшая история за 31.10:
Ну, тупые...

18-летний студент Российского университета транспорта Михаил Акимов возвращался домой в районе станции ЦСКА. На часах было около двух часов ночи, внезапно его окликнули незнакомцы.
Они быстро сократили дистанцию и без предупреждения ударили студента в живот. После избиения и грабежа (забрали телефон и сумку с документами) попытались уйти.

Но Миша быстро пришел в себя, у него уже была готова идея. Парень догнал преступников и попросил их отдать мобильный (мол, он очень нужен для учебы) в обмен на перевод через приложение Сбера.
Один из жуликов продиктовал номер мобильного и получил 26 тысяч. После этого грабители удалились, а Акимов набрал полицию.

Обладателя номера поймали уже через 6 часов — им оказался 20-летний Арсланбек читать дальше
Рейтинг@Mail.ru